ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Ночные рассказы... Ксан Ксаныч

 

Ночные рассказы... Ксан Ксаныч

9 августа 2014 - Wladimir

   Ксан Ксаныч

 

Сашка Иванов в то время был молодым парнем, только что закончившим институт в Сибири (факультет релейной автоматики) и направленным в наш институт по распределению. А сам он – родом из Сахалина. И даже, не из Сахалина, а с какого-то острова в тех местах. Рассказывал о гигантизме растений на его родине.

Родные присылали ему красную икру, и ел он ее ложкой без хлеба. ( Я же кетовую икру на дух не переваривал).

Зачислили его в диагностическую лабораторию к Овчаренко, на должность инженера по релейной автоматике. А поселили в общежитии, под которое была отведена четырехкомнатная секция в многоквартирном четырехэтажном доме.

 Он, Катин и я  сдружились. Называли нас «Три мушкетера» и по молодости мы часто чудили. И лозунг у нас был – «Ни дня без приключений!».

И на разбор к начальству нас вызывали оптом. Но, как-то все с рук сходило.

 

Я тогда заправлял художественной самодеятельностью. Катин выступал чтецом и конферансом, а Сашка играл на семиструнной гитаре. Еще в нашем ансамбле был аккордеонист (по совместительности - клавишник) и саксофонист (трубач). А ударником выступали все, кому не лень и у кого хоть немного чувство ритма было…

Однажды, так случилось, что мы одновременно ушли в отпуск. Через пару дней я предложил ему поехать на рыбалку, на неделю, и он с радостью согласился. Палатка, снасти у меня были.

Закупили мы продукты, кукурузу на прикорм и насадку для сазанов, завтраков туриста, чай, соль и прочее.

Отвезти нас должен был мой зять на «Волге». Вечером он с моим отцом подъехал к нашему дому, погрузили вещи в машину.

У магазина я попросил остановиться, пошел и купил десять бутылок «Вермута» по 94 копейки. Когда принес в машину, Сашка меня спрашивает, зачем я это купил. Он тоже столько же купил… и тоже – Вермут.

Отвезли нас на Сыр Дарью за сто двадцать километров от Ташкента. Места там были совершенно дикие. И была там огромная ферма, огороженная жердями. И по этой громадной территории расхаживали коровы, которые сами на дойку приходили, а потом уходили.

Высадили нас на песчаном берегу, с километр длиной. Отец передал две бутылки водки (на неделю), а зять – бутылку коньяку. Они уехали, договорившись, что приедут за нами в воскресение.

Итак, семь дней Робинзонства. Полное безлюдье.

Не расставляя палатки, мы сразу взялись за рыбалку. Сашка на простую удочку быстро наловил чехонь и плотвичек, и я поставил закидушки на живца. Не успел поставить третью, как зазвенел колокольчик первой. Сашка побежал и выволок огромного судака и на второй поводок – змееголова. И без всякого подсака. Просто забросил леску на плечо и побежал от берега.

Змееголова посадили на кукан, а судака решили пустить на «Хе». И через час закуска была готова.

А дальше плохо помнится. Проснулся утром от жуткого холода. Лежу на песке и соображаю, как я здесь, на берегу реки оказался. Вспомнил про Иванова. Но его нигде не было.

Я здорово струхнул. Весной сосед на рыбалке утонул, да еще в таком месте, где воды то по колено было.

Смотрю, палатка зашевелилась. Это он от холода в нее завернулся и так спал.

 Одним словом, уговорили мы с ним за три дня и водку, и коньяк и половину «Вермута». Какая там рыбалка?...

На четвертый день слышим с другого берега музыку по транзисторному приемнику. Кричим мужикам на другом берегу, какое сегодня число. Они нам сказали

- А день?

- Вы че там, совсем офонарели?

-Да нет у нас ни часов, ни приемника. Зато – было!....

-Давно вы здесь?

-С воскресения…

-Ну и как, клюет?

-Да не знаем пока…

-Ну, ну!...Понятно.

Вдруг Санек мне говорит

-Смотри, лодку готовят. Сюда намыливаются..

-Щас шугану!

 И кричу им

-Эй, мужики, выпить есть?

-Да, нет… чуть для себя только.

-Да мы купим.

-Нет у нас на продажу.

И лодку на берег выволакивают. А часа через два совсем слиняли. При нас свою водку пить не захотели.

Потом я и говорю Сашке

-Все, Саня, завязываем, а то ведь ничего не поймаем. Стыдно возвращаться будет…

Он согласился. Закрепили мы наше решение бутылкой «Вермута» и взялись за рыбалку.

Весь день ловили змееголовов и судаков на закидушки. Сажал я рыбу на кукан, и было ее там приличное количество. А к вечеру Санек поймал судака и решил на кукан посадить. Тащит за веревку, а она идет так свободно…. И ничего на ней нет.

-Эй, а где наша рыба?

-Как где, на кукан сажал!

-А как ты ее сажал?

-Как обычно. Через рот и жабры?

-Да кто так змейбашку сажает? Видишь, какая пила вместо зубов? Надо вводить в жабру и выводить через вторую. И бантиком на макушке завязывать.

Опять не повезло…

К ночи наловили марлей мальков, посадили на закидушки. Сашка наловил мелочи на удочку для тройной ухи. Пока я донки ставил, он рыбу почистил, сварил.  Рыбу выше по течению выбросил и полез за крупными судаками, с кукана снимать. Но, ни одного судака на кукане не оказалось. Всех сидящие на кукане змееголовы пожрали. Хорошо, что на одну закидушку крупный судак схватил…

 Поужинав, стали устраиваться на ночь. Но, перед этим я на две удочки поставил по мальку и воткнул торчком в корягу.

Ночью вылез из палатки по малым делам, гляжу, а удочки то ходуном на фоне луны ходят. Побежал, выволок двух приличных судаков.

А мальков то больше и нет. Стал я по берегу ползать и при свете луны тех, что мы выгребали марлей, искать. Не видно ни шиша. Пришлось искать по запаху.

Улов зависел от того, как скоро я этих вонючих мальков найду. Судак хватал чуть ли не на лету!

Утром проснулся Ксаныч, вышел и дар речи потерял. Видит, с одной удочки судака снимаю, а другая ходуном ходит. Прибежал, выволок судака. А потом и говорит мне

-Я, это, порыбачу, а ты пойди, завтрак приготовь.

 Я не стал возражать и пошел готовить завтрак.

Со вчерашнего вечера оставалось полкотелка завтрака туриста (с перловкой). А чуть выше по течению от того места, где Иванов ловил судаков, была еще одна коряга, из-за которой течение шло по кругу. Глубина там была по пояс. Зашел я в воду и аккуратно утопил котелок и вывалил содержимое на самое дно. Намял хлеба, посадил мякиш на крючок и забросил удочку по мощнее. А сам занялся завтраком.

Вдруг слышу – шлепок. Оборачиваюсь, а удочка по воде шлепает. Побежал и вытащил сазана, чуть более килограмма.

Какой там завтрак! Стал ловить сазанов. Поймал штук пять, а Санька пришел и говорит, что судаков ловить надоело, да и вонючих мальков больше нет. Так что, теперь сазанов ловить будет. А я должен продолжать готовить завтрак.

Вот и ловил этих сазанов, пока я завтрак готовил, и кукурузу на крупных сазанов варил. Целое ведро…

Отец мой предупреждал, что есть в тех местах однорогая корова. (Видать, рыбаки рог отшибли). Страшно мерзопакостная. Грабит приезжих рыбаков. Сжирает припасы, прикорм, потрошит все, что можно ( и нельзя).

Вот на нее мы и нарвались. Сварил я кукурузу, и пошел рыбачить. А через некоторое время смотрю, бежит Сашка и кидается камнями. А у нашего ведра корова кукурузу жрет.  И ведь, мерзавка, горячую не стала есть, подождала, пока остынет. Сашка бежит, орет, камнями кидается, а она – ноль внимания. И только когда дистанция сократилась на длину броска камня, не спеша потрусила от ведра. Но как только он стал уходить, стала возвращаться, сохраняя дистанцию.

 Одним словом, сожрала у нас почти всю кукурузу, и сорвала рыбалку на крупного сазана. (Полведра кукурузы на прикорм нужно было высыпать).

Потом она еще долго момент караулила. Видно, хлеб учуяла. Только ничего ей больше не обломилось…

Весь день рыбачили. Ловили сазанов, судаков и змееголовов на закидушки и мелочь для ухи. Вечером Санек почистил рыбу мелкую  на первый заброс. Пошел за крупной рыбой, а от того места, где он чистил, огромный змееголов в глубину сиганул.

Наделали мы штук двадцать кармаков (Леска метра два с крупным крючком на конце), нацепляли рыбешек, вбили колья в берег и привязали эти кармаки. А утром сняли штук двенадцать крупных змееголовов.

В пятницу клев тоже хороший был. Мы радовались, что у нас еще суббота есть и воскресение. А тут, вдруг отец приехал на летучке и сказал, что у зятя машина поломалась, а летучку на работе только на сегодня дали. И что нам собираться надо.

Стали мы укладывать вещи. Солнце уже спускалось к горизонту. Стал я вытаскивать легкую удочку, а она за корягу зацепилась. Дернул чуть посильнее, крючок отцепился, и поплавок по течению поплыл. Вытащил, а там чехонь болтается, а ведь точно видел, что крючок пустой.

Вспомнил, что кто-то говорил из рыбаков, что на белый пустой крючок чехонь цепляется, если солнце под определенным углом светит. И решил я над шофером подшутить. Подозвал его к себе и вытащил еще одну чехонь на голый крючок.

Шофер страшно удивился. Принес ведро, взял у меня удочку, и за час, что мы собирались, поймал чехони больше полведра. И все на голый крючок. А потом солнце село и клев прекратился…

Приехали домой, поделили рыбу. Отец взял только сазанов. Водитель, немного судаков, Санька сазанов и судаков. А мне весь улов змееголовов достался. Целый мешок. Никто брать не захотел. Правда, и сазаны, и судаки тоже достались. Но в меньшем количестве…

А Сашкина судьба мною описана в рассказах « Сашкина обида»…

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0231515

от 9 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0231515 выдан для произведения:

   Ксан Ксаныч

 

Сашка Иванов в то время был молодым парнем, только что закончившим институт в Сибири (факультет релейной автоматики) и направленным в наш институт по распределению. А сам он – родом из Сахалина. И даже, не из Сахалина, а с какого-то острова в тех местах. Рассказывал о гигантизме растений на его родине.

Родные присылали ему красную икру, и ел он ее ложкой без хлеба. ( Я же кетовую икру на дух не переваривал).

Зачислили его в диагностическую лабораторию к Овчаренко, на должность инженера по релейной автоматике. А поселили в общежитии, под которое была отведена четырехкомнатная секция в многоквартирном четырехэтажном доме.

 Он, Катин и я  сдружились. Называли нас «Три мушкетера» и по молодости мы часто чудили. И лозунг у нас был – «Ни дня без приключений!».

И на разбор к начальству нас вызывали оптом. Но, как-то все с рук сходило.

 

Я тогда заправлял художественной самодеятельностью. Катин выступал чтецом и конферансом, а Сашка играл на семиструнной гитаре. Еще в нашем ансамбле был аккордеонист (по совместительности - клавишник) и саксофонист (трубач). А ударником выступали все, кому не лень и у кого хоть немного чувство ритма было…

Однажды, так случилось, что мы одновременно ушли в отпуск. Через пару дней я предложил ему поехать на рыбалку, на неделю, и он с радостью согласился. Палатка, снасти у меня были.

Закупили мы продукты, кукурузу на прикорм и насадку для сазанов, завтраков туриста, чай, соль и прочее.

Отвезти нас должен был мой зять на «Волге». Вечером он с моим отцом подъехал к нашему дому, погрузили вещи в машину.

У магазина я попросил остановиться, пошел и купил десять бутылок «Вермута» по 94 копейки. Когда принес в машину, Сашка меня спрашивает, зачем я это купил. Он тоже столько же купил… и тоже – Вермут.

Отвезли нас на Сыр Дарью за сто двадцать километров от Ташкента. Места там были совершенно дикие. И была там огромная ферма, огороженная жердями. И по этой громадной территории расхаживали коровы, которые сами на дойку приходили, а потом уходили.

Высадили нас на песчаном берегу, с километр длиной. Отец передал две бутылки водки (на неделю), а зять – бутылку коньяку. Они уехали, договорившись, что приедут за нами в воскресение.

Итак, семь дней Робинзонства. Полное безлюдье.

Не расставляя палатки, мы сразу взялись за рыбалку. Сашка на простую удочку быстро наловил чехонь и плотвичек, и я поставил закидушки на живца. Не успел поставить третью, как зазвенел колокольчик первой. Сашка побежал и выволок огромного судака и на второй поводок – змееголова. И без всякого подсака. Просто забросил леску на плечо и побежал от берега.

Змееголова посадили на кукан, а судака решили пустить на «Хе». И через час закуска была готова.

А дальше плохо помнится. Проснулся утром от жуткого холода. Лежу на песке и соображаю, как я здесь, на берегу реки оказался. Вспомнил про Иванова. Но его нигде не было.

Я здорово струхнул. Весной сосед на рыбалке утонул, да еще в таком месте, где воды то по колено было.

Смотрю, палатка зашевелилась. Это он от холода в нее завернулся и так спал.

 Одним словом, уговорили мы с ним за три дня и водку, и коньяк и половину «Вермута». Какая там рыбалка?...

На четвертый день слышим с другого берега музыку по транзисторному приемнику. Кричим мужикам на другом берегу, какое сегодня число. Они нам сказали

- А день?

- Вы че там, совсем офонарели?

-Да нет у нас ни часов, ни приемника. Зато – было!....

-Давно вы здесь?

-С воскресения…

-Ну и как, клюет?

-Да не знаем пока…

-Ну, ну!...Понятно.

Вдруг Санек мне говорит

-Смотри, лодку готовят. Сюда намыливаются..

-Щас шугану!

 И кричу им

-Эй, мужики, выпить есть?

-Да, нет… чуть для себя только.

-Да мы купим.

-Нет у нас на продажу.

И лодку на берег выволакивают. А часа через два совсем слиняли. При нас свою водку пить не захотели.

Потом я и говорю Сашке

-Все, Саня, завязываем, а то ведь ничего не поймаем. Стыдно возвращаться будет…

Он согласился. Закрепили мы наше решение бутылкой «Вермута» и взялись за рыбалку.

Весь день ловили змееголовов и судаков на закидушки. Сажал я рыбу на кукан, и было ее там приличное количество. А к вечеру Санек поймал судака и решил на кукан посадить. Тащит за веревку, а она идет так свободно…. И ничего на ней нет.

-Эй, а где наша рыба?

-Как где, на кукан сажал!

-А как ты ее сажал?

-Как обычно. Через рот и жабры?

-Да кто так змейбашку сажает? Видишь, какая пила вместо зубов? Надо вводить в жабру и выводить через вторую. И бантиком на макушке завязывать.

Опять не повезло…

К ночи наловили марлей мальков, посадили на закидушки. Сашка наловил мелочи на удочку для тройной ухи. Пока я донки ставил, он рыбу почистил, сварил.  Рыбу выше по течению выбросил и полез за крупными судаками, с кукана снимать. Но, ни одного судака на кукане не оказалось. Всех сидящие на кукане змееголовы пожрали. Хорошо, что на одну закидушку крупный судак схватил…

 Поужинав, стали устраиваться на ночь. Но, перед этим я на две удочки поставил по мальку и воткнул торчком в корягу.

Ночью вылез из палатки по малым делам, гляжу, а удочки то ходуном на фоне луны ходят. Побежал, выволок двух приличных судаков.

А мальков то больше и нет. Стал я по берегу ползать и при свете луны тех, что мы выгребали марлей, искать. Не видно ни шиша. Пришлось искать по запаху.

Улов зависел от того, как скоро я этих вонючих мальков найду. Судак хватал чуть ли не на лету!

Утром проснулся Ксаныч, вышел и дар речи потерял. Видит, с одной удочки судака снимаю, а другая ходуном ходит. Прибежал, выволок судака. А потом и говорит мне

-Я, это, порыбачу, а ты пойди, завтрак приготовь.

 Я не стал возражать и пошел готовить завтрак.

Со вчерашнего вечера оставалось полкотелка завтрака туриста (с перловкой). А чуть выше по течению от того места, где Иванов ловил судаков, была еще одна коряга, из-за которой течение шло по кругу. Глубина там была по пояс. Зашел я в воду и аккуратно утопил котелок и вывалил содержимое на самое дно. Намял хлеба, посадил мякиш на крючок и забросил удочку по мощнее. А сам занялся завтраком.

Вдруг слышу – шлепок. Оборачиваюсь, а удочка по воде шлепает. Побежал и вытащил сазана, чуть более килограмма.

Какой там завтрак! Стал ловить сазанов. Поймал штук пять, а Санька пришел и говорит, что судаков ловить надоело, да и вонючих мальков больше нет. Так что, теперь сазанов ловить будет. А я должен продолжать готовить завтрак.

Вот и ловил этих сазанов, пока я завтрак готовил, и кукурузу на крупных сазанов варил. Целое ведро…

Отец мой предупреждал, что есть в тех местах однорогая корова. (Видать, рыбаки рог отшибли). Страшно мерзопакостная. Грабит приезжих рыбаков. Сжирает припасы, прикорм, потрошит все, что можно ( и нельзя).

Вот на нее мы и нарвались. Сварил я кукурузу, и пошел рыбачить. А через некоторое время смотрю, бежит Сашка и кидается камнями. А у нашего ведра корова кукурузу жрет.  И ведь, мерзавка, горячую не стала есть, подождала, пока остынет. Сашка бежит, орет, камнями кидается, а она – ноль внимания. И только когда дистанция сократилась на длину броска камня, не спеша потрусила от ведра. Но как только он стал уходить, стала возвращаться, сохраняя дистанцию.

 Одним словом, сожрала у нас почти всю кукурузу, и сорвала рыбалку на крупного сазана. (Полведра кукурузы на прикорм нужно было высыпать).

Потом она еще долго момент караулила. Видно, хлеб учуяла. Только ничего ей больше не обломилось…

Весь день рыбачили. Ловили сазанов, судаков и змееголовов на закидушки и мелочь для ухи. Вечером Санек почистил рыбу мелкую  на первый заброс. Пошел за крупной рыбой, а от того места, где он чистил, огромный змееголов в глубину сиганул.

Наделали мы штук двадцать кармаков (Леска метра два с крупным крючком на конце), нацепляли рыбешек, вбили колья в берег и привязали эти кармаки. А утром сняли штук двенадцать крупных змееголовов.

В пятницу клев тоже хороший был. Мы радовались, что у нас еще суббота есть и воскресение. А тут, вдруг отец приехал на летучке и сказал, что у зятя машина поломалась, а летучку на работе только на сегодня дали. И что нам собираться надо.

Стали мы укладывать вещи. Солнце уже спускалось к горизонту. Стал я вытаскивать легкую удочку, а она за корягу зацепилась. Дернул чуть посильнее, крючок отцепился, и поплавок по течению поплыл. Вытащил, а там чехонь болтается, а ведь точно видел, что крючок пустой.

Вспомнил, что кто-то говорил из рыбаков, что на белый пустой крючок чехонь цепляется, если солнце под определенным углом светит. И решил я над шофером подшутить. Подозвал его к себе и вытащил еще одну чехонь на голый крючок.

Шофер страшно удивился. Принес ведро, взял у меня удочку, и за час, что мы собирались, поймал чехони больше полведра. И все на голый крючок. А потом солнце село и клев прекратился…

Приехали домой, поделили рыбу. Отец взял только сазанов. Водитель, немного судаков, Санька сазанов и судаков. А мне весь улов змееголовов достался. Целый мешок. Никто брать не захотел. Правда, и сазаны, и судаки тоже достались. Но в меньшем количестве…

А Сашкина судьба мною описана в рассказах « Сашкина обида»…

Рейтинг: 0 160 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!