ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Ночные рассказы... Челябинская эпопея

Ночные рассказы... Челябинская эпопея

5 августа 2014 - Wladimir

              Челябинская эпопея

 

       Где-то в первых числах декабря вызывает меня и Юру Пархоменко шеф и говорит, что надо лететь в Челябинск на машиностроительный завод за чертежами на экскаватор и скрепер. И с нами полетит снабженец Ислам Мурадович Мурадов.

Чем то похож...Но больше всего похож на Вахтага Кикабидзе в его знаменитой фуражке...Из уважения к нему это фото не поставил...)))

       Пархоменко знал этого чудака и особого восторга не проявил. Просто спросил, нельзя ли сделать так, чтобы он сам по себе полетел. На что Усачев сказал, что вопрос согласован в верхах и изменению не подлежит.

       В отделе Григорич мне и говорит. Если мы с собой повезем килограмм тридцать гранат, то сможем навариться. Возьмем коробку от пылесоса, забьем доверху, упакуем, отвезем в аэропорт в камеру хранения.

       На том и порешили. Купили на базаре гранаты, упаковали и отвезли в аэропорт.

       Сели в самолет, полетели. Не помню уж, какой самолет, только сидели мы втроем в одном ряду. Я у иллюминатора, рядом Пархоменко, с краю – Мурадов.

Принесли обед. Я есть не стал, и мою порцию курицы забрал Григорич. Мурадов сидел зеленый, но когда Григорич хотел и его порцию забрать, он не отдал и съел все сам.

 Через полчаса его совсем скрутило. Он не успел вызвать стюардессу, а в сумке кресла пакета не оказалось. Он хотел прикрыть рот рукой, но все хлынуло фонтаном на впереди сидящего мужика.

 Странно, мужик ругаться не стал, а просто прошел в туалет, смывать все это добро…

Прилетели в Челябинск. Получаем вещи, а наша упаковка раздербанена, и ровно половину гранат нет.

Куда жаловаться? Упаковали кое-как и поехали на базар.

Мурадов над нами смеялся. Он вез с собой помидоры в чемодане и не пострадал. Ожидал хорошего навара.

На базаре приткнуться было некуда. Одни грузины. Никто у нас ничего не покупал. Потом подошел один грузин и сказал, что возьмет у нас оптом за такую-то сумму.

       Мы забрали из коробки килограмма три гранат, а остальное отдали ему.

       Навар наш составил три рубля на нос…

       Мурадов сдавать оптом не захотел. Он встал в сторонке, открыл чемодан и стал торговать. А мы поехали в гостиницу.

       Места в гостинице имелись, и мы устроились втроем в четырехместный номер. Сходили в кафе, поужинали и стали ждать Мурадова.

Гостиница "Южный Урал".  От центрального входа, третий этаж, налево. Окна на центральную улицу...

      Пришел он поздно вечером, совсем темно было. Злой, как черт. Оказывается, подошли к нему три грузина, предложили продать. Он их послал. Они залезли в чемодан ногами и все потоптали…

-А милисия, сволич, так и не подошель! Сторона смотрель!...

       Пархоменко ему говорит, что бы радовался, что морду не набили…

       На следующий день пришли на завод, оформили временные пропуска и командировочные документы. Отправили нас в отдел архивации, чтобы мы там отобрали все, что нам необходимо.

       Пришли мы в отдел. Заходим. В отделе одни женщины. Я Григоричу говорю, пойду, там в холле подожду. Что нам всем здесь толпиться.

       Вышел, смотрю, курилка в углу. Закурил сигарету.

       Вдруг вылетает из отдела разъяренный Пархоменко, аж весь трясется. Спрашиваю, что случилось?

       Оказывается, наш друг говорит начальнице, что мол, мы с юга прилетели…голодные, пусть кто-нибудь к нам в гостиницу приходит!...

-Убью, гада! Пусть за себя говорит!...

       У меня в пакете было штук пять гранат. Я зашел в отдел, а Мурадов оттуда вышел. Я прошел к начальнице в кабинет, и сказал, что наш сотрудник немного не в себе. И вообще, это не наш сотрудник. Мы – технологи, а он – снабженец. Пусть они на него не сердятся, такая уж у них работа. Интеллигентности ждать не приходится…

       Она мне говорит:

-А я то думаю, почему ваш товарищ пулей отсюда выскочил…(Это Пархоменко, значит).

-Вот, вот – и я боюсь, что сейчас он ему морду лица чистит…

-Так вы идите скорее и остановите… а за нас не переживайте. Спасибо, что разъяснили.

       Я оставил гранаты и вышел из отдела.

       Григорич меня ждал, а Мурадова нигде не было.

       Я спросил, где он, на что Пархоменко ответил, что они поругались и тот ушел.

       Мы с ним не разговаривали дня три. Наконец он не выдержал и предложил забыть эту размолвку.

       Как не крути, а дело надо было делать. И мы согласились.

       Возвращаясь домой, мы с Григоричем купили по две пачки сигарет. Уж больно упаковка была красивая. Но сигареты оказались страшно крепкие. Мы выкурили по штуке, а на остальные стали играть в карты. Вскоре весь подоконник был завален штучными сигаретами. Сами мы купили свои обычные сигареты, а тут Пархоменко мне говорит:

-Смотри, а наш Мурадов то наши же сигареты курит…

        А потом спрашивает у того, зачем тот сигареты с подоконника берет?

-А что они там валяются?

-А мы на них в карты играем…

-А вы на спички играйте, хоть рассыпаться не будут!

      Ну что такому скажешь!?

       В первый день, как начали разбирать документацию, к обеду Григорич послал меня занимать очередь в столовую. Взял я первое, второе и третье. Приходят Пархоменко с Мурадовым. Сели обедать. Мурадов заявляет, что свинину не ест. А в столовой говядины нет. Пархоменко выгреб с его борща и второго блюда свиное мясо себе в тарелку… Мурадов не возражал.

        Дня через два, Григорич, как всегда захотел забрать мясо, но Мурадов ему не отдал, и сам (видно, с трудом) съел это мясо. А посему, Пархоменко остался полуголодный.

        На следующий день он сам пошел в столовую заказывать обед. Поварихой там была красивая полная хохлушка. Ну, все при ней!..Уж не знаю, что он ей там пел, но в блюдах было почти двойная порция мяса. А через пару дней он мне и говорит, чтобы мы сами в гостиницу шли, его не ждали.

        Я то ушел, а Мурадов остался за ними следить, смывшись от меня потихоньку. А Юра его просек, и вечером скандал устроил. Еле замяли…

       Однажды Григорич у меня спрашивает, где я мыло и зубную щетку храню. В тумбочке, отвечаю.

-А ты знаешь, что твоей щеткой Ислам пользуется?

-Да не может быть!

- Обрати внимание, своей у него нет. И мыла тоже нет.

       Я выкинул щетку и купил новую, которую с этого дня носил в кармане, чем его сильно озадачил.

       Но я Григоричу той же монетой ответил. Один раз приходит Мурадов с душа, и через полчаса заявляет:

-Вот сволишь, сказаль, мачальку принесеть, а все не несеть.

-Какую мочалку? 

-Там два мужик, Юрин мачальку спросиль. Я даль, сказаль сюда давать. А никак не несеть!...

       Я все это Пархоменко и выложил. Он эту мачальку тоже выкинул….

       К концу командировки наш Мурадов заладил ходить в ресторан по вечерам. Что уж он там заказывал, не знаю. Но однажды он привел женщину довольно приятной наружности, лет сорока. Выпихнув меня из номера, он там с ней и заперся. Сижу я в фойе на диване, вижу, открывается дверь, выбегает эта женщина и бежит к лестнице.

        Я зашел в номер, вижу сидит на кровати раздетый Мурадов, совсем опешивший, и спрашивает у меня:_

-И что я такого сказаль? Толька спрасиль, ты чистий?...

       Я чуть на пол не упал с этого…

       Наконец наша командировка подошла к концу. Мы упаковали полученную документацию. Что то с собой взяли, что то багажом отправили, и самолетом вылетели в Ташкент.

       Больше я с Мурадовым в командировки не ездил…

                  Продолжение следует…

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0230729

от 5 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0230729 выдан для произведения:

              Челябинская эпопея

 

       Где-то в первых числах декабря вызывает меня и Юру Пархоменко шеф и говорит, что надо лететь в Челябинск на машиностроительный завод за чертежами на экскаватор и скрепер. И с нами полетит снабженец Ислам Мурадович Мурадов.

Чем то похож...Но больше всего похож на Вахтага Кикабидзе в его знаменитой фуражке...Из уважения к нему это фото не поставил...)))

       Пархоменко знал этого чудака и особого восторга не проявил. Просто спросил, нельзя ли сделать так, чтобы он сам по себе полетел. На что Усачев сказал, что вопрос согласован в верхах и изменению не подлежит.

       В отделе Григорич мне и говорит. Если мы с собой повезем килограмм тридцать гранат, то сможем навариться. Возьмем коробку от пылесоса, забьем доверху, упакуем, отвезем в аэропорт в камеру хранения.

       На том и порешили. Купили на базаре гранаты, упаковали и отвезли в аэропорт.

       Сели в самолет, полетели. Не помню уж, какой самолет, только сидели мы втроем в одном ряду. Я у иллюминатора, рядом Пархоменко, с краю – Мурадов.

Принесли обед. Я есть не стал, и мою порцию курицы забрал Григорич. Мурадов сидел зеленый, но когда Григорич хотел и его порцию забрать, он не отдал и съел все сам.

 Через полчаса его совсем скрутило. Он не успел вызвать стюардессу, а в сумке кресла пакета не оказалось. Он хотел прикрыть рот рукой, но все хлынуло фонтаном на впереди сидящего мужика.

 Странно, мужик ругаться не стал, а просто прошел в туалет, смывать все это добро…

Прилетели в Челябинск. Получаем вещи, а наша упаковка раздербанена, и ровно половину гранат нет.

Куда жаловаться? Упаковали кое-как и поехали на базар.

Мурадов над нами смеялся. Он вез с собой помидоры в чемодане и не пострадал. Ожидал хорошего навара.

На базаре приткнуться было некуда. Одни грузины. Никто у нас ничего не покупал. Потом подошел один грузин и сказал, что возьмет у нас оптом за такую-то сумму.

       Мы забрали из коробки килограмма три гранат, а остальное отдали ему.

       Навар наш составил три рубля на нос…

       Мурадов сдавать оптом не захотел. Он встал в сторонке, открыл чемодан и стал торговать. А мы поехали в гостиницу.

       Места в гостинице имелись, и мы устроились втроем в четырехместный номер. Сходили в кафе, поужинали и стали ждать Мурадова.

Гостиница "Южный Урал".  От центрального входа, третий этаж, налево. Окна на центральную улицу...

      Пришел он поздно вечером, совсем темно было. Злой, как черт. Оказывается, подошли к нему три грузина, предложили продать. Он их послал. Они залезли в чемодан ногами и все потоптали…

-А милисия, сволич, так и не подошель! Сторона смотрель!...

       Пархоменко ему говорит, что бы радовался, что морду не набили…

       На следующий день пришли на завод, оформили временные пропуска и командировочные документы. Отправили нас в отдел архивации, чтобы мы там отобрали все, что нам необходимо.

       Пришли мы в отдел. Заходим. В отделе одни женщины. Я Григоричу говорю, пойду, там в холле подожду. Что нам всем здесь толпиться.

       Вышел, смотрю, курилка в углу. Закурил сигарету.

       Вдруг вылетает из отдела разъяренный Пархоменко, аж весь трясется. Спрашиваю, что случилось?

       Оказывается, наш друг говорит начальнице, что мол, мы с юга прилетели…голодные, пусть кто-нибудь к нам в гостиницу приходит!...

-Убью, гада! Пусть за себя говорит!...

       У меня в пакете было штук пять гранат. Я зашел в отдел, а Мурадов оттуда вышел. Я прошел к начальнице в кабинет, и сказал, что наш сотрудник немного не в себе. И вообще, это не наш сотрудник. Мы – технологи, а он – снабженец. Пусть они на него не сердятся, такая уж у них работа. Интеллигентности ждать не приходится…

       Она мне говорит:

-А я то думаю, почему ваш товарищ пулей отсюда выскочил…(Это Пархоменко, значит).

-Вот, вот – и я боюсь, что сейчас он ему морду лица чистит…

-Так вы идите скорее и остановите… а за нас не переживайте. Спасибо, что разъяснили.

       Я оставил гранаты и вышел из отдела.

       Григорич меня ждал, а Мурадова нигде не было.

       Я спросил, где он, на что Пархоменко ответил, что они поругались и тот ушел.

       Мы с ним не разговаривали дня три. Наконец он не выдержал и предложил забыть эту размолвку.

       Как не крути, а дело надо было делать. И мы согласились.

       Возвращаясь домой, мы с Григоричем купили по две пачки сигарет. Уж больно упаковка была красивая. Но сигареты оказались страшно крепкие. Мы выкурили по штуке, а на остальные стали играть в карты. Вскоре весь подоконник был завален штучными сигаретами. Сами мы купили свои обычные сигареты, а тут Пархоменко мне говорит:

-Смотри, а наш Мурадов то наши же сигареты курит…

        А потом спрашивает у того, зачем тот сигареты с подоконника берет?

-А что они там валяются?

-А мы на них в карты играем…

-А вы на спички играйте, хоть рассыпаться не будут!

      Ну что такому скажешь!?

       В первый день, как начали разбирать документацию, к обеду Григорич послал меня занимать очередь в столовую. Взял я первое, второе и третье. Приходят Пархоменко с Мурадовым. Сели обедать. Мурадов заявляет, что свинину не ест. А в столовой говядины нет. Пархоменко выгреб с его борща и второго блюда свиное мясо себе в тарелку… Мурадов не возражал.

        Дня через два, Григорич, как всегда захотел забрать мясо, но Мурадов ему не отдал, и сам (видно, с трудом) съел это мясо. А посему, Пархоменко остался полуголодный.

        На следующий день он сам пошел в столовую заказывать обед. Поварихой там была красивая полная хохлушка. Ну, все при ней!..Уж не знаю, что он ей там пел, но в блюдах было почти двойная порция мяса. А через пару дней он мне и говорит, чтобы мы сами в гостиницу шли, его не ждали.

        Я то ушел, а Мурадов остался за ними следить, смывшись от меня потихоньку. А Юра его просек, и вечером скандал устроил. Еле замяли…

       Однажды Григорич у меня спрашивает, где я мыло и зубную щетку храню. В тумбочке, отвечаю.

-А ты знаешь, что твоей щеткой Ислам пользуется?

-Да не может быть!

- Обрати внимание, своей у него нет. И мыла тоже нет.

       Я выкинул щетку и купил новую, которую с этого дня носил в кармане, чем его сильно озадачил.

       Но я Григоричу той же монетой ответил. Один раз приходит Мурадов с душа, и через полчаса заявляет:

-Вот сволишь, сказаль, мачальку принесеть, а все не несеть.

-Какую мочалку? 

-Там два мужик, Юрин мачальку спросиль. Я даль, сказаль сюда давать. А никак не несеть!...

       Я все это Пархоменко и выложил. Он эту мачальку тоже выкинул….

       К концу командировки наш Мурадов заладил ходить в ресторан по вечерам. Что уж он там заказывал, не знаю. Но однажды он привел женщину довольно приятной наружности, лет сорока. Выпихнув меня из номера, он там с ней и заперся. Сижу я в фойе на диване, вижу, открывается дверь, выбегает эта женщина и бежит к лестнице.

        Я зашел в номер, вижу сидит на кровати раздетый Мурадов, совсем опешивший, и спрашивает у меня:_

-И что я такого сказаль? Толька спрасиль, ты чистий?...

       Я чуть на пол не упал с этого…

       Наконец наша командировка подошла к концу. Мы упаковали полученную документацию. Что то с собой взяли, что то багажом отправили, и самолетом вылетели в Ташкент.

       Больше я с Мурадовым в командировки не ездил…

                  Продолжение следует…

Рейтинг: 0 154 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
141
127
126
113
100
96
96
95
94
91
91
90
88
87
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
82
81
80
80
78
77
75
75
75
74
74
72
71
68
46