ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Ночные рассказы... Ботьева

 

Ночные рассказы... Ботьева

7 августа 2014 - Wladimir

Ботьева

 

Просто похожа

      У нас новый сотрудник. Приняли женщину на должность инженера-технолога. Жена офицера из ракетной части, которая располагалась недалеко от нашего института.

      А все дело в том, что наш партком Кабанов дружил с секретарем парткома этой части. Вот и удружил ему, по - свойски. И не только ему. Устроил на работу жену одного майора, и в этом же году ей квартиру дали, хотя очередь из сотрудников изрядная была.

      Чуть отвлекусь,… жена этого майора, Светлана Андреевна, была очень красивой женщиной. Но была одна деталь, от которой  наши сотрудники дар речи теряли. А заключался он в этом…

 

      Это было что-то умопомрачительное, для нашего советского времени…

Ну да ладно…  Вернемся к повествованию. Ботьева эта в технике почти ничего не смыслила. И формами такими не обладала. Зато внешне могла дать большую фору женщинам института. Ухоженная, с красивой прической, духи, тени, помада – все в идеале.

Как известно, в коллективе не любят тех, кто выделяется. Вот и ее женщины отдела невзлюбили. Но Ботьева в три минуты могла их превратить в базарных баб, оставаясь спокойной и вежливой. А посему, ее оставили в покое.

Поручали ей самую неквалифицированную работу. Что-то переписать, рвать рулоны на формы, комплектовать, искать в текстах грамматические ошибки.

Нас к этому времени уже объединили с другим отделом. Коллектив увеличился до двадцати четырех человек. Усачева перевели начальником экспериментального цеха, а у нас был Гойхман Аркадий Матвеич, которого тоже потом перевели Главным инженером ЦОКТБ. А начальником у нас стал мой приятель, бывший зам. отдела Охман Семен Петрович.

Я к тому времени дослужился до руководителя группы. Но от группы мне при прежнем руководстве удавалось отбиваться. И работал я один, к моей величайшей радости.

Сложились мы и купили ведерный электрический самовар. (По сложившимся правилам в летнее время разрешалось пить чай в рабочее время на рабочих местах). Так вот, по очереди мы ходили с ведром на второй этаж за водой. Дежурный ставил самовар, заваривал чайники и приглашал остальных сотрудников.

Так вот, наступила очередь Ботьевой. А она – вся из себя!.. И говорит так громко, на весь отдел?

-В таком большом коллективе и мужчин нет, чтобы за водой сходить.

Что-то меня в этом задело, и я вспомнил, что не так давно шел мимо военного городка и видел Ботьеву, когда она белье под краном полоскала, юбку подвернувши. Простоволосую, в сланцах на босу ногу. Я еще подумал тогда. Обычная русская баба… из рабочего поселка, а гнет из себя прынцэссу!...

Вот я и сказал ей

-Ничего, не переломишься! Видел я недавно, как ты ведра с водой ворочала у крана в своем городке!...

Она открыла рот, пытаясь что то сказать, потом выскочила из-за стола и убежала в кабинет к машинисткам.

Потом девчата мне сказали, что она была в шоке, что я ее с подвернутой юбкой видел, и в лахудренном виде.

И с тех пор она перестала меня замечать.

И вот вызывает меня Охман и говорит

-Слушай, ты один у нас рукгруппы без группы. Так дело не пойдет. Бери себе Ботьеву. Хватит ей ерундой заниматься!

-Да она со мной работать не будет. До сих пор не разговаривает.

-Не пойдет, уволим…

-Может кого другого?

-Все уже со своими завсекторами сработались. Одна она без дела болтается.

Тут уж не поспоришь. Тот прав, у кого больше прав.

Вызвал он Ботьеву и решил этот вопрос.

Место у меня в отделе было замечательное. В самом углу, два шкафа сзади, телефон, подставка с двумя горшками с цветами. И вот пришлось тащить ее стол и пристраивать в моем углу.

 

На следующий день с утра у меня было партбюро, затем  - техсовет у Главного инженера. Освободился к обеду. После обеда она спрашивает, что ей делать. Я удивился этому вопросу. Предложил заняться сортировкой ГОСТов и справочников. Объяснил, как по группам раскладывать, чтобы удобно найти можно было.

После обеда опять куда-то вызвали. Пришел часа через три. В шкафах был идеальный порядок. Даже пыль вытерла.

На следующий день предложил посмотреть карты на разборку-сборку узлов машины, на которую писал техдокументацию на капремонт.

 Предложил обратить внимание, как формы заполнять, откуда коды и госты брать.

 И пришла мне в голову интересная мысль. Дело в том, что много времени уходило на правильное заполнение форм. А комплект этой документации, заполненной от руки, шел как оригинал. После чего его подписывали руководитель, исполнитель и начальник отдела. И только после этого он передавался в машинописное бюро. А затем, экземпляры, напечатанные на кальке, опять подписывались и проходили нормоконтроль. И, наконец, все это копировалось на светочувствительной бумаге (синьках) в несколько экземпляров и с кальками передавались в лабораторию.

И решил я писать техпроцесс в произвольной форме, а кодирование, заполнение граф, редактирование, корректировку, оформление и сдачу поручить Лене.

А тут как раз мне новую машину дали. Насосную станцию СНП 50/80.

Говорю Лене, я план-график составлю, ты его оформи и следи, чтобы мы с тобой его не срывали. А если слегка впереди идти будем, то афишировать не нужно.

Составил я план, она переписала себе в журнал и крыжила каждый день.

Через месяц все пошло как по маслу. Я в произвольной форме писал техпроцесс, где приспособления, инструмент указывал без гостов и шифров. Лена его корректировала, заполняла формы по ЕСКД, шифровала, ГОСТировала, и отмечала в своем графике.

 Ей постоянно приходилось использовать справочники, ГОСТы на инструменты, материалы, заполнения форм и прочее. И стал я замечать, что наши завсектора частенько у нее спрашивают, где то найти, где это. Да и конструктора повадились приходить и с ней вопросы, у них возникающие, согласовывать. Меня часто на рабочем месте не было, а они народ занятой.

Да и мне частенько попадало, за то, что я ГОСТы или справочники на место не ставил. Или ее закладки терял.

Она мне напоминала про график. Тогда я садился и писал несколько техпроцессов, и опять занимался общественной работой.

 А простые узлы она сама разрабатывала и мне ничего не говорила.

Однажды вызывает меня Главный инженер. Захожу, а там у него конструктор сидит.

Главный и говорит

-Вот, на твой редуктор приспособление для запрессовки наружного кольца подшипника разработали. Я ему (конструктору) говорю, чтобы он Ботьевой показал. Пусть посмеется!

-Уже..

-Что уже?

-Да показал.

- Ну и что?

-Она сказала, что работать не будет.

-Не объяснила, почему?

-А он ее обхамил и ушел. Она мне про это сама рассказывала.

-А не говорила, почему работать не будет?

Говорила..

-Ну?

-Да кольцо то узкое и диаметр приличный. Перекашивать будет. Корпус редуктора чугунный, или треснет или посадочное отверстие задерет.

-И что предложила?

-Приспособление делать. Направляющую по ходовой посадке, затем насаживать кольцо и тоже по ходовой, а на хвостовике установить массивную насадку, выполняющую роль молотка. И забивать кольцо этим грузом вручную, перемещая на штоке-хвостовике. Тогда перекоса не будет.

-А как потом оправку из корпуса извлечь?

-Направляющую вывернуть, делов то…

Тогда Главный говорит конструктору

-Видишь, вежливые всегда в выигрыше! Не хамил бы, тогда и в дерьмо бы не вляпался …

Я после этого случая пошел к Охману и говорю

-А знаешь, Семен Петрович, совести у нас и нет!

-Это почему это?

-А потому, что нагружаем Елену Алексеевну как ведущего инженера, а платим как рядовому. Нужно вторую категорию присваивать.

-Не пойдет, у нее третьей не было.

-Значит, завсекторов консультировать, пойдет – а на вторую не пойдет? Завтра же любые консультации под запрет попадут. Пусть только на себя работает.

-Ладно, не кипятись. Что сделать надо?

-Напишу рапорт на твое имя, все распишу по полочкам. А ты к Главному иди. Он же бывший наш начотдела. В курсе всего, посодействует.

Так и сделали. И присвоили ей вторую категорию через ступень, что такого почти никогда не было.

А через полгода мужа перевели в другую часть. На север от Ташкента. Вот где слез было - море… Да и мы все очень переживали…и ей сочувствовали.

   Продолжение следует…

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0231108

от 7 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0231108 выдан для произведения:

Ботьева

 

Просто похожа

      У нас новый сотрудник. Приняли женщину на должность инженера-технолога. Жена офицера из ракетной части, которая располагалась недалеко от нашего института.

      А все дело в том, что наш партком Кабанов дружил с секретарем парткома этой части. Вот и удружил ему, по - свойски. И не только ему. Устроил на работу жену одного майора, и в этом же году ей квартиру дали, хотя очередь из сотрудников изрядная была.

      Чуть отвлекусь,… жена этого майора, Светлана Андреевна, была очень красивой женщиной. Но была одна деталь, от которой  наши сотрудники дар речи теряли. А заключался он в этом…

 

      Это было что-то умопомрачительное, для нашего советского времени…

Ну да ладно…  Вернемся к повествованию. Ботьева эта в технике почти ничего не смыслила. И формами такими не обладала. Зато внешне могла дать большую фору женщинам института. Ухоженная, с красивой прической, духи, тени, помада – все в идеале.

Как известно, в коллективе не любят тех, кто выделяется. Вот и ее женщины отдела невзлюбили. Но Ботьева в три минуты могла их превратить в базарных баб, оставаясь спокойной и вежливой. А посему, ее оставили в покое.

Поручали ей самую неквалифицированную работу. Что-то переписать, рвать рулоны на формы, комплектовать, искать в текстах грамматические ошибки.

Нас к этому времени уже объединили с другим отделом. Коллектив увеличился до двадцати четырех человек. Усачева перевели начальником экспериментального цеха, а у нас был Гойхман Аркадий Матвеич, которого тоже потом перевели Главным инженером ЦОКТБ. А начальником у нас стал мой приятель, бывший зам. отдела Охман Семен Петрович.

Я к тому времени дослужился до руководителя группы. Но от группы мне при прежнем руководстве удавалось отбиваться. И работал я один, к моей величайшей радости.

Сложились мы и купили ведерный электрический самовар. (По сложившимся правилам в летнее время разрешалось пить чай в рабочее время на рабочих местах). Так вот, по очереди мы ходили с ведром на второй этаж за водой. Дежурный ставил самовар, заваривал чайники и приглашал остальных сотрудников.

Так вот, наступила очередь Ботьевой. А она – вся из себя!.. И говорит так громко, на весь отдел?

-В таком большом коллективе и мужчин нет, чтобы за водой сходить.

Что-то меня в этом задело, и я вспомнил, что не так давно шел мимо военного городка и видел Ботьеву, когда она белье под краном полоскала, юбку подвернувши. Простоволосую, в сланцах на босу ногу. Я еще подумал тогда. Обычная русская баба… из рабочего поселка, а гнет из себя прынцэссу!...

Вот я и сказал ей

-Ничего, не переломишься! Видел я недавно, как ты ведра с водой ворочала у крана в своем городке!...

Она открыла рот, пытаясь что то сказать, потом выскочила из-за стола и убежала в кабинет к машинисткам.

Потом девчата мне сказали, что она была в шоке, что я ее с подвернутой юбкой видел, и в лахудренном виде.

И с тех пор она перестала меня замечать.

И вот вызывает меня Охман и говорит

-Слушай, ты один у нас рукгруппы без группы. Так дело не пойдет. Бери себе Ботьеву. Хватит ей ерундой заниматься!

-Да она со мной работать не будет. До сих пор не разговаривает.

-Не пойдет, уволим…

-Может кого другого?

-Все уже со своими завсекторами сработались. Одна она без дела болтается.

Тут уж не поспоришь. Тот прав, у кого больше прав.

Вызвал он Ботьеву и решил этот вопрос.

Место у меня в отделе было замечательное. В самом углу, два шкафа сзади, телефон, подставка с двумя горшками с цветами. И вот пришлось тащить ее стол и пристраивать в моем углу.

 

На следующий день с утра у меня было партбюро, затем  - техсовет у Главного инженера. Освободился к обеду. После обеда она спрашивает, что ей делать. Я удивился этому вопросу. Предложил заняться сортировкой ГОСТов и справочников. Объяснил, как по группам раскладывать, чтобы удобно найти можно было.

После обеда опять куда-то вызвали. Пришел часа через три. В шкафах был идеальный порядок. Даже пыль вытерла.

На следующий день предложил посмотреть карты на разборку-сборку узлов машины, на которую писал техдокументацию на капремонт.

 Предложил обратить внимание, как формы заполнять, откуда коды и госты брать.

 И пришла мне в голову интересная мысль. Дело в том, что много времени уходило на правильное заполнение форм. А комплект этой документации, заполненной от руки, шел как оригинал. После чего его подписывали руководитель, исполнитель и начальник отдела. И только после этого он передавался в машинописное бюро. А затем, экземпляры, напечатанные на кальке, опять подписывались и проходили нормоконтроль. И, наконец, все это копировалось на светочувствительной бумаге (синьках) в несколько экземпляров и с кальками передавались в лабораторию.

И решил я писать техпроцесс в произвольной форме, а кодирование, заполнение граф, редактирование, корректировку, оформление и сдачу поручить Лене.

А тут как раз мне новую машину дали. Насосную станцию СНП 50/80.

Говорю Лене, я план-график составлю, ты его оформи и следи, чтобы мы с тобой его не срывали. А если слегка впереди идти будем, то афишировать не нужно.

Составил я план, она переписала себе в журнал и крыжила каждый день.

Через месяц все пошло как по маслу. Я в произвольной форме писал техпроцесс, где приспособления, инструмент указывал без гостов и шифров. Лена его корректировала, заполняла формы по ЕСКД, шифровала, ГОСТировала, и отмечала в своем графике.

 Ей постоянно приходилось использовать справочники, ГОСТы на инструменты, материалы, заполнения форм и прочее. И стал я замечать, что наши завсектора частенько у нее спрашивают, где то найти, где это. Да и конструктора повадились приходить и с ней вопросы, у них возникающие, согласовывать. Меня часто на рабочем месте не было, а они народ занятой.

Да и мне частенько попадало, за то, что я ГОСТы или справочники на место не ставил. Или ее закладки терял.

Она мне напоминала про график. Тогда я садился и писал несколько техпроцессов, и опять занимался общественной работой.

 А простые узлы она сама разрабатывала и мне ничего не говорила.

Однажды вызывает меня Главный инженер. Захожу, а там у него конструктор сидит.

Главный и говорит

-Вот, на твой редуктор приспособление для запрессовки наружного кольца подшипника разработали. Я ему (конструктору) говорю, чтобы он Ботьевой показал. Пусть посмеется!

-Уже..

-Что уже?

-Да показал.

- Ну и что?

-Она сказала, что работать не будет.

-Не объяснила, почему?

-А он ее обхамил и ушел. Она мне про это сама рассказывала.

-А не говорила, почему работать не будет?

Говорила..

-Ну?

-Да кольцо то узкое и диаметр приличный. Перекашивать будет. Корпус редуктора чугунный, или треснет или посадочное отверстие задерет.

-И что предложила?

-Приспособление делать. Направляющую по ходовой посадке, затем насаживать кольцо и тоже по ходовой, а на хвостовике установить массивную насадку, выполняющую роль молотка. И забивать кольцо этим грузом вручную, перемещая на штоке-хвостовике. Тогда перекоса не будет.

-А как потом оправку из корпуса извлечь?

-Направляющую вывернуть, делов то…

Тогда Главный говорит конструктору

-Видишь, вежливые всегда в выигрыше! Не хамил бы, тогда и в дерьмо бы не вляпался …

Я после этого случая пошел к Охману и говорю

-А знаешь, Семен Петрович, совести у нас и нет!

-Это почему это?

-А потому, что нагружаем Елену Алексеевну как ведущего инженера, а платим как рядовому. Нужно вторую категорию присваивать.

-Не пойдет, у нее третьей не было.

-Значит, завсекторов консультировать, пойдет – а на вторую не пойдет? Завтра же любые консультации под запрет попадут. Пусть только на себя работает.

-Ладно, не кипятись. Что сделать надо?

-Напишу рапорт на твое имя, все распишу по полочкам. А ты к Главному иди. Он же бывший наш начотдела. В курсе всего, посодействует.

Так и сделали. И присвоили ей вторую категорию через ступень, что такого почти никогда не было.

А через полгода мужа перевели в другую часть. На север от Ташкента. Вот где слез было - море… Да и мы все очень переживали…и ей сочувствовали.

   Продолжение следует…

Рейтинг: 0 294 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!