ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Необычное задание

 

Необычное задание

6 октября 2014 - Wladimir

Необычное задание

 

       Было это в середине восьмидесятых годов. Вызывает меня к себе директор нашего института. Захожу к нему в кабинет и вижу, у него сидит пожилая худощавая узбечка.     Директор предложил сесть и говорит

-Знакомься, это секретарь партийной организации колхоза, где нам предстоит собирать хлопок в это году, Саида Салимовна. Она приехала к нам с просьбой помочь подготовить их машинный парк к зимней эксплуатации. В виде компенсации, нам предлагают записывать на организацию сбор 200 кг. чистого хлопка за каждого направленного к ним человека. Как ты на это смотришь? Можем ли мы помочь им в этом вопросе?

-А почему именно ко мне Вы обратились с этим вопросом? У нас же есть лаборатории, занимающиеся этой темой. Вот пусть они напрямую и занимаются.

-Ты заканчивал факультет эксплуатации авиадвигателей, знаешь слесарное, токарное, сварочное дело. Тебе и карты в руки. Вряд ли тебя в этом задании ученый лаборатории заменит…

- Это для меня понятно… но, крайне, невыгодно. На хлопке меня три раза покормят, спать уложат, да, и на еду я как-нибудь уж заработаю. Да и не скучно там, с друзьями. И от дома отдохну. Кстати, на работу персонально меня возить не будут. А на нашем автобусе пока доедешь – десятый час, уезжать – в пятом. Это всего шесть часов работы. Что можно за это время сделать? А на электричке – это вставать утром в пять, выезжать в шесть, оттуда – в шесть, дома – полвосьмого. Итого – почти пятнадцать часов. На каторгу похоже.  Да, к тому же – дорога и питание за свой счет.

      Тут в разговор вклинилась парторг

-Ну, дорогу и питание мы компенсируем. Зачислим временно в штат. А уезжать с работы можно и раньше, хотя бы – часа в четыре…

- Может, и решим с этим вопросом, зато другой появляется. Я в командировках много работал в ремонтных мастерских. Знаю положение дел. Местные кадры новый персонал приводят к общему знаменателю. Тем более, если они более знающие в работе, чем остальные. Чтобы не высовывались. А как это делается, думаю, и вам известно. А у меня нет желания еще и из-за этого нервы трепать…

-Ну, это не вопрос. Я сама приведу их к нужному вам знаменателю!

-Я не смогу по каждому пустяковому для вас делу разыскивать вас, чтобы пожаловаться. К тому же – есть куча способов сделать так, что не на кого жаловаться. Здесь требуется или «волосатая рука» или соответствующие полномочия наказания таких типов.

Но есть еще один вариант, обеспечить привлекаемых людей прикрытием…

-А это как? Поясните…

-Нужен пожилой бабай. Бывший механизатор, желательно – заслуженный колхозник, орденоносец. Чтобы он возглавил создаваемую бригаду. К нему нужен особый подход, чтобы он проникся важностью порученного дела. Попросить помочь руководству  подготовить технику к сезону. Ему делать ничего не нужно, только «крышевать», и командовать. И членам бригады нужно к нему относиться, как к важному начальнику. Тогда, я думаю, дело пойдет. А как его поощрить – это ваша забота.

-Есть у нас такой. Касым-ака, почетный колхозник, кавалер Ордена Трудового Красного Знамени. Думаю – не откажет.

-Только он должен будет понять, что в наши дела ему вникать не нужно…Мы уж как-нибудь, сами. А все остальное – обеспечим.

       Порешили на том, что со мной будет работать сотрудник нашего отдела Васюткин Борис. Бывший тракторист. Платить нам будут три рубля в день, и работать будем с одним выходным с восьми утра до четырех.

      Дня через два приехали мы с Васюткиным в этот машинный парк. Парторг собрала собрание, где представила нас, как помощников этого самого Касыма-ака. И сказала, что руководство просило его помочь механизаторам подготовить трактора к пахоте, и что бы не получилось, как в прошлом году. (Что там у них получилось в прошлом году – я не знаю).

      Выделили нам маленькую комнатку, где можно было переодеться и хранить наши инструменты.

      Нашему уважаемому руководителю принесли электрический чайник, пиалы, посуду и все остальное. В общем, устроили его с комфортом.

      Потом мы пошли смотреть этот машинный двор.

      Что он собой представлял, видно из рисунка. Могу только сказать, что основной цех был с земляными полами, пропитанный метра на полтора машинным маслом. Из оборудования был в нем  старый верстак с поломанными тисками, кран-балка с вертикальным перемещением, и бачками и ведрами со слитым маслом.

      Самое плохое было то, что кран-балку вдоль и поперек нужно было перемещать вручную.

С обеих сторон цеха были ворота, которые, судя по виду, даже зимой не закрывались.

      При виде этой разрухи я даже пожалел, что согласился. Но делать уже было нечего…

      На площадке стояли штук семь гусеничных тракторов Т-4 Алтайского тракторного завода. А с другой стороны штук двенадцать тракторов Т28Х4…

       Борька запускал по очереди гусеничные трактора, мы с дедом слушали работу двигателей (и краем глаза видели, что за нами внимательно наблюдают). Послушав последний двигатель,  мы гуськом пошли в нашу комнатку. Впереди наш дедок, за ним мы друг за другом. Со стороны здорово смотрелось!...

      Забыл сказать, что наш дед прекрасно говорил на русском. Совершенно без акцента. И вот он спрашивает

-Ну, что скажете, мужики?

Я ему

-Мощи не додают из-за давления масла. На самом минимуме. Вкладыши изношены, дым черный прет, как у паровоза.

      Борька добавляет

-Все  разрегулированые.  Второй и пятый греются на глазах. Один (третий) стучит. Смотреть надо, почему.

      Дед в ответ

-Все правильно. Могу сказать - почему. После капитального ремонта сразу пятый лемех навесили, не обкатав. За деньгами погнались. А здесь так, один год с деньгами, два остальных – с дулей в кармане. Вот и норовят машину кому-либо скинуть…

      Надо вкладыши баббитом заливать…

-Залить то можно, только где двигатели разбирать? Подставки-кантователя то нету.

      Тут дед и предлагает

-А давайте, на колесах колесных тракторов. Поставим два колеса, на них двигатель…

-Опасно… убиться можно…

-Наши бы убились… вы – нет..

-Все равно, больше трех двигателей  отремонтировать не успеем…

      А к отремонтированным добавим те, про которые Боря сказал….Может, удастся на ход поставить.

      На том и порешили…

      Так и начался наш рабски-ударный труд на этом машинном дворе…

       Надо сказать, что было у меня два альбома. Наши, ГОСНИТИевские. Один – капитальный ремонт двигателя А01М (для гусеничного), другой – капитальный ремонт трактора Т28Х4. Очень подробные. Там даже было написано, в каком порядке болты откручивать.

       Приволокли мы два колеса от колесного трактора, поставили на них снятый с трактора двигатель и стали его разбирать на части.

 

       Наконец добрались до коленвалов. И началась адова работа.

       Нужно было снимать по очереди вкладыши, выплавлять с них старый баббит, лудить, заливать новый, мазать синей краской, ставить коленвал на место, затягивать и крутить. Потом снова разбирать и смотреть, где краска стерта. И от стертых мест удалять излишки баббита. И так много раз, пока площадь прокрашенной поверхности не станет меньше 40 % всей площади вкладышей. Дней десять ушло у нас на один двигатель…

       Все бы ничего, да вот нашему деду стало скучно показательно командовать. Смотрю, пришел на работу в спецовке. Ну и начал руководить реально. Я  по альбому делаю, а он требует, как его учили. И пришлось мне настучать на него парторгше, чтобы она заняла его чем-то, лишь бы работать не мешал. Что она там придумала, не знаю. Но стал дед приходить раз в два дня, работу принимать…И все опять наладилось.

       Наконец мы закончили ремонт, и установили двигатель на трактор. Наступил день испытаний.

       Пришел хозяин этого трактора. (Я его только первый раз в этот день и увидел).

       Сел он за рычаги и прогонял его на всех оборотах. Борька подрегулировал опережение и все законтрил наглухо. После чего пошли на поле.

       Трехлемеховый плуг он протащил бодро, не напрягаясь. Повесили четвертый лемех. И его он выдержал, чуть напрягшись. Повесили пятый лемех. Здесь пришлось напрячься. Пошел черный дым из трубы.

       Боря опять подрегулировал, и на этом испытания были закончены.

       С трактористом договорились, что не менее пяти дней быдет вначале работать с четырьмя плугами, и только потом навесит пятый. (А наш дед ему пригрозил, что сам за этим проследит).

Продолжение следует…

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0243785

от 6 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0243785 выдан для произведения:

Необычное задание

 

       Было это в середине восьмидесятых годов. Вызывает меня к себе директор нашего института. Захожу к нему в кабинет и вижу, у него сидит пожилая худощавая узбечка.     Директор предложил сесть и говорит

-Знакомься, это секретарь партийной организации колхоза, где нам предстоит собирать хлопок в это году, Саида Салимовна. Она приехала к нам с просьбой помочь подготовить их машинный парк к зимней эксплуатации. В виде компенсации, нам предлагают записывать на организацию сбор 200 кг. чистого хлопка за каждого направленного к ним человека. Как ты на это смотришь? Можем ли мы помочь им в этом вопросе?

-А почему именно ко мне Вы обратились с этим вопросом? У нас же есть лаборатории, занимающиеся этой темой. Вот пусть они напрямую и занимаются.

-Ты заканчивал факультет эксплуатации авиадвигателей, знаешь слесарное, токарное, сварочное дело. Тебе и карты в руки. Вряд ли тебя в этом задании ученый лаборатории заменит…

- Это для меня понятно… но, крайне, невыгодно. На хлопке меня три раза покормят, спать уложат, да, и на еду я как-нибудь уж заработаю. Да и не скучно там, с друзьями. И от дома отдохну. Кстати, на работу персонально меня возить не будут. А на нашем автобусе пока доедешь – десятый час, уезжать – в пятом. Это всего шесть часов работы. Что можно за это время сделать? А на электричке – это вставать утром в пять, выезжать в шесть, оттуда – в шесть, дома – полвосьмого. Итого – почти пятнадцать часов. На каторгу похоже.  Да, к тому же – дорога и питание за свой счет.

      Тут в разговор вклинилась парторг

-Ну, дорогу и питание мы компенсируем. Зачислим временно в штат. А уезжать с работы можно и раньше, хотя бы – часа в четыре…

- Может, и решим с этим вопросом, зато другой появляется. Я в командировках много работал в ремонтных мастерских. Знаю положение дел. Местные кадры новый персонал приводят к общему знаменателю. Тем более, если они более знающие в работе, чем остальные. Чтобы не высовывались. А как это делается, думаю, и вам известно. А у меня нет желания еще и из-за этого нервы трепать…

-Ну, это не вопрос. Я сама приведу их к нужному вам знаменателю!

-Я не смогу по каждому пустяковому для вас делу разыскивать вас, чтобы пожаловаться. К тому же – есть куча способов сделать так, что не на кого жаловаться. Здесь требуется или «волосатая рука» или соответствующие полномочия наказания таких типов.

Но есть еще один вариант, обеспечить привлекаемых людей прикрытием…

-А это как? Поясните…

-Нужен пожилой бабай. Бывший механизатор, желательно – заслуженный колхозник, орденоносец. Чтобы он возглавил создаваемую бригаду. К нему нужен особый подход, чтобы он проникся важностью порученного дела. Попросить помочь руководству  подготовить технику к сезону. Ему делать ничего не нужно, только «крышевать», и командовать. И членам бригады нужно к нему относиться, как к важному начальнику. Тогда, я думаю, дело пойдет. А как его поощрить – это ваша забота.

-Есть у нас такой. Касым-ака, почетный колхозник, кавалер Ордена Трудового Красного Знамени. Думаю – не откажет.

-Только он должен будет понять, что в наши дела ему вникать не нужно…Мы уж как-нибудь, сами. А все остальное – обеспечим.

       Порешили на том, что со мной будет работать сотрудник нашего отдела Васюткин Борис. Бывший тракторист. Платить нам будут три рубля в день, и работать будем с одним выходным с восьми утра до четырех.

      Дня через два приехали мы с Васюткиным в этот машинный парк. Парторг собрала собрание, где представила нас, как помощников этого самого Касыма-ака. И сказала, что руководство просило его помочь механизаторам подготовить трактора к пахоте, и что бы не получилось, как в прошлом году. (Что там у них получилось в прошлом году – я не знаю).

      Выделили нам маленькую комнатку, где можно было переодеться и хранить наши инструменты.

      Нашему уважаемому руководителю принесли электрический чайник, пиалы, посуду и все остальное. В общем, устроили его с комфортом.

      Потом мы пошли смотреть этот машинный двор.

      Что он собой представлял, видно из рисунка. Могу только сказать, что основной цех был с земляными полами, пропитанный метра на полтора машинным маслом. Из оборудования был в нем  старый верстак с поломанными тисками, кран-балка с вертикальным перемещением, и бачками и ведрами со слитым маслом.

      Самое плохое было то, что кран-балку вдоль и поперек нужно было перемещать вручную.

С обеих сторон цеха были ворота, которые, судя по виду, даже зимой не закрывались.

      При виде этой разрухи я даже пожалел, что согласился. Но делать уже было нечего…

      На площадке стояли штук семь гусеничных тракторов Т-4 Алтайского тракторного завода. А с другой стороны штук двенадцать тракторов Т28Х4…

       Борька запускал по очереди гусеничные трактора, мы с дедом слушали работу двигателей (и краем глаза видели, что за нами внимательно наблюдают). Послушав последний двигатель,  мы гуськом пошли в нашу комнатку. Впереди наш дедок, за ним мы друг за другом. Со стороны здорово смотрелось!...

      Забыл сказать, что наш дед прекрасно говорил на русском. Совершенно без акцента. И вот он спрашивает

-Ну, что скажете, мужики?

Я ему

-Мощи не додают из-за давления масла. На самом минимуме. Вкладыши изношены, дым черный прет, как у паровоза.

      Борька добавляет

-Все  разрегулированые.  Второй и пятый греются на глазах. Один (третий) стучит. Смотреть надо, почему.

      Дед в ответ

-Все правильно. Могу сказать - почему. После капитального ремонта сразу пятый лемех навесили, не обкатав. За деньгами погнались. А здесь так, один год с деньгами, два остальных – с дулей в кармане. Вот и норовят машину кому-либо скинуть…

      Надо вкладыши баббитом заливать…

-Залить то можно, только где двигатели разбирать? Подставки-кантователя то нету.

      Тут дед и предлагает

-А давайте, на колесах колесных тракторов. Поставим два колеса, на них двигатель…

-Опасно… убиться можно…

-Наши бы убились… вы – нет..

-Все равно, больше трех двигателей  отремонтировать не успеем…

      А к отремонтированным добавим те, про которые Боря сказал….Может, удастся на ход поставить.

      На том и порешили…

      Так и начался наш рабски-ударный труд на этом машинном дворе…

       Надо сказать, что было у меня два альбома. Наши, ГОСНИТИевские. Один – капитальный ремонт двигателя А01М (для гусеничного), другой – капитальный ремонт трактора Т28Х4. Очень подробные. Там даже было написано, в каком порядке болты откручивать.

       Приволокли мы два колеса от колесного трактора, поставили на них снятый с трактора двигатель и стали его разбирать на части.

 

       Наконец добрались до коленвалов. И началась адова работа.

       Нужно было снимать по очереди вкладыши, выплавлять с них старый баббит, лудить, заливать новый, мазать синей краской, ставить коленвал на место, затягивать и крутить. Потом снова разбирать и смотреть, где краска стерта. И от стертых мест удалять излишки баббита. И так много раз, пока площадь прокрашенной поверхности не станет меньше 40 % всей площади вкладышей. Дней десять ушло у нас на один двигатель…

       Все бы ничего, да вот нашему деду стало скучно показательно командовать. Смотрю, пришел на работу в спецовке. Ну и начал руководить реально. Я  по альбому делаю, а он требует, как его учили. И пришлось мне настучать на него парторгше, чтобы она заняла его чем-то, лишь бы работать не мешал. Что она там придумала, не знаю. Но стал дед приходить раз в два дня, работу принимать…И все опять наладилось.

       Наконец мы закончили ремонт, и установили двигатель на трактор. Наступил день испытаний.

       Пришел хозяин этого трактора. (Я его только первый раз в этот день и увидел).

       Сел он за рычаги и прогонял его на всех оборотах. Борька подрегулировал опережение и все законтрил наглухо. После чего пошли на поле.

       Трехлемеховый плуг он протащил бодро, не напрягаясь. Повесили четвертый лемех. И его он выдержал, чуть напрягшись. Повесили пятый лемех. Здесь пришлось напрячься. Пошел черный дым из трубы.

       Боря опять подрегулировал, и на этом испытания были закончены.

       С трактористом договорились, что не менее пяти дней быдет вначале работать с четырьмя плугами, и только потом навесит пятый. (А наш дед ему пригрозил, что сам за этим проследит).

Продолжение следует…

Рейтинг: 0 270 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!