Нелли

23 января 2014 - Роза Хастян
Это имя вызывает во мне странные чувства.
Чувство восхищения и… стыда.
Расскажу по порядку.

В виртуальном мире познакомилась с очаровательной женщиной по имени Нелли, с кем перекинулись взаимными любезностями.
В этих переписках, что, по сути, никому из нас ни к чему не обязывают, я вдруг заявила, что с её именем у меня есть особые воспоминание.
Естественно, Нелли стало интересно: о чем это я…
Я пообещала написать миниатюру или рассказ об этом. А обещания свои, как правило, выполняю…

Итак,
Очень давно, еще в шестидесятых годах прошлого века, когда я еще была ребенком, мои родители решили навестить брата моей мамы, который в пресловутые годы «культа личности», (можно подумать, только ТОГДА были «эти» годы), попал под жернова «тройки» и не вернулся в свой родной дом.
Забегая вперед, скажу, что мой дядя так и умер в ссылках. Но я не о нем буду рассказывать.

Денег было мало. Мои родители целый год копили на поездку, экономив на чем придется.
Накопили немного денег и отправились в Сычевку Смоленской области на поезде.
Им предстояла пересадка в Москве.
С собой,( вместо или как), подарки: варенье, соленья, вино домашнего приготовления, сало.
Надо сказать, что моя мама к тому времени не видела своего брата около восемнадцати лет.
А папа – вообще не знал шурина своего.
Дело было зимой. Мы жили в Абхазии, где у большинства людей самая теплая зимняя одежда - резиновые сапоги и плащ .
Вот в таких «нарядах» и с баулами мои родители отправились в Смоленск зимой, чтобы сделать сюрприз моему дяде.
Приехали они в Москву.
А поезд до Смоленска должен был отъехать только на следующий день.
Родители экономили каждую копейку, чтобы «забашлять» кого надо, т.к. к дяде просто так на свиданье не пускали, он был заключенный, и чтобы на обратный путь хватило…

Стояли на вокзале в лютый мороз мои родители в хлипких одеяниях, с баулами в руках и не знали, куда себя девать весь этот день и ночь, до следующего дня.
Из подробностей помню то, что еще и моя мама умудрилась потерять билеты на поезд до Смоленска, чем очень огорчил папу.
Но мой папа был особый мужчина. Он не поругал маму и купил другие билеты на деньги, которые были предусмотрены на еду и на ночлег.
Всё!
Ни еды не было,(не считая подарки, но они бы их ни за что не съели. Подарки – святое!), ни ночлега. Сидели они, сидели в зале ожидания, и решили пройтись по вокзалу, посмотреть немного « МАСКВУ». Как же, быть в Москве и не выйти из зала ожидания вокзала, не посмотреть вокруг...

Ходили со своими баулами да резиновыми сапогами и говорили на нашем армянском диалекте. Наш, амшенский диалект армянского резко отличается от других наречий языка, и его ни с каким другим не спутаешь.
Вдруг к ним подходит хорошо одетая женщина и спрашивает по русски:
- Вы из Абхазии?
- Да, - радуются мои родители.
- Я вас по говору узнала. И я из Абхазии. Абхазка. Двадцать лет живу здесь, в Москве, но «наш» армянский узнаю.
Эту женщину звали Нелли.
Нелли забрала моих родителей-крестьян к себе домой. Накормила, напоила, одела, обула, дала денег на дорогу, и ВСЁ БЕЗВОЗМЕЗДНО! От тоски по родине она очень страдала. Была рада КАЖДОМУ, кто вдыхал воздух ЕЁ родной земли, кто видел ЕЁ море, кто любовался ЕЁ пальмами и эвкалиптами. Всех людей из Абхазии она считала родными…
Мои родители оставили ей в знак благодарности банку варенья из инжира и вино.
И еще мой папа подарил ей свой медный портсигар, единственную «ценную» вещь, что имелось у него.
Зачем Нелли портсигар? Но она и его с благодарностью приняла, увидев на нем родные буквы «АПСНЫ», что в переводе с абхазского - «Абхазия».

Я до сих пор не могу понять, почему же Нелли не приезжала в Абхазию столько лет и «умирала» от тоски по родине?
Но… мало ли… мы даже не знаем где и кем она работала. А, что… в значимом месте, - мои родители догадались из её «житья-бытья».
Поездка моих родителей прошла успешно. Они увиделись с дядей и «во всем новом, барском» вернулись в Абхазию.
Я много раз слышала эту историю, и всегда, когда рассказывалось о Нелли, глаза моих родителей светились.

Другая моя встреча с именем Нелли произошла в школе.
Мою одноклассницу звали так. Она была дочерью нашей учительницы по географии.
Люди «той» эпохи должны помнить, что учителя, врачи и инженеры в ту пору материально жили лучше людей других профессий. Во всяком случае, на юге страны было так.
Мы сидели на одной парте. Нелли была красивой и милой девочкой. Вскоре мы подружились.
Она мне часто показывала красивые вещи, как шариковые авторучки,( а тогда мы писали чернилами), глянцевые блокноты, открытки. Всего этого у меня не было и не могло быть.
Однажды она принесла и показала мне настенный календарь на армянском языке. Это была вещь! В Абхазии календарей на армянском было не найти.
Мне сразу захотелось заиметь этот календарь, и я попросила подарить мне его.
Она, естественно отказалась. Да и… календарь был не её, а семейный.
Но я всё же «уломала» хотя бы на день мне его дать, чтобы я дома почитала. Как раз, на уже научили бегло читать.

Но бегло читать во втором классе, - не значит уметь за ночь прочитать весь календарь.
И я… о, ужас! (До сих пор стыдно!) я начала рвать листочки календаря. Не все конечно, а те, на которых были напечатаны афоризмы.
( Потом я много раз себя спрашивала, на кой черт мне эти афоризмы были нужны? Можно подумать, девочка второго класса что-то поняла бы в них).
На следующий день я вернула календарь Нелли, как ни в чём ни бывало. Оторванных листков было штук двадцать, не меньше.
Нелли ничего не заметила. Но на следующий день пришла в школу заплаканной.
Её мама обнаружила мой «вандализм», но Нелли не призналась своей маме, что это сделала я. Всю вину она взяла на себя, за что и получила по полной.

До сих пор мне стыдно вспоминать об этом.
Мы с ней проучились все десять лет. Сидели бок обок, дружили, но что-то было сломано в наших отношениях. Мне было ТАК стыдно, что я даже толком не извинялась перед ней, старалась забыть этот случай и никогда не говорить на темы афоризмов. Все эти годы я мучаюсь и пользуясь случаем, (может, она прочтет этот мой рассказ),скажу:
- Нелли, девочка моя, родная прости меня! За тот случай я сотни раз казнила себя и продолжаю казнить…
Вот. Выдыхаю. Полегчало…

А имя Нелли в памяти моей осталось символом добра и благородства…
-

© Copyright: Роза Хастян, 2014

Регистрационный номер №0183216

от 23 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0183216 выдан для произведения:
Это имя вызывает во мне странные чувства.
Чувство восхищения и… стыда.
Расскажу по порядку.

В виртуальном мире познакомилась с очаровательной женщиной по имени Нелли, с кем перекинулись взаимными любезностями.
В этих переписках, что, по сути, никому из нас ни к чему не обязывают, я вдруг заявила, что с её именем у меня есть особые воспоминание.
Естественно, Нелли стало интересно: о чем это я…
Я пообещала написать миниатюру или рассказ об этом. А обещания свои, как правило, выполняю…

Итак,
Очень давно, еще в шестидесятых годах прошлого века, когда я еще была ребенком, мои родители решили навестить брата моей мамы, который в пресловутые годы «культа личности», (можно подумать, только ТОГДА были «эти» годы), попал под жернова «тройки» и не вернулся в свой родной дом.
Забегая вперед, скажу, что мой дядя так и умер в ссылках. Но я не о нем буду рассказывать.

Денег было мало. Мои родители целый год копили на поездку, экономив на чем придется.
Накопили немного денег и отправились в Сычевку Смоленской области на поезде.
Им предстояла пересадка в Москве.
С собой,( вместо или как), подарки: варенье, соленья, вино домашнего приготовления, сало.
Надо сказать, что моя мама к тому времени не видела своего брата около восемнадцати лет.
А папа – вообще не знал шурина своего.
Дело было зимой. Мы жили в Абхазии, где у большинства людей самая теплая зимняя одежда - резиновые сапоги и плащ .
Вот в таких «нарядах» и с баулами мои родители отправились в Смоленск зимой, чтобы сделать сюрприз моему дяде.
Приехали они в Москву.
А поезд до Смоленска должен был отъехать только на следующий день.
Родители экономили каждую копейку, чтобы «забашлять» кого надо, т.к. к дяде просто так на свиданье не пускали, он был заключенный, и чтобы на обратный путь хватило…

Стояли на вокзале в лютый мороз мои родители в хлипких одеяниях, с баулами в руках и не знали, куда себя девать весь этот день и ночь, до следующего дня.
Из подробностей помню то, что еще и моя мама умудрилась потерять билеты на поезд до Смоленска, чем очень огорчил папу.
Но мой папа был особый мужчина. Он не поругал маму и купил другие билеты на деньги, которые были предусмотрены на еду и на ночлег.
Всё!
Ни еды не было,(не считая подарки, но они бы их ни за что не съели. Подарки – святое!), ни ночлега. Сидели они, сидели в зале ожидания, и решили пройтись по вокзалу, посмотреть немного « МАСКВУ». Как же, быть в Москве и не выйти из зала ожидания вокзала, не посмотреть вокруг...

Ходили со своими баулами да резиновыми сапогами и говорили на нашем армянском диалекте. Наш, амшенский диалект армянского резко отличается от других наречий языка, и его ни с каким другим не спутаешь.
Вдруг к ним подходит хорошо одетая женщина и спрашивает по русски:
- Вы из Абхазии?
- Да, - радуются мои родители.
- Я вас по говору узнала. И я из Абхазии. Абхазка. Двадцать лет живу здесь, в Москве, но «наш» армянский узнаю.
Эту женщину звали Нелли.
Нелли забрала моих родителей-крестьян к себе домой. Накормила, напоила, одела, обула, дала денег на дорогу, и ВСЁ БЕЗВОЗМЕЗДНО! От тоски по родине она очень страдала. Была рада КАЖДОМУ, кто вдыхал воздух ЕЁ родной земли, кто видел ЕЁ море, кто любовался ЕЁ пальмами и эвкалиптами. Всех людей из Абхазии она считала родными…
Мои родители оставили ей в знак благодарности банку варенья из инжира и вино.
И еще мой папа подарил ей свой медный портсигар, единственную «ценную» вещь, что имелось у него.
Зачем Нелли портсигар? Но она и его с благодарностью приняла, увидев на нем родные буквы «АПСНЫ», что в переводе с абхазского - «Абхазия».

Я до сих пор не могу понять, почему же Нелли не приезжала в Абхазию столько лет и «умирала» от тоски по родине?
Но… мало ли… мы даже не знаем где и кем она работала. А, что… в значимом месте, - мои родители догадались из её «житья-бытья».
Поездка моих родителей прошла успешно. Они увиделись с дядей и «во всем новом, барском» вернулись в Абхазию.
Я много раз слышала эту историю, и всегда, когда рассказывалось о Нелли, глаза моих родителей светились.

Другая моя встреча с именем Нелли произошла в школе.
Мою одноклассницу звали так. Она была дочерью нашей учительницы по географии.
Люди «той» эпохи должны помнить, что учителя, врачи и инженеры в ту пору материально жили лучше людей других профессий. Во всяком случае, на юге страны было так.
Мы сидели на одной парте. Нелли была красивой и милой девочкой. Вскоре мы подружились.
Она мне часто показывала красивые вещи, как шариковые авторучки,( а тогда мы писали чернилами), глянцевые блокноты, открытки. Всего этого у меня не было и не могло быть.
Однажды она принесла и показала мне настенный календарь на армянском языке. Это была вещь! В Абхазии календарей на армянском было не найти.
Мне сразу захотелось заиметь этот календарь, и я попросила подарить мне его.
Она, естественно отказалась. Да и… календарь был не её, а семейный.
Но я всё же «уломала» хотя бы на день мне его дать, чтобы я дома почитала. Как раз, на уже научили бегло читать.

Но бегло читать во втором классе, - не значит уметь за ночь прочитать весь календарь.
И я… о, ужас! (До сих пор стыдно!) я начала рвать листочки календаря. Не все конечно, а те, на которых были напечатаны афоризмы.
( Потом я много раз себя спрашивала, на кой черт мне эти афоризмы были нужны? Можно подумать, девочка второго класса что-то поняла бы в них).
На следующий день я вернула календарь Нелли, как ни в чём ни бывало. Оторванных листков было штук двадцать, не меньше.
Нелли ничего не заметила. Но на следующий день пришла в школу заплаканной.
Её мама обнаружила мой «вандализм», но Нелли не призналась своей маме, что это сделала я. Всю вину она взяла на себя, за что и получила по полной.

До сих пор мне стыдно вспоминать об этом.
Мы с ней проучились все десять лет. Сидели бок обок, дружили, но что-то было сломано в наших отношениях. Мне было ТАК стыдно, что я даже толком не извинялась перед ней, старалась забыть этот случай и никогда не говорить на темы афоризмов. Все эти годы я мучаюсь и пользуясь случаем, (может, она прочтет этот мой рассказ),скажу:
- Нелли, девочка моя, родная прости меня! За тот случай я сотни раз казнила себя и продолжаю казнить…
Вот. Выдыхаю. Полегчало…

А имя Нелли в памяти моей осталось символом добра и благородства…
-

Рейтинг: +5 195 просмотров
Комментарии (8)
Серов Владимир # 23 января 2014 в 07:09 0
Ваша искренность безгранична! 38
Роза Хастян # 23 января 2014 в 10:34 0
Наверное, в этом вся я, т.е. "вне нормы".
Искренность приносит свои плоды - некоторые неудобства, но я по другому жить не научилась.
Спасибо за Вашу постоянную поддержку издалека... Ценю, высоко ценю Вашу КАЧЕСТВЕННОСТЬ в отношениях.)))
Анна Гирик # 23 января 2014 в 15:46 0
РОЗА, НЕТ СЛОВ!!!! ЧУДЕСНЫЕ РАССКАЗЫ!!!
Роза Хастян # 23 января 2014 в 20:37 0
Благодарю Вас, Анна.))) 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
0 # 23 января 2014 в 21:38 0
замечательно!!!искренне...трогательно...спасибо...с теплом...ася... elka2
Роза Хастян # 23 января 2014 в 21:39 0
Рада знакомству, Ася!)))
Спасибо за добрые слова. 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Тая Кузмина # 23 января 2014 в 21:45 0
Очень трогательно и искренне!!!


Роза Хастян # 23 января 2014 в 21:50 0
Спасибо, Таечка. sneg
Популярная проза за месяц
145
126
123
102
98
97
97
94
93
91
91
90
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
82
81
80
80
79
77
77
75
74
74
74
73
70
70
46