ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Некоторые рассказы из романа "Санькины бусинки"

 

Некоторые рассказы из романа "Санькины бусинки"

3 сентября 2013 - Людмила Меренкова

                       Бусинка десятая : бригада.

 

                                                                                 "А люди идут по свету, им, в общем, немного надо,

                                                                                  Была бы прочна палатка, да был бы нескучен путь..."

     Эту песню, не особенно задумываясь над ее содержанием, часто дружно орал ее класс, сидя на  жестких деревянных скамейках в кузове грузовика, везущего их в поле, где колхозникам в очередной раз была нужна помощь школьников на прополке или на уборке урожая. Это случалось часто осенью или весной прямо вместо уроков - и это был праздник! Умные и хорошо успевающие Санькины одноклассники не особенно страдали от пропуска уроков, они легко справлялись с учебными программами, а эти выезды в поле были радостными событиями : не надо сидеть в классе и ждать вызова к доске, не надо делать домашние задания, а вместо этого можно весело орать песни со своими одноклассниками в открытом грузовике, буквально "от пуза" наедаться спелыми помидорами прямо с куста или грызть только что вырытую из земли морковку, слегка оттерев ее  от земли об одежду, можно покидаться початками кукурузы на току или поваляться на огромной куче лука на широком колхозном складе. Но главное - можно целыми днями свободно и весело общаться с друзьями и одноклассниками, не опасаясь звонка на урок или замечания учителя.  Да и сами учителя здесь были просто взрослыми друзьями, веселыми и общительными. А после сделанной работы , достав свои кульки и котомки, заготовленные заботливыми мамами, дружно за общим столом жевать свои запасы или приготовленный бригадной поварихой сытный обед, который в период уборки всегда бесплатно готовился для всех, кто убирал урожай.

      Но ни Санька, ни Санькины одноклассники и предположить не могли, какой сюрприз им приготовил колхоз вместе с директором школы : после седьмого класса им предложили месяц или даже два пожить в трудовом лагере, оборудованном на территории одной из бригад в 3-4 километрах от станицы, далеко в полях среди небольшого зеленого массива.

      Это было время создания первых школьных ученических бригад, в которых  подростки 14-17  лет не только помогали колхозам, но и отдыхали, занимались спортом да еще и деньги зарабатывали: с каждым из них заключался договор.

      Все они даже не представляли, забираясь в очередной раз в кузов со своими сумками и узлами с постелью, какое лето им предстоит, сколько новых впечатлений, эмоций, сколько опыта и навыков они приобретут в своей ученической бригаде!

      Под густыми деревьями в два ряда , образуя улицу, стояли 16 больших палаток, в стороне была оборудована кухня и пристроенная к ней большая деревянная беседка с полом  и штакетником по периметру, в которой стояли длинные деревянные столы и скамейки. В одну стену был встроен экран для показа кино, в противоположной было большое окно в кухню для раздачи еды.

      В палатках  поперек входа до самой задней стенки были сооружены нары - большой настил из досок метров шесть в длину и два метра в ширину на высоте полуметра над деревянным же полом. Небольшой проход вдоль боковой стенки палатки позволял легко добраться до дальней части настила. На  нарах уже лежали встык 8 новеньких матрасов, нужно было только разделиться по 8 человек на "спальню"  и договориться, кто в какой части настила будет располагаться. Девчонки быстро расстелили свои простынки и развесили на плечиках под потолком свои вещички. Мальчишки же, наспех побросав сумки и узлы на нары, помчались осваивать "стадион": в лагере действительно были выстроены самодельные футбольные ворота из бревен и установлены столбы для волейбольной сетки и баскетбольных щитов с кольцами - это комсомольская организация колхоза постаралась для новоиспеченных "колхозников" из школьной бригады!

      Боже мой! Что это было за лето! Конечно, ранний, в шесть утра, подъем и четырехчасовая работа в поле в жаркий день особенного счастья не доставляли, но все остальное...

      Пока ехали после завтрака в поле , еще не проснувшиеся девчонки и мальчишки редко пели песни, больше зевали и переговаривались группками, но вот после работы они переорали , казалось, все известные и не очень песни, трясясь в кузове, наслаждаясь встречным ветерком после жары, пыли и пота в поле. А потом наперегонки бежали к длинным умывальникам, брызгались, обливались, визжали, наслаждаясь холодной водой, отмывая озелененные травой и ботвой руки и ноги; мальчишки мылись прямо здесь, раздевшись до плавок, охлаждая потные лица, шеи и спины; девчонки бежали в отгороженные досками душевые, где вода тоже была холодной, но так приятно в жару было стоять под прохладными нитями и чувствовать постепенное возвращение сил после работы в поле. Ведь эти силы еще ох как понадобятся  им к вечеру!

       После все дружно бежали в столовую: ах, какой вкусный обед готовила колхозная повариха с помощью дежурных! 

       Дежурство в столовой по графику было не самой приятной обязанностью "колхозников": надо было встать в четыре утра, начистить картошки и других овощей на целый день на весь лагерь ( а это больше ста человек!), нарезать хлеб, подготовить всю посуду, потом участвовать в раздаче, собрать, очистить и перемыть все тарелки после завтрака, обеда и ужина, вымыть и почистить в холодной воде все кастрюли и сковороды, а вечером еще и расставить по местам всю посуду, вымыть плиту и подмести в столовой пол. Это было потяжелее работы в поле!

      Хотя и в поле им было нелегко, работа им доставалась разная. Иногда их увозили далеко в горы - там были бесконечно длинные ряды подсолнухов, которые в июне напоминали детишек и росли неровно, кучками по 4-5 ростков; вот с этими кучками и нужно было бороться: надо было несколько километров идти наклонясь и оставлять в каждой такой кучке не больше двух, а лучше - один самый сильный росток, остальные безжалостно вырывать с корнем и выносить с ряда на край поля. Уже на втором километре ребята не наклонялись к земле, а удаляли ростки ногой, подбирая не сразу, а на обратном пути. В такую жару не походишь долго головой вниз! Правда, их никто особенно не торопил, и они часто делали передышки под предлогом "напиться водички", которую им обязательно привозили в небольшой цистерне: вода была чистой и холодной, а передышки были такими приятными!

     Но самой неприятной работой была прополка: сорняки цеплялись за землю цепко, были колючими и многочисленными, их надо было выдирать с корнем или вырубить тяпкой, не повредив ростки овощей. Санька вместе с ребятами как-то вечером придумали песню, которую потом с удовольствием пели и на машинах, и в лагере, она фактически на ближайшие годы стала Гимном их школьной бригады, тем более, что стихи были написаны на очень популярную тогда песню "Хали - гали" :

                    Ползу по ряду - какой ужасный ряд!

                    Рву сорняки я : они как лес стоят, 

                    Джунгли сурепки - не видно в них ребят,

                    А увидят хоть травинку - возвращают назад!

                          Тяпку в грязных ладонях вправо - влево верчу, 

                          И назад возвращаться ни за что не хочу!

                     Норма большая, и этим жарким днем

                     Полю и мечтаю : хотя бы кто помог!

                     У всех у наших одно желанье есть, 

                     Чтобы дождик зарядил хотя бы дней на шесть!

      Да, дождик был спасением  порой даже на несколько дней: в поле в дождь и в грязь школьников не водили. Можно было отправиться домой ( но, боже мой, зачем же!), можно было заниматься любимым делом : репетировать к мероприятиям стихи и песни, выпускать стенгазету, читать, приводить себя в порядок, играть на стадионе или просто общаться с друзьями. Санька в такие дни отсыпалась. Самое для нее трудное было - это вставать в шесть утра, она дого привыкала, но постепенно втянулась и даже не всегда спала в "тихий час" после обеда. Да, у ребят был "тихий час". Многие мальчишки убегали на стадион , благо он находился вдалеке от палаток, и азартные крики "спортсменов" не мешали тем, кто спал. А многие девчонки действительно спали после обеда: очень уж непривычно много физических сил забирала работа в поле!

      Но зато вечером все были уже полны сил для главного , зачем они сюда приехали - для танцев! Почти каждый вечер, когда не привозили кино, устраивали танцы: кто - нибудь из мальчишек ставил пластинки популярных песен, а девчонки ждали приглашения на танец. Из быстрых были только твист и рок-н-ролл,  но пластинок с такой музыкой было мало, и поэтому почти все танцы были медленными. И, конечно, за те несколько дней, что они уже прожили в лагере, сложились несколько пар, девчонки из этих пар были спокойны за свой танец, а вот остальные искательно приглядывались к мальчишкам : а вдруг все же пригласит тот, от кого ждешь приглашения?

      А вот Санька не ждала приглашения от мальчиков из лагеря.

      Во время одной из передышек в конце ряда в поле возле лагеря она увидела незнакомого парнишку своего возраста, который сидел на кромке большого водоема на краю поля и пристально смотрел на нее издалека. Саньку почему - то рассмешил его взгляд, и она улыбнулась. Мальчика, видимо, ободрила ее улыбка, он улыбнулся во весь рот в ответ и , подскочив, подошел к Саньке.

       - Привет! Ты из лагеря,- утвердительно заявил он. Саньке еще больше стало смешно: откуда же еще здесь в поле она могла оказаться!

       - Нет, я лесная Фея, мне в лесу надоело - я в поле пришла! - Санька вообще была хохотушка, а сейчас уже рассмеялась в голос.

       - Н-е-ет, я видел тебя в лагере.

       - Когда это ты видел?

       - Да я уже три дня как приехал и ходил к вам на разведку : кто это тут поселился?

       - Так ты подсматривал? - Кокетливо - сердито воскликнула Санька.

       - Ну и подсматривал! Тут моя территория, я каждое лето здесь у деда на пасеке пропадаю, был хозяином всех полей и лесов в округе, а тут - понаехали, такая толпа поселилась, - тоже игриво - возмущенно произнес мальчишка.

       - Да, теперь мы тут хозяева: "все вокруг колхозное, все вокруг мое", - пропела Санька, все так же смеясь. - А тебя как зовут? А ты - откуда? А в каком классе ты учишься? А чем занимаешься? - Санька просто засыпала вопросами мальчишку, и теперь уже смеялся он.

       - Ну, ты даешь! Ладно - давай знакомиться, я тут давно за тобой наблюдаю.

       - Наблюдатель! Взял бы да помог, а то я отстала - смотри, какой ряд у меня!

       - Я помогу, только потом пойдем погуляем, - неожиданно предложил мальчишка, - и все - таки скажи уже : как тебя зовут?

       - Санька! Ой, Саша, Александра, - запуталась в своих именах Санька.

       - Очень приятно, а меня - Виктор, можно Витя. Ну что, погуляем, когда ряд закончим?

       - Не могу сейчас, нам нельзя во время работы с поля уходить. Если хочешь, я могу на "тихом часе" , часа в два.

       - Конечно, для встречи с тобой я все преграды  преодолею, я соглашусь с любым твоим желанием, только скажи! Давай работать.

       И они стали вместе, иногда касаясь друг друга плечами, локтями, пальцами рук, полоть следующий ряд. У Виктора удивительно ловко и легко получалось расправляться с сорняками. Тем более что в груди у него прыгала и росла огромная радость : наконец - то у него получилось познакомиться с девчонкой, за которой он уже три дня издали следил с робкой надеждой.

       "Какой интересный парень, - думала в это время Санька, - такой воспитанный и веселый, такие красивые слова говорит, а какой симпатичный!"

       Она успела разглядеть его всего: яркие серые глаза, светлые, слегка вьющиеся волосы, высокий и загорелый. У него были мускулистые ноги со светлым пушком, майка не прикрывала сильные плечи, на руках выделялись крепкие мускулы и жилы - видно было, что парень занимается спортом и от физической работы не отлынивает. Для своего возраста он был удивительно хорошо сложен и накачан.

        "Я еще расспрошу его об этом" - помечтала мысленно Санька о следующей встрече.

         Когда работающих подростков позвал бригадир, Санька впервые с сожалением оставила работу и, помахав своему новому знакомому рукой, нарочито красиво побежала к ребятам.

         - Помни : в два часа на этом месте! - Так, чтобы слышала только Санька, проговорил Виктор.

         "Еще бы я не помнила, - подумала , довольно улыбнувшись, Санька, - да я ни на секунду не забуду об этом!"

         Она особенно тщательно отмывала грязь из - под ногтей в душе, во все стороны расчесала, чтобы распушить, свои длинные волосы и уложила их в красивую косу высоко на макушке ( с "хвостом" было бы жарко - и она решила уложить волосы повыше ). Наскоро пообедав, пока девчонки еще не успели вернуться с обеда, быстро выбрала и надела свои лучшие брючки и маечку и выскочила из лагеря, чтобы избежать вопросов.

        Тайком пробравшись сзади столовой через лесочек в поле, она уже медленно пошла в условленное место на краю поля. Ей пришлось идти в обход, потому что прополотое ими поле за время обеда успели залить водой из поливочной системы. Вода прямо стояла между рядами, и через эту жижу было не перебраться. Санька вернулась к лесополосе и вдоль деревьев, где было повыше, уже скорым шагом пошла в условленное место. Конечно, это заняло у нее не меньше 20 минут - и к двум часам она опоздала. Со страхом она думала, что Виктор скорее всего не дождется ее - ведь они почти не знакомы. Но, к ее радости, он стоял спиной к ней ( он ведь ждал ее с другой стороны ), держа за спиной охапку полевых цветов, и с вытянутой шеей смотрел в сторону лагеря. Он не мог видеть, как Санька на цыпочках пробирается к нему сзади. Она сначала хотела сразу окликнуть его, потому что опоздала, чтобы успокоить, но, увидев его позу, каким - то женским чутьем поняла : не нужно.

        Гудела вода, шумел двигатель поливочной машины, кричали галки и вороны на пашне - и Виктор не мог слышать подкрадывающуюся к нему Саньку, а она, подобравшись к нему, быстро закрыла ему глаза своими ладонями. Она еще никогда этого не делала и не знала реакции на этот ее поступок. А реакция была очень неожиданная для нее : Виктор резко обернулся, обхватил ее обеими руками и быстро поцеловал прямо в губы! Ничего себе! Санька, конечно, влюблялась несколько раз, но никогда ее еще никто вот так не обнимал ( разве что в танце ), и уж тем более не целовал. От неожиданности она еще несколько секунд не шевелилась, а только ошеломленно и, надо сказать, радостно смотрела Витьке в глаза, но, опомнившись, вырвалась и стояла напротив, как обалдевшая взъерошенная кошка: в глазах метались то смешинки, то молнии, казалось, что сейчас она выпустит все свои "коготочки", но она вдруг рассмеялась. 

        Может быть, для мальчишки его собственный поступок тоже был неожиданным, он тоже замер и не знал, что делать дальше, но Санькин смех положил конец неловкости. Он тоже рассмеялся и протянул ей цветы:

       - Это тебе! Как я рад, что ты пришла, я уже не надеялся. Но ты не думай, я бы в лагерь пришел, я бы тебя все равно нашел!

        Санька молча теребила цветы, она была на седьмом небе от этих слов и от его поступка; если бы она не боялась показаться слишком смелой и развязной, она бы и сама сейчас обняла бы его и ждала еще одного поцелуя. Но он больше не решился, и Санька даже жалела об этом.

         Виктор взял ее за руку, и они пошли вдоль лесополосы в сторону от лагеря. На следующем поле работы не велись, земля отдыхала, и ее отдых был удивительно красивым! Все поле заросло высокими травами, многие еще цвели, и цветы были разной формы и оттенков. Пробираясь за руку среди высоких трав и цветов , ребята ощущали себя оторванными , спрятанными от всего мира. Можно было упасть в этот ворсистый цветной ковер и смотреть в  бесконечное синее небо... Но они не решились. Они шли и шли, Витя рассказывал о своей жизни, Санька - о своей. Оказалось, что он из Грозного, учился в большой новой школе в классе на год старше Саньки. Его родители работали на огромном заводе, а дедушка - здесь на колхозной пасеке. К нему Витя и приезжает каждое лето помогать и отдыхать от большого промышленного города. Ему очень нравятся и эти поля, и гул пчел, и свобода под этим ничем не закрытым небом.

        - А теперь мне здесь нравится еще больше - здесь ты, - тихо проговорил Витя.- Я уже три дня наблюдаю за тобой, но ты все время в толпе. Я уже почти готов был подойти и позвать тебя - и тут повезло : ты отстала на своем ряду и оказалась близко от меня одна. Спасибо сурепке! - пошутил он насчет сорняков, и снова Санька звонко засмеялась.

        - Спасибо сурепке - е - е! - прокричала на все поле Санька.

        Хохочущую девчонку Витя осмелился снова обхватить обеими руками, а затем неловко ткнулся губами в шею. Он подхватил ее на руки и закружил по цветущему полю. Радуги от разноцветных лепестков закружились в глазах девчонки, цветы касались ее плеч, они щекотали ее лицо и руки, и она продолжала смеяться. Это было так приятно - лететь на его руках среди цветов и понимать, как сильно она ему нравится!

        Они оба были еще такими маленькими и чистыми, что никаких более смелых мыслей в их головах и сердцах просто не могло появиться. В конце концов Витя отпустил Саньку, и они, снова держась за руки, пошли к лагерю.

         Вечером этого дня и во все последующие вечера Виктор приходил в лагерь на танцы, успел подружиться с мальчишками, играл с ними в футбол, но все время искал глазами Саньку, приглашал ее на все медленные танцы и уходил только после отбоя. И почти каждый день на "тихом часе" Санька убегала из лагеря на свои романтические свидания.

         Они уже много знали друг о друге, стали очень близкими друзьями. Девчонки завистливо шептались, ведь таких красавчиков в лагере не было. Но Саньку в классе любили, и злых сплетен про ее отношения с чужаком не распространяли, и учителям ее тайну не выдали.

         Смена закончилась неожиданно, надо было уезжать домой, а Виктор по-прежнему оставался у деда на пасеке. До своего отъезда в Грозный он еще пару раз приезжал днем в станицу и встречался с Санькой в центре или в парке, но эти встречи нельзя было сравнить с их романтическими свиданиями в полях.

         А вскоре Саньку отправили сначала к бабушке, а после до конца лета в пионерский лагерь. Ребята еще с год переписывались, а потом потеряли друг друга.  Любовь так и не успела родиться.

         Через много лет повзрослевший Виктор появился вдруг в доме Александры накануне ее свадьбы совсем с другим Виктором. Видимо, он после службы в армии снова приехал к деду и вспомнил здесь, в полях, о своей лесной Фее, решив возобновить их сельскохозяйственный роман, но ... опоздал.  

         - Если когда - нибудь ты передумаешь или останешься одна и захочешь найти меня - только позови, я буду ждать тебя всегда, - эти слова Санька иногда вспоминала в своей жизни.

          Но потом чеченская война и разгром Грозного навсегда похоронили под развалинами Витькиного родного города последнюю надежду когда - нибудь встретиться с ним. Но это уже совсем другая история ...

 

                                         ( продолжение будет )

© Copyright: Людмила Меренкова, 2013

Регистрационный номер №0156350

от 3 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0156350 выдан для произведения:

                       Бусинка десятая : бригада.

 

                                                                                 "А люди идут по свету, им, в общем, немного надо,

                                                                                  Была бы прочна палатка, да был бы нескучен путь..."

     Эту песню, не особенно задумываясь над ее содержанием, часто дружно орал ее класс, сидя на  жестких деревянных скамейках в кузове грузовика, везущего их в поле, где колхозникам в очередной раз была нужна помощь школьников на прополке или на уборке урожая. Это случалось часто осенью или весной прямо вместо уроков - и это был праздник! Умные и хорошо успевающие Санькины одноклассники не особенно страдали от пропуска уроков, они легко справлялись с учебными программами, а эти выезды в поле были радостными событиями : не надо сидеть в классе и ждать вызова к доске, не надо делать домашние задания, а вместо этого можно весело орать песни со своими одноклассниками в открытом грузовике, буквально "от пуза" наедаться спелыми помидорами прямо с куста или грызть только что вырытую из земли морковку, слегка оттерев ее  от земли об одежду, можно покидаться початками кукурузы на току или поваляться на огромной куче лука на широком колхозном складе. Но главное - можно целыми днями свободно и весело общаться с друзьями и одноклассниками, не опасаясь звонка на урок или замечания учителя.  Да и сами учителя здесь были просто взрослыми друзьями, веселыми и общительными. А после сделанной работы , достав свои кульки и котомки, заготовленные заботливыми мамами, дружно за общим столом жевать свои запасы или приготовленный бригадной поварихой сытный обед, который в период уборки всегда бесплатно готовился для всех, кто убирал урожай.

      Но ни Санька, ни Санькины одноклассники и предположить не могли, какой сюрприз им приготовил колхоз вместе с директором школы : после седьмого класса им предложили месяц или даже два пожить в трудовом лагере, оборудованном на территории одной из бригад в 3-4 километрах от станицы, далеко в полях среди небольшого зеленого массива.

      Это было время создания первых школьных ученических бригад, в которых  подростки 14-17  лет не только помогали колхозам, но и отдыхали, занимались спортом да еще и деньги зарабатывали: с каждым из них заключался договор.

      Все они даже не представляли, забираясь в очередной раз в кузов со своими сумками и узлами с постелью, какое лето им предстоит, сколько новых впечатлений, эмоций, сколько опыта и навыков они приобретут в своей ученической бригаде!

      Под густыми деревьями в два ряда , образуя улицу, стояли 16 больших палаток, в стороне была оборудована кухня и пристроенная к ней большая деревянная беседка с полом  и штакетником по периметру, в которой стояли длинные деревянные столы и скамейки. В одну стену был встроен экран для показа кино, в противоположной было большое окно в кухню для раздачи еды.

      В палатках  поперек входа до самой задней стенки были сооружены нары - большой настил из досок метров шесть в длину и два метра в ширину на высоте полуметра над деревянным же полом. Небольшой проход вдоль боковой стенки палатки позволял легко добраться до дальней части настила. На  нарах уже лежали встык 8 новеньких матрасов, нужно было только разделиться по 8 человек на "спальню"  и договориться, кто в какой части настила будет располагаться. Девчонки быстро расстелили свои простынки и развесили на плечиках под потолком свои вещички. Мальчишки же, наспех побросав сумки и узлы на нары, помчались осваивать "стадион": в лагере действительно были выстроены самодельные футбольные ворота из бревен и установлены столбы для волейбольной сетки и баскетбольных щитов с кольцами - это комсомольская организация колхоза постаралась для новоиспеченных "колхозников" из школьной бригады!

      Боже мой! Что это было за лето! Конечно, ранний, в шесть утра, подъем и четырехчасовая работа в поле в жаркий день особенного счастья не доставляли, но все остальное...

      Пока ехали после завтрака в поле , еще не проснувшиеся девчонки и мальчишки редко пели песни, больше зевали и переговаривались группками, но вот после работы они переорали , казалось, все известные и не очень песни, трясясь в кузове, наслаждаясь встречным ветерком после жары, пыли и пота в поле. А потом наперегонки бежали к длинным умывальникам, брызгались, обливались, визжали, наслаждаясь холодной водой, отмывая озелененные травой и ботвой руки и ноги; мальчишки мылись прямо здесь, раздевшись до плавок, охлаждая потные лица, шеи и спины; девчонки бежали в отгороженные досками душевые, где вода тоже была холодной, но так приятно в жару было стоять под прохладными нитями и чувствовать постепенное возвращение сил после работы в поле. Ведь эти силы еще ох как понадобятся  им к вечеру!

       После все дружно бежали в столовую: ах, какой вкусный обед готовила колхозная повариха с помощью дежурных! 

       Дежурство в столовой по графику было не самой приятной обязанностью "колхозников": надо было встать в четыре утра, начистить картошки и других овощей на целый день на весь лагерь ( а это больше ста человек!), нарезать хлеб, подготовить всю посуду, потом участвовать в раздаче, собрать, очистить и перемыть все тарелки после завтрака, обеда и ужина, вымыть и почистить в холодной воде все кастрюли и сковороды, а вечером еще и расставить по местам всю посуду, вымыть плиту и подмести в столовой пол. Это было потяжелее работы в поле!

      Хотя и в поле им было нелегко, работа им доставалась разная. Иногда их увозили далеко в горы - там были бесконечно длинные ряды подсолнухов, которые в июне напоминали детишек и росли неровно, кучками по 4-5 ростков; вот с этими кучками и нужно было бороться: надо было несколько километров идти наклонясь и оставлять в каждой такой кучке не больше двух, а лучше - один самый сильный росток, остальные безжалостно вырывать с корнем и выносить с ряда на край поля. Уже на втором километре ребята не наклонялись к земле, а удаляли ростки ногой, подбирая не сразу, а на обратном пути. В такую жару не походишь долго головой вниз! Правда, их никто особенно не торопил, и они часто делали передышки под предлогом "напиться водички", которую им обязательно привозили в небольшой цистерне: вода была чистой и холодной, а передышки были такими приятными!

     Но самой неприятной работой была прополка: сорняки цеплялись за землю цепко, были колючими и многочисленными, их надо было выдирать с корнем или вырубить тяпкой, не повредив ростки овощей. Санька вместе с ребятами как-то вечером придумали песню, которую потом с удовольствием пели и на машинах, и в лагере, она фактически на ближайшие годы стала Гимном их школьной бригады, тем более, что стихи были написаны на очень популярную тогда песню "Хали - гали" :

                    Ползу по ряду - какой ужасный ряд!

                    Рву сорняки я : они как лес стоят, 

                    Джунгли сурепки - не видно в них ребят,

                    А увидят хоть травинку - возвращают назад!

                          Тяпку в грязных ладонях вправо - влево верчу, 

                          И назад возвращаться ни за что не хочу!

                     Норма большая, и этим жарким днем

                     Полю и мечтаю : хотя бы кто помог!

                     У всех у наших одно желанье есть, 

                     Чтобы дождик зарядил хотя бы дней на шесть!

      Да, дождик был спасением  порой даже на несколько дней: в поле в дождь и в грязь школьников не водили. Можно было отправиться домой ( но, боже мой, зачем же!), можно было заниматься любимым делом : репетировать к мероприятиям стихи и песни, выпускать стенгазету, читать, приводить себя в порядок, играть на стадионе или просто общаться с друзьями. Санька в такие дни отсыпалась. Самое для нее трудное было - это вставать в шесть утра, она дого привыкала, но постепенно втянулась и даже не всегда спала в "тихий час" после обеда. Да, у ребят был "тихий час". Многие мальчишки убегали на стадион , благо он находился вдалеке от палаток, и азартные крики "спортсменов" не мешали тем, кто спал. А многие девчонки действительно спали после обеда: очень уж непривычно много физических сил забирала работа в поле!

      Но зато вечером все были уже полны сил для главного , зачем они сюда приехали - для танцев! Почти каждый вечер, когда не привозили кино, устраивали танцы: кто - нибудь из мальчишек ставил пластинки популярных песен, а девчонки ждали приглашения на танец. Из быстрых были только твист и рок-н-ролл,  но пластинок с такой музыкой было мало, и поэтому почти все танцы были медленными. И, конечно, за те несколько дней, что они уже прожили в лагере, сложились несколько пар, девчонки из этих пар были спокойны за свой танец, а вот остальные искательно приглядывались к мальчишкам : а вдруг все же пригласит тот, от кого ждешь приглашения?

      А вот Санька не ждала приглашения от мальчиков из лагеря.

      Во время одной из передышек в конце ряда в поле возле лагеря она увидела незнакомого парнишку своего возраста, который сидел на кромке большого водоема на краю поля и пристально смотрел на нее издалека. Саньку почему - то рассмешил его взгляд, и она улыбнулась. Мальчика, видимо, ободрила ее улыбка, он улыбнулся во весь рот в ответ и , подскочив, подошел к Саньке.

       - Привет! Ты из лагеря,- утвердительно заявил он. Саньке еще больше стало смешно: откуда же еще здесь в поле она могла оказаться!

       - Нет, я лесная Фея, мне в лесу надоело - я в поле пришла! - Санька вообще была хохотушка, а сейчас уже рассмеялась в голос.

       - Н-е-ет, я видел тебя в лагере.

       - Когда это ты видел?

       - Да я уже три дня как приехал и ходил к вам на разведку : кто это тут поселился?

       - Так ты подсматривал? - Кокетливо - сердито воскликнула Санька.

       - Ну и подсматривал! Тут моя территория, я каждое лето здесь у деда на пасеке пропадаю, был хозяином всех полей и лесов в округе, а тут - понаехали, такая толпа поселилась, - тоже игриво - возмущенно произнес мальчишка.

       - Да, теперь мы тут хозяева: "все вокруг колхозное, все вокруг мое", - пропела Санька, все так же смеясь. - А тебя как зовут? А ты - откуда? А в каком классе ты учишься? А чем занимаешься? - Санька просто засыпала вопросами мальчишку, и теперь уже смеялся он.

       - Ну, ты даешь! Ладно - давай знакомиться, я тут давно за тобой наблюдаю.

       - Наблюдатель! Взял бы да помог, а то я отстала - смотри, какой ряд у меня!

       - Я помогу, только потом пойдем погуляем, - неожиданно предложил мальчишка, - и все - таки скажи уже : как тебя зовут?

       - Санька! Ой, Саша, Александра, - запуталась в своих именах Санька.

       - Очень приятно, а меня - Виктор, можно Витя. Ну что, погуляем, когда ряд закончим?

       - Не могу сейчас, нам нельзя во время работы с поля уходить. Если хочешь, я могу на "тихом часе" , часа в два.

       - Конечно, для встречи с тобой я все преграды  преодолею, я соглашусь с любым твоим желанием, только скажи! Давай работать.

       И они стали вместе, иногда касаясь друг друга плечами, локтями, пальцами рук, полоть следующий ряд. У Виктора удивительно ловко и легко получалось расправляться с сорняками. Тем более что в груди у него прыгала и росла огромная радость : наконец - то у него получилось познакомиться с девчонкой, за которой он уже три дня издали следил с робкой надеждой.

       "Какой интересный парень, - думала в это время Санька, - такой воспитанный и веселый, такие красивые слова говорит, а какой симпатичный!"

       Она успела разглядеть его всего: яркие серые глаза, светлые, слегка вьющиеся волосы, высокий и загорелый. У него были мускулистые ноги со светлым пушком, майка не прикрывала сильные плечи, на руках выделялись крепкие мускулы и жилы - видно было, что парень занимается спортом и от физической работы не отлынивает. Для своего возраста он был удивительно хорошо сложен и накачан.

        "Я еще расспрошу его об этом" - помечтала мысленно Санька о следующей встрече.

         Когда работающих подростков позвал бригадир, Санька впервые с сожалением оставила работу и, помахав своему новому знакомому рукой, нарочито красиво побежала к ребятам.

         - Помни : в два часа на этом месте! - Так, чтобы слышала только Санька, проговорил Виктор.

         "Еще бы я не помнила, - подумала , довольно улыбнувшись, Санька, - да я ни на секунду не забуду об этом!"

         Она особенно тщательно отмывала грязь из - под ногтей в душе, во все стороны расчесала, чтобы распушить, свои длинные волосы и уложила их в красивую косу высоко на макушке ( с "хвостом" было бы жарко - и она решила уложить волосы повыше ). Наскоро пообедав, пока девчонки еще не успели вернуться с обеда, быстро выбрала и надела свои лучшие брючки и маечку и выскочила из лагеря, чтобы избежать вопросов.

        Тайком пробравшись сзади столовой через лесочек в поле, она уже медленно пошла в условленное место на краю поля. Ей пришлось идти в обход, потому что прополотое ими поле за время обеда успели залить водой из поливочной системы. Вода прямо стояла между рядами, и через эту жижу было не перебраться. Санька вернулась к лесополосе и вдоль деревьев, где было повыше, уже скорым шагом пошла в условленное место. Конечно, это заняло у нее не меньше 20 минут - и к двум часам она опоздала. Со страхом она думала, что Виктор скорее всего не дождется ее - ведь они почти не знакомы. Но, к ее радости, он стоял спиной к ней ( он ведь ждал ее с другой стороны ), держа за спиной охапку полевых цветов, и с вытянутой шеей смотрел в сторону лагеря. Он не мог видеть, как Санька на цыпочках пробирается к нему сзади. Она сначала хотела сразу окликнуть его, потому что опоздала, чтобы успокоить, но, увидев его позу, каким - то женским чутьем поняла : не нужно.

        Гудела вода, шумел двигатель поливочной машины, кричали галки и вороны на пашне - и Виктор не мог слышать подкрадывающуюся к нему Саньку, а она, подобравшись к нему, быстро закрыла ему глаза своими ладонями. Она еще никогда этого не делала и не знала реакции на этот ее поступок. А реакция была очень неожиданная для нее : Виктор резко обернулся, обхватил ее обеими руками и быстро поцеловал прямо в губы! Ничего себе! Санька, конечно, влюблялась несколько раз, но никогда ее еще никто вот так не обнимал ( разве что в танце ), и уж тем более не целовал. От неожиданности она еще несколько секунд не шевелилась, а только ошеломленно и, надо сказать, радостно смотрела Витьке в глаза, но, опомнившись, вырвалась и стояла напротив, как обалдевшая взъерошенная кошка: в глазах метались то смешинки, то молнии, казалось, что сейчас она выпустит все свои "коготочки", но она вдруг рассмеялась. 

        Может быть, для мальчишки его собственный поступок тоже был неожиданным, он тоже замер и не знал, что делать дальше, но Санькин смех положил конец неловкости. Он тоже рассмеялся и протянул ей цветы:

       - Это тебе! Как я рад, что ты пришла, я уже не надеялся. Но ты не думай, я бы в лагерь пришел, я бы тебя все равно нашел!

        Санька молча теребила цветы, она была на седьмом небе от этих слов и от его поступка; если бы она не боялась показаться слишком смелой и развязной, она бы и сама сейчас обняла бы его и ждала еще одного поцелуя. Но он больше не решился, и Санька даже жалела об этом.

         Виктор взял ее за руку, и они пошли вдоль лесополосы в сторону от лагеря. На следующем поле работы не велись, земля отдыхала, и ее отдых был удивительно красивым! Все поле заросло высокими травами, многие еще цвели, и цветы были разной формы и оттенков. Пробираясь за руку среди высоких трав и цветов , ребята ощущали себя оторванными , спрятанными от всего мира. Можно было упасть в этот ворсистый цветной ковер и смотреть в  бесконечное синее небо... Но они не решились. Они шли и шли, Витя рассказывал о своей жизни, Санька - о своей. Оказалось, что он из Грозного, учился в большой новой школе в классе на год старше Саньки. Его родители работали на огромном заводе, а дедушка - здесь на колхозной пасеке. К нему Витя и приезжает каждое лето помогать и отдыхать от большого промышленного города. Ему очень нравятся и эти поля, и гул пчел, и свобода под этим ничем не закрытым небом.

        - А теперь мне здесь нравится еще больше - здесь ты, - тихо проговорил Витя.- Я уже три дня наблюдаю за тобой, но ты все время в толпе. Я уже почти готов был подойти и позвать тебя - и тут повезло : ты отстала на своем ряду и оказалась близко от меня одна. Спасибо сурепке! - пошутил он насчет сорняков, и снова Санька звонко засмеялась.

        - Спасибо сурепке - е - е! - прокричала на все поле Санька.

        Хохочущую девчонку Витя осмелился снова обхватить обеими руками, а затем неловко ткнулся губами в шею. Он подхватил ее на руки и закружил по цветущему полю. Радуги от разноцветных лепестков закружились в глазах девчонки, цветы касались ее плеч, они щекотали ее лицо и руки, и она продолжала смеяться. Это было так приятно - лететь на его руках среди цветов и понимать, как сильно она ему нравится!

        Они оба были еще такими маленькими и чистыми, что никаких более смелых мыслей в их головах и сердцах просто не могло появиться. В конце концов Витя отпустил Саньку, и они, снова держась за руки, пошли к лагерю.

         Вечером этого дня и во все последующие вечера Виктор приходил в лагерь на танцы, успел подружиться с мальчишками, играл с ними в футбол, но все время искал глазами Саньку, приглашал ее на все медленные танцы и уходил только после отбоя. И почти каждый день на "тихом часе" Санька убегала из лагеря на свои романтические свидания.

         Они уже много знали друг о друге, стали очень близкими друзьями. Девчонки завистливо шептались, ведь таких красавчиков в лагере не было. Но Саньку в классе любили, и злых сплетен про ее отношения с чужаком не распространяли, и учителям ее тайну не выдали.

         Смена закончилась неожиданно, надо было уезжать домой, а Виктор по-прежнему оставался у деда на пасеке. До своего отъезда в Грозный он еще пару раз приезжал днем в станицу и встречался с Санькой в центре или в парке, но эти встречи нельзя было сравнить с их романтическими свиданиями в полях.

         А вскоре Саньку отправили сначала к бабушке, а после до конца лета в пионерский лагерь. Ребята еще с год переписывались, а потом потеряли друг друга.  Любовь так и не успела родиться.

         Через много лет повзрослевший Виктор появился вдруг в доме Александры накануне ее свадьбы совсем с другим Виктором. Видимо, он после службы в армии снова приехал к деду и вспомнил здесь, в полях, о своей лесной Фее, решив возобновить их сельскохозяйственный роман, но ... опоздал.  

         - Если когда - нибудь ты передумаешь или останешься одна и захочешь найти меня - только позови, я буду ждать тебя всегда, - эти слова Санька иногда вспоминала в своей жизни.

          Но потом чеченская война и разгром Грозного навсегда похоронили под развалинами Витькиного родного города последнюю надежду когда - нибудь встретиться с ним. Но это уже совсем другая история ...

 

                                         ( продолжение будет )

Рейтинг: 0 209 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!