НЕ УТОНУ!

11 октября 2014 - Валерий Валиулин
article244791.jpg

НЕ УТОНУ!

     У соседа по площадке, Валеры Ошвинцева, появился аквариум с рыбками. Валера старше меня на пять - шесть лет. Был он моим заступником во всех мальчишеских дворовых «разборках». Слова такого, «разборки», мы тогда не употребляли. Теперь оно прижилось, после девяностых, мерзопакостных, бандитских лет России.

     Если мы играли, на траве сквера или стадиона в наездников, то наездником Валера всегда выбирал меня. Он играл в хоккей за нашу клубную команду «Строитель». Ловкие оба, мы чаще других оказывались победителями! Вечерами и по выходным я ходил к ним в квартиру смотреть «телик».* А теперь ещё и любоваться его валехвостовыми, меченосцами, золотыми, «гуппёшками».

     Когда у Валеры появилось много-много мальков гуппи, он дал мне их с пяток. Отсыпал для них корм, выделил часть водорослей, камней, ракушек и, припасённого, речного песка.

     «Гуппёшки» жили у нас, на подоконнике, в трёхлитровой банке. Конечно, это не аквариум, но появились у меня и красные, и лимонные меченосцы. Только желание моё завести золотых рыбок никогда не исполнилось.

     Корм для рыбок я добывал в недостроенном плавательном бассейне. По каким-то причинам строительство бассейна было приостановлено. Нас мальчишек, это мало беспокоило - была готова огромная «железобетонная» ванна! Дождевая вода в ней никогда не пересыхала. Правда, набиралось воды не до края. Ванна высоко торчала над котлованом, и нам приходилось взбираться на бетонную стену и спускаться к воде по всяким, торчащим из бетона, арматуринам, приставленным к стене ванны доскам, привязанным верёвкам.

     Внизу, из брошенных строителями досок и брёвен, кто-то соорудил плот на неглубоком, высыхающем участке дна. Плот пришвартовали и закрепили в углу бассейна, где самое глубокое место для прыжков с будущей вышки. С него мы и ныряли в воду. Плавать тогда я не умел. Мог только нырнуть, вынырнуть и вскарабкаться на плот.

     Сачок я сделал сам: округлил деревянный брус папиным рубанком да кухонным ножом, зашкурил его наждачной бумагой; прикрепил на палку полуобруч из толстой проволоки; ловушку вырезал из старых капроновых чулок, которых дома хватало, сестёр-то у меня было, аж, целых пять!

     На выходные дни родители повезли нас с младшей сестрёнкой в деревню. Перед отъездом я высыпал рыбкам весь сухой корм, что был у меня.

     Вернулись в город в понедельник. Поезд пришёл под утро, ещё не рассветало. Пока нас не было дома, рыбки поели корм, и голодные метались в трёхлитровке. Я взял сачок, старый мамин бидон для молока и отправился в бассейн за дафниями. Никто ещё не выходил на улицу.

     В поезде я не спал. Это ведь взрослые высыпаются в поездах, электричках, самолётах, а ребёнок разве уснёт, когда столько картин сменяется за окном?!

     Сидя на корточках, на краешке плота, я водил сачком по воде. Набрав дафнии, выворачивал чулок в бидоне с водой, вновь опускал сачок в воду. Усталость и монотонность работы взяли своё – я проснулся в воде и, по моим возрастным меркам, далеко от плота. Кто увидит мальчика за высокой бетонной стеной в такую пору, когда все ещё спят?! Я и в детстве был стойким, решительным. Страшась, никогда не паниковал, а включал в работу свои юркие, детские мозги. Срабатывал мой характер «настырного татарчонка», каким считал меня Валера.

     Как-то Серёга Редькин, тоже из нашего дома, постарше меня, учил нас, мелюзгу: «Если упал в воду, а плавать не умеешь, бей по воде руками, греби как собака лапами, держи нос над водой и не пойдёшь ко дну! Так я и поступил, задолбил по воде руками. Почуяв, что я держусь на поверхности, я стал грести, и поплыл «по-собачьи». Почему-то, сначала к плавающему сачку, которого жаль было лишиться. Но сачок оказался так далеко, что повернул обратно, к нашему плоту-пристани. Вскарабкался на плот, весь мокрёхонек. Вылил воду из ботинок со сбитыми, побелевшими, от вечных футбольных игр носками. Снял свой любимый, красный «вратарский» свитер, сшитые мамой чёрные сатиновые шаровары с резинками в поясе и в ногах. Отжал всё, как мог, тряпки.

     Вокруг никого! Только прохладное сентябрьское небо над головой. Чтобы подгрести сачок не было на плоту ничего подходящего. Сачок пропал, но бидон с кормом для рыб был полнёхонек! Когда я весь мокрый пришёл домой, наши были уже на ногах. Кому в школу, кому на работу идти. Мне дали словесного разгону, напоили чаем с малиной и не пустили в школу. Я только начал ходить тогда в третий класс.

     Температурил не долго. К нам приходила детский врач, обстукивала и прослушивала меня: «Не дыши! Сильно подыши! Покашляй!»

      Кому-то из ребят нашего двора досталась моя банка с рыбками. Рыбок держать мне запретили – чуть не утонул из-за них!

      Ещё я не утонул в Шершнёвском водохранилище после шестого класса!

     Потом, в тридцатилетнем возрасте, не утонул в Оке!

      Всё это я вспомню и опишу, не зная сам для чего.

* мерзопакостный - крайне гадкий, отвратительный, мерзкий.

© Copyright: Валерий Валиулин, 2014

Регистрационный номер №0244791

от 11 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0244791 выдан для произведения:

НЕ УТОНУ!

     У соседа по площадке, Валеры Ошвинцева, появился аквариум с рыбками. Валера старше меня на пять - шесть лет. Был он моим заступником во всех мальчишеских дворовых «разборках». Слова такого, «разборки», мы тогда не употребляли. Теперь оно прижилось, после девяностых, мерзопакостных, бандитских лет России.

     Если мы играли, на траве сквера или стадиона в наездников, то наездником Валера всегда выбирал меня. Он играл в хоккей за нашу клубную команду «Строитель». Ловкие оба, мы чаще других оказывались победителями! Вечерами и по выходным я ходил к ним в квартиру смотреть «телик».* А теперь ещё и любоваться его валехвостовыми, меченосцами, золотыми, «гуппёшками».

     Когда у Валеры появилось много-много мальков гуппи, он дал мне их с пяток. Отсыпал для них корм, выделил часть водорослей, камней, ракушек и, припасённого, речного песка.

     «Гуппёшки» жили у нас, на подоконнике, в трёхлитровой банке. Конечно, это не аквариум, но появились у меня и красные, и лимонные меченосцы. Только желание моё завести золотых рыбок никогда не исполнилось.

     Корм для рыбок я добывал в недостроенном плавательном бассейне. По каким-то причинам строительство бассейна было приостановлено. Нас мальчишек, это мало беспокоило - была готова огромная «железобетонная» ванна! Дождевая вода в ней никогда не пересыхала. Правда, набиралось воды не до края. Ванна высоко торчала над котлованом, и нам приходилось взбираться на бетонную стену и спускаться к воде по всяким, торчащим из бетона, арматуринам, приставленным к стене ванны доскам, привязанным верёвкам.

     Внизу, из брошенных строителями досок и брёвен, кто-то соорудил плот на неглубоком, высыхающем участке дна. Плот пришвартовали и закрепили в углу бассейна, где самое глубокое место для прыжков с будущей вышки. С него мы и ныряли в воду. Плавать тогда я не умел. Мог только нырнуть, вынырнуть и вскарабкаться на плот.

     Сачок я сделал сам: округлил деревянный брус папиным рубанком да кухонным ножом, зашкурил его наждачной бумагой; прикрепил на палку полуобруч из толстой проволоки; ловушку вырезал из старых капроновых чулок, которых дома хватало, сестёр-то у меня было, аж, целых пять!

     На выходные дни родители повезли нас с младшей сестрёнкой в деревню. Перед отъездом я высыпал рыбкам весь сухой корм, что был у меня.

     Вернулись в город в понедельник. Поезд пришёл под утро, ещё не рассветало. Пока нас не было дома, рыбки поели корм, и голодные метались в трёхлитровке. Я взял сачок, старый мамин бидон для молока и отправился в бассейн за дафниями. Никто ещё не выходил на улицу.

     В поезде я не спал. Это ведь взрослые высыпаются в поездах, электричках, самолётах, а ребёнок разве уснёт, когда столько картин сменяется за окном?!

     Сидя на корточках, на краешке плота, я водил сачком по воде. Набрав дафнии, выворачивал чулок в бидоне с водой, вновь опускал сачок в воду. Усталость и монотонность работы взяли своё – я проснулся в воде и, по моим возрастным меркам, далеко от плота. Кто увидит мальчика за высокой бетонной стеной в такую пору, когда все ещё спят?! Я и в детстве был стойким, решительным. Страшась, никогда не паниковал, а включал в работу свои юркие, детские мозги. Срабатывал мой характер «настырного татарчонка», каким считал меня Валера.

     Как-то Серёга Редькин, тоже из нашего дома, постарше меня, учил нас, мелюзгу: «Если упал в воду, а плавать не умеешь, бей по воде руками, греби как собака лапами, держи нос над водой и не пойдёшь ко дну! Так я и поступил, задолбил по воде руками. Почуяв, что я держусь на поверхности, я стал грести, и поплыл «по-собачьи». Почему-то, сначала к плавающему сачку, которого жаль было лишиться. Но сачок оказался так далеко, что повернул обратно, к нашему плоту-пристани. Вскарабкался на плот, весь мокрёхонек. Вылил воду из ботинок со сбитыми, побелевшими, от вечных футбольных игр носками. Снял свой любимый, красный «вратарский» свитер, сшитые мамой чёрные сатиновые шаровары с резинками в поясе и в ногах. Отжал всё, как мог, тряпки.

     Вокруг никого! Только прохладное сентябрьское небо над головой. Чтобы подгрести сачок не было на плоту ничего подходящего. Сачок пропал, но бидон с кормом для рыб был полнёхонек! Когда я весь мокрый пришёл домой, наши были уже на ногах. Кому в школу, кому на работу идти. Мне дали словесного разгону, напоили чаем с малиной и не пустили в школу. Я только начал ходить тогда в третий класс.

     Температурил не долго. К нам приходила детский врач, обстукивала и прослушивала меня: «Не дыши! Сильно подыши! Покашляй!»

      Кому-то из ребят нашего двора досталась моя банка с рыбками. Рыбок держать мне запретили – чуть не утонул из-за них!

      Ещё я не утонул в Шершнёвском водохранилище после шестого класса!

     Потом, в тридцатилетнем возрасте, не утонул в Оке!

      Всё это я вспомню и опишу, не зная сам для чего.

* мерзопакостный - крайне гадкий, отвратительный, мерзкий.

Рейтинг: +7 248 просмотров
Комментарии (12)
Валерий Валиулин # 11 октября 2014 в 11:39 +1
Этим рассказом я продолжу книгу прозы "АБЗАЦЫ ЖИЗНИ". Валерий Валиулин. voensam
Осень # 11 октября 2014 в 18:55 +1
Как же интересно ты пишешь! Легко, свободно, простым, понятным языком! Спасибо, Мастер!
osenpar2
Леонид Зеленский # 12 октября 2014 в 13:12 +1
Рыбок нет, а память о детстве и своей юной привязаности осталась. Это здорово! С почтением c0137
Валерий Валиулин # 12 октября 2014 в 18:04 0
Спасибо, Леонид! Да, рыбками я больше не увлекался. Увлёкся народным танцами на все школьные годы. begu
Непечалька # 14 октября 2014 в 14:47 +1
Легко читается, интересно...)
Валерий Валиулин # 16 октября 2014 в 03:53 0
СПАСИБО ЗА ПРОЧТЕНИЕ И КОММЕНТАРИЙ! А это можно посмотреть мой видеоклип https://www.youtube.com/watch?v=i0lmJg_L3EE
Эльвира Ищенко # 15 октября 2014 в 17:21 +1
Прочла рассказ на одном дыхании,понравился!!! flower
Валерий Валиулин # 16 октября 2014 в 03:27 0
Спасибо, Эльвира за прочтение рассказа и доброе слово! voensam
Лариса Неводнiчик # 18 октября 2014 в 14:58 +1
Валера, у тебя все получается замечательно! Стихи и песни,проза, профессия! Так держать! Молодец! 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Валерий Валиулин # 28 июня 2016 в 22:00 0
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Прибавь: никогда не вызываю в дом электриков, сантехников, сам кладу паркет и плитку кафельную, готовлю себе, когда нет дома Ольги, а раньше и телевизоры чинил (теперь компьютеры). Вообщем - всё сам. Единственно, мне нельзя теперь поднимать тяжести, но я научился их таскать на подстилке, катать в тележке. Вот с сенокосом и др. земельными работами пришлось завязать (2 инфаркта). Когда меня спрашивают: "Кто вам сделал то или это?" Я отвечаю: "Я и два Инфаркта!".
Валерий Валиулин # 19 октября 2014 в 06:12 0
СПАСИБО!
Прокофьева Александрина # 29 января 2015 в 18:06 +1
Я тоже хочу рыбок. Но мама говорит, что 4 кошки, собака и черепаха уже перебор. Но я надеюсь.
rolf 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6