ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Мистическая кража

 

Мистическая кража

 Владимир Михайлович Жариков

 

                                         Мистическая кража

                                        

                                                      Рассказ            

 

    Валерий Иванович проснулся ночью в холодном поту. Он с ужасом стал вспоминать вечер прошедшего  дня.  Вчера случилось нечто ужасное, такое может произойти только в кошмарном сне. Воспоминания, как слайды мелькали у него перед глазами – он то останавливал некоторые из них, чтобы лучше рассмотреть, то прокручивал дальше с бешеной скоростью, стараясь обойти своим вниманием весь ужас, запечатленный его памятью.

   Однако, все больше и больше просыпаясь и отряхиваясь ото сна, он понимал, что об этом происшествии не должна знать его семья – жена, взрослый сын с невесткой, проживающие совместно с родителями. После случившегося вчера он будет вынужден им во многом отказать -  сыну в покупке нового «Порше», а жене в ежемесячном финансировании ее дорогостоящих запросов?

    Новую машину он пообещал сыну еще  в прошлом году за успешное окончание ВУЗа и получение специальности финансиста, а жена постоянно просила денег в свой фонд,  занимающийся содействием «развитию культуры и искусства» в  городе, мэром которого был Валерий Иванович. «По совместительству» этот фонд был «кондуктором» по проводке крупных сумм за рубеж в оффшорные зоны.  «Нет, - думал Валерий Иванович - нужно оставить все произошедшее в тайне и надеяться на то, что все наконец-таки выясниться и образуется».

     В случившееся ЧП никак не хотелось верить - его счет в швейцарском банке HSBC Private Bank, был пуст – обнулен.  Все деньги были переведены на счет неизвестной фирмы в США по его же платежному поручению. В графе «назначении платежа» было указано – «на благотворительные цели».

    Эту убийственную для Валерия Ивановича ситуацию, он обнаружил,  вчера вечером, когда, закрывшись в своем кабинете, включил компьютер для проверки состояния счета и проводки на этот счет очередной суммы  со счета одной из своих оффшорных компаний.

      Это был не просто банковский счет – это была его надежная опора в настоящем и будущем, это была стопроцентная гарантия его «побед на выборах» мэра города на многие годы вперед. Это был источник, гарантирующий возврат средств, затраченных на «отстеги вверх», это была надежная финансовая схема по отмыванию денег и источник устойчивой работы собственных фирм города, оформленных на подставных лиц.

     Само собой разумеется, никто, кроме его помощника, человека надежного и высокооплачиваемого из собственного кармана Валерия Ивановича, не мог знать о существовании этого счета. Сергей Станиславович, так звали помощника мэра,  прошел вместе с ним весь его путь от мелкого торгаша и примитивного «кидалы» к вершине городской власти. Валерий Иванович беспредельно, доверял только «своему Сереге», и только ему можно было поручить проведение мероприятий по выяснению ситуации со счетом. А что если произойдет самое плохое - полная потеря денег? Как  об этом рассказать близким, как открыть им тайну за семью печатями? Как им объяснишь, что источник их шикарной и беззаботной  жизни иссяк?

     В течение двух-трех дней, его помощник должен все выяснить и расставить все точки над «и». Для этого ему необходимо было «съездить в очередную служебную командировку» с доверенностью от Валерия Ивановича на осуществление контрольных функций по ведению счета в банке. Такая командировка, обычно, оформлялась в Москву на очередные парламентские слушания или в Ассоциацию малых городов России. На самом же деле в Москве помощник получал от надежного человека визу и билет до Берна и благополучно возвращался через пару дней домой.

     Но как такое могло произойти? Неужели хваленые швейцарские банки могут допускать такие серьезные ошибки? Что-то из ряда вон выходящее! Однако волчье предчувствие подсказывало Валерию Ивановичу беду, - в одночасье оказаться «нищим», несмотря на работу многочисленных собственных фирм в своем городе, приносящих ему постоянный доход.

     Доходы от работы этих предприятий были невелики по сравнению с общим собственным капиталом Валерия Ивановича. Однако они служили ширмой шикарной жизни мэра и его семьи. Этими доходами можно было прикрывать еженедельные поездки на Мальдивы, Филлипины и Канары для личной релаксации, покупку земельных участков и недвижимости в городе, строительство новых домов и дач и многое другое. И такие расходы съедали практически все доходы от работы этих предприятий собственного бизнеса.

     Вчера вечером, сидя за компьютером, у него едва ли не случился сердечный приступ. Как обычно, он загрузил  клиент-программу банка HSBC Private Bank, вставив ключ с собственной цифровой подписью в USB порт. Введя необходимые пароли и отпечатки своих пальцев, предварительно отсканированные на специальном сканере, Валерий Иванович открыл вкладку программы «Состояние счета» и … чуть не потерял сознание от цифры, увиденной на экране монитора. Он вышел из программы, перегрузил компьютер и снова проделал несколько раз одну и ту же процедуру доступа к счету. И каждые раз в графе «Общая сумма» высвечивались одни нули.

     Может быть что-то с компьютером или программой? Но на протяжении десяти лет такого случая никогда не было, да и быть не могло. За работу клиентской программы банк нес «ответственность рублем» с компенсацией за каждый сбой программы, задержавший операции по счету. Программа была надежна как ежедневный восход солнца.

      Немного успокоившись, Валерий Иванович, снова открыл вкладку клиент-программы «Операции по счету» и стал изучать проведенные операции. Последняя операция по счету  была произведена три дня тому назад… им самим. Все деньги были переведены на счет американской фирмы, причем по его собственному электронному платежному поручению, подписанному его собственной электронной подписью.

      А как же отпечатки пальцев? Если не ввести скан с пальчиков, то цифровая подпись не сработает в одиночку. Это было двойной защитой клиентской программы банка. Скан хранился на отдельной флэшке, которую Валерий Иванович вместе с ключом - цифровой подписью замыкал во встроенный секретный сейф своего домашнего кабинета.

Сомнений в том, что кто-то взломал банковскую компьютерную сеть, не оставалось. Другого объяснения просто не могло быть!

     Поворочавшись в постели некоторое время, Валерий Иванович встал и, не желая  разбудить жену, направился в свой кабинет.

 

        - Дорогой, ты сегодня очень плохо спишь, - услышал он за спиной голос жены - что-то случилось? У тебя неприятности на работе?

 

        - Все нормально – ответил Валерий – мне нужно кое-что уточнить срочно - приснился плохой сон.

 

      Вика была моложе мужа почти на десять лет. Он познакомился с ней еще в той совдеповской жизни четверть века тому назад и по сей день, любил ее и считал верной спутницей жизни. Хотя сам иногда отвлекался на молоденьких девочек, которых на его дачу доставлял его помощник по его же просьбе.

     Это случалось при встречах с нужными ему людьми из администрации области. Да и сам он считал, что нужно иногда отвлечься от рутинных государственных дел. Валерий Иванович участвовал в таких развлечениях только ради гостеприимства и солидарности с влиятельными чиновниками. Хотя быстро к этому привык и не чувствовал никакого угрызения совести за каждую измену своей Вике.

     Помощник Сергей  привозил на дачу специально подготовленных элитных проституток, содержание которых обходилось очень дорого, но без этого «сервиса для высокопоставленных блудников» было попросту не обойтись. Попробуй, откажи в клубничке замам областных министров или заведующему отдела областной  администрации.… отказать-то можно было, но тогда появлялись проблемы по выделению дотационных средств городу и обвинения в адрес мэра в «непонимании позиции администрации области».

     Угождая начальству в откровенном блуде, Валерию Ивановичу однажды пришлось участвовать в оргии – групповухе, в которой мужской половиной был он сам с одним из замов губернатора, а женская половина состояла из пяти молоденьких, похотливых девочек. Эту оргию предложил устроить зам губернатора, изрядно напившись.

 

 - Валера, а ты пробовал когда-нибудь участвовать в групповухе? – пьяным, но властным голосом спросил зам.

 

-Не вздумай мне отказать! – Не люблю! …В одиночку у меня уже не получается – просто не возбуждаюсь – а при виде других в сексе со стороны – все нормально… так что давай! И учти – я тебя же не в партию власти вступать агитирую, а всего лишь провести пару часов в окружении таких прелестных девиц. Это в партию власти на всю жизнь, если конечно хочешь жить без проблем, а здесь всего лишь на час….

 

     В тот вечер у Валерия Ивановича у самого плохо все получалось, стыдно было ему голому заниматься любовью в присутствии зама губернатора. А того наоборот это зажигало, и он постоянно комментировал свое поведение в сексе и поведение самого Валерия Ивановича.

      Конечно же, Валерию, как и любому мужику, было приятно проводить время с молоденькими девицами. Физические данные этих наложниц «с одной извилиной», находящейся ниже пояса, были подобраны профессионально. А кто подбирал? Помощник! А Вика что? Была верной женой, умным человеком и никогда не задавала ему лишних вопросов по поводу его ночного отсутствия. Она понимала, если догадывалась о его оргиях, что это неотъемлемая часть властных полномочий мужа.

    Эти проститутки иногда раздражали Валерия Ивановича своим поведением – они вели себя как незаменимое звено административно-управленческого аппарата. Пришлось официально трудоустроить их на малозначимые должности муниципальных служащих, доплачивая при этом солидные суммы из собственных средств, покупая дорогие шмотки, оплачивая содержание их квартир. И все для того, чтобы эти развратные девицы были доступны для высокопоставленных чиновников в любое время дня и ночи. Если нужно, то они по первому звонку – всегда готовы! В быту они вели скромную, размеренную полузакрытую жизнь муниципальных бюрократок.

     Валерий Иванович посмотрел на часы.  Наступило утро и пора уже собираться на работу. Скоро за ним придет его персональная машина, и личный водитель Андрей. Он как всегда позвонит по мобильному телефону и доложит о своем приезде. Андрей выполнял функции водителя и личного телохранителя. Телохранитель стал необходим после того, как Валерия Ивановича «прокатили на Мерседесе», что на сленге предпринимателей того времени означало похищение с целью предъявления конкретных требований.

     Случилось это в его первый срок полномочий мэра города. Тогда, еще никому неизвестный Валерий Иванович был должником солидной суммы одному деляге. Валерчик, (его тогда многие так называли) попросту «кинул» своего же подельника самым наглым образом, что  в девяностые годы считалось верхом предпринимательской мудрости.

      Если кто-либо в те времена пытался вести свое дело честно по отношению к партнерам, то мог прослыть лохом. Но если в ходе какой-нибудь коммерческой операции предприниматель мог осуществить обман партнера, то это укрепляло его позиции как в шахматах, после удачного мудрого хода. Иногда такой обман - «кидок», оборачивался стрелками и кровавыми разборками. Но как в мальчишеской среде далекого детства, это только - укрепляло авторитет дельцов-кидал. Дескать, кинул, и ему все это обошлось, значит, крутой парень.

     В один из обыкновенных рабочих дней 97-го года, Валерчик  подходя утром к служебной машине, не видел, сквозь  затонированное стекло, что на месте водителя сидит незнакомый ему «горилла». После того, как он сел в машину, двери ее были надежно заблокированы. Далее последовал удар по голове и временная «отключка». Очнулся Валерий Иванович уже в чужом Мерседесе далеко за городом. Руки его были в наручниках, а вместе с ним, на заднем сидении сидел его бывший деловой партнер Ашот.

      

  - Приветик козлина! – с акцентом проговорил Ашот – не ждал встречи со мной?  Думаешь, стал мэром, и я не могу сделать тебе предъяву? – Ошибаешься!

   

   Валерчик рванулся с места, но удар в живот сидевшего с правой стороны мордоворота , заставил его обмякнуть и утихомириться.

 

- Ты что творишь Ашот? – Я же теперь  мэр города, я тебя в порошок сотру за твои темные делишки!  

 

-  А доказательства имеются? – Не бери на понт – я это проходил! Бабло за пять «Мазов», пригнанных тогда с Беларусии, ты мне вернешь! Кроме того, все, что накрутил счетчик с учетом инфляции и неустойки, плюс за моральный вред!

 

- Обойдешься нерусь! – Замучаешься получать все это с меня! - еле выдавил из себя Валерчик, задыхаясь от злости и болезненных ощущений в животе – я с тобой теперь мигом разберусь.

 

 - Конечно, если доживешь до завтра! Я тебя последний раз предупреждаю, если бабки не отдашь, то пеняй на себя, братва шутить не будет!

 

       Валерчик знал, что брат Ашота вращался в криминальных кругах, был знаком со многими авторитетами и ворами в законе. Об этом ему говорил сам Ашот. Тогда, два года назад, Валерий Иванович, считал, что это примитивный блеф Ашота, используемый им, чтобы поднять свою значимость и получить хоть какие-нибудь гарантии  от возможного «кидка». Но сегодняшний случай, убеждал в обратном, и давал основания не сомневаться, что это правда. Без серьезной поддержки предпринимать такие действия было бы самоубийством!

      У Валерия Ивановича было достаточно денег, для того чтобы рассчитаться с Ашотом, но «положение мэра» не позволяло ему так просто сдаться и выплатить весь долг. «Дружеский» совет прокурора города, которого он вызвал по приезду на работу, заставил Валерия Ивановича изменить свое мнение и впоследствии вернуть все, что должен с учетом счетчика.

    

    - Валерий Иванович, - многозначительно сказал прокурор – тебе  лучше всего отдать деньги этому Ашоту. Имеющиеся у меня материалы, позволяют мне делать выводы  далеко не в твою пользу! Мне многое известно по прежней твоей «предпринимательской деятельности», так сказать….

 

    Прокурор умышленно подчеркивал «ты» для того, чтобы сбить спесь с новоиспеченного мэра. Чтобы тот задумался о том, что и от его прокурорской лояльности зависит дальнейшая карьера Валерчика. Он не говорил ему, что еще неделю тому назад, ему позвонил человек, очень влиятельный человек и попросил не вмешиваться в разборку Ашота с новым мэром. От этого влиятельного человека, напрямую зависел бизнес самого прокурора.

     Звали его Гарик, это один из совладельцев бизнеса прокурора - перегонка автомобилей из Европы и продажа здесь, в городе. Заниматься таким бизнесом без соответствующих связей в криминальном мире и прокуратуре одновременно, невозможно! Таможня в те времена «давала добро» на быстрый и «беспошлинный ввоз» только тем, кто был под такой крышей. Гарик вел все дела, а прокурор откровенно крышевал и использовал все свои связи, получая свои сорок процентов.

    ….Как ни старался Валерий Иванович забыть об этом унизительном случае,  не мог и  вспоминал о нем каждый раз, когда утром садился в персональную машину, отвечая на приветствие стоящего у двери водителя-телохранителя Андрея. Тот вежливо справлялся о здоровье, услужливо открывал ему дверцу и они отъезжали от дома….

 

                                               

                                                            ****

 

     Валерий Иванович, одетый в серый итальянский костюм, с галстуком в полоску, в черных туфлях за тысячу долларов, вошел в приемную своего кабинета. Он всегда старался быть одетым «согласно протокола». Мода на полосатые галстуки пришла одновременно с известным каждому российскому гражданину выражением – «в этой связи» и все, кто старался подчеркнуть свою принадлежность к нынешней власти, употреблял эту фразу к месту и не к месту.

      Выражение «в этой связи», стало для многих своеобразным «позывным», как обнимка при встрече криминальных авторитетов и похлопывание друг друга по плечу. Все те, кто пользовался манерой говорить с употреблением «фразы власти», относили себя  к самой власти  также как и членство в партии. Партийность в этом случае рассматривалась как некая гарантия от посягательств на собственный бизнес со стороны криминальных структур и правоохранительных органов.

    Секретарша Светочка, молодая и одинокая женщина, с улыбкой на лице приветствовала шефа, стоя за своим столом.

- Доброе утро, Валерий Иванович, какие будут распоряжения? – проворковала она, - Я уже жду ваших указаний!

       Светлана всегда говорила каким-то интимно-загадочным тоном, придавая каждому слову оттенок  шарма и обворожительности. Шеф не обращал на это никакого внимания, считая, что это профессиональное качество каждой секретарши – уметь говорить так, чтобы каждому было приятно слышать это воркование.

       - Светлана, ко мне никого не пускать, все совещания на сегодня отменить, ни для кого меня сегодня нет, если я понадоблюсь губернатору – я болен, а если что-то срочное перезвоните мне на сотовый телефон. – Да, сразу же пригласите ко мне  моего помощника!      - Сию секунду Валерий Иванович, - ваш кофе уже у вас на столе!

 

     Аппарат администрации города был вымуштрован Валерчиком таким образом, чтобы каждый муниципальный служащий воспринимал мэра как хозяина, а подхалимство, и улыбающаяся гримаса на лице всегда символизировали о личной преданности каждого из них его особе. В должностных инструкциях муниципального служащего была записана своеобразная обязанность: «При общении с вышестоящими должностными лицами служащий обязан приветливо улыбаться и строго соблюдать служебную этику и субординацию».

     Валерий Иванович вошел в собственный кабинет,  затем прошел в комнату отдыха, а после в туалет, где причесался перед овальным зеркалом. Выйдя в кабинет, он плюхнулся в кресло, обшитое дорогой кожей и имеющее электропривод положения спинки и подголовника, а также высоты и угла наклона самого кресла.

    Просторы кабинета подчеркивали статус его хозяина.  На стене, за его спиной висели портреты Президента, Премьера и Губернатора. Это атрибутика с некоторых пор стало атрибутикой всех служебных помещений государственных и муниципальных служащих. Причем портрет Президента должен быть с правой стороны, а Премьера  - с левой. Между портретами висели два герба – Области и Города. Никто не мог объяснить, почему именно так и не иначе должны висеть портреты с гербами, и кем было принято такое расположение.      

        Валерий Иванович, как все руководители, и успешные бизнесмены  в Области, своевременно вступил в партию власти. Секретарем местного отделения партии «единодушно была избрана» его давнишняя сподвижница Вера Николаевна Зелиницкая, занимавшая должность генерального директора одной из его компаний. Она была беспредельна, предана мэру, с раскрытым ртом заглядывала ему в глаза на различных совещаниях, боготворила его и восхваляла при каждом удобном случае.

      Случалось, на торжественных собраниях, посвященных какому-нибудь празднику и проводимых в помещении местного драмтеатра, она, вскакивала с места и принималась рьяно аплодировать после каждой, сказанной мэром фразы, призывая этим аплодировать весь зал. Но все нормальные люди смотрели на нее как на клоуна и не поддавались на такие верноподданнические провокации.

      - Валерий Иванович, к Вам  Сергей Станиславович– послышалось по громкой связи прямого телефона с секретаршей.

       - Пусть войдет – коротко ответил мэр.

    В кабинет вошел помощник и, не дожидаясь приглашения сесть, сел к приставному столику, положив перед собой ежедневник с ручкой. Этим самым он подчеркивал свою готовность к исполнению поручений. Он был единственным человеком в команде мэра, который был в курсе всех его легальных и не легальных дел, он был правой рукой, личным «поверенным во всех делах», исполнял поручения самого различного характера.  Он знал о существовании счета в швейцарском банке, сам открывал его, по доверенности Валерия Ивановича, выезжая в служебную командировку. Однако ему было неизвестно о сумме хранившейся на счете. Этого мэр не доверял никому – он лично занимался операциями по счету дома в своем кабинете.

       Валерий Иванович распределяя обязанности своих заместителей, старался переложить максимально все свои обязанности на первого зама. За собой оставлял лишь контроль. Планерок никаких не проводил, предпочитал работу с каждым из заместителей «с глазу на глаз». Каждому из замов были определены дни и время служебного общения с мэром. Первый вопрос, который мэр задавал в начале такого общения, был таким: «Доложите, как обстоят дела по вашему направлению», вопрос второй: «Что Вы намерены делать, чтобы поправить ситуацию?» и в завершении: «Подготовьте распоряжение, мне на подпись – контроль оставляю за собой». Вот и вся формула руководства!

     

      -Произошло ЧП Сергей, - начал не официальный разговор мэр с уставшим  и встревоженным видом, - помнишь счет в швейцарском HSBC Private Bank? - Ты открывал его по моей доверенности лет десять назад!

 

       - Отлично помню шеф, - а что случилось? Неужели о его существовании стало известно Федеральной Службе по Финансовому Мониторингу? Как это им удалось?- проговорил помощник, давая понять мэру, что он знает о прямом назначении счета.

 

         - В том-то и дело, что о нем никто не знает, даже моя жена и сын. Знаем только мы с тобой – а произошло то, чего не может быть ни при каких раскладах – с него просто исчезли деньги!

  

       - О какой сумме идет речь Валерий Иванович? – Я прошу прощения за нетактичный вопрос – немного смущаясь, спросил помощник.

 

         - Об очень большой сумме…, очень! Эти огромные деньги к большей части, которых я не имею никакого отношения – слукавил мэр – исчезли все – на счету одни нули – ты понимаешь, о чем я говорю? – продолжал Валерий Иванович.

 

    Он вкратце рассказал о том,  как вчера вечером он обнаружил исчезновение средств, причем мэр исключал ошибку собственных действий – не мог же он случайно перевести деньги фирме, название которой ему ни о чем не говорило.

 

   - Я думаю, что произошел взлом банковской компьютерной сети с кражей моих денег - выдавил из себя Валерий Иванович - что за страна у нас? В этой стране невозможно жить честному человеку – работаешь, работаешь, зарабатываешь, зарабатываешь - ни дня, ни ночи покоя! А тут какой-то мошенник запросто крадет твои деньги….

 

- А может, кража не связана с Россией? – предположил помощник – может хакер иностранец!

 

     - Собирайся Сергей  в командировку – доверенность на осуществление контроля за операциями по счету я тебе подготовлю. Именно на месте, в банке необходимо выяснить все возможные варианты исчезновения денег, включая хакерство.

 

   - Когда необходимо выехать? – спросил помощник.

 

   - Вчера вечером – раздраженно ответил Валерий Иванович – все дела по боку, это вопрос жизни и смерти – а ты уточняешь что-то. Как прилетишь – сразу позвонишь – и лишнего по телефону не болтай, основной доклад сделаешь по приезду!

 

       Сергей Станиславович захлопнул ежедневник, в который так ничего и не записал, поспешно поднялся и, удаляясь из кабинета шефа, пытаясь успокоить его:

 

     - Не волнуйтесь Валерий Иванович – все сделаю и доложу!

 

    «Чего ты сможешь сделать, если хакеры перевели средства со счета?» - подумал мэр. - «Пока ты приедешь в Швейцарию, они прогонят их по ранее заготовленной схеме и обналичат…, я проводил такие операции с лохами…, и тонкости все знаю!».

 

     От этих мыслей Валерию Ивановичу стало не по себе. Плохое предчувствие не покидало его все время. Ему показалось, что такое когда-то с ним уже происходило. Интуитивно он мог многое предсказывать самому себе. Так было всегда. Он мало ошибался в своих прогнозах. Природа подарила ему интуицию охотника и хищника одновременно, остро чувствующего любую добычу и опасность. Недаром во времена его первых выборов на должность мэра, многие горожане, глядя на агитационные листовки,  называли его симпатичным парнишкой с волчьими глазами.

    Это были глаза не просто волка, а очень голодного и кровожадного хищника, непомерно ненасытного, готового сожрать все, что можно было съесть в этом городе. Улыбка листовочного Валерчика была на самом деле оскалом опасного монстра. Этот оскал надменно говорил избирателям о том, что их город скоро будет его лесом. Если в его лесу кто-нибудь что-нибудь найдет, то его - волка, это он потерял! Видимо, этот детский мультфильм, Валерчик в детстве понял досконально, без детской наивности. А избиратель опасности волчьего шарма не понял!

     На последних, недавно состоявшихся выборах, мэр вообще не организовывал свой предвыборный штаб и не потратил на выборы ни копейки. Агитация в городе по его кандидатуре вообще не проводилась. Зато местная газетенка, печатавшая сведения о собственности кандидатов в мэры, посвятила отдельный номер с вкладышем для опубликования собственности Валерия Ивановича. В одном номере без вкладыша эти сведения никак не умещались.

      На вопрос губернатора о странном ведении избирательной компании, мэр цинично отвечал: «Зачем мне унижаться перед этим быдлом - избирателями, распространяя какие-то листовки? Выберут меня – куда они денутся! Кто может составить мне конкуренцию? Вы же сами  за полгода до выборов все «разрулили» – всех, кто мог бы выиграть у меня выборы, были отсечены на предварительном этапе».

     И действительно! Губернатор, считал Валерия Ивановича, «своим» членом  своей команды, и всегда максимально содействовал выборам «своих» мэров. Чтобы ничто не могло даже разбавить им же созданную политическую конъюнктуру в области. Он создавал невыносимые условия работы для мэров избранных против его воли, для того чтобы они не приживались в «своей» среде. Эти условия были просты как три копейки – никакой финансовой поддержки мэру, избранному против воли губернатора – пусть жители города почувствуют его несостоятельность и беспомощность.

      Губернатор был одним из долгожителей на посту руководителя Области. Единицы в стране могли занимать такой пост столько лет! Даже во времена КПСС секретарей обкомов меняли по принципу партийной ротации кадров – чтобы не «засиживались» и не «обрастали» связями. С почестями провожали на заслуженный отдых или переводили под любым предлогом на другую работу. Но те времена давно прошли, а конституционно сроки полномочий губернаторов не ограничивались, поэтому он мог сидеть в этом кресле много лет – лишь бы во время исполнял все, что ему приказано – или же умел отчитаться, как нужно.

      После отмены выборов губернаторов, на эту должность, по сути, назначал Президент, а время нахождения на этом посту зависело от лояльности чиновников Правительства и Администрации Президента к отдельно взятому губернатору. Безусловно, это усиливало вертикаль власти, но исключало влияние избирателей на процесс назначения. Вместе с тем, исключалась всякая зависимость губернаторов от  мнения и их проблем.

     Губернатор «разруливал ситуацию»  задолго до начала выборов мэра. Когда на пост мэра претендовал человек, реально имеющий высокий шанс на победу, но не являлся «своим», его вызвали под любым предлогом на собеседование в Администрацию области. Если на такого потенциального кандидата ничего криминального не находили, то его просто «покупали».

- Что тебе нужно, чтобы ты не выдвигался на предстоящих выборах? спрашивали его. В ответ можно было выторговать своему бизнесу некоторые преференции.

     Если на будущего кандидата можно было что-то «накопать», а таких будущих кандидатов бывало не мало - его просто ставили перед выбором – или ты не выдвигаешься – или в отношении тебя будет возбуждено уголовное дело с хорошей следственной перспективой.

     Так работала система, созданная губернатором для «стабилизации политической ситуации в области». Эта система могла «скушать кого угодно», в первую очередь способных руководителей, отстаивающих собственную точку зрения по любому вопросу и непременно в интересах дела. Создавался  клан приспособленцев и лизоблюдов. «Чужаков» система не принимала. Войти в нее можно было, только имея солидный капитал с обязательным соблюдением правил клановой дисциплины.

      Валерию Ивановичу не нужно было чего-либо бояться со стороны системы – он вписался в нее еще много лет тому назад. Вероятность того, что его счет может «обнулить» ФСФМ по приказу кого-нибудь из высокопоставленных лиц, была ничтожна.

      Во-первых, это противоречило главному правилу системы - частная собственность всей верхушки - строго неприкосновенна! Другое правило гласило о том, что если тебя захотят наказать, то обязательно ты узнаешь об этом заранее, а наказание сводилось до смешного уровня – погрозить пальчиком – «ну-ну, а то смотри у меня!». А когда все-таки «прорывалась» критика на мэра, относящегося к «своим», губернатор разводил руками и публично говорил: «А что я ему могу сделать? Его же народ избрал!». Такого ханжества и цинизма нет ни в одной стране мира!

     Валерий Иванович не знал подробностей дела Ходорковского, но знал твердо, что это был показательный процесс – чтоб другим было не повадно – мера по укрощению строптивых. Иначе, почему тогда больше никого не наказали? – Что другие олигархи чисты и не порочны? – Чушь собачья! По делу Ходорковского раскрыли много заказных убийств – это правда! Но при приватизационной дележке, таких дельцов как он, было большинство. Однако, другие и ныне на своем месте.

     Валерий Иванович в годы накопления своего капитала никогда не связывался с «мокрухой», честно играл по правилам системы, которых также никогда не нарушал.  Преступлений Закона у него было бесчисленное множество, но разве за это наказывают?  Наказывают за нарушение правил игры внутри системы. Да и от всех возможных непредвиданностей он был надежно прикрыт политической фигурой губернатора.

      Во времена перестройки, в конце 80-х, тогда еще молодой и полный сил Валерчик, окончил ВУЗ, не поехал по распределению и по началу занялся игрой в наперсточки. Он от природы был целеустремленным человеком, не тратил денег на что попало, в том числе на развлекуху. Он скрупулезно копил бабки и вскоре открыл свой первый кооператив. Дальше – больше. Подоспела приватизация и он удачно, (хотя и с помощью подлога документов) приватизировал первое городское предприятие, которое сразу же стало приносить неплохой доход.

     Так начался процесс накопления первоначального капитала. Его продолжение требовало много сил и энергии, умения «обходить законы», а, по сути, нарушать их. При этом приходилось попадать в зависимость от правоохранительных органов. Эта зависимость не пугала его. Он твердо знал, кому и сколько нужно заплатить, чтобы «выкрутиться из любой ситуации». Впоследствии он так научился обходить Закон, что эта зависимость вовсе исчезла, по причине окончания сроков давности по ранее совершенным «обходам».       

    Вспомнились его первые выборы.  Тогда в 97 году никто не предполагал, что выборы в городе выиграет именно он. Его кандидатура была малоизвестной и как это принято говорить – не раскрученной. Его соперниками были известные в городе люди. Один из них имел стопроцентные шансы стать мэром. Но его кандидатура не нравилась губернатору.

      Валерчика поддерживал очень влиятельный человек, его дальний родственник, занимавший пост начальника областного ГУВД. Когда генерал-лейтенант обратился к губернатору с просьбой поддержать кандидатуру Валерчика, губернатор коротко ответил: «Молодой еще для этой должности – пусть подрастет!». Тогда генерал, имевший свои интересы в этом городе, также коротко ответил: «В таком случае я не гарантирую утечки информации в центр обо всех Ваших делах по приватизации сельхозугодий и особенно по таможне!»

      Это был явный политический шантаж, и губернатор сразу же сдался.

- Хорошо, - сказал он, - пусть попробует – но мне кажется, если не воспользоваться определенными рычагами политтехнологий – он проиграет.

      Для реализации таких «рычагов» был специально приглашен человек для участия в выборах, который не менее известен в городе, чем основной претендент и который мог «оттянуть  половину голосов у основного претендента». Электоральная база у этих двух кандидатов была одной и той же.

     Так и получилось. Два основных кандидата растянули голоса своих избирателей, и победил именно он – Валерчик. Первый срок своих полномочий он провел в напряженной работе, которая заключалась в приватизации городской собственности по остаточным, заниженным ценам. Появлялись его фирмы и компании на подставных лиц. Глазами Валерчик  все захватил бы себе, все бы «сожрал», да только нужно было делиться со многими высокопоставленными лицами, в том числе с генералом-родственником.

     Тогда система власти работала совсем не так, как сегодня. Страна напоминала союз удельных княжеств, объединяемых между собой одним лицом – Президентом, частенько «закладывавшим за воротник». Губернаторы были «под присмотром» полномочных представителей Президента – в каждом субъекте по одному представителю. Такой «присмотр» давал сомнительные результаты, и губернаторы представляли собой некое сообщество независимых региональных лидеров, каждый из которых тянул «одеяло» на себя.

       Вторые выборы, как и третьи Валерчик выиграл без проблем. Работали деньги с этого самого счета. Покупалось все - от групп избирателей до председателей участковых комиссий. Хотя затраты на выборы были огромными, победа окупилась очень быстро и возвращалась огромными прибылями. Последние недавно состоявшиеся выборы вообще мало кто заметил в городе. Они прошли тихо, без интриги и какой-либо предвыборной борьбы. Валерий Иванович был единственной кандидатурой от партии власти.

    После того, как Валерчик стал мэром во второй раз, он решил компенсировать понесенные расходы очень оригинальным способом. Чтобы заработать большие деньги «из воздуха», нужно было всего лишь изменить название города и учредить свою фирму по переоформлению документов на собственность, землю, бизнес и прочее.

      Для этого понадобилось внести изменения в Устав Города, по которым Городская Дума могла принимать решение о переименовании Города, затем инициировать эту идею от имени какого-нибудь псевдо идеолога городского масштаба, переименовать город и собирать со всех жителей деньги за переоформление документов. Таких идеологов, борцов с прошлым в городе было предостаточно. Был человек, который представлял какую-то «демократическую» организацию, какую он и сам уже не помнил.

     Этот инициатор в начале девяностых, после принятия государственной символики России – флага и герба, бегал по городу в спортивных трусах с трехцветным флагом. Когда горожане спрашивали его о цели его акции, он с гордостью отвечал: «Я символизирую новую Россию, и гордо пронесу этот символ – триколор по всем улицам нашего города».

    Вот  таким чудаком «воспользовался» мэр. Ему нужно было всего лишь подкинуть идею, обеспечить публичное вступление в городской газете, развернуть широкую дискуссию по вопросу переименования города в Новый город, а затем Городской Думе принять решение о переименовании. Звали этого чудака Митрофаном  Ивановичем, пенсионером по социальному положению и ярым сторонником «новых перемен», по политическим убеждениям.

    Причем для него неважно было, чего касались перемены, главное, чтобы они происходили. Подброшенную идею переименования города он воспринял с воодушевлением и тут же в прессе стали печатать его выступления, в которых он клеймил позором большевиков, переименовавших город в 1920 году и отобравших у родного города его историческое название.

    При этом Митрофан Иванович, предлагал назвать город так, как он назывался в царское время, то есть Николаевск - Чудновский. Его абсолютно не волновал вопрос о том, как будут при этом называть горожан – «николаево-чудновцы» или просто «чудновцы» и «чудновки», главное восстановить историческую справедливость - даже если бы пришлось называть город Николаевск – Дурновск.

    Дискуссия развернулась не шуточная. В городской газете печатали мнения всех, кто хотел блеснуть свой эрудицией и изобретательностью  в части переименования города. Чего только не предлагали, пока мэр не сказал своего слова: «Достаточно дискуссий. Пора делать деньги из названия города» и городская Дума приняла решение о переименовании.

    В полную силу заработала фирмочка мэра по переоформлению документов, кроме паспортов, разумеется – их выдавали в органах милиции, затратив на это огромные бюджетные деньги. Но это уже мелочи, ведь израсходовали бюджетные, а «заработал мэр на этом свои - кровные». Сумма была не для слабонервных и составляла примерно около пятисот миллионов деноминированных рублей.

           

      Так кто же мог похитить со счета деньги? Кто мог грубо попирать главное правило системы? Деньги, поступающие на счет в HSBC Private Bank, были «чистыми», то есть система получила с них все, что полагалось по ее правилам и понятиям. Остается только хакерство. Но какой уровень должен быть у такого хакера, чтобы взломать надежнейшую и многократно защищенную компьютерную сеть?

    

     Валерий Иванович весь рабочий день просидел в кабинете в воспоминаниях и прогнозах, строил и придумывал различные версии исчезновения средств. Но ни одна из версий не выдерживала критики при подробном анализе. Тревога не проходила. Как он теперь будет работать, если деньги исчезли без следа? Политический вес каждого мэра в области был пропорционален его капиталу. Если факт исчезновения станет, известен всем, то придется, чуть ли не снова начинать процесс восхождения к политическому влиянию.

     Но он уже не тот, он уже немного устал от жизни. Привычка жить на широкую ногу не позволит ему и его семье приспосабливаться к «низкому уровню жизни». Да и кто теперь будет считаться с ним и с его мнением! Когда «за душой» ни копейки – ты политический труп или призрак! Видимо система «выбросит» его на более низкий уровень. Кому пожалуешься на воровство?  Некому!

  …а тут еще раздражала целевое назначение транзакции, прочитанной Валерием Ивановичем в электронном платежном поручении: «на благотворительную деятельность». Какая к черту благотворительная деятельность?  Он никогда ей не занимался, и заниматься не обязан…, рыночная экономика – должна быть жестокой по отношению к слабакам! Естественный отбор, так сказать!

 

© Copyright: Владимир Михайлович Жариков, 2012

Регистрационный номер №0064408

от 21 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0064408 выдан для произведения:

 Владимир Михайлович Жариков

 

                                         Мистическая кража

                                        

                                                      Рассказ            

 

    Валерий Иванович проснулся ночью в холодном поту. Он с ужасом стал вспоминать вечер прошедшего  дня.  Вчера случилось нечто ужасное, такое может произойти только в кошмарном сне. Воспоминания, как слайды мелькали у него перед глазами – он то останавливал некоторые из них, чтобы лучше рассмотреть, то прокручивал дальше с бешеной скоростью, стараясь обойти своим вниманием весь ужас, запечатленный его памятью.

   Однако, все больше и больше просыпаясь и отряхиваясь ото сна, он понимал, что об этом происшествии не должна знать его семья – жена, взрослый сын с невесткой, проживающие совместно с родителями. После случившегося вчера он будет вынужден им во многом отказать -  сыну в покупке нового «Порше», а жене в ежемесячном финансировании ее дорогостоящих запросов?

    Новую машину он пообещал сыну еще  в прошлом году за успешное окончание ВУЗа и получение специальности финансиста, а жена постоянно просила денег в свой фонд,  занимающийся содействием «развитию культуры и искусства» в  городе, мэром которого был Валерий Иванович. «По совместительству» этот фонд был «кондуктором» по проводке крупных сумм за рубеж в оффшорные зоны.  «Нет, - думал Валерий Иванович - нужно оставить все произошедшее в тайне и надеяться на то, что все наконец-таки выясниться и образуется».

     В случившееся ЧП никак не хотелось верить - его счет в швейцарском банке HSBC Private Bank, был пуст – обнулен.  Все деньги были переведены на счет неизвестной фирмы в США по его же платежному поручению. В графе «назначении платежа» было указано – «на благотворительные цели».

    Эту убийственную для Валерия Ивановича ситуацию, он обнаружил,  вчера вечером, когда, закрывшись в своем кабинете, включил компьютер для проверки состояния счета и проводки на этот счет очередной суммы  со счета одной из своих оффшорных компаний.

      Это был не просто банковский счет – это была его надежная опора в настоящем и будущем, это была стопроцентная гарантия его «побед на выборах» мэра города на многие годы вперед. Это был источник, гарантирующий возврат средств, затраченных на «отстеги вверх», это была надежная финансовая схема по отмыванию денег и источник устойчивой работы собственных фирм города, оформленных на подставных лиц.

     Само собой разумеется, никто, кроме его помощника, человека надежного и высокооплачиваемого из собственного кармана Валерия Ивановича, не мог знать о существовании этого счета. Сергей Станиславович, так звали помощника мэра,  прошел вместе с ним весь его путь от мелкого торгаша и примитивного «кидалы» к вершине городской власти. Валерий Иванович беспредельно, доверял только «своему Сереге», и только ему можно было поручить проведение мероприятий по выяснению ситуации со счетом. А что если произойдет самое плохое - полная потеря денег? Как  об этом рассказать близким, как открыть им тайну за семью печатями? Как им объяснишь, что источник их шикарной и беззаботной  жизни иссяк?

     В течение двух-трех дней, его помощник должен все выяснить и расставить все точки над «и». Для этого ему необходимо было «съездить в очередную служебную командировку» с доверенностью от Валерия Ивановича на осуществление контрольных функций по ведению счета в банке. Такая командировка, обычно, оформлялась в Москву на очередные парламентские слушания или в Ассоциацию малых городов России. На самом же деле в Москве помощник получал от надежного человека визу и билет до Берна и благополучно возвращался через пару дней домой.

     Но как такое могло произойти? Неужели хваленые швейцарские банки могут допускать такие серьезные ошибки? Что-то из ряда вон выходящее! Однако волчье предчувствие подсказывало Валерию Ивановичу беду, - в одночасье оказаться «нищим», несмотря на работу многочисленных собственных фирм в своем городе, приносящих ему постоянный доход.

     Доходы от работы этих предприятий были невелики по сравнению с общим собственным капиталом Валерия Ивановича. Однако они служили ширмой шикарной жизни мэра и его семьи. Этими доходами можно было прикрывать еженедельные поездки на Мальдивы, Филлипины и Канары для личной релаксации, покупку земельных участков и недвижимости в городе, строительство новых домов и дач и многое другое. И такие расходы съедали практически все доходы от работы этих предприятий собственного бизнеса.

     Вчера вечером, сидя за компьютером, у него едва ли не случился сердечный приступ. Как обычно, он загрузил  клиент-программу банка HSBC Private Bank, вставив ключ с собственной цифровой подписью в USB порт. Введя необходимые пароли и отпечатки своих пальцев, предварительно отсканированные на специальном сканере, Валерий Иванович открыл вкладку программы «Состояние счета» и … чуть не потерял сознание от цифры, увиденной на экране монитора. Он вышел из программы, перегрузил компьютер и снова проделал несколько раз одну и ту же процедуру доступа к счету. И каждые раз в графе «Общая сумма» высвечивались одни нули.

     Может быть что-то с компьютером или программой? Но на протяжении десяти лет такого случая никогда не было, да и быть не могло. За работу клиентской программы банк нес «ответственность рублем» с компенсацией за каждый сбой программы, задержавший операции по счету. Программа была надежна как ежедневный восход солнца.

      Немного успокоившись, Валерий Иванович, снова открыл вкладку клиент-программы «Операции по счету» и стал изучать проведенные операции. Последняя операция по счету  была произведена три дня тому назад… им самим. Все деньги были переведены на счет американской фирмы, причем по его собственному электронному платежному поручению, подписанному его собственной электронной подписью.

      А как же отпечатки пальцев? Если не ввести скан с пальчиков, то цифровая подпись не сработает в одиночку. Это было двойной защитой клиентской программы банка. Скан хранился на отдельной флэшке, которую Валерий Иванович вместе с ключом - цифровой подписью замыкал во встроенный секретный сейф своего домашнего кабинета.

Сомнений в том, что кто-то взломал банковскую компьютерную сеть, не оставалось. Другого объяснения просто не могло быть!

     Поворочавшись в постели некоторое время, Валерий Иванович встал и, не желая  разбудить жену, направился в свой кабинет.

 

        - Дорогой, ты сегодня очень плохо спишь, - услышал он за спиной голос жены - что-то случилось? У тебя неприятности на работе?

 

        - Все нормально – ответил Валерий – мне нужно кое-что уточнить срочно - приснился плохой сон.

 

      Вика была моложе мужа почти на десять лет. Он познакомился с ней еще в той совдеповской жизни четверть века тому назад и по сей день, любил ее и считал верной спутницей жизни. Хотя сам иногда отвлекался на молоденьких девочек, которых на его дачу доставлял его помощник по его же просьбе.

     Это случалось при встречах с нужными ему людьми из администрации области. Да и сам он считал, что нужно иногда отвлечься от рутинных государственных дел. Валерий Иванович участвовал в таких развлечениях только ради гостеприимства и солидарности с влиятельными чиновниками. Хотя быстро к этому привык и не чувствовал никакого угрызения совести за каждую измену своей Вике.

     Помощник Сергей  привозил на дачу специально подготовленных элитных проституток, содержание которых обходилось очень дорого, но без этого «сервиса для высокопоставленных блудников» было попросту не обойтись. Попробуй, откажи в клубничке замам областных министров или заведующему отдела областной  администрации.… отказать-то можно было, но тогда появлялись проблемы по выделению дотационных средств городу и обвинения в адрес мэра в «непонимании позиции администрации области».

     Угождая начальству в откровенном блуде, Валерию Ивановичу однажды пришлось участвовать в оргии – групповухе, в которой мужской половиной был он сам с одним из замов губернатора, а женская половина состояла из пяти молоденьких, похотливых девочек. Эту оргию предложил устроить зам губернатора, изрядно напившись.

 

 - Валера, а ты пробовал когда-нибудь участвовать в групповухе? – пьяным, но властным голосом спросил зам.

 

-Не вздумай мне отказать! – Не люблю! …В одиночку у меня уже не получается – просто не возбуждаюсь – а при виде других в сексе со стороны – все нормально… так что давай! И учти – я тебя же не в партию власти вступать агитирую, а всего лишь провести пару часов в окружении таких прелестных девиц. Это в партию власти на всю жизнь, если конечно хочешь жить без проблем, а здесь всего лишь на час….

 

     В тот вечер у Валерия Ивановича у самого плохо все получалось, стыдно было ему голому заниматься любовью в присутствии зама губернатора. А того наоборот это зажигало, и он постоянно комментировал свое поведение в сексе и поведение самого Валерия Ивановича.

      Конечно же, Валерию, как и любому мужику, было приятно проводить время с молоденькими девицами. Физические данные этих наложниц «с одной извилиной», находящейся ниже пояса, были подобраны профессионально. А кто подбирал? Помощник! А Вика что? Была верной женой, умным человеком и никогда не задавала ему лишних вопросов по поводу его ночного отсутствия. Она понимала, если догадывалась о его оргиях, что это неотъемлемая часть властных полномочий мужа.

    Эти проститутки иногда раздражали Валерия Ивановича своим поведением – они вели себя как незаменимое звено административно-управленческого аппарата. Пришлось официально трудоустроить их на малозначимые должности муниципальных служащих, доплачивая при этом солидные суммы из собственных средств, покупая дорогие шмотки, оплачивая содержание их квартир. И все для того, чтобы эти развратные девицы были доступны для высокопоставленных чиновников в любое время дня и ночи. Если нужно, то они по первому звонку – всегда готовы! В быту они вели скромную, размеренную полузакрытую жизнь муниципальных бюрократок.

     Валерий Иванович посмотрел на часы.  Наступило утро и пора уже собираться на работу. Скоро за ним придет его персональная машина, и личный водитель Андрей. Он как всегда позвонит по мобильному телефону и доложит о своем приезде. Андрей выполнял функции водителя и личного телохранителя. Телохранитель стал необходим после того, как Валерия Ивановича «прокатили на Мерседесе», что на сленге предпринимателей того времени означало похищение с целью предъявления конкретных требований.

     Случилось это в его первый срок полномочий мэра города. Тогда, еще никому неизвестный Валерий Иванович был должником солидной суммы одному деляге. Валерчик, (его тогда многие так называли) попросту «кинул» своего же подельника самым наглым образом, что  в девяностые годы считалось верхом предпринимательской мудрости.

      Если кто-либо в те времена пытался вести свое дело честно по отношению к партнерам, то мог прослыть лохом. Но если в ходе какой-нибудь коммерческой операции предприниматель мог осуществить обман партнера, то это укрепляло его позиции как в шахматах, после удачного мудрого хода. Иногда такой обман - «кидок», оборачивался стрелками и кровавыми разборками. Но как в мальчишеской среде далекого детства, это только - укрепляло авторитет дельцов-кидал. Дескать, кинул, и ему все это обошлось, значит, крутой парень.

     В один из обыкновенных рабочих дней 97-го года, Валерчик  подходя утром к служебной машине, не видел, сквозь  затонированное стекло, что на месте водителя сидит незнакомый ему «горилла». После того, как он сел в машину, двери ее были надежно заблокированы. Далее последовал удар по голове и временная «отключка». Очнулся Валерий Иванович уже в чужом Мерседесе далеко за городом. Руки его были в наручниках, а вместе с ним, на заднем сидении сидел его бывший деловой партнер Ашот.

      

  - Приветик козлина! – с акцентом проговорил Ашот – не ждал встречи со мной?  Думаешь, стал мэром, и я не могу сделать тебе предъяву? – Ошибаешься!

   

   Валерчик рванулся с места, но удар в живот сидевшего с правой стороны мордоворота , заставил его обмякнуть и утихомириться.

 

- Ты что творишь Ашот? – Я же теперь  мэр города, я тебя в порошок сотру за твои темные делишки!  

 

-  А доказательства имеются? – Не бери на понт – я это проходил! Бабло за пять «Мазов», пригнанных тогда с Беларусии, ты мне вернешь! Кроме того, все, что накрутил счетчик с учетом инфляции и неустойки, плюс за моральный вред!

 

- Обойдешься нерусь! – Замучаешься получать все это с меня! - еле выдавил из себя Валерчик, задыхаясь от злости и болезненных ощущений в животе – я с тобой теперь мигом разберусь.

 

 - Конечно, если доживешь до завтра! Я тебя последний раз предупреждаю, если бабки не отдашь, то пеняй на себя, братва шутить не будет!

 

       Валерчик знал, что брат Ашота вращался в криминальных кругах, был знаком со многими авторитетами и ворами в законе. Об этом ему говорил сам Ашот. Тогда, два года назад, Валерий Иванович, считал, что это примитивный блеф Ашота, используемый им, чтобы поднять свою значимость и получить хоть какие-нибудь гарантии  от возможного «кидка». Но сегодняшний случай, убеждал в обратном, и давал основания не сомневаться, что это правда. Без серьезной поддержки предпринимать такие действия было бы самоубийством!

      У Валерия Ивановича было достаточно денег, для того чтобы рассчитаться с Ашотом, но «положение мэра» не позволяло ему так просто сдаться и выплатить весь долг. «Дружеский» совет прокурора города, которого он вызвал по приезду на работу, заставил Валерия Ивановича изменить свое мнение и впоследствии вернуть все, что должен с учетом счетчика.

    

    - Валерий Иванович, - многозначительно сказал прокурор – тебе  лучше всего отдать деньги этому Ашоту. Имеющиеся у меня материалы, позволяют мне делать выводы  далеко не в твою пользу! Мне многое известно по прежней твоей «предпринимательской деятельности», так сказать….

 

    Прокурор умышленно подчеркивал «ты» для того, чтобы сбить спесь с новоиспеченного мэра. Чтобы тот задумался о том, что и от его прокурорской лояльности зависит дальнейшая карьера Валерчика. Он не говорил ему, что еще неделю тому назад, ему позвонил человек, очень влиятельный человек и попросил не вмешиваться в разборку Ашота с новым мэром. От этого влиятельного человека, напрямую зависел бизнес самого прокурора.

     Звали его Гарик, это один из совладельцев бизнеса прокурора - перегонка автомобилей из Европы и продажа здесь, в городе. Заниматься таким бизнесом без соответствующих связей в криминальном мире и прокуратуре одновременно, невозможно! Таможня в те времена «давала добро» на быстрый и «беспошлинный ввоз» только тем, кто был под такой крышей. Гарик вел все дела, а прокурор откровенно крышевал и использовал все свои связи, получая свои сорок процентов.

    ….Как ни старался Валерий Иванович забыть об этом унизительном случае,  не мог и  вспоминал о нем каждый раз, когда утром садился в персональную машину, отвечая на приветствие стоящего у двери водителя-телохранителя Андрея. Тот вежливо справлялся о здоровье, услужливо открывал ему дверцу и они отъезжали от дома….

 

                                               

                                                            ****

 

     Валерий Иванович, одетый в серый итальянский костюм, с галстуком в полоску, в черных туфлях за тысячу долларов, вошел в приемную своего кабинета. Он всегда старался быть одетым «согласно протокола». Мода на полосатые галстуки пришла одновременно с известным каждому российскому гражданину выражением – «в этой связи» и все, кто старался подчеркнуть свою принадлежность к нынешней власти, употреблял эту фразу к месту и не к месту.

      Выражение «в этой связи», стало для многих своеобразным «позывным», как обнимка при встрече криминальных авторитетов и похлопывание друг друга по плечу. Все те, кто пользовался манерой говорить с употреблением «фразы власти», относили себя  к самой власти  также как и членство в партии. Партийность в этом случае рассматривалась как некая гарантия от посягательств на собственный бизнес со стороны криминальных структур и правоохранительных органов.

    Секретарша Светочка, молодая и одинокая женщина, с улыбкой на лице приветствовала шефа, стоя за своим столом.

- Доброе утро, Валерий Иванович, какие будут распоряжения? – проворковала она, - Я уже жду ваших указаний!

       Светлана всегда говорила каким-то интимно-загадочным тоном, придавая каждому слову оттенок  шарма и обворожительности. Шеф не обращал на это никакого внимания, считая, что это профессиональное качество каждой секретарши – уметь говорить так, чтобы каждому было приятно слышать это воркование.

       - Светлана, ко мне никого не пускать, все совещания на сегодня отменить, ни для кого меня сегодня нет, если я понадоблюсь губернатору – я болен, а если что-то срочное перезвоните мне на сотовый телефон. – Да, сразу же пригласите ко мне  моего помощника!      - Сию секунду Валерий Иванович, - ваш кофе уже у вас на столе!

 

     Аппарат администрации города был вымуштрован Валерчиком таким образом, чтобы каждый муниципальный служащий воспринимал мэра как хозяина, а подхалимство, и улыбающаяся гримаса на лице всегда символизировали о личной преданности каждого из них его особе. В должностных инструкциях муниципального служащего была записана своеобразная обязанность: «При общении с вышестоящими должностными лицами служащий обязан приветливо улыбаться и строго соблюдать служебную этику и субординацию».

     Валерий Иванович вошел в собственный кабинет,  затем прошел в комнату отдыха, а после в туалет, где причесался перед овальным зеркалом. Выйдя в кабинет, он плюхнулся в кресло, обшитое дорогой кожей и имеющее электропривод положения спинки и подголовника, а также высоты и угла наклона самого кресла.

    Просторы кабинета подчеркивали статус его хозяина.  На стене, за его спиной висели портреты Президента, Премьера и Губернатора. Это атрибутика с некоторых пор стало атрибутикой всех служебных помещений государственных и муниципальных служащих. Причем портрет Президента должен быть с правой стороны, а Премьера  - с левой. Между портретами висели два герба – Области и Города. Никто не мог объяснить, почему именно так и не иначе должны висеть портреты с гербами, и кем было принято такое расположение.      

        Валерий Иванович, как все руководители, и успешные бизнесмены  в Области, своевременно вступил в партию власти. Секретарем местного отделения партии «единодушно была избрана» его давнишняя сподвижница Вера Николаевна Зелиницкая, занимавшая должность генерального директора одной из его компаний. Она была беспредельна, предана мэру, с раскрытым ртом заглядывала ему в глаза на различных совещаниях, боготворила его и восхваляла при каждом удобном случае.

      Случалось, на торжественных собраниях, посвященных какому-нибудь празднику и проводимых в помещении местного драмтеатра, она, вскакивала с места и принималась рьяно аплодировать после каждой, сказанной мэром фразы, призывая этим аплодировать весь зал. Но все нормальные люди смотрели на нее как на клоуна и не поддавались на такие верноподданнические провокации.

      - Валерий Иванович, к Вам  Сергей Станиславович– послышалось по громкой связи прямого телефона с секретаршей.

       - Пусть войдет – коротко ответил мэр.

    В кабинет вошел помощник и, не дожидаясь приглашения сесть, сел к приставному столику, положив перед собой ежедневник с ручкой. Этим самым он подчеркивал свою готовность к исполнению поручений. Он был единственным человеком в команде мэра, который был в курсе всех его легальных и не легальных дел, он был правой рукой, личным «поверенным во всех делах», исполнял поручения самого различного характера.  Он знал о существовании счета в швейцарском банке, сам открывал его, по доверенности Валерия Ивановича, выезжая в служебную командировку. Однако ему было неизвестно о сумме хранившейся на счете. Этого мэр не доверял никому – он лично занимался операциями по счету дома в своем кабинете.

       Валерий Иванович распределяя обязанности своих заместителей, старался переложить максимально все свои обязанности на первого зама. За собой оставлял лишь контроль. Планерок никаких не проводил, предпочитал работу с каждым из заместителей «с глазу на глаз». Каждому из замов были определены дни и время служебного общения с мэром. Первый вопрос, который мэр задавал в начале такого общения, был таким: «Доложите, как обстоят дела по вашему направлению», вопрос второй: «Что Вы намерены делать, чтобы поправить ситуацию?» и в завершении: «Подготовьте распоряжение, мне на подпись – контроль оставляю за собой». Вот и вся формула руководства!

     

      -Произошло ЧП Сергей, - начал не официальный разговор мэр с уставшим  и встревоженным видом, - помнишь счет в швейцарском HSBC Private Bank? - Ты открывал его по моей доверенности лет десять назад!

 

       - Отлично помню шеф, - а что случилось? Неужели о его существовании стало известно Федеральной Службе по Финансовому Мониторингу? Как это им удалось?- проговорил помощник, давая понять мэру, что он знает о прямом назначении счета.

 

         - В том-то и дело, что о нем никто не знает, даже моя жена и сын. Знаем только мы с тобой – а произошло то, чего не может быть ни при каких раскладах – с него просто исчезли деньги!

  

       - О какой сумме идет речь Валерий Иванович? – Я прошу прощения за нетактичный вопрос – немного смущаясь, спросил помощник.

 

         - Об очень большой сумме…, очень! Эти огромные деньги к большей части, которых я не имею никакого отношения – слукавил мэр – исчезли все – на счету одни нули – ты понимаешь, о чем я говорю? – продолжал Валерий Иванович.

 

    Он вкратце рассказал о том,  как вчера вечером он обнаружил исчезновение средств, причем мэр исключал ошибку собственных действий – не мог же он случайно перевести деньги фирме, название которой ему ни о чем не говорило.

 

   - Я думаю, что произошел взлом банковской компьютерной сети с кражей моих денег - выдавил из себя Валерий Иванович - что за страна у нас? В этой стране невозможно жить честному человеку – работаешь, работаешь, зарабатываешь, зарабатываешь - ни дня, ни ночи покоя! А тут какой-то мошенник запросто крадет твои деньги….

 

- А может, кража не связана с Россией? – предположил помощник – может хакер иностранец!

 

     - Собирайся Сергей  в командировку – доверенность на осуществление контроля за операциями по счету я тебе подготовлю. Именно на месте, в банке необходимо выяснить все возможные варианты исчезновения денег, включая хакерство.

 

   - Когда необходимо выехать? – спросил помощник.

 

   - Вчера вечером – раздраженно ответил Валерий Иванович – все дела по боку, это вопрос жизни и смерти – а ты уточняешь что-то. Как прилетишь – сразу позвонишь – и лишнего по телефону не болтай, основной доклад сделаешь по приезду!

 

       Сергей Станиславович захлопнул ежедневник, в который так ничего и не записал, поспешно поднялся и, удаляясь из кабинета шефа, пытаясь успокоить его:

 

     - Не волнуйтесь Валерий Иванович – все сделаю и доложу!

 

    «Чего ты сможешь сделать, если хакеры перевели средства со счета?» - подумал мэр. - «Пока ты приедешь в Швейцарию, они прогонят их по ранее заготовленной схеме и обналичат…, я проводил такие операции с лохами…, и тонкости все знаю!».

 

     От этих мыслей Валерию Ивановичу стало не по себе. Плохое предчувствие не покидало его все время. Ему показалось, что такое когда-то с ним уже происходило. Интуитивно он мог многое предсказывать самому себе. Так было всегда. Он мало ошибался в своих прогнозах. Природа подарила ему интуицию охотника и хищника одновременно, остро чувствующего любую добычу и опасность. Недаром во времена его первых выборов на должность мэра, многие горожане, глядя на агитационные листовки,  называли его симпатичным парнишкой с волчьими глазами.

    Это были глаза не просто волка, а очень голодного и кровожадного хищника, непомерно ненасытного, готового сожрать все, что можно было съесть в этом городе. Улыбка листовочного Валерчика была на самом деле оскалом опасного монстра. Этот оскал надменно говорил избирателям о том, что их город скоро будет его лесом. Если в его лесу кто-нибудь что-нибудь найдет, то его - волка, это он потерял! Видимо, этот детский мультфильм, Валерчик в детстве понял досконально, без детской наивности. А избиратель опасности волчьего шарма не понял!

     На последних, недавно состоявшихся выборах, мэр вообще не организовывал свой предвыборный штаб и не потратил на выборы ни копейки. Агитация в городе по его кандидатуре вообще не проводилась. Зато местная газетенка, печатавшая сведения о собственности кандидатов в мэры, посвятила отдельный номер с вкладышем для опубликования собственности Валерия Ивановича. В одном номере без вкладыша эти сведения никак не умещались.

      На вопрос губернатора о странном ведении избирательной компании, мэр цинично отвечал: «Зачем мне унижаться перед этим быдлом - избирателями, распространяя какие-то листовки? Выберут меня – куда они денутся! Кто может составить мне конкуренцию? Вы же сами  за полгода до выборов все «разрулили» – всех, кто мог бы выиграть у меня выборы, были отсечены на предварительном этапе».

     И действительно! Губернатор, считал Валерия Ивановича, «своим» членом  своей команды, и всегда максимально содействовал выборам «своих» мэров. Чтобы ничто не могло даже разбавить им же созданную политическую конъюнктуру в области. Он создавал невыносимые условия работы для мэров избранных против его воли, для того чтобы они не приживались в «своей» среде. Эти условия были просты как три копейки – никакой финансовой поддержки мэру, избранному против воли губернатора – пусть жители города почувствуют его несостоятельность и беспомощность.

      Губернатор был одним из долгожителей на посту руководителя Области. Единицы в стране могли занимать такой пост столько лет! Даже во времена КПСС секретарей обкомов меняли по принципу партийной ротации кадров – чтобы не «засиживались» и не «обрастали» связями. С почестями провожали на заслуженный отдых или переводили под любым предлогом на другую работу. Но те времена давно прошли, а конституционно сроки полномочий губернаторов не ограничивались, поэтому он мог сидеть в этом кресле много лет – лишь бы во время исполнял все, что ему приказано – или же умел отчитаться, как нужно.

      После отмены выборов губернаторов, на эту должность, по сути, назначал Президент, а время нахождения на этом посту зависело от лояльности чиновников Правительства и Администрации Президента к отдельно взятому губернатору. Безусловно, это усиливало вертикаль власти, но исключало влияние избирателей на процесс назначения. Вместе с тем, исключалась всякая зависимость губернаторов от  мнения и их проблем.

     Губернатор «разруливал ситуацию»  задолго до начала выборов мэра. Когда на пост мэра претендовал человек, реально имеющий высокий шанс на победу, но не являлся «своим», его вызвали под любым предлогом на собеседование в Администрацию области. Если на такого потенциального кандидата ничего криминального не находили, то его просто «покупали».

- Что тебе нужно, чтобы ты не выдвигался на предстоящих выборах? спрашивали его. В ответ можно было выторговать своему бизнесу некоторые преференции.

     Если на будущего кандидата можно было что-то «накопать», а таких будущих кандидатов бывало не мало - его просто ставили перед выбором – или ты не выдвигаешься – или в отношении тебя будет возбуждено уголовное дело с хорошей следственной перспективой.

     Так работала система, созданная губернатором для «стабилизации политической ситуации в области». Эта система могла «скушать кого угодно», в первую очередь способных руководителей, отстаивающих собственную точку зрения по любому вопросу и непременно в интересах дела. Создавался  клан приспособленцев и лизоблюдов. «Чужаков» система не принимала. Войти в нее можно было, только имея солидный капитал с обязательным соблюдением правил клановой дисциплины.

      Валерию Ивановичу не нужно было чего-либо бояться со стороны системы – он вписался в нее еще много лет тому назад. Вероятность того, что его счет может «обнулить» ФСФМ по приказу кого-нибудь из высокопоставленных лиц, была ничтожна.

      Во-первых, это противоречило главному правилу системы - частная собственность всей верхушки - строго неприкосновенна! Другое правило гласило о том, что если тебя захотят наказать, то обязательно ты узнаешь об этом заранее, а наказание сводилось до смешного уровня – погрозить пальчиком – «ну-ну, а то смотри у меня!». А когда все-таки «прорывалась» критика на мэра, относящегося к «своим», губернатор разводил руками и публично говорил: «А что я ему могу сделать? Его же народ избрал!». Такого ханжества и цинизма нет ни в одной стране мира!

     Валерий Иванович не знал подробностей дела Ходорковского, но знал твердо, что это был показательный процесс – чтоб другим было не повадно – мера по укрощению строптивых. Иначе, почему тогда больше никого не наказали? – Что другие олигархи чисты и не порочны? – Чушь собачья! По делу Ходорковского раскрыли много заказных убийств – это правда! Но при приватизационной дележке, таких дельцов как он, было большинство. Однако, другие и ныне на своем месте.

     Валерий Иванович в годы накопления своего капитала никогда не связывался с «мокрухой», честно играл по правилам системы, которых также никогда не нарушал.  Преступлений Закона у него было бесчисленное множество, но разве за это наказывают?  Наказывают за нарушение правил игры внутри системы. Да и от всех возможных непредвиданностей он был надежно прикрыт политической фигурой губернатора.

      Во времена перестройки, в конце 80-х, тогда еще молодой и полный сил Валерчик, окончил ВУЗ, не поехал по распределению и по началу занялся игрой в наперсточки. Он от природы был целеустремленным человеком, не тратил денег на что попало, в том числе на развлекуху. Он скрупулезно копил бабки и вскоре открыл свой первый кооператив. Дальше – больше. Подоспела приватизация и он удачно, (хотя и с помощью подлога документов) приватизировал первое городское предприятие, которое сразу же стало приносить неплохой доход.

     Так начался процесс накопления первоначального капитала. Его продолжение требовало много сил и энергии, умения «обходить законы», а, по сути, нарушать их. При этом приходилось попадать в зависимость от правоохранительных органов. Эта зависимость не пугала его. Он твердо знал, кому и сколько нужно заплатить, чтобы «выкрутиться из любой ситуации». Впоследствии он так научился обходить Закон, что эта зависимость вовсе исчезла, по причине окончания сроков давности по ранее совершенным «обходам».       

    Вспомнились его первые выборы.  Тогда в 97 году никто не предполагал, что выборы в городе выиграет именно он. Его кандидатура была малоизвестной и как это принято говорить – не раскрученной. Его соперниками были известные в городе люди. Один из них имел стопроцентные шансы стать мэром. Но его кандидатура не нравилась губернатору.

      Валерчика поддерживал очень влиятельный человек, его дальний родственник, занимавший пост начальника областного ГУВД. Когда генерал-лейтенант обратился к губернатору с просьбой поддержать кандидатуру Валерчика, губернатор коротко ответил: «Молодой еще для этой должности – пусть подрастет!». Тогда генерал, имевший свои интересы в этом городе, также коротко ответил: «В таком случае я не гарантирую утечки информации в центр обо всех Ваших делах по приватизации сельхозугодий и особенно по таможне!»

      Это был явный политический шантаж, и губернатор сразу же сдался.

- Хорошо, - сказал он, - пусть попробует – но мне кажется, если не воспользоваться определенными рычагами политтехнологий – он проиграет.

      Для реализации таких «рычагов» был специально приглашен человек для участия в выборах, который не менее известен в городе, чем основной претендент и который мог «оттянуть  половину голосов у основного претендента». Электоральная база у этих двух кандидатов была одной и той же.

     Так и получилось. Два основных кандидата растянули голоса своих избирателей, и победил именно он – Валерчик. Первый срок своих полномочий он провел в напряженной работе, которая заключалась в приватизации городской собственности по остаточным, заниженным ценам. Появлялись его фирмы и компании на подставных лиц. Глазами Валерчик  все захватил бы себе, все бы «сожрал», да только нужно было делиться со многими высокопоставленными лицами, в том числе с генералом-родственником.

     Тогда система власти работала совсем не так, как сегодня. Страна напоминала союз удельных княжеств, объединяемых между собой одним лицом – Президентом, частенько «закладывавшим за воротник». Губернаторы были «под присмотром» полномочных представителей Президента – в каждом субъекте по одному представителю. Такой «присмотр» давал сомнительные результаты, и губернаторы представляли собой некое сообщество независимых региональных лидеров, каждый из которых тянул «одеяло» на себя.

       Вторые выборы, как и третьи Валерчик выиграл без проблем. Работали деньги с этого самого счета. Покупалось все - от групп избирателей до председателей участковых комиссий. Хотя затраты на выборы были огромными, победа окупилась очень быстро и возвращалась огромными прибылями. Последние недавно состоявшиеся выборы вообще мало кто заметил в городе. Они прошли тихо, без интриги и какой-либо предвыборной борьбы. Валерий Иванович был единственной кандидатурой от партии власти.

    После того, как Валерчик стал мэром во второй раз, он решил компенсировать понесенные расходы очень оригинальным способом. Чтобы заработать большие деньги «из воздуха», нужно было всего лишь изменить название города и учредить свою фирму по переоформлению документов на собственность, землю, бизнес и прочее.

      Для этого понадобилось внести изменения в Устав Города, по которым Городская Дума могла принимать решение о переименовании Города, затем инициировать эту идею от имени какого-нибудь псевдо идеолога городского масштаба, переименовать город и собирать со всех жителей деньги за переоформление документов. Таких идеологов, борцов с прошлым в городе было предостаточно. Был человек, который представлял какую-то «демократическую» организацию, какую он и сам уже не помнил.

     Этот инициатор в начале девяностых, после принятия государственной символики России – флага и герба, бегал по городу в спортивных трусах с трехцветным флагом. Когда горожане спрашивали его о цели его акции, он с гордостью отвечал: «Я символизирую новую Россию, и гордо пронесу этот символ – триколор по всем улицам нашего города».

    Вот  таким чудаком «воспользовался» мэр. Ему нужно было всего лишь подкинуть идею, обеспечить публичное вступление в городской газете, развернуть широкую дискуссию по вопросу переименования города в Новый город, а затем Городской Думе принять решение о переименовании. Звали этого чудака Митрофаном  Ивановичем, пенсионером по социальному положению и ярым сторонником «новых перемен», по политическим убеждениям.

    Причем для него неважно было, чего касались перемены, главное, чтобы они происходили. Подброшенную идею переименования города он воспринял с воодушевлением и тут же в прессе стали печатать его выступления, в которых он клеймил позором большевиков, переименовавших город в 1920 году и отобравших у родного города его историческое название.

    При этом Митрофан Иванович, предлагал назвать город так, как он назывался в царское время, то есть Николаевск - Чудновский. Его абсолютно не волновал вопрос о том, как будут при этом называть горожан – «николаево-чудновцы» или просто «чудновцы» и «чудновки», главное восстановить историческую справедливость - даже если бы пришлось называть город Николаевск – Дурновск.

    Дискуссия развернулась не шуточная. В городской газете печатали мнения всех, кто хотел блеснуть свой эрудицией и изобретательностью  в части переименования города. Чего только не предлагали, пока мэр не сказал своего слова: «Достаточно дискуссий. Пора делать деньги из названия города» и городская Дума приняла решение о переименовании.

    В полную силу заработала фирмочка мэра по переоформлению документов, кроме паспортов, разумеется – их выдавали в органах милиции, затратив на это огромные бюджетные деньги. Но это уже мелочи, ведь израсходовали бюджетные, а «заработал мэр на этом свои - кровные». Сумма была не для слабонервных и составляла примерно около пятисот миллионов деноминированных рублей.

           

      Так кто же мог похитить со счета деньги? Кто мог грубо попирать главное правило системы? Деньги, поступающие на счет в HSBC Private Bank, были «чистыми», то есть система получила с них все, что полагалось по ее правилам и понятиям. Остается только хакерство. Но какой уровень должен быть у такого хакера, чтобы взломать надежнейшую и многократно защищенную компьютерную сеть?

    

     Валерий Иванович весь рабочий день просидел в кабинете в воспоминаниях и прогнозах, строил и придумывал различные версии исчезновения средств. Но ни одна из версий не выдерживала критики при подробном анализе. Тревога не проходила. Как он теперь будет работать, если деньги исчезли без следа? Политический вес каждого мэра в области был пропорционален его капиталу. Если факт исчезновения станет, известен всем, то придется, чуть ли не снова начинать процесс восхождения к политическому влиянию.

     Но он уже не тот, он уже немного устал от жизни. Привычка жить на широкую ногу не позволит ему и его семье приспосабливаться к «низкому уровню жизни». Да и кто теперь будет считаться с ним и с его мнением! Когда «за душой» ни копейки – ты политический труп или призрак! Видимо система «выбросит» его на более низкий уровень. Кому пожалуешься на воровство?  Некому!

  …а тут еще раздражала целевое назначение транзакции, прочитанной Валерием Ивановичем в электронном платежном поручении: «на благотворительную деятельность». Какая к черту благотворительная деятельность?  Он никогда ей не занимался, и заниматься не обязан…, рыночная экономика – должна быть жестокой по отношению к слабакам! Естественный отбор, так сказать!

 

Рейтинг: +2 195 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 22 июля 2012 в 08:25 0
Интересно, чем же закончилось! buket1