Лабиринты

10 апреля 2013 - Роза Хастян
article129755.jpg
«Эти лабиринты коридоров когда-нибудь закончатся?» - с тревогой думаю я и, как цыпленок за курицей, иду за ним, за моим первым и единственным знакомым в этом городе.
Он, Слава, идет на два шага впереди меня и не оборачивается. Уверен: я иду за ним. А куда я денусь? Теперь уже деваться некуда: я его должница…

Два часа назад поезд из моего провинциального городка привез меня сюда, в первопрестольный град.

Полгода копила деньги на билет. Мне шестнадцать. Я ушла из дома. Навсегда ушла. Не знаю, что меня ждет здесь, но там, в моем городке ничего хорошего не ждало. Мама «по-черному» пьёт. Папы у меня нет, и никогда не было. Сколько себя помню, мы с мамой жили у маминых знакомых мужчин. И их было много. Все пили. Некоторые пили и спали. Другие - пили и дрались.

Последний мамин дружок напился и хотел меня изнасиловать. Еле увернулась. Мама мне не поверила. Стала защищать его. Оскорбила меня и выгнала.
- Скотина ты неблагодарная. Я тебя одна вырастила, в детдом не отдала, не бросила. А могла бы! Продать могла бы! Между прочим, еще в роддоме предложили за тебя деньги. Не согласилась. Подумала, на старости лет опорой будешь. Какая из тебя опора? Вертишься перед перед моими мужиками. Вон отсюда, нахлебница! Хватит, сколько на шее у меня сидишь…

Мамина реакция обидела меня, но не удивила.
Я, словно предугадывала свой такой конец в маминых бесконечных приключениях. Собирала все бутылки из-под спиртного, сдавала их, а деньги оставляла себе.
Еще, иногда, подворовывала из карманов маминых дружков. Но, много не брала. Вернее, много у них и не было. Все пропивали. Но и оставшуюся мелочь не всю брала, чтобы не заметили. Накопилось у меня пять тысяч рублей за полгода. Я их всегда с собой носила, чтобы мама не обнаружила.

Вышла я на перрон вокзала глубокой ночью.
Слышала я, что в Москве что день, что ночь, разницы никакой нет – жизнь кипит всегда.
Так оно и оказалось.
На вокзале – тьма людей. Но от этого мне не легче. Ни одного знакомого лица, ни один доброжелательный взгляд.

Куда мне теперь податься?
Решила дождаться утра в зале ожиданья.

Все скамьи были заняты. Можно было бы сесть на свою поклажу, если бы она у меня была. Со мной только одна сумочка, в котором мой паспорт, аттестат о неполном среднем образовании, дезодорант, платочек, ручка, блокнот и мой талисман - маленькое бледно-зеленое стеклышко со спичечный коробок. Прозрачное, но - шершавое. Неправильной формы, с острыми углами, но не режущими, как стекло. Я его нашла в сарае, где пряталась от очередных пьяных драк мамы и его дружка. Оно было завернуто в кусок бархата и спрятано в жестяной коробочке среди множества склянок .
Я, от нечего делать, стала ковыряться в этих склянках и очень обрадовалась находке. Вообразила, что это необработанный большой кусок изумруда и станет моим талисманом.
Посмотрим, насколько он, талисман мой, оправдает мои ожидания.
У меня и телефона нет. И никогда не было. Не вероятно, но факт. Кто бы мне его купил? А накопленные мною деньги на поездку были нужны. Если бы я на них телефон купила, мама бы поняла все… и что бы было – представить страшно.
Да и… если бы сумела спрятать телефон, с кем бы я говорила по нему? Опять же, поездку пришлось бы отложить еще на полгода, что было бы для меня трагично. Я больше не могла оставаться с ними, с мамой и её собутыльниками.

Стою у большого окна. Зал ярко освещен. Десятки, сотни людей заходят и выходят из зала. Каждый занят своими делами и мыслями.
Весна пришла, а холодно.
На мне легкое демисезонное пальто из дерматина, которое я называю «всесезонным.
Туфельки на каблуках, почти новые. Фиолетовые. Мой любимый цвет. Мне их подарил мамин предыдущий дружок на мой день рождения. Туфли у него забыла его бывшая подруга.
Красивые туфли, никак не подходят к моей остальной одежде. Помню, как я обрадовалась им, когда получила «царский подарок». Мечтала купить к ним красивое, фиолетовое платье. Так и не купила. Эх!
Ничего! Может, куплю еще. Я же сюда с надеждой приехала. С надеждой на лучшее.
Правда… не знаю, с чего начинать, чтобы воплотить в жизнь эту надежду. Но – не пропаду! Язык до Киева доведет! Не глупая. Спрошу, узнаю. Найду работу, жилье сниму. Многие так делают. Потом учиться пойду. А там… глядишь, за хорошего парня замуж выйду.
Твердо решила, ничем плохим заниматься не буду. Знаю, слышала, чем заканчивают девочки, которые приезжают сюда за красивой жизнью. Слышала о трафике. Не маленькая. Никуда, ни в какие заграницы наниматься не буду. Мне бы… выжить. Больше ничего не надо! И не превратиться в бомжа…

До рассвета часов пять еще.
Дождусь. А там…
Время тянется медленно. Вдруг я «раскисаю»… теряю самоуверенность. Кажусь самой себе маленьким щенком, затерявшимся среди многоэтажных домов, среди множеств автомобилей и людских бесконечных потоков во все стороны.
Что я буду делать потом?
Да, знаю, что можно податься на любой рынок и предложить свои услуги в роли продавца.
Но туда еще добраться надо! В моей сумочке осталось ровно двадцать шесть рублей…
За такие деньги куда я доберусь? Пешком, что ли, пройтись по Москве?
Сначала эта мысль развеселила меня. А что? Совмещу, приятное с полезным!
Но потом… себя так жалко стало…

Я не хочу плакать. Я знаю, что Москва слезам не верит.
Но слезы не слушаются меня, сами льются.

Толпа. Народ. Люди. Здесь их много. Но ни одному из них нет до меня дела.

Предательские, совсем не нужные сейчас слезы не останавливаются. Я даже не вытираю их. Что толку – они не останавливаются.
- Девушка, Вам плохо? – слышу голос.
Сбоку стоит симпатичный молодой человек.
Это был Слава.
Один его вопрос, одно то, что он заметил меня, мое состояние, сразу расположило к нему.
Мы познакомились.
Я все рассказала ему, как на духу.

Первое, что он сделал, предложил мне покушать. В моем состоянии я ни о какой еде думать не хотела, но он настаивал, сказав, что сам голоден.
Тут же, на вокзале мы зашли в ресторан, или, кафе, или забегаловку – не знаю. Я в таких заведениях не была, чтобы знать.
Мы сели за столик. Он заказал еду. Много еды. Разной. И вина.
Я не знала, как эти деликатесы,(для меня), надо есть. Стыдно конечно, но не признаться же, что я ножом орудовать при еде не умею. Я больше пила, чем ела.

Слава оказался милым, добрым парнем. А говорят, Москва слезам не верит. Верит, еще как верит!

Мой талисман! Сработал он - я встретила Славу!
- Ты не переживай! Жильём я тебя обеспечу. Потом посмотрим, куда на работу устроиться. Все будет хорошо.
Я безоговорочно верю ему. У него глаза добрые. И голос мягкий, шелковый. Я почти влюбилась в него. Сразу же! Как он подошел ко мне! А сейчас, с каждой минутой влюбляюсь еще больше…

Мы сели в такси и куда-то долго-долго ехали…
Остановились перед высоким зданием.
Слава попросил подождать меня в большом фойе, а сам куда-то пошел. Вернулся с ключом в руках, и мы пошли по коридорам первого этажа, которые были витиеватыми, как лабиринт и показались мне бесконечными…

Наконец Слава остановился перед белой дверью, открыл его. Мы вошли.
Это была длинная комната, с двумя застеленными кроватями под стенами и столом в центре, под окном. Еще в комнате бы один стул. Больше ничего там не было.

- Я здесь буду жить? – спросила я, - подумав, что это общежитие.
- Здесь? – переспросил Слава. – Нет, только переночуешь здесь, а завтра я найду тебе нормальное жилье, со всеми удобствами.
- Но… , - я хотела сказать, что, наверное, «нормальное» жилье дорого стоит, не стоит платить такие деньги, (подразумевалось, что он будет платить пока).
- Не волнуйся! – понял он меня. – Человек человеку друг! Сегодня я помогу тебе, завтра – ты мне!

Я была почти что счастлива!

Потом…
Потом Слава стал моим первым мужчиной…
Он и удивился этому факту, и, видимо, испугался.
Потому что, вскочил и полез в мою сумку, наверное – за паспортом. Чтобы убедиться - совершеннолетняя ли я…

Я лежала на мятой постели и мило улыбалась ему…
Все, что со мной происходило, казалось мне доброй сказкой.
Я уже представляла, как мы будем с ним жить, как детей рожать и воспитывать. И все у нас действительно(!) будет хорошо.

Слава, тем временем, не только паспорт посмотрел, но и в аттестат заглянул.
- ОГО! Отличница! Не ожидал!

А я молчала и улыбалась. А то! Пусть знает: и в провинциях есть… умные!

Слава продолжал ковыряться в моей сумке. Что ему еще там нужно?

Он вытащил узелок бархата, в чем был завернут мой талисман…
- Что это?
- Мой талисман! Он работает! Я тебя встретила.
Слава развернул узелок.

Я следила за ним, улыбаясь.

Видно, мой талисман и ему приглянулся своим бледно зеленым, но невероятно теплым цветом, что он сказал мне.
- Можно, я пока себе заберу его? Сейчас мне тоже нужен талисман. Потом верну.
- Конечно же! – сказала я, ничуть не сожалея о стеклышке, ведь предполагала, что мы со Славой впредь будем вместе. Какая разница, у кого из нас будет находиться талисман?

Он быстро собрался уходить.
- Ты побудь здесь пока, я к вечеру приеду. – Сказал он, чмокнул меня в щеку и ушел.


Через час в комнату постучалась женщина.
- Девушка, освободите комнату. Ваше время истекло.
- Какое время?
- Время, которое было оплачено Вашим кавалером…
- Куда я пойду? Он же вернется!
- Ха! Вернется! Он каждый день водит сюда… таких, как ты. Да! Возвращается! Но предварительно убеждаясь, что предыдущая барышня уже отчалила отсюда…


Я плетусь по коридорам-лабиринтам…
Выхожу на крыльцо неизвестного здания, неизвестного города…
Куда теперь?
В новые лабиринты? В лабиринты человеческих отношений…
Выйду ли я из них без потерь?
В первом - я понесла большую потерю…
Что меня ждет в остальных?
 


 

© Copyright: Роза Хастян, 2013

Регистрационный номер №0129755

от 10 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0129755 выдан для произведения:
«Эти лабиринты коридоров когда-нибудь закончатся?» - с тревогой думаю я и, как цыпленок за курицей, иду за ним, за моим первым и единственным знакомым в этом городе.
Он, Слава, идет на два шага впереди меня и не оборачивается. Уверен: я иду за ним. А куда я денусь? Теперь уже деваться некуда: я его должница…

Два часа назад поезд из моего провинциального городка привез меня сюда, в первопрестольный град.

Полгода копила деньги на билет. Мне шестнадцать. Я ушла из дома. Навсегда ушла. Не знаю, что меня ждет здесь, но там, в моем городке ничего хорошего не ждало. Мама «по-черному» пьёт. Папы у меня нет, и никогда не было. Сколько себя помню, мы с мамой жили у маминых знакомых мужчин. И их было много. Все пили. Некоторые пили и спали. Другие - пили и дрались.

Последний мамин дружок напился и хотел меня изнасиловать. Еле увернулась. Мама мне не поверила. Стала защищать его. Оскорбила меня и выгнала.
- Скотина ты неблагодарная. Я тебя одна вырастила, в детдом не отдала, не бросила. А могла бы! Продать могла бы! Между прочим, еще в роддоме предложили за тебя деньги. Не согласилась. Подумала, на старости лет опорой будешь. Какая из тебя опора? Вертишься перед перед моими мужиками. Вон отсюда, нахлебница! Хватит, сколько на шее у меня сидишь…

Мамина реакция обидела меня, но не удивила.
Я, словно предугадывала свой такой конец в маминых бесконечных приключениях. Собирала все бутылки из-под спиртного, сдавала их, а деньги оставляла себе.
Еще, иногда, подворовывала из карманов маминых дружков. Но, много не брала. Вернее, много у них и не было. Все пропивали. Но и оставшуюся мелочь не всю брала, чтобы не заметили. Накопилось у меня пять тысяч рублей за полгода. Я их всегда с собой носила, чтобы мама не обнаружила.

Вышла я на перрон вокзала глубокой ночью.
Слышала я, что в Москве что день, что ночь, разницы никакой нет – жизнь кипит всегда.
Так оно и оказалось.
На вокзале – тьма людей. Но от этого мне не легче. Ни одного знакомого лица, ни один доброжелательный взгляд.

Куда мне теперь податься?
Решила дождаться утра в зале ожиданья.

Все скамьи были заняты. Можно было бы сесть на свою поклажу, если бы она у меня была. Со мной только одна сумочка, в котором мой паспорт, аттестат о неполном среднем образовании, дезодорант, платочек, ручка, блокнот и мой талисман - маленькое бледно-зеленое стеклышко со спичечный коробок. Прозрачное, но - шершавое. Неправильной формы, с острыми углами, но не режущими, как стекло. Я его нашла в сарае, где пряталась от очередных пьяных драк мамы и его дружка. Оно было завернуто в кусок бархата и спрятано в жестяной коробочке среди множества склянок .
Я, от нечего делать, стала ковыряться в этих склянках и очень обрадовалась находке. Вообразила, что это необработанный большой кусок изумруда и станет моим талисманом.
Посмотрим, насколько он, талисман мой, оправдает мои ожидания.
У меня и телефона нет. И никогда не было. Не вероятно, но факт. Кто бы мне его купил? А накопленные мною деньги на поездку были нужны. Если бы я на них телефон купила, мама бы поняла все… и что бы было – представить страшно.
Да и… если бы сумела спрятать телефон, с кем бы я говорила по нему? Опять же, поездку пришлось бы отложить еще на полгода, что было бы для меня трагично. Я больше не могла оставаться с ними, с мамой и её собутыльниками.

Стою у большого окна. Зал ярко освещен. Десятки, сотни людей заходят и выходят из зала. Каждый занят своими делами и мыслями.
Весна пришла, а холодно.
На мне легкое демисезонное пальто из дерматина, которое я называю «всесезонным.
Туфельки на каблуках, почти новые. Фиолетовые. Мой любимый цвет. Мне их подарил мамин предыдущий дружок на мой день рождения. Туфли у него забыла его бывшая подруга.
Красивые туфли, никак не подходят к моей остальной одежде. Помню, как я обрадовалась им, когда получила «царский подарок». Мечтала купить к ним красивое, фиолетовое платье. Так и не купила. Эх!
Ничего! Может, куплю еще. Я же сюда с надеждой приехала. С надеждой на лучшее.
Правда… не знаю, с чего начинать, чтобы воплотить в жизнь эту надежду. Но – не пропаду! Язык до Киева доведет! Не глупая. Спрошу, узнаю. Найду работу, жилье сниму. Многие так делают. Потом учиться пойду. А там… глядишь, за хорошего парня замуж выйду.
Твердо решила, ничем плохим заниматься не буду. Знаю, слышала, чем заканчивают девочки, которые приезжают сюда за красивой жизнью. Слышала о трафике. Не маленькая. Никуда, ни в какие заграницы наниматься не буду. Мне бы… выжить. Больше ничего не надо! И не превратиться в бомжа…

До рассвета часов пять еще.
Дождусь. А там…
Время тянется медленно. Вдруг я «раскисаю»… теряю самоуверенность. Кажусь самой себе маленьким щенком, затерявшимся среди многоэтажных домов, среди множеств автомобилей и людских бесконечных потоков во все стороны.
Что я буду делать потом?
Да, знаю, что можно податься на любой рынок и предложить свои услуги в роли продавца.
Но туда еще добраться надо! В моей сумочке осталось ровно двадцать шесть рублей…
За такие деньги куда я доберусь? Пешком, что ли, пройтись по Москве?
Сначала эта мысль развеселила меня. А что? Совмещу, приятное с полезным!
Но потом… себя так жалко стало…

Я не хочу плакать. Я знаю, что Москва слезам не верит.
Но слезы не слушаются меня, сами льются.

Толпа. Народ. Люди. Здесь их много. Но ни одному из них нет до меня дела.

Предательские, совсем не нужные сейчас слезы не останавливаются. Я даже не вытираю их. Что толку – они не останавливаются.
- Девушка, Вам плохо? – слышу голос.
Сбоку стоит симпатичный молодой человек.
Это был Слава.
Один его вопрос, одно то, что он заметил меня, мое состояние, сразу расположило к нему.
Мы познакомились.
Я все рассказала ему, как на духу.

Первое, что он сделал, предложил мне покушать. В моем состоянии я ни о какой еде думать не хотела, но он настаивал, сказав, что сам голоден.
Тут же, на вокзале мы зашли в ресторан, или, кафе, или забегаловку – не знаю. Я в таких заведениях не была, чтобы знать.
Мы сели за столик. Он заказал еду. Много еды. Разной. И вина.
Я не знала, как эти деликатесы,(для меня), надо есть. Стыдно конечно, но не признаться же, что я ножом орудовать при еде не умею. Я больше пила, чем ела.

Слава оказался милым, добрым парнем. А говорят, Москва слезам не верит. Верит, еще как верит!

Мой талисман! Сработал он - я встретила Славу!
- Ты не переживай! Жильём я тебя обеспечу. Потом посмотрим, куда на работу устроиться. Все будет хорошо.
Я безоговорочно верю ему. У него глаза добрые. И голос мягкий, шелковый. Я почти влюбилась в него. Сразу же! Как он подошел ко мне! А сейчас, с каждой минутой влюбляюсь еще больше…

Мы сели в такси и куда-то долго-долго ехали…
Остановились перед высоким зданием.
Слава попросил подождать меня в большом фойе, а сам куда-то пошел. Вернулся с ключом в руках, и мы пошли по коридорам первого этажа, которые были витиеватыми, как лабиринт и показались мне бесконечными…

Наконец Слава остановился перед белой дверью, открыл его. Мы вошли.
Это была длинная комната, с двумя застеленными кроватями под стенами и столом в центре, под окном. Еще в комнате бы один стул. Больше ничего там не было.

- Я здесь буду жить? – спросила я, - подумав, что это общежитие.
- Здесь? – переспросил Слава. – Нет, только переночуешь здесь, а завтра я найду тебе нормальное жилье, со всеми удобствами.
- Но… , - я хотела сказать, что, наверное, «нормальное» жилье дорого стоит, не стоит платить такие деньги, (подразумевалось, что он будет платить пока).
- Не волнуйся! – понял он меня. – Человек человеку друг! Сегодня я помогу тебе, завтра – ты мне!

Я была почти что счастлива!

Потом…
Потом Слава стал моим первым мужчиной…
Он и удивился этому факту, и, видимо, испугался.
Потому что, вскочил и полез в мою сумку, наверное – за паспортом. Чтобы убедиться - совершеннолетняя ли я…

Я лежала на мятой постели и мило улыбалась ему…
Все, что со мной происходило, казалось мне доброй сказкой.
Я уже представляла, как мы будем с ним жить, как детей рожать и воспитывать. И все у нас действительно(!) будет хорошо.

Слава, тем временем, не только паспорт посмотрел, но и в аттестат заглянул.
- ОГО! Отличница! Не ожидал!

А я молчала и улыбалась. А то! Пусть знает: и в провинциях есть… умные!

Слава продолжал ковыряться в моей сумке. Что ему еще там нужно?

Он вытащил узелок бархата, в чем был завернут мой талисман…
- Что это?
- Мой талисман! Он работает! Я тебя встретила.
Слава развернул узелок.

Я следила за ним, улыбаясь.

Видно, мой талисман и ему приглянулся своим бледно зеленым, но невероятно теплым цветом, что он сказал мне.
- Можно, я пока себе заберу его? Сейчас мне тоже нужен талисман. Потом верну.
- Конечно же! – сказала я, ничуть не сожалея о стеклышке, ведь предполагала, что мы со Славой впредь будем вместе. Какая разница, у кого из нас будет находиться талисман?

Он быстро собрался уходить.
- Ты побудь здесь пока, я к вечеру приеду. – Сказал он, чмокнул меня в щеку и ушел.


Через час в комнату постучалась женщина.
- Девушка, освободите комнату. Ваше время истекло.
- Какое время?
- Время, которое было оплачено Вашим кавалером…
- Куда я пойду? Он же вернется!
- Ха! Вернется! Он каждый день водит сюда… таких, как ты. Да! Возвращается! Но предварительно убеждаясь, что предыдущая барышня уже отчалила отсюда…


Я плетусь по коридорам-лабиринтам…
Выхожу на крыльцо неизвестного здания, неизвестного города…
Куда теперь?
В новые лабиринты? В лабиринты человеческих отношений…
Выйду ли я из них без потерь?
В первом - я понесла большую потерю…
Что меня ждет в остальных?
 


 

Рейтинг: +2 217 просмотров
Комментарии (2)
Бен-Иойлик # 11 апреля 2013 в 00:20 0
Роза Хастян # 11 апреля 2013 в 10:50 0
Благодарю ВАс за прочтение и отзыв. buket1