Конфеты

16 января 2013 - Людмила Денисова
article110001.jpg

 

«Ти-та-туу», - проиграла знакомая мелодия, после чего диктор аэропорта объявил о прибытии рейса из Новосибирска.
Валентина Сергеевна, сидевшая в зале ожидания, очнулась от нахлынувших воспоминаний, поднялась с кресла и направилась в зал прибытия самолётов. Этим рейсом прилетала её школьная подруга Лариса. В их распоряжении будет целых четыре часа, чтобы пообщаться, перед тем как Лариса полетит дальше – в Мюнхен.
Подруга появилась неожиданно, как всегда, свежая и красивая, как-будто не было этих долгих часов перелёта из Новосибирска в Москву.
Женщины обнялись, расцеловались и, весело щебеча, направились к выходу.
«Давай зайдём в какое-нибудь кафе, - предложила Валентина Сергеевна, - время обеденное. Перекусим и поболтаем. Там нам никто не помешает».
В этом, недавно построенном, терминале Шереметьева разного рода кафе и ресторанчики встречались на каждом шагу. Подруги даже и выбирать особенно не стали. Они поднялись в первое попавшееся заведение, которое показалось им достаточно уютным.
«Послушай, - засомневалась Лариса, - в аэропортах рестораны дорогие, стоит ли нам так тратиться? Может, поищем что подешевле».
«Успокойся, - остановила подругу Валентина, - я тебя приглашаю, и запомни, плачу только я. Я достаточно хорошо зарабатываю и мне доставляет удовольствие угостить тебя вкусным обедом».
Ресторанчик оказался неожиданно пустым. Только в дальнем углу сидела какая-то живописная компания, которая, судя по одеждам, прибыла из Индии или какой другой юго-восточной страны. Выбрав столик поудобнее, подруги с комфортом расположились в предвкушении вкусного обеда. Официант не заставил себя долго ждать, он уже стоял наготове с приклеенной на лице слащавой улыбкой и протягивал им меню. Лариса, взяв из его рук коричневую книжицу, начала медленно её листать, внимательно изучая предлагаемые блюда и пытаясь сосчитать в уме, сколько же это будет стоить. Ей совсем не хотелось разорять подругу. Она каждый раз чувствовала себя неловко. Уже который год подряд при их встрече Валентина тащила Ларису в какой-нибудь ресторан и всегда расплачивалась исключительно сама, не принимая никаких возражений. При этом подруга постоянно произносила одну и ту же фразу: «Я теперь хорошо зарабатываю и не могу отказать себе в удовольствии угостить тебя».
Если бы Лариса только догадывалась, что стоит за этой, казалось бы непринуждённо брошенной фразой!»
...А всё началось в далёкие 60-е годы уже прошедшего столетия. Валя была старшим ребёнком в довольно бедной многодетной семье. Жили они в деревянной развалюхе в районе города Новосибирска, который в простонародье назывался Нахаловка. Этот район, в основном состоящий из похожих ветхих домов, совсем не украшал стремительно развивающийся сибирский город. Поэтому дома в Нахаловке потихоньку сносили и на их месте строили современные многоэтажки. Было возведено и новое здание школы, в которой училась Валя.
1 сентября к ним в пятый класс пришла новая ученица. Красивая, чистенькая, ухоженная – она сразу же приворожила к себе всех ребят. К тому же, она оказалась большой умницей и училась на одни пятёрки. Это и была Лариса. Их семья переехала в Нахаловку, получив трёхкомнатную квартиру в недавно построенной пятиэтажке. Многие из девочек мечтали подружиться с Ларисой, побывать у неё в гостях. Ведь новая ученица так отличалась от других ребят. Но Лариса выбирала себе в друзья далеко не всех, а большей частью таких же отличниц, как и она сама, и совсем не обращала внимания на скромно одетую, учившуюся на троечки Валентину. А Валя так надеялась, что Лариса пригласит её на свой день рождения, который приходился на самый Новый год. Но, увы, Ларисе это даже в голову не приходило. После дня рождения ребята наперебой рассказывали, как им было там весело и какими явствами угощала их мама Ларисы.
«Не пригласили, ну, и ладно, - успокаивала себя Валя. – У меня тоже скоро будет день рождения, и я тоже устрою себе праздник». С большим трудом девочке удалось уговорить родителей разрешить ей привести на своё 12-летие одноклассниц. Ведь их семья жила очень бедно, и каждая копейка была на счету.
Ларису Валя пригласила одной из первых. И хотя той не очень хотелось идти на этот день рождения, она из вежливости согласилась. Явилась Лариса в назначенное время, неся в руках подарок – завёрнутую в красивую бумагу и перевязанную атласной ленточкой книгу. У именницы уже начали собираться гости. Лариса, никогда не бывавшая в подобных домах, была поражена убогостью этого жилища. Входная дверь открывалась в сени прямо с улицы, а сени, в свою очередь, были одновременно и кухней. Здесь стояла печь, которую топили углем. Из кухни вторая дверь вела в единственную в этом доме комнату, где, собственно, и обитали Валя, её родители и брат с сестрой. Сейчас там по случаю торжества был установлен большой прямоугольный стол, по-видимому, взятый на прокат у соседей, а вокруг него были расставлены стулья, также позаимствованные у соседей. Всё это сооружение заполняло комнату почти целиком.
Валя, одетая в самое нарядное платье из тех, которые у неё имелись, стояла в дверях этой самой комнаты, принимая подарки и счастливо улыбаясь.
Наконец, всех гостей позвали к столу. На нём уже стояли чашки с разносолами, которые по осени заготавливала Валина мама, и графины с налитым в них брусничным морсом. Когда все расселись, было подано главное блюдо – отварной дымящийся картофель. Началось застолье: пили морс за здоровье именницы, закусывая его картофелем, солёными огурчиками и помидорками, шутили и смеялись, как и полагалось на днях рождения. К чаю была выставлена стеклянная вазочка, доверху наполненная дешёвыми карамельками.
Вечером, после торжества, Лариса возвращалась домой с одной из своих подружек, которая также дружила и с Валей.
«Ну, как, тебе понравилось на Валином дне рождения?» - спросила подружка. Лариса, привыкшая говорить толька правду и не почуявшая никакого подвоха, честно ответила: «Не очень. Там были такие твёрдые карамели, что я чуть зуб не сломала. Шоколадные конфеты гораздо мягче, но их не было». Естественно эти слова вскорости были переданы Вале в несколько искажённом виде. Дескать, Ларисе не понравилось, потому что там не было шоколадных конфет.
Стоит ли говорить, что эти слова словно нож вонзились в Валино сердце. Девочка не спала всю ночь, плакала от обиды: «Ну, почему она сказала? Она что, не понимает, что у нас нет денег на шоколадные конфеты?» Валя всё задавала и задавала себе вопрсы, почему жизнь так жестока, почему она так несправедливо с ней поступает, почему они такие бедные, почему у одних есть всё, а у других ничего. И к утру она приняла очень разумное для 12-летней девочки решение: «Когда я вырасту, я обязательно буду зарабатывать много-много денег, и у меня всё-всё будет и шоколадные конфеты тоже». Эту свою клятву она помнила всю жизнь.
Этот случай, однако, не оттолкнул девочку от Ларисы. Валя по-прежнему мечтала с ней дружить. Лариса тоже, посмотрев, в каких условиях живёт её одноклассница, как-то смягчилась, и вскоре девочки стали неразлучными подругами. Валя начала бывать у Ларисы дома, была вхожа в её компании, и эту дружбу девочки пронесли через все школьные годы.
После окончания школы отличница Лариса поступила в университет. А Валентина, не отличавшаяся особыми успехами в школе, пошла на вечернее отделение непристижного в те годы строительного института. Днём Валентина работала, чтобы помочь своей семье, а вечером бежала на лекции. Один лишь бог ведает, как ей было тяжело. Не каждый способен был это выдержать, но нужно было знать Валю. Девушка упорно шла к своей цели, и институт был успешно закончен.
Ещё учась на последнем курсе, Валентина вышла замуж, и по окончании учёбы молодожёны перебрались в Москву. В столице ей повезло устроиться в один из научно-исследовательских институтов инженером по строительству. Будучи глубоко ответственным человеком, она проявила на этом поприще и незаурядные организаторские способности, с успехом справившись с затянувшимся в этом институте ремонтом. И не удивительно, что когда проводили на пенсию зама директора Института по общим вопросам, эту должность предложили ей - молодому инженеру.
Это событие совпало с приездом в Москву Ларисы. Подруга прилетела в столицу по делам своей диссертации. Валентина с нескрываемой радостью встретила свою бывшую одноклассницу и пригласила её в один из открывшихся в Москве Мак-Дональсов. Тогда эти заведения казались чем-то необычным и поэтому считались престижными.
«Я угощаю тебя, - сообщила Валентина, как только они вошли туда, - я сейчас зарабатываю достаточно денег, чтобы доставить себе удовольствие пообедать с тобой в Мак-Дональсе». Именно в то время она впервые произнесла эту фразу.
Впоследствии они встречались ещё не раз, даже когда Лариса уехала работать в Мюнхен. И при каждой встрече Валентина Сергеевна угощала свою подругу в каком-нибудь ресторанчике, не забывая при этом произносить свою изюбленную фразу, что на данный момент она зарабатывает достаточно денег. А однажды она тихо добавила: «И никто уже не посмеет меня упрекнуть, что у меня нет шоколадных конфет», чем вызвала недоумение Ларисы, которая не могла уразуметь, при чём тут конфеты.
Валентина гордилась своей работой и занимаемой ею должностью. Только один раз она пожаловалась подруге, как ей приходится тяжело, какой нелёгкой, явно не женской оказалась эта должность.
...Их обед подходил к концу. Незаметно, за разговором, пробежали два часа. Подругам было что рассказать друг другу: говорили о семьях, о делах на работе, поделились своими планами на будущее... Закончив с обедом, Валентина Сергеевна подозвала официанта, попросила счёт. И когда тот принёс его в маленькой коричневой папочке, Валентина лишь мельком взглянула не него, затем достала свой кошелёк и незаметно, чтобы не видела подруга, вынула оттуда какую-то купюру. Вложив её в эту папочку, женщина отдала деньги официанту со словами: «Сдачи не надо». Взяв деньги, официант, подобострастно улыбаясь, отошёл от столика.
Покинув ресторан, подруги ещё какое-то время послонялись по аэропорту, затем подошли к зоне вылета.
«Спасибо, Валюша, за прекрасно проведённое время. Жду тебя в Германии», - Лариса обняла подругу. Женщины на прощанье расцеловались, и Лариса направилась дальше, к паспортному контролю. Перед тем как скрыться, она обернулась и они помахали друг другу руками. У Валентины Сергеевны на глазах выступили слёзы. Всё-таки она искренне любила Ларису. Вынув из сумочки платочек, она вытерла им глаза и высморкалась. Затем медленно повернулась и пошла к автобусной остановке – уже не молодая, уставшая от жизни женщина – чтобы вернуться в Москву к своей денежной, но такой нелёгкой и совсем не женской работе.
.

 

© Copyright: Людмила Денисова, 2013

Регистрационный номер №0110001

от 16 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0110001 выдан для произведения:

 

«Ти-та-туу», - проиграла знакомая мелодия, после чего диктор аэропорта объявил о прибытии рейса из Новосибирска.
Валентина Сергеевна, сидевшая в зале ожидания, очнулась от нахлынувших воспоминаний, поднялась с кресла и направилась в зал прибытия самолётов. Этим рейсом прилетала её школьная подруга Лариса. В их распоряжении будет целых четыре часа, чтобы пообщаться, перед тем как Лариса полетит дальше – в Мюнхен.
Подруга появилась неожиданно, как всегда, свежая и красивая, как-будто не было этих долгих часов перелёта из Новосибирска в Москву.
Женщины обнялись, расцеловались и, весело щебеча, направились к выходу.
«Давай зайдём в какое-нибудь кафе, - предложила Валентина Сергеевна, - время обеденное. Перекусим и поболтаем. Там нам никто не помешает».
В этом, недавно построенном, терминале Шереметьева разного рода кафе и ресторанчики встречались на каждом шагу. Подруги даже и выбирать особенно не стали. Они поднялись в первое попавшееся заведение, которое показалось им достаточно уютным.
«Послушай, - засомневалась Лариса, - в аэропортах рестораны дорогие, стоит ли нам так тратиться? Может, поищем что подешевле».
«Успокойся, - остановила подругу Валентина, - я тебя приглашаю, и запомни, плачу только я. Я достаточно хорошо зарабатываю и мне доставляет удовольствие угостить тебя вкусным обедом».
Ресторанчик оказался неожиданно пустым. Только в дальнем углу сидела какая-то живописная компания, которая, судя по одеждам, прибыла из Индии или какой другой юго-восточной страны. Выбрав столик поудобнее, подруги с комфортом расположились в предвкушении вкусного обеда. Официант не заставил себя долго ждать, он уже стоял наготове с приклеенной на лице слащавой улыбкой и протягивал им меню. Лариса, взяв из его рук коричневую книжицу, начала медленно её листать, внимательно изучая предлагаемые блюда и пытаясь сосчитать в уме, сколько же это будет стоить. Ей совсем не хотелось разорять подругу. Она каждый раз чувствовала себя неловко. Уже который год подряд при их встрече Валентина тащила Ларису в какой-нибудь ресторан и всегда расплачивалась исключительно сама, не принимая никаких возражений. При этом подруга постоянно произносила одну и ту же фразу: «Я теперь хорошо зарабатываю и не могу отказать себе в удовольствии угостить тебя».
Если бы Лариса только догадывалась, что стоит за этой, казалось бы непринуждённо брошенной фразой!»
...А всё началось в далёкие 60-е годы уже прошедшего столетия. Валя была старшим ребёнком в довольно бедной многодетной семье. Жили они в деревянной развалюхе в районе города Новосибирска, который в простонародье назывался Нахаловка. Этот район, в основном состоящий из похожих ветхих домов, совсем не украшал стремительно развивающийся сибирский город. Поэтому дома в Нахаловке потихоньку сносили и на их месте строили современные многоэтажки. Было возведено и новое здание школы, в которой училась Валя.
1 сентября к ним в пятый класс пришла новая ученица. Красивая, чистенькая, ухоженная – она сразу же приворожила к себе всех ребят. К тому же, она оказалась большой умницей и училась на одни пятёрки. Это и была Лариса. Их семья переехала в Нахаловку, получив трёхкомнатную квартиру в недавно построенной пятиэтажке. Многие из девочек мечтали подружиться с Ларисой, побывать у неё в гостях. Ведь новая ученица так отличалась от других ребят. Но Лариса выбирала себе в друзья далеко не всех, а большей частью таких же отличниц, как и она сама, и совсем не обращала внимания на скромно одетую, учившуюся на троечки Валентину. А Валя так надеялась, что Лариса пригласит её на свой день рождения, который приходился на самый Новый год. Но, увы, Ларисе это даже в голову не приходило. После дня рождения ребята наперебой рассказывали, как им было там весело и какими явствами угощала их мама Ларисы.
«Не пригласили, ну, и ладно, - успокаивала себя Валя. – У меня тоже скоро будет день рождения, и я тоже устрою себе праздник». С большим трудом девочке удалось уговорить родителей разрешить ей привести на своё 12-летие одноклассниц. Ведь их семья жила очень бедно, и каждая копейка была на счету.
Ларису Валя пригласила одной из первых. И хотя той не очень хотелось идти на этот день рождения, она из вежливости согласилась. Явилась Лариса в назначенное время, неся в руках подарок – завёрнутую в красивую бумагу и перевязанную атласной ленточкой книгу. У именницы уже начали собираться гости. Лариса, никогда не бывавшая в подобных домах, была поражена убогостью этого жилища. Входная дверь открывалась в сени прямо с улицы, а сени, в свою очередь, были одновременно и кухней. Здесь стояла печь, которую топили углем. Из кухни вторая дверь вела в единственную в этом доме комнату, где, собственно, и обитали Валя, её родители и брат с сестрой. Сейчас там по случаю торжества был установлен большой прямоугольный стол, по-видимому, взятый на прокат у соседей, а вокруг него были расставлены стулья, также позаимствованные у соседей. Всё это сооружение заполняло комнату почти целиком.
Валя, одетая в самое нарядное платье из тех, которые у неё имелись, стояла в дверях этой самой комнаты, принимая подарки и счастливо улыбаясь.
Наконец, всех гостей позвали к столу. На нём уже стояли чашки с разносолами, которые по осени заготавливала Валина мама, и графины с налитым в них брусничным морсом. Когда все расселись, было подано главное блюдо – отварной дымящийся картофель. Началось застолье: пили морс за здоровье именницы, закусывая его картофелем, солёными огурчиками и помидорками, шутили и смеялись, как и полагалось на днях рождения. К чаю была выставлена стеклянная вазочка, доверху наполненная дешёвыми карамельками.
Вечером, после торжества, Лариса возвращалась домой с одной из своих подружек, которая также дружила и с Валей.
«Ну, как, тебе понравилось на Валином дне рождения?» - спросила подружка. Лариса, привыкшая говорить толька правду и не почуявшая никакого подвоха, честно ответила: «Не очень. Там были такие твёрдые карамели, что я чуть зуб не сломала. Шоколадные конфеты гораздо мягче, но их не было». Естественно эти слова вскорости были переданы Вале в несколько искажённом виде. Дескать, Ларисе не понравилось, потому что там не было шоколадных конфет.
Стоит ли говорить, что эти слова словно нож вонзились в Валино сердце. Девочка не спала всю ночь, плакала от обиды: «Ну, почему она сказала? Она что, не понимает, что у нас нет денег на шоколадные конфеты?» Валя всё задавала и задавала себе вопрсы, почему жизнь так жестока, почему она так несправедливо с ней поступает, почему они такие бедные, почему у одних есть всё, а у других ничего. И к утру она приняла очень разумное для 12-летней девочки решение: «Когда я вырасту, я обязательно буду зарабатывать много-много денег, и у меня всё-всё будет и шоколадные конфеты тоже». Эту свою клятву она помнила всю жизнь.
Этот случай, однако, не оттолкнул девочку от Ларисы. Валя по-прежнему мечтала с ней дружить. Лариса тоже, посмотрев, в каких условиях живёт её одноклассница, как-то смягчилась, и вскоре девочки стали неразлучными подругами. Валя начала бывать у Ларисы дома, была вхожа в её компании, и эту дружбу девочки пронесли через все школьные годы.
После окончания школы отличница Лариса поступила в университет. А Валентина, не отличавшаяся особыми успехами в школе, пошла на вечернее отделение непристижного в те годы строительного института. Днём Валентина работала, чтобы помочь своей семье, а вечером бежала на лекции. Один лишь бог ведает, как ей было тяжело. Не каждый способен был это выдержать, но нужно было знать Валю. Девушка упорно шла к своей цели, и институт был успешно закончен.
Ещё учась на последнем курсе, Валентина вышла замуж, и по окончании учёбы молодожёны перебрались в Москву. В столице ей повезло устроиться в один из научно-исследовательских институтов инженером по строительству. Будучи глубоко ответственным человеком, она проявила на этом поприще и незаурядные организаторские способности, с успехом справившись с затянувшимся в этом институте ремонтом. И не удивительно, что когда проводили на пенсию зама директора Института по общим вопросам, эту должность предложили ей - молодому инженеру.
Это событие совпало с приездом в Москву Ларисы. Подруга прилетела в столицу по делам своей диссертации. Валентина с нескрываемой радостью встретила свою бывшую одноклассницу и пригласила её в один из открывшихся в Москве Мак-Дональсов. Тогда эти заведения казались чем-то необычным и поэтому считались престижными.
«Я угощаю тебя, - сообщила Валентина, как только они вошли туда, - я сейчас зарабатываю достаточно денег, чтобы доставить себе удовольствие пообедать с тобой в Мак-Дональсе». Именно в то время она впервые произнесла эту фразу.
Впоследствии они встречались ещё не раз, даже когда Лариса уехала работать в Мюнхен. И при каждой встрече Валентина Сергеевна угощала свою подругу в каком-нибудь ресторанчике, не забывая при этом произносить свою изюбленную фразу, что на данный момент она зарабатывает достаточно денег. А однажды она тихо добавила: «И никто уже не посмеет меня упрекнуть, что у меня нет шоколадных конфет», чем вызвала недоумение Ларисы, которая не могла уразуметь, при чём тут конфеты.
Валентина гордилась своей работой и занимаемой ею должностью. Только один раз она пожаловалась подруге, как ей приходится тяжело, какой нелёгкой, явно не женской оказалась эта должность.
...Их обед подходил к концу. Незаметно, за разговором, пробежали два часа. Подругам было что рассказать друг другу: говорили о семьях, о делах на работе, поделились своими планами на будущее... Закончив с обедом, Валентина Сергеевна подозвала официанта, попросила счёт. И когда тот принёс его в маленькой коричневой папочке, Валентина лишь мельком взглянула не него, затем достала свой кошелёк и незаметно, чтобы не видела подруга, вынула оттуда какую-то купюру. Вложив её в эту папочку, женщина отдала деньги официанту со словами: «Сдачи не надо». Взяв деньги, официант, подобострастно улыбаясь, отошёл от столика.
Покинув ресторан, подруги ещё какое-то время послонялись по аэропорту, затем подошли к зоне вылета.
«Спасибо, Валюша, за прекрасно проведённое время. Жду тебя в Германии», - Лариса обняла подругу. Женщины на прощанье расцеловались, и Лариса направилась дальше, к паспортному контролю. Перед тем как скрыться, она обернулась и они помахали друг другу руками. У Валентины Сергеевны на глазах выступили слёзы. Всё-таки она искренне любила Ларису. Вынув из сумочки платочек, она вытерла им глаза и высморкалась. Затем медленно повернулась и пошла к автобусной остановке – уже не молодая, уставшая от жизни женщина – чтобы вернуться в Москву к своей денежной, но такой нелёгкой и совсем не женской работе.
.

 

Рейтинг: +3 256 просмотров
Комментарии (1)
Алла Черная # 16 января 2013 в 23:20 +1
Вот так бывает, какая-то сплетня, сказанная мельком, а человек начинает идти и добиваться успехов и постигать недосягаемое! Спасибо.Очень понравилось. 5min
Популярная проза за месяц
138
127
126
113
100
96
96
95
94
91
91
90
87
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
86
85
82
81
80
80
76
75
74
74
73
73
73
72
71
68
46