Коммуналка....

3 августа 2014 - Wladimir

 

                            КОММУНАЛКА 

       Наконец-то через месяц приехала жена, и мы переселились в комнату в коммуналке. И вот что она из себя представляла…

       Это была четырехкомнатная квартира. Мы занимали девяти метровую комнату на троих. В двенадцати метровой жила пара. Муж, Школин Анатолий, работал «вертухаем» на зоне. В пяти километрах по прямой в поселке Садовом были два лагеря, мужской и женский.   Жена Нина работала техником в лаборатории.

       В двух смежных комнатах жила строительница с сыном. Звали ее Лида, а сыну было лет 12. Так вот эта Лида получила комнаты по строительному лимиту. И пила она по черному. А посему входные двери у нас не закрывались. И с вечера было сплошное паломничество алкашей.

       В некоторых квартирах продавали по ночам вино и водку. Давали алкашам в долг. Они брали выпивку и шли к нам. Если было закрыто, то звонили, стучали в двери и ногами пинали. Пили или вместе с Лидой, или сами на кухне. И никакой участковый с ними сделать ничего не мог, так как сам кормился от подпольных продавцов спиртным.

 

       Я подзанял денег и купил холодильник (как помню – 186 рублей отдал, запомнил потому, что цена не круглая). Родители отдали тумбовый кухонный стол со встроенным шкафом над ним. И еще купил диван-кровать раскладной.

       Насчет дивана…  После этого еще три было, накрученных, с кронштейнами, пружинами, скобками и прочими механизмами. А тот был простейшей конструкции. Широкое сиденье, спинка и две откидывающиеся железки для упора. И все. И ничего не рвется и не ломается. Поднимаешь спинку, откидываешь упоры, двигаешь сидение ногой и опираешь спинку на упоры. Гениально….

       В комнате у нас стояли Риткина кроватка, диван, холодильник, два чайных фанерных ящика для вещей и белья. И на ящике телевизор «Таурас».

       Стол вначале стоял на кухне. Но дня через два украли ложки и вилки из нашего свадебного набора и глубокую и две мелкие тарелки от японского сервиза.

       Кстати, у Школиных двери открыты были, и я увидел, как Нина ему подает суп в такой глубокой тарелке, а жена заметила, что после гостей Нина моет мелкие тарелки. Я вызвал Толика и сказал ему про это.

-Толик, ты знаешь, у нас такие тарелки пропали от японского сервиза. Одна глубокая и две мелких…

-Это мои тарелки…

-У тебя полный сервиз?

-Это остатки сервиза… остальные побили…

-Покажи две глубоких тарелки или три мелких, и вопрос будет снят…

-Ничего я тебе показывать не буду!...

-Тогда продай их мне…

-И продавать не буду…

-Ну, тогда купи у меня для полного комплекта…

-И покупать не буду, мне не нужно…

-Ну, смотри… только знай, тебя Бог накажет за такую наглость!...

-Давай, давай! Вали отсюда…

       На том и порешили…

       А через пару месяцев его прямо из дома забрали. Анашу в зону проносил и зэкам продавал. Кто-то спалился и его сдал!

       Кстати, в Садовом жили и мой наставник Осадчий и Усачев. Бывал у них в гостях. Видел, конвой ведет женщин в баню. Они идут и поют:

Гоп-стоп, Зоя.

Давала Зоя стоя,

Давала Зоя стоя

Начальнику конвоя…

      А то еще чего похлеще.

     Ванной мы не пользовались, а купаться ездили к родителям в Ташкент.

     У Лиды была дурная привычка, напьется  без памяти, разденется догола и спит на полу. Пацан плачет. Жена зайдет, оденет что-нибудь и на кровать переложит. Мальчишку приласкает и покормит…

     Когда Лида умерла, сын в Россию к тетке уехал. Насколько знаю, спиртное совсем не пил. Даже смотреть не мог, психический надлом. Он закончил институт, стал большим человеком, женился на хорошей женщине…

       В соседнем подъезде на третьем этаже жили в общаге три молодых специалиста, (Сашка Иванов, Катин Юрка, и Чуприков) попавших к нам после распределения. С одним я был знаком, а с двумя – дружен.

Катин Юрка (слева) и Сашка Иванов. О Катине писал в рассказе про рыбалку, когда мы с ним подлещиков на пиво ловили. А о Сашке - в рассказах "Сашкина обида"

       Однажды, на Новый год посидели мы с женой, отметили. Я вышел на лоджию покурить, слышу, наверху шум, кто-то поет, на гитаре играют.

       Что-то мне в голову стукнуло, и решил я подшутить. Сунул за пазуху бутылку вина и в трико и рубашке, в тапочках на босу ногу, полез по водосточной трубе на третий этаж со второго. Трудностей не доставило.

       Залез к ним на лоджию, поставил пузырек в угол, захожу в зал. За столом Чуприков с Катиным о чем-то спорят, а Иванов на гитаре бацает и поет.

       Я, молча, налил в стаканы вино и позвал их выпить. Иванов отложил гитару и спрашивает, где я шлялся? Я сказал, что на лоджии курил. Мы выпили, и Катин за вином собрался. Я его остановил и вынес свою бутылку.

       Мы еще с час посидели, и я домой собрался. Пошли они меня провожать, открыли двери, я и пошел. Они меня остановили и смеются. Из-за того, что я пальто и ботинки не надел. А я над ними – когда заявил им, что так пришел…Во, рожи у них были!...

       Уже на следующий год. Дочери четыре года. Лето, выходной, вечер. Забегает дочь, ревет в голос, на расспросы не отвечает, забилась в угол. Тут открывается дверь, врывается разъяренная мамаша с дочерью-первоклашкой. У той на лбу здоровенная шишка. Такой еще ни у кого не видел. Мамаша орет:-«Ааа… тебя уже наказали! Так тебе и надо!» А нам говорит, что Рита ее дочь камнем по голове ударила.

       Мы извинились и она ушла.

       Пошел я на улицу, нашел пацана лет пяти и спросил, что там произошло. Прибежали дети и наперебой стали рассказывать, что та девчонка Риту дразнила, а потом толкнула и смеялась, что та упала. Рита встала, взяла голыш, подошла и точно в лоб той заехала. А потом домой убежала…

       Вообще то, дралась она часто. Особенно в детском саду…

                        Продолжение следует…

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0230360

от 3 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0230360 выдан для произведения:

 

                            КОММУНАЛКА 

       Наконец-то через месяц приехала жена, и мы переселились в комнату в коммуналке. И вот что она из себя представляла…

       Это была четырехкомнатная квартира. Мы занимали девяти метровую комнату на троих. В двенадцати метровой жила пара. Муж, Школин Анатолий, работал «вертухаем» на зоне. В пяти километрах по прямой в поселке Садовом были два лагеря, мужской и женский.   Жена Нина работала техником в лаборатории.

       В двух смежных комнатах жила строительница с сыном. Звали ее Лида, а сыну было лет 12. Так вот эта Лида получила комнаты по строительному лимиту. И пила она по черному. А посему входные двери у нас не закрывались. И с вечера было сплошное паломничество алкашей.

       В некоторых квартирах продавали по ночам вино и водку. Давали алкашам в долг. Они брали выпивку и шли к нам. Если было закрыто, то звонили, стучали в двери и ногами пинали. Пили или вместе с Лидой, или сами на кухне. И никакой участковый с ними сделать ничего не мог, так как сам кормился от подпольных продавцов спиртным.

 

       Я подзанял денег и купил холодильник (как помню – 186 рублей отдал, запомнил потому, что цена не круглая). Родители отдали тумбовый кухонный стол со встроенным шкафом над ним. И еще купил диван-кровать раскладной.

       Насчет дивана…  После этого еще три было, накрученных, с кронштейнами, пружинами, скобками и прочими механизмами. А тот был простейшей конструкции. Широкое сиденье, спинка и две откидывающиеся железки для упора. И все. И ничего не рвется и не ломается. Поднимаешь спинку, откидываешь упоры, двигаешь сидение ногой и опираешь спинку на упоры. Гениально….

       В комнате у нас стояли Риткина кроватка, диван, холодильник, два чайных фанерных ящика для вещей и белья. И на ящике телевизор «Таурас».

       Стол вначале стоял на кухне. Но дня через два украли ложки и вилки из нашего свадебного набора и глубокую и две мелкие тарелки от японского сервиза.

       Кстати, у Школиных двери открыты были, и я увидел, как Нина ему подает суп в такой глубокой тарелке, а жена заметила, что после гостей Нина моет мелкие тарелки. Я вызвал Толика и сказал ему про это.

-Толик, ты знаешь, у нас такие тарелки пропали от японского сервиза. Одна глубокая и две мелких…

-Это мои тарелки…

-У тебя полный сервиз?

-Это остатки сервиза… остальные побили…

-Покажи две глубоких тарелки или три мелких, и вопрос будет снят…

-Ничего я тебе показывать не буду!...

-Тогда продай их мне…

-И продавать не буду…

-Ну, тогда купи у меня для полного комплекта…

-И покупать не буду, мне не нужно…

-Ну, смотри… только знай, тебя Бог накажет за такую наглость!...

-Давай, давай! Вали отсюда…

       На том и порешили…

       А через пару месяцев его прямо из дома забрали. Анашу в зону проносил и зэкам продавал. Кто-то спалился и его сдал!

       Кстати, в Садовом жили и мой наставник Осадчий и Усачев. Бывал у них в гостях. Видел, конвой ведет женщин в баню. Они идут и поют:

Гоп-стоп, Зоя.

Давала Зоя стоя,

Давала Зоя стоя

Начальнику конвоя…

      А то еще чего похлеще.

     Ванной мы не пользовались, а купаться ездили к родителям в Ташкент.

     У Лиды была дурная привычка, напьется  без памяти, разденется догола и спит на полу. Пацан плачет. Жена зайдет, оденет что-нибудь и на кровать переложит. Мальчишку приласкает и покормит…

     Когда Лида умерла, сын в Россию к тетке уехал. Насколько знаю, спиртное совсем не пил. Даже смотреть не мог, психический надлом. Он закончил институт, стал большим человеком, женился на хорошей женщине…

       В соседнем подъезде на третьем этаже жили в общаге три молодых специалиста, (Сашка Иванов, Катин Юрка, и Чуприков) попавших к нам после распределения. С одним я был знаком, а с двумя – дружен.

Катин Юрка (слева) и Сашка Иванов. О Катине писал в рассказе про рыбалку, когда мы с ним подлещиков на пиво ловили. А о Сашке - в рассказах "Сашкина обида"

       Однажды, на Новый год посидели мы с женой, отметили. Я вышел на лоджию покурить, слышу, наверху шум, кто-то поет, на гитаре играют.

       Что-то мне в голову стукнуло, и решил я подшутить. Сунул за пазуху бутылку вина и в трико и рубашке, в тапочках на босу ногу, полез по водосточной трубе на третий этаж со второго. Трудностей не доставило.

       Залез к ним на лоджию, поставил пузырек в угол, захожу в зал. За столом Чуприков с Катиным о чем-то спорят, а Иванов на гитаре бацает и поет.

       Я, молча, налил в стаканы вино и позвал их выпить. Иванов отложил гитару и спрашивает, где я шлялся? Я сказал, что на лоджии курил. Мы выпили, и Катин за вином собрался. Я его остановил и вынес свою бутылку.

       Мы еще с час посидели, и я домой собрался. Пошли они меня провожать, открыли двери, я и пошел. Они меня остановили и смеются. Из-за того, что я пальто и ботинки не надел. А я над ними – когда заявил им, что так пришел…Во, рожи у них были!...

       Уже на следующий год. Дочери четыре года. Лето, выходной, вечер. Забегает дочь, ревет в голос, на расспросы не отвечает, забилась в угол. Тут открывается дверь, врывается разъяренная мамаша с дочерью-первоклашкой. У той на лбу здоровенная шишка. Такой еще ни у кого не видел. Мамаша орет:-«Ааа… тебя уже наказали! Так тебе и надо!» А нам говорит, что Рита ее дочь камнем по голове ударила.

       Мы извинились и она ушла.

       Пошел я на улицу, нашел пацана лет пяти и спросил, что там произошло. Прибежали дети и наперебой стали рассказывать, что та девчонка Риту дразнила, а потом толкнула и смеялась, что та упала. Рита встала, взяла голыш, подошла и точно в лоб той заехала. А потом домой убежала…

       Вообще то, дралась она часто. Особенно в детском саду…

                        Продолжение следует…

Рейтинг: +1 179 просмотров
Комментарии (2)
Серов Владимир # 3 августа 2014 в 08:26 0
Интересные воспоминания. super
Wladimir # 5 августа 2014 в 04:38 0
Спасибо Вам!...