ЯНВАРЬ

23 октября 2012 - Андрей Мудров

 

                                      Андрей Мудров , Лада Мудрова-Селюнина

                             

 

 

 

                         ЯНВАРЬ

 

 

                                   ВСТРЕЧА НОВОГО ГОДА

 

 

Новый год встречали у Вини Пухов. Они были не то чтобы очень рады, но согласились. Когда пришли, хозяин дома лежал у накрытого стола под одеялом и спал. Гости были настойчивы и  подняли страдальца. Разговор зашел о спасении родины, которое заключалось в охране русских деревень от вторжения "их". За час проводов старого года патриотический порыв захватил, что проявилось  во время исполнения гимна. Господа офицеры простояли его весь, отдавая честь и покачиваясь. Хозяин приветствовал родину как был - в трусах плавочками и сбившимся на голове от долгого запоя "ирокезом".

Патриотический порыв как-то незаметно перешел в археологический. При "гостевом осмотре" дома заметили несколько накопанных хозяином  железок. Безусловно, не новых , но имеющих  не установленную пока историческую ценность.  Добыли двадцатисантиметровый ржавый нож,  металлическую колбу с узорами, два примуса и нечто мобильное. Едва бросив взгляд, один из  офицеров понял, что в руки к нему попали артефакты планетарного масштаба. А именно: меч Владимира известный тем, что связывает цивилизацию в единое целое. Именно за это качество меч называют "осью мира". Защитник отечества немедленно вспомнил, что за этой реликвией он бродит по свету последние 10 лет. Видя такое дело, хозяева дома меч отдали - за грядущую половину стоимости   предмета. Насчет колбы догадок не было; известный интерес вызывало нечто мобильное, но решили предположений не выдвигать, а обратиться к специалистам - видимо, членам того самого ордена, представители  которого и бродят десятилетиями  в поисках  деталей мироздания. Домой возвращались окрыленные в высокой степени - руководителя концессии пришлось волочь за две руки, даже думали вдогон к артефактам попросить санки.

- Как мы сработали! - радовался он. - Здесь  миллионов на пять - шесть. Баксов!

Он был так рад, что позволил племяннику взять примуса и толкнуть их тысяч за триста евро. На вопрос родственника, отчего это меч так мал отвечал в том ключе, что люди раньше были компактнее и вообще артефакту позволено быть вне масштабов.

Утром он проснулся поздно. Племянник с нетерпение ждал уточнений по мечу - действительно ли тот принадлежал Владимиру.

- Какая, хуй, разница. Все равно продадим, - разъяснил утомленный искатель.

Спустя несколько дней пришел в себя и второй защитник деревень русских. Зайдя в гости он заметил предметы своих раскопок:

- Ой, железочки мои! Что они тут делают? А вот и деталь от «Краза» , - указывая на один из  дорогостоящих примусов сказал гость, - я «Краз» резал и детальку поставил.

 Расставляя книги, убрали в шкаф и артефакты. Меч Владимира своего статуса не потерял; колба получила название "бомбы императора", а примуса обрели принадлежность. Теперь их называли "примуса Ярославны". По- прежнему неопределенным было нечто мобильное; впрочем,  высказывались предположения, что это часть канделябра, которым отпиздили великого картежника Пушкина.

Правда, на следующей неделе должен был прибыть специалист по Востоку. Он появился неожиданно и настойчиво. Видимо, орден металлоискателей - спасителей мира  прознал про находки...

 

ОФИЦЕРЫ ,ИЛИ НОЧНОЙ ДОЗОР

 

Зимой в деревне жили всего в четыре дома. Это надо было как-то понимать. Исконные жители о причинах такого положения не задумывались и "жили с молока". Городские же, от привычки объяснять себе свои поступки, заключили,  что находятся здесь по соображениям высокого порядка. А  именно – с целью охранить русскую деревню. Не в последнюю очередь патриотические соображения подогревали затяжные новогодние праздники. Господ офицеров в деревушке было двое и, понятно,  держались они друг друга. Бывало, один запьет, - другой на доставке. Или ползет другой по бровке  дороги на четвереньках - утомленный ночным дозором - подъезжает машина и заталкивается туда сын отечества. А дома ждет его офицерова жена - со стопочкой на утро.

Январь выдался холодный - градусов двадцать. Деревенские не мерзли - привыкли и пути знали, как победить холод. А вот голубой косточке приходилось туго. Вновь прибывший офицер мерз чрезвычайно. Лежал под натянутым до носа одеялом и размышлял о судьбах отечества в виду разразившегося мирового экономического кризиса. Даже думал насадить по весне картошки.

Холод ли, масштабная ли забота  - но случилось так, что он упал плашмя на стул, превратив его в груду деревяшек. Это и спасло передовой офицерский корпус на два лица. Выйдя из состояния дозора подтянулся второй и растопил печь обломками. Господа офицеры топили дом стульями не из лени, а по незнанию. Не учили их, как это делается в народе.

Морозы спали и прибыл русский народ: таджик и молдованка. Они заказали машину дров и тем спасли часть мебели. Теперь можно было на чем-то сидеть и размышлять о судьбах, экономике и жизни. Кстати, весной решили разбить грядки, а пока поставили несколько литров домашнего вина. Офицеры вино любят...

 

 

МИССИЯ

 

Звонок раздался вечером. "Я  еду", - сообщил брат. К этому моменту он лежал под одеялом. Его слегка потряхивало, пот катился градом. Смена матримониального положения сопровождалась активным возлиянием, с которым, впрочем, решено было покончить. Поэтому муки переносились стоически и явно шли к завершению. Встречать у ворот брата он отправил обретенное счастье. Брат  вошел рывком, не здороваясь:

- Я с миссией от матери. Во-первых пьянство; во-вторых - Лада.

Кофе миссионер выпил без удовольствия, а потом. не умея сохранять настроения. подобрел и даже дал совет по выходу из запоя.

- Кто же выходит "на сухую"? - вопросил он.

Немедленно был вызван сосед - человек твердых убеждений. На просьбу привезти коньячка ответил по-военному строго:

- На хуй вам коньяк?! Водку пейте!

Сказано - сделано. Теплое настроение напитка передалось брату. Разнежившись, он задумался:

- Как вы вкусно пьете, может и мне  стопочку?

Через десять минут стало ясно, что нужно ехать в магазин. Еще через три часа брат был пьян и спрашивал о подружке. Кстати выяснилось, что семейные связи имеют историю, а именно второй пункт миссии (он же пятая графа)  и брат учились в одной школе - сорок третьей. Немецкой.

Какое-то время брат еще вспоминал о миссии.  Желая предстать в лучшем свете они говорили о том, что потягивали коньячок интеллигентно, а нажрались всего-то раз, когда доставляли ему собаку.  Этого брат не стерпел:

- Ни хуя себе! - сказал он и напомнил о доставке Цыгана.- Машина остановилась у лужи, первой в нее упала собака, на нее Лада, сверху ты.

Утром география расширилась - с ответным визитом отбыли в Александров. Там-то и выяснилось, что брат не чужд истинной заботе. Чуя приближающуюся остановку сердца, они услышали снизу полный тревоги и активного желания помочь голос:

- Ладка умирает, за водкой ехать надо. Закладывайте дилижанс!

У брата они остановились на втором этаже. Постепенно все домашние стянулись туда.  Лежа на матрасе, он огляделся по сторонам. С двух рук у него лежали похожие на полотенца тела - жена и брат.

- Вот они - выпускники сорок третьей школы, - заметил он. - Вот один, а вот вторая. Хорошая школа.

Миссия была провалена. Они вернулись домой, а брат прочно увяз в привычке, навязанной,  как выяснилось еще в школе. Постепенно второй этаж оккупировали александровские бомжи. Брат звонил, периодически закладывал дилижансы, много плакал и даже нашел таксу.

В эти дни брат вообще активно ценил животных. Так доставляя проданного клиентке щенка, он как-то незаметно остался у нее в доме. Однако повел себя благородно - к женщине не прикоснулся, а звонил через каждые десять минут и просил его забрать. На вопрос: «Откуда?»  - отвечал уклончиво:

- Десять минут по шоссе от кольца, за лысой елкой - направо, дом в поселке, где главный - кот.

Когда стало ясно, что брат в опасности, -  отправились за ним в Александров. Он лежал в холодной комнате - обогреватели у него забрали - и горевал. По полу катались бутылки. Уговорить его поехать к наркологу удалось только вспомнив школу - 43-тью,  немецкую, - и пообещав взять с собой таксу, статус которой за эти дни повысился до "сердца дома". В машине брат воспрял , тема нарколога как-то незаметно перешла в тему качественных напитков, которые и были ему немедленно предоставлены.

Брат вернулся домой. Дилижансы опять заходили по маршруту «Душищево-Александров». Только уже с качественными напитками и едой. Брат выжил. Звонок раздался вечером: "Во-первых - пьянство, а во-вторых - Лада", - сказал брат.

 

 

НАВИГАТОР

 

 

Разговор с партнером получился странным. Можно сказать, совсем не получился. Партнер - человек демонической внешности - призвал внести в дела порядок, впрочем, не уточняя, что это значит. Поэтому договорились "обдумать". Чтобы получить столь ясный итог переговоров,  проехали километров триста. Когда отправлялись в обратный путь, было уже темно. Местечко называлось Румянцево. Ездили сюда не часто и, чтобы не заблудиться на проселочных дорогах, включили навигатор - умное устройство, говорящее голосом механической девушки.  В ближайшем магазинчике купили  поесть и двинулись в сторону дома. Навигатор засветился  зеленым и включился в работу:

-    Через 900 метров поверните направо...

Шофер  послушно исполнил маневр. Навигатор трудился: фары поливали дорогу, повороты следовали один за другим, время шло, явно отдаляя нас от места переговоров. Готовясь увидеть огни МКАДА, заметили  знакомый магазинчик.

- Румянцево, - прочитал водитель и остановил машину.

- Надо же, - глядя на  магазинчик съязвил он, - уже закрыт, а  кажется только что мы здесь колбаску покупали.

- Демоны водят, - тогда им показалось это веселым.

Не выключая навигатора, двинулись в путь.

- Через 900 метров поверните направо, - бодро взялась за работу механическая девушка...  

Верили ей уже не столь безоговорочно, поэтому поворачивали с опаской и не везде. Спутник злился:

- Вы ушли с маршрута! - время от времени восклицал голос, но, словно взяв себя в руки, перестраивал маршрут и озвучивал новые повороты. Время шло, фары все так же поливали дорогу.  Колбаска, купленная в сельском магазинчике, закончилась, но до дома оставалось уже не долго. После очередного поворота, фары высветили табличку.

- Румянцево, - протянул водитель.

Остановились.

- Интересно, если спутники так водят по дорогам, как же они пускают ракеты? - поежился  водитель и включил мотор.

Вспоминая Джерома К.Джерома и его знаменитую булочку в лабиринте, двинулись домой.

- Кажется, партнер не доволен, хочет что-то добавить, - выдвинул идею один из переговорщиков.

- Через 900 метров поверните направо, - гнул свое спутник. Принимали его в штыки, но навигатор  не выключали. Механический женский голос звучал в тишине салона. Фары все так же поливали дорогу, повороты следовали один за другим, машина бодро катилась в сторону Москвы. Время шло, разговор мало по малу-помалу восстановился. Весело обсуждали случившееся.

- Поверните налево, - ввернула в разговор механическая девушка. В хлопьях снега фары высветили указатель.

- Румянцево, - процедил водитель.

- Ты какой маршрут задал? - своевременно поинтересовались в салоне. 

- Через 900 метров поверните направо, - изрек девичий голос.

- Сама блядь и шутки  у тебя блядские, - буркнул водитель, но маневр все-таки исполнил. Последний. Все остальные указания коварного поводыря игнорировали.

- Поверните налево - советовал механический голос.

- Пошла на хуй...

- Вы ушли с маршрута - негодовал спутник.

- Заебись!..

-  Поверните направо. Батарея разряжена, - припугнул спутник.

- Да мы сдохнем быстрее, - выкручивая руль влево огрызнулся космосу водитель.

`

 

О ДЕВИЧЬЕМ,О ПОТАЕННОМ

 

Рабочие - муж и  жена - появились в доме как-то спонтанно. Никто толком не знал, кто они, - так, благородные члены александровского бомжатника.  Возвращаясь от брата,  просто посадили их в машину, что называется, налегке. Знакомились уже дома. Он - сухой как тростник - узбек из Таджикистана, она - средней комплекции и  возраста - молдаванка. Люди оказались душевные. Живо откликались на любую тему. Если, к примеру, речь заходила об Афганистане, - выяснялось, что познакомились они именно там, во время боевых действий. А зайдет речь о разведке, то и тут они при делах. Он был человек широкого профиля - медик, травматолог, электрик, пастух, маляр, сварщик, при этом неплохо готовил суп и плов. Она - медсестра из Афгана с панической боязнью крови. На просьбу помочь при перевязке, задумчиво отвечала,  что крови насмотрелась вдоволь. Впрочем, требовалась от них обычная работа - уход за собаками  и уборка дома. Так что закаленная в боях легендарная пара проводила время между вольерами, кастрюлями и  дидактическим просмотром ДВД, явно отдавая предпочтение последнему.

Между тем, хозяйский запой катился  своим чередом. Уютно устроившись за печкой, хозяева делили время между возлияниями и любовными утехами. Жили все в одной большой комнате, спрятаться было некуда. Скоро костюмы хозяев сократились практически до первозданности, а атмосфера в жилище приобрела ярко выраженный романтический характер. Жена разведчика - электрика загрустила и пристрастилась выходить по утрам на кухню. Возвращалась она оттуда ослабленной столь сильно, что еле держалась на ногах,  и ложилась в постель.

- Болеет, - комментировал пастух-травматолог.

Он даже пытался лечить загадочный недуг. Заказывал микстуры от кашля, которые, впрочем, после этого не спрашивал, а у скорбной здоровьем женщины появлялись синяки, как правило,  под глазами.

Причина странного недуга выяснилась довольно скоро. Посетив, в очередной раз кухню, женщина вернулась в комнату и злобно обрушилась на своего верного защитника. Как оказалось, требовалась от него не только защита:

- Я хочу, чтобы ты меня ебал, как они ебутся!

Однако, этого начинания верный друг не поддержал. Указывая пальцем на кровать, пояснил:

- Я туда даже рядом не лягу.  Я тебе сейчас вторые уши выбью...

Такие женские муки снести было трудно. Разморенные хозяева проявили себя участливо - пригласили даму за печку. Ну, а чтобы не обижать доблестного сварщика - кулинара и соблюсти приличия, разбились по интересам. Мужчины  сели за водку, дам предполагалось уложить вместе. Какое-то время эта благородная затея казалась страдалице дикой, она уворачивалась, бродила по кухне, впрочем, мало- помалу сужая круги. Муж-контррразведчик сидел за столом, прямой как стрела, и на брожения жены внимания не обращал.  Наконец она осела. Разговор за столом шел своим чередом, хозяйка за печкой медленно проваливалась в сон.

- Да пошли все на хуй! - с этими словами молдованка начала срывать с себя одежду и, раскидав ее по комнате, строевым шагом пересекла жилище и бухнулась в хозяйскую постель.

Муж-узбек проводил ее недоуменным взглядом и вернулся к разговору с хозяином.

Утром нашли записку от рабочих: "Извени, - значилось в ней, - но я так больше не могу".

Запой покатился дальше, только уже обремененный работами по дому. Спустя какое-то время они вновь оказались в Александрове, где и встретили когда-то эту парочку. Сидели дома у брата. Внезапно дверь распахнулась и в комнату влетел травматолог-кулинар.

- Ты мне семью разрушила. Я с ней 11 лет живу, - напустился он на бывшую хозяйку.

- Убивать меня пришел, - поинтересовалась та.

- Поговорить, - промычал правдоискатель.

Он долго живописал глубины своих страданий. Вопрошал: "Как жить после этого на свете?!",  и  жаловался на то, что любимая оставила его и подалась в Лондон. По- пьяному всплакивал, утирал глаза и вдруг четко произнес: "Хочу напиться. У тебя деньги есть?" .

 

На горизонте замаячила программа восстановления семейного счастья.

- Сколько?

- Пятьсот рублей.

Получив искомое,  плакальщик заторопился:

- Между нами теперь все хорошо, - подытожил он и вышел.

Возле дома его ждала беглянка-жена.

 

 

 

                                           БАСНЯ.

 

Пушкиных на печке было шестеро: пятеро - в профиль и один сидящей с пером за столом. Именно такие картинки с неизменным постоянством вырывали взбудораженные похмельем глаза из паутины трещин на побелке деревенского очага. Так продолжалось несколько недель. И к этому привыкли. Спозаранку сухие языки выворачивали: " Привет, Александры Сергеевичи !" И о поэте забывали до следующего утра. Но однажды случилось нечто странное: утром на месте сидящего за столом Пушкина оказался Крылов. Точнее здесь развлекались персонажи его басен. И как ! Трудно поверить: медведь пялил осла .   

 

 

2009 г

© Copyright: Андрей Мудров, 2012

Регистрационный номер №0086768

от 23 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0086768 выдан для произведения:

                                      Андрей Мудров , Лада Мудрова-Селюнина

                             

 

 

 

                         ЯНВАРЬ

 

 

                                   ВСТРЕЧА НОВОГО ГОДА

 

 

Новый год встречали у Вини Пухов. Они были не то чтобы очень рады, но согласились. Когда пришли, хозяин дома лежал у накрытого стола под одеялом и спал. Гости были настойчивы и  подняли страдальца. Разговор зашел о спасении родины, которое заключалось в охране русских деревень от вторжения "их". За час проводов старого года патриотический порыв захватил, что проявилось  во время исполнения гимна. Господа офицеры простояли его весь, отдавая честь и покачиваясь. Хозяин приветствовал родину как был - в трусах плавочками и сбившимся на голове от долгого запоя "ирокезом".

Патриотический порыв как-то незаметно перешел в археологический. При "гостевом осмотре" дома заметили несколько накопанных хозяином  железок. Безусловно, не новых , но имеющих  не установленную пока историческую ценность.  Добыли двадцатисантиметровый ржавый нож,  металлическую колбу с узорами, два примуса и нечто мобильное. Едва бросив взгляд, один из  офицеров понял, что в руки к нему попали артефакты планетарного масштаба. А именно: меч Владимира известный тем, что связывает цивилизацию в единое целое. Именно за это качество меч называют "осью мира". Защитник отечества немедленно вспомнил, что за этой реликвией он бродит по свету последние 10 лет. Видя такое дело, хозяева дома меч отдали - за грядущую половину стоимости   предмета. Насчет колбы догадок не было; известный интерес вызывало нечто мобильное, но решили предположений не выдвигать, а обратиться к специалистам - видимо, членам того самого ордена, представители  которого и бродят десятилетиями  в поисках  деталей мироздания. Домой возвращались окрыленные в высокой степени - руководителя концессии пришлось волочь за две руки, даже думали вдогон к артефактам попросить санки.

- Как мы сработали! - радовался он. - Здесь  миллионов на пять - шесть. Баксов!

Он был так рад, что позволил племяннику взять примуса и толкнуть их тысяч за триста евро. На вопрос родственника, отчего это меч так мал отвечал в том ключе, что люди раньше были компактнее и вообще артефакту позволено быть вне масштабов.

Утром он проснулся поздно. Племянник с нетерпение ждал уточнений по мечу - действительно ли тот принадлежал Владимиру.

- Какая, хуй, разница. Все равно продадим, - разъяснил утомленный искатель.

Спустя несколько дней пришел в себя и второй защитник деревень русских. Зайдя в гости он заметил предметы своих раскопок:

- Ой, железочки мои! Что они тут делают? А вот и деталь от «Краза» , - указывая на один из  дорогостоящих примусов сказал гость, - я «Краз» резал и детальку поставил.

 Расставляя книги, убрали в шкаф и артефакты. Меч Владимира своего статуса не потерял; колба получила название "бомбы императора", а примуса обрели принадлежность. Теперь их называли "примуса Ярославны". По- прежнему неопределенным было нечто мобильное; впрочем,  высказывались предположения, что это часть канделябра, которым отпиздили великого картежника Пушкина.

Правда, на следующей неделе должен был прибыть специалист по Востоку. Он появился неожиданно и настойчиво. Видимо, орден металлоискателей - спасителей мира  прознал про находки...

 

ОФИЦЕРЫ ,ИЛИ НОЧНОЙ ДОЗОР

 

Зимой в деревне жили всего в четыре дома. Это надо было как-то понимать. Исконные жители о причинах такого положения не задумывались и "жили с молока". Городские же, от привычки объяснять себе свои поступки, заключили,  что находятся здесь по соображениям высокого порядка. А  именно – с целью охранить русскую деревню. Не в последнюю очередь патриотические соображения подогревали затяжные новогодние праздники. Господ офицеров в деревушке было двое и, понятно,  держались они друг друга. Бывало, один запьет, - другой на доставке. Или ползет другой по бровке  дороги на четвереньках - утомленный ночным дозором - подъезжает машина и заталкивается туда сын отечества. А дома ждет его офицерова жена - со стопочкой на утро.

Январь выдался холодный - градусов двадцать. Деревенские не мерзли - привыкли и пути знали, как победить холод. А вот голубой косточке приходилось туго. Вновь прибывший офицер мерз чрезвычайно. Лежал под натянутым до носа одеялом и размышлял о судьбах отечества в виду разразившегося мирового экономического кризиса. Даже думал насадить по весне картошки.

Холод ли, масштабная ли забота  - но случилось так, что он упал плашмя на стул, превратив его в груду деревяшек. Это и спасло передовой офицерский корпус на два лица. Выйдя из состояния дозора подтянулся второй и растопил печь обломками. Господа офицеры топили дом стульями не из лени, а по незнанию. Не учили их, как это делается в народе.

Морозы спали и прибыл русский народ: таджик и молдованка. Они заказали машину дров и тем спасли часть мебели. Теперь можно было на чем-то сидеть и размышлять о судьбах, экономике и жизни. Кстати, весной решили разбить грядки, а пока поставили несколько литров домашнего вина. Офицеры вино любят...

 

 

МИССИЯ

 

Звонок раздался вечером. "Я  еду", - сообщил брат. К этому моменту он лежал под одеялом. Его слегка потряхивало, пот катился градом. Смена матримониального положения сопровождалась активным возлиянием, с которым, впрочем, решено было покончить. Поэтому муки переносились стоически и явно шли к завершению. Встречать у ворот брата он отправил обретенное счастье. Брат  вошел рывком, не здороваясь:

- Я с миссией от матери. Во-первых пьянство; во-вторых - Лада.

Кофе миссионер выпил без удовольствия, а потом. не умея сохранять настроения. подобрел и даже дал совет по выходу из запоя.

- Кто же выходит "на сухую"? - вопросил он.

Немедленно был вызван сосед - человек твердых убеждений. На просьбу привезти коньячка ответил по-военному строго:

- На хуй вам коньяк?! Водку пейте!

Сказано - сделано. Теплое настроение напитка передалось брату. Разнежившись, он задумался:

- Как вы вкусно пьете, может и мне  стопочку?

Через десять минут стало ясно, что нужно ехать в магазин. Еще через три часа брат был пьян и спрашивал о подружке. Кстати выяснилось, что семейные связи имеют историю, а именно второй пункт миссии (он же пятая графа)  и брат учились в одной школе - сорок третьей. Немецкой.

Какое-то время брат еще вспоминал о миссии.  Желая предстать в лучшем свете они говорили о том, что потягивали коньячок интеллигентно, а нажрались всего-то раз, когда доставляли ему собаку.  Этого брат не стерпел:

- Ни хуя себе! - сказал он и напомнил о доставке Цыгана.- Машина остановилась у лужи, первой в нее упала собака, на нее Лада, сверху ты.

Утром география расширилась - с ответным визитом отбыли в Александров. Там-то и выяснилось, что брат не чужд истинной заботе. Чуя приближающуюся остановку сердца, они услышали снизу полный тревоги и активного желания помочь голос:

- Ладка умирает, за водкой ехать надо. Закладывайте дилижанс!

У брата они остановились на втором этаже. Постепенно все домашние стянулись туда.  Лежа на матрасе, он огляделся по сторонам. С двух рук у него лежали похожие на полотенца тела - жена и брат.

- Вот они - выпускники сорок третьей школы, - заметил он. - Вот один, а вот вторая. Хорошая школа.

Миссия была провалена. Они вернулись домой, а брат прочно увяз в привычке, навязанной,  как выяснилось еще в школе. Постепенно второй этаж оккупировали александровские бомжи. Брат звонил, периодически закладывал дилижансы, много плакал и даже нашел таксу.

В эти дни брат вообще активно ценил животных. Так доставляя проданного клиентке щенка, он как-то незаметно остался у нее в доме. Однако повел себя благородно - к женщине не прикоснулся, а звонил через каждые десять минут и просил его забрать. На вопрос: «Откуда?»  - отвечал уклончиво:

- Десять минут по шоссе от кольца, за лысой елкой - направо, дом в поселке, где главный - кот.

Когда стало ясно, что брат в опасности, -  отправились за ним в Александров. Он лежал в холодной комнате - обогреватели у него забрали - и горевал. По полу катались бутылки. Уговорить его поехать к наркологу удалось только вспомнив школу - 43-тью,  немецкую, - и пообещав взять с собой таксу, статус которой за эти дни повысился до "сердца дома". В машине брат воспрял , тема нарколога как-то незаметно перешла в тему качественных напитков, которые и были ему немедленно предоставлены.

Брат вернулся домой. Дилижансы опять заходили по маршруту «Душищево-Александров». Только уже с качественными напитками и едой. Брат выжил. Звонок раздался вечером: "Во-первых - пьянство, а во-вторых - Лада", - сказал брат.

 

 

НАВИГАТОР

 

 

Разговор с партнером получился странным. Можно сказать, совсем не получился. Партнер - человек демонической внешности - призвал внести в дела порядок, впрочем, не уточняя, что это значит. Поэтому договорились "обдумать". Чтобы получить столь ясный итог переговоров,  проехали километров триста. Когда отправлялись в обратный путь, было уже темно. Местечко называлось Румянцево. Ездили сюда не часто и, чтобы не заблудиться на проселочных дорогах, включили навигатор - умное устройство, говорящее голосом механической девушки.  В ближайшем магазинчике купили  поесть и двинулись в сторону дома. Навигатор засветился  зеленым и включился в работу:

-    Через 900 метров поверните направо...

Шофер  послушно исполнил маневр. Навигатор трудился: фары поливали дорогу, повороты следовали один за другим, время шло, явно отдаляя нас от места переговоров. Готовясь увидеть огни МКАДА, заметили  знакомый магазинчик.

- Румянцево, - прочитал водитель и остановил машину.

- Надо же, - глядя на  магазинчик съязвил он, - уже закрыт, а  кажется только что мы здесь колбаску покупали.

- Демоны водят, - тогда им показалось это веселым.

Не выключая навигатора, двинулись в путь.

- Через 900 метров поверните направо, - бодро взялась за работу механическая девушка...  

Верили ей уже не столь безоговорочно, поэтому поворачивали с опаской и не везде. Спутник злился:

- Вы ушли с маршрута! - время от времени восклицал голос, но, словно взяв себя в руки, перестраивал маршрут и озвучивал новые повороты. Время шло, фары все так же поливали дорогу.  Колбаска, купленная в сельском магазинчике, закончилась, но до дома оставалось уже не долго. После очередного поворота, фары высветили табличку.

- Румянцево, - протянул водитель.

Остановились.

- Интересно, если спутники так водят по дорогам, как же они пускают ракеты? - поежился  водитель и включил мотор.

Вспоминая Джерома К.Джерома и его знаменитую булочку в лабиринте, двинулись домой.

- Кажется, партнер не доволен, хочет что-то добавить, - выдвинул идею один из переговорщиков.

- Через 900 метров поверните направо, - гнул свое спутник. Принимали его в штыки, но навигатор  не выключали. Механический женский голос звучал в тишине салона. Фары все так же поливали дорогу, повороты следовали один за другим, машина бодро катилась в сторону Москвы. Время шло, разговор мало по малу-помалу восстановился. Весело обсуждали случившееся.

- Поверните налево, - ввернула в разговор механическая девушка. В хлопьях снега фары высветили указатель.

- Румянцево, - процедил водитель.

- Ты какой маршрут задал? - своевременно поинтересовались в салоне. 

- Через 900 метров поверните направо, - изрек девичий голос.

- Сама блядь и шутки  у тебя блядские, - буркнул водитель, но маневр все-таки исполнил. Последний. Все остальные указания коварного поводыря игнорировали.

- Поверните налево - советовал механический голос.

- Пошла на хуй...

- Вы ушли с маршрута - негодовал спутник.

- Заебись!..

-  Поверните направо. Батарея разряжена, - припугнул спутник.

- Да мы сдохнем быстрее, - выкручивая руль влево огрызнулся космосу водитель.

`

 

О ДЕВИЧЬЕМ,О ПОТАЕННОМ

 

Рабочие - муж и  жена - появились в доме как-то спонтанно. Никто толком не знал, кто они, - так, благородные члены александровского бомжатника.  Возвращаясь от брата,  просто посадили их в машину, что называется, налегке. Знакомились уже дома. Он - сухой как тростник - узбек из Таджикистана, она - средней комплекции и  возраста - молдаванка. Люди оказались душевные. Живо откликались на любую тему. Если, к примеру, речь заходила об Афганистане, - выяснялось, что познакомились они именно там, во время боевых действий. А зайдет речь о разведке, то и тут они при делах. Он был человек широкого профиля - медик, травматолог, электрик, пастух, маляр, сварщик, при этом неплохо готовил суп и плов. Она - медсестра из Афгана с панической боязнью крови. На просьбу помочь при перевязке, задумчиво отвечала,  что крови насмотрелась вдоволь. Впрочем, требовалась от них обычная работа - уход за собаками  и уборка дома. Так что закаленная в боях легендарная пара проводила время между вольерами, кастрюлями и  дидактическим просмотром ДВД, явно отдавая предпочтение последнему.

Между тем, хозяйский запой катился  своим чередом. Уютно устроившись за печкой, хозяева делили время между возлияниями и любовными утехами. Жили все в одной большой комнате, спрятаться было некуда. Скоро костюмы хозяев сократились практически до первозданности, а атмосфера в жилище приобрела ярко выраженный романтический характер. Жена разведчика - электрика загрустила и пристрастилась выходить по утрам на кухню. Возвращалась она оттуда ослабленной столь сильно, что еле держалась на ногах,  и ложилась в постель.

- Болеет, - комментировал пастух-травматолог.

Он даже пытался лечить загадочный недуг. Заказывал микстуры от кашля, которые, впрочем, после этого не спрашивал, а у скорбной здоровьем женщины появлялись синяки, как правило,  под глазами.

Причина странного недуга выяснилась довольно скоро. Посетив, в очередной раз кухню, женщина вернулась в комнату и злобно обрушилась на своего верного защитника. Как оказалось, требовалась от него не только защита:

- Я хочу, чтобы ты меня ебал, как они ебутся!

Однако, этого начинания верный друг не поддержал. Указывая пальцем на кровать, пояснил:

- Я туда даже рядом не лягу.  Я тебе сейчас вторые уши выбью...

Такие женские муки снести было трудно. Разморенные хозяева проявили себя участливо - пригласили даму за печку. Ну, а чтобы не обижать доблестного сварщика - кулинара и соблюсти приличия, разбились по интересам. Мужчины  сели за водку, дам предполагалось уложить вместе. Какое-то время эта благородная затея казалась страдалице дикой, она уворачивалась, бродила по кухне, впрочем, мало- помалу сужая круги. Муж-контррразведчик сидел за столом, прямой как стрела, и на брожения жены внимания не обращал.  Наконец она осела. Разговор за столом шел своим чередом, хозяйка за печкой медленно проваливалась в сон.

- Да пошли все на хуй! - с этими словами молдованка начала срывать с себя одежду и, раскидав ее по комнате, строевым шагом пересекла жилище и бухнулась в хозяйскую постель.

Муж-узбек проводил ее недоуменным взглядом и вернулся к разговору с хозяином.

Утром нашли записку от рабочих: "Извени, - значилось в ней, - но я так больше не могу".

Запой покатился дальше, только уже обремененный работами по дому. Спустя какое-то время они вновь оказались в Александрове, где и встретили когда-то эту парочку. Сидели дома у брата. Внезапно дверь распахнулась и в комнату влетел травматолог-кулинар.

- Ты мне семью разрушила. Я с ней 11 лет живу, - напустился он на бывшую хозяйку.

- Убивать меня пришел, - поинтересовалась та.

- Поговорить, - промычал правдоискатель.

Он долго живописал глубины своих страданий. Вопрошал: "Как жить после этого на свете?!",  и  жаловался на то, что любимая оставила его и подалась в Лондон. По- пьяному всплакивал, утирал глаза и вдруг четко произнес: "Хочу напиться. У тебя деньги есть?" .

 

На горизонте замаячила программа восстановления семейного счастья.

- Сколько?

- Пятьсот рублей.

Получив искомое,  плакальщик заторопился:

- Между нами теперь все хорошо, - подытожил он и вышел.

Возле дома его ждала беглянка-жена.

 

 

 

                                           БАСНЯ.

 

Пушкиных на печке было шестеро: пятеро - в профиль и один сидящей с пером за столом. Именно такие картинки с неизменным постоянством вырывали взбудораженные похмельем глаза из паутины трещин на побелке деревенского очага. Так продолжалось несколько недель. И к этому привыкли. Спозаранку сухие языки выворачивали: " Привет, Александры Сергеевичи !" И о поэте забывали до следующего утра. Но однажды случилось нечто странное: утром на месте сидящего за столом Пушкина оказался Крылов. Точнее здесь развлекались персонажи его басен. И как ! Трудно поверить: медведь пялил осла .   

 

 

2009 г

Рейтинг: 0 153 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!