ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Я – конструктор Прощай институт

 

Я – конструктор Прощай институт

3 сентября 2014 - Wladimir

 

       Я – конструктор 

       Прощай институт

 

 

       1987 год. Время перемен.  Директора отправили на пенсию. Вместо него назначили первого секретаря обкома Сырдарьинской области Коленко В.А.  

А до этого он был вторым секретарем нашего Калининского райкома КПСС.

       Перестройка в самом разгаре. Плодятся кооперативы. Но, при предприятиях, выступающих гарантами. За спиртным – драки. Сигарет нигде не купишь, разве у спекулянтов. Поля от винограда очистили. Капусту стали там выращивать.

 

       А в магазинах – красота. Чистота. Ни тебе запахов, ни грязи. Все блестит, так как, кроме консервов,  ничего нет. (Кстати, копеечная по тем временам килька в томате сегодня два доллара стоит баночка).

       Институт переименовали в НИПКИ (Научно-Исследовательский Производственно-Конструкторский Институт).

       Сильные конструктора по увольнялись. Ушел Артемьев, ушел Валентин Козлов (В кооператив «Агрокон»). Акки уехал в Крым (после событий с крымскими татарами). Зато Чернов Борис Александрович остался.

       У нас новый Главный инженер. Броун Владимир Петрович. Интеллигент и демократ по складу характера.

       Так вот, вызывает меня Маркин Владимир Фролович (помните, про зама-бабника писал?) и дает почитать задание. А там такая ересь, что дурно становится!

       Захотелось Чернову, чтобы мы контрольный стенд спроектировали. Контроля положения рабочих органов хлопкового культиватора-растениепитателя. Но конструкция должна включать в себя электроприводы-сельсины, обеспечивающие перемещение контрольных органов стенда в трех плоскостях. И таких сельсинов нужно было засунуть в стенд штук тридцать.

       Постараюсь  пояснить по понятней.

       Вот сам культиватор

 

        Не тот, правда, но похожий…

        И вот под каждый орган нужно было затолкать сельсин.

       Я бросил задание на стол и заявил, что делать эту хрень не буду. Зная, что он побежит жаловаться на меня главному инженеру, я нарисовал схему простого контрольного стенда, где ни одного вольта электрического потенциала не было. Вот что он из себя представлял

 

 

       Эстакада устанавливается под навесом. Трактор, с поднятым культиватором, заезжает на эстакаду и фиксируется направляющими.

       Затем культиватор опускается в рабочее положение.

       Органы культиватора попадают на подпружиненные контрольные площадки. Площадки по размеру в пределах допуска на настройку органов культиватора. Контрольные штыри обеспечивают контроль по глубине.

       Тракторист, обернувшись, видит, торчат ли красные контрольные штыри. И все ли органы на площадки попали.

       Если штыри торчат, берет молоток и гаечный ключ, идет на эстакаду, наступает ногой на штырь, откручивает болт и утапливает или поднимает орган. То же самое и с настройкой на площадку.

       После чего съезжает с эстакады и едет на поле…

       Как я и предполагал, Маркин пожаловался на меня Броуну. Тот вызвал меня для объяснений. Я взял свою схему и явился к Главному инженеру.

-Почему ты не хочешь делать стенд для лаборатории?

-Все, что Чернов подписывает, я делать отказываюсь. Иначе уволюсь.

-Причины-то хоть какие? Я здесь человек новый.

-По его утвержденным тех заданиям понаделали стендов и линий с роботами. Предприятия категорически отказывались подписывать акты внедрения, пока галиматью не уберем.       Вот я и ездил по предприятиям, убирал, запускал в производство, подписывал акты. А он в это время на меня кляузы писал, что я очковтирательством занимаюсь. А руководителей ремонтных мастерских или покупаю, или обманываю. Но тогда Тереньтьев был, который на него клал. А сейчас Антонов. Как он себя поведет – не знаю. А сейчас очередная чушь! Вот, убедитесь.

С этим и положил перед ним схему.

       Он посмотрел схему, меня отпустил, сказав, что изучит подробнее.

       Дня через два вызывает меня снова. Говорит, что показал схему Чернову, что вызвало у того бурю негодования. Тот ему пояснил, что веяния времени требуют, чтобы контрольные органы автоматически под лапы культиватора подходили. Вжик…направо, налево. Вжик… вперед-назад. Вжик…вверх-вниз.

       Я заявил, что вжиковский стенд делать не буду…

       Дня через два он снова меня вызвал и стал убеждать спроектировать этот стенд. Тогда я взял лист бумаги двойного формата и нарисовал схему стенда на пневматике. С демонстрационным табло, как в аэропорту. Где сигнальные лампы показывали, отрегулирован орган или нет.

       Вот проработанная схема

       Здесь показано только табло. Лампочки сигнализируют о настройке органа на параметр в пределах допуска. Зеленая лампочка – настроен, красная – нет.

 

       Сам же трактор заезжает на эстакаду (стальная плита четыре метра на шесть), примерно такую, как в первом варианте. Только там плиты не было.

       Главный говорит

-Так это уже готовая схема стенда!..

-Нет. Главный вопрос не решен.

-Какой?

-Вжик не обеспечен. Вот думаю, толи холостой сельсин в пневмоприводом сблокировать. Толи магнитофон с бесконечной лентой поставить. Не подскажете?

       Главный обозлился и выгнал меня из кабинета.

       За месяц я подготовил эскизный проект. Но сам защищать его не стал. Сам уехал в командировку, а защищать его должен был Маркин. Но там такие умные определения были. Как то – логическая пневмосхема, пневмогерконы, двоичная система – «открыто…закрыто» и прочее, для услаждения слуха Чернова.

       Тому очень понравилось, что табло обшито текстолитом темно-коричневого цвета, а сама схема закрыта оргстеклом.

-Ведь можете, когда захотите, -  его оценка.

       Рабочую документацию сделали быстро. Сразу стали изготавливать два опытных образца. И под них заняли больше половины сборочного участка цеха завода.

       К концу года пульты были готовы. И вот на одном из них была надпись мелом -  «С Новым 1988 годом!».

       Прошел год. И на нем же появилась вторая надпись – «С Новым 1989годом!».

       Наступил день испытаний. Загнали на эстакады с плитами поочередно трактор с культиватором и стали опускать и поднимать. Лампочки красиво моргали разными цветами. Начальство поздравило друг друга с успешными испытаниями  «очень нужного для производства стенда». И подписали все бумаги.

        А на следующий день подвесным цеховым краном сдернули их с места, погрузили в длинномеры, вывезли к ограде института и вывалили навалом через ограду на нашу территорию. При этом оборвали все кабели, толщиной в руку, и погнули конструкцию, хотя она вся разборная была.

       Видно, заводчанам они так надоели, что злость то и выместили.

       Я написал рапорт, зарегистрировал в канцелярии и сложил в свою папку, на всякий случай.

       А месяца через два вызывает меня Броун и говорит, что мне по рекомендации Чернова поручается восстановить эти стенды, так как он их продал какому-то предприятию. И срок мне – месяц.

       Делали полтора года, а мне восстановить за месяц! А на улице жара под сорок.

       Послал я Броуна с Черновым недалече, и написал заявление.

       Вызвал меня Антонов и стал уговаривать забрать заявление. Я знал, что он в курсе всего, поэтому ничего объяснять, что-то доказывать не стал и через две недели уволился. Так и закончилась моя институтская эпопея…

       Продолжение следует….

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0236753

от 3 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0236753 выдан для произведения:

 

       Я – конструктор 

       Прощай институт

 

 

       1987 год. Время перемен.  Директора отправили на пенсию. Вместо него назначили первого секретаря обкома Сырдарьинской области Коленко В.А.  

А до этого он был вторым секретарем нашего Калининского райкома КПСС.

       Перестройка в самом разгаре. Плодятся кооперативы. Но, при предприятиях, выступающих гарантами. За спиртным – драки. Сигарет нигде не купишь, разве у спекулянтов. Поля от винограда очистили. Капусту стали там выращивать.

 

       А в магазинах – красота. Чистота. Ни тебе запахов, ни грязи. Все блестит, так как, кроме консервов,  ничего нет. (Кстати, копеечная по тем временам килька в томате сегодня два доллара стоит баночка).

       Институт переименовали в НИПКИ (Научно-Исследовательский Производственно-Конструкторский Институт).

       Сильные конструктора по увольнялись. Ушел Артемьев, ушел Валентин Козлов (В кооператив «Агрокон»). Акки уехал в Крым (после событий с крымскими татарами). Зато Чернов Борис Александрович остался.

       У нас новый Главный инженер. Броун Владимир Петрович. Интеллигент и демократ по складу характера.

       Так вот, вызывает меня Маркин Владимир Фролович (помните, про зама-бабника писал?) и дает почитать задание. А там такая ересь, что дурно становится!

       Захотелось Чернову, чтобы мы контрольный стенд спроектировали. Контроля положения рабочих органов хлопкового культиватора-растениепитателя. Но конструкция должна включать в себя электроприводы-сельсины, обеспечивающие перемещение контрольных органов стенда в трех плоскостях. И таких сельсинов нужно было засунуть в стенд штук тридцать.

       Постараюсь  пояснить по понятней.

       Вот сам культиватор

 

        Не тот, правда, но похожий…

        И вот под каждый орган нужно было затолкать сельсин.

       Я бросил задание на стол и заявил, что делать эту хрень не буду. Зная, что он побежит жаловаться на меня главному инженеру, я нарисовал схему простого контрольного стенда, где ни одного вольта электрического потенциала не было. Вот что он из себя представлял

 

 

       Эстакада устанавливается под навесом. Трактор, с поднятым культиватором, заезжает на эстакаду и фиксируется направляющими.

       Затем культиватор опускается в рабочее положение.

       Органы культиватора попадают на подпружиненные контрольные площадки. Площадки по размеру в пределах допуска на настройку органов культиватора. Контрольные штыри обеспечивают контроль по глубине.

       Тракторист, обернувшись, видит, торчат ли красные контрольные штыри. И все ли органы на площадки попали.

       Если штыри торчат, берет молоток и гаечный ключ, идет на эстакаду, наступает ногой на штырь, откручивает болт и утапливает или поднимает орган. То же самое и с настройкой на площадку.

       После чего съезжает с эстакады и едет на поле…

       Как я и предполагал, Маркин пожаловался на меня Броуну. Тот вызвал меня для объяснений. Я взял свою схему и явился к Главному инженеру.

-Почему ты не хочешь делать стенд для лаборатории?

-Все, что Чернов подписывает, я делать отказываюсь. Иначе уволюсь.

-Причины-то хоть какие? Я здесь человек новый.

-По его утвержденным тех заданиям понаделали стендов и линий с роботами. Предприятия категорически отказывались подписывать акты внедрения, пока галиматью не уберем.       Вот я и ездил по предприятиям, убирал, запускал в производство, подписывал акты. А он в это время на меня кляузы писал, что я очковтирательством занимаюсь. А руководителей ремонтных мастерских или покупаю, или обманываю. Но тогда Тереньтьев был, который на него клал. А сейчас Антонов. Как он себя поведет – не знаю. А сейчас очередная чушь! Вот, убедитесь.

С этим и положил перед ним схему.

       Он посмотрел схему, меня отпустил, сказав, что изучит подробнее.

       Дня через два вызывает меня снова. Говорит, что показал схему Чернову, что вызвало у того бурю негодования. Тот ему пояснил, что веяния времени требуют, чтобы контрольные органы автоматически под лапы культиватора подходили. Вжик…направо, налево. Вжик… вперед-назад. Вжик…вверх-вниз.

       Я заявил, что вжиковский стенд делать не буду…

       Дня через два он снова меня вызвал и стал убеждать спроектировать этот стенд. Тогда я взял лист бумаги двойного формата и нарисовал схему стенда на пневматике. С демонстрационным табло, как в аэропорту. Где сигнальные лампы показывали, отрегулирован орган или нет.

       Вот проработанная схема

       Здесь показано только табло. Лампочки сигнализируют о настройке органа на параметр в пределах допуска. Зеленая лампочка – настроен, красная – нет.

 

       Сам же трактор заезжает на эстакаду (стальная плита четыре метра на шесть), примерно такую, как в первом варианте. Только там плиты не было.

       Главный говорит

-Так это уже готовая схема стенда!..

-Нет. Главный вопрос не решен.

-Какой?

-Вжик не обеспечен. Вот думаю, толи холостой сельсин в пневмоприводом сблокировать. Толи магнитофон с бесконечной лентой поставить. Не подскажете?

       Главный обозлился и выгнал меня из кабинета.

       За месяц я подготовил эскизный проект. Но сам защищать его не стал. Сам уехал в командировку, а защищать его должен был Маркин. Но там такие умные определения были. Как то – логическая пневмосхема, пневмогерконы, двоичная система – «открыто…закрыто» и прочее, для услаждения слуха Чернова.

       Тому очень понравилось, что табло обшито текстолитом темно-коричневого цвета, а сама схема закрыта оргстеклом.

-Ведь можете, когда захотите, -  его оценка.

       Рабочую документацию сделали быстро. Сразу стали изготавливать два опытных образца. И под них заняли больше половины сборочного участка цеха завода.

       К концу года пульты были готовы. И вот на одном из них была надпись мелом -  «С Новым 1988 годом!».

       Прошел год. И на нем же появилась вторая надпись – «С Новым 1989годом!».

       Наступил день испытаний. Загнали на эстакады с плитами поочередно трактор с культиватором и стали опускать и поднимать. Лампочки красиво моргали разными цветами. Начальство поздравило друг друга с успешными испытаниями  «очень нужного для производства стенда». И подписали все бумаги.

        А на следующий день подвесным цеховым краном сдернули их с места, погрузили в длинномеры, вывезли к ограде института и вывалили навалом через ограду на нашу территорию. При этом оборвали все кабели, толщиной в руку, и погнули конструкцию, хотя она вся разборная была.

       Видно, заводчанам они так надоели, что злость то и выместили.

       Я написал рапорт, зарегистрировал в канцелярии и сложил в свою папку, на всякий случай.

       А месяца через два вызывает меня Броун и говорит, что мне по рекомендации Чернова поручается восстановить эти стенды, так как он их продал какому-то предприятию. И срок мне – месяц.

       Делали полтора года, а мне восстановить за месяц! А на улице жара под сорок.

       Послал я Броуна с Черновым недалече, и написал заявление.

       Вызвал меня Антонов и стал уговаривать забрать заявление. Я знал, что он в курсе всего, поэтому ничего объяснять, что-то доказывать не стал и через две недели уволился. Так и закончилась моя институтская эпопея…

       Продолжение следует….

Рейтинг: +1 267 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!