ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Я – конструктор Дары солнечного Узбекистана

 

Я – конструктор Дары солнечного Узбекистана

1 сентября 2014 - Wladimir

 Я – конструктор

          Дары солнечного Узбекистана

 Памяти СССР На чаек

АТТЕСТАЦИЯ ИСПЫТАТЕЛЬНОГО ОБОРУДОВАНИЯ

      Аттестация испытательного оборудования - определение нормированных точностных характеристик испытательного оборудования, их соответствия требованиям нормативных документов и установление пригодности этого оборудования к эксплуатации. 
       Основная цель аттестации испытательного оборудования - подтверждение возможности воспроизведения условий испытаний в пределах допускаемых отклонений и установление пригодности использования испытательного оборудования в соответствии с его назначением. 
       Основные положения и порядок проведения аттестации испытательного оборудования приведены в ГОСТ Р 8.568-97. 
       «ГСИ. Аттестация испытательного оборудования. Основные положения». 

       Я писал ранее, что разработал конструкторскую документацию на стенд испытания насосов насосных станций. Стенд изготовили на нашем Опытном заводе (САОЗ ГОСНИТИ), испытали и отправили в город Энгельс Саратовской области. Там его смонтировали и стали требовать метрологическую документацию аттестации этого стенда. Нужно было срочно разработать «Программу первичной аттестации» на этот стенд и утвердить ее в головной метрологической организации. А организация эта, согласно приказа  центра ГОСНИТИ находилась в городе Калинине, при тамошнем ГОСНИТИ.

        Еще в самом начале разработки мне с большим трудом удалось убедить лабораторию использовать вместо расходомеров диафрагменного типа

 

новейшие по тем временам индукционные расходомеры ИР-51

 

       Дело в том, что в первом случае приходилось бы разрабатывать чертежи расходомера и утверждать методику поверки сужающего устройства, а это еще сложнее, чем писать программу аттестации стенда.

       И мне все-таки достали два расходомера ИР в Риге, один из которых я установил на стенд, а второй вложил в комплектующие. И при них была метрологическая документация на их поверку.

       Месяца два я разрабатывал эту метрологическую документацию. Теперь нужно было ее утвердить в головной метрологической лаборатории и в центре.

       Мне повезло в том, что моему другу Валентину Козлову тоже нужно было утверждать в Москве свои метрологические документы. Он уже  прошел утверждение в головной лаборатории, а теперь должен был утвердить их в центре.

       И он мне подсказал кое-что, что могло ускорить решение моего вопроса.

       По его мнению, нужно было везти подарки из солнечного Узбекистана, и не жлобствовать, а так, чтобы каждому в отделе метрологов что-нибудь досталось. А было их шесть человек с начальником.

       Будучи до меня, он сказал, что очень удивился, что тамошние ребята не видели нашей редьки.

 

       Он со смехом рассказывал, что они натерли ее на терке в тазик, посолили и всем отделом с удовольствием ели ложками. (Мы режем дольками, заправляем луком и подсолнечным маслом). Еще он сказал, что они очень обрадовались кишмишу и арахису (чищенному). Говорили, что в выпечку их жены класть будут.

 

****

*******

 ****

       Я ко всему этому прикупил черный перец горошком, пачек десять и гранат килограмма три.

       В общем, получилась приличная сумка, которую и отвез на Ленинградский вокзал и сдал в камеру хранения по прилету в Москву.

       И еще он подсказал, чтобы я на титульных листах заранее все необходимые подписи и печати поставил. Если прокатит, то еще раз в Москву летать уже не надо будет.

       Дело было в начале декабря.  Прилетели в Москву. Пришли в центр. Там нам дали направление в гостиницу при ВДНХ, где они для приезжих номера бронировали. Так что, устроились мы без проблем.

        У Валентина там дела были, мне же нужно было только отметиться и взять направление в Калинин.

       Прилетели мы где-то в среду. После того, как устроились и отметились, ехать в Калинин на выходные мне не имело смысла. И я отложил поездку до воскресения.

       Валентин же, еще когда ехали в гостиницу, прямо в метро накупил билетов в театры Москвы, чуть ли не на десять дней. Меня же никуда не тянуло, и я билеты брать не стал.

       С утра мы ходили с ним завтракать в гостиничный буфет. Я брал обычно кусок вареного мяса с гарниром, или пару сарделек, стакан сметаны, вареное яйцо и чай с лимоном. И выходило мне все это в полтора рубля.     Валя же на трояк брал бутерброд с икрой, кусочек батона и кофе.  Потом с бутерброда половину икринок перекладывал на кусочек батона и смаковал, закатив глаза от удовольствия.

 

       Зато он в ГОСНИТИ в столовой за сорок копеек брал первое, второе, третье и еще пончики или пирожки. Там для своих сотрудников дешево все было. Я же ходил в пельменную. А вот там дороговато стоило.

       Каждый день утром Валентин уезжал в центр, а я покупал буханку хлеба и шел кормить уток на какой-то пруд, недалеко от ВДНХ. Завидев меня, птицы опрометью бросались в мою сторону и чуть ли не с рук брали корм. А ведь были дикие. Сам видел, как летали.

 

 

       Потом бродил по Москве, ходил иногда в кино, обедал в каком-нибудь кафе и возвращался в гостиницу. Когда приходил Валентин, я, чаще всего, уже спал.

       Однажды я немного подзадержался и пришел к гостинице часов в девять вечера. Смотрю, от магазина отошла машина-фургон. Решил зайти посмотреть, что там привезли. А привезли на ней мясо, колбасу, сардельки. Одним словом – мясное.

       Я взял и купил два пакета мяса по два килограмма в каждом, и килограмма четыре копченой колбасы. Сложил все в авоську и пришел в гостиницу. Там я открыл форточку и повесил свою авоську снаружи на торчащий гвоздь.

       Наступило воскресение. Валентин мне рассказал, как найти ГОСНИТИ в Калинине. И гостиницу. Приехал я на Ленинградский вокзал, купил билет и сел в поезд.

       А на вокзале до этого купил килограмм шоколадных конфет в золотистой обертке. Очень красивых и вкусных.

.

       Нашел гостиницу без проблем. Места были, и я неплохо устроился в двухместном номере.

       В понедельник утром, взяв свою сумку, пошел в ГОСНИТИ. Нашел метрологический отдел и зашел внутрь. Поздоровался и спросил, могу ли я видеть начальника отдела.

       Мне сказали, что он в командировке и будет дня через два.

       Ну, думаю, попал. Тихонько спрашиваю у сидящего с краю сотрудника про зама. Тот показал глазами на рыжего мужика, сидящего у входа в кабинет начальника.

       Я подошел к нему и тихонько спросил

-Я тут гостинцы привез из Ташкента. Куда мне их положить?

       Он подозвал какого-то парня и попросил его показать их закуток.

       Мы пошли с парнем на указанное им место, где я выгрузил свою сумку. Но шесть пачек перца завернул в бумагу и взял с собой. Вернувшись к заму, я пояснил цель своего визита, но перед этим положил завернутые в бумагу пакетики на его стол и сказал, что там я привез на всех. А это ему с начальником.

       Гена (так звали зама) посмотрел мельком документы (листов сорок формата А4) и сказал, что он посмотрит. Но начальника нет. Будет дня через два. И чтобы я пришел к этому времени.

       А в это время тому парню, что показал мне, где сгрузить гостинцы, прямо невтерпеж было. Наконец он не выдержал, встал, и, потирая руки, обратился к ребятам отдела

-Ну что, пойдем пробовать гостинцы из солнечного Узбекистана?

       И вот тут я постарался побыстрее покинуть отдел.

       Я оставил у Гены документы и вернулся в гостиницу.

       А там мне подселили мужика. Он оказался Главным врачом какой-то больницы, который инспектировал лечебные заведения. Я сходил в магазин и купил бутылку водки, чтобы отметить знакомство. Мы с ним приятно провели вечер.

        На следующее утро я хотел снова сходить в магазин, а он сказал, что не нужно. И вытащил из саквояжа двухсотграммовые банки с чистейшим медицинским спиртом. Мы опять провели время «за приятной беседой». А вот на третий день я уже беседовать отказался. Так как утром нужно было идти в институт.

ОБНОВЛЕНО Где можно купить этиловый спирт в москве - События - dacha80km.ru/view.php?file

       Пришел в отдел. Гена сказал, что  посмотрел. И передает мне документ, где нет ни одного неисправленного листа. И говорит, что надо исправить, тогда шеф подпишет. Только машинистки института исправлять не станут, так как конец года и много машинописных работ.

       Взял я свой проект, вышел в коридор, подошел к окну и стал думать, что делать. А у окна курил молодой парень. Я у него спросил, где находятся машинистки. Он мне ответил, что не знает. Сам здесь в командировке с метрологическими документами. Из Новосибирска. Уже двадцать дней и толку мало.

       Это меня подстегнуло. Пошел я в магазин, купил две бутылки шампанского и разделил свой шоколад в два пакета. Сложил пакеты в портфель и пошел к машинисткам.

       Захожу. Сидят две девушки. Одна, не поднимая головы, отрицательно покачала головой. Я подошел к другой машинистке и положил на стол свои бумаги. Потом вытащил две упаковки с шампанским и шоколадом и говорю

       -Я уйду, а вы посмотрите пакеты. Если будете на меня сердиться, то послезавтра я приду и заберу свои листы, вместе с пакетами.

       После чего вышел оттуда.

        Пришел через день, все было перепечатано. Только девчонки обозвали меня хитрым киргизом…

       Принес перепечатанный документ. Гена сказал, что шеф благодарил меня за гостинцы. У его жены юбилей был, и мясо кстати пришлось. (В Калинине люди ночами за колбасой стояли). А все остальное они между собой поделили. Как раз к Новому году. И добавил, что документ он подписать может. Так как шеф снова приказом в командировку отправлен.

       Проверил он исправления, взял документ, подписал, сходил в канцелярию и поставил печати.

        С тем я и уехал оттуда.

        В Москве Валентин поспрашивал, как мне удалось так быстро все оформить. Я ему рассказал.

        Сунул он мой документ вместе со своими, и на следующий день поставил подписи и печати в центре. (На моем то подписи и печати нашего руководства уже были).

       Через несколько дней мы улетели домой…

       А шоколад я все же себе купил…

       Продолжение следует…

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0236402

от 1 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0236402 выдан для произведения:

 Я – конструктор

          Дары солнечного Узбекистана

 Памяти СССР На чаек

АТТЕСТАЦИЯ ИСПЫТАТЕЛЬНОГО ОБОРУДОВАНИЯ

      Аттестация испытательного оборудования - определение нормированных точностных характеристик испытательного оборудования, их соответствия требованиям нормативных документов и установление пригодности этого оборудования к эксплуатации. 
       Основная цель аттестации испытательного оборудования - подтверждение возможности воспроизведения условий испытаний в пределах допускаемых отклонений и установление пригодности использования испытательного оборудования в соответствии с его назначением. 
       Основные положения и порядок проведения аттестации испытательного оборудования приведены в ГОСТ Р 8.568-97. 
       «ГСИ. Аттестация испытательного оборудования. Основные положения». 

       Я писал ранее, что разработал конструкторскую документацию на стенд испытания насосов насосных станций. Стенд изготовили на нашем Опытном заводе (САОЗ ГОСНИТИ), испытали и отправили в город Энгельс Саратовской области. Там его смонтировали и стали требовать метрологическую документацию аттестации этого стенда. Нужно было срочно разработать «Программу первичной аттестации» на этот стенд и утвердить ее в головной метрологической организации. А организация эта, согласно приказа  центра ГОСНИТИ находилась в городе Калинине, при тамошнем ГОСНИТИ.

        Еще в самом начале разработки мне с большим трудом удалось убедить лабораторию использовать вместо расходомеров диафрагменного типа

 

новейшие по тем временам индукционные расходомеры ИР-51

 

       Дело в том, что в первом случае приходилось бы разрабатывать чертежи расходомера и утверждать методику поверки сужающего устройства, а это еще сложнее, чем писать программу аттестации стенда.

       И мне все-таки достали два расходомера ИР в Риге, один из которых я установил на стенд, а второй вложил в комплектующие. И при них была метрологическая документация на их поверку.

       Месяца два я разрабатывал эту метрологическую документацию. Теперь нужно было ее утвердить в головной метрологической лаборатории и в центре.

       Мне повезло в том, что моему другу Валентину Козлову тоже нужно было утверждать в Москве свои метрологические документы. Он уже  прошел утверждение в головной лаборатории, а теперь должен был утвердить их в центре.

       И он мне подсказал кое-что, что могло ускорить решение моего вопроса.

       По его мнению, нужно было везти подарки из солнечного Узбекистана, и не жлобствовать, а так, чтобы каждому в отделе метрологов что-нибудь досталось. А было их шесть человек с начальником.

       Будучи до меня, он сказал, что очень удивился, что тамошние ребята не видели нашей редьки.

 

       Он со смехом рассказывал, что они натерли ее на терке в тазик, посолили и всем отделом с удовольствием ели ложками. (Мы режем дольками, заправляем луком и подсолнечным маслом). Еще он сказал, что они очень обрадовались кишмишу и арахису (чищенному). Говорили, что в выпечку их жены класть будут.

 

****

*******

 ****

       Я ко всему этому прикупил черный перец горошком, пачек десять и гранат килограмма три.

       В общем, получилась приличная сумка, которую и отвез на Ленинградский вокзал и сдал в камеру хранения по прилету в Москву.

       И еще он подсказал, чтобы я на титульных листах заранее все необходимые подписи и печати поставил. Если прокатит, то еще раз в Москву летать уже не надо будет.

       Дело было в начале декабря.  Прилетели в Москву. Пришли в центр. Там нам дали направление в гостиницу при ВДНХ, где они для приезжих номера бронировали. Так что, устроились мы без проблем.

        У Валентина там дела были, мне же нужно было только отметиться и взять направление в Калинин.

       Прилетели мы где-то в среду. После того, как устроились и отметились, ехать в Калинин на выходные мне не имело смысла. И я отложил поездку до воскресения.

       Валентин же, еще когда ехали в гостиницу, прямо в метро накупил билетов в театры Москвы, чуть ли не на десять дней. Меня же никуда не тянуло, и я билеты брать не стал.

       С утра мы ходили с ним завтракать в гостиничный буфет. Я брал обычно кусок вареного мяса с гарниром, или пару сарделек, стакан сметаны, вареное яйцо и чай с лимоном. И выходило мне все это в полтора рубля.     Валя же на трояк брал бутерброд с икрой, кусочек батона и кофе.  Потом с бутерброда половину икринок перекладывал на кусочек батона и смаковал, закатив глаза от удовольствия.

 

       Зато он в ГОСНИТИ в столовой за сорок копеек брал первое, второе, третье и еще пончики или пирожки. Там для своих сотрудников дешево все было. Я же ходил в пельменную. А вот там дороговато стоило.

       Каждый день утром Валентин уезжал в центр, а я покупал буханку хлеба и шел кормить уток на какой-то пруд, недалеко от ВДНХ. Завидев меня, птицы опрометью бросались в мою сторону и чуть ли не с рук брали корм. А ведь были дикие. Сам видел, как летали.

 

 

       Потом бродил по Москве, ходил иногда в кино, обедал в каком-нибудь кафе и возвращался в гостиницу. Когда приходил Валентин, я, чаще всего, уже спал.

       Однажды я немного подзадержался и пришел к гостинице часов в девять вечера. Смотрю, от магазина отошла машина-фургон. Решил зайти посмотреть, что там привезли. А привезли на ней мясо, колбасу, сардельки. Одним словом – мясное.

       Я взял и купил два пакета мяса по два килограмма в каждом, и килограмма четыре копченой колбасы. Сложил все в авоську и пришел в гостиницу. Там я открыл форточку и повесил свою авоську снаружи на торчащий гвоздь.

       Наступило воскресение. Валентин мне рассказал, как найти ГОСНИТИ в Калинине. И гостиницу. Приехал я на Ленинградский вокзал, купил билет и сел в поезд.

       А на вокзале до этого купил килограмм шоколадных конфет в золотистой обертке. Очень красивых и вкусных.

.

       Нашел гостиницу без проблем. Места были, и я неплохо устроился в двухместном номере.

       В понедельник утром, взяв свою сумку, пошел в ГОСНИТИ. Нашел метрологический отдел и зашел внутрь. Поздоровался и спросил, могу ли я видеть начальника отдела.

       Мне сказали, что он в командировке и будет дня через два.

       Ну, думаю, попал. Тихонько спрашиваю у сидящего с краю сотрудника про зама. Тот показал глазами на рыжего мужика, сидящего у входа в кабинет начальника.

       Я подошел к нему и тихонько спросил

-Я тут гостинцы привез из Ташкента. Куда мне их положить?

       Он подозвал какого-то парня и попросил его показать их закуток.

       Мы пошли с парнем на указанное им место, где я выгрузил свою сумку. Но шесть пачек перца завернул в бумагу и взял с собой. Вернувшись к заму, я пояснил цель своего визита, но перед этим положил завернутые в бумагу пакетики на его стол и сказал, что там я привез на всех. А это ему с начальником.

       Гена (так звали зама) посмотрел мельком документы (листов сорок формата А4) и сказал, что он посмотрит. Но начальника нет. Будет дня через два. И чтобы я пришел к этому времени.

       А в это время тому парню, что показал мне, где сгрузить гостинцы, прямо невтерпеж было. Наконец он не выдержал, встал, и, потирая руки, обратился к ребятам отдела

-Ну что, пойдем пробовать гостинцы из солнечного Узбекистана?

       И вот тут я постарался побыстрее покинуть отдел.

       Я оставил у Гены документы и вернулся в гостиницу.

       А там мне подселили мужика. Он оказался Главным врачом какой-то больницы, который инспектировал лечебные заведения. Я сходил в магазин и купил бутылку водки, чтобы отметить знакомство. Мы с ним приятно провели вечер.

        На следующее утро я хотел снова сходить в магазин, а он сказал, что не нужно. И вытащил из саквояжа двухсотграммовые банки с чистейшим медицинским спиртом. Мы опять провели время «за приятной беседой». А вот на третий день я уже беседовать отказался. Так как утром нужно было идти в институт.

ОБНОВЛЕНО Где можно купить этиловый спирт в москве - События - dacha80km.ru/view.php?file

       Пришел в отдел. Гена сказал, что  посмотрел. И передает мне документ, где нет ни одного неисправленного листа. И говорит, что надо исправить, тогда шеф подпишет. Только машинистки института исправлять не станут, так как конец года и много машинописных работ.

       Взял я свой проект, вышел в коридор, подошел к окну и стал думать, что делать. А у окна курил молодой парень. Я у него спросил, где находятся машинистки. Он мне ответил, что не знает. Сам здесь в командировке с метрологическими документами. Из Новосибирска. Уже двадцать дней и толку мало.

       Это меня подстегнуло. Пошел я в магазин, купил две бутылки шампанского и разделил свой шоколад в два пакета. Сложил пакеты в портфель и пошел к машинисткам.

       Захожу. Сидят две девушки. Одна, не поднимая головы, отрицательно покачала головой. Я подошел к другой машинистке и положил на стол свои бумаги. Потом вытащил две упаковки с шампанским и шоколадом и говорю

       -Я уйду, а вы посмотрите пакеты. Если будете на меня сердиться, то послезавтра я приду и заберу свои листы, вместе с пакетами.

       После чего вышел оттуда.

        Пришел через день, все было перепечатано. Только девчонки обозвали меня хитрым киргизом…

       Принес перепечатанный документ. Гена сказал, что шеф благодарил меня за гостинцы. У его жены юбилей был, и мясо кстати пришлось. (В Калинине люди ночами за колбасой стояли). А все остальное они между собой поделили. Как раз к Новому году. И добавил, что документ он подписать может. Так как шеф снова приказом в командировку отправлен.

       Проверил он исправления, взял документ, подписал, сходил в канцелярию и поставил печати.

        С тем я и уехал оттуда.

        В Москве Валентин поспрашивал, как мне удалось так быстро все оформить. Я ему рассказал.

        Сунул он мой документ вместе со своими, и на следующий день поставил подписи и печати в центре. (На моем то подписи и печати нашего руководства уже были).

       Через несколько дней мы улетели домой…

       А шоколад я все же себе купил…

       Продолжение следует…

Рейтинг: 0 167 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!