ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → ИСТОРИЯ ОДНОЙ ЛЮБВИ: ВАРЯ И ПАША

 

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ЛЮБВИ: ВАРЯ И ПАША

article46334.jpg

В тот день Варя хандрила: женихи куда-то запропастились и по-прежнему не подавали признаков жизни и в хату не ломились с предложениями руки и сердца. А замуж хотелось до чрезвычайности! Да за богатого. Пусть даже за старого. Но чтобы муж увёз в столицу, в большую квартиру с видом на первостатейную площадь страны. Короче, девица выставила своей доле претензию по полной программе.

 

Жила Варя Хромова с матерью в собственном доме на периферии городка. Население городка укладывалось в тысячу с небольшим душ. Поэтому, чтобы в городке принялись рыть метро нужно сыграть в год свадеб тысяч пятьсот, а на следующий год счастливые юные мамаши должны разродиться розовощёкими карапузами. В противном случае пуск первой линии метрополитена задерживается и переносится в необозримое будущее. Но половозрелые жители городка не готовили себя к демографическому взрыву и относились без должного внимания к поездкам в метрополитене. Поэтому-то и довольствовался городок  тем, что находился на пути одного единственного автобусного маршрута между областными городами.

 

Варе было двадцать пять лет. “Даже на подиуме я была бы уже старуха... А что говорить в жизни, когда вона, сколько школьниц замуж хотят!” – озабоченно вздыхала Варя с пониманием и не принятием перспективы перейти в нелицеприятный бальзаковский возраст. А там до старческого женского аскетизма рукой подать.

 

Перспектива и жажда вечной  любви манила сладостью и почему-то удручала девушку Варю. Вообще в наличии любви она немножко сомневалась. Слишком эфемерной любовь казалась Варе – ни пощупать, ни осмотреть... “Не то, что женское тело”, – вспомнила не раз она слова Митьки. С этой стороны жизненноважного вопроса она не питала иллюзий, поэтому решила подойти к будущему избраннику с другой стороны. Девушка принялась одеваться броско, покуривать и липнуть к мужчинам. Мужчины, в лице местных трактористов и ущерблённых женской любовью, оценивали достоинства Вари, но предпочитали растворяться в предрассветном тумане.

 

Хромова смотрела в зеркало и ничего не понимала: формы, молодость и статная фигура на месте, но никто не хотел на ней жениться... Так сказать войти в форму личного и законного обладания.

 

Как-то раз вечером Варя сидела на скамейке у дома, лузгала семечки и мечтала о женихе. Улица удручала пустотой, и ничем не стесненное воображение девицы на выданье нарисовало одиннадцатиметровый белый лимузин и принца, примчавшегося за ней. Детали знакомства и окучивание принца фантазия опускала, так как это уже относилось к технической стороне. Естественно, не без должной расторопности потенциальной невесты. Девушка считала, что техническая сторона замужества – это для неё плёвое дело. Достаточно, чтобы жених попал в поле её зрения. А видит она далеко. Так что из ареала поиска суженого, кроме как через красные флажки дверей загса, ему, “кабелину эдакому”, не выбраться и не уцелеть. А тем временем воображение Вари заполняло улицу изумлёнными соседями и подружками с недоприличия раскрытыми ртами и глазами полными бесконечной зависти.

 

Неожиданное видение собственной свадьбы материализовалось: Хромова увидела бредущего по улице подвыпившего парня. Его обволакивало облако пыли из-под проехавшей машины. Сердце не затрепетало от любви, ни яркий румянец не окропил девичьи щёки, не защемило в груди, и даже не заколыхалась белая грудь. У девицы Вари вопреки всякой логики заработала женская логика, включившая мозг на форсаж. И девушка с огоньком подумала: “Большие дела начинаются с малого...” – и высыпала горсть шелухи от семечек на большую кучу сора.

 

Тем временем подвыпивший парень приближался, а Хромова демонстративно потянулась и приняла томное и одухотворённое положение, располагавшее к урезанию пути в загс. Краем глаза она наблюдала за парнем.

Парень поравнялся со скамейкой и не обратил на потенциальную невесту должного внимания.

– Угостите даму сигаретой! – простонала Варя.

– Чего?! – буркнул парень.

– Не хотите ли присесть? – напирала девушка.

– Да! – почему-то развеселился парень и плюхнулся рядом.

Так Варя завязала знакомство с недотёпой Пашей, попадавшем во всевозможные комические ситуации и ситуации совершенно не комические. В двусмысленные обстоятельства он вляпывался по причине безалаберности и чудаковатого сочувствия людям. Сочувствия весьма подозрительного, так как сочувствовал всем. Одним словом, он плохо разбирался в многообразной людской сущности. Особенно в её женской прослойке.

 

Утром смущённый Паша ощутил себя в постели в чём мать родила. Это ему льстило, так как парень с трудом находил с женщинами общий язык. Но его пугала неизвестность. Он уже потихоньку огляделся и было собрался встать, как послышался стук.

Паша юркнул в постель.

– Проснулся, милый? – счастливо улыбнулась Варя и поставила сумки у стола.

Паша неопределённо и растерянно закивал.

– Сейчас будем завтракать, золотце.

 

Столь беззлобной женщины не приходилось встречать парню. И подобного содержания интимных слов Паше не доводилось слышать в личный адрес. Голова пошла кругом. И он залепетал:

– Я может, это...

– Лежи, дорогой, – улыбнулась Варя.

Девушка выложила на стол покупки, достала из сумки бутылку шампанского.

Запотевшая бутылка подействовала на Пашу магически.

Варя подошла к постели и не дала Паше опомниться.

– Ты такой ласковый и нежный...

 

После они выпили шампанского.

Жизнь Паши перешла в совершенно иное измерение. Не испытав никогда в жизни подобного отношения женской прослойки к себе, Паша поддался и смирился. Он всегда сдерживал данное слово и ему было как-то неловко уходить от женщины, у которой он имеет успех.

К концу вторых суток, Паша был полностью приручен, влюбился до безумия и, самое главное, – собирался жениться.

 

Спустя несколько месяцев Варя радостно гладила ладонью свой округлившийся живот и приговаривала:

– А мы с Пашей ждём сына!

Подруги стонали от зависти.

 

К радости мужа разродилась Варя на шестом месяце. Она печально говорила, что ребёнок недоношенный. Но выглядело дитя совершенно здоровым, так как родилось в положенный ему срок – на тридцать девятой неделе. Но эта информация была конфиденциальной и только для личного пользования Вари и её мамы. “Зачем смущать мужа?” – заботилась девушка о душевном состоянии мужа.

 

Родился у них ещё ребёнок. Паша, как положено русскому мужику, запил, мотивировав пьянку своей наследственностью, а безмозглость жены тем, что она не понимает его. Одним словом, Варя и Паша жили назло друг другу. Хотя во время скандалов часто желали друг другу быстрейший переход в другую субстанцию и измерение.

 

Уж состарились они, внуки пошли. И тут их соседи на свадьбу пригласили. Варя-то водку не очень любила, а тут не откажешь. Выпила она чуток, чего-то там съела и утром холодная в постели лежит.

Паша ни за что не поверил врачам, что угасла Варя от возраста.

“Как-никак девятый десяток разменяла!” – стояли на своём врачи.

А Паша стоял на своём: отравили завистники!

 

Была ли счастлива Варя? Кто её знает. Паша не успел у неё спросить за долгую жизнь.

А счастлив ли Паша? Кто его знает. Жив ещё дед. Но никто не спрашивал его о счастье. Зато у него столько внуков!

Счастлив ли человек был в жизни или нет – это уж точно, он перед смертью для себя откроет.

И возможно очень удивится...

© Copyright: Александр Юргель, 2012

Регистрационный номер №0046334

от 3 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0046334 выдан для произведения:

В тот день Варя хандрила: женихи куда-то запропастились и по-прежнему не подавали признаков жизни и в хату не ломились с предложениями руки и сердца. А замуж хотелось до чрезвычайности! Да за богатого. Пусть даже за старого. Но чтобы муж увёз в столицу, в большую квартиру с видом на первостатейную площадь страны. Короче, девица выставила своей доле претензию по полной программе.

 

Жила Варя Хромова с матерью в собственном доме на периферии городка. Население городка укладывалось в тысячу с небольшим душ. Поэтому, чтобы в городке принялись рыть метро нужно сыграть в год свадеб тысяч пятьсот, а на следующий год счастливые юные мамаши должны разродиться розовощёкими карапузами. В противном случае пуск первой линии метрополитена задерживается и переносится в необозримое будущее. Но половозрелые жители городка не готовили себя к демографическому взрыву и относились без должного внимания к поездкам в метрополитене. Поэтому-то и довольствовался городок  тем, что находился на пути одного единственного автобусного маршрута между областными городами.

 

Варе было двадцать пять лет. “Даже на подиуме я была бы уже старуха... А что говорить в жизни, когда вона, сколько школьниц замуж хотят!” – озабоченно вздыхала Варя с пониманием и не принятием перспективы перейти в нелицеприятный бальзаковский возраст. А там до старческого женского аскетизма рукой подать.

 

Перспектива и жажда вечной  любви манила сладостью и почему-то удручала девушку Варю. Вообще в наличии любви она немножко сомневалась. Слишком эфемерной любовь казалась Варе – ни пощупать, ни осмотреть... “Не то, что женское тело”, – вспомнила не раз она слова Митьки. С этой стороны жизненноважного вопроса она не питала иллюзий, поэтому решила подойти к будущему избраннику с другой стороны. Девушка принялась одеваться броско, покуривать и липнуть к мужчинам. Мужчины, в лице местных трактористов и ущерблённых женской любовью, оценивали достоинства Вари, но предпочитали растворяться в предрассветном тумане.

 

Хромова смотрела в зеркало и ничего не понимала: формы, молодость и статная фигура на месте, но никто не хотел на ней жениться... Так сказать войти в форму личного и законного обладания.

 

Как-то раз вечером Варя сидела на скамейке у дома, лузгала семечки и мечтала о женихе. Улица удручала пустотой, и ничем не стесненное воображение девицы на выданье нарисовало одиннадцатиметровый белый лимузин и принца, примчавшегося за ней. Детали знакомства и окучивание принца фантазия опускала, так как это уже относилось к технической стороне. Естественно, не без должной расторопности потенциальной невесты. Девушка считала, что техническая сторона замужества – это для неё плёвое дело. Достаточно, чтобы жених попал в поле её зрения. А видит она далеко. Так что из ареала поиска суженого, кроме как через красные флажки дверей загса, ему, “кабелину эдакому”, не выбраться и не уцелеть. А тем временем воображение Вари заполняло улицу изумлёнными соседями и подружками с недоприличия раскрытыми ртами и глазами полными бесконечной зависти.

 

Неожиданное видение собственной свадьбы материализовалось: Хромова увидела бредущего по улице подвыпившего парня. Его обволакивало облако пыли из-под проехавшей машины. Сердце не затрепетало от любви, ни яркий румянец не окропил девичьи щёки, не защемило в груди, и даже не заколыхалась белая грудь. У девицы Вари вопреки всякой логики заработала женская логика, включившая мозг на форсаж. И девушка с огоньком подумала: “Большие дела начинаются с малого...” – и высыпала горсть шелухи от семечек на большую кучу сора.

 

Тем временем подвыпивший парень приближался, а Хромова демонстративно потянулась и приняла томное и одухотворённое положение, располагавшее к урезанию пути в загс. Краем глаза она наблюдала за парнем.

Парень поравнялся со скамейкой и не обратил на потенциальную невесту должного внимания.

– Угостите даму сигаретой! – простонала Варя.

– Чего?! – буркнул парень.

– Не хотите ли присесть? – напирала девушка.

– Да! – почему-то развеселился парень и плюхнулся рядом.

Так Варя завязала знакомство с недотёпой Пашей, попадавшем во всевозможные комические ситуации и ситуации совершенно не комические. В двусмысленные обстоятельства он вляпывался по причине безалаберности и чудаковатого сочувствия людям. Сочувствия весьма подозрительного, так как сочувствовал всем. Одним словом, он плохо разбирался в многообразной людской сущности. Особенно в её женской прослойке.

 

Утром смущённый Паша ощутил себя в постели в чём мать родила. Это ему льстило, так как парень с трудом находил с женщинами общий язык. Но его пугала неизвестность. Он уже потихоньку огляделся и было собрался встать, как послышался стук.

Паша юркнул в постель.

– Проснулся, милый? – счастливо улыбнулась Варя и поставила сумки у стола.

Паша неопределённо и растерянно закивал.

– Сейчас будем завтракать, золотце.

 

Столь беззлобной женщины не приходилось встречать парню. И подобного содержания интимных слов Паше не доводилось слышать в личный адрес. Голова пошла кругом. И он залепетал:

– Я может, это...

– Лежи, дорогой, – улыбнулась Варя.

Девушка выложила на стол покупки, достала из сумки бутылку шампанского.

Запотевшая бутылка подействовала на Пашу магически.

Варя подошла к постели и не дала Паше опомниться.

– Ты такой ласковый и нежный...

 

После они выпили шампанского.

Жизнь Паши перешла в совершенно иное измерение. Не испытав никогда в жизни подобного отношения женской прослойки к себе, Паша поддался и смирился. Он всегда сдерживал данное слово и ему было как-то неловко уходить от женщины, у которой он имеет успех.

К концу вторых суток, Паша был полностью приручен, влюбился до безумия и, самое главное, – собирался жениться.

 

Спустя несколько месяцев Варя радостно гладила ладонью свой округлившийся живот и приговаривала:

– А мы с Пашей ждём сына!

Подруги стонали от зависти.

 

К радости мужа разродилась Варя на шестом месяце. Она печально говорила, что ребёнок недоношенный. Но выглядело дитя совершенно здоровым, так как родилось в положенный ему срок – на тридцать девятой неделе. Но эта информация была конфиденциальной и только для личного пользования Вари и её мамы. “Зачем смущать мужа?” – заботилась девушка о душевном состоянии мужа.

 

Родился у них ещё ребёнок. Паша, как положено русскому мужику, запил, мотивировав пьянку своей наследственностью, а безмозглость жены тем, что она не понимает его. Одним словом, Варя и Паша жили назло друг другу. Хотя во время скандалов часто желали друг другу быстрейший переход в другую субстанцию и измерение.

 

Уж состарились они, внуки пошли. И тут их соседи на свадьбу пригласили. Варя-то водку не очень любила, а тут не откажешь. Выпила она чуток, чего-то там съела и утром холодная в постели лежит.

Паша ни за что не поверил врачам, что угасла Варя от возраста.

“Как-никак девятый десяток разменяла!” – стояли на своём врачи.

А Паша стоял на своём: отравили завистники!

 

Была ли счастлива Варя? Кто её знает. Паша не успел у неё спросить за долгую жизнь.

А счастлив ли Паша? Кто его знает. Жив ещё дед. Но никто не спрашивал его о счастье. Зато у него столько внуков!

Счастлив ли человек был в жизни или нет – это уж точно, он перед смертью для себя откроет.

И возможно очень удивится...

Рейтинг: +3 329 просмотров
Комментарии (2)
Королева Марго # 19 мая 2012 в 18:58 +1
Шикарно... Чаще всего мы и не задумываемся о счастье...
Ольга Розенберг # 28 мая 2012 в 01:00 0
Счастье – это когда твоя жизнь похожа на то, как ты хотел бы жить... Думаю, что и у Паши было немало состояний душевного полёта.