ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Игры нашего детства

 

Игры нашего детства

22 июля 2015 - Anatoliy Gurkin
-Первое стихотворение я написал в семь лет. Просто зарифмовал какие - то слова, а родители потом удивлялись и гладили по голове – «Молодец!». Причём, тему выбрал, вспоминаю, не самую простую – про курево! Почему про курево, тоже не понимаю сейчас, а может, просто, не помню!
     Скорее всего, потому выбрал тему такую, что курево и табачный дым я всегда не любил (да и сейчас не люблю!), а отец мой курил всегда, когда выпьет. Причём. курил он, исключительно, «Беломорканал» или «Астру». Наверное, потому курил дешёвые папиросы и сигареты, что семья у нас была большая – пять человек, и денег всегда не хватало!

Дети, нас было трое – три мальчика, всегда донашивали одежду за самым старшим братом. Мне, разумеется, всегда доставались самые изношенные вещи, потому что я был самым младшим сыном в семье!
     Я носил после братев обувь, «олимпийки», выцветшие от солнца и частой стирки брюки и джинсы, и даже влюблялся в тех девчонок , с которыми братья дружили …
     Я, вообще, всегда за ними всё повторял. Они были для меня главными авторитетами во всём – от того, какие носки носить,  до того, с какими девчонками дружить! Здесь я был – полный профан!
      Но, врождённое чувство деликатности и утончённости всегда подсказывали мне, что надо делать, а что не надо… И если этот голос звучал во мне, то тогда я, невзирая на то, что творили – вытворяли братья, делал по – своему!

Хоть я и подражал братьям во всём, с раннего детства, вне дома, у меня  была другая компания друзей, потому что вплоть до моего возвращения из армии, я всегда был для своих братьев «младшим», с которым не считались ни в чём! С дворовой компанией мальчишек и девчонок мы сначала играли в «классика» - прыгали на одной ноге из клетки в клетку, нарисованные мелом на асфальте (из классика в классик), толкая круглую коробку из – под крема для обуви, засыпанную землёй и закрытую крышкой. С этой компанией мы играли в… (сейчас уже и не помню, как эта игра называлась!) Одним словом, чертили раскладным ножиком на земле круг, делили его пополам, вставали на свою «территорию» и начинали игру: втыкали ножик в соседний участок земли, и забирали себе столько, сколько показывала плоскость воткнутого ножа. Грани лезвия были. как указатель направления, по которому отбиралась земля соседа!
     В конце концов, кто – то оставался стоять на одной ноге, как в той книжке по истории, где богач всё отбирает и отбирает у крестьянина землю, пока тот не остаётся стоять на ней на одной ноге, а потом и с этого клочка земли «выпадал», поскольку стоять уже было не на чем… В общем, всё, как в настоящей жизни!

Ещё мы с ребятами почти каждый день играли в «казаки – разбойники».
     Здесь побеждал тот, кто быстро бегал! Я почти всегда побеждал! Быстрее меня бегала только Лейла – худенькая девочка моих лет, умеющая бешено работать ногами и молниеносно, практически, не останавливаясь, менять направление движения. Эта «разбойница» армянского происхождения всегда ловила меня – «казака» русского происхождения!

Ещё была игра в прятки!
     Правила были простые: тот, кому по жребию выпадало «водить», отворачивался к двери подъезда, закрывал глаза и считал до двадцати. Потом шёл искать, крикнув напоследок: «Кто не спрятался, я не виноват!»
     Найдя кого - нибудь, он (или она) шёл дальше… И так – пока всех не найдёт! Кого нашёл первым – тот водит!
     А прятались в самых разных местах – и в кустах, и за трубами, и на деревьях… Кто где может, тот там и прячется! Все потаённые места уже все давно знали, поэтому друг друга находили быстро!

В футбол и в хоккей я играл мало и с неохотой:.. Я не любил игры, где постоянно надо у кого – то что – то отбирать! Здесь я всегда был солидарен со стариком Хоттабычем – каждому игроку по мячу! Насилие мне не нравилось всегда!

Говоря про насилие, я вспомнил, что ещё мы играли в войну!
     У кого – то было игрушечное оружие, у кого – то ножки от стульев с перекладиной – это сути не имело! Главное - сама интрига!...
     «Полармии» пацанов, состоящая из пяти – шести человек, разбегалась, другая половина их искала! Главное было – не попасться на глаза своим врагам! Тут уж было не отговориться… Увидел он тебя первым – все!... Убит! Побеждали самые умные. Серёга - парень из первого подъезда и мой друг закадычный, всегда побеждал, паразит! Он был парень начитанный и очень, сообразительный! А ещё он был очень смешливый. Мы все, поначалу, думали, что Серёга – дурачок. Слабоумный! Что – нибудь простое совсем скажешь – смеётся! Палец покажешь ему – снова смеётся! Ну, не дурачок разве?
      Когда дело коснулось разных игр и шарад всяких, оказалось, что он – везде победитель! Он очень хорошо всегда соображал, и в трудных ситуациях никогда не терял головы! И смех его дурацкий был оттого, что Серёга был парень раскованный и не зажатый, как все остальные, и я в том числе…

Я с детства был задумчивый, с богатым воображением, а Серёга – умный, лёгкий и подвижный!
     Как все друзья, наверное, мы с ним частенько дрались, поначалу… Причём, я получал тумаки чаще. чем он. Но, так было только в раннем детстве! Постепенно я окреп в наших играх, закалился в боях, и Серёга стал получать всё чаще и чаще, пока стычки не прекратились совсем…
      К тому времени спортивные увлечения переросли в серьёзные, целенаправленные занятия тем или другим видом спорта, пока я не остановился (вслед за моими братьями, разумеется)на занятиях воднолыжным спортом. Но, об этом немного позже…

Я вспоминаю, что ещё одной игрой у нас была игра «в панночку»!
     Ребята и девчата окружали лежащего на столике или, скажем, на металлической сетке от обычной, старомодной, железной кровати мальчика или девочку (одного из нас), подкладывали под него по два пальца от каждой руки, и начинали перешёптываться, творя заклинание: «Паночка умерла! Панночка умерла! Будем хоронить, будем хоронить…» Заклинание шло по кругу, и, примерно, через три круга пять или шесть человек , стоящих по кругу, легко поднимали лежащего на высоту своих плеч!
     Учитывая то, что такие игры мы устраивали под вечер, то впечатление от этого было, примерно, такое же, какое бывает при спиритических сеансах, когда блюдце под пальцами начинает вращаться!...

Из воспоминаний детства ещё, конечно, сильны воспоминания, связанные с походом к воде! Сам я по Зодиаку знак водный, и моя стихия всегда неумолимо тянула меня к себе!
     В летнее время я посещал пляж на родном Клязьменском водохранилище, наверное, каждый день!
     Сначала это был детский, мелкий «лягушатник», огороженный деревянным заборчиком, потом места открытые и более глубокие, но на них я не совался, пока в возрасте, примерно, девяти лет мой отец не научил меня немного плавать…
     Я, как сейчас, вижу берег, погружённый в тень от высоких деревьев, деревянный мостик, стоящий на кольях над водой и сидящую на берегу молодую маму. Мы с отцом вошли в воду и пошли всё глубже и глубже, пока я не начал бояться… Он на вытянутых руках, повернулв меня к себе лицом. держал перед собой и погрузил в воду со словами: «Плыви ко мне и ничего не бойся – я рядом!...» И я начал, по –собачьи» «месить» под собою воду, поскольку, ничего больше не оставалось… И я поплыл! И ещё раз! Иещё!...
     Сейчас я с волнением вспоминаю этот момент, потому, что умение хорошо держаться на воде стало определяющим для многих событий в моей жизни! Это и выход на другие этапы, и занятия спортом, связанным с водой, и служба в ЦСКА ВМФ, и многое другое!

Пока же моей территорией был «лягушатник
     Мы ходили на местный пляж по двое, по трое и плескались, надев водолазные маски и сунут в рот трубки для подводного плавания!

Один раз я пошёл купаться с Вовкой из первого подъезда, соседом Серёги… Мы тогда уже начали отрабатывать прыжки с забора «лягушатника» на глубину – рыбкой!
     Мы разделись и зашли в воду «лягушатника». Пляж был безлюден и неприветлив, поскольку дул сильный, холодный ветер. Даже верхушки стоявших на берегу высоких клёнов и берёз заметно качались, а по поверхности воды гуляли небольшие волны с белыми «баращками» на гребнях!  В такую погоду в воде можно было увидеть только самых отчаянных, закалённых пацанов, хоть у нас по телу и бегали мурашки размером с кулак!
     Обычно трясти переставало, когда температура тела и температура воды начинали совпадать...

Я залез на забор, отпустил руки, выпрямился и нырнул вперёд, где вода была, примерно, по – грудь…
Вынырнул и, победно посмотрев на Вовку, вылез из воды и стал наблюдать…
     Вовка был меня постарше и, примерно, на голову повыше. Он забрался на забор, выпрямился и прыгнул в воду - тоже головой вперёд!
     Я смотрел на него со спины, сидя на берегу, и, потому, не мог видеть под каким углом он вошёл в воду – почти «плашмя» или вниз… Мы с ним это, вообще, не обговаривали даже, когда шли нырять с забора…

Когда я увидел торчащие из воды ноги, которыми он размахивал в разные стороны, но не увидел его самого, вынырнувшего, я понял, что что – то случилось!
     Когда он всё – таки вынырнул и вышел на берег, лицо его было перекошено гримасой боли…
     Оказалось, что он прыгнул не вперёд, а «под себя» - вниз, где было мелко, и воткнулся головой в дно - в песок! То, что он был выше меня, вряд ли, имело какое – то значение, потому что и со мной была бы та же история, прыгни я «под себя» с этого забора!
     Мы оделись и пошли домой. У Вовки сильно болела шея, и его мать попросила мою попробовать помассировать ему шею.
     Надо сказать, что моя мама, дай ей Бог здоровья и долгих лет жизни, частенько занималась вправлением суставов рук и ног своим собственных сорванцам, включая меня, чем мы её частенько «радовали»! В особенности, зимой, когда наши лыжные походы к ближайшим горам и спуски с оных приводили к серьёзным вывихам и выпадением  суставов из «сумок», как на руках, так и на ногах!
      Мы стонали и вертелись, стиснув зубы и скорчив рожи… Мы морщились, когда мама, налив в тазик воды и взяв мыло (чтоб скольжение было лучше) приступала к оправданной экзекуции в отношении нас… И это всегда помогало! Два или три сеанса такого массажа всегда приводили к тому, что рука или нога переставали болеть!

Вот и сейчас тоже, с Вовкой, мама провела два или три сеанса, и шея его перестала беспокоить!
Сейчас Вовка уже давно взрослый, закончил Баумановский институт в Москве и работает где – то, обучая других, по какой – то своей специальности. Умный, в общем… Травма, так сказать, не повлияла на мозги – спасибо маме!

Всё, что я перечислил -это только часть тех детских игр, в которые мы играли тогда – в раннем детстве. Другие игры были тоже довольно интересными, и о них я, возможно, тоже расскажу, но немного попозже…
 
Август – 2014 г

© Copyright: Anatoliy Gurkin, 2015

Регистрационный номер №0299509

от 22 июля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0299509 выдан для произведения: -Первое стихотворение я написал в семь лет. Просто зарифмовал какие - то слова, а родители потом удивлялись и гладили по голове – «Молодец!». Причём, тему выбрал, вспоминаю, не самую простую – про курево! Почему про курево, тоже не понимаю сейчас, а может, просто, не помню!
     Скорее всего, потому выбрал тему такую, что курево и табачный дым я всегда не любил (да и сейчас не люблю!), а отец мой курил всегда, когда выпьет. Причём. курил он, исключительно, «Беломорканал» или «Астру». Наверное, потому курил дешёвые папиросы и сигареты, что семья у нас была большая – пять человек, и денег всегда не хватало!

Дети, нас было трое – три мальчика, всегда донашивали одежду за самым старшим братом. Мне, разумеется, всегда доставались самые изношенные вещи, потому что я был самым младшим сыном в семье!
     Я носил после братев обувь, «олимпийки», выцветшие от солнца и частой стирки брюки и джинсы, и даже влюблялся в тех девчонок , с которыми братья дружили …
     Я, вообще, всегда за ними всё повторял. Они были для меня главными авторитетами во всём – от того, какие носки носить,  до того, с какими девчонками дружить! Здесь я был – полный профан!
      Но, врождённое чувство деликатности и утончённости всегда подсказывали мне, что надо делать, а что не надо… И если этот голос звучал во мне, то тогда я, невзирая на то, что творили – вытворяли братья, делал по – своему!

Хоть я и подражал братьям во всём, с раннего детства, вне дома, у меня  была другая компания друзей, потому что вплоть до моего возвращения из армии, я всегда был для своих братьев «младшим», с которым не считались ни в чём! С дворовой компанией мальчишек и девчонок мы сначала играли в «классика» - прыгали на одной ноге из клетки в клетку, нарисованные мелом на асфальте (из классика в классик), толкая круглую коробку из – под крема для обуви, засыпанную землёй и закрытую крышкой. С этой компанией мы играли в… (сейчас уже и не помню, как эта игра называлась!) Одним словом, чертили раскладным ножиком на земле круг, делили его пополам, вставали на свою «территорию» и начинали игру: втыкали ножик в соседний участок земли, и забирали себе столько, сколько показывала плоскость воткнутого ножа. Грани лезвия были. как указатель направления, по которому отбиралась земля соседа!
     В конце концов, кто – то оставался стоять на одной ноге, как в той книжке по истории, где богач всё отбирает и отбирает у крестьянина землю, пока тот не остаётся стоять на ней на одной ноге, а потом и с этого клочка земли «выпадал», поскольку стоять уже было не на чем… В общем, всё, как в настоящей жизни!

Ещё мы с ребятами почти каждый день играли в «казаки – разбойники».
     Здесь побеждал тот, кто быстро бегал! Я почти всегда побеждал! Быстрее меня бегала только Лейла – худенькая девочка моих лет, умеющая бешено работать ногами и молниеносно, практически, не останавливаясь, менять направление движения. Эта «разбойница» армянского происхождения всегда ловила меня – «казака» русского происхождения!

Ещё была игра в прятки!
     Правила были простые: тот, кому по жребию выпадало «водить», отворачивался к двери подъезда, закрывал глаза и считал до двадцати. Потом шёл искать, крикнув напоследок: «Кто не спрятался, я не виноват!»
     Найдя кого - нибудь, он (или она) шёл дальше… И так – пока всех не найдёт! Кого нашёл первым – тот водит!
     А прятались в самых разных местах – и в кустах, и за трубами, и на деревьях… Кто где может, тот там и прячется! Все потаённые места уже все давно знали, поэтому друг друга находили быстро!

В футбол и в хоккей я играл мало и с неохотой:.. Я не любил игры, где постоянно надо у кого – то что – то отбирать! Здесь я всегда был солидарен со стариком Хоттабычем – каждому игроку по мячу! Насилие мне не нравилось всегда!

Говоря про насилие, я вспомнил, что ещё мы играли в войну!
     У кого – то было игрушечное оружие, у кого – то ножки от стульев с перекладиной – это сути не имело! Главное - сама интрига!...
     «Полармии» пацанов, состоящая из пяти – шести человек, разбегалась, другая половина их искала! Главное было – не попасться на глаза своим врагам! Тут уж было не отговориться… Увидел он тебя первым – все!... Убит! Побеждали самые умные. Серёга - парень из первого подъезда и мой друг закадычный, всегда побеждал, паразит! Он был парень начитанный и очень, сообразительный! А ещё он был очень смешливый. Мы все, поначалу, думали, что Серёга – дурачок. Слабоумный! Что – нибудь простое совсем скажешь – смеётся! Палец покажешь ему – снова смеётся! Ну, не дурачок разве?
      Когда дело коснулось разных игр и шарад всяких, оказалось, что он – везде победитель! Он очень хорошо всегда соображал, и в трудных ситуациях никогда не терял головы! И смех его дурацкий был оттого, что Серёга был парень раскованный и не зажатый, как все остальные, и я в том числе…

Я с детства был задумчивый, с богатым воображением, а Серёга – умный, лёгкий и подвижный!
     Как все друзья, наверное, мы с ним частенько дрались, поначалу… Причём, я получал тумаки чаще. чем он. Но, так было только в раннем детстве! Постепенно я окреп в наших играх, закалился в боях, и Серёга стал получать всё чаще и чаще, пока стычки не прекратились совсем…
      К тому времени спортивные увлечения переросли в серьёзные, целенаправленные занятия тем или другим видом спорта, пока я не остановился (вслед за моими братьями, разумеется)на занятиях воднолыжным спортом. Но, об этом немного позже…

Я вспоминаю, что ещё одной игрой у нас была игра «в панночку»!
     Ребята и девчата окружали лежащего на столике или, скажем, на металлической сетке от обычной, старомодной, железной кровати мальчика или девочку (одного из нас), подкладывали под него по два пальца от каждой руки, и начинали перешёптываться, творя заклинание: «Паночка умерла! Панночка умерла! Будем хоронить, будем хоронить…» Заклинание шло по кругу, и, примерно, через три круга пять или шесть человек , стоящих по кругу, легко поднимали лежащего на высоту своих плеч!
     Учитывая то, что такие игры мы устраивали под вечер, то впечатление от этого было, примерно, такое же, какое бывает при спиритических сеансах, когда блюдце под пальцами начинает вращаться!...

Из воспоминаний детства ещё, конечно, сильны воспоминания, связанные с походом к воде! Сам я по Зодиаку знак водный, и моя стихия всегда неумолимо тянула меня к себе!
     В летнее время я посещал пляж на родном Клязьменском водохранилище, наверное, каждый день!
     Сначала это был детский, мелкий «лягушатник», огороженный деревянным заборчиком, потом места открытые и более глубокие, но на них я не совался, пока в возрасте, примерно, девяти лет мой отец не научил меня немного плавать…
     Я, как сейчас, вижу берег, погружённый в тень от высоких деревьев, деревянный мостик, стоящий на кольях над водой и сидящую на берегу молодую маму. Мы с отцом вошли в воду и пошли всё глубже и глубже, пока я не начал бояться… Он на вытянутых руках, повернулв меня к себе лицом. держал перед собой и погрузил в воду со словами: «Плыви ко мне и ничего не бойся – я рядом!...» И я начал, по –собачьи» «месить» под собою воду, поскольку, ничего больше не оставалось… И я поплыл! И ещё раз! Иещё!...
     Сейчас я с волнением вспоминаю этот момент, потому, что умение хорошо держаться на воде стало определяющим для многих событий в моей жизни! Это и выход на другие этапы, и занятия спортом, связанным с водой, и служба в ЦСКА ВМФ, и многое другое!

Пока же моей территорией был «лягушатник
     Мы ходили на местный пляж по двое, по трое и плескались, надев водолазные маски и сунут в рот трубки для подводного плавания!

Один раз я пошёл купаться с Вовкой из первого подъезда, соседом Серёги… Мы тогда уже начали отрабатывать прыжки с забора «лягушатника» на глубину – рыбкой!
     Мы разделись и зашли в воду «лягушатника». Пляж был безлюден и неприветлив, поскольку дул сильный, холодный ветер. Даже верхушки стоявших на берегу высоких клёнов и берёз заметно качались, а по поверхности воды гуляли небольшие волны с белыми «баращками» на гребнях!  В такую погоду в воде можно было увидеть только самых отчаянных, закалённых пацанов, хоть у нас по телу и бегали мурашки размером с кулак!
     Обычно трясти переставало, когда температура тела и температура воды начинали совпадать...

Я залез на забор, отпустил руки, выпрямился и нырнул вперёд, где вода была, примерно, по – грудь…
Вынырнул и, победно посмотрев на Вовку, вылез из воды и стал наблюдать…
     Вовка был меня постарше и, примерно, на голову повыше. Он забрался на забор, выпрямился и прыгнул в воду - тоже головой вперёд!
     Я смотрел на него со спины, сидя на берегу, и, потому, не мог видеть под каким углом он вошёл в воду – почти «плашмя» или вниз… Мы с ним это, вообще, не обговаривали даже, когда шли нырять с забора…

Когда я увидел торчащие из воды ноги, которыми он размахивал в разные стороны, но не увидел его самого, вынырнувшего, я понял, что что – то случилось!
     Когда он всё – таки вынырнул и вышел на берег, лицо его было перекошено гримасой боли…
     Оказалось, что он прыгнул не вперёд, а «под себя» - вниз, где было мелко, и воткнулся головой в дно - в песок! То, что он был выше меня, вряд ли, имело какое – то значение, потому что и со мной была бы та же история, прыгни я «под себя» с этого забора!
     Мы оделись и пошли домой. У Вовки сильно болела шея, и его мать попросила мою попробовать помассировать ему шею.
     Надо сказать, что моя мама, дай ей Бог здоровья и долгих лет жизни, частенько занималась вправлением суставов рук и ног своим собственных сорванцам, включая меня, чем мы её частенько «радовали»! В особенности, зимой, когда наши лыжные походы к ближайшим горам и спуски с оных приводили к серьёзным вывихам и выпадением  суставов из «сумок», как на руках, так и на ногах!
      Мы стонали и вертелись, стиснув зубы и скорчив рожи… Мы морщились, когда мама, налив в тазик воды и взяв мыло (чтоб скольжение было лучше) приступала к оправданной экзекуции в отношении нас… И это всегда помогало! Два или три сеанса такого массажа всегда приводили к тому, что рука или нога переставали болеть!

Вот и сейчас тоже, с Вовкой, мама провела два или три сеанса, и шея его перестала беспокоить!
Сейчас Вовка уже давно взрослый, закончил Баумановский институт в Москве и работает где – то, обучая других, по какой – то своей специальности. Умный, в общем… Травма, так сказать, не повлияла на мозги – спасибо маме!

Всё, что я перечислил -это только часть тех детских игр, в которые мы играли тогда – в раннем детстве. Другие игры были тоже довольно интересными, и о них я, возможно, тоже расскажу, но немного попозже…
 
Август – 2014 г
Рейтинг: +3 159 просмотров
Комментарии (4)
Лариса Чайка # 22 июля 2015 в 20:29 +1
Как интересны воспоминания детства!И игры у нас в детстве были почти те же,что и у вас.А игру с метанием ножика мы называли "В ножик".А еще была "Гули -лебеди",но ,
это когда поменьше были. Сколько радости было...Надо как-то воскресить в памяти эту тему.
Спасибо,Анатолий,Вы меня заводите на переход к написанию прозы.Давно не писала,распелась не на шутку.
Anatoliy Gurkin # 25 июля 2015 в 14:16 0
Жду с нетерпением. Спасибо, Лариса! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Ольга Полетаева (O-Z) # 25 июля 2015 в 10:33 0
elka Детство, это самые лучшие воспоминания!
Anatoliy Gurkin # 25 июля 2015 в 14:12 0
СПАСИБО ВАМ! ЭТО - ВЕРНО! 5min