ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → ХОРИШКИНО 2012. Глава 2. Кишмиш, урюк и сациви

 

ХОРИШКИНО 2012. Глава 2. Кишмиш, урюк и сациви

13 июля 2012 - Лариса Тарасова
article62240.jpg

Коллаж Маргарита Тодорова


Действующие лица – те  же

и

Игорь (Игорь Кичапов),

Людмила (Людмила Телякова).

 

 

Тревожные дни потянулись беспрерывной цепочкой. Вожделенный остров помаячил на далеком горизонте пальмами, прошуршал морскими теплыми волнами, подразнил собственным владением с охотничьим домиком покойного миллиардера и сделал тете ручкой. Миллион – тоже. Пропал Пегасик, недавно еще с восторженным ржанием летающий над крышей дома и сбрасывающий рифмы в раскрытые ладони. Гости, прибывшие на совет, разъехались по домам – думать: где достать миллион. Исчез водитель НЛО в космической бескрайности. На хозяйстве остались Лариса, Рита, не отходившая от своих семнадцати мешков с дарами солнечного Узбекистана, и Людмила, прилетевшая с Международного фестиваля авторской песни, красивая, счастливая, с кучей заслуженных призов и наград.

 

- Все попропадали, - озабоченно проговорила Рита и поставила на стол большое блюдо с пловом, - ешь немедленно, - пригрозила она Ларисе, - ешь! Это вкусно! Кира с Таней Гуровой пропали, бегают по лугам, по лесам голодные, Пегасика ищут! Пегасик, миллион, остров, настроение – все пропало. Хоть Волга еще не пропала, - ворчливо добавила она, - живу здесь уже три дня, а ни разика не посидела в ней.

- Рит, в Волге вообще-то плавают, - заметила Лариса.

- А я сижу! Вот сегодня все брошу и пойду сидеть! Лари, идея была твоя о миллионе евро? Твоя. Тебе и продавать, - безоговорочно выдала Рита.

- Это Анатоль предложил посадить меня у трассы, чтобы я продавала твои мешки, Рита. Что я ему плохого сделала?

- Девочки, давайте я тоже пойду, - предложила Людмила.

- А ханым, значит, в речку? Эттот Анатоль! Идею продать орехи и кишмиш подкинул, а сам улетел к своим белым медведям! Это его надо было посадить у трассы! А наш знаменитый дон Жуан! Только и считает косички у узбечек! Не успела появиться новенькая, как он уже пересчитал! А где взять миллион, так – нееет….

- Ой, а это кто? – спросила Людмила, - дон Жуан?

- У Риты спроси, - Лариса сузила глазки, - помнишь, мы ей всем нашим женским колхозом сорок косичек наплели?

- Ну.

- А на завтра кто прибыл?

- Михаил. Михаил??? Наш Михаил?

- Михаил. Только он насчитал меньше сорока, сказал, что умеет только до двадцати пяти. Косички сосчитал, а про миллион – ни словечка! Ладно, раз я самая последняя, все шишки – мои. Поехала я твои мешки продавать, Рит.  

- Я предлагаю по очереди, - рассудила Людмила, - сегодня иду я, а вы с Ритой - купаться.

- Людок, ты – прелесть! – довольная Рита убежала за большим надувным кругом, в котором она «сидела» в реке.

- Хорошо, давайте по очереди, - Лариса с благодарностью взглянула на Людмилу, - Дрынков Петра только покормлю, и поедем. Вон они под окном выстроились: один, два…, ого! Уже Дрынк Шестнадцатый объявился, как французский король Людовик. Вот Петр будет рад, когда приедет!

 

*

Среди солнечного леса на широкой поляне, окруженной высокими разлапистыми елями, по одну сторону от междугородной трассы Москва-Иваново была оборудована удобная площадка, приподнятая над землей, огороженная красивой металлической оградой. На этой площадке и решено было расположиться с Ритиными мешками на предмет продажи.

 

Мешков было семнадцать, больших и честных. Рита вообще – честный человек: если она не смогла всю орешину привезти на Волгу, то уж семнадцать мешков набила под завязку. Перевез всю эту мешочную канитель к трассе Семен, местный Гобсек-Плюшкин, в прошлом – официальный хахаль Ларисы, положивший глаз на ее гонорары от Гетеры и приглашавший в свое плюшкинское рабство, как выразилась Ксения. Но, приглядевшись, он понял, что на прибыток от Ларисиных книжек рассчитывать не приходится, и отстал ко всеобщему облегчению. Плюшкин изредка оказывал услуги городской соседке. Мешки составили в длинный ряд на площадке у трассы и ахнули:

 

- Люда, а зачем мы все-то мешки взяли? – с испугом оглядев мешочный «прилавок», проговорила Лариса.

Людмила не отводила глаз от объемных «честных» мешков Риты и потрясенно молчала, качая головой.

- Дэвушки, почем урук? – проезжающий генацвале приоткрыл дверцу ярко-синей феррари-электрик и приветственно помахал рукой.

- А по сколько продают? - улыбнулась Лариса и, собрав все мужество, добавила: - у нас есть еще орех грецкий и кишмиш.

- Все ваше?

- Да.

- Никому не продавайте.  Сейчас повара пришлю. Он все купит, - хлопнул дверцей и уехал.

- Ой, - Лариса посмотрела на Людмилу, и они дуэтом еще раз полурадостно, полурастерянно произнесли: - ой….

- Рита сказала, чтобы если – мешком, то по десять тысяч, - вспомнила Людмила, - орех. А кишмиш?

Взвизгнув тормозами, у площадки остановилась газель с тентом. Из кабины вышел стройный усатый грузинский мужчина, из кузова соскочили на землю еще трое и ступили на площадку.

- Грузите, - распорядился первый и подошел к женщинам, - добрый день. Сколько здесь?

- Семнадцать мешков.

- Вот деньги, - он достал из кармана рубашки десять купюр по пять тысяч, - пятьдесят тысяч. Приглашаю вас, красавицы, в наши Малинки. Для вас специально приготовлю хачапури, сациви и сделаю такие чебуреки! - он повернулся к грузчикам, - живей, живей!

 

 

Мешки исчезали быстро. Лариса держала в руках купюры и выжидательно смотрела на Людмилу. Людмила в руках держала себя. Потом она взяла из рук Ларисы деньги, подошла к кабине, положила их на сиденье и, не оглянувшись, через плечо бросила:

- Пожалуйста, верните мешки на место.

 

По трассе громко и стремительно бежали машины. Сердце тоже стучало громко, гулко отдаваясь в ушах. Громко ругались грузчики. Газель уехала тоже очень громко. Мешки стояли на прежних местах. Бой был выигран на своей территории. Часа через четыре, когда продано было два кг орехов и пять кг кишмиша, Лариса не выдержала и заплакала.

 

- Все. Миллиона нет. Острова нам не видать. Пегас пропал. Крыша проваливается. Продавцы из нас – на букву зы, - она всхлипнула и пнула один из мешков, - поехали обратно. Щас этттого Анатоля растерзала бы на кусочки, на полоски, на детальки! Придумал тоже! Чтобы я у трассы орехи продавала! Пусть явится только! Придумал и смылся! Кита проще простого поймать: кинул гарпун, и готово: вези в китайский ресторан. А он…! Пикета испугался в защиту кита! А на остров так хооочет! А Рита в Волге сидит. А мы тут…. Поехала я за Плюшкиным, пусть нас забирает с нашими мешками, не хочу больше торговать! Средь бела дня чуть не обокрали! 

Людмила слушала горькие причитания Ларисы, гладила ее по головке и меняла носовые платочки, вздыхая. Лариса поймала такси и уехала в Хоришкино за Семеном.

 

*

 

«Вот где лето, - думал Игорь, поглядывая в окно автомобиля, - не жарко, тепло, мягко, солнце. Хорошо! Не поеду я ни в какие Сочи и на Черные моря, ни на какие Таити, Мальдивы и Антальи! Здесь проведу отпуск. Господи, сколько красоты рядом, под носом прямо, а мотаются на Канары! Хм, - усмехнулся он, - Хоришкино…, придумали тоже».

Вдоль междугородней трассы сплошной стеной стояли ели. Шоссе между ними казалось до того уютным и защищенным, а нитка дороги с таким радушием настоятельно звала  вдаль, что хотелось по ней ехать, и ехать, и ехать, оставив за спиной разные годы. Возникавшие неожиданно веселые, яркие, словно праздничные, развязки дарили холмистые зеленые дали, серебристую змейку речки, белые и голубые купола храмов в строительных лесах.

 

- Много храмов здесь, - кивнул Игорь за окно и пыхнул трубкой.

- Реставрируют, - с готовностью отозвался водитель такси, - а много…, так здесь же – Россия: Ивановская область, Владимирская, Нижний Новгород, Муром, Шуя. Один Суздаль чего стоит! А Кинешма! Там воевода Боборыкин ополчение против литовцев повел. Люди были огого! Вы в Хоришкино будете? Обязательно сбегайте на ту сторону Волги, там есть недалеко от села Островского (ну, драматург наш, Александр Николаевич) лесной храм, прямо в лесу стоит. Вот там иконостааас! Красоты необыкновенной! А в вотчине князя Пожарского такой красивущий храм, что…!

- А Волгу отсюда не видать? – Игорь вдруг почувствовал, как дрогнуло сердце.

- За следующей развязкой блеснет. Там кемпинги неподалеку от трассы, грибов можно купить, ягод, меда.

«Во, как раз чего-нибудь и куплю. А то в гости – с пустыми руками еду, - с досадой на себя подумал Игорь, - ведро ягод, например, бочонок меда. А чё…, нормально».

- А там бочонком мед продается?

- Флягой видел. А бочонком…, - таксист пожал плечами, - вон на той поляне. Я тоже посмотрю, жена лесной малины заказала.

 

 

На площадке, где обычно сидели грибники и ягодники, было непривычно пусто. У ограды, обращенной к лесу, стояли в длинный ряд полные мешки с чем-то, у одного из них, лицом к лесу стояла женщина. Они подошли ближе. Женщина пела. Голос ее звучал негромко, очень мягко и настолько душевно, мелодично и мило, что Игорь приложил палец к губам. Водитель кивнул, и они остановились, не доходя до нее.

 

Ты зря спешил, тебя назад,

Не позову. Конечно, нет!

А налетевшая гроза,

Дождём твой смоет вскоре след.

Ты зря спешил, не зареву.

Моих ты не увидишь слёз.

Тебя из памяти сотру,

И мне поможет в этом дождь.  

 

Женщина допела до конца, повторила куплет и вздохнула. Мужчины взглянули друг на друга, значительно покивали головами, поджав губы и, подумав, поаплодировали.

 

 

- Ой, - повернулась Людмила.

- Хорошо поете, - Игорь вынул трубку и внимательно присмотрелся к певунье, - такое чувство, что я Вас где-то видел. Лицо знакомое.

Людмила устало пожала плечами.

- А это что у Вас? – таксист кивком показал на мешки.

- Дары солнечного Узбекистана, - улыбнулась Людмила, - урюк, орехи и этот, как его, кишмиш.

 

 

«А чё, - подумал Игорь, - куплю я им по мешку этих «даров». Петр Шабашов говорил, что у Ларисы там целый колхоз, а из еды – одни сливки. Привезет, мол, две фляги сливок, и пей их весь день, хоть запейся. У него, жаловался, из всех пор эти сливки вместо пота уже выступают. А еще – каши, ужас! Манные и овсяные, - Игорь мысленно сказал «Бррр!» и даже головой встряхнул, - а на первый взгляд – вполне нормальная, эта хозяйка хоришкинская. Странно. Может, жадная? Воровать их учит: на каких-то плантациях клубнику по ночам тырят. А за зеленью на соседские грядки всех посылает, мол, там паситесь. Ничё, Петь, потерпи. Приеду – каждый день будут нам шашлыки из гусятины. Гуси-то в деревне этой есть же, наверное, - он раздавил в пальцах грецкий орех, попробовал, удовлетворенно кивнул, - но я определенно где-то ее видел, эту женщину с орехами. Устала, бедная».

 

 

- Я беру три мешка, - сказал он и достал бумажник, - сколько?  

- Ттттридцать тысяч, - испуганно пролепетала Людмила.

- Что это за цена, прямо детская, - усмехнулся Игорь, пыхнул дымком, отсчитал деньги, потом подумал и махнул рукой, - а давай все!

- Что – все?

- А дары эти. Держи, - он подал ей купюры, - щас поймаем фургончик…, о! Махни ему, - крикнул он таксисту.

Проезжавшая мимо газель остановилась, из кабины выглянул водитель.

- Захватишь? – Игорь показал на мешки, - деньги – вперед.

- Куда?

- В Хоришкино.

- Грузи!

 

Людмила несколько раз пересчитала деньги, лихорадочно проверяя на ощупь какую-то выпуклую линию, потом демонстративно подняла купюру и посмотрела ее на свет, давая понять, что ее на мякине не проведешь, господин хороший. «Ишь, думает, что нарядился в седину, усы и очки, да еще - трубка…! Паааддумаешь!» Первая оторопь прошла, и она услышала волшебное слово «Хоришкино». «Они едут в Хоришкино? К этому Гобсеку, наверное. Надо попроситься с ними. Ларисы нет уже больше часа. Видно, не уговорила Плюшкина. А как я одна здесь на трассе останусь без мешков? Еще кто подумает что…. Вот обрадую всех! Сто семьдесят тысяч! Сразу!»

 

*

 

Гобсек-Плюшкин торговался.

- Ты – это, не жадничай, - проговорил он.

- Да Вы поймите, Семен, эти мешки не мои, Ритины. Мне поручено их продать. А Вам просто так я не могу дать ни одного мешка.

- Хорош «просто так»! Да я пуп надорвал с мешками, грыжу чуть не заработал! Ты подними, подними хоть один. «Просто так»!

- За деньги же!

- Нет. Давай мешок орехов.

Лариса махнула в отчаянии рукой и побрела вдоль деревенской улицы к своему дому. «Люда там одна на трассе, а я…! Этттот Анатоль! Эттта Ррррита! Сидит себе в Волге, жабры отращивает. Ззземноводное!».

На выходе из деревни она остановила трактор с прицепом и поехала за мешками и за Людмилой.

 

 

Лето вошло в зенит. В лесах заливались птахи-канарейки, кукушки-жалейки, сновали туда-сюда бабочки-стрекозки, раздражая и купая в лютой зависти: тоже хотелось и попорхать, и покрасоваться, и позаливаться, а надо было ждать, когда закончится вся эта жуткая неразбериха и отыщется Людмила. Про пропавшие мешки Лариса забыла начисто. Три часа назад она не застала на месте у трассы ни своей гостьи, ни злополучных мешков. Мобильник Людмилы не подавал признаков жизни, и она, побегав по прилегающему лесу и нааукавшись, вызвала наряд полиции.

 

 

- Что будем заявлять, гражданка Хоришкина? – немолодой оперативник страдал от заполошной дамочки из деревни. Он изнывал от послеполуденного зноя и мечтал о ледяной запотевшей бутылочке Туборга, время от времени вытирая пот большим платком, больше похожим на полотенце,  -    пропажа человека принимается к рассмотрению через три дня. Может, Ваша гостья увидела на трассе знакомого и поехала к нему в гости.

- С мешками?

- А наличие мешков еще надо доказать.

- Кккак «доказать»? – возмутилась Лариса, - вот тут они стояли, видите? Еще следы от них остались, семнадцать следов! Надо Людмилу искать!

 

 

- Через три дня, - невозмутимо произнес представитель закона и начал складывать листы в папку, - странные гости у Вас собираются, гражданочка: то они по лесам заповедным голодные шастают, у ворон булочки отнимают, как та молодая парочка зимой, которую мы застали на месте преступления. А штраф Вами до сих пор не уплачен за отнимание вороньих булочек, - он поднял вверх указательный палец. - То надо МЧС беспокоить на предмет вытаскивания из Волги другой Вашей гостьи, некой (он полистал блокнот) Ханым из сопредельного государства, которая вылазить из вышеназванной реки не хотела и нанесла увечья доблестным представителям спасательной службы, как-то: кусалась, царапалась и щипалась. И еще неизвестно, что она в воде делала такое длительное время, когда у всех нормальных людей давно бы жабры повырастали: а не боНбу ли она подкладывала под нашу великую и русскую? Штраф до сих пор не уплачен. – Он заметил, как скисает заявительница под напором неоспоримых претензий и стремительно пошел в раж: - у всех людей кони, как кони, а Ваш – с крыльями! А! Напрашивается вопросик, гражданка Хоришкина: Вы не опыты ли запрещенные проводите? Опять же соседка Ваша жаловалась: петуха ей испортили, пришлось птицу домашнюю сварить. Урон нанесли. Дитенки ваши все лето разговаривали на тарабарском наречии, никому в нашей деревне не понятном, называли его эсперанто с сакраменто. Даже постоянно отдыхающему в наших краях специалисту по языкам Чуркину было невдомек, что за язык такой. Гости Ваши всегда голодные, любят «нечаянно» забредать на сопредельные (представителю закона сильно нравилось это слово) грядки соседей и там харчиться. И последнее: люди у Вас пропадают ре-гу-ляр-но: зимой пропало пять Ваших «дорогих» гостей. Точка. Завожу на Вас дело. Две точки и восклицательный знак!

 

- Три, - негромко проговорила Лариса и направилась в сторону леса.

- Что «три», - не понял человек в фуражке.

- Перед восклицательным знаком должно стоять три точки, - отозвалась гражданка и ускорила шаг.

- Эй, а Вы куда это?

- В лес. Иду мою гостью искать. Вы же не хотите, - она едва сдерживала слезы, - ее в лес медведь утащил. А я заблужусь обязательно, - злорадно пообещала она издали и даже пальцем погрозила, - и тогда у Вас будет уже двое пропавших по Вашей вине! Вот Вам! 

- Шантаж!

- Сам ты, - всхлипнув, пробурчала Лариса себе под нос, - не умывался. – Она набрала воздуха и закричала: - Людааа! Людочка! Ты гдеее? Аууу!

 

В сумочке мяукнул мобильник. Лариса, не веря своим глазам, увидела на табло «Людмила» и заорала в трубку:

- Людааа!

- Лара! Ты не поверишь, кого я к нам привезла! Я все мешки продала! Лара! Ты где? Я тебя потеряла совсем. Приезжай скорее! Все, отключаюсь, надо гостя с дороги кормить, а Рита до сих пор в Волге сидит.

- Что? – Запыхавшийся оперативник услышал конец разговора, но по растерянному лицу Ларисы видно было, что разговор состоялся радостный.

- Нашлась….

- А я что говорил? Выписываю Вам, гражданка Хоришкина, за ложный вызов оперативной группы очередной штраф. Из них скоро книжка получится.

- Ага. Спасибо…, большое спасибо! Я…, можно я Вас поцелую?

- Нннууу…, - представитель органов смущенно ковырнул носком туфли траву, - это..., а - что..., нннууу.... 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Лариса Тарасова, 2012

Регистрационный номер №0062240

от 13 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0062240 выдан для произведения:


 

 

Действующие лица – те  же и Игорь (Игорь Кичапов)

 

Тревожные дни потянулись беспрерывной цепочкой. Вожделенный остров помаячил на далеком горизонте пальмами, прошуршал морскими теплыми волнами, подразнил собственным владением с охотничьим домиком покойного миллиардера и сделал тете ручкой. Миллион – тоже. Пропал Пегасик, недавно еще с восторженным ржанием летающий над крышей дома и сбрасывающий рифмы в раскрытые ладони. Гости, прибывшие на совет, разъехались по домам – думать: где достать миллион. Исчез водитель НЛО в космической бескрайности. На хозяйстве остались Лариса, Рита, не отходившая от своих семнадцати мешков с дарами солнечного Узбекистана, и Людмила, прилетевшая с Международного фестиваля авторской песни, красивая, счастливая, с кучей заслуженных призов и наград.

- Все попропадали, - озабоченно проговорила Рита и поставила на стол большое блюдо с пловом, - ешь немедленно, - пригрозила она Ларисе, - ешь! Это вкусно! Кира с Таней Гуровой пропали, бегают по лугам, по лесам голодные, Пегасика ищут! Пегасик, миллион, остров, настроение – все пропало. Хоть Волга еще не пропала, - ворчливо добавила она, - живу здесь уже три дня, а ни разика не посидела в ней.

- Рит, в Волге вообще-то плавают, - заметила Лариса.

- А я сижу! Вот сегодня все брошу и пойду сидеть! Лари, идея была твоя о миллионе евро? Твоя. Тебе и продавать, - безоговорочно выдала Рита.

- Это Анатоль предложил посадить меня у трассы, чтобы я продавала твои мешки, Рита. Что я ему плохого сделала?

- Девочки, давайте я тоже пойду, - предложила Людмила.

- А ханым, значит, в речку? Эттот Анатоль! Идею продать орехи и кишмиш подкинул, а сам улетел к своим белым медведям! Это его надо было посадить у трассы! А наш знаменитый дон Жуан! Только и считает косички у узбечек! Не успела появиться новенькая, как он уже пересчитал! А где взять миллион, так – нееет….

- Ой, а это кто? – спросила Людмила, - дон Жуан?

- У Риты спроси, - Лариса сузила глазки, - помнишь, мы ей всем нашим женским колхозом сорок косичек наплели?

- Ну.

- А на завтра кто прибыл?

- Михаил. Михаил??? Наш Михаил?

- Михаил. Только он насчитал меньше сорока, сказал, что умеет только до двадцати пяти. Косички сосчитал, а про миллион – ни словечка! Ладно, раз я самая последняя, все шишки – мои. Поехала я твои мешки продавать, Рит.  

- Я предлагаю по очереди, - рассудила Людмила, - сегодня иду я, а вы с Ритой - купаться.

- Людок, ты – прелесть! – довольная Рита убежала за большим надувным кругом, в котором она «сидела» в реке.

- Хорошо, давайте по очереди, - Лариса с благодарностью взглянула на Людмилу, - Дрынков Петра только покормлю, и поедем. Вон они под окном выстроились: один, два…, ого! Уже Дрынк Шестнадцатый объявился, как французский король Людовик. Вот Петр будет рад, когда приедет!

 

*

Среди солнечного леса на широкой поляне, окруженной высокими разлапистыми елями, по одну сторону от междугородной трассы Москва-Иваново была оборудована удобная площадка, приподнятая над землей, огороженная красивой металлической оградой. На этой площадке и решено было расположиться с Ритиными мешками на предмет продажи.

 

Мешков было семнадцать, больших и честных. Рита вообще – честный человек: если она не смогла всю орешину привезти на Волгу, то уж семнадцать мешков набила под завязку. Перевез всю эту мешочную канитель к трассе Семен, местный Гобсек-Плюшкин, в прошлом – официальный хахаль Ларисы, положивший глаз на ее гонорары от Гетеры и приглашавший в свое плюшкинское рабство, как выразилась Ксения. Но, приглядевшись, он понял, что на прибыток от Ларисиных книжек рассчитывать не приходится, и отстал ко всеобщему облегчению. Плюшкин изредка оказывал услуги городской соседке. Мешки составили в длинный ряд на площадке у трассы и ахнули:

 

- Люда, а зачем мы все-то мешки взяли? – с испугом оглядев мешочный «прилавок», проговорила Лариса.

Людмила не отводила глаз от объемных «честных» мешков Риты и потрясенно молчала, качая головой.

- Дэвушки, почем урук? – проезжающий генацвале приоткрыл дверцу ярко-синей феррари-электрик и приветственно помахал рукой.

- А по сколько продают? - улыбнулась Лариса и, собрав все мужество, добавила: - у нас есть еще орех грецкий и кишмиш.

- Все ваше?

- Да.

- Никому не продавайте.  Сейчас повара пришлю. Он все купит, - хлопнул дверцей и уехал.

- Ой, - Лариса посмотрела на Людмилу, и они дуэтом еще раз полурадостно, полурастерянно произнесли: - ой….

- Рита сказала, чтобы если – мешком, то по десять тысяч, - вспомнила Людмила, - орех. А кишмиш?

Взвизгнув тормозами, у площадки остановилась газель с тентом. Из кабины вышел стройный усатый грузинский мужчина, из кузова соскочили на землю еще трое и ступили на площадку.

- Грузите, - распорядился первый и подошел к женщинам, - добрый день. Сколько здесь?

- Семнадцать мешков.

- Вот деньги, - он достал из кармана рубашки десять купюр по пять тысяч, - пятьдесят тысяч. Приглашаю вас, красавицы, в наши Малинки. Для вас специально приготовлю хачапури, сациви и сделаю такие чебуреки! - он повернулся к грузчикам, - живей, живей!

Мешки исчезали быстро. Лариса держала в руках купюры и выжидательно смотрела на Людмилу. Людмила в руках держала себя. Потом она взяла из рук Ларисы деньги, подошла к кабине, положила их на сиденье и, не оглянувшись, через плечо бросила:

- Пожалуйста, верните мешки на место.

 

По трассе громко и стремительно бежали машины. Сердце тоже стучало громко, гулко отдаваясь в ушах. Громко ругались грузчики. Газель уехала тоже очень громко. Мешки стояли на прежних местах. Бой был выигран на своей территории. Часа через четыре, когда продано было два кг орехов и пять кг кишмиша, Лариса не выдержала и заплакала.

 

- Все. Миллиона нет. Острова нам не видать. Пегас пропал. Крыша проваливается. Продавцы из нас – на букву зы, - она всхлипнула и пнула один из мешков, - поехали обратно. Щас этттого Анатоля растерзала бы на кусочки, на полоски, порвала, как Тузик - грелку! Придумал тоже! Чтобы я у трассы орехи продавала! Пусть явится только, я ему устрою баню! Придумал и смылся! Кита проще простого поймать: кинул гарпун, и готово: вези в китайский ресторан. А он…! Пикета испугался в защиту кита! А на остров так хооочет! А Рита в Волге сидит. А мы тут…. Поехала я за Плюшкиным, пусть нас забирает с нашими мешками, не хочу больше торговать! Средь бела дня чуть не обокрали!

Людмила слушала горькие причитания Ларисы, гладила ее по головке и меняла носовые платочки, вздыхая. Лариса поймала такси и уехала в Хоришкино за Семеном.

 

*

 

«Вот где лето, - думал Игорь, поглядывая в окно автомобиля, - не жарко, тепло, мягко, солнце. Хорошо! Не поеду я ни в какие Сочи и на Черные моря, ни на какие Таити, Мальдивы и Антальи! Здесь проведу отпуск. Господи, сколько красоты рядом, под носом прямо, а мотаются на Канары! Хм, - усмехнулся он, - Хоришкино…, придумали тоже».

Вдоль междугородней трассы сплошной стеной стояли ели. Шоссе между ними казалось до того уютным и защищенным, а нитка дороги с таким радушием настоятельно звала  вдаль, что хотелось по ней ехать, и ехать, и ехать, оставив за спиной разные годы. Возникавшие неожиданно веселые, яркие, словно праздничные, развязки дарили холмистые зеленые дали, серебристую змейку речки, белые и голубые купола храмов в строительных лесах.

 

- Много храмов здесь, - кивнул Игорь за окно и пыхнул трубкой.

- Реставрируют, - с готовностью отозвался водитель такси, - а много…, так здесь же – Россия: Ивановская область, Владимирская, Нижний Новгород, Муром, Шуя. Один Суздаль чего стоит! А Кинешма! Там воевода Боборыкин ополчение против литовцев повел. Люди были огого! Вы в Хоришкино будете? Обязательно сбегайте на ту сторону Волги, там есть недалеко от села Островского (ну, драматург наш, Александр Николаевич) лесной храм, прямо в лесу стоит. Вот там иконостааас! Красоты необыкновенной! А в вотчине князя Пожарского такой красивущий храм, что…!

- А Волгу отсюда не видать? – Игорь вдруг почувствовал, как дрогнуло сердце.

- За следующей развязкой блеснет. Там кемпинги неподалеку от трассы, грибов можно купить, ягод, меда.

«Во, как раз чего-нибудь и куплю. А то в гости – с пустыми руками еду, - с досадой на себя подумал Игорь, - ведро ягод, например, бочонок меда. А чё…, нормально».

- А там бочонком мед продается?

- Флягой видел. А бочонком…, - таксист пожал плечами, - вон на той поляне. Я тоже посмотрю, жена лесной малины заказала.

 

На площадке, где обычно сидели грибники и ягодники, было непривычно пусто. У ограды, обращенной к лесу, стояли в длинный ряд полные мешки с чем-то, у одного из них, лицом к лесу стояла женщина. Они подошли ближе. Женщина пела. Голос ее звучал негромко, очень мягко и настолько душевно, мелодично и мило, что Игорь приложил палец к губам. Водитель кивнул, и они остановились, не доходя до нее.

 

Ты зря спешил, тебя назад,

Не позову. Конечно, нет!

А налетевшая гроза,

Дождём твой смоет вскоре след.

Ты зря спешил, не зареву.

Моих ты не увидишь слёз.

Тебя из памяти сотру,

И мне поможет в этом дождь.  

 

Женщина допела до конца, повторила куплет и вздохнула. Мужчины взглянули друг на друга, значительно покивали головами, поджав губы и, подумав, поаплодировали.

- Ой, - повернулась Людмила.

- Хорошо поете, - Игорь вынул трубку и внимательно присмотрелся к певунье, - такое чувство, что я Вас где-то видел. Лицо знакомое.

Людмила устало пожала плечами.

- А это что у Вас? – таксист кивком показал на мешки.

- Дары солнечного Узбекистана, - улыбнулась Людмила, - урюк, орехи и этот, как его, кишмиш.

«А чё, - подумал Игорь, - куплю я им по мешку этих «даров». Петр Шабашов говорил, что у Ларисы там целый колхоз, а из еды – одни сливки. Привезет, мол, две фляги сливок, и пей их весь день, хоть запейся. У него, жаловался, из всех пор эти сливки вместо пота уже выступают. А еще – каши, ужас! Манные и овсяные, - Игорь мысленно сказал «Бррр!» и даже головой встряхнул, - а на первый взгляд – вполне нормальная, эта хозяйка хоришкинская. Странно. Может, жадная? Воровать их учит: на каких-то плантациях клубнику по ночам тырят. А за зеленью на соседские грядки всех посылает, мол, там паситесь. Ничё, Петь, потерпи. Приеду – каждый день будут нам шашлыки из гусятины. Гуси-то в деревне этой есть же, наверное, - он раздавил в пальцах грецкий орех, попробовал, удовлетворенно кивнул, - но я определенно где-то ее видел, эту женщину с орехами. Устала, бедная».

 

- Я беру три мешка, - сказал он и достал бумажник, - сколько?  

- Ттттридцать тысяч, - испуганно пролепетала Людмила.

- Что это за цена, прямо детская, - усмехнулся Игорь, пыхнул дымком, отсчитал деньги, потом подумал и махнул рукой, - а давай все!

- Что – все?

- А дары эти. Держи, - он подал ей купюры, - щас поймаем фургончик…, о! Махни ему, - крикнул он таксисту.

Проезжавшая мимо газель остановилась, из кабины выглянул водитель.

- Захватишь? – Игорь показал на мешки, - деньги – вперед.

- Куда?

- В Хоришкино.

- Грузи!

 

Людмила несколько раз пересчитала деньги, лихорадочно проверяя на ощупь какую-то выпуклую линию, потом демонстративно подняла купюру и посмотрела ее на свет, давая понять, что ее на мякине не проведешь, господин хороший. «Ишь, думает, что нарядился в седину, усы и очки, да еще - трубка…! Паааддумаешь!» Первая оторопь прошла, и она услышала волшебное слово «Хоришкино». «Они едут в Хоришкино? К этому Гобсеку, наверное. Надо попроситься с ними. Ларисы нет уже больше часа. Видно, не уговорила Плюшкина. А как я одна здесь на трассе останусь без мешков? Еще кто подумает что…. Вот обрадую всех! Сто семьдесят тысяч! Сразу!»

 

*

Гобсек-Плюшкин торговался.

- Ты – это, не жадничай, - проговорил он.

- Да Вы поймите, Семен, эти мешки не мои, Ритины. Мне поручено их продать. А Вам просто так я не могу дать ни одного мешка.

- Хорош «просто так»! Да я пуп надорвал с мешками, грыжу чуть не заработал! Ты подними, подними хоть один. «Просто так»!

- За деньги же!

- Нет. Давай мешок орехов.

Лариса махнула в отчаянии рукой и побрела вдоль деревенской улицы к своему дому. «Люда там одна на трассе, а я…! Этттот Анатоль! Эттта Ррррита! Сидит себе в Волге, жабры отращивает. Ззземноводное!».

На выходе из деревни она остановила трактор с прицепом и поехала за мешками и за Людмилой.

 

Лето вошло в зенит. В лесах заливались птахи-канарейки, кукушки-жалейки, сновали туда-сюда бабочки-стрекозки, раздражая и купая в лютой зависти: тоже хотелось и попорхать, и покрасоваться, и позаливаться, а надо было ждать, когда закончится вся эта жуткая неразбериха и отыщется Людмила. Про пропавшие мешки Лариса забыла начисто. Три часа назад она не застала на месте у трассы ни своей гостьи, ни злополучных мешков. Мобильник Людмилы не подавал признаков жизни, и она, побегав по прилегающему лесу и нааукавшись, вызвала наряд полиции.

 

- Что будем заявлять, гражданка Хоришкина? – немолодой оперативник страдал от заполошной дамочки из деревни. Он изнывал от послеполуденного зноя и мечтал о ледяной запотевшей бутылочке Туборга, время от времени вытирая пот большим платком, больше похожим на полотенце,  -    пропажа человека принимается к рассмотрению через три дня. Может, Ваша гостья увидела на трассе знакомого и поехала к нему в гости.

- С мешками?

- А наличие мешков еще надо доказать.

- Кккак «доказать»? – возмутилась Лариса, - вот тут они стояли, видите? Еще следы от них остались, семнадцать следов! Надо Людмилу искать!

 

- Через три дня, - невозмутимо произнес представитель закона и начал складывать листы в папку, - странные гости у Вас собираются, гражданочка: то они по лесам заповедным голодные шастают, у ворон булочки отнимают, как та молодая парочка зимой, которую мы застали на месте преступления. А штраф Вами до сих пор не уплачен за отнимание вороньих булочек, - он поднял вверх указательный палец. - То надо МЧС беспокоить на предмет вытаскивания из Волги другой Вашей гостьи, некой (он полистал блокнот) Ханым из сопредельного государства, которая вылазить из вышеназванной реки не хотела и нанесла увечья доблестным представителям спасательной службы, как-то: кусалась, царапалась и щипалась. И еще неизвестно, что она в воде делала такое длительное время, когда у всех нормальных людей давно бы жабры повырастали: а не боНбу ли она подкладывала под нашу великую и русскую? Штраф до сих пор не уплачен. – Он заметил, как скисает заявительница под напором неоспоримых претензий и стремительно пошел в раж: - у всех людей кони, как кони, а Ваш – с крыльями! А! Напрашивается вопросик, гражданка Хоришкина: Вы не опыты ли запрещенные проводите? Опять же соседка Ваша жаловалась: петуха ей испортили, пришлось птицу домашнюю сварить. Урон нанесли. Дитенки ваши все лето разговаривали на тарабарском наречии, никому в нашей деревне не понятном, даже постоянно отдыхающему в наших краях специалисту по языкам Чуркину. Гости Ваши всегда голодные, любят «нечаянно» забредать на сопредельные (представителю закона сильно нравилось это слово) грядки соседей и там харчиться. И последнее: люди у Вас пропадают ре-гу-ляр-но: зимой пропало пять Ваших «дорогих» гостей. Точка. Завожу на Вас дело. Две точки и восклицательный знак!

 

- Три, - негромко проговорила Лариса и направилась в сторону леса.

- Что «три», - не понял человек в фуражке.

- Перед восклицательным знаком должно стоять три точки, - отозвалась гражданка и ускорила шаг.

- Эй, а Вы куда это?

- В лес. Иду мою гостью искать. Вы же не хотите, - она едва сдерживала слезы, - ее в лес медведь утащил. А я заблужусь обязательно, - крикнула она издали, - и тогда у Вас будет уже двое пропавших по Вашей вине! Вот Вам!

- Шантаж!

- Сам ты, - всхлипнув, пробурчала Лариса себе под нос, - не умывался. – Она набрала воздуха и закричала: - Людааа! Людочка! Ты гдеее? Аууу!

В сумочке мяукнул мобильник. Лариса, не веря своим глазам, увидела на табло «Людмила» и заорала в трубку:

- Людааа!

- Лара! Ты не поверишь, кого я к нам привезла! Я все мешки продала! Лара! Ты где? Я тебя потеряла совсем. Приезжай скорее! Все, отключаюсь, надо гостя с дороги кормить, а Рита до сих пор в Волге сидит.

- Что? – Запыхавшийся оперативник услышал конец разговора, но по растерянному лицу Ларисы видно было, что разговор состоялся радостный.

- Нашлась….

- А я что говорил? Выписываю Вам, гражданка Хоришкина, за ложный вызов оперативной группы очередной штраф. Из них скоро книжка получится.

- Ага…, спасибо…, большое спасибо. Я…, можно я Вас поцелую?

- Нннууу….  

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +10 818 просмотров
Комментарии (29)
Ирина Елизарова # 13 июля 2012 в 21:10 +3
Лариса! Всех бы загробастала к себе и заобнимала бы досмерти! Такие все хорошие! И ты - МОЛОДЕЦ! flower
Лариса Тарасова # 13 июля 2012 в 22:31 +3
О, Господи! Ира, это хтой-то на мешке с арахисом сидит и хрумкает без стыда и без зазрения совести? А хвост какой красивый! Крыса? Эт ты ее - к нам направляешь? На предмет изничтожения Ритиных орехов? Ира, она опоздает: наши все мешки схрумкают в один присест! Вот только соберутся и - все, ни мешков, ни орехов, ни изюма не останется.
Это Киська нашего Юджина. Она даже ласку может схватить. Дааа. Он сказал.
Ирина Елизарова # 13 июля 2012 в 23:44 +2
Что поделать белочке? Ведь все грызуны на крысу похожи, даже рыжие и с пышными хвостами.
Лариса Тарасова # 14 июля 2012 в 06:59 +1
Белочка? О стыд мне и позор! Такую милую грызунью не узнала. Меня распущенный хвост смутил и цвет меха на ее спинке. Ладно, белочке можно хрумкать. С улыбкой.
Маргарита Тодорова # 13 июля 2012 в 21:36 +3
Гражданка Хоришкина, за Ваше великолепное чувство юмора, за тепло, которое Вы дарите своим друзьям, за Ваше чудесное гостеприимство - вот Вам, получите!

Лари, спасибо тебе большое-пребольшое! Твое Хоришкино, неизменно дарит радость, улыбку и хорошее настроение!
Лариса Тарасова # 13 июля 2012 в 22:41 +3
Ничегошеньки себе! Медали мы с Алешкой съедим за милую душу! Спасибочки, ханым из сопредельного государствия! Вези еще чего-нибудь!
Ну, там... персики-абрикосы, инжир-алычу. А Золотое перо мне еще надо отработать, Риточка! Третью главу допишу и уйду куда-нибудь.
Или уеду. А дом на вас всех оставлю.
Ирина Елизарова # 13 июля 2012 в 23:33 +2
Ах! Какой у нас домик красивый! Балкончик резной, горницы солнечные, зелено, воздух медом пропитан, утром петухи под окнами орут, коровы мычат, а молоко парное с пенкой воздушной в подойнике на табуретке на веранде стоит. Курицы снесут яйца с оранжевыми желтками, сделаем омлет и пойдем в лес за лесными орехами. Я знаю целую рощу, там лещины видимо-невидимо. И еще мы для японцев будем продавать землянику, для жителей побережья. где Фокусима. Земляника радионуклиды выводит. Вот. Нам за это японцы обещали микроавтобус. На нем и поедем в путешествие, до самого синего моря.
Лариса Тарасова # 14 июля 2012 в 07:09 +1
Ира, это в мешке там лещина была? А я думала - арахис (нечищенный). Ага, Микроавтобус.... А - что? Кидаю весь наш колхоз на сбор земляники, будем зарабатывать на автобус: и братьям-фукусимцам поможем от радионуклидов избавиться, и себе - хорошо. Можно - к морю, опять же Плюшкина не просить перевезти мешок-другой, а свои колеса - это свои колеса, куда захотел, туда их и направил. Спасибо за идею, Ирина!
А домик наш - да, загляденье, очарованье русское прекрасное! Воду только далеко из колодца носить, но Петр сказал: "Легко!". Обещал.
Людмила Телякова # 14 июля 2012 в 01:49 +3
Ну, Лариса, ну кудесница-чудесница! И не только, но вы ещё и Всевидящая! Вы просто каким-то третьим глазом заглянули в моё далёкое детство, где я, перейдя в пятый класс, очень хотела чтобы мне купили "балетку". Вы конечно помните, это такая сумка-чемоданчик, а потом были папки. Так вот чтобы заиметь такую "балетку", мне пришлось торговать на базарчике ковыльными щётками для побелки. Наверное люди жалели, что такая маленькая девочка, со звонким голосом, торгует щётками. Уже к обеду, я была владелицей пяти рублей(очень значимая сумма по тем годам), а через час, у меня в руках уже была "балетка", темно-вишнёвого цвета. И главное, и самое вожделенное-там было круглое маленькое зеркальце. Так, что навыки торговли у меня с очень глубокими корнями. Поэтому, если потребуется, я ещё поторгую. Пусть Рита-ханум привозит ещё свой кишмиш-урюк. А потом, и мужчина купил очень уж интересный. И почему-то я ему показалась знакомой. Я думаю что? Да нет, он не мог меня даже мальчиком видеть на моём торговом дебюте. Ну, ладно, наверное дальше будет всё ясно. Ведь будет же продолжение! Я в полном отпаде, как сейчас говорят!!!!!!!!!!!! На следующей встречи нашего творческого клуба, я обязательно прочитаю ваше Хоришкино. Спасибо, Лариса, дорогая!
Лариса Тарасова # 14 июля 2012 в 07:17 +2
Людмила, я помню балетку, я с нею ходила на занятия балетом, в нее помещалась пачка, пуанты и конфетка от бабушки. Да, пять рублей в то время - были деньги, на десятку можно было неделю протянуть. Прекрасные розы. Спасибо большое! Народ в Хоришкино прибавляется, приходится делить по главам. Но в тесноте, да не в обиде.
Это наша кухня. Там вон на ручке двери моя шляпка висит.
Людмила Телякова # 14 июля 2012 в 04:32 +4
Лариса! Ещё раз перечитала! Какая прелесть!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Настроение поднялось выше крыши! dance kissfor
Лариса Тарасова # 14 июля 2012 в 07:20 +1
Очень рада, Людмила! На весь день Вам - хорошего настроения!
Татьяна Гурова # 14 июля 2012 в 07:16 +2
А-а-а-а... И чего это мы с Кирой за Пегасиком бегаем с мешком сахара? Только подманим, подползём к нему, Кира спереди, я сзади, а он Фыркает, из ушей дым валит, копытцем бьёт... Только руку протянешь, чтобы за хвост рифму ухватить. Ан нет... Взмахнёт крыльями и полетел... Весь сахар извели. Никакого дохода, одни расстройства. А тут такая новость - Игорь Кичапов в Хоришкино, да при деньгах! Шашлыки будут, гусь жареный будет! Нет... Мы возвращаемся. Пегасика пусть Саша Полтин ловит, он его больше любит.
У меня идея возникла где милльён взять. Игорь-то часто то по ссылкам, то по... Ой, что-то я не то говорю... Короче, по приискам... Оно, конечно, на Земле нельзя, поймают, посадют... Так мы Володю Дылевского морзянкой выстучим, хватит просто так топливо на НЛО расходовать, и полетим... Я тоже знаю, как самородки выглядят и песок тоже...
Только бы Игорю в Хоришкино скучно не было... Но тут хозяйка милая, Людмила песнями душевными ублажит, а Рита танцы восточные может и меня научит, я согласная... Вот только вытащим её с Волги и сразу репетировать будем.
А менты какие злопамятные или как их теперь там...Полиционеры что ли? Забыть не могут булочки у ворон взятые от голоду Стасом и Кирочкой... Я же этих господ тогда так маслила, еду нашу последнюю скормила, а они... Эх, не надо было...
Пойду-ка я пока топливо на НЛО гнать (оно у нас на первачке работает). begu

Лариса, заряд хорошего настроения на целый день. Спасибо. buket4
Лариса Тарасова # 14 июля 2012 в 07:32 +1
Таня, и тебе - на весь день бодрости, радости, улыбок и чудесного настроения! Ладно, согласна: пусть Саша за Пегасиком гоняется. Возвращайтесь, пожалуйста, домой. Таня, прекрасная идея! Чтобы Рита-ханым восточные танцы показала, ну, там - танец живота, например.... Пусть, пусть танцует, неча в Волге сидеть! Мне кажется, что Игоря теперь калачом из Хоришкино не выманишь: будет сидеть на рыбалке с Петром, судаков нам таскать из Волги, по лугам гулять, на птичек-бабочек любоваться, он здесь еще и стихи запишет. Вот посмотришь! Тут в лесочке фантом моей Мухи-красавишны живет-поживает, как цапнет-цапнет, и - все! Стихи сами польются. Вот она, легка на помине: эта муха меня укусила. Она и теперь еще в покусательном угаре находится: "Кого бы цапнуть!"
Маргарита Тодорова # 14 июля 2012 в 11:25 +3
Эх, деушки... Танец живота пусть нам Наташик танцует! Они с дочей увлекаются энтим.

А я теперь только вот так могу
zyy
Лариса Тарасова # 14 июля 2012 в 11:43 +3
"Знаете, Рита!" - как говаривал некогда один твой знакомый, ханым. Прослеживается четкая линия поведения: увильнуть, слинять, испариться, залезть в Волгу и не вылазить. У тебя тоже получается, вон как красиво размахалась! Не надо на себя наговаривать. Будете с Наташиком исполнять. Вот как появится НЕкто-любитель косички пересчитывать....
Татьяна Гурова # 14 июля 2012 в 14:34 +1
hihi Рита, я тоже, как ты...Как мы похожи... laugh
Игорь Кичапов # 14 июля 2012 в 09:26 +5
zst 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c shampa
Придецца ехать.
Спасибо Лариса за прекрасный рассказ. Я в восхищении..)
Лариса Тарасова # 14 июля 2012 в 09:34 +4
Да Вы уже приехали, Игорь. Вон дрова колете на зиму с Петром по очереди. Поздравляю с дебютом в Хоришкино!
Анатолий Киргинцев # 14 июля 2012 в 13:19 +2
Я пока приехать не могу. Бороздим море в поисках Большого белого. Зачем? Почитайте.
Лариса Тарасова # 14 июля 2012 в 13:57 +1
Анатоль! Спасибо за прекрасную ветку! Поклон Вашему отважному мужскому братству и сердечное спасибо! Пусть Моби Дик споет песню океана, песню горбатых белых китов. Триста лет, как нет Меллвилла, а его Моби Дик жив и исполняет желания! Может быть, и нам повезет? Прекрасной легенде морей и океанов Моби Дику - привет из Хоришкино!

Всем, кто зайдет на эту страницу, даю ссылку на ветку Анатолия:
http://parnasse.ru/prose/humorprose/humorous/horishkino-2012g-sobranie-na-beregu-ohotskogo-morja.html
korob
Михаил Соболев # 17 июля 2012 в 18:48 +1
Спасибо, Лариса, за доставленное удовольствие. 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c

Был один дон Киргизон, а теперь и Жуан появился. hihi

Два дона в одной деревне - не подерутся?
Лариса Тарасова # 17 июля 2012 в 19:15 0
Здравствуйте, дон Жуан из Хоришкино, специалист по счету узбекских косичек! Рада Вам. Не, не подерутся. Сговорятся, поделят территории влияния, да и подружатся. У нас тут все передружились. В следующей главе - о Вас побольше значительно. И о Ваших приближенных. Уже дописываю, спешу до 20 все сделать, потом начну готовиться к поездке в Питер.
Михаил Соболев # 17 июля 2012 в 21:46 +1
Спасибо, Лариса. Побываешь в Хоришкино - будто лет двадцать сбросил. super
Лариса Тарасова # 17 июля 2012 в 22:03 0
Очень хорошо, Михаил. Интересно, сколько Вы сбросите в следующей главе? Ох, я Вас там выписала!
Это наш луг за Хоришкино.
Валерий Куракулов # 26 июля 2015 в 08:10 +1
Захотелось в Хоришкино! Там такие девочки!!! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e supersmile hihi flower
Лариса Тарасова # 26 июля 2015 в 09:09 0
Добро пожаловать в Хоришкино. Дорогим гостям всегда рады.
От трассы - 3км. Не заблУдитесь. Главное, не заехать в Худышкино! ))
Наш милый, старенький домик.
Валерий Куракулов # 26 июля 2015 в 14:28 0
Во! snegovik