ФЛАМЕНКО

26 февраля 2012 - Лариса Тарасова
article30348.jpg

  

 Эльвине Леонардовне - с благодарностью за долгую дружбу.

 

 

                                                                                                 Автор

                                                                  

               

Стройная женщина со следами задержавшейся красоты на усталом, еще моложавом лице, в  домашнем платье, в вязаных следочках на ногах танцевала цыганскую чечетку на три такта.  Она легко подчиняла тело своему желанию, отбивая ритм пяткой и носком, и припевала: «Ти-та, ти-та, та, та»! Но звук получался приглушенным. Еще раз пристукнув носком и не получив желаемого результата, она отогнула край ковра и на голом полу попыталась воспроизвести ритмический звук танца, но и это ей не понравилось. Она вздохнула, с грустной улыбкой покачала головой, достала из комода коробку с обувью и, положив на нее обе ладони, загляделась в окно.    

              

               На усыпанной солнечным золотом осенней земле красиво и нежно старились березы. Они застенчиво сыпали сухие трепетные листья на еще теплую, еще не злую, еще вполне добрую землю, смущенно прикрываясь оставшимися. За окном неслышно угасал теплый сентябрьский день. Вечер пришел тихий, безветренный. Он занес в открытую балконную дверь острые запахи недалеких солончаков и слабый аромат опадающей листвы, окрашенный тонкой, нежной прелью.

 

                Женщина отвела взгляд от окна и бережно сняла крышку с коробки. Внутри, завернутые в мягкую замшу, лежали ее концертные туфельки. Они стали последней парой, оставшейся ей на память о кипучей, суматошной жизни, до краев наполненной музыкой, счастьем встреч, тоскливой бесконечностью разлук и радостным движением послушного тела! Она купила их в крошечной сапожной мастерской в Барселоне, куда завела ее гастрольная судьба. Там, среди мелких сувенирных лавочек, разбежавшихся за церковью Саграда Фамилия, вылепленной фантастическим гением Гауди, она набрела на полуподвальное окно с вывеской в виде ботфорта и зашла внутрь.

 

                Старый сапожник с профилем знаменитого сеньора из Ла Манчи задержал на ней внимательный взгляд, не мужской, откровенный, а – спокойный, оценивающий, и неожиданно вынул из-под стола пару светлых башмачков с серебристыми сверкающими подковками на удобных каблучках и со звонкими колокольцами, вделанными в них. По краю они были украшены круговой оборкой из нежной шагрени, спереди искусно отделаны вставкой из белой замши, смотрелись очень стильными, и выглядели так, что она, восхищенная, протянула к ним руки!

 

         -  Это – мне? 

         - Señora, - произнес сапожник низким голосом и подал ей на загрубелых ладонях башмачки, - flamenko!

        -  Мне? – удивилась она, - это, это – мне?

        -  Botas, por favor, - повторил он, - flamenko!

        - Боже! Какая красота! Я не могу к ним прикоснуться, - чудо! Обувь для королевы!

         -  Si, - кивнул он, - reina, - и улыбнулся.

         -  Gracias, senor! Gracias!

         -  flamenko!

 

            Она отдала тогда всю оставшуюся у нее валюту за эти сказочные «чеботы», как их с возмущением обозвала подруга по искусству. Ей пришлось потом три дня обходиться лишь скудным завтраком из бутерброда и кофе до тех пор, пока не вернулись с гастролей домой. Она не жалела. Никогда. Те события были вне времени, как и удивительный волнующий танец, с которым она пролетела по жизни, танец пылающей страсти в противоборстве чувств, в страдании без боли, в противоречии льда и огня, когда гибкое тело двигалось в ритме музыки и любви!  

 

              В них она танцевала потом долго, долго!  Она обжигала страстью испанских танцев, заводила, горячила кровь ирландской джигой, вызывала в пляс русскими дробышками на фольклорном фестивале. Она танцевала в длинном бальном платье музыкальный момент из «Серенады солнечной долины», отбивая такт легкими перестуками каблучков. Выстукивала мелко и часто  под песни андалузских цыган и под гитарные переборы, под ритмичные удары ног и под гулкие хлопки ладоней, под удары мятежного сердца, создавая чувственный танец! Она танцевала регтайм в балетной пантомиме Стравинского, и сам Борис  Кирсанов преподнес ей алую розу, возлежащую на роскошной зеленой ветке! На комплимент она исполнила с ним фламенко, когда весь зал, стоя, рукоплескал и кричал «Браво, Лусия»! Это было в Барселоне.  В том испанском городе она, Лусия-Бланка, прима русского степа, станцевала свое последнее сапатеадо, отбивая дробный ритм этими звонкими каблучками, и затмила всех!

 

              Города, страны, обычаи, наряды менялись, как разноцветные осколки в детском калейдоскопе.  Она спела свою лебединую танцевальную песнь.  В этих королевских башмачках она выдохнула, проиграла, прогоревала свое последнее тревожное сапатеадо!          А потом резко и бесстрастно шумная, сверкающая жизнь сменилась непривычной тишиной, в которой она пребывала доныне.

            

           Женщина провела по бархатной, истончившейся коже ладонью, как приласкала, погладила стершуюся подошву, где еще видны были автографы друзей, осторожно тронула несколько трещин на сгибе, решительно поднялась и прошла в спальню. Спустя несколько минут, оттуда вышла стройная  испанка в длинном концертном платье с бесчисленными оборками. Она переступила на середину комнаты, горделиво вскинула голову и захватила одной рукой подол юбки. Вечерний полумрак сгладил седину в ее волосах, уложенных в гладкую прическу с узлом на затылке, отретушировал морщинки на ее лице. Она презрела старость! Она забыла о годах! Ей нравилась жизнь, и этот теплый, душистый сентябрьский вечер, и день пролетевший, и день, который наступит! Она пристукнула каблуком раз, другой и проговорила негромко, резко выгнув руку в сторону и назад.

 

                                          Идет она пленницей ритма,

                                          Который настичь невозможно,

                                          С тоскою в серебряном сердце,

                                          С кинжалом в серебряных ножнах!*  

 

В вечерней тишине ее голос прозвучал чисто и взволнованно. Отточенные годами па были безукоризненны. Гибкие руки привычно взлетали, застывали и падали. Концертное платье казалось живым и подчинялось движениям податливого тела. Встрепенулся угасавший за окном сентябрь, купаясь в страстных ритмах испанской гитары, и, восхищенный, бросил в открытую балконную дверь пригоршню нежного золота.

  

 

 

*Ф.Г.Лорка

Сапатеадо –  характерной чертой танца фламенко традиционно считается "сапатеадо" - отбивание ритма каблуками, ритмичный барабанный звук ударов каблуком и подошвой ботинка по полу.

Botas – (исп.) – полусапожки.

Gracias – (исп.) – спасибо.

Por favor – (исп.) – пожалуйста.

Si – (исп.) – да.

Reina – (исп.) – королева.

                                                                                                                                                  

                                                                                                                            

 

 

© Copyright: Лариса Тарасова, 2012

Регистрационный номер №0030348

от 26 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0030348 выдан для произведения:

                                                                  

 

               Стройная женщина со следами задержавшейся красоты на усталом, заметно стареющем лице, в  домашнем платье, в вязаных следочках на ногах танцевала цыганскую чечетку на три такта.  Она легко подчиняла тело своему желанию, отбивая ритм пяткою и носком, и припевала: «Ти-та, ти-та, та, та»! Но звук получался приглушенным. Еще раз пристукнув носком и не получив желаемого результата, она отогнула край ковра и на голом полу попыталась воспроизвести ритмический рисунок звуков, но и это ей не понравилось. Она вздохнула, с грустной улыбкой покачала головой, достала из комода коробку с обувью и, положив на нее обе ладони, загляделась в окно.                  

               На усыпанной солнечным золотом осенней земле красиво и нежно старились березы. Они застенчиво сыпали сухие трепетные листья на еще теплую, еще не злую, еще вполне добрую землю, смущенно прикрываясь оставшимися. За окном неслышно угасал теплый сентябрьский день. Вечер пришел тихий, безветренный. Он занес в открытую балконную дверь острые запахи недалеких солончаков и слабый аромат опадающей листвы, окрашенный тонкой, нежной прелью.

                Женщина отвела взгляд от окна и бережно сняла крышку с коробки. Внутри, завернутые в мягкую замшу, лежали ее концертные полусапожки. Они стали последней парой, оставшейся ей на память о кипучей, суматошной жизни, до краев наполненной музыкой, счастьем встреч, тоскливой бесконечностью разлук и радостным движением послушного тела! Она купила их в крошечной сапожной мастерской в Барселоне, куда завела ее гастрольная судьба. Там, среди мелких сувенирных лавочек, разбежавшихся за церковью Саграда Фамилия, вылепленной фантастическим гением Гауди, она набрела на полуподвальное окно с вывеской в виде ботфорта и зашла внутрь.

                Старый сапожник с профилем знаменитого сеньора из Ламанчи задержал на ней внимательный взгляд, но не мужской, откровенный, а – спокойный, оценивающий, и неожиданно вынул из-под стола пару светлых, мягких, с серебристыми сверкающими подковками на удобных каблучках, со звонкими колокольцами, вделанными в них,  полусапожки. По краю они были украшены круговой оборкой из нежной шагрени, впереди искусно отделаны вставкой из белой замши, смотрелись очень стильными, очень красивыми и выглядели так, что она, восхищенная, протянула к ним руки!   

         -  Синьора, - произнес сапожник низким голосом и подал ей на загрубелых ладонях башмаки, - фламенко!

        -  Это – мне? – Удивилась она, - это, это – мне?

        -  Botas, por favor, - повторил он, - фламенко!

         -  Боже мой! Какая красота! – Она не могла оторвать изумленного взгляда от дивной пары, не решаясь к ним прикоснуться, - какая красота! Чудо! Обувь для королевы!

         -  Si, - кивнул он, - reina, - и улыбнулся.

            Она отдала тогда всю оставшуюся у нее валюту за эти сказочные «чеботы», как их с возмущением обозвала подруга по искусству. Ей пришлось потом три дня обходиться лишь скудным завтраком из бутерброда и кофе до тех пор, пока не вернулись с гастролей домой. Она не жалела. Никогда.

 

              В них она танцевала потом долго, долго!  Она обжигала страстью испанских танцев, она заводила, горячила кровь ирландской джигой, вызывала в пляс русскими дробышками на фольклорном фестивале. Она танцевала в длинном бальном платье музыкальный момент из «Серенады солнечной долины», отбивая такт легкими перестуками каблучков. Выстукивала мелко и часто  под песни андалузских цыган и под гитарные переборы, под ритмичные удары ног и под гулкие хлопки ладоней, под удары мятежного сердца, создавая чувственный танец! Она танцевала регтайм в балетной пантомиме Стравинского, и сам Борис  Кирсанов преподнес ей алую розу, возлежащую на роскошной зеленой ветке! На комплимент она исполнила с ним фламенко, когда весь зал, стоя, рукоплескал и кричал «Браво»! Это было в Барселоне.  В том испанском городе она, Лусия-Бланка, прима русского степа, станцевала свое последнее сапатеадо, отбивая дробный ритм этими звонкими каблучками, и затмила всех! Всех!

              Города, страны, обычаи, наряды менялись, как разноцветные осколки в детском калейдоскопе.  Она спела свою лебединую танцевальную песнь!  В этих королевских башмачках она выдохнула, проиграла, прогоревала свое последнее тревожное сапатеадо!          А потом резко и бесстрастно шумная, сверкающая жизнь сменилась непривычной тишиной, в которой она пребывала доныне.             

           Женщина с удовольствием провела по бархатной, истончившейся коже ладонью, как приласкала, погладила стершуюся подошву, где еще видны были автографы друзей, осторожно тронула несколько трещин на сгибе, решительно поднялась и прошла в спальню. Спустя несколько минут, оттуда вышла стройная  испанка в длинном черном концертном платье с бесчисленными оборками. Она переступила на середину комнаты, горделиво отвела голову и захватила одной рукой подол юбки. Вечерний полумрак сгладил седину в ее волосах, уложенных в гладкую прическу с узлом на затылке, отретушировал морщинки на ее лице. Завтра ей исполнится семьдесят лет. Она презрела старость! Она забыла о годах! Ей нравилась жизнь, и этот теплый, душистый сентябрьский вечер, и день пролетевший, и день, который наступит! Она пристукнула каблуком раз, другой и проговорила негромко, резко выгнув руку в сторону и назад.

                                          Идет она пленницей ритма,

                                          Который настичь невозможно,

                                          С тоскою в серебряном сердце,

                                          С кинжалом в серебряных ножнах!*  

               Завтра ей исполнится семьдесят. Она презрела старость! А сегодня Лусия-Бланка  отстучит звонкими каблучками свое нестареющее фламенко!

 

*Ф. Гарсия Лорка.

Сапатеадо –  характерной чертой танца фламенко традиционно считается "сапатеадо" - отбивание ритма каблуками, ритмичный барабанный звук ударов каблуком и подошвой ботинка по полу.

Botas – (исп.) – полусапожки.

Gracias – (исп.) – спасибо.

Por favor – (исп.) – пожалуйста.

Si – (исп.) – да.

Reina – (исп.) – королева.



 

Рейтинг: +21 1719 просмотров
Комментарии (28)
Джон Магвайер # 26 февраля 2012 в 20:29 +6
Видел настоящий фламенко, действительно потрясающий танец. melody
Лариса Тарасова # 26 февраля 2012 в 20:50 +5
Благодарю Вас, Джон, за комментарий. Да, фламенко - это яркий, выразительный язык испанского танца. Жаль, что я не могу загрузить к рассказу музыку. После прозы я опубликую стихи, и среди них есть стих тоже "Фламенко". Будет желание, заходите почитать его. Спасибо.
Владимир Дылевский # 16 марта 2012 в 17:43 +4
Лариса, удивился! Я читал лишь поэтический Ваш вариант фламенко. Браво! live1 supersmile
И музыка великолепная!

Плейкаст "Фламенко"
http://www.playcast.ru/view/1678385/80e3aa04609626c2d41ccbc50c357e5cc06aa8d7pl
Лариса Тарасова # 16 марта 2012 в 18:17 +4
Володя! Вспоминаю мой день рождения с грустной радостью, подарки, стихи. Мой праздник. Ваш вечерний уютный каст мне напомнил, как я была счастлива в тот день. Спасибо огромное! Я его перенесу и на стих "Фламенко".
santa
Ольга Баранова # 19 сентября 2012 в 22:31 +4
Потрясающая миниатюра! Читала, и в памяти всплывал танец, который я видела совсем недавно но Майорке...Спасибо, Лариса!
38
Лариса Тарасова # 20 сентября 2012 в 07:42 +4
Да, это танец-страсть, танец-откровение, танец-вызов. На поэтическом варианте Фламенко на моей странице есть видео. Невозможно без восхищения смотреть его!
Петр Шабашов # 6 октября 2012 в 18:18 +4
У меня, Лариса, внучатый племянник - чемпион России в своем возрасте по бальным танцам... Смотрим с женой записи - красота! По его рассказам, "испанка" - самое сложное в репертуаре.
Взахлеб прочитал Ваш рассказ - это мне близко.
ura
Лариса Тарасова # 6 октября 2012 в 18:42 +2
Да, танцевать фламенко сможет не каждый, так говорят преподаватели и сами танцоры. Степ - это степ, дроби - это дроби. А фламенко... - это - тело, душа и страсть, слитые воедино с музыкой!
Анжела # 6 октября 2012 в 18:37 +3
Очень эротично и аппетитно...Вообще понравилось! buket3
Лариса Тарасова # 6 октября 2012 в 18:49 +2
Попробуйте потанцевать. В записи - прекрасная инструментальная композиция "Фламенко"!
Светлана Янтарина # 6 октября 2012 в 20:49 +3
Очень понравилось. Бедные артисты! С концом выступлений кончается жизнь.
У меня тоже есть "Фламенко", только в стихах. С уважением Светлана.
Лариса Тарасова # 6 октября 2012 в 20:57 +2
Добрый вечер, Светлана. Рада знакомству. У меня - тоже есть фламенко в стихах. Это здесь, если захотите. На той странице сплошная экспрессия, два каста и особенно видео. Я зайду к Вам обязательно.
http://parnasse.ru/poetry/lyrics/love/flamenko-iz-cikla-ispanskie-motivy.html
Ирина Елизарова # 6 октября 2012 в 22:01 +3
Фламенко - воплощение страсти, живая чувственность! Обожаю испанский танец! Ярко написано, правдиво.
Лариса Тарасова # 6 октября 2012 в 22:59 +2
Обжигает танец страстью,
Горячит движений хмелем,
Беспредельной вяжет властью,
Будоражит диким зельем!
Спасибо, Ира.
Маргарита Тодорова # 6 октября 2012 в 22:20 +3
Лари! live4 apl
Лариса Тарасова # 6 октября 2012 в 23:04 +2
То тарпана буйный топот
Каблучков подарят дроби,
То цыганки смелый хохот,
Или зов шальной дороги....
Спасибо, Ри! Удивительно "говорящие" руки у танцовщиц, просто чудо!
Наталья Бугаре # 6 октября 2012 в 23:20 +2
Есть один способ психологической помощи женщинам, уже запатентованный и появившийся у нас. Способ прост - психол обучает женщин..танцевать фламенко. Я видела видео таких уроков: женщины, испытывающие долгие годы физическое и психологическое насилие дома, когда впервые становятся так как надо - принимают танцевальную позу - плачут. Во время танца, а фламенко танец очень гордых женщин, они полностью излечиваются от тяжелейших психологических травм. Я пару раз видела как танцуют фламенко, сколько в этих женщинах свободы, гордости, страсти. Это танец-вызов и одновременно танец-призыв, танец любви и танец страсти. Именно потому выбран из всех танцев мира - он. Когда мне становится очень плохо и я себя чувствую совсем старой развалиной и мысли о моей ненужности щедро выжимают потоки слез - я набрасываю шаль, и пытаюсь танцевать фламенко.Помогает. Но этот рассказ не только о танце, он о дивной женщине. Той, что была достойна звания королевы танца. Он полон любви и вызова. Спасибо, Лар, я уже читала его, каждый раз до мурашек. 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Лариса Тарасова # 6 октября 2012 в 23:52 +2
Фламенко - танец гордых женщин. Да, так, Ната. Я помню, что ты читала и рассказ, и стихотворение. Спасибо за прекрасный комментарий.
Из простора и свободы,
Из огня костров манящих
Запылал фламенко гордый,
Танец страсти говорящей!
Алексей Куренков # 7 октября 2012 в 08:08 +2
Хорошая зарисовка настроения женщины: извечная борьба не стареющей души и сдающегося тела, кусочки памяти, которые нам дарят незначичые для других вещи.
Лариса Тарасова # 7 октября 2012 в 08:11 +1
Не только. Власть Красоты и чувственности над серостью и буднями. Воспоминания о прекрасном. Благодарю Вас.
Саша Полтин # 7 октября 2012 в 13:17 +1
live1
buket4
Лариса Тарасова # 7 октября 2012 в 13:43 0
Саша, Вы, наверное, читали этот рассказ на ТОМ сайте. Спасибо. Я его написала в качестве подарка моей старшей подруге, а толчком послужило вот что. На ее юбилей должны быть гости, а накануне мы с ней пекли ее знаменитый черемуховый торт. Вечером я ее уговаривала: "Хватит суеты. Отдыхай. Ты устала уже!" На что она мне возразила: "Я? Устала? Хочешь, станцую цыганскую чечетку на три такта?" А потом переоделась в концертное платье, включила музыку и танцевала фламенко! Как она танцевала, Саша! Я была ее единственным зрителем в тот вечер накануне юбилея, когда ей исполнялось 60! Мой восторг, восхищение и преклонение перед ней я и попыталась передать в рассказе.
Ирина Савельева # 7 октября 2012 в 14:12 +1
ЧУДЕСНОЕ ТВОРЕНИЕ, ЛАРИСА!

sneg
Лариса Тарасова # 7 октября 2012 в 14:52 0
Ира, спасибо!
Валерий Куракулов # 16 июля 2015 в 09:06 +1
Невероятное описание, Лариса, невероятной женщины в невероятном танце! Потому, что душа Женщины и Фламенко - одно и тоже! 5min 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9 flower igrushka
Лариса Тарасова # 16 июля 2015 в 10:53 0
Сколько прекрасных, особенных людей встречается, привносящих в твою жизнь изумление, даже - ошеломление, Валерий! Одной из таких является Э.Л., которой я посвятила этот маленький рассказ.
Валерий Куракулов # 16 июля 2015 в 16:28 +1
7aa69dac83194fc69a0626e2ebac3057
Лариса Тарасова # 16 июля 2015 в 16:52 0
Спасибо.