Дочки - сыночки.

20 мая 2012 - Vilenna Gai
article49234.jpg

  Пятница. Конец мая. Солнечные лучи пробиваются сквозь крону деревьев. Город просыпается и люди все больше заполняют улицы, спеша на работу. Мальчонка прошелся по дворику, примыкающему к пяточку домов, покачался на качели и улегся на скамью, отдаленную от домов. Прикрыл глаза и сквозь ресницы, рассматривал солнечные лучи, играющие красками, как калейдоскоп. Он выглядел не броско – рубашка в клеточку, не первой свежести, с рукавами потертыми на локтях. Штаны по щиколотку, грязно коричневого цвета. Поношенные кеды. Впрочем, ничего удивительного для прогулки во дворе. Мимо пробежала кошка, уселась у куста, принялась умываться. Он сразу повернул голову:

-Кис-кис! – Но она, задрав хвост, побежала дальше. Мальчик скорчил гримасу, сел.  Покрутил головой по сторонам и опять уселся на качели. Нахальные воробьи сновали туда-сюда, подбирая на земле крошки. Он покопался в карманах и бросил им остатки хлеба. Налетели, зачирикали.  Закричала сорока, где-то в верхушках деревьев. Глаза мальчика сузились, он заметил, как на урну, в противоположной стороне игровой площадки, уселась ворона и что-то старательно там выуживала. Наклон, второй и вот она уже вытащила маленькую коробочку из-под сока, с торчащей трубочкой. Ворона поклевала ее и вернулась к урне. Еще один нырок и в ее клюве пакет с колбасой. Ухватила, постаралась взлететь, добыча упала.      
— Каррр! – Крикнула она, сообщая всем, что это ее улов и опустилась на землю. Проворно, умело, разворачивала прозрачную обертку. Клюнула, глянула во все стороны и опять клюнула толстые кругляшки колбасы. Мальчик тоже оглянулся и, поднявшись, быстрым шагом направился к ней.
— Кыш! – Не очень громко сказал он и махнул рукой.
— Каррр! – Растопыривая крылья, ответила ворона и уставилась на него черным глазом.
— Да кыш ты, пернатая! Я тебе хлеба дам! – Но она не отступала. Каркая и шипя, защищала свою находку. Мальчик, взяв палку, стараясь не задеть птицу, поддевал лямки пакета. Ворона отступила, уселась на забор,  недовольно ругаясь. 
Двор наполнялся. Появились мамочки с колясками. Мальчик зажал отвоеванную еду в руке и спрятал за спину, пятясь к лавочке у кустов. Из подъезда выбежал мальчишка и, растопырив руки «самолетом», принялся наматывать круги. За ним вышла мать, кивнула  группе мамаш с колясками и присела на пустую скамью. Бросив строгий взгляд на сына, положила книгу на колени, достала мобильный. Опять хлопнула подъездная дверь. Вышла женщина с двумя девочками. Аккуратно одетыми, причесанными и улыбающимися счастливо. Мальчик заметил их взгляды, сунул колбасу в карман,  насупившись, присел в тень. 
— Ой! – Заговорила мамаша сидевшая с книгой. – Какие куколки! Привет, соседи! Куда собрались?
— Никуда! Пока не жарко вышли подышать утренним воздухом. 
— Да! Май в этом году жаркий. Что же будет летом?! 
— А ничего сверх естественного! Все будет, как всегда. – Ответила ей мать девочек и присела рядом. – Ну, что вы стоите, золотые мои, идите, играйте! – Девчушки кивнули ей, взявшись за руки, пошли к песочнице. Мимо пронесся «летчик», прокричал всем:  — Здрасте! – И понесся дальше.   
— Дети. – проговорила его мамаша, не то оправдывая поведение сына, а может еще что и тут же сменила тему: – Девять утра, а уже печет. Нет! Летом будет пекло. Колька! Вот что ты, как не знаю кто?! Хватит круги наматывать. 
— Да не трогай ты его, пусть бегает! — добро улыбнулась мать девочек.
— Он это только и может! Нет, ну ты посмотри на него! – Колька забрался на горку и уже изображал парашютиста. – У всех дети как дети, а мой!
— И твой, нормальный ребенок. Чуточку резвей остальных. 
— Тебе легко говорить. Ты вышла с куколками и таких же завела. А я, между прочим, его каждый день купаю и обстирываю!  
— Так и мы купаемся по нескольку раз в день. И стираю тоже. На то мы с тобой и матери. 
             Дети тем временем объединились, взялись за строительство песочных сооружений. Сестрички орудовали лопаточками, а Колька, согнувшись, греб песок руками. Мать пару раз прикрикнула, скорее для вида, ибо он на нее не реагировал и отстала. Мальчик, встретив их в гордом одиночестве и борьбе с вороной, отвернувшись ото всех, жевал отвоеванный завтрак.  Постепенно дети стали на него обращать  внимания и Колька первым подлетел к нему. Говорили не долго. Вернулись в песочницу вдвоем. Еще немного времени прошло, и детский смех разбавил птичьи крики. Да и строительство пошло быстрее. Пока Колька носился вокруг них, да насыпал горы песка за песочницу, мальчик помог девочка построить высокую башню. Принялись за вторую. Мамаши, время от времени  поглядывали на них и обсуждали житейские проблемы. Что Колькой двигало, не знал даже он. Забрался на турник и сиганул с него. Замок девочкам не сломал, а вот сам вымазался с ног до головы.
— Горе ты мое! – Крикнула мать. – А ну иди сюда, зараза ты такая! Буду тебя чистить.
— Лен, ну зачем ты на него так. Он же твой сын.
— И чё?! – Струсила песок с волос, достала влажные салфетки, принялась за лицо. Колька взвывал, вырывался. Наконец получив свободу,  унесся. А мать его, изменившись лицом, продолжала разговор: — Не ругай его, так он еще хуже будет!
— А ты не думала, что он такой только потому, что ты его таким видеть хочешь. 
— Ой!
— Не ой! Ты его постоянно пилишь, одергиваешь. При нас, при детях. Ему же надо как-то реабилитироваться! Вот он и поднимает свой авторитет шустростью.
— Ты чё, детский адвокат? Я сама знаю, как мне его воспитывать.
-   Не адвокат я. Просто ты постоянно жалуешься. Постоянно его унижаешь. Ты совсем не думаешь о будущем. Он вырастет, вспомнит все. Как ты думаешь, чем тебе ответит?
— Зато на голову не сядет! 
— Сядет, Лен, да еще и ножки свесит, если захочет.
 Елена надулась, но и спорить не стала. Взяла книгу, полистала, читать не смогла. Выпрямилась, собралась было опять сыну крикнуть пару ласковых, сдержалась:
— Колька! Осторожней! – и повернулась к подруге: — Ты умная, потому что повезло с детьми. Попробовала бы с моим!
— Одинаковые мы все, женщины. Вот и рожали с тобой в одном роддоме, в одни дни. И ждали вместе. А повезло мне с мужем, замечательный человек. Да еще с родителями – воспитали в любви и нежности. Я без них и сейчас дня прожить не могу, скучаю. Детей же мне Господь подарил. Такой дар любить и хранить надо!
Не успела Ленка ей возразить, а хотела, уже и слова на языке собрались, не лестные, как прибежал сынок, с новостью:
— Мам! Ты представляешь, а вот тот мальчик – ничей!
— Как это «ничей»? – Не поняла Лена.
— Да так. У него никого нет! Он сам живет, в каком-то доме. А к нам погулять пришел. 
— Так! Не смей, с ним водится, слышишь! А то нахватаешься всякой гадости, лечи потом. И вообще, пошли домой. Не безопасно тут гулять стало. – Схватила сына за руку, мертвой хваткой. – Ты слышала? 
— Слышала! – Спокойно сказала подруга.
— Позвонить куда, что ли, что бы его забрали?
— Иди домой, Лена, я сама все сделаю.
 Елена потащила сына домой. Женщина же спокойно наблюдала, как дружно играют дочери с этим бедным мальчиком. В груди защемило и она, взяв сумку, подошла к ним: — Хороший дом получился!
— Это не дом, а замок! – Подняла к ней голову одна из дочерей. – Нам его Вася помог построить. Мам, он хороший.
— Я вижу. Как ты, Василий, смотришь на то, чтобы пойти к нам в гости, позавтракать, пообщаться?
— Да нет, я не могу!
— Можешь! Покушаешь, а потом мы проведем тебя домой.
— Я не могу! — со слезами на глазах повторил мальчик и отвернулся.
— Пойдем, Вася, пойдем! – Схватив за две руки, тянули его девочки. – У нас есть мороженное! 
— Ну, если на минуточку… — Сдался мальчик, у которого от одного слова «мороженное», кружилась голова. 
— На две, на две! И сразу пообещай, что завтра ты опять придешь к нам. С тобой так хорошо играть!
**** 
П.С.
 Очень много сирот, в наше мирное, не военное время. Мы их порою даже не замечаем.  Иногда проливаем слезу, глядя на передачи о детях с голубых экранов. Но ничего, толком, для этого не делаем!  Ведь дети – это наше будущее! Жалко сирот, но мне не менее больно за тех детей, у кого родители тираны. У кого родители, не успев поставить на ноги, уже требуют отдачу. Забыв, что не крохи нас выбирали, а мы сами, по собственному желанию, подарили им этот мир. Не устаю повторять – НАМ ДЕТИ НИЧЕМ НЕ ОБЯЗАНЫ! Это наша обязанность вырастить их, выучить, воспитать и помочь определиться в этом сложном мире. Это наш долг – любить их в любом возрасте. Вкладывать в них частичку себя. А уж, какая частичка вложена, такую отдачу мы и получим в старости.   

© Copyright: Vilenna Gai, 2012

Регистрационный номер №0049234

от 20 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0049234 выдан для произведения:

  Пятница. Конец мая. Солнечные лучи пробиваются сквозь крону деревьев. Город просыпается и люди, все больше заполняют улицы, спеша на работу. Мальчонка прошелся по дворику, примыкающему к пяточку домов, покачался на качели и улегся на скамью, отдаленную от домов. Прикрыл глаза и сквозь ресницы, рассматривал солнечные лучи, играющие красками, как калейдоскоп. Он выглядел не броско – рубашка в клеточку, не первой свежести, с рукавами потертыми на локтях. Штаны по щиколотку, грязно коричневого цвета. Поношенные кеды. Впрочем, ничего удивительного для прогулки во дворе. Мимо пробежала кошка, уселась у куста, принялась умываться. Он сразу повернул голову:

-Кис-кис! – Но она, задрав хвост, побежала дальше. Мальчик скорчил гримасу, сел.  Покрутил головой по сторонам и опять уселся на качели. Нахальные воробьи сновали туда-сюда, подбирая на земле крошки. Он покопался в карманах и бросил им остатки хлеба. Налетели, зачирикали.  Закричала сорока, где-то в верхушках деревьев. Глаза мальчика сузились, он заметил, как на урну, в противоположной стороне игровой площадки, уселась ворона и что-то старательно там выуживала. Наклон, второй и вот она уже вытащила маленькую коробочку из-под сока, с торчащей трубочкой. Ворона поклевала ее и вернулась к урне. Еще один нырок и в ее клюве, пакет с колбасой. Ухватила, постаралась взлететь, но тот упал.     

- Каррр! – Крикнула она, сообщая всем, что это ее добыча и опустилась на землю. Проворно, умело, разворачивала прозрачную обертку. Клюнула, глянула во все стороны и опять клюнула толстые кругляшки колбасы. Мальчик тоже оглянулся и, поднявшись, быстрым шагом направился к ней.

- Кыш! – Не очень громко сказал он и махнул рукой.

- Каррр! – Растопыривая крылья, ответила ворона и уставилась на него черным глазом.

- Да кыш ты, пернатая! Я тебе хлеба дам! – Но она не отступала. Каркая и шипя, защищала свою добычу. Мальчик, взяв палку, стараясь не задеть птицу, поддевал лямки пакета. Ворона отступила, уселась на забор,  недовольно ругаясь.

Двор наполнялся. Появились мамочки с колясками. Мальчик зажал отвоеванную еду в руке и спрятал за спину, пятясь к лавочке у кустов. Из подъезда выбежал мальчишка и, растопырив руки «самолетом», принялся наматывать круги. За ним вышла мать, кивнула  группе мамаш с колясками и присела на пустую скамью. Бросив строгий взгляд на сына, положила книгу на колени и достала мобильный. Опять хлопнула подъездная дверь. Вышла женщина с двумя девочками. Аккуратно одетыми, причесанными и улыбающимися счастливо. Мальчишка заметил их взгляды, сунул колбасу в карман,  насупившись, присел в тенек.

- Ой! – Заговорила мамаша сидевшая с книгой. – Какие куколки! Привет, соседи! Куда собрались?

- Никуда! Пока не жарко вышли подышать утренним воздухом.

- Да! Май в этом году жаркий. Что же будет летом?!

- А ничего сверх естественного! Все будет, как всегда. – Ответила ей мать девочек и присела рядом. – Ну что вы стоите, золотые мои, идите, играйте! – Девчушки кивнули ей, взявшись за руки, пошли к песочнице. Мимо пронесся «летчик», прокричал всем:  - Здрасте! – И понесся дальше.  

- Дети! – Проговорила его мамаша. – Девять утра, а уже печет. Нет! Летом будет пекло. Колька! Ну что ты как не знаю кто?! Хватит круги наматывать.

- Да не трогай ты его, пусть бегает!

- Он это только и может! Нет, ну ты посмотри на него! – Колька забрался на горку и уже изображал парашютиста. – У всех дети как дети, а мой!

- И твой, нормальный ребенок. Чуточку резвей остальных.

- Тебе легко говорить. Ты вышла с куколками и таких же завела. А я, между прочим, его каждый день купаю и обстирываю! 

- Так и мы купаемся по нескольку раз в день. И стираю тоже. На то мы с тобой и матери.

                Дети тем временем объединились, взялись за строительство песочных сооружений. Сестрички орудовали лопаточками, а Колька, согнувшись, греб песок руками. Мать пару раз прикрикнула, скорее для вида, ибо он на нее не реагировал и отстала. Мальчик, сидевший в стороне, отвернулся от них, жевал отвоеванный завтрак.  Постепенно дети стали на него обращать больше внимания и Колька первым подлетел. Говорили не долго. Вернулись в песочницу вдвоем. Еще немного времени прошло, и детский смех разбавил птичьи крики. Да и строительство пошло быстрее. Пока Колька носился вокруг них, да насыпал горы песка за песочницу, мальчик помог девочка построить высокую башню. Принялись за вторую. Мамаши поглядывали на них и обсуждали житейские проблемы. Что Колькой двигало, не знал даже он. Забрался на турник и сиганул с него. Замок девочкам не сломал, а вот сам вымазался с ног до головы.

- Горе ты мое! – Крикнула мать. – И ну иди сюда, зараза ты такая! Буду тебя чистить.

- Лен, ну зачем ты на него так. Он же твой сын!

- И чё?! – Струсила песок с волос, достала влажные салфетки и принялась за лицо. Колька взвывал, вырывался. Наконец получив свободу,  унесся. А мать его, изменившись лицом, продолжала разговор: - Не ругай его, так он еще хуже будет!

- А ты не думала, что он такой только потому, что ты его таким видеть хочешь.

- Ой!

- Не ой! Ты его постоянно пилишь, одергиваешь. При нас, при детях. Ему же надо как-то реабилитироваться! Вот он и поднимает свой авторитет шустростью.

- Ты чё, детский адвокат? Я сама знаю, как мне его воспитывать.

-   Не адвокат я. Просто ты постоянно жалуешься. Постоянно его унижаешь. Ты совсем не думаешь о будущем. Он вырастет, вспомнит все. Как ты думаешь, чем тебе ответит?

- Зато на голову не сядет!

- Сядет, Лен, да еще и ножки свесит, если захочет. – Елена надулась, но и спорить не стала. Взяла книгу, полистала, но читать не смогла. Выпрямилась, собралась было опять сыну крикнуть пару ласковых, сдержалась:

- Колька! Осторожней! – И повернулась к подруге: - Ты умная, потому что повезло с детьми. Попробовала бы с моим!

- Одинаковые мы все, женщины. Вот и рожали с тобой в одном роддоме, в одни дни. И ждали вместе. А повезло мне с мужем, замечательный человек. Да еще с родителями – воспитали в любви и нежности. Я без них и сейчас дня прожить не могу, скучаю. Детей же мне Господь подарил. Такой дар любить и хранить надо! – Не успела Ленка ей возразить, а хотела, прибежал сынок, с новостью:

- Мам! Ты представляешь, а вот тот мальчик – ничей!

- Как это «ничей»? – Не поняла Лена.

- Да так. У него никого нет! Он сам живет, в каком-то доме! А к нам погулять пришел!

- Так! Не смей, с ним водится, слышишь! А то нахватаешься всякой гадости, лечи потом! И вообще, пошли домой. Не безопасно тут гулять стало. – Схватила сына за руку, мертвой хваткой. – Ты слышала?

- Слышала! – Спокойно сказала подруга.

- Позвонить куда, что ли, что бы его забрали?

- Иди домой, Лена, я сама все сделаю. – Елена потащила домой сына. Женщина же спокойно наблюдала, как дружно играют дочери с этим бедным мальчиком. В груди защемило и она, взяв сумку, подошла к ним: - Хороший дом получился!

- Это не дом, а замок! – Подняла к ней голову одна из дочерей. – Нам его Вася помог построить. Мам, он хороший!

- Я вижу! Как ты, Василий, смотришь на то, чтобы пойти к нам в гости. Позавтракать, пообщаться?

- Да нет, я не могу!

- Можешь! Покушаешь, а потом мы проведем тебя домой.

- Я не могу!

- Пойдем, Вася, пойдем! – Схватив за две руки, тянули его девочки. – У нас есть мороженное!

- Ну, если на минуточку… - Сдался мальчик, у которого от одного слова «мороженное», кружилась голова.

- На две, на две! И сразу пообещай, что завтра ты опять придешь к нам. С тобой так хорошо играть!

****

П.С.

 Очень много сирот, в наше мирное, не военное время. Мы их порою даже не замечаем.  Иногда проливаем слезу, глядя на передачи о детях с голубых экранов. Но ничего, толком, для этого не делаем!  Ведь дети – это наше будущее! Жалко сирот, но мне не менее больно за тех детей, у кого родители тираны. У кого родители, не успев поставить на ноги, уже требуют отдачу. Забыв, что не крохи нас выбирали, а мы сами, по собственному желанию, подарили им этот мир. Не устаю повторять – НАМ ДЕТИ НИЧЕМ НЕ ОБЯЗАНЫ! Это наша обязанность вырастить их, выучить, воспитать и помочь определиться в этом сложном мире. Это наш долг – любить их в любом возрасте. Вкладывать в них частичку себя. А уж, какая частичка вложена, такую отдачу мы и получим в старости.  

Рейтинг: +8 713 просмотров
Комментарии (12)
0 # 27 мая 2012 в 20:06 +4
Дзержинского с ОГПУ нет. И Макаренко. Давно бы ни одного сирого не осталось. Да не та власть пришла. Ой, не та.
Vilenna Gai # 27 мая 2012 в 20:34 +4
Вот это точно!
Светлана Смирнова # 29 мая 2012 в 15:51 +2
Жаль, несчастные дети...
Vilenna Gai # 29 мая 2012 в 17:15 +2
Детей всегда жалко. Спасибо!
Светлана Смирнова # 29 мая 2012 в 17:32 +2
Это точно, особенно, когда сталкиваешься с беззаконием, которое творят взрослые по отношению к малышам...
Vilenna Gai # 29 мая 2012 в 17:37 +1
Последствие лояльности и сексуальной революции. Родил, в лучшем случае - на усыновление. А в основном, издеваются над детьми, делают их козликами отпущения за все собственные грехи и невезения. Спасибо еще раз.
Татьяна Белая # 5 июня 2012 в 07:45 +1
Ой, Виктория, мурашки по спине побежали от вашего рассказа. Легче всего сослаться, дескать, власть не та. Того на них нету, этого. Да не так все просто. Куда материнский инстинкт делся? Вы посмотрите, как животные защищают своих детенышей! На моих глазах маленькая кошка-мать с рыком львицы ринулась на бойцового псину, защищая своих новорожденных котят. И тот ретировался. Да, примеров масса. Казалось бы, это заложено ПРИРОДОЙ. Только вот куда этот инстинкт у многих человеческих самок подевался? Какое бы материальное положение не было в семье, ну хотя бы пока дите твое маленькое, дай ты ему любовь, нежность, обожание. Скажи, что он лучше всех на свете. Документальные сюжеты по ТВ смотреть страшно. Сильно меня задело ваше повествование. В самое сердце. rose
Vilenna Gai # 5 июня 2012 в 11:47 0
Большое спасибо! Последнее время только и слышишь, что правительство отвернулось к народу спиной, буквально во всем. Я не спорю, поддержки нет. Но быть мамой и папой - это обязанность каждого! Или не заводи. Вот когда люди, особенно мамы, поймут, что не дети их выбрали, а они захотели завести себе некую игрушку, не представляя о трудностях, что их ожидают. Вот когда они перестанут требовать оплаты, только за то, что родили, тогда и не будет долга дочерей и сыновей, а будет любовь, нежность и взаимопонимание. И детки, чувствуя эту любовь, взрослея, не останутся черствыми. Чем больше семей счастливых, тем крепче общество. Еще раз, Татьяна, спасибо за понимание и оценку.
Наталья Есенина # 29 сентября 2012 в 19:35 0
очень правильные слова...
Vilenna Gai # 29 сентября 2012 в 20:51 0
Спасибо! Рада, что Вам понравилось.
mozarella (Элина Маркова) # 25 апреля 2014 в 09:17 +1
Спасибо за прекрасно написанную миниатюру, за горячие и пронзительные слова, за неравнодушие! Я почитала комментарии - они разные, встретилась даже агрессия - мол, управы на них нет... А разве можно ТАКОЕ исправить агрессией и наказаниями?! Только взращивая любовь в своем сердце, можно сделать мир лучше и добрее.
Vilenna Gai # 25 апреля 2014 в 14:54 0
Полностью Вами согласна.