ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → ДНЕВНИК ИНСТРУКТОРА РАЙКОМА КПСС.Сборник рассказов.

 

ДНЕВНИК ИНСТРУКТОРА РАЙКОМА КПСС.Сборник рассказов.

5 января 2012 - Владимир КУДРЕНКО
 Содержание.
1 Предисловие автора.
2 Пролог. 23.02.1970.
3 Третий рубль. Январь 1982
4 Гостиница. Январь 1982. 
5 Дом для Героя. Январь 1982.
6 Сыр. Январь 1982.
7 Закон стоимости по Бурцеву. Февраль 1982.
8 Выпивка. Февраль 1982.
9 На партийную работу. Февраль 1982.
10 Любовь в Шушенском. Март 1982.
11 Ордена. Март 1982.
12 Чернозём. Май 1982.
13 Пессимистическая трагедия. Июнь 1982
14 Покрышки. Август 1982.
15 Песцы. Ноябрь 1982.
16 Хамелеон. Декабрь 1982
17 Поросёнок. Декабрь 1982.
18 Поросёнок-2. Январь 1983.
19 Марш Мендельсона. 1977-1999.
20 Доска Почёта. Май 1983.
21 Почти Ходжа Насреддин. Июнь 1983
22 Кандидатура секретаря. Август 1983.
23 Кадры надо знать! Октябрь 1983.
24 Бык. Ноябрь 1983.
25 Сын Героя. Ноябрь 1983.
26 Четвёртый сын лейтенанта Шмидта. Ноябрь 1983.
27 Аппаратчик. Ноябрь 1983.
28 Передовики – опора социализма. Январь 1984.
29 Смерть Генерального секретаря. Ноябрь 1982 - Февраль 1984.
30 Национальный вопрос. Февраль 1984. 
31 Диоды. Август 1984.
32 Пример. Ноябрь 1984.
33 Вступающие. Январь 1985.
34 Часы. Январь1985.
35 Сани. Январь 1985.
36 Главный милиционер района. Февраль 1985.
37 Стихийный опрос. Февраль 1985.
38 Любовь восьмого марта. Март 1985.
39 Похороны Черненко. Март 1985.
40 Приход Горбачёва. 1985-1990.
41 Крест. Апрель1985.
42 Автоинспекторы. Август 1985.
43 Болгарское турне. Сентябрь 1985
44 Краснознамённые километры. Сентябрь 1985
45 Командировка в национальный совхоз. Октябрь 1985
46 Вакансия. Декабрь 1985.
47 Шампанское. Декабрь 1985
48 Секретное Письмо ЦК КПСС. Декабрь 1985
49 Книга. Февраль 1986.
50 Колбаса. Март 1986.
51 Планетоход «ЛуАЗ». Март 1986.
52 Секрет успеха. Март 1986.
53 Персональные дела. Март 1986.
54 Единый политдень. Март 1986. 
55 Трактор. Апрель 1986. 
56 Служебный ресурс. Май 1986.
57 Коммунист в семье. Июнь 1986.
58 Дон Жуан. Июль 1986.
59 Вешала. Август 1986.
60 Неперспективные деревни. Август 1986.
61 Охотничьи страсти. Август 1986.
62 Мирный атом. Сентябрь 1986.
63 Шутка. 19 ноября 1986 г. 
64 Фатальность. Декабрь 1986.
65 Первые кооперативы. Март 1987. 
66 Самиздат. Апрель 1987.
67 Праздничные наборы. Май 1987.
68 Северный Кавказ. Август 1987.
69 Автомагнитола. Сентябрь 1987.
70 Школьный музей. Октябрь 1987.
71 Демократический централизм. Октябрь 1987.
72 «Белый офицер». Январь 1988.
73 Барщина. Ноябрь 1987.
74 Батрачки. Ноябрь 1987.
75 Изменения в политике Горбачёва. Декабрь 1987.
76 Отставка Ельцина. Декабрь 1987.
77 Проблема двойников. Январь 1988.
78 Международный женский день. Март 1988.
79 Рыбнадзор. Октябрь 1988.
80 Подводник. Октябрь 1988.
81 Праздничные демонстрации. Ноябрь 1988.
82 Заслуженный деятель. Ноябрь 1988.
83 Интернациональный долг. Декабрь 1988.
84 Москва. Февраль 1989.
85 Ленинград. Февраль 1989
86 Закон природы – не дышло. Март 1989.
87 Плотина в дендропарке. Март 1986 – июль 1991.
88 Руководящая роль заворга. Август 1991.
89 Четвёртый человек. Август 1991.
90 Новые изменения в политике Горбачева. Август 1991.
91 ГКЧП. Декабрь 1991.
92 Президент СССР. Декабрь 1991.
93 Муниципальные выборы. Август 1994.
94 Пожар. Октябрь 1994
95 Учительница. Август 1995.
96 Выборы 1996 года. Март 1996.
97 Вторая секунда. Июль 1996.
98 Бельчонок. 12 апреля 1997.
99 Заяц. Апрель 1997.
100 Кот. Май 1997.
101 «Сибирский кустарь». Сентябрь 1997.
102 Вместо эпилога.
 
1. Предисловие автора.
           
Зачем этот дневник? Пусть у следующих поколений будет как можно больше свидетельств тех, кто жил при реальном социализме, работал, учился и не был профессиональным писателем. Персонажи, описанные здесь, собирательные. Совпадение имён, отчеств или фамилий может носить только случайный характер. Описанные события происходили в разных районах трёх регионов Сибири, но они так типичны, что могли происходить в каждом райкоме партии. 
Перспектива построения справедливого общества, принципы коллективизма, равенства и впредь будут находить отклик в душе людей. Большевики проповедовали альтруизм, аскетизм, интернационализм, братство и пролетарскую солидарность. Только сами не жили по своим проповедям. «Делай так, как говорит мулла, не делай так, как делает мулла», - гласит пословица. Кризис поднял вопросы национализации, государственного регулирования. Встаёт вопрос об итогах 20 лет реформ. Народу отдали в собственность их же квартиры, но отобрали сбережения. А кому досталась вся госсобственность в результате самой мошеннической в мире приватизации? И маятник общественного сознания качнулся к идее справедливости. Один тупик в ХХ веке мы уже прошли и, возможно, проходим второй, но некоторые политики норовят вернуть нас в первый, пусть и перекрашенный. Обладают ли они широтой мышления? 
Социализм на практике был всего лишь государственным феодализмом. Земля принадлежала феодалу (государству), который управлял ею и закреплённым на ней населением через своих вассалов - партийных вождей республиканского, краевого областного и районного масштаба. Оставались элементы крепостного права: натуральный налог, барщина, невозможность выехать в другую местность и за границу. Вассалы вели себя как хозяева, руководили законодательной, исполнительной, судебной властью, прессой и общественными организациями. Вождь мог послать всю партию на кукурузу, на перестройку, ввести войска в чужую страну, запретить генетику и кибернетику. Поскольку при большевиках у народа так и не проявилось должной сознательности, её заменял страх. Радикальным способом устрашения были репрессии. Но угроза наказания и дестабилизировала.Поиски "врагов народа", "ответственных" за просчёты руководства, пытки,  "царица доказательств" - всё это из средневекового "Молота ведьм".  А производительность труда так и не догнала капиталистическую. Феодализм и привёл к раздробленности и распаду на княжества, когда тиски центральной власти ослабли при первых проявлениях демократизации.
Строй приговорили верхи. Они ездили за границу, сравнивали. При аресте одного секретаря крайкома, следователи удивлялись количеству сорокалитровых фляг, наполненных золотыми изделиями. При социализме столько не истратить. Смена строя нужна была правящей элите. И перестройка (смена строя) началась: хаотично, без плана. Антиалкогольная кампания и кооперативное движение породили рэкет и мафию. Элите и досталась вся госсобственность. 
В последнее время часто поднимается вопрос о положительной роли большевизма, Ленина и Сталина в истории, в Великой Отечественной войне, наблюдается ностальгия по созданной ими системе управления. Народ жаждет лидера, способного обуздать распоясавшуюся элиту. Но даже Сталин, по воспоминаниям Константина Симонова при всей власти, которую он сконцентрировал в своих руках, опасался, что подчиненные сделают из него «факсимиле» для утверждения согласованных за его спиной решений. «Я не могу все знать. Я обращаю внимание на разногласия, на возражения, разбираюсь, почему они возникли, в чем дело. А они прячут это от меня» - сокрушался Сталин.
Проходят годы, десятилетия, плохое забывается, людям свойственно идеализировать прошлое. Романтическое помнится дольше. В ХХ веке мы одержали много побед, и их могло быть значительно больше, если бы не зажималась инициатива, творческий потенциал. Леонид Ильич Брежнев говорил: «И советские люди знают – там, где партия, там успех, там победа!» Чаще было наоборот, где успех, где победа, там появляется лозунг «Слава КПСС». Все были моложе: и мы, и наши родители, наши дедушки и бабушки. Был патриотизм, гордость за свою страну, за своих спортсменов, за Курчатова и Королёва, Жукова и Рокоссовского, Виктора Талалихина и Серёжку Тюленина, Гагарина и Терешкову, за большие победы всего советского народа и победы каждого человека, одержанные над собой, над обстоятельствами. 
Владимир Кудренко.
 
2. Пролог.
 
  «Комсомол – верный помощник и боевой резерв КПСС».  (Из Устава КПСС)
 
В череде агитационных комсомольских мероприятий, пропагандисткой трескотни и откровенно «воробьиного шуршания в вениках» были те, что позволяли молодёжи проверить свои силы, испытать свой характер, обрести большую уверенность в себе. 17 февраля 1970 года райком комсомола (первый секретарь Киваев Иван Петрович) организовал многодневный лыжный сверхмарафон для комсомольцев – «Звёздную эстафету». Из райцентра на север и на юг вышло две группы лыжников по четыре человека. На юг пошли ученики школ райцентра: Борис Климов, Неворотов Владимир, Паршков Анатолий и я. На север отправили четырёх рабочих предприятий посёлка.
В два часа дня нас проводили от здания райкома с торжественными речами, горячими напутствиями, но без машины сопровождения. Нагруженные тяжёлыми рюкзаками мы вышли в сторону центральной усадьбы ближайшего совхоза по снежной целине. Опыта ходьбы с грузом ни у кого не было. Торопились. Когда прошли километров семь, и до села оставалось «рукой подать», сил ни у кого уже не было. Хотелось только одного: повалиться на снег и немного полежать или посидеть, несмотря на двадцатиградусный мороз. Но что-то подсказывало, что этого делать нельзя. Из последних сил мы дотащились до совхозной столовой. Там нас обогрели, накормили, напоили горячим чаем, выделили крытую тентом машину сопровождения, которая повезла наши рюкзаки. К лыжникам присоединились два местных тракториста: Копотилов и Петров. Эстафета двинулась в следующий совхоз, до которого было всего четырнадцать километров. Без рюкзаков идти намного легче, поэтому прошли быстро. В центральной столовой нас ждал ужин и тёплое общежитие с белыми простынями. Вечером ещё и в кино сходили, в местный клуб. Вспоминая события прошедшего дня, понимали, что могли в этот день замерзнуть, если бы присели отдохнуть. 
До центрального отделения следующего совхоза – 15 километров. Нас уже восемь человек. Прошли быстро, за полтора часа. Теперь шли вдоль дороги по следу гусеничного трактора ДТ-75. Опять торжественная встреча, обед, ужин, кино, постель. Заполняю вторую страничку в дневнике эстафеты. О чём разговаривают молодые люди в большой комнате гостиницы? О том, что их более всего волнует. О сексе. Умудрённые опытом «труженики полей» хвастаются перед школьниками своими многочисленными победами на любовном фронте, будоража им кровь. Большинство рассказов похоже на правду, вероятно, услышанную им от старших товарищей. Ещё рассказывают о лыжных переходах, о забавных случаях из жизни лыжников, «интересных» обморожениях.
Следующий переход – самый длинный: 35 километров до центральной усадьбы самого дальнего совхоза. Но мы уже привыкли к переходам. По пути возлагаем венок на могиле Киселёва и Телятникова, погибших в Гражданскую войну. В дальнем совхозе – день отдыха. Меняю треснутые лыжи. Инструктор райкома комсомола, присоединившийся к нам по пути эстафеты, дает мне свои, а сам едет в машине сопровождения. Отдаю Тольке Паршкову свой тёплый свитер. Мои родители припасли одежду на все случаи жизни. 
30 километров пути до следующего села проходим весело. Мы втянулись в ежедневную работу, загорели. Летим, как на крыльях. Светит февральское солнце, искрится снег. Совсем не помешали бы солнечные очки, как у альпинистов. Встречаемся с северной группой лыжников. Северяне рассказывают, что они шли на лыжах только до первого центрального отделения – это шесть километров. А потом выходили на лыжах из центра совхоза, садились в машину сопровождения и доезжали до окраины центральной усадьбы следующего совхоза. Надевали лыжи, разворачивали знамя, входили в село. Все они взяли с собой из дома денег, жили не только на командировочные. Поэтому не только ели, но и выпивали. А наша южная, «младшая» группа честно прошла сто двадцать семь километров – три марафонские дистанции за пять дней. Мы выдержали все испытания, не обморозились, не набили мозолей. Самые главные победы человека – это победы над самим собой: «Это я могу! Мы это сделали!» 
Вечером иду ночевать к родственникам. Это брат моей бабушки Захарнёв Данила Прокопьевич и его жена Аграфена. Они встречают меня приветливо. У Захарнёвых вообще принято радушно встречать гостей, особенно родственников. Уже 22 февраля. Заполняю очередной листок дневника эстафеты. Завтра буду дома. 
К полудню 23 февраля прибываем в районный центр. Двадцать километров проходим по времени первого разряда. Подходим по центральной улице к памятнику войнам-землякам, павшим в Великой Отечественной войне. Там идет комсомольский митинг. Мы пришли немного раньше, сократив этим торжественную речь первого секретаря. Меня встречают родители. Отмечают мой загар и некоторую мужественность. Отец говорит: «Пора начинать бриться». Сдаю в райком дневник пробега. 23 февраля 1970 года - воскресенье. Мне ровно пятнадцать с половиной лет - я самый младший участник эстафеты. Бросить вызов времени, возможно, в этом и состоит смысл жизни?
Только через восемь лет комсомол достигнет своего «пенсионного» возраста, страна будет праздновать его шестидесятилетие. Сейчас он ещё бодр и лёгок на подъём, полон сил и устремлений на комсомольские стройки, в степи и тундру, «за туманом, за цветами и за запахом тайги», в армию и на флот. 
23.02.1970. 
              
3. Третий рубль.
 
  «От каждого – по возможности, каждому – по труду».
       Принцип распределения, провозглашаемый КПСС.
 
Передвижной механизированной колонне довели план строительства водопроводов на следующий год. Начальник ПМК Приблуда Федор Васильевич вызвал начальника производственно-технического отдела Ставского:
- Что будем делать, Петр Алексеевич? Довели план строительства водопроводов в болотистой местности.
Пётр Алексеевич и сам уже обдумывал этот вопрос, и кое-что успел предпринять:
- Звонили на прошлой неделе из колхоза «Ленина память», им нужно построить водопровод. Поищем ещё, где можно. Выполним план по общим показателям, а за мелочи нас ругать не будут. Тем более, на болоте нужно строить в соседнем районе, а мы построим на сухом месте и в своём. Свой райком нас ругать не будет. «Ленина память» - хороший колхоз, там сговорчивые мужики. И местность не болотистая – на крутом берегу Оби.
На следующий день колхоз был обрадован известием, что ему будет построено три километра водопровода из труб, выделенных по фонду для соседнего района. Из Армении вызвали Сурена со знаменитой фамилией Хачатурян, работавшего на строительстве водопроводов ещё в прошлом году. Он и сам уже собирался «засветиться» на бескрайних просторах Сибири. 
Петр Алексеевич поехал в колхоз и позаботился о том, как сэкономить фонд зарплаты. Два рубля за метр водопровода рабочим платит ПМК, а ещё один платит правление колхоза. Эти три тысячи рублей колонна возвращает колхозу при окончательном расчете, якобы за автоуслуги. Колхоз ничего не теряет, а ПМК экономит фонд зарплаты, который превышать нельзя, а стимулировать водопроводчиков было нужно. Во взаимоотношениях с колхозами это была обычная практика. 
Потом достойным последователем великого комбинатора такая же операция была проведена ещё с двумя колхозами. Главный механик ПМК и прораб срочно перешли в бригаду Сурена монтажниками водопроводов. На период отпуска и Ставский стал монтажником. У начальника ПМК под его началом работали три сына, жена, два племянника и прочая родня, но никого из них он на строительство водопровода не пустил. Что касается трудовых ресурсов Кавказа, то с Суреном приехал только его сын. В июне, когда был построен один водопровод, кавказскую составляющую бригады выгнали. Сурен сказал на прощание, что без кавказцев им не дадут заработать, но кто его слушал?
К началу сентября благодаря блестящей организации труда и справедливому стимулированию бригада из пяти человек смонтировала восемь километров водопровода и получила двадцать четыре тысячи рублей. Бывший главный механик купил «ВАЗ-2103». У его отца, который жил в другом районе, как раз подошла очередь. Слухи о высоких зарплатах дошли и до районных властей. Деньги были заработаны по существующим расценкам, три рубля за метр платили везде, но нашлись завистники. Нагрянули проверки из райкома партии, народного контроля, административной комиссии районного Совета. 
- У нас только председатель Совета Министров получает 1800 рублей в месяц, а вы монтажнику заплатили за август 2400, - говорил председатель комитета народного контроля района Бронза.
Доводы о том, что кавказцам за ту же работу платили и платят больше, не принимались. Существовали негласные распоряжения стимулировать приток рабочей силы с Юга. Начальник ПМК свалил всё на Ставского. Третий рубль из заплаты монтажников вернули колхозам через суд. Если бы ту же работу делала бригада из сорока человек, им можно было бы смело платить по 250 рублей в месяц, и за те же четыре месяца все они получили бы сорок тысяч рублей – по пять рублей за километр! И в этом случае у проверяющих органов не было бы никаких претензий. Никому и в голову не пришло бы говорить о расточительстве государственных средств. На стимулирование приезжих с Кавказа у государства хватало и духу, и денег, а местным жителям работать в полную силу, за полную зарплату власть не позволяла. Государство стремится контролировать расход каждой копейки, порой затрачивая на её контроль целый рубль. 
Уравниловка вместо равенства. Кумовство вместо братства. Самоуправство вместо свободы. Так искажаются и подменяются основные революционные лозунги, за торжество которых романтики революции проливали кровь и отдавали жизни, веря в неизбежную победу коммунизма. Неужели нет выхода? Или наблюдается всего лишь расхождение с эпохой?
Январь 1982. 
 
4. Гостиница.
В ПМК прислали молодого специалиста после окончания института. Первые две недели он жил в гостинице на втором этаже автовокзала на улице 19,5 Лет ВЧК. В одну из ночей произошёл забавный случай. Дежурная гостиницы зашла в номер в первом часу ночи и попросила старожила гостиницы прапорщика Вуколова помочь ей завести в номер её племянника, молодого парня, недавно пришедшего из Армии и всё ещё отмечавшего своё возвращение. Через три минуты они втащили и положили на кровать очень пьяного десантника. Он почти сразу упал с кровати и мирно проспал на полу до утра. Проснувшись, молодой человек посетовал вслух, что даже кровать не помял, проспав на полу, а потом спросил у соседей:
- Я где, в городском или посёлковом?
- Ты в посёлке.
Молодой человек выглянул в окно, увидел ленточный бор, узнал 
местность и искренне удивился:
- Надо же, я и не знал, что у нас на автовокзале вытрезвитель есть! 
Все дружно захохотали, включили свет. Молодой человек отправился домой.
А прапорщик пошёл в магазин. Он был здесь в командировке, основная часть командировочных денег закончилась давно, так как он первые недели командировки прапорщик угодил в шикарный загул. А теперь каждое его посещение магазина было как повтор предыдущего. Он подходил к прилавку, здоровался. Продавщица задавала ему один и тот же вопрос: 
- Сколько?
- Четыре. 
Она молча подавала четыре банки гороховой каши с мясом. Хлеб он брал в другом магазине. Там общение с продавцом тоже не отличалось разнообразием. 
Алкоголь сильнее своих рабов: рядовых, прапорщиков и больших начальников. Многие думают, что это не болезнь, а вредная привычка.
Январь 1982. 
 
5. Дом для Героя.
 
Председатель райисполкома Ляхов решил построить себе домик на улице Юбилейной. Улиц с такими названиями в стране появлялось в те годы много. В посёлках государство строило одноквартирные, а чаще, двухквартирные дома для специалистов, управленцев и для простых тружеников. Выбранная председателем для своего дома улица располагалась у самого края реликтового ленточного бора при въезде в посёлок. В народе её назвали Чиновничьей. На ней строили дома только для «самых равных из равных». 
Строительство домика шло бурными темпами и с большим размахом. При тогдашней норме для индивидуального строительства в четыре сотки, был выделен участок в двенадцать соток, сам дом тоже имел размеры двенадцать на двенадцать метров. В конце огороженного участка росло двенадцать сосен реликтового ленточного бора. Любимое число председателя, однако! Подвал под всем домом был тогда редкостью, но здесь и эта идея нашла своё воплощение. 
Естественно, нашлись завистники и те, кто считал, что чиновник недостоин такого дома за государственный счёт. В ЦК КПСС ушло письмо старого коммуниста. Для выяснения обстоятельств, изложенных в письме поборника всеобщего равенства, приехала комиссия из Комитета партийного контроля ЦК КПСС. Комитет возглавлял член Политбюро Соломенцев, но сам он не приехал. Председатель исполкома Ляхов в это время находился в служебной командировке в ФРГ и все ревизии, проверки, обмеры и расчеты начались без него. Он никак не мог повлиять на ход событий, а его заместитель без команды шефа, с которым связаться было нельзя, не мог ничего предпринять. Опытный аппаратчик твердил одно: «Я не в курсе, шеф приедет, расскажет». Первый секретарь райкома по случайному совпадению оказался в краевой больнице ещё за неделю до приезда высоких гостей.
Наконец, шеф приехал. Закоренелый бюрократ, выслушав вопросы комиссии, начал хохотать, как будто, не знал ничего о целях приезда высокой комиссии и не звонил из Москвы при возвращении из-за границы. Посмеявшись профессионально точно рассчитанное время, чиновник выдал:
- Недалеко от райцентра в деревне живёт человек, которого Вы наверняка знаете, и которого уж точно знают в нашем крае. В начале мая я был у него в гостях. Он один из тех немногих жителей района, которые точно знают, для кого строится этот дом. Это Герой Советского Союза Иванов Василий Васильевич, лётчик-истребитель. Живёт он в маленьком послевоенной постройки пятистенном домике без отопления и водопровода. Для него и строится дом на улице Юбилейной. А строителям я специально сказал, что дом нужно строить как для меня, чтобы качество работ было выше. А они поняли меня слишком буквально. 
Комиссия уехала ни с чем: факты, изложенные в письме, не подтвердились. Герой Советского Союза Иванов Василий Васильевич встретил 1981 год в новом доме на улице Юбилейной. А председатель построил себе другой дом на улице Красной Гвоздики. Любителей эпистолярного искусства в этот раз не нашлось. Ещё И. И. Мечников говорил, что выживают не лучшие, а более ловкие. Микроэволюция, «понимаешь ли»!
Январь 1982.
 
6. Сыр.
 
У ленточного бора расположен знаменитый на всю страну сыродельный завод, достаточно сказать, что на его фасаде красуется Орден Трудового Красного Знамени, а продукцию поставляют в страны Совета экономической взаимопомощи. Строил завод заезжий купец. Он поездил по северной части края и нашёл, что в этом месте самая вкусная вода. Поэтому и вложил деньги в строительство завода. Позже на этой воде стали делать и лучшее в крае пиво. Сыродельный завод был создан в середине девятнадцатого века, благополучно пережил революции и реформы. Опыт старых, увешанных орденами и Золотыми Звёздами мастеров сыроделия постоянно передавался молодым специалистам, несмотря на прокатывающиеся по стране раскулачивания, репрессии и поголовные мобилизации. «Кушать хочется всегда», а сыр был действительно вкусным, его предпочитали другим закускам при банальном «сбрасывании на троих», при тайных романтических выездах с дамой «на природу» и при широкомасштабных пикниках и банкетах.
На заседании партийно-хозяйственного актива председатель исполкома районного Совета депутатов трудящихся Ляхов докладывал об итогах развития экономики за прошлый год. О сырзаводе он сказал:
- В прошлом году завод выпустил восемьдесят тонн бракованного сыра. Этот сыр съедобный, безвредный для здоровья, но не соответствует государственным стандартам по некоторым вкусовым характеристикам. Если бы завод не отошёл от норм, этот сыр отправили бы в Польшу, Чехословакию, Венгрию, Вьетнам, и, возможно, даже в Гвинею Биссау и Острова Зелёного Мыса. А бракованный сыр пришлось съесть нам, жителям района и поделиться с соседями. Вот когда завод будет выпускать сыр в точном соответствии всем стандартам, тогда и мы будем кушать такой сыр, как на далёких Островах Зелёного Мыса. А пока, приятного аппетита, товарищи!
Январь 1982.
7. Закон стоимости по Бурцеву.
 
Начальник передвижной механизированной колонны (ПМК) Бурцев, славящийся в районе закоренелым ловеласом, вряд ли способным на серьёзные умозаключения, неожиданно для всех рассказал в орготделе райкома партии Ивану Ивановичу Иванову и его инструкторам свою теорию о неизбежности подорожания водки:
- Я берусь утверждать, что водка будет дорожать, вне зависимости от того, хочет ли этого правительство, областное и районное руководство, или нет. Технология подорожания этого ценнейшего продукта следующая. Районное потребительское общество (райпо) завозит в район водку по 4 рубля 12 копеек за бутылку и по 4-62. Они монополисты и если будут завозить водку только по 4-62, люди меньше пить не станут, а райпо выполнит план по продаже водки на 110% в денежном выражении. Они получат премии, их будут хвалить на районном и областном уровне за перевыполнение плана. Им будут продавать без очереди автомобили, мотоциклы, ковры пылесосы и мясорубки. В соседних районах рано или поздно узнают, как они зарабатывают премии, и тоже будут завозить более дорогую водку. Дешёвая водка не будет пользоваться большим спросом у оптовиков. Её будут брать немного, продавать только своим людям «из-под прилавка». На государственном уровне подсчитают, что малыми партиями дешёвую водку выпускать невыгодно, и прекратят её выпуск. А потом появится ещё более дорогая водка «по просьбе трудящихся» - то есть по заявкам скромных работников прилавка. Она тоже стараниями работников торговли в скором времени вытеснит более дешёвую продукцию. Хотим мы или нет, законы экономики, прибавочной стоимости, открытые Марксом для мира капитала, проявляются и у нас. Марксизм – великая наука! Зря над ней «кое-где у нас порой» ехидничают наши хозяйственники.
Позже работникам торговли отменили премии за перевыполнение плана продажи спиртных напитков, но водка продолжала дорожать. А именно она была расчётной единицей за услуги, оказываемые населению трактористами, шоферами, сантехниками и автослесарями.
Февраль 1982.
8. Выпивка.
 
Начальник ПМК Бурцев поехал на совещание в краевой центр. Для участия в совещании им был приглашён ещё один работник – прораб. После совещаний и всевозможных согласований и утрясок всех вопросов в тресте, поехали домой. К ним присоединились ещё двое участников совещания, работники районного управления сельского хозяйства, ехавшие на другой машине. По пути заехали в продовольственный магазин. Бурцев обратился при всех к прорабу: 
- Выпить нужно коллективно, лучше водки.
Начальник ПМК надеялся, что прораб сообразит, в чём дело, купит водки, закуски, а ему потом будет выписана премия на сумму, превышающую его расходы. Но то ли он не учёл, что перед ним вчерашний студент, и ему нужно было рассказать всё конкретнее, или намекнуть прозрачнее, или ещё по какой причине, не известно. Привыкший к регламенту коллективных студенческих возлияний, прораб, не раздумывая ни секунды, согласился:
- Хорошо. По сколько сбрасываемся?
Бурцев чуть не застонал от такой «недогадливости», у него даже заболел недолеченный зуб. Прораб собрал со всех по три рубля, купил водки, закуски и запивки.
Выпивали всегда у дороги, при въезде в район. В процессе выпивки Бурцев распорядился:
- Третий тост – за молодым специалистом!
Прораб подумал, и произнёс:
- Над посёлком в небольшом НЛО мощностью в одну нечистую силу летела Баба Яга. Неожиданно аппарат приземлился на территории нашей передвижной механизированной колонны. 
- Опять неполадки, - вздохнула старушка и отправилась покупать селеновый выпрямитель.
- Наконец-то привезли! – обрадовался подошедший к аппарату прораб. Через полчаса он уже провожал на объект гружёный «КАМАЗ».
- Сегодня на севере области, - сообщал вечером лежащему на диване довольному прорабу диктор 12 канала, - введен в строй водопровод. 
- После подписания актов приёмки, - продолжал диктор, - неожиданно стартовала водонапорная башня вместе с двумя километрами водопровода. Причины выясняются.

Так выпьем за тех прорабов, которые вовремя оформляют документы!!!
Это была последняя командировка прораба в трест вместе с начальником. После этого они вместе не ездили.
Февраль 1982.
9. На партийную работу.
Инженера Смирнова-Ростовцева пригласил на собеседование заведующий орготделом райкома партии Иванов Иван Иванович. Беседа свелась к переходу на работу в райком партии. Кто из молодых людей в то время не видел несправедливости, абсурдности, противоречий в окружающее действительности, и кто не хотел иметь хоть какие-то возможности исправить это? Делая что-то для общества, человек, в конечном итоге, всё равно делает это для себя. Улучшая общество, он улучшает свою среду обитания. Сергей Сергеевич, вспомнил день, когда его приняли в члены КПСС. На эту новость, его отец, старый коммунист отреагировал совсем неожиданно для вступившего. Он сказал:
- Я рад, что сегодня наша партия стала немного чище, на одну двадцатимиллионную.
Смысл сказанного дошёл до Смирнова-Ростовцева немного позже. Сейчас, же сидя в кабинете заведующего орготделом, он дал согласие на работу в аппарате.
Подом было обязательное собеседование у второго секретаря, затем у первого. Первый секретарь читал вслух листок по учёту кадров:
- Сергей Сергеевич Смирнов-Ростовцев, инициалы: С.С.С-Р., удачное созвучие, Двойная фамилия – из дворян? Ладно, не отвечай, зачем провоцировать ложь риторическими вопросами? Это и так видно. Как говорит наш Генеральный секретарь, «КПСС из партии рабочего класса стала партией всего народа». Смирнов-Ростовцев, будешь смирным на работе, не вырастишь по карьерной линии. И на партийной работе нельзя быть «с маминым сердцем», на всех любви не хватит. Помни: сочувствие даётся даром, а зависть ещё нужно заслужить. А расти надо, не до пенсии же инструктором работать. Поработаешь здесь, пошлём секретарём парткома в совхоз, потом можешь быть и заведующим отделом. Еще Лао-цзы говорил "Каждый человек стремится использовать таланты, данные ему природой, для достижения максимальной чиновничьей должности". Не понравиться партийная работа, пойдёшь на общественную, или вернёшься на хозяйственную, но уже в более высоком ранге. Райком партии – это настоящая школа карьерного роста. КПСС – правящая партия в Советском Союзе, мы стоим над всем, а значит и дисциплина у нас должна быть крепче, чем у всех. Крепче, чем в армии, милиции, КГБ. С женитьбой не тяни, а то пойдут нежелательные разговоры, пересуды. Райком партии всё-таки. Мы все на виду, все под колпаком у народа. И не надо без необходимости выпячивать свою принадлежность к аппарату, размахивать красным удостоверением инструктора, значительнее полезнее быть скромным и незаметным. Это великое искусство для работника сельского райкома, пройти по улице в своей обычной одежде так, чтобы не бросаться в глаза, не быть замеченными даже своими знакомыми. Учись этому сразу. Это потом очень пригодиться. Можно в этой жизни о многом жалеть, но никогда не пожалеешь о том, что был скромным. Это качество у тебя есть, мы в райкоме давно присматривались к тебе, Сергей Сергеевич. Успехов тебе! С понедельника выходи на работу.
Февраль 1982.
 10. Любовь в Шушенском.
 
Кто из советских людей не бывал на курсах повышения квалификации в этом замечательном месте ссылки вождя мирового пролетариата? Кто не сожалел о том, что вождя не сослали на их речку, а выбрали далёкий приток Енисея - Шушь. С окончанием туристического сезона в пустующих гостиницах проживали инженеры, экономисты, партийные и комсомольские работники. Читались лекции, сдавались зачёты и экзамены, проходили на экскурсии. Тут же изучали труды Леонида Ильича Брежнева: «Малая Земля», «Возрождение», «Целина», «Воспоминания», за которые он получил государственную премию по литературе. Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, Председатель Совета Обороны, Главнокомандующий Вооружёнными Силами СССР и Маршал Советского Союза делился в книгах своими воспоминаниями о войне, возрождении народного хозяйства, освоении целины.
Инструктора орготдела Смирнова-Ростовцева в марте послали на курсы в Шушенское. Посёлок больше похож на городок. Хрущёвские пятиэтажки, асфальт. Недалеко достраивается Саяно-Шушенская ГЭС. Снега в посёлке мало, и люди ездят на велосипедах круглый год. В гостинице номера двухместные с умывальником и туалетом. Душ на этаже. В пристройке – отличная столовая. Рядом продовольственный и хозяйственный магазины. Нельзя сказать, что они полны дефицитов, но заметно отличается от всех магазинов на бескрайних просторах России. По выражению Брежнева, «наша страна прошла испытание голодом, а теперь проходит испытание сытостью». Сытость по Брежневу – это когда в глубинке в магазинах – соль, хлеб, консервы «Килька в томате», «Завтрак туриста» и водка. И вся страна ездит в Москву за обоями, апельсинами «на длинной и зеленой пахнущей колбасой» электричке. Парадокс: в магазинах ничего нет, а в холодильниках «всё» есть. Всё продаётся из-под прилавка по принципу социалистического перераспределения: «ты – мне, я – тебе». Такой ли социализм имел в виду Маркс?
Курсы до обеда. Потом - время для экскурсий и чтения классиков. Экскурсанты задают интересные вопросы: «Почему закон разрешал государственному преступнику покупать ружья?» Два дома, в которых Ленин поочерёдно жил в Шушенском, по нынешним временам можно назвать скромными. А вот кровать в охотничьем шалаше Ильича трудно назвать одноместной. Отдалённый по времени прообраз современных охотничьих домиков вождей разного ранга. Да и возможности у Ильича были скромнее. Царское правительство платило опасному государственному преступнику 12 рублей в месяц в то время, когда корова стоила три рубля. Очень интересно, почему?
На курсах преподают экономику. Рассказывают о бригадном подряде, Злобинском методе, вспоминают ушедший в небытиё Щёкинский эксперимент. Преподаватель задаёт вопрос, чем отличается норма выработки от производительности труда? Обещает зачёт автоматически. Смирнов-Ростовцев отвечает, но преподаватель признаёт ответ не совсем точным, аудитория настаивает на автоматическом зачёте, но Сергей Сергеевич успокаивает всех тем, что обещает сдать зачёт и без «автомата».
После обеда сосед Вася ведёт Смирнова-Ростовцева в гости к соседкам, с которыми он уже познакомился. Одна длинная, её выбирает Вася, другая среднего роста и телосложения. Вася сам высокого роста, рассказывает, что однажды пригласил в ресторане девушку из-за соседнего столика потанцевать. Она отнекивалась, но потом стала медленно подниматься со стула. Васе этот процесс показался вечностью. Среди танцующих они были выше всех, но баскетболистка из института физической культуры оказалась почти на голову выше Васи. 
Слушатели курсов быстро договариваются отмечать день Парижской Коммуны – удачный революционный повод, хотя он и наступит только завтра. Поход в продовольственный магазин длится недолго – в Шушенском нет очередей. Из «классиков» выбирается водка «Столичная», компания берёт её два «тома». На закуску берётся колбаса «Варшавянка», шоколад «Аврора», солянка грибная «Ленинградская», газированная вода «Шушенская» - это уже революционная беллетристика. На десерт компания берёт интернациональный долг Чёрного Континента – сок папайи и финики.
К концу праздника Вася, «прочитавший» в одиночку почти всю «классику», уводит свою подружку в её комнату. «Пора начинать оказывать женщине уже недвусмысленные знаки внимания, - думает Смирнов-Ростовцев, - очень похоже, что ночевать мы будем вместе», и берёт соседку за руку. Это настоящая магия – язык взглядов, язык жестов и прикосновений. Удивительное состояние, когда волна взаимного стремления постепенно приближается, растёт, потом захватывает мужчину и женщину полностью, несёт, несёт. И вот наступает минута, когда уже ничто, даже землетрясение или ураган, не в силах удержать их от неминуемой близости. Природа очень мудро разделила нас на мужчин и женщин.
Уже утром женщина удивляется:
- Ну, у тебя и здоровье!
- Берегу для женщин!
- Как же теперь не заснуть на лекции?
На занятиях сформировавшиеся пары сидят уже вместе, колено к колену. Вася сначала дремлет в аудитории, потом уходит в номер. Как писал Джордж Бернард Шоу: «Знатоки женщин редко склонны к оптимизму». Да, трезвое, здоровое бодрствование ночью не так клонит ко сну на лекции, как пьяный сон. Васина подружка тоже успела выспаться ночью. После обеда события развиваются по вчерашнему сценарию. Весна – прекрасное время года, и хорошо ездить на курсы, когда ты ещё не связан семейными узами. 
Первый после возвращения из командировки вопрос секретаря парторганизации аппарата райкома не удивил Сергея Сергеевича, этот вопрос ему задавали часто:
- Ты когда женишься? Долго ещё собираешься холостяцкий налог платить? 
Как писал Эдель, «Многие люди себя плохо чувствуют, когда другим хорошо». Смирнов-Ростовцев отвечает:
- В текущем году.
- Слово коммуниста?
- Слово офицера!
«Интересно, отчёт о моей командировке уже прислали по фельдъегерской связи, или у меня всё на лице написано?» - подумал инструктор. А налог на бездетность составлял шесть процентов заработной платы. Его платили все бездетные мужчины старше 18 лет, и бездетные женщины уже через полгода после вступления в брак. На счёт шести месяцев даже отпускались всевозможные шуточки. Были времена, когда и с незамужних женщин удерживали этот налог, но потом одумались, перестали брать с них этот налог до полугодового срока замужества. Забота партии о демографии. 
Март 1982.
11. Ордена.
 
Ордена и медали выдавали в районы по разнарядке из обкома: всего представить к присвоению звания Героя Социалистического Труда – одного, к награждению орденом Ленина – двоих, и так по каждой награде: чем ниже достоинство, тем больше награждённых. Среди представленных к награде непременно должно быть определённое обкомом количество руководителей совхозов и колхозов, директоров предприятий, доярок, скотников, трактористов учителей, женщин, молодёжи – всё было расписано. Формулировки «за что» тоже были квотированы сверху. Обком получал разнарядку из ЦК. У монетного двора страны тоже был свой план. А сколько начеканили, столько нужно и раздать! Получив такую разнарядку, в райкомах партии садились решать головоломку: составлять список представленных к наградам, выдерживая все заданные параметры. На большом листе бумаги карандашом по вертикали писали фамилии, а по горизонтали – анкетные данные, формулировки и награды. Внизу была строка «итого», где суммировались все показатели. Как говорил заведующий организационным отделом райкома партии Иванов Иван Иванович, бывший учитель, это куда сложнее, чем составить школьное расписание, и к этому процессу уже давно нужно привлекать электронно-вычислительные машины. Отклонения не допускались. Сразу высокие награды не давались, сначала медаль, потом ордена по порядку из значимости. Звание Героя Социалистического Труда мог получить только кавалер ордена Ленина. Исключения были редки, да и само звание присваивалось не часто. В лучшие времена в районе одновременно проживало не больше трёх Героев. В послевоенные годы порядок был другой, Героями становились даже школьники, не имеющие ни одной медали, но показавшие отличные результаты работы в период школьных каникул. Но элементы субъективизма присутствовали и сейчас. Иван Иванович Иванов как-то жаловался: «Составил идеальный список, а один тракторист собрался уезжать вместе с женой, включённой в список награждённых передовиков производства. Пришлось её заменить. Но второй лаборантки с высшим образованием, комсомолки и до 24 лет и награждаемой за развитие медицинской науки в районе нет. Пришлось переделывать весь список. Из-за её отъезда награды, которые больше заслуживали одни люди, получили другие. А орден Дружбы Народов «за развитие медицинской науки в районе» получил первый секретарь райкома комсомола, инженер по образованию и ни одного дня не работавший в здравоохранении. Других «свободных» формулировок для него не нашлось, а наградить было нужно, он этого заслуживал. Странно, что эту формулировку напечатала районная газета, вызвав недоуменные вопросы у медиков и не у медиков. Как говорил Уинстон Черчилль: «Всякая медаль не только блестит, но и отбрасывает тень». Тружеников района осыпали знаками «Победитель социалистического соревнования», «Молодой гвардеец пятилетки», грамотами, вымпелами, кубками. Моральное стимулирование работало в полную мощь! Да и пятно на мундире всегда можно прикрыть орденом или медалью.
Март 1982.
12. Чернозём.
 
  «Партия существует для народа и служит народу».
Из Устава КПСС.
 
Май 1982 года. Пленум ЦК КПСС уже принял Продовольственную программу. В стране разворачивается всеохватывающая кампания по организации подсобных хозяйств на каждом предприятии. Все стали (не по своему хотению, а по партийному велению) обзаводиться коровниками, свинарниками, птичниками, кошарами. Для предприятий пищевой сферы это хоть как-то оправдано, там бывают пищевые отходы, но мясо заставляли выращивать и дорожников, и строителей, и промышленников. Около хлебоприёмного предприятия (ХПП), в ста метрах от Оби начали строить «подхоз» для производственного объединения «Сельхозтехника»: коровники и жилые дома. 
Немного в стороне от участка строительства люди, живущие около хлебоприёмного предприятия, на небольших клочках земли среди леса выращивали картошку. Никто эти участки за ними не закреплял, и если бы их отдали под огороды селящимся при «подхозе» людям, земледельцы возмущаться бы не стали. Но вышло по-другому. 
Сразу после 9 Мая на месте действия появились председатель райисполкома Солин Виталий Дмитриевич и управляющий «Сельхозтехникой» Секач Яков Яковлевич. Выбрав самый удобренный участок, они решили: «Здесь!». Уже уходя, Солин добавил:
- Завезите пару машин в детский садик. Мало ли что, вдруг до первого секретаря дойдёт? – Солин однажды уже был понижен с должности председателя райисполкома в другом районе, и теперь был осторожен, не повторял прежних ошибок.
Подогнали бульдозер, сгребли весь чернозём с удобряемого многие годы клочка земли и увезли на свои дачи и огороды. Хватило и начальству, и шоферам, и бульдозеристу. На следующий день в кабинете Секача был тот, кто десять лет удобрял этот участок:
- Вы грабитель, Яков Яковлевич! Да ещё не простой, а вооружённый мощной землеройной техникой. Вы не меня ограбили, вы землю ограбили. Что там теперь вырастет?
- Вопрос согласован с Солиным. И мы там будем сеять овёс.
- Благодаря согласованию овёс будет расти даже на жёлтой глине? Солин не мог такого согласовать, он же агроном.
- Всё! Разговор окончен! Идите туда, откуда пришли.
Тяжба кончилась. Около поселка на изуродованном клочке земли появилась ещё одна стихийная свалка. Такие места не остаются долго незаполненными. Ещё Сенека говорил, что недолговечна та власть, которая управляет во вред народу. Только кто читал его труды из районного начальства? До приватизации земельных участков было ещё очень далеко. Шесть месяцев оставалось до смерти Брежнева. Были уже тогда люди, говорившие, что повсеместные подсобные хозяйства предприятий – это «китайская малая металлургия» с тем же печальным результатом. По себестоимости получаемая с «подхозов» колбаса была в 3 - 5 раз дороже её магазинной цены. Затраты относили на производство. В хлебоприёмном предприятии работник, пребывавший в должности агронома подсобного хозяйства, предложил директору, имеющему всего семь классов образования, скосить в начале августа ботву картофеля на силос скоту, так как в ботву, по его мнению, уходит весь рост в конце лета. Скосили. Фотосинтез прекратился. Картофель для семян на следующий год закупали у населения. В другом подсобном хозяйстве агронома взяли на работу сразу после окончания техникума. Вероятнее всего, в учебном заведении им советовали прислушиваться к практикам полеводства. «Бывалые» земледельцы научили его поливать капусту солёной водой, а потом собирать урожай уже в квашенном виде.
«Загнивающие капиталисты» уже давно говорили нам: «У вас в личных подсобных хозяйствах три процента земли, но они дают 25% продовольствия. Дайте народу ещё 9% земли, и у вас не будет дефицита продовольствия». На это у нас был свой аргумент: «Личная коровка тремя ногами стоит на совхозной земле». А кто из них мерил землю под ногами личной коровки? 
Во времена Хрущёвской «оттепели» у сельских жителей, вдохновенно подгоняемых к коммунизму, земельные участки уменьшили до 15 соток, всё, что было свыше, отобрали. И эти отобранные клочки так и пустовали в конце крестьянских огородов, зарастая сорняками. Организовать их засев не предоставлялось возможным. Хорошо ещё, что не все руководители на местах спешили выполнять эту откровенную дурь. Тогда же отбирали коров, вынуждая сдавать их в совхозное стадо. Молоко селянам обещали продавать в совхозе, но потом выяснилось, что на это имеют право только работники хозяйства. Учителя, медики, библиотекари и работники культуры должны были ездить за молоком в райцентр. А домашние коровы знали только одну хозяйку, в другой обстановке вели себя нервозно, их быстро определили на мясо. Опять же это было не во всех районах, многие руководители выстояли перед напором из центра, рискуя своей карьерой. 
Ректору сельхозинститута в восьмидесятые годы прислали из США программу переустройства сельского хозяйства с введением частной собственности на землю и скот. Наивные романтики свободы слова, они думали, что это будет доведено до студентов. Но кроме ректора, сотрудников обкома и КГБ программу никто не читал. 
Май 1982.
13. Пессимистическая трагедия.
 
           «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма.
          Из Устава КПСС.
 
Директор Чуйского совхоза Рожков похаживал к немолодой уже, но симпатичной учительнице, жене директора рознично-торгового предприятия. На землях совхоза был только один полновластный хозяин. Все другие директора, председатель Совета, секретарь партийного комитета, и все жители были в фактическом его подчинении. Так было во всех хозяйствах. В соседнем колхозе председатель прямо сказал ревнивому шофёру, мужу бухгалтерши: 
- Как ездила твоя жена со мной по полям и фермам, так и будет ездить! Не нравится – забирай семью и уезжай из колхоза! Будешь её бить – посажу года на два!
Как писала газета «Правда»: «неправильное поведение некоторых директоров вошло в систему и не пресекается на месте». В центре это неправильное поведение тоже не пресекалось, «рядовым» директорам было с кого брать пример. Таковы были нравы. Многие руководители хозяйств даже предлагали открыть при сельских Советах суды, чтобы иметь возможность давать напрямую указания судьям, «кого казнить, а кого миловать». Право синьора открыто не провозглашалось, но все пережитки прошлого хоть и осуждались в официальной пропаганде, но присутствовали, на них закрывали глаза. «Суверен» по отношения к своему «вассалу» вёл себя так, как ему вздумается. 
Роман Рожкова и учительницы оставался тайной только для директора РТП, но вскоре и ему стало кое-что известно. Он устроил дома разбирательство с применением приклада охотничьего ружья, и по заявлению матери потерпевшей получил три года с отбыванием «на стройках народного хозяйства». Разбитый приклад конфисковали вместе с отлично выдержавшим динамические испытания стволом. Ружьё появилось в первом акте, но пока не выстрелило, как это и полагается у Чехова. После отъезда ревнивого мужа «в места не столь отдалённые», то есть, на отмеренные законом гектары лесоповала, роман директора и учительницы продолжился с новой силой. Как говорил Руссо, все страсти хороши, когда мы владеем ими; все дурны, когда мы им подчиняемся. Рожков приходил к учительнице домой и оставался ночевать, уходя домой в утренних сумерках. Его все осуждали, но только за глаза. И никто не ожидал, что заговор против директора совхоза созреет в доме учительницы. 
Два педагогически воспитанных сына 11 и 7 лет, никогда не слывшие даже озорниками, не то, что хулиганами, и всегда называвшие мать только на «Вы», решили «ночного дяденьку пристрелить». Они взяли у своего друга обрез охотничьего ружья, патроны и стали дождаться прихода гостя. Но директор уехал в командировку. В это время младший из сыновей решил похвастаться оружием перед своим одноклассником. На беду обрез был заряжен. Случайный выстрел, и одноклассника не спасли. Его хоронили всем селом в конце апреля. Было много слёз, траурных речей и соболезнований, как всегда бывает на похоронах тех, кто должен оставаться после нас. Учительница же вместо выражения сочувствия родителям пришла на первомайский митинг в ярких праздничных нарядах, когда всё село было в трауре. «Вырядилась перед директором» - посчитали жители села. Это возмутило их до глубины души, и они написали гневное письмо в райком партии с требованием убрать её из села. Учительница уехала к мужу. Про директора совхоза в письме не было ни слова. Все знали, что уволить его могут только с согласия первого секретаря обкома партии. Моральную ответственность за смерть ребёнка на него никто не возлагал, а сам он её не чувствовал. Такие понятия, как благородство, совесть, элементарная порядочность были чужды многим местным князькам. Рожков проработал ещё несколько лет в этой должности, разрушив мир и покой ещё не в одной семье, пока не привёл совхоз к полнейшему развалу, и тогда из части земель этого и соседнего хозяйств был организован новый совхоз – из двух получилось три.
«Моральный кодекс строителя коммунизма» вспоминался, когда нужно было расправиться с неугодным подчинённым, впрочем, как и уголовный кодекс, а на амурные похождения руководителей всегда смотрели сквозь пальцы. Это даже приветствовалось при назначении на новую должность. На это слабое место всегда можно было надавить при случае. Адюльтер среди руководителей процветал. Нравственная чистота считалась подозрительной. Второй секретарь Гоноров Борис Геннадьевич однажды даже кричал в гневе на инструктора орготдела:
- Работе нужно больше уделять внимания, в организациях чаще бывать! Домой после работы спешишь? Хорошим семьянином хочешь быть? 
Инструктор прекрасно понимал, что несправедливая критика – это зачастую скрытый комплимент завистника, и промолчал. Не у каждого хватает гражданского мужества не поддаваться всеобщему пороку. 
Июнь 1982.
 
14. Покрышки.
 
Для выполнения плана строительно-монтажному управлению не хватало двух бульдозеров. Они в СМУ были, но стояли на приколе в «зелёном ряду», и их капитальный ремонт по разнарядке из областного центра должен был начаться только в четвёртом квартале, когда основные земляные работы уже заканчивались. Начальник СМУ Колосов Михаил Иванович вызвал главного механика Дёмина:
- Езжай, Владимир Ильич, на ремонтный завод в Пригородный район, обещай всё, что попросят, но чтобы к середине второго квартала два бульдозера вышли из капитального ремонта. 
Директор ремонтного завода попросил у Дёмина немного – всего две покрышки с камерами для автомобиля «Жигули». Они были дефицитными, но нашлись на складе «Сельхозтехники» за соответствующее вознаграждение. В СМУ их списали на служебный легковой автомобиль, и Дёмин отвёз покрышки и камеры на ремонтный завод. Эти покрышки нужны были не самому директору. Он посылал своих снабженцев за запасными частями во все концы страны, а там тоже нужно было ускорять процесс поставки стимулированием распределяющих запчасти чиновников. Все возили всем. 
Незаконные действия механиков по добыванию запасных частей и снабженцев по доставанию материалов всегда способствуют выполнению плана. Власти закрывают глаза на криминализацию снабжения, и социалистическая законность в этой сфере лишь провозглашается. Выбитые сверх потребности фонды на дефицит позволяют предприятиям торговать ими, обменивать на другой дефицит. В таких условиях расцвет коррупции в СССР неизбежен. Руководство страны считает, что «внутренние резервы» позволяют сглаживать ошибки планирования. Даже Комитет Партийного Контроля призванный бороться с незаконными действиями советских хозяйственников, при обнаружении подобного криминала часто применяет мягкие наказания — выговор, «постановку на вид». Один начальник стройки в посёлке выстелил дефицитным ковролином всю квартиру, списав его на производство, и делился с другими начальниками, за соответствующее вознаграждение или по обмену. Другой построил за государственный счёт рядом со своим особняком подсобное помешение 6 на 9 метров с гаражом, баней, складом. Такие факты были повсеместными. О том, что это ведёт к моральному разложению огромной массы управленцев, никто не думал. С трибун звучало одно, в жизни все видели другое.
Маркс детально и понятно описал экономику капитализма. Какой она будет при социализме, студенты не понимали, но в ней хоть преподаватели разбирались. Экономику коммунизма не понимали ни студенты, ни преподаватели, но последние пытались её объяснить в общих чертах, а первые – сдавать на экзаменах. Интересно, что подумал бы Маркс, изучив реальный социализм с его «ошибками планирования»?
Бульдозеры были отремонтированы к концу апреля. С таким подспорьем СМУ успешно перевыполнило все планы, объекты были сданы в срок, жители района вовремя получили благоустроенные квартиры, даже не догадываясь, что способствовало их своевременному заселению.
В том же году директор ремонтного завода завёл себе любовницу, на которую, как оказалось позднее, «положил глаз начальник района», но опоздал с ухаживаниями. Последовала тщательная проверка всей хозяйственной деятельности завода по заказу районных властей, как это всегда бывает при сведении личных счётов. Здесь уже всякая экономическая целесообразность отступает на второй план. Малейшие нарушения раздуваются, им даётся политическая оценка. В числе других нарушений всплыл и досрочный капитальный ремонт двух бульдозеров из другого района за вознаграждение в две покрышки. Бывшие подчинённые по указке сверху легко сдают своих боссов. Проблема заключается ещё и в том, что крайне сложно на практике отличить незаконную сделку, направленную на личное обогащение, от столь же незаконной сделки, но произведенной в интересах государства и призванной помочь предприятию выполнить план. Так же трудно отличать взятки, данные толкачом, чтобы его предприятие получило ресурсы, от «личных» взяток. А если из райкома получено указание, в каком свете представлять факты, то любой директор обречён на годы лесоповала. И вот в СМУ приехал следователь. Начальник СМУ Колесов мог защитить своего главного механика, но решил от всего откреститься. Последовало персональное дело, исключение Дёмина из партии, но до заключения под стражу дело всё-таки не дошло. 
Коррупция при социализме вынужденная. Лозунг «Ты – мне, я – тебе!» - основной принцип перераспределения. Выполнения планов требуют любой ценой. Директора предприятий вынуждены заниматься противозаконной хозяйственной деятельностью, проявлять хозяйственную самостоятельность и предприимчивость в той системе, которая декларирует отказ от этих начал. Даже временное отступление от подобной «несоциалистической» схемы хозяйствования означало бы остановку всего народного хозяйства в течение короткого срока – менее недели. Но далеко эту систему относительного произвола тоже не отпускали. Как-то в одной строительной организации наладили производство гвоздей. Добыли у электриков проволоку, наняли представителя с Кавказа на работу с его же станком, и быстро обеспечили весь район дефицитными гвоздями разных размеров. Сначала их меняли только на дефициты, а потом просто продавали всем желающим. Но вот о производстве гвоздей узнал председатель райисполкома Солин. «Гвоздильня» была закрыта как рассадник капитализма. Частное предпринимательство не приветствовалось по идейным соображениям. В начале семидесятых Никите Сергеевичу Хрущёву экономисты предложили покупать у крестьян зерно по той же цене, что мы платим фермерам Аргентины, США. Никита сказал: «Нет, это будет способствовать развитию частнособственнической идеологии»! И мы продолжали субсидировать заграничное сельское хозяйство. 
Дефициты ещё и потому были дефицитами, что их расхватывали про запас. Увидев какую-то запчасть в магазине или на складе, механик или автолюбитель всеми силами старался купить её впрок. Потом её можно было обменять на другой дефицит. Но он так же мог годами пролежать на складах невостребованным, хотя в это время кто-то в нём остро нуждался, но не знал, у кого этот дефицит есть. Дефицитные запчасти и строительные материалы отвлекали из оборота значительную часть средств всех предприятий. А на базах и складах оптовиков дефицит продавался всегда с нагрузкой: с ним покупатели вынуждены были брать то, что никто не брал. Например, части от машин, эксплуатация которых прекратилась ещё в прошлом десятилетии. Так же и население закупало впрок на многие годы вперёд постельные принадлежности, посуду, бытовую технику, болотные сапоги, охотничьи припасы, хорошие вина, туалетную бумагу. Девяносто процентов всех запчастей хранилось неиспользованными на складах не производителей или посредников, а потребителей. Как такая экономика может работать эффективно?
Август 1982.
 
15. Песцы.
 
Прораб строительной организации Владимир Анатольевич Доронин рассказывал инструктору райкома партии во время встречи одноклассников за круглым столом в небольшом уютном кафе райцентра:
- Вот уже три года я держу песцов для повышения своих доходов. Для чего мы учили Маркса? Чтобы на практике применять его научную теорию о прибавочной стоимости! В стране постоянно дорожают продукты питания, повышается цена на автомобили, мотоциклы, мебель. Если мы не можем повлиять на уменьшение расходов по этим статьям семейного бюджета, мы должны позаботиться о повышении своих доходов. Когда каждый человек увеличит своё благосостояние, богаче станет вся наша никем необъятная страна. И для этого я держу песцов.
- А чем ты их кормишь, - спросил инструктор – они же травку не щиплют, сено не едят, как нутрии, например?
- Это самое трудное при начале вспомогательной трудовой деятельности. Нужно перебороть в себе отвращение к тому, что едят песцы. В тундре они питаются падалью. У нас в районе много свиноферм и телятников. Какой падёж скота в районе, ты знаешь лучше меня. Нужно только договориться с бригадиром фермы, и в холодное время года личная звероферма кормом обеспечена. Есть опасность инфекции, но риск неизбежен. В летнее время года приходится действовать оперативнее, скармливать песцам только маленьких поросят, отошедших в лучший мир совсем недавно. Кроме этого в магазинах продаются дешёвые субпродукты. Затраты всё равно окупаются. Шкурка песца стоит столько, сколько я получаю на работе за месяц. И песцы приносят мне больше доходов, чем работа на стройке. Если бы я мог заработать за меньшее время большие деньги, у меня было бы больше времени на освоение возвышенного, прекрасного, доброго, вечного. 
- А работаешь, чтобы не посадили за тунеядство? 
- Не только из-за этого. Для сооружения клеток нужны строительные материалы, а их взять можно только на стройке. Единственный магазин строительных материалов в своей жизни я видел в Финляндии, куда ездил по туристической путёвке. Гвозди, шурупы у нас ещё можно купить в хозяйственном магазине, а где взять доски, бруски, металлическую сетку, кровельное железо, шифер, оконные рамы, двери? Купить в магазине это невозможно. Это приобретается в организациях со склада или воруется со строек. Ты сам дважды Прораб Советского Союза! Всё это знаешь, Работа позволяет мне надеяться, что я куплю автомобиль не «с рук» по спекулятивной цене, а по разнарядке райисполкома, где я стою в очереди на его приобретение уже четыре года. На стройке зарабатываются трудные деньги, на песцах – лёгкие, их и тратишь смелее. Райфинотдел в последнее время интересуется владельцами песцов, пересчитывает поголовье, выписывает квитанции на уплату подоходного налога, но с ними тоже можно договориться. Соседи могут пожаловаться на лай песцов, поэтому я иногда угощаю их водкой. Два литра водки в год – и никаких жалоб на лай и запах. Ноябрь 1982.
 
 
16. Хамелеон.
 
     «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
    … - непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству»;
          Из Устава КПСС.
 
 
В декабре 1982 года прошёл Пленум ЦК КПСС. В организационном отделе райкома партии шёл разговор о том, как обсуждать его решения в парторганизациях совхозов. Заведующий отделом Иванов Иван Иванович считал, что обсуждение должно проходить на общесовхозных собраниях:
- Качественный доклад может сделать только секретарь парткома, а в цеховых парторганизациях секретари не смогут определить задачи, вытекающие из решений Пленума и доклада Андропова Ю. В..
- Зато при обсуждении в цеховых будет больше выступающих, повысится активность коммунистов на собраниях, - парировал инструктор Расков Василий Васильевич.
Присутствующий при этом председатель партийной комиссии Ромов Денис Денисович горячо поддерживал Иванова. Но тут вошёл второй секретарь райкома партии Гоноров Борис Геннадьевич. Выслушав обе стороны, он признал доводы Раскова более убедительными. Председатель парткомиссии мог промолчать, но он поддержал тот вариант, который только что отвергал:
- Конечно, нам важно, чтобы как можно больше коммунистов приняли участие в обсуждении решений пленума. Массовость – существенный аргумент. Его нельзя не принимать в расчет! 
Теперь он поддерживал другое высокое мнение. Со стороны его резкая перемена мнения выглядела, по крайней мере, смешно. Что ж, мы живём в свободной стране, и каждый человек имеет право на своё мнение. И он имеет право это мнение поменять на другое мнение или на расположение начальства. Остальные присутствующие молчали. Опровергать мнение второго секретаря принародно – безнадёжное занятие. Упрётся, будет настаивать на своём мнении. Да и зачем? Всё равно, этот вопрос будет решать первый секретарь, а он поддержит Иванова, потому что тот прав, его доводы более логичны. 
- Правильно, Денис Денисович! – его поддержал только Расков, так как это было поддержкой его собственной позиции.
Интересно, что будет говорить Ромов, когда этот вопрос будет обсуждаться в кабинете первого секретаря, промолчит или нет? Похоже, в тот день Небеса решили посмеяться над Ромовым на всю катушку, по своей полной и всегда неисповедимой программе. Бывают же чудеса! В кабинет вошёл первый секретарь райкома, назовём его Первый, потому, что эта работа у него получалась лучше, чем у других, и лучше, чем другая. Вникнув в суть спора, он спросил:
- Кто будет выступать с докладом цеховой парторганизации второго отделения «Лениной памяти», в Чехово, в Ярово, в Добронравовке?
- Нужно проводить обсуждение решений Пленума на общесовхозных партийных собраниях. В цеховых – несерьёзно! – Денис Денисович быстро объявил свою окончательную позицию, хотя мог и промолчать, его мнение ведь никто не спрашивал. 
Всё это время Ромов сохранял спокойствие, на лице не проявлялось никакого беспокойства. Выдержка был поразительная. «Наверное, йогой занимался» - подумал Смирнов-Ростовцев. Раньше это было популярным занятием, вышел документальный фильм «Индийские йоги, кто они?», организовывались кружки по изучению йоги и трудов Анатолия Николаевича Зубкова. Выявился побочный эффект: отрешённость от всего - и кружки закрыли. Рассказывали, что два йога отправились в трёхдневный заплыв по Азовскому морю. Через три дня вернулся только один участник заплыва. Когда же у него спросили, где его товарищ, то последовал ответ, что тот ещё позавчера утонул. Умение сохранять спокойствие в критической ситуации – важное качество. Но все качества должны иметь и разумные пределы. В том числе и поддержка «высокого» мнения.
Человек иногда склонен поменять своё достоинство на расположение начальства, намереваясь с этим расположением достигнуть более высокого поста и положения в обществе, а потом с этим положением в обществе вернуть «вложенное в дело» достоинство. Но план оказывается реалистическим только на первом этапе. Оказывается, что достоинство уже не возвращается, потому что оно опять «заложено и перезаложено». И то, что чиновник потом считает достоинством, на деле оказывается спесью, чванством, гонором, апломбом и амбициями. С человеком остаётся чувство собственной важности. Неужели нет другого способа сделать карьеру? Нет, лучше до самой пенсии оставаться на рядовой должности, чем делать карьеру подобным образом. Честь не продаётся.
Подлинное чувство собственного достоинства проявляется тогда, когда человек начинает понимать себя и своё место в обществе. Не прогибаться под высших и не пригибать низших. И ведь именно чувства собственного достоинства так не хватает нашему народу.
            Декабрь 1982.
 
 17. Поросёнок.
 
  «Партия существует для народа и служит народу».
Из Устава КПСС.
 
Женщины чаще принимает решения по интуиции. С этим связан и феномен женской логики. Сначала интуитивно ею принимается абсолютно правильное решение. Потом, когда её просят объяснить, почему так, женщина старается дать этому логическое объяснение. Вот эти-то её логические построения никак не вписываются в стандарты мужской логики. Мужчины часто придумывают поговорки и анекдоты на тему абсурдности (с их точки зрения) женской логики, например: «Дать-то дам, но замуж не пойду!» Не понимают мужчины, что не нужно искать логику там, где работает одна интуиция. Хотя, интуиция присуща не всем женщинам. Её нельзя назвать врождённым качеством всех женщин или только их. Интуиция развита и у мужчин, но они реже ею пользуются.
Секретарь парторганизации Приобского отделения совхоза «Прогресс» рассказывал в организационном отделе райкома партии историю, произошедшую ещё в колхозе «Ленина память», где он тогда работал. В конце пятидесятых весной в колхоз приехал инструктор обкома КПСС. Побывал на вечерней дойке. После этого в Красном уголке фермы собрались доярки, скотники, Последовала традиционная для подобных встреч беседа «высокого гостя» с народом. По окончании беседы три доярки задержались в Красном уголке, и обратились с просьбами к гостю и сопровождавшему его секретарю парткома. Все они были вдовами, их мужья не вернулись с войны. Дарья Петровна просила помочь ей починить крышу: выписать со склада тёсу и прислать плотников. Марья Ивановна просила продать ей поросёнка для личного подворья. Василиса Матвеевна тоже жила небогато, ей нужен был поросёнок, нуждался в ремонте и пятистенок, но, чувствуя, что это её не спасёт, она сказала инструктору:
- Мне бы с Хрущёвым повидаться, поговорить. А со своими 
нуждами я как-нибудь сама справлюсь.
Это пожелание доярки прозвучало в отчёте инструктора в обкоме 
КПСС на аппаратном совещании. Присутствующий там представитель аппарата ЦК сделал себе пометку в блокнот, и после двух суток размышлений в поезде предложил организовать встречу Первого секретаря ЦК КПСС с тружениками сельского хозяйства в Кремле. 
Дарья и Марья так и не дождались выполнения своих просьб. К Василисе же неожиданно прислали бригаду плотников. Те починили дом, заменили тесовую крышу шиферной, поправили заборы. Колхоз выделил бесплатно трёхмесячного поросёнка. Секретарь парткома, свозил её приодеть в районный универмаг, и вместе с девятью другими селянами области она поехала в столицу.
С Никитой Сергеевичем ей поговорить не удалось, но поездкой она осталась довольна. На партийной работе это называлось «попасть в струю». А она была, по сути, инициатором этого мероприятия, решение по которому она приняла интуитивно.
Мужчины реже прислушиваются к интуиции, у них другие приоритеты при принятии решений. Тот же секретарь рассказал анекдот на тему интуиции:
- На ипподроме две женщины выигрывают, а два их соседа – всё время проигрывают. Наконец они просят помощи. Одна из женщин объясняет, что задаётся первый попавший вопрос, ответы на который они складывают. Вот сейчас спрашивала, какой размер бюста. Сложили два и три, забег выиграла пятая лошадь.
Вооружённые победной методикой мужчины быстро выясняют, кто сколько раз может за ночь. Один говорит, что три, а другой – четыре. Но вместо ожидаемой седьмой лошади первой к финишу приходит вторая. Ах, если бы они сказали правду!
Важно не только уметь слушать своё подсознание, но и быть с ним честным. Интуиция часто подсказывает человеку правильное решение, вот только как отделить его от грёз? Как не принять желаемое за интуитивное?
 Декабрь 1982 года.
18. Поросёнок-2.
 Иван Иванович поручил молодому инструктору отдела Сергею Ивановичу подготовить вопрос на заседание бюро райкома партии о работе коммунистов Приобского сельского Совета по повышению эффективности его сессий. Вместе они съездили один раз «на местность», а потом начинающий партийный работник съездил туда ещё несколько раз. Через две недели материал был готов. Инструктор написал справку и проект постановления бюро. Вот тут и началось самое непонятное для инструктора. Шеф в течение всей следующей недели каждый день исправлял написанное, а инструктор аккуратно переписывал текст с учётом внесённых поправок. Документ должен был быть написан партийным языком! Для инструктора каждое переписывание казалось окончательным, а шеф всё время подправлял документ, не разрешая нести его в таком виде в машинописное бюро. 
Наконец, в документах всё было написано партийным языком, все недостатки сглажены, отлакированы. Не документ, а песня! Даже гимн или ода о работе коммунистов Совета. От авторства молодого инструктора остались «рожки да ножки» - заглавие, дата и подпись. Вопрос был рассмотрен на заседании бюро, а на следующей неделе на аппаратном совещании первый секретарь, подводя итоги прошедшей недели, остановился на подготовке орготделом основного вопроса: 
- Иван Иванович, Вы опрометчиво отдали подготовку важного документа на откуп Сергею Ивановичу. Вам нужно глубже вникать в работу начинающих сотрудников Вашего отдела. Нельзя оставлять человека, первый раз готовящего вопрос на заседание бюро райкома партии, один на один с документами. Читайте хоть иногда то, что готовится в Вашем отделе.
Сергей Иванович слушал всё это в полном недоумении. Почему первый секретарь был уверен, что заведующий отделом не смотрел эти документы, было не до конца ясно. Скорее всего, он уже спрашивал Ивана Ивановича, как готовился документ. Разъяснение пришло позже. Расков Василий Васильевич, «самый старший инструктор» орготдела сказал после аппаратного совещания:
- Ловко тебя шеф подставил! Сам оттачивал текст, лакировал, а свалил всё на тебя. Его можно понять, он от директора совхоза получил в подарок уже забитого поросёнка килограммов на сто. И овцы целы, и волки сыты, и поросёнок при деле. Вот так опытные партийные работники сохраняют свой авторитет в глазах начальства.
Как быть в этой ситуации? Нужно ли сохранять порядочность по отношению к непорядочным людям? Сергей Иванович обратился к Смирнову-Ростовцеву. Поговорили о том, нужно ли быть порядочным по отношению к непорядочным людям. Извечный вопрос интеллигенции. Вспомнили о простом благородстве. Инструктор предпочёл скромно промолчать, не разглашая обстоятельства подготовки вопроса. Но мудрости у него прибавилось.
Сельские Советы работали под руководством секретарей парткомов и руководителей хозяйств, расположенных на территории Совета. Границы «владений» совпадали. Директора совхозов и председатели колхозов чувствовали ответственность за работу Советов - органов государственной власти, расположенных на их землях.
Существует популярное выражение Ленина: «Социализм есть Советская власть плюс электрификация всей страны!» Но тогда по правилам математики: Советская власть – это социализм без электрификации, а электрификация – это социализм без власти Советов! Гуманитарии иногда используют математические аналогии, глубоко не задумываясь об основных правилах уравнений и тождеств.
Январь 1983.
 19. Марш Мендельсона.
 
Старший лейтенант милиции Вася Степанов дружил с красивой и стройной смуглянкой Татьяной. Но почему-то жениться не торопился, хотя было им уже под 25. И вот в июле Татьяна с подружкой поехала в отпуск на Чёрное море, а старшего лейтенанта не отпустили дела. Уже в первую неделю отсутствия Татьяны Вася понял, что доступных женщин в его посёлке гораздо больше, чем он мог предположить. «Красивая и смелая» Алина положила глаз на перспективного офицера милиции. Ей всегда нравились высокие парни, а Вася по всем параметрам был хоть куда: высокий, красивый блондин богатырского телосложения. Летними короткими ночами каждый из молодых строил разные планы относительно своего и общего будущего. Вася ждал приезда Татьяны, которая нравилась ему больше других женщин. Её отсутствие убедило его, что он должен наконец-то сделать ей предложение. Но у «красивой и смелой» Алины были другие планы. Упускать такого мужика она не собиралась, хотела удержать его любой ценой, и перед самым приездом Татьяны Василию было объявлено, что он будет отцом. Вася отмахнулся от этого сообщения, поскольку в его планы это не то что не входило, а не входило абсолютно. Как поступают в таких случаях англичане: «Когда леди говорит: «Ты же обещал на мне жениться!», истинный джентльмен не отвечает: «Мало ли что я на тебе обещал!» а уходит по-английски», - но всё дело было в том, что Вася ни ей, ни на ней ничего не обещал, сознательно избегая подобных разговоров.
Алина же со слезами рассказала о беременности своему отцу. Наутро её отец, секретарь парторганизации небольшого завода пошёл на приём к другому секретарю парторганизации, с которым часто встречался на пленумах и совещаниях – в районный отдел внутренних дел. В тот же день заместитель начальника РОВД по партийно-политической работе и секретарь партбюро вызвали старшего лейтенанта на беседу, или, как говорили тогда, «на ковёр». 
Партийные организации активно вмешивались в дела семейные. Часто этим пользовались отчаявшиеся женщины. Стоило ей написать письмо в райком, что её муж пьёт и не приносит домой деньги, как выпивоху после непродолжительной проверки изгоняли из партии. Считали, что это вредная привычка, от которой можно избавиться, и никак не серьёзное заболевание. Алкоголизм, как и дизентерию, должны лечить врачи, а не партийные комитеты. И за помощью нужно обращаться нужно не в общественные, а в медицинские учреждения. А вот после излечения алкоголизма для исключения возможных рецидивов нужно поменять образ жизни, предстоит трудная работа с излечившимся и с его созависимым окружением. Тут общественность может помочь. После изгнания из партии пить алкоголик не переставал, но карьера его на этом заканчивалась. Изгнанного могли взять только на рядовую должность. Доходы семьи резко снижались, но как винить в этом отчаявшуюся женщину? Некоторым «красивым и смелым» помогали выходить замуж профсоюзные, комсомольские организации, в армии – политотделы, а в институтах – студенческие советы.
Васе прямо сказали: женись или уходи из органов. И зазвучал для Васи и Алины торжественный марш Мендельсона, хотя для Василия он звучал как траурный. Его состоянию сейчас больше соответствовал Шопен со своей третьей частью сонаты №2. Уже через некоторое время Татьяна простила своего наречённого, и они стали встречаться тайно, в условиях глубокой конспирации. Поскольку телефонов у них не было, друг Васи Саша вызывал из дома Лидию, подружку Татьяны, та вызывала Татьяну, и вся компания ехала отдыхать. Алина вскоре поняла, что насильно милой не будешь и Васю не удержишь никакими парткомами и политотделами. Она подала на развод. И Василий женился на Татьяне, теперь у них большая, дружная семья. Алина же замуж так и не вышла. Её единственный сын пошёл по стопам отца – стал милиционером.
1977-1999.
 20. Доска Почёта.
Секретарь парткома колхоза «Ленин завет» водил первого секретаря райкома по объектам наглядной агитации на центральной усадьбе. Остановились около доски Почёта. Под внимательным взглядом руководителя района проплывали знакомые лица, он знал многих тружеников района, если не всех, про его память ходили легенды. Работа с большим количеством людей всегда положительно влияет на развитие памяти. В этом же райкоме работал инструктор, помнивший третью часть районного телефонного справочника, состоящего из двух тысяч номеров – только те, что были нужны на работе. Первый же отличался необыкновенной зрительной памятью. И вот на его лице возник немой вопрос, вскоре он был озвучен:
- Сколько коммунистов на доске Почёта, Фёдор Александрович?
Секретарь парткома пробежал взглядом по портретам, пришёл к тому же выводу, что и минутой раньше Первый:
- Ни одного.
Последовал монолог первого секретаря об авангардной роли партии, о том, что коммунистов приходиться посылать решениями партийных органов на трудные участки, на неблагодарную работу. Чаще всего это скромные труженики, которые не любят кричать о своих успехах. Но партийные лидеры должны замечать и поощрять таких людей, которые по заданию партии работают там, куда не идут беспартийные, где не нахватаешь звёзд. Это было правдой. Лозунг «Коммунисты – вперёд!» воздействовал на значительную часть рядовых коммунистов. Как и в любом сообществе людей, среди членов КПСС было в достатке и скромных порядочных людей, и не очень. 
Трудолюбивые, самостоятельные работники нужны везде, они нарасхват, но в любом обществе существует и категория людей, которые сами себя низвели до уровня батраков. Таких работников не брали в партию и их фотографии не вывешивали на доски почёта. Если его кормить, одевать, посылать на работу, по выходным выдавать денег на выпивку, он проживёт долго. Но если сам будет панировать расходы - то всё пропьёт, будет ходить на работу голодным, оборванным и грязным. А может и банально замёрзнуть в сугробе. Ограниченная свобода для такого человека добро или зло? Парадокс, но и животные в зоопарке живут дольше, чем на воле. Не та забота. 
А вот передовики производства всегда в цене. Партия привлекала в свои ряды деятельных, работящих, ленивые же во все времена и при всех режимах никому не были нужны. Коммуниста, портрет которого висит на Доске Почёта, легче направить на отстающий участок, перевести на «не очень» престижную работу, попросить поработать сверхурочно и в выходные. Для многих рядовых членов партии слова «Коммунисты – вперёд!» - это призыв к действию. Они шли по приказу на трудные участки работы, не считаясь со степенью справедливости оплаты своего труда. А потом за свои же подвиги благодарили «…Коммунистическую партию, её Центральный комитет и лично Леонида Ильича Брежнева!» Но часто победы были не благодаря, а вопреки «мудрому руководству». Как говорили: «Чтобы получить орден, нужно сначала получить десять выговоров с последним предупреждением». Твои успехи признают, если у тебя хватит сил и ловкости отстаивать позицию здравого смысла, и не оказаться уволенным раньше получения победных результатов. Таковы были «правила игры». Мы все играли в демократию на партийных собраниях, в строгий контроль деятельности администрации, в изучение истории КПСС на политзанятиях. Сталинизм не должен повториться!
Случай с Доской Почёта в «Ленином завете» обсуждался потом на аппаратном совещании в райкоме КПСС, и на Досках Почёта большинство мест стали занимать коммунисты. 
Май 1983. 
21. Почти Ходжа Насреддин.
 
Водитель районного управления сельского хозяйства Рашид Хаббибуллин на грузовом «УАЗе» возвращался из колхоза, куда ездил по заданию шефа. И надо же было такому случиться, что под его колёса бросилась корова, решившая в последний момент перебежать на другую сторону дороги к остальным животным маленького стада, пасшегося на обочине. Столкновения избежать не удалось. Водитель вместе жителями деревни быстро разделал тушу, потом отвёз мясо в заготконтору. После расчётов с хозяином коровы у него ещё осталось около ста рублей прибыли. Но самое интересное случилось позже. Один из товарищей по работе спросил у Рашида: 
- Ты что, отвернуть не мог? 
Хаббибуллин ответил фразой ставшей «крылатой» среди водителей и гаишников во всём районе:
- А моё преимущество!
Потом эту фразу повторяли едва ли не все водители, к месту и не к месту. Корова действительно начала переходить проезжую часть, не убедившись в отсутствии близко идущего транспорта, и это полностью подтверждало именно её виновность в ДТП. Но вот была ли она субъектом права? 
Раньше Рашид работал в строительной организации, где про него тоже рассказывали интересный случай. Возвращаясь из города со стройматериалами, он остановился у села в сорока километрах от райцентра, куда вёз груз на автомобиле «ГАЗ-51». Сбегал в придорожный магазин, купил бутылку вина, колбасы, хлеба, сел на пассажирское место и стал ужинать. Здесь за процессом распития бутылки его и застал инспектор ГАИ. Но это ничуть не смутило находчивого водителя.
- Где водитель? – спросил грозный инспектор.
- В деревню пошёл, сейчас вернётся. Выпить хотите? – спросил в свою очередь Рашид инспектора, наливая полстакана вина.
- Нет, – ответил инспектор. 
- Тогда я ещё выпью, - и водитель выпил в присутствии инспектора ГАИ. 
Инспектор подождал водителя ещё несколько минут, естественно, не дождался, попрощался с «пассажиром» и уехал. Но, видимо, что-то не выходило у инспектора из головы, и он на следующий день приехал в гараж строительной организации, владельца автомашины. Рашид как раз в это время менял диски сцепления. Он договорился на сегодняшний день с прорабом, тот подписал ему фиктивный рейс в областной центр, а Рашид отдал прорабу весь сэкономленный таким образом бензин. Спидометр у Рашида уже давно подкручивался специальным электромотором, что позволяло ему всегда списывать бензин на километры, указанные в документах.
Заглянув под стоящую в гараже над ремонтной ямой одинокую машину, инспектор убедился, что его подозрения были обоснованы. Вместе с водителем он пошёл к директору предприятия. 
- Лишать прав я его не буду, но от премии Вы его в этом месяце избавьте!
Получил или нет Хаббибуллин в этом месяце премию, «история умалчивает». Может быть, опять нашёл выход из сложной ситуации. ГАИ не очень любили, поэтому директор мог и не наказывать. В обществе были распространённы поговорки: «Ловкость рук и никакого мошенничества!», «Хочешь жить – умей вертеться!» Ловчить приходилось уметь всем.
Июнь 1983.
22. Кандидатура секретаря.
 
«Для секретарей первичных и цеховых парторганизаций обязателен партийный стаж не менее одного года».
Из Устава КПСС.
 
Близилась отчётно-выборная кампания. Орготдел составлял списки предполагаемого состава секретарей первичных парторганизаций. На партийных собраниях и заседаниях бюро коммунистам предстояло избрать в секретари именно намеченных райкомом коммунистов. Достигалось это разными способами, и отход от списка, утверждённого в райкоме, считался серьёзным чрезвычайным происшествием. В партийных ячейках системы образования, культуры, медицины кандидатуры секретарей согласовывались с отделом пропаганды или предлагались непосредственно им. По укоренившейся привычке они откладывали это на самый последний день. Весьма возможно, что ещё во время учёбы эти «троечники» свои курсовые работы не привыкли сдавать вовремя.На аппаратном совещании у первого секретаря заворг докладывал:
- Осталось подобрать кандидатуры секретарей парторганизаций в больнице, районном отделе народного образования и отделе культуры, но наш отдел пропаганды и агитации не готов назвать кандидатов, которых они планируют избрать в этих партийных организациях.
- А что там думать? – заступился за подшефного заведующего отделом секретарь райкома Белов Пётр Петрович – в культуре и больнице менять не будем, а в народном образовании Талева Валентина Фёдоровна уходит на пенсию, изберём Розова. Он – мужик серьёзный. 
- Такие списки принято подавать письменно, полностью оформленными. У меня в руках общий список предполагаемого состава по всему району, - ответил заворг, - чтобы он был окончательно готов, нужно вписать год его рождения, образование и партстаж. Первые два пункта я знаю, а вот с какого года Розов в партии? 
- Вы - буквоед, Иван Иванович, - «вспыхнул» Белов, - возьмите данные в секторе учёта, Вы знаете туда дорогу, он в Вашем отделе. Мы тоже знаем из Устава партии, что у секретаря должен быть партийный стаж больше года. Кадры надо знать не по анкетам, а по их делам! Обюрократились совсем в своём орготделе! Стулья просиживаете. На местах надо бывать чаще, быть в гуще людей! Главное – то, что Розов справится с этой работой. Насколько я помню, из РОНО мы уже два года никого не принимали в партию, значит у них у всех партстаж больше двух лет.
Секретари райкома, приходя в организации и на предприятия, чаще встречались с руководителями, реже - с секретарями парторганизаций и совсем редко – с рядовыми коммунистами: Они видели их отдельно от беспартийных только на закрытых партийных собраниях, которые были редки. Значительно чаще проводились открытые партсобрания, с приглашением беспартийных. Поэтому иногда и случались казусы.
- Я только хотел подсказать Вам, Пётр Петрович, - спокойно и добродушно ответил Иванов, - почему эта кандидатура не подходит. В РОНО мало коммунистов, и я могу сейчас назвать партстаж каждого. Простое соблюдение таких формальностей, как подача списка помогает избегать досадных ситуаций, подобной этой, когда вопрос решается «наскоком», непродуманно и без предварительной подготовки. Мы в орготделе знаем кадры и без всяких форм и ведомостей. А вот Розов – пока беспартийный. 
Белову очень хотелось одёрнуть зарвавшегося заведующего отделом, но как это сделать, когда тот прав? Но и прощать подобную «пощёчину» Белов не мог. Остаётся подождать более удобного случая для мести. Секретарь заметно покраснел, побелел. Сказать ему было абсолютно нечего. Последовало обобщающее выступление Первого на тему «Как основательно мы работаем с кадрами». Иванов выдал после аппаратного совещания своим подчинённым очередной афоризм:
- Получилось красиво, но опасно, ибо самая страшная месть партийная!
Достойного коммуниста для избрания в РОНО секретарём парторганизации нашли в тот же день. Вообще-то, общественная работа: руководить коммунистами - была нелёгкой. Ходило в народе полушутливое проклятие: «Чтоб тебя каждый год избирали секретарём парторганизации, а на каждом собрании – председателем!»
Август 1983.
 
 
23. Кадры надо знать!
 
    «Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодёжи – самодеятельная организация молодёжи, активный помощник и резерв партии».
    Из Устава КПСС.
 
По понедельникам на традиционном аппаратном совещании у второго секретаря Гонорова Бориса Геннадьевича собирались работники аппаратов райкомов партии и комсомола. Обсуждали итоги работы и планы. На этот раз ответственный за работу в комсомоле инструктор орготдела райкома КПСС Расков Василий Васильевич в своём отчёте о проведённой в конце прошлой недели проверке работы аппарата райкома комсомола распекал инструктора орготдела райкома ВЛКСМ Юлию Владимировну Томову. Замечаний по её работе было много. Из выступления Раскова выходило, что её нужно, по меньшей мере, немедленно выгонять с работы. Его выражение: «Таким не место в комсомоле» понимать можно было двояко – могла иметься в виду и работа в аппарате райкома, и даже членство в ВЛКСМ. Такой безнадёжной и никчёмной была сотрудница, по мнению грозного проверяющего. Василий Васильевич упивался своей властью и возможностью покритиковать, невзирая на то, что докладывает о работе молодой женщины. О рыцарстве в его присутствии всегда было неуместно говорить, но сегодня он превзошёл даже самого себя. Все знали о его выдающейся способности «надёргать крючков», проверяя любую организацию. 
Гоноров слушал, поглядывая на Раскова, на Юлию, чуть улыбался. Казалось, думал о чём-то своём, далёком и приятном, вряд ли вслушиваясь в слова инструктора, которые даже не отвлекали его от воспоминаний. Юлия сидела и молчала, «красивая и молодая». О мужчине часто спрашивают: «Что у него за душой?». У женщины же пытаются рассмотреть, что у неё «перед душой». У Юлии под белым пушистым свитером был шикарный бюст примерно четвёртого размера, который не могли спрятать от взгляда даже распущенные светлые волосы, свисавшие на грудь. Казалось, её вовсе не задевали ни критика инструктора, ни его тон, будто и речь шла совсем не о ней. Лицо её было непроницаемым, она никак не реагировала на критику, даже не пыталась вставить слово в своё оправдание. Такому спокойствию могли позавидовать видавшие виды аппаратчики, видевшие и пережившие ни один уничтожающий разнос начальства. «Наверное, о ёжиках думает» - решили некоторые. Был такой проверенный временем и опытом многих поколений психологический приём: во время беспощадной критики нужно думать о чём-то отвлечённом, далёком, например, о том, ну как же всё-таки спариваются колючие ёжики.
А про Раскова думалось, что он уж очень усердствует сегодня, не замечая отсутствия реакции шефа. Возможно, у Василия Васильевича с ней был конфликт, когда он работал в комсомоле? Может быть, она уже позже отказала в чём-то этому лысому? Её-то можно понять, а он выдаёт себя с головой (точнее, со всей своей лысой головой). Вспоминается Иван Андреевич Крылов и его строчка про недоступный виноград: «…да зелен, ягодки нет зрелой!» С женщинами Раскову не очень везло, даже в партийных санаториях у него были курортные романы только с более зрелыми партийными работницами. Он это знал и пытался убедить всех в обратном, что ему не всегда удавалось. Инструктор закончил своё выступление. После некоторой паузы, даже не предоставив слово Юлии, начал свою речь второй секретарь:
- Василий Васильевич, Вам нужно чаще бывать среди комсомольцев, глубже вникать в работу Ваших подопечных, лучше знать кадры, их проблемы, что они делают, чем дышат, что у них получается, что нет. Вы должны приходить туда не как контролёр, а как товарищ, имеющий опыт работы в комсомоле, готовый и способный помочь и словом, и делом. Тогда и не будет таких выступлений, как сегодняшнее. Коммунистическое воспитание молодёжи – одна из основных задач партии!
Инструктор опешил. Он ожидал всего, только не этого. Перешли к обсуждению мероприятий предстоящих праздников.
После аппаратного совещания работники орготдела райкома КПСС собрались у Иванова Ивана Ивановича. Расков, озадаченный словами второго секретаря и всё ещё возбуждённый, громко возмущался:
- Я ничего не понимаю, проверял и докладывал всё, как всегда, а реакция - обратная ожидаемой. Эту Юлю гнать нужно из райкома комсомола! 
Иван Иванович по-отечески объяснил своему инструктору:
- Василий Васильевич, запомни его сегодняшнее выступление, как образец ораторского искусства и непревзойдённой дипломатии в подобной ситуации. Второго секретаря хоть сейчас можно отправлять на дипломатическую работу послом СССР в какую-нибудь Верхнюю Вольту. Его предшественник, кстати, ездил советником в Афганистан, вернулся с орденом. Правильно тебе сказал Гоноров, нужно чаще бывать среди комсомольцев, глубже вникать в работу подопечных, лучше знать кадры. Вот тогда и не будет таких промахов, таких выступлений, как сегодняшнее. Ты что хотел, чтобы он при всех начал её распекать? А тебя хвалить за тщательную проверку работы отдела комсомольских организаций райкома комсомола? Ещё раз повторю: надо лучше знать кадры, с которыми работаешь. Ну, хотя бы знать, что она его любовница. 
Последовала немая сцена из финала «Ревизора». Расков даже сел от неожиданности. До него начало постепенно доходить, что Гоноров и Юля молчали на аппаратном совещании, погрузившись в приятные вспоминания, и совсем не колючие ёжики были предметом их грёз. Как говорится: «Не угождай шефу делом, угождай телом!» Почему Иван Иванович не сказал этого своему инструктору, когда посылал с проверкой в райком комсомола? О любовных связях не принято говорить открыто. А может быть, шеф предполагал, что инструктор в курсе «тайн мадридского двора».
Октябрь 1983.
 24. Бык.
Октябрьская революция внесла некоторые новшества и в коренные традиции народа, такие, как забой скота. Обычно это делалось теперь перед октябрьскими праздниками, которые продолжались два дня – 7 и 8 ноября. В сельской местности свиней держали по полтора года, кормили травой и картошкой, это потом в моду вошёл «добытый» с фермы комбикорм. Забой начинался с 4 – 5 ноября. По всем сёлам шла настоящая поросячья война. Визг слышался то там, то сям. Шкуру свиньи опаливать не разрешалось, каждый должен был сдавать её государству, иначе следовало уголовное наказание. Потом этот закон перестал работать, и его отменили. Однажды наш сосед догонял по улице свою свинью с мелкокалиберной винтовкой, изредка приседая и вскидывая оружие. После очередного выстрела свинья и её хозяин бежали дальше. Игра в догонялки продолжались. Настоящее африканское сафари! Развязка произошла только в берёзовой роще, на том месте, где раньше стояла церковь. 
А в деревне Максимовке бык едва не сорвал важное политическое мероприятие. Перед праздником, 6 ноября управляющий распорядился забить быка. Во второй половине дня боец скота, уже забивший к этому времени не одно животное, привязал бычка к столбу стальной цепью и решил оглушить его кувалдой (молотом). Надёжный инструмент с герба и флага великой страны применялся во многих случаях по своему прямому назначению и часто не совсем прямому, когда более совершенных инструментов просто не было под рукой или не было вообще. И если бы все предыдущие сегодняшние забои не сопровождались выпивкой под жаренное свежее мясо, всё бы обошлось благополучно. Но рука дрогнула, кувалда попала быку не в лоб, а только сломала рог «под самый корешок». Бык дернулся, и подгнивший столб сломался. Привязанная по центру тяжести столба цепь обеспечила быку путешествие с бревном наперевес. Один глаз быка заливала кровь из сломанного рога, и он бежал по улице обезумевший, навстречу людям, спешащим в клуб на торжественное собрание. В мгновение ока улица опустела. Люди перелазили через заборы и убегали во дворы. Секретарь парткома, которого бык застал врасплох, залез на пасынок телеграфного столба. И всё бы хорошо, но бык решил выместить всё зло именно на этом человеке. Зверь расшатал и едва не повалил телеграфный столб, оборвав провод телефонной связи. А самое обидное было то, что он растоптал трофейный крокодиловой кожи портфель и текст доклада, с которым ответственный товарищ собирался выступить на торжественном собрании. Броня нильского крокодила не устояла перед натиском копыт сибирского буйвола и не защитила важный партийный документ. Пристрелили быка в упор подоспевшие деревенские охотники. Коррида закончилась. А доклад секретарь впервые в жизни прочитал без бумажки, чем резко повысил свой авторитет в глазах народа и начальства. 
В семидесятых и восьмидесятых годах зима стала наступать позже и люди перестали забивать скот «к празднику» - мясо хранить было негде, морозилок в таком количестве ещё не было. Дефицит!
            Ноябрь 1983.
 25. Сын Героя.
 
В объединении «Сельхозтехника» работал сын Героя Советского Союза Горин. Его отец получил это звание за подвиг в Великой Отечественной войне. Сын Героя был воспитан правильно. Такие понятия, как честность, справедливость, порядочность, рыцарство не были для него пустым звуком. Но воспитан он был не для реально существующего общества и времени, а для светлого будущего своей великой страны. Его поступки соотносились с тем, как должно быть, а не с тем, как есть на самом деле. Горин считал, что если он поступает порядочно, то и все должны быть честными, справедливыми, добрыми. 
В эпоху реального «развитого социализма», когда все стремились стихийно осуществить принцип распределения при коммунизме «Каждому – по потребности», а если точнее, больше украсть с родного предприятия. Горин считал это несправедливым, да и официальная пропаганда вела борьбу с несунами и расхитителями. Сын Героя Советского Союза был членом КПСС и постоянно поднимал эти вопросы на партийных собраниях, пока не понял, что все остальные коммунисты, включая директора, мягко говоря, не на его стороне. А директор воспринимал его выступления, как критику в свой адрес. Как всегда, в коллективе всегда больше тех, кто становится на сторону сильного, а не на сторону правого. Попытки найти поддержку в райкоме партии тоже не имели успеха. Скорее всего, по своей наивности Горин верил тому, что пишут в газетах, говорят по радио и показывают по телевизору. Современный Дон Кихот, как же трудно таким сейчас, впрочем, как и во все времена! У них у всех всегда расхождение с эпохой. Большинство молодых людей расставались с этой иллюзией на втором десятке лет жизни. Он же думал, что во всей стране царит справедливость, и только на его предприятии, а позже - в районе всё перевёрнуто местными руководителями вверх ногами. Горин не побоялся выступить против своего директора в газете «Правда» - органе Центрального Комитета КПСС. Шла эпоха Андропова, везде писали о наведении порядка, усилении дисциплины, организованности. Проверка подтвердила факты, изложенные в письме. Газета в передовой редакционной статье отметила «молодого коммуниста Горина, смело выступившего против директора Секача». 
После этого в райком широким потоком пошли гневные письма от ветеранов партии. Основной мотив: «как райком ещё не освободил от должности такого директора?» Но райком эти письма засекретил. Горин даже не знал о большом бумажном мешке, хранившемся в общем отделе «до особого распоряжения». Директор был для райкома «свой в доску», а Горин – жалобщик, мешающий работать советскому народу и его верным слугам. Курировавший этот вопрос второй секретарь Гоноров изменил тактику «работы с жалобами и письмами трудящихся». Он направил в «Сельхозтехнику» проверяющих. Там побывала партийная комиссия, районный комитет народного контроля, административные комиссии при районном и поселковом Советах. Предприятие проверяли пожарники, санитарные врачи, инспекторы ГАИ и профсоюза работников сельского хозяйства. Проверка коснулась и общественных организаций: партийной, комсомольской, профсоюзной, комиссии по контролю деятельности администрации. Проверяли даже правильность уплаты членских взносов в общественных организациях. Комплексная проверка была не одномоментной, её растянули на два месяца. Проверяющим было дано указание не мешать работе верхнего звена управления предприятия. Есть такой термин в артиллерии – «изнуряющий огонь», это по одному снаряду по позициям противника через каждые 10 – 15 минут. Чтобы не спали. 
Тактика возымела действие. Проверки надоели рядовым членам коллектива: водителям, бухгалтерам, слесарям. Им объясняли, что проверяют факты, изложенные в письмах Горина. Дошло до открытых угроз, и Горин уехал в другую область, к отцу. Рыцарь в блистающий доспехах не добился справедливости в борьбе даже не с ветряными мельницами, а железобетонными дотами партийной бюрократии. А Гоноров и Секач с чувством исполненного долга отметили это большое событие небольшим выездом на природу с дамами. 
 Ноябрь 1983.
  
26. Четвёртый сын лейтенанта Шмидта.
 
Водитель второго секретаря райкома партии Кузькин Николай Васильевич не любил замыкать служебный «уазик», когда на короткое время забегал в магазин за сигаретами или за какой мелочью. Его знали все продавцы, поэтому ему не приходилось стоять в очереди. В тот день он тоже остановился около столовой на обочине главной улицы райцентра. Здесь же стоял и курил в одиночестве Степан Степанович Никифоров, местный алкоголик и отпетый уголовник. Он не сидел разве что «за групповое изнасилование манекена со смертельным исходом», как говорили про него в посёлке. Степану очень хотелось выпить, точнее, опохмелиться после вчерашнего и позавчерашнего перманентного застолья, но денег на это желанное мероприятие не то что не было, а не было совсем. В отсутствие Кузькина Степан облокотился на крыло уазика. 
- Далёко едете? – спросил его подошедший селянин лет пятидесяти. Жаждущий этанола мозг алкоголика мгновенно сработал в нужном ему спасительном и единственно правильном направлении «относительно честного отъёма денег». Гениальность, достойная Великого Комбинатора или судьба? Степан просиял, но виду не подал, принял важный вид:
- Да по совхозам и колхозам.
- А в «Ленину память» едете?
- Еду. Давай рубль, я пойду куплю сигарет и сразу поедем, – Степан распахнул правую заднюю дверцу перед пассажиром, получил деньги и пошёл в столовую. 
Пассажир был рад, что до дома доберётся раньше, и ему не нужно ждать автобус до вечера. Поэтому он не сразу обратил внимание на то, что с блоком сигарет из буфета столовой к автомобилю подходит уже совсем другой человек. А опешивший от «наглости незваного гостя» и отнюдь не гостеприимный Николай Васильевич не самым литературным языком стал задавать ему неприятные вопросы, которые в переводе на письменный русский означали: «Ну что ты тут, мужичок, делаешь?».
транно, обычно мат – это бравада неуверенного в себе человека, Кузькин же был уверенным в себе или, по крайней мере, таковым казался, пытался это продемонстрировать. Возможно, он был неуверенным в себе в детстве, тогда и привык к «русскому устному». Последовали разбирательства. Селянин, тоже привыкший в подобных разборках использовать только вторую половину славянской азбуки Кирилла и Мефодия, на том же русском устном доходчиво объяснял Кузькину, что он уже заплатил за проезд водителю, а сам Кузькин пусть не в своё дело не лезет. Даже если он и начальник, то пусть сначала вернёт полученные шофёром деньги. Потом оба увидели выходящего из столовой уже пьяного Степана. «Сын лейтенанта Шмидта», гениальный последователь Великого Комбинатора пошатнулся и упал с нижних ступенек. Следующий рассвет Степан встретил уже в местном вытрезвителе, а Новый год, Пасху и 67-ю годовщину Великого Октября вынужден будет встретить уже в лечебно-трудовом профилактории (ЛТП), куда его отправили на принудительное лечение.  
Ноябрь 1983.
  
27. Аппаратчик.
 
         «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
      - непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству»;
          Из Устава КПСС.
 
Расков Василий Васильевич, инструктор орготдела влетел в кабинет инструкторов сияющий:
- Мы с Прутовым курили на лестничной клетке. Я раньше заметил подходящего из-за его спины первого секретаря и спрятал окурок. А Николая Николаевича Первый «накачивал» три минуты за курение в неположенном месте. Теперь он знает, что никотин сильнее своих рабов, приводит к импотенции, а все курильщики эгоисты и совершенно не думают о здоровье окружающих, особенно женщин. И выбирая пристрастие, человек порой выбирает себе историю болезни и причину смерти. А мою сигарету первый секретарь не заметил! Мелочь, а приятно.
Радости «старшего», как он сам себя называл, инструктора не было предела. Блеск его лица сегодня даже затмевал всегда яркий блеск его лысины. Казалось, ничто не может омрачить его приподнятого настроения до конца рабочего дня, а то и до утра. В его душе всё бурлило. Показывая всем, что радуется своей безнаказанности, на самом деле он ликовал, окрылённый резким понижением авторитета потенциального конкурента в глазах высокого начальства. 
Тут в кабинет вошла Кабина Любовь Петровна – заведующая общим отделом. Она переписывала воинские звания сотрудников. Расков и ей радостно и красочно описал случай на лестнице. Людмила Петровна тактично поддержала разговор и стала записывать звания. Когда оказалось что у «старшего» инструктора самое низшее в отделе звание – младший лейтенант, один из работников отдела, старший лейтенант, в шутку сказал: «Мальчишка».
Не терпящий ни в чём превосходства Василий Васильевич вскочил со стула, побледнел, тут же покраснел. Последовал взрыв:
- Мне обещали присвоить лейтенанта и присвоят. Я уже 
договорился в военкомате. 
Все захохотали.
- А ты их там не просил: «Дайте мне медаль! Дайте мне медаль!»? – поинтересовался кто-то из присутствующих.
От недавно счастливого аппаратчика, чудом избежавшего разноса и искренне радовавшегося наказанию потенциального конкурента, не осталось и следа. Поняв, что наговорил очень много лишнего, «старший» инструктор выбежал из кабинета.
Люди с гипертрофированным чувством собственной значимости живут в иллюзиях, которые, рано или поздно, жизнь разбивает вдребезги. Небеса явно издеваются над ними по своей полной и неисповедимой программе. Похоже, потому таким и позволяется сделать карьеру, чтобы их дурь была заметна большему количеству народа.
Ноябрь 1983. 
 
28. Передовики – опора социализма.
 
«Социализм победил полностью и окончательно».
Из Устава КПСС.
 
            У социализма было несколько опор, на которых он держался. При наличии ещё одного месторождения нефти, равного по запасам Самотлорскому, мы могли прославлять развитой социализм до 2010 года. Был ещё труд заключённых, привлечение всего населения к уборке урожая - дешёвая рабочая сила. Одной из опор были передовики производства. Для того, чтобы человек работал лучше в три раза, ему не требуется платить даже в полтора раза больше зарплаты.
При Юрии Владимировиче Андропове обком партии проводил комплексную проверку Савского района. Оказалось, что в одном колхозе передовой тракторист на тракторе К-700 в переводе на универсальный показатель – гектар мягкой пахоты выполнил за год такой же объём работ, какой сделали вместе шестеро других трактористов на таких же тракторах, за это же время, на том же центральном отделении колхоза. Председатель комиссии, опытный работник обкома, анализируя эти цифры, знал, что сказать местным руководителям и членам своей комиссии:
- А теперь посчитаем их зарплату за этот же год, и пусть расстреляют меня на этом месте, если его заработок будет такой же, как у этих шестерых вместе взятых. А ведь объём работ они вшестером сделали такой же, как он один!
Расстреливать никого не пришлось, опытный контролёр знал, какими словами можно бросаться, а какими нельзя. Шестерым трактористам заплатили в пять (!) раз больше, чем одному за тот же объём работы. Получалось, что всем как бы выплачивали минимум только за выход на работу и премию за объём. Стимулирование означает предпочтение. Нужно хвалить человека, повесить его портрет на доску почёта, продавать вне очереди дефицитный товар, платить на 15 – 20 процентов больше, чем другим, и он на работе горы свернёт.
Энтузиазм всегда присутствовал при социализме, но постепенно угасал с годами. Передовиков нужно поощрять, только вот зачем при этом держать на работе тех, кто не хочет работать? Была ли при социализме возможность отказаться от услуг недобросовестных работников? Нет, идеология не позволяла платить по труду из-за угрозы социального и имущественного расслоения. Кроме того, на многих работах, где можно ничего не делать и деньги получать, были пристроены свои люди: родственники, знакомые, любовницы. И хотя на отдельных рабочих местах у нас производительность труда «догоняла и перегоняла» американскую, но при вычислении средних показателей приходилось учитывать и многочисленный аппарат управления – тех, что с ложкой, и тех, кто не хотел работать. 
Январь 1984.   
  
29. Смерть Генерального секретаря.
 
     «При выборах всех партийных органов – от первичных организаций до Центрального Комитета КПСС  - соблюдается принцип систематического обновления их состава и преемственности руководства».
Из Устава КПСС.
 
Андропова Юрия Владимировича хоронили с большой горечью. От него ждали многого. Страна при нём воспряла духом. Появились новые «модные» слова в речах партийных и хозяйственных руководителей: дисциплина, порядок, организованность. Последовали крупные разоблачения и отставки. «Разоблачали» и тех, чьи тёмные дела не были секретом для народа, и тех, о деяниях которых народ не знал. «Наконец-то» - таково было общее мнение.
Правящие элиты всех стран выбирают народу первое лицо государства. Народ может даже голосовать за него на выборах по принципу «из двух бед», или «пипл всё схавает», суть от этого не меняется. Руководитель страны назначает почти каждого из высших чиновников, но только из числа представителей этой элиты, которая всеми способами сама пытается править страной, произвольно трактует распоряжения первого лица, допускает невыполнение, искажения, поправки, дополнения и произвольное толкования его указов. Докладывает ему о положении в стране, а точнее, всего лишь старается «задурить башку». Устраивает ему показуху на местах и отчётах, врёт в справках и рапортах, подталкивает его к заведомо неправильным решениям на основе фантастических отчётов и показухи. После его смены валит на него все свои преступления, просчёты, неудачи. С приходом нового лидера народу твердят, что теперь выходим на правильный курс, и жизнь будет улучшаться. Не случайно, в нашей истории более глубокий след оставляли те правители, которые могли жёстко подчинить себе правящую элиту: Иван Грозный, Пётр Первый, Иосиф Сталин. А эта элита во все времена не хотела делиться ни властью, ни материальными благами: ни с народом, ни с первым лицом государства. В противном случае Романовы правили бы и сейчас. 
Андропов был из тех лидеров, кто мог жёстко подчинить себе эту элиту, но ему не довелось долго наводить порядок в стране. 10 февраля 1984 его не стало. Траур можно было официально не объявлять. Люди и так были в трауре по авторитетному лидеру, а главное - по своим несбывшимся надеждам. Поднявшийся на трибуну мавзолея во время церемонии похорон новый Генсек Черненко до конца траурной речи так и не смог отдышаться. Это заметили все и сразу стали задаваться вопросом: кто будет читать следующую траурную речь в скором времени? Принцип преемственности руководства отражён даже в уставе партии. Чёртова дюжина старичков из Политбюро могла рекомендовать Центральному Комитету избрать Генеральным секретарём только себе подобного и только из своего состава. По сути, страна будет пребывать в трауре до самых похорон Черненко. Вот это истинный застой! 
Смерть любого человека всегда в грубой форме напоминает людям с атеистическим мировоззрением о несправедливости устройства мира, как такового, о том, что когда-нибудь и тебя отключат от этого мира навсегда. А на Земле будет происходить множество разных событий, но всё будет уже без тебя. Смерть – это как отъезд «в другую местность» на некоторое время, которое в данном случае стремится к нулю для верующих в жизнь вечную, и к бесконечности - для атеистов. Мировоззренческая математика! Похороны – всегда печальное мероприятие, хотя и навевают философские мысли. Мы все привыкли считать, что жизнь – это школа. Но ведь в каждом учебном заведении выдают диплом или свидетельство об окончании. Свидетельство об окончании главного учебного заведения называется свидетельством о смерти? А некролог – приложение к диплому? Самому выпускнику не вручается.
Совсем не так хоронили Брежнева почти полтора года назад. Всё было по-другому, непривычно, пафосно, даже траур был каким-то неискренним, напыщенным, как и его прижизненное почитание. Леонид Ильич Брежнев скончался внезапно, хотя все видели, что он стар и немощен. Почему он не ушёл в отставку? Видимо, полагал, что мир вокруг него после его ухода на пенсию будет для него жестоким. Каким этот мир стал для Хрущёва, Булганина, Молотова, он знал. Работающие руководители не очень заботились о пенсионерах на всех уровнях. Все привилегии сохраняются до тех пор, пока их охраняют. Многие полагали, что Леонид Ильич дотянет до следующего съезда партии. Ходил анекдот, в котором говорилось, что на организационном Пленуме ЦК после 51 съезда КПСС в 2081 году Генеральным секретарём вновь избран Л. И. Брежнев. И вот его не стало. Некоторые говорили, что при нём хоть и трудно жили, но без войны. А война была, в Афганистане гибли наши парни.
Только что снятый после ноябрьских праздников с фасада райкома партии огромный портрет, водружался на прежнее место уже с траурной лентой. Отменили по указанию из области пленум райкома партии: в повестке упоминался Леонид Ильич. Соорудили траурный уголок в вестибюле райкома: вход в зал заседаний перекрыли столом, на который поставили портрет и два флага. В программе «Время» увидели, что уголок устроен не так, как в Москве. После утреннего разноса отдел пропаганды и агитации переделал всё, теперь портрет стоял на лежащей на столе задрапированной трибуне.
Был объявлен четырёхдневный траур по всей стране. Рекомендовали отменить празднества, свадьбы, в том числе золотые и серебряные. Работник райкома КПСС Смирнов-Ростовцев в один из дней траура всё-таки подал заявление в ЗАГС - ведь про помолвки в рекомендациях партии речь не шла. Отдельные партийные работники высказывали предположения, что осыпаемого при жизни званиями и наградами вождя и после смерти ждут поистине фараонские почести. В день похорон в 11.00 по московскому времени должно было прозвучать по радио и телевидению «важное правительственное сообщение». 
- Я думаю, сейчас сообщат, что в мавзолей положат, - высказался заворг Иван Иванович Иванов. Но он ошибся. В честь усопшего переименовали Набережные Челны в город Брежнев, атомоход «Арктику», несколько улиц и проспектов в городах страны. Страна почти 30 лет не хоронила своего вождя. Но «брежневского» призыва в партию не последовало, как это было после смерти Сталина. Амнистии тоже не случилось. В райкоме круглые сутки дежурили ответственные работники аппарата. Дежурства были и на всех предприятиях и организациях – «во избежание происков врагов социализма». А вот «происки» всё же случились. Темной ноябрьской ночью сторож на ферме в одном из южных районов «поминал Брежнева». То ли самогон попался некачественный, то ли уже подошло время «белой горячки», только охранник сначала распорол животы у восьмидесяти коров, потом пошёл на сеновал и сжёг сто сорок тонн сена. Он совершил тризну больших языческих похорон с закланием несметного числа жертвенных животных и воскурением ароматных трав. Совсем как в Древнем Египте или Греции! Сам воскуриватель благовоний уцелел только от пожара, но не от принудительного лечения в ЛТП.
Ноябрь 1982 - Февраль 1984.
  
 30. Национальный вопрос.
 
         «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
      - дружба и братство всех народов СССР; непримиримость к национальной и расовой неприязни»;
          Из Устава КПСС.
 
Автотранспортное предприятие района долгое время возглавлял выходец из Прибалтики по фамилии Янис. Его невозможно было обвинить ни в национализме, ни в других серьезных отклонениях от норм морали и партийной идеологии. Наоборот, его моральная чистота нравилась не всем. Ему в машину недоброжелатели даже подбросили женское бельё, которое нашла жена и устроила скандал. Но запомнился он больше своими крылатыми высказываниями. Одно из них посвящено отношению к работе представителей разных национальностей. В узком кругу он выдал фразу, которая стала известна всему району, благодаря своей точной оценке происходящего:
- У меня в АТП шофёры трёх национальностей: немцы работают, русские пьют, а татары – на ремонте. А вообще, как представитель Прибалтики, заявляю: любите Россию и она вам откроется в такой невообразимой красоте и мощи, что всё остальное на этом глобусе покажется мелким и несущественным. А сибиряки вообще когда-нибудь станут основой новой великой цивилизации!
Это говорилось за праздничным столом, не для публики, только для друзей, подразумевались далеко не все представители национальности и не всё время работы, а его значительная часть, достаточная для того, чтобы обратить на это внимание. Те, кто бывал в южной части области в «эпоху развитого социализма», знают, что по внешнему виду села или деревни можно было определить, представители какой национальности составляют в ней большинство. Ещё только подъезжая, можно было точно сказать: русская это деревня, украинская, немецкая или казахская.
В Сибири все нации давно и основательно перемешались. Мы все здесь и потомки Ермака Тимофеевича, и декабристов, и участников восстаний, и первопроходцев, и первоцелинников, и чингизиды. В Сибири национальность – уже давно пережиток прошлого. Смешанные браки заключаются даже между европейцами и азиатами. Практически уже нет людей, предки которых были бы какой-то одной национальности. Настаивающие на своей «чистоте кровей» люди всего лишь неглубоко знают свою родословную. Всего в двадцатом колене у каждого человека 1 058 576 предков. Кто может поручится за чистоту крови всего миллиона предков, которые жили всего 400 лет назад? А фамилии часто вообще не совпадают с национальностью и ещё реже с родным языком. За одним праздничным столом можно встретить потомков разных племён и народов. Поют русские, украинские, белорусские, цыганские и татарские песни. Афро-сибиряков у нас пока нет, но всё ещё впереди. Мы всегда были теснее друг к другу, несмотря на необъятные просторы Сибири. Иначе не выжили бы в этой суровой красоте.
Как утверждал заворг Иванов, было два закрытых постановления ЦК КПСС об использовании лиц немецкой и еврейской национальности. Поэтому их редко можно было увидеть на руководящей работе, в партийных и советских органах и в списках награждённых орденами и медалями. Причём, не только их. Русские женщины с немецкими фамилиями, дети пропавших без вести на фронтах Великой Отечественной войны, жители временно оккупированных территорий тоже «притормаживались» партийными функционерами.
Февраль 1984.
 31. Диоды.
 
    «Всякое проявление фракционности и групповщины несовместимо с марксистско-ленинской партийностью»...
Из Устава КПСС.
 
Партия представляла классическую полупроводниковую систему. Сверху вниз идеи, решения, замыслы, замечания шли быстро, без задержек и искажений и по многим каналам связи. Особенно чётко эта система работала при Юрии Владимировиче Андропове. В первичные парторганизации посылались закрытые письма ЦК КПСС с требованием обсудить их до конкретного дня. В одном из них речь шла о предстоящем размещении ракет СС-20 в ГДР и Чехословакии в ответ на размещение «Першингов». Коммунисты могли рассказывать о содержании письма всем, но не указывать источник информации. После завершения обсуждения в указанный день публиковалось заявление Генерального секретаря на эту тему. Каждый коммунист был компетентнее своего оппонента при обсуждении этого вопроса в курилке, на кухне, в бане, в очереди, когда газеты об этом ещё молчали. И вот «Голос Америки» передавал эту новость, а население уже было к этому времени правильно проинформировано от товарищей по работе. В унисон с ними работали радио, телевидение, лекторы, политинформаторы на едином политдне.
Как и всякая другая конструкция, тоталитарная система имела и свои преимущества. Команды сверху проходили без задержки и выполнялись почти беспрекословно. Система почти не давала сбоев при прохождении электрического тока по телефонным проводам сверху вниз. Вот один случай.
К первому секретарю райкома партии в середине августа 1984 года пришла библиотекарь школы № 1:
- Моя дочь закончила заочно уже четыре курса художественно-графического факультета и работает воспитателем группы продлённого дня в школе № 3. В нашей первой школе освободилось место учителя рисования и черчения. Это её профиль обучения. Но работающая у нас в школе рядовым учителем жена заведующего районным отделом народного образования Любина хочет взять на это место свою подружку – лаборантку химической лаборатории всего лишь с 10 классами образования. Я не буду никуда жаловаться, вот пришла к Вам, потому что хорошо знаю Вас. 
Всего 38 минут понадобилось административно-командной системе, что бы всё встало на свои законные места. За это время был сделан звонок из райкома в РОНО, оттуда – в школы. Был издан приказ в одной школе о переводе учительницы и отнесена трудовая книжка в другую школу на расстояние более одного километра, издан приказ о приёме на работу в этой школе. Причём молодой учительнице рисования за это никто не мстил, она благополучно проработала ещё 8 лет, пока не переехала в краевой центр.
Снизу вверх идеи шли тяжело, или совсем не шли. Селеноидные мозги аппаратчиков пропускали идеи только в одну сторону. Как канализационные трубы, мозги работали только в одном направлении. Информация вниз двигалась быстро, не встречая сопротивления, как кошка по водосточной трубе. Один, самый верхний мог повернуть всю партию то на кукурузу, то на мелиорацию. Потом это обстоятельство помогло поднять всю КПСС на перестройку, которая, как и провозглашалось сразу, оказалась необратимой, хотя многие предрекали ей судьбу Хрущёвской «оттепели». Имело хождение выражение: «Оттепель пережили и распутицу переживём!». Промахнулись, однако!
 Август 1984.
  
32. Пример.
 
      «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
      - честность и правдивость, простота и скромность в общественной и личной жизни»;
Из Устава КПСС.
 
Заведующий сельскохозяйственным отделом Крымский Ефим Ефимович выступал с отчётным докладом на профсоюзном собрании работников аппаратов райкомов партии и комсомола. Покритиковав техничек, инструкторов, некоторых секретарей парткомов, по-отечески пожурив комсомольцев, высказав пожелания о более плодотворной работе в адрес заведующих отделами, он на высоком подъёме произнёс:
- И у нас есть с кого брать пример! Образцом неутомимости, 
эффективности и творческого подхода к работе является первый секретарь райкома партии... 
Прозвучала фамилия Первого. Все притихли, а докладчик бойко
продолжал петь дифирамбы, без темы сомнения применяя эпитеты, которые ещё совсем недавно применялись только Генеральному секретарю партии Леониду Ильичу Брежневу. Народ безмолствовал. 
У первого секретаря почти не было недостатков, и с содержанием доклада можно было согласиться. Но форма и место хвалебной речи коробила. Начинающие работники аппарата полагали, что Первый в своём выступлении отметит эту неуместность, но как отмечалось выше, у него почти не было недостатков. Он был снисходителен к подхалимам. 
В своей речи первый секретарь остановился больше на международной обстановке, отметив в частности, что перед страной нависла угроза, сравнимая с монголо-татарским игом. Серьёзнее угроз с той поры не было. «Рейганомика» направлена на изматывание социалистической системы гонкой вооружений. А мы никак не можем достичь производительности высшей, чем у загнивающих капиталистов.
Крымский давно работал в различных управленческих структурах. Отлично разбирался в людях. Знал когда, где и как сказать нужно, чтобы упрочить своё положение. Крымский вряд ли надеялся ускорить таким образом свою карьеру, скорее, он хотел всего лишь сохранить статус-кво. А карьеру сделал бы, если бы не тяга к спиртному. Распространённая русская болезнь сильно мешала его карьерному росту. И с этим уже ничего нельзя было поделать. Кодирование среди партийных работников было не принято.
А фраза «У нас есть с кого брать пример!» с тех пор стала крылатой в аппарате райкома партии. Иван Иванович сказал после собрания:
- Теперь он Крымскому пьянки две-три простит. 
Иванов имел в виду Первого. 
 Ноябрь 1984.
 
33. Вступающие.
 
       «В члены партии принимаются сознательные, активные и преданные делу коммунизма рабочие, крестьяне и представители интеллигенции».
       Из Устава КПСС.
 
Лица вступающих в КПСС селян, при утверждении их на заседаниях бюро райкома партии – это нечто особенное. Для постоянно присутствующих при этом процессе – это открытая книга. Сразу видно, для кого это - вступление в правящую партию и ступенька в карьере. А для кого - дополнительные обязательства, ответственность, кредит доверия, который нужно оправдать честным трудом, аванс, который надо отработать. Вступление для них - это ещё один повод строже подходить к своим поступкам и серьёзнее относиться к жизни, больше работать и поэтому добиться большего.
По большому счёту, у каждого человека - свой кодекс чести. Занятно наблюдать, как первая категория играет и иногда переигрывает. Таким хочется сказать: «Посмотри на панель приборов, парень, у тебя борзометр явно зашкаливает». Как говорил Родбиндранат Тагор «Даже из эгоистических соображений человек должен обуздать свои порывы, иными словами, соблюдать нормы нравственности». У многих не хватает ума даже на это. А вот читали ли они Тагора?
Вторая категория ведет себя как на исповеди. По их лицам можно писать красивые портреты – шедевры живописи. Они искренни, чисты и открыты. Некоторые женщины плачут. Не навзрыд, у них просто текут слёзы.
Принимали в партию Галину Васильевну Веселову – жену секретаря парткома. Говорили, что именно с этой женщины в соседнем совхозе, где она раньше работала зоотехником, скульптор сделал фигуру доярки. Портретное сходство подтверждало эту версию. Фигуру механизатора сделали с главного инженера совхоза. На заседании бюро райкома партии Галина Васильевна была взволнована, очень переживала, её лицо выражало искренность и открытость, она в слезах непроизвольно произнесла: «О, Господи!». Реакция Первого была неожиданной. Он мог не заметить её восклицание или не реагировать. Но мы услышали:
- Ну, Господа Бога здесь не будем упоминать.
Поразило не то, что он сказал, а как. Это было сказано как о реально существующей личности. Вряд ли он хотел вложить в свои слова именно этот смысл. Хотя, кто это знает. Он читал многое из того, что не было доступно рядовым сотрудникам райкома партии. Скорее, это вышло случайно в атеистическом райкоме партии, но задуматься заставило.
Прошло ещё немного времени, и до многих дошло, что окружающий нас мир не так вульгарно материален, как это представляли большевики. Всё намного сложнее, чем в видении классиков марксизма-ленинизма, сложнее и прекраснее.
Январь 1985.
 34. Часы.
 
Работников райкома, как и других офицеров запаса, раз в два года призывали на недельные военные сборы, организуемые прямо в райцентре. Сюда же привозили командиров и их двух соседних районов. Стрелять давали мало. В основном шли теоретические занятия и просмотр кинофильмов об оружии «вероятного противника». Партийным работникам можно было порулить и на БМП – боевой машине пехоты. Гусеничная техника удобна в управлении, легко преодолевает сугробы на заснеженном поле. От предложения выстрелить из гранатомёта все работники райкома дружно отказались.
После стрельб на крутом берегу Оби всех собрали в аудитории профтехучилища, майор военкомата переписывал, кто, сколько очков выбил, стреляя из пистолета Макарова с 25 метров по мишени. Все называли числа, более двадцати. Когда один из офицеров запаса назвал цифру 19, преподаватель тут же заметил вслух, что «хоть один честно сознался». В перерыве между занятиями честно сознавшийся инструктор райкома рассказывал своим товарищам по оружию о случае, произошедшем в армии с его отцом.
- Молодых бойцов в конце сороковых вывезли перед принятием Присяги на полигон: «обстрелять». Выдали к карабину по три патрона. Мишени стояли перед земляной насыпью, из которой беспорядочно торчали выкорчеванные пни. Мой отец, посчитав, что для опытного охотника мишень имеет оскорбительно большие размеры, сделал три выстрела по торчащему из насыпи срезу пенька. Пошли смотреть результаты стрельбы. Отец остался доволен доставшимся карабином, пули легли в пеньке кучно, а мишень, конечно, осталась нетронутой. 
Начали обсуждать результаты стрельбы на перекуре. Один из бойцов утверждал, что попадет с такого расстояния в наручные часы старшины полигона, и предлагал ему пари.
- С тобой не буду спорить, ещё попадёшь. Вот с Костей готов поспорить по пятьдесят рублей. 
Неожиданно для всех отец согласился. Старшина уже прикидывал, что выигранной суммы хватит на две бутылки водки по 21-20 и на закуску. Предстоял интересный вечер в «каптёрке» в компании друзей. Настроение его заметно улучшилось, как часто бывает с уже пристрастившимися к выпивке в её явном преддверии. С участников пари собрали по «полтиннику». Молодому бойцу выдали три патрона.
Когда с первого выстрела трофейные часы командира разлетелись вдребезги (швейцарский «Павел Буре» банально приказал долго жить), все ахнули, старшина перешёл на красноречивые непечатные словосочетания, совсем не упомянутые в последних изданиях знаменитого словаря не менее знаменитого Владимира Ивановича Даля. Некоторые бойцы высказались о воле случая. Потом все пошли смотреть останки часов и красиво торчащий из насыпи пенёк с тремя пробоинами. Этот случай получил широкую огласку, в полку только о нём и говорили, рассказывая друг другу, как свежий анекдот, ухахатываясь над старшиной. А отца стали привлекать к соревнованиям по стрельбе. Некоторое время спустя, тёмной ночью на посту в карауле выстрелив сначала в воздух, а потом на поражение, он застрелил, ориентируясь только на шум, бурого медведя, отказавшегося выполнять команду «Стой, кто идёт!» и «Стой, стрелять буду!» Слава молодого бойца, как опытного охотника после этого только возросла.
            Январь1985
 
35. Сани.
 
         «Партия руководит великой созидательной деятельностью советского народа, придаёт организованный, планомерный научно обоснованный характер его борьбе за достижение конечной цели – победы коммунизма».
Из устава КПСС.
 
Инструктора райкома партии Смирнова-Росовцева, уже достаточно закоченевшего на дороге в ожидании попутной машины, подвозил шофёр грузовика из соседнего района. Водитель рассказывал: 
- Вот случай у меня был на прошлой неделе, не знаю, смеяться над этим или плакать. И смех, и грех! В среду после обеда я поехал в Савский лесхоз, чтобы загрузить сани, а на следующий день рано утром везти их на областную базу. До неё 300 километров, поэтому выезжать надо в пять часов, затемно. В четверг я поднялся в четыре часа, завёл и прогрел машину, выехал. Мороз был около тридцати градусов. В дороге пришлось менять колесо, за это время прихватило радиатор, отогревал, утеплял. Антифризов нам не дают, только начальству на легковые машины выделяют, а мы ездим на воде. В областной центр приехал к обеду. Грузчики отдыхали - обеденный перерыв. После него разгрузили сани. Оформили документы. Спросил у диспетчера, нет ли груза в какое-нибудь савское предприятие. Не хотелось возвращаться порожним, нам платят за тонно-километры. Диспетчер спросил у начальника:
- Тут машина из Савского района разгрузилась, нам в туда ничего не надо отправлять? Человек не хочет ехать порожним 300 километров.
- Правильно не хочет! Государственные деньги надо беречь. Нечего туда-сюда порожняком машины гонять. Молодец парень! Больше бы нам таких парней, давно бы коммунизм построили! Есть груз в Савское райпо. Пусть едет на седьмую площадку, грузит для райпотребсоюза сани. Скажи грузчикам, чтобы загрузили.
Я чуть не застонал от досады. Хотелось рассказать работникам базы все, что я о них думаю. Только какой от этого прок? Домой я приехал поздно вечером, разгружал сани уже на следующий день в пятницу. Хотя мог привезти груз из Савского лесхоза в Савское райпо ещё в среду за один час вместе с погрузкой и разгрузкой. Зачем такая централизация? Почему нельзя распределять продукцию нашего лесхоза на месте, а уже потом развозить по районам? А ведь кто-то за это платит. В пятницу мне выпала не менее парадоксальная работа, я вывозил из райпо на свалку полный кузов обуви, которую не покупали в магазинах. Уценять эту обувь ещё раз по инструкции уже было нельзя, поэтому её предварительно изрубили топором.
На многие вопросы тогда не было ответов. По стране курсировали поезда, перевозя во встречных направлениях одни и те же грузы: лес, сталь, сено, муку, зерно, уголь, бензин и даже воду. Главную роль в социалистическом производстве играло не распределение в строгом соответствии с планом, а перераспределение в соответствии с потребностями предприятий в условиях завышения и урезания заявок, недопоставок и «доставаний» дефицита. «Значит, кому-то это было нужно». По городам и весям ездили и грузовики, возившие начальников по их важным делам. Легковые автомобили выделяли не всем руководителям в целях экономии государственных средств, а для решения многих производственных проблем необходим транспорт, не всё решишь по телефону. По стране ездили навстречу друг другу всевозможные снабженцы и доставалы, потому что в системе, где отсутствует универсальный эквивалент обмена, и деньги не выполняют эту функцию в полной мере, большое значение приобретают личные связи, знакомства, натуральный обмен дефицитами. А это всё (дефициты и связи) не всегда находится в ближних местностях.
Январь 1985.
  
36. Главный милиционер района.
 
На заседании бюро райкома партии заслушивали отчёт парторганизации РОВД о работе по сокращению количества правонарушений в районе. Готовил проект постановления и справку инструктор орготдела Смирнов, ему помогали члены партии: судья, помощник прокурора и председатель партийной комиссии райкома. 
Члены бюро ознакомились с итоговой справкой проверяющих ещё до заседания. На заседании инструктор привёл ещё несколько характерных цифр, подробно остановился на внедрение новой техники и научных методов. Дактилоскопия в районе при расследовании не применялась более пяти лет, хотя изобретена уже сто лет назад. Фотографию изобрели уже сто пятьдесят лет назад, но и она не применяется для фотографирования мест преступления, фиксации обстановки. Собаки служат человечеству более десяти тысяч лет, но и их уже три года нет в районном отделе. Преступность растёт, раскрываемость преступлений падает.
Выступающий позже инструктора начальник милиции выбрал странный способ для своей защиты. Зная, что инструктор уже выступил, он построил свою защиту на том, что факты, изложенные в справке, целиком взяты из его выступления на партийном собрании, которое состоялось позавчера, а присутствующий на собрании инструктор всё включил в справку. Он не отрицал изложенных фактов, но обвинял представителя райкома в плагиате. «Удар ниже пояса!» О каком благородстве офицера милиции здесь можно говорить. Инструктор тут же написал записку первому секретарю райкома, попросил слово для справки. Первый предоставил ему слово. 
- Готовя вопрос на заседание бюро, я знал, что имею дело с юристами. А у них слово к делу не пришьёшь. Здесь можно было привести ещё несколько фактов, о которых я знаю, но в справке указаны только те, которые есть в протоколах партийных собраний. Посмотрите на дату, стоящую под справкой, она на два дня раньше даты позавчерашнего партийного собрания в РОВД. А на моём экземпляре расписался секретарь Вашего партбюро и поставил дату. На собрание я ходил уже с отпечатанной справкой. У меня всё, - закончил инструктор.
Главному милиционеру района крыть было нечем. Члены бюро стали задавать начальнику милиции очень неудобные вопросы. Состав бюро райкома КПСС был в те годы традиционный для всех районов. Сюда входили три секретаря райкома, заведующий орготделом, председатель райисполкома, редактор районной газеты, первый секретарь райкома комсомола, директор передового совхоза, секретарь партком другого передового совхоза, рабочая строительной организации. У них накопилось много вопросов к начальнику милиции: пьянство и семейные дебоши сотрудников, неудовлетворительная работа ГАИ, случайный выстрел в себя одного из сотрудников, взрыв пороха, приведший к пожару, жалобы на работу работников медвытрезвителя.
Начальник милиции в это время уже не проживал дома с женой и детьми. Он снимал номер на втором этаже маленькой гостиницы строительной организации вместе с молодой сотрудницей своего паспортного стола. Медовый месяц затянулся на целый квартал. Поэтому он больше не оправдывался, «принимал к сведению». Боялся, что о его гостиничном номере и соблазнительной сотруднице кому-то из присутствующих известно. И слова инструктора о том, что не все известные ему факты изложены в справке, заставляли его задуматься как раз об этом симбиозе двух сердец. Инструктор же никогда бы не стал упоминать об этом факте, он был выше этого, но милиционер, применивший против инструктора «удар ниже пояса», мерил всех исключительно по себе. Как говорили: «Каждый судит о других по степени своей собственной испорченности».
Февраль 1985.
 
37. Стихийный опрос.
 
 «Коммунистическая партия, партия рабочего класса, ныне стала партией всего советского народа».
Из Устава КПСС.
 
Инструктор орготдела Смирнов-Ростовцев полушутя рассказывал своим «товарищам по оружию»:
- Зря нас обвиняют в келейности при обсуждении кандидатур на замещение вакантных должностей. Наоборот, при подборе кадров на тот или другой пост происходит самое широкое обсуждение кандидатов в народных массах. Только сами массы не подозревают, что их мнение учитывается. Вот освобождается место руководителя. Иногда после организованной утечке информации, иногда просто по логике вещей в народе начинают говорить, что на эту должность могут назначить Иванова, Петрова или Сидорова. Слухи эти постоянно ходят среди людей, менее перспективные кандидаты отсеиваются, иногда добавляются новые. Про одного говорят, что у него недостаточно личных связей, про другого – мало опыта добывания ресурсов, про третьего, что им жена командует. Потом все склоняются к мнению, что райком назначит Сидорова. Здесь все говорят искренне. Не так, как при выдвижении и обсуждении на собрании. Это как в народной песне. Некоторые слова исчезают, со временем заменяются другими, более точными. Так и в народной молве отсеиваются одни кандидаты, появляются и закрепляются другие, более перспективные.
Руководству остаётся только отслеживать эти разговоры через своих людей. Это мы можем делать в разговоре с секретарями парторганизаций и руководителями предприятий, с рядовыми коммунистами. Чем это не всенародное обсуждение? Нам нужно опасаться не открытости в нашей работе, а таинственности, непонятности. И не нужно этого стесняться. Конспирация – пережиток очень далёкого дореволюционного прошлого. Её нужно искоренять коленным железом. Если мы не избавимся от конспирации, она погубит партию.
Всё это говорилось полушутя, но некоторых заставляло задуматься.
Февраль 1985.
 38. Любовь восьмого марта.
 
Международный женский день 8 Марта отмечали в кафе накануне праздника, после работы. Приглашены были все работающие в райкоме партии, райисполкоме, райкоме комсомола и районной архитектуре. Для райцентров, где «выходом в свет» является поход на торжественное собрание, поскольку нет театров, и появление на банкете по случаю женского праздника – торжественное мероприятие. Женщины тщательно прихорашиваются. Истинные леди задолго до банкета думают не как лучше одеться, а как максимально раздеться, соблюдая при этом приличия. В этот раз сотрудников приглашали на торжественный вечер с жёнами и мужьями. Сансаныч был с женой, чем очень обидел свою любовницу, сотрудницу поселкового исполкома. Она жаловалась своим подружкам, что её «соперница» пришла позже, перед самым началом торжества, когда её уже никто не ждал.
А Расков Василий Васильевич был один: жена уехала к тёще на все три дня отдыха. Вечер прошёл весело. Музыка, танцы, конкурсы, шуточные авторские песни на знакомые мотивы, но злободневные темы. Было что выпить, и чем закусить. Кто хотел напиться, напился. Одна незамужняя дама бальзаковского возраста была в изрядном подпитии или казалась таковой. Когда все стали расходиться, Василия Васильевича попросили проводить «даму до подъезда».
- Истинный джентльмен всегда помогает даме перейти улицу, даже когда даме нужно в другую сторону - пошутил Василий Васильевич, и они пошли. Улицы посёлка были слабо освещены и уже пустынны в столь поздний час. «Хорошо, что никто не видит меня с этой дамочкой, а то пойдут необоснованные разговоры не там, где нужно», - думал инструктор. 
Вот и подъезд трёхэтажки. Дама поскользнулась на крыльце, и как истинный джентльмен, Виктор Васильевич вовремя подхватил её и завёл в квартиру. Казалось, что она совсем не держится на ногах. Не раздеваясь, инструктор довёл её до дивана, снял с женщины пальто и уложил. Провожатый уже собирался пожелать ей спокойной ночи и уйти, но дама вдруг сказала:
- Василий Васильевич, ты только со мной ничего не делай!
Лучше бы она молчала! До этой минуты, у мужчины не было на этот счёт никаких мыслей. Но теперь всё изменилось! Мир стал другим! Некрасивых женщин не бывает, бывает мало водки. А выпито было в тот вечер достаточно. Древний английский рецепт гласит: «Если вам доведется пить в обществе, найдите взглядом самую некрасивую женщину и не отводите глаз на протяжении всего времени; в тот момент, когда она покажется вам милой и желанной - встаньте и идите домой: вы пьяны». Вот только общался ли Расков с англичанами, читал ли английских писателей? 
Проснувшись утром на широком белом диване в тёплых объятиях вчерашней спутницы, Василий Васильевич испытал непреодолимое желание немедленно задушить её. Но потом пришло осознание, что всё не так уж плохо. Ну, не позвонил вечером жене – придётся сказать, что его срочно послали поздравлять доярок с праздником на дальнюю ферму подшефного совхоза, и он вернулся поздно. А на утренний подвиг силы ещё есть, несмотря на вчерашнюю выпивку. Человек самоутверждается через свои поступки! Надо порадовать женщину в честь наступившего международного женского праздника, пусть расскажет своим подружкам, какой он неутомимый любовник. Карьере это не повредит, высшее общество это одобрит, жене не скажут. Опять же завтрак самому не нужно готовить. Из трёхэтажки можно выскользнуть незаметно, на улице ещё будет темно. И инструктор потянулся губами к пышному бюсту, в который, как говорили её сослуживцы, у неё и ушёл весь ум. Но иногда именно эти два полушария, совсем не имеющие извилин, как раз и играют самую важную роль в карьере женщины.
Через два часа Расков уже звонил со своего домашнего телефона – поздравлял жену и тёщу с международным женским днём 8 Марта. Витиеватые фразы поздравления лились как воды широкой полноводной реки Миссисипи, петляя и закручиваясь в чёрных и тихих омутах, будя и омывая засевших в них чертей, прибиваясь то к платоническому, то к эротическому берегу. Партийная работа располагает к многословию
Март 1985.
  
39. Похороны Черненко.
 
  «ЦК КПСС регулярно информирует партийные организации о своей работе».
Из Устава КПСС.
           
Когда страна по телевидению увидела, как во время всей траурной речи об Андропове не может отдышаться самостоятельно поднявшийся на трибуну мавзолея новый Генсек, все поняли, следующих похорон осталось ждать недолго. Сразу появилось множество анекдотов на эту тему. Один из них звучал так: «Вчера после тяжёлой и продолжительной болезни, на 75 году жизни, не приходя в сознание, верный сын ленинской партии К. У. Черненко …приступил к руководству страной».
Председатель профкома работников аппаратов райкомов партии и комсомола Прутов Николай Николаевич ещё в конце января 1985 года повесил в приёмной райкома партии портрет Генерального секретаря в рамке из тёмного дуба. В простенке чуть выше двух светлых окон коричневый дуб смотрелся совсем чёрным. До середины февраля по этому поводу в приёмной отпускались шутливые комментарии, пока портрет не сняли после уже далеко не шуточного замечания Первого.
24 февраля по телевизору показали, как Генеральный секретарь, поддерживаемый двумя помощниками, подходит к урне на небольшом избирательном участке, больше похожем на декоративный. Листы бумаги дрожали, и он никак не мог попасть в урну. При повторном показе это место сократили. Кому нужно было показывать на всю страну это издевательство над старым больным человеком? А 8 марта ему стало хуже, и поползли слухи о его смерти. На улицах мужики говорили: «Пойдём, помянем Черненко. Он умер, только не объявляют об этом из-за Международного женского дня». Прецедент этого в новейшей истории был. Косыгин Алексей Николаевич умер 18 декабря 1980 года, но объявили об этом только 20-го, после дня рождения Брежнева. Как подтверждение этого предположения, после праздников с утра передавали по радио только траурную музыку, без новостей и официальных сообщений. Но люди и так знали, что произошло. С началом рабочего дня во все райкомы по телефонам сообщили о смерти Генсека. Через тринадцать месяцев руководства страной он, «так же не приходя в сознание», оставил это руководство. Все к этому были уже готовы. 
Через два дня работники аппарата райкома смотрели трансляцию похорон в партийной библиотеке. После сытного обеда все дремали, облокотившись на стопки газет на столах. Звучала музыка Шопена: соната №2, часть третья, ставшая в последние годы такой популярной, что её знала вся страна. Когда локоть одного задремавшего сотрудника съехал со стопки газет, и тело его дёрнулось, все освободились от дремотного состояния и захохотали. Через десять минут снова царила всеобщая дрёма. Райком спал. Профессиональнее всех на всех заседаниях и форумах умел спать Белов Пётр Петрович, он умудрялся дремать, не шелохнувшись, даже в первом ряду президиума на пленумах райкома и заседаниях партийно-хозяйственного актива. 
После похорон Черненко К. У. в стране наступила новая эпоха. Перемен ждали, но никто не предполагал, что они будут настолько глобальными. А Горбачёв сдержал своё слово: перестройка действительно носила необратимый характер! Перемены коснулись и района. Первого секретаря райкома перевели на работу заведующим сельскохозяйственным отделом обкома партии. Его место занял председатель райисполкома Солин Виталий Дмитриевич, «крепкий хозяйственник, от сохи».
            Март 1985.
  
40. Приход Горбачева.
Рассказывать о событиях современности, как и недавней истории, их непосредственному участнику или свидетелю и легко, и трудно. Легко потому, что это только произошло, и ещё есть множество свидетелей и свидетельств этих событий. Трудно потому, что не существует единого мнения на произошедшие события у людей, переживших их, не говоря уже об историках и аналитиках, описывающих эти события. Даже в отдельно взятом райкоме партии сотрудники понимали перестройку по-разному. Секретари говорили, что в районе всё хорошо организовано, нужно только как всегда «улучшить», «усилить», «поднять» и «увеличить». А инструктор орготдела Смирнов-Ростовцев сказал в шутку, что перестройка может буквально означать и перестроение, то есть смену строя. На эту возможность указывает разнообразие отглагольных форм богатого и могучего русского языка, особенно тех, что используют в армии.
Прихода Горбачёва ждали. Страна устала от тяжелобольных Генеральных секретарей, особенно от последнего. Жажда перемен ощущалась в обществе, их хотели все. Можно с уверенностью утверждать, что самый высокий авторитет у Михаила Сергеевича был в момент прихода к власти. Народ выдал ему кредит доверия для проведения перемен в стране. О масштабах же грядущих перемен не догадывался никто, даже сам реформатор. 
Единого плана реформ не было и на самом верху власти. В Политбюро ЦК КПСС работали политики с противоречивыми взглядами, такие, как Александр Яковлев и Егор Лигачёв. Статья Нины Андреевой «Не могу поступиться принципами» в «Советской России» от 13 марта 1988 года и отклики на неё показали, что противников у Горбачёва хватает и слева, и справа. До 5 апреля в прессе не появилось ни одного возражения, и только статья Яковлева в «Правде» нацелила на продолжение реформ. Партийные и советские руководители на местах по-своему трактовали задачи партийных комитетов в свете решений высших органов партии. Таким же неоднородным было и общественное сознание. Огромные массы людей по-разному представляли масштабы, темпы и глубину преобразований в зависимости от своего жизненного опыта, образования, национальной принадлежности. Кто-то собирался пережить перестройку как кукурузу и НОТ (научную организацию труда), а в Прибалтике заговорили о выходе из СССР. Усиливался национализм республиканских элит. Милицию вооружили резиновыми дубинками, которые сразу стали называть «демократизаторами». Видеть, как милиция орудует этими дубинками, было страшно. Общего плана реформ не просматривалось, в стране или на Земле, по крайней мере. Появилось много никчёмных лозунгов про перестройку, вроде «Пионерия перестраивается на марше!»
Горбачёв знал, что не все будут поддерживать его начинания, и по мере проведения реформ чувствовал всё меньше уверенности в своих силах. У него были опасения, что товарищи по партии свергнут его как Никиту Сергеевича Хрущёва. Поэтому Михаил Сергеевич по мере проведения реформ старался концентрировать власть в своих руках, непременно призывая при этом к демократии. В июне 1985 года на вакантное место Председателя Президиума Верховного Совета СССР был избран А. А. Громыко. Первого октября 1988 года этот пост занял уже сам Горбачёв. В середине марта 1990 года он был избран на безальтернативной основе Президентом СССР на съезде Советов. За него проголосовали 59% делегатов. Но на всенародные выборы президента СССР Михаил Сергеевич так и не решился. Примерно в это время и закончилось руководство Горбачёва перестройкой. Ключевые посты заняли сплотившиеся в тесную команду Лукьянов, Янаев, Павлов, Крючков, Бакланов, Стародубцев и примкнувший к ним Язов. И все эти годы в голове интуитивно возникали строчки из песни: «Ты ко мне приходишь, незнакомка, но пока что лишь во сне!» И слово «незнакомка» почему-то машинально хотелось поменять на слово «перестройка». Разговоров было много, но дел было мало. Некоторые дела напоминали поведение слона в водочном магазине.
 1985-1990
  
41. Крест.
 
       «Вести решительную борьбу с любыми проявлениями буржуазной идеологии, с остатками частнособственнической психологии, религиозными предрассудками и другими пережитками прошлого»;
Из Устав КПСС.
 
Один инструктор орготдела в эпоху сплошного официального безбожия и широкомасштабной борьбы с суевериями и предрассудками рассказывал на коммунистическом субботнике товарищам по работе:
- Мой отец поведал мне одну историю с продолжением. Когда он служил в армии, старшие товарищи по оружию решили напугать кого-нибудь из молодых бойцов. Было заключено пари, что он сходит на кладбище за речкой и принесёт оттуда крест. Ушедшие заранее его пугать двое старослужащих ждали моего отца со стороны мостика, а он, полностью раздевшись, переплыл речку и появился около них с неожиданной стороны. Увидев около одной из могил две фигуры, отец подумал, что это кто-то из солдат зашёл посидеть с девушкой на скамейке, и тоже решил их напугать. Для работавшего до армии учителем физкультуры ничего не стоило подпрыгнуть, ухватиться за толстый сук дерева, а потом повиснуть на нём вниз головой. Когда за спиной пришедших пугать раздались слабые стоны, они обернулись и увидели висящего вниз головой лицом к ним абсолютно голого человека. Два бойца как в масках альбиносов, мягко говоря, очень быстро вернулись в свою казарму, заскочив по пути в общественный туалет. Принесённый полусгнивший крест послужил доказательством бесстрашия молодого бойца. Потом этот крест был прислонён старослужащими к открывавшейся вовнутрь двери в доме жившего на территории части офицера.
После службы мой отец опять работал учителем, и эта история получила продолжение. Весной 1957 года он рассказал об этом случае ученикам, собиравшимся уже осенью пополнить ряды Вооружённых Сил СССР. Двое из них летом пошли охранять ночью домашний скот, не допускавшийся в деревню по причине карантина. С ними был ещё один – Вася Грободулин по кличке Гроб, уже отслуживший в армии и не веривший ни в Бога, ни в чёрта. Все трое изнывали от скуки у костра. И вот Вася по спору пошёл на кладбище принести старый крест. Это мероприятие должно было непременно завершиться распитием выигранной на пари одной из спорящих сторон бутылкой самогонки. Вопрос состоял только в том, кому идти за самогоном. Один из будущих воинов, не желавших пить за свои деньги, быстрее Васи добежал до погоста, и когда новоиспечённый осквернитель могил взялся за лежащий на земле полусгнивший крест, он услышал сзади тихие слова, произнесённые на распев: «Вася, стой! Крест-то мой!». Василий заорал благим матом и в панике покинул не только кладбище, но и пост у загона скота, прибежав домой белее снега, сопровождаемый громким лаем деревенских собак. На следующий день вся деревня только об этом случае и говорила. А деревенский титул Василия стал значительно длиннее, с этого дня его стали звать Вася Гроб-Крест, как это было в традициях жителей далёких американских прерий и пампасов.
Официальный атеизм, несмотря на все старания коммунистической пропагандистской машины, так и не смог искоренить суеверия в народе. Сами партийные работники сворачивали с асфальтированного тротуара на грунт, чтобы не проходить под укосиной телеграфного столба, стоящего недалеко от райкома партии. Все руководители района скромно отмечали пасху и открыто – родительский день. Традиции переплелись с верованиями и суевериями. Некоторые суеверия, как например, своевременное чихание пришло «из романтических веков, от древнегреческих богов и сказок нашей старины». Что можно назвать верой, а что традицией? Загадочна русская душа!
Апрель1985
 
42. Автоинспекторы.
 
Инструктор райкома партии Сергей Сергеевич Смирнов-Ростовцев ранним июльским утром поехал на рыбалку на мотоцикле с коляской. Перед самым постом ГАИ у «Днепра» неожиданно погасла фара. Ни ближнего, ни дальнего света не было. В те времена езда на мотоциклах «днём с огнём» ещё не была обязательной. И хотя из-за горизонта начало медленно выплывать огромное дневное светило, инспектор ГАИ Свешников остановил мотоциклиста. Инструктор предъявил водительские права, удостоверение инструктора райкома партии. Гаишнику, во что бы то ни стало, хотелось показать, что на дороге он главнее:
- Зачем ты мне это райкомовское удостоверение показываешь? Оно мне не нужно! – инспектор считал, что может обращаться на «ты» к любому водителю.
- Чтобы не говорили потом, что не знали, кого остановили.
Водительские права инспектор забрал, пояснив, что хоть солнце уже и взошло, но транспортное средство двигается в условиях ограниченной видимости. На следующий день инструктор зашёл к начальнику ГАИ Петухову, тот выписал квитанцию на пять рублей – штраф за нарушение. После оплаты штрафа в сберкассе инструктору райкома вернули права. Гаишники остались довольны: они поставили на место партийного работника. Показали, кто на дороге хозяин. 
Вечером была выпивка у замполита в кабинете. Начальник автоинспекции Петухов во время красочно рассказал об этом случае замполиту районного отдела, как о важном показателе укреплении авторитета милиции. Шли обычные в таких случаях разговоры о женщинах, о произведенных и предстоящих кадровых перемещениях в районе. Замолит похвастался, что вчера услышал новый тост в райкоме партии и теперь огласил его:
- В суровых условиях Сибири Машка-экскаваторщица копала траншею и неожиданно ковшом отодвинула плиту. Из любопытства она спустилась в открывшееся подземелье. Там в саркофаге лежал молодой красавец император. Он был так свеж, так хорошо сохранился, что Машка не выдержала и поцеловала его. И тут случилось чудо: молодой красавец император ожил. Он поднялся и сказал, что после того, как исполнит шестнадцать её желаний, снова станет властителем всего мира. Машка ненадолго задумалась и попросила его исполнить одно её желание шестнадцать раз. Молодой красавец император исполнил восемь раз Машкино желание и скончался. Так выпьем же за Машку-экскаваторщицу, избавившую мир от очередного тирана!
Работа в милиции довольно нервная, требует разрядки. Некоторые сотрудники и выходят из стресса с помощью алкоголя. О кабинетах психологической поддержки пока идут только разговоры.
Через неделю закончился отпуск инструктора райкома партии Смирнова-Ростовцева. Приступив к работе, он проверил все постановления бюро райкома партии, стоящие у него на контроле. Одно из них: «О работе парторганизации РОВД по повышению безопасности движения на дорогах района» отложил в сторону, остальные вернул в сейф. В тот же день у заведующего отделом был согласован вопрос о заслушивании информации секретаря партбюро милиции по выполнению этого постановления. Вопрос включили в повестку дня заседания бюро райкома на следующий месяц. Процесс пошёл. Секретаря партбюро и замполита пригласили в райком и проинформировали о предстоящем слушании.
В рамках контроля работы парторганизации милиции по выполнению постановления бюро райкома партии работу ГАИ проверил помощник прокурора района и написал справку о результатах проверки. Цифры упрямой статистики были неутешительны. В районе по итогам первого полугодия по сравнения с тем же периодом прошлого года возросло количество ДТП, в том числе и со смертельным исходом, в авариях погибло на два человека больше. Такие показатели никакими восхвалениями проделанной работы не опровергнешь. Все карты биты заранее, хотя работник прокуратуры и постарался не заострять внимание на недостатках.
На заседание бюро райкома партии пригласили начальника РОВД, его замполита, секретаря парторганизации и начальника ГАИ. Поскольку слушание проходило в рамках контроля, выступления и письменной информации от инструктора райкома Смирнова-Ростовцева не требовалось. Он скромно просидел всё заседание «на скамье» для приглашённых – длинном ряду составленных вместе стульев, внешне безучастный ко всему происходящему. Ознакомившись с запиской помощника прокурора, члены бюро стали задавать людям в погонах неприятные вопросы: почему на личных автомобилях работников автоинспекции государственные номера заканчиваются двумя нулями, почему работников инспекции можно встретить в форме где угодно, даже за пределами района, на знаменитых целебных озерах, но только не на трассе. И главный вопрос, почему после принятия постановления бюро по отчёту парторганизации о работе по повышению безопасности движения возросла аварийность в районе, смертность в ДТП, и даже погиб ребёнок, чего не случалось с детьми в последние три года, тем более на пешеходном переходе. Первый секретарь райкома партии Солин Виталий Дмитриевич со свойственной ему прямолинейностью высказал коммунистам в милицейской форме все претензии, что у него накопилось по их работе. Вспомнил пьянки личного состава, семейные дебоши, громкие постельные скандалы, тяжкие дорожно-транспортные происшествия. Работу парторганизации по выполнению постановления бюро признали неудовлетворительной. Исполнителям «поставили на вид» - был такой вид партийного взыскания. 
Вечером в РОВД состоялся «разбор полётов». Замполит успел доложить начальнику о том, что автоинспектор забрал водительские права инструктора райкома партии, у которого это постановление стояло на контроле, а начальник ГАИ Петухов оштрафовал его на половину дневного заработка за нарушение, которое не было безусловным. Но не будет же инструктор райкома партии подавать на ГАИ в суд. Главный милиционер района в быстро вошедшей в моду манере Солина, но значительно громче законодателя этой моды, орал на автоинспектора Свешникова, перемешивая нецензурные выражения с блатными. В переводе на русский письменный язык их разговор звучал так:
- Какая там «ограниченная видимость», когда солнце взошло? Ты что, приболевший мелкий хищник, не знал, что он инструктор райкома партии, когда останавливал его уже после восхода солнца за невключенный ближний свет? 
- Знал, он показал мне удостоверение. Но именно партия учит нас, что дисциплина на дорогах должна выть одной для всех.
- А почему ты, маленькая собачка женского пола, своего брата, такого же приболевшего мелкого хищника, пришёл ко мне спасать от лишения прав, когда его в соседнем районе поймали за рулём в пьяном виде? Он на ногах стоять не мог, из машины в лужу вывалился. Тогда ты думал, что дисциплин на дорогах должно быть две, и одна из них – только для таких, как ты и твой брат! Своя, персональная! В следующий раз со мной пойдёшь в райком на заседание бюро! Нет, не пойдёшь! Тебя, приболевшего мелкого хищника, туда на порог не пустят. Ты у меня на пенсию пойдёшь! Досрочно! Не в ту сторону смотришь. Безопасность на дорогах нужно улучшать, а не показывать всем подряд, кто на дороге главный. Этот инструктор мог не вспомнить про постановление бюро, стоящее у него на контроле, если бы вы с Петуховым оштрафовали его справедливо. Я его знаю, он честный, порядочный человек! И с милицией у него всегда были самые добрые отношения. Ещё до работы в райкоме он был дружинником. Мы его грамотой наградили за то, что он подставил ножку одному пьяному дураку с ножом, и тот упал, не добежав до нашего сержанта всего два метра. Сейчас никому не докажешь, что нас заслушали несвоевременно, из-за личной обиды. Наоборот, райком партии заслушал нас вовремя, когда безопасность на дорогах резко ухудшилась. Показатели нужно улучшать, а потом уже амбиции свои выказывать. А вы с Петуховым даже из бывших дружинников своими действиями делаете недоброжелателей, независимо от занимаемой ими должности. Как дальше собираетесь сотрудничать с населением в борьбе с преступностью?
Содержание этого разговора, сдобренного не одной дюжиной непечатных выражений, стало известно Смирнову-Ростовцеву уже на следующий день. У райкома партии были в милиции свои «доверенные лица».
В третьем квартале безопасность на дорогах района повысилась, аварийность снизилась, обошлось без смертельных случаев. Инспектора ГАИ не отправили на пенсию. В начале следующего года по предложению инструктора райкома Смирнова-Ростовцева постановление бюро райкома было признано выполненным и снято с контроля. 
Через неделю после снятия с контроля постановления инспектор ГАИ Угрихин отобрал водительские права у личного водителя депутата Верховного Совета СССР, директора передового совхоза за то, что тот заехал «под знак» и высадил своего шефа непосредственно у здания райисполкома, они торопились на сессию районного Совета. Пути подъезда к райисполкому были давно перекрыты дорожными знаками по распоряжению Солина, но все знали, что это ограничение не для всех. Последовал немедленный вызов главного милиционера района на ковёр. Сначала Солин рассказал начальнику РОВД примерно всё то, что тот рассказывал полгода назад своему автоинспектору и в тех же непечатных выражениях про мелких хищников, приболевших диареей, моноорхизмом и чудом переживших лоботомию. Самое вежливое выражение было: «Твоё мнение здесь настолько ценно, что не помешало бы тебе хранить его при себе!»
Потом уже разбор полётов состоялся в РОВД, с применением самой тяжёлой артиллерии непечатных терминов и блатного жаргона. И перевели инспектора охранять госбанк. Место тёплое, но не «взяткоёмое». 
Всё это было бы очень смешно, если бы это было не про нас. А так, «за державу обидно».
Август 1985.
 
 43. Болгарское турне.
 
Туристические группы для поездки за границу формировались в районе райкомом партии. Руководителем группы в Болгарию назначили секретаря парткома совхоза Семён Семёновича Римского-Корсакова. Туристы должны были иметь характеристики-рекомендации партийных организаций. Кого попало, за границу не пускали. Однофамилец великого композитора поехал без жены, руководителю группы не разрешалось брать с собой членов семей, и он взял с собой сотрудницу, бухгалтера совхоза Маргариту, отличавшуюся стройностью фигуры и мягким покладистым характером. Смирнов-Ростовцев ехал в турне с женой, простым туристом, его и избрали партгрупоргом туристической группы. Группа добиралась поездом до Москвы, потом самолётом до Софии, на автобусах по Болгарии до Слынчева Бряга, а потом, уже после отдыха, из Бургаса – самолётом до Москвы.
Если в СССР туристы были разных национальностей, а после пересечения границы нас всех стали считать русскими. Только одного татарина, учителя по профессии болгарские пограничники долго проверяли. Все другие туристы уже прошли осмотр и отпускали безобидные шуточки в адрес «счастливчика», а он смущался и краснел. Встречали туристов из СССР везде хорошо. 
Ровно за сто лет до этого прадед Смирнова-Ростовцева поручик Елецкого полка возвращался из Болгарии в Россию. Он был увешан орденами за освобождение страны от турецкого ига, но главной была награда от народа Болгарии: молодая жена, прабабушка Смирнова-Ростовцева. Возможно, где-то здесь жили родственники – троюродные братья и сёстры отца Сергея Сергеевича. Но искать кого-то через сто лет было нереально, прошло две мировых войны и одна балканская. Да и наличие родственников за границей не приветствовалось. Поэтому и из скромности о своём славном прадеде партгрупорг группы не рассказывал никому, хотя и очень хотелось сделать это на экскурсиях и при встречах с болгарами. В Болгарии туристы узнавали и свою историю. В своей стране многие даже не слышали о генерале Скобелеве, немного знали и о роли Александра Второго в освобождении Болгарии. А о Самарском знамени в Старой Загоре туристы узнали только около его одноимённого памятника. Здесь раньше была Римская Империя, Фракия. Отсюда был родом Спартак. Гид говорил, что и мать Александра Македонского была сербской княжной. В Пловдиве показывают развалины амфитеатра, музеи. Странно, у обнажённых статуй римлян скульпторы показывают волосяной покров только на голове. Древнеримская мода на бритьё или их же каноны изображения в камне? 
Пловдив, Габрово, Долина Роз, Бургас – красивые места. Однажды экскурсовод очень удивил туристов, некоторые смеялись до слёз. После сорока минут езды по идеально ровной дороге из Софии в Пловдив на автобусе «Чавдар» со скоростью 140 километров в час он высказал мысль, что туристы устали, и сейчас будет отдых у кемпинга. Он явно не ездил «необъятными просторами Сибири» по ухабам в жёстком автобусе 300 километров за восемь часов, стоя, и всего с двумя остановками по сорок минут на автовокзалах, где тоже негде присесть. Самое вкусное мороженное в Пловдиве, сладолёд по-болгарски. Шипка, здесь сражался Елецкий полк, здесь лежат боевые товарищи прадеда.
Новости по радио на болгарском языке были очень понятны, а вот речь продавцов на рынках нет. Но с туристами они все говорили по-русски. Гид рассказывал, что «с первого класса ученики школ учат болгарский и русский языки, а с четвёртого класса – иностранные». Большинство туристов истратили 90 процентов обмененных левов в первые два дня пребывания. По сравнению с СССР покупать было что. Смирнов-Ростовцев взял трёхтомник Константина Симонова «Живые и мёртвые» болгарского издательства «Вышейшая школа» на русском языке, дома его было не достать даже работнику райкома партии. В болгарском издании не было «купюр» цензуры, поэтому было много правды о войне. Ещё был приобретён монгольский кожаный пиджак. Много ли купишь на обмененные 530 рублей? А ведь ещё за два месяца до их поездки обменивали вообще по 330. Наши туристки ходили по магазинам до последнего дня, прикидывая, как лучше истратить последний лев. 
Селили туристов в двухместные номера, заботясь о нравственности и соблюдении Морального кодекса строителя коммунизма. Тем, кто был с сотрудницей, приходилось проявлять чудеса изобретательности, чтобы уединиться в номере во время похода группы на пляж или по магазинам. Но много ли нужно время любовникам для счастья? Некоторые туристки знакомились с местными парнями. Они не выполняли рекомендации ходить по городу и в гости только группой по пять человек. С первого же дня поездки всех интересовал вопрос: кто же приставлен к группе от КГБ? Считалось, что такие представители были в каждой группе туристов за рубежом. Потом эта тема стала обсуждаться открыто. Подозревали Марию, преподавательницу института и, естественно, работника райкома партии Смирнова-Ростовцева. Сергей Сергеевич во время очередного вечернего банкета подошёл к Марии и предложил выпить за «бойцов невидимого фронта». Выпили на брудершафт. 
Благодарность от признательной Болгарии в адрес Великой России, казалось, была написана на каждом камне. Туристов пропустили без очереди в Мавзолей Георгия Димитрова. Здесь они были иностранцами. Но веломобили в парке давали в прокат только за свободно конвертируемую валюту. Стране нужно было зарабатывать доллары, фунты, марки. Существовала и целая сеть валютных магазинов «Кореком». Чтобы объехать весь Солнечный Берег Смирнов-Ростовцев взял в прокате простой велосипед.
В Москве пограничники даже не проверяли вещи туристов. Ограничились проверкой паспортов. Приятно побывать в стране, где воевал прадед, где жили родственники прабабушки.
Сентябрь 1985.
  
44. Краснознамённые километры.
 
Директор дорожного управления Арнольд Вегвеллер стоял перед сложной проблемой. Заканчивался июнь, нужно было выполнять квартальный и полугодовой планы капитального ремонта дорог. Битум для этого был даже в избытке, а вот щебня не хватало. И вот, благодаря мощным пробивным способностям Арнольда, после «завоза и заноса» большого количества даров сибирского леса и «деревянных» изделий из оного нужным людям, щебень «пошёл». На два плановых километра хватало, но хотелось больше. Добыв ещё на полкилометра не очень качественного щебня, Вегвеллер скомандовал:
- Добавьте больше битума!
Вместо двух километров было отремонтировано три. План квартала выполнен на 150 процентов, а полугодия – на 135. В середине июля предприятие получило переходящее Красное знамя в соревновании строительных организаций района и солидные премии. Примерно с этого же времени асфальт «поплыл». В нём не хватало жёсткости. По свежим километрам «пошла волна». Асфальт потом постепенно срезали грейдерами, но весь сгрести так и не удалось. Перекрывать же его другим, твёрдым слоем не было смысла, жидкое основание не позволяло верхним слоям сохранять твёрдость. Ещё долго водители, проезжая эти километры, проклинали «небоскрёбными» словами и дорожников и километры, но мало кто из проезжающих знал, что едет по знаменитому среди всех дорожников области «краснознамённому» участку дороги.
Впрочем, у дорожников проблемы бывали не только производственные: несвоевременное снабжение материалами, отсутствие нужной техники. Бывали и административные завихрения. Однажды «третий» секретарь райкома партии Белов Пётр Петрович приехал к их директору, и приказал посадить у въезда в посёлок на обочине трассы республиканского значения ряд деревьев. Никакие убеждения, что деревца будут мешать уборке снега в зимний период, не помогали. Аргументы, что по правилам безопасности дорожники должны срезать древесную растительность не только на обочине, но и на откосах, в не принимались. Секретарь стоял на своём. Его главный аргумент был веским и для него неоспоримым: «Вопрос согласован с первым секретарём райкома партии Солиным!» Остальным, по мнению «третьего», о чём-либо рассуждать, ссылаться на нормативные акты и обсуждать решения первого секретаря не полагалось. Так нужно партии! 
Секретарь парторганизации, начальник участка Лебедь приехал в райком партии к инструктору Смирнову, рассказал о визите секретаря курирующему строительные парторганизации:
- Я в шоке! Не знаю, что делать. Подскажите что-нибудь. Не могу я на своём участке творить такое безобразие. 
Двум инженерам всегда легче найти общий язык, чем гуманитариям. Это у последних есть поговорка: «Два юриста – три мнения». Имеется в виду – у каждого своё, а потом и общее. Аналогично: «Два врача – три диагноза». Инструктор оценил ситуацию, в которую попал начальник участка:
- Сразу так с лёту трудно посоветовать. «Спустить на тормозах» вопрос не удастся однозначно. Вопросы, согласованные с вышестоящими секретарями, Белов стремится контролировать и обязательно докладывает о ходе выполнения, рекламируя своё служебное рвение. Я позвоню завтра. Что-нибудь обязательно придумаем.
На следующий день утром секретаря парторганизации дорожников позвали к телефону:
- Александр Васильевич, выход есть. Посадите не самые здоровые деревца на обочине, где сказал секретарь. Потом доложим Белову, пригласим его «оценить» работу. Сейчас весна. Всё лето вы будете выдёргивать по одному деревцу в неделю. Я понимаю, деревья жалко, но когда речь идёт о безопасности людей на дороге, выбирать не приходится. 
К зиме все деревца были выдернуты или сломаны случайными и отнюдь неслучайными наездами. Белов, однажды проконтролировав выполнение, забыл про свою зеленую аллею. Яблони над асфальтом не зацвели и не склонились над ним. Инженеров для того и учат в институтах, чтобы они не претворяли в жизнь ошибки проектировщиков и дурь начальства. Если бы на местах люди не корректировали иногда откровенно абсурдные партийные указания, административно-командная экономика развалилась бы значительно раньше. Но люди вынуждены это были корректировать, нужно было выживать и в этих условиях.
Кроме километров были и «краснознамённые» кубометры и гектары. Только в одном совхозе района за полив орошаемых полей платили по итогам собранного урожая, а во всех остальных хозяйствах оплата производилась за кубометр воды, вылитой как попало и куда попало. За перевыполнение давали премии, вымпелы, знамёна. То, что избыток воды приведёт к вторичному засолению почв, никого не интересовало. Аналогично платили за гектары вспашки, боронования, прополки. И только за уборку платили с тонны урожая. 
Сентябрь 1985.  
 
45. Командировка в национальный совхоз.
 
       «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
      - дружба и братство всех народов СССР; непримиримость к национальной и расовой неприязни»;
          Из Устава КПСС.
 
Инструктора орготдела Смирнова-Ростовцева в сентябре отправили в дальний национальный совхоз на три дня, до субботы. Это было подобие некого института уполномоченных, применявшегося ранее. За это время нужно было побывать на полях, на заседании парткома и на собрании в цеховой парторганизации центрального отделения совхоза, где планировался приём в члены партии двух трактористов, принятых кандидатами год назад. Местное население говорило только по-татарски, и лишь в присутствии важных гостей переходило на великий и могучий русский язык. Инструктора райкома они за такового не принимали, поэтому русская речь в этот раз звучала только тогда, когда обращались непосредственно к нему. При секретарях райкома они такого себе не позволяли. Это несколько задевало самолюбие инструктора, но он не подавал вида.
На крыльце канторы совхоза инструктора встретил его давний знакомый тракторист Ахтям со всей своей семьёй: женой и грудным сыном. Поздоровались. 
- Ну как назвал? – спросил инструктор. В прошлый приезд родители выбирали сыну имя. Сознавая, что живут среди русских, хотели подобрать ребёнку имя, одновременно похожее и на татарское, и на русское. А с инструктором обсуждали подходящие варианты: Альберт, Арнольд, Роман. 
- Николаем назвали! – ответил Ахтям, улыбаясь.
- Правильно, одобряю! – поддержал инструктор. 
- И отец мне так же сказал, - ответил тракторист.
В цеховой парторганизации оказалось, что собрание ещё не готово. Докладчик по основному вопросу ещё не собрал материал для доклада. А двое вступающих «потеряли» кандидатские карточки. Пригласили вступающих. Инструктор сделал вид, что верит им. Он обратился к секретарю парткома:
- Рашид Шеихович! Повестку дня собрания придётся изменить. Вместо приёма в партию будем рассматривать персональные дела тех, кто даёт рекомендации несерьёзным товарищам, теряющим партийные документы. Дайте мне список тех, кто рекомендовал их в партию. Это секретарь комсомольской организации, выдавший им рекомендации от комсомола, и ещё по два коммуниста, поручившихся за каждого вступающего. Заслушаем их здесь, а потом на заседании бюро райкома партии.
До собрания оставалось два часа. За это время докладчик собрал недостающий материал, а вступающие «нашли» кандидатские карточки. Их предположение, что их просто не примут в КПСС, в связи с утерей кандидатских карточек, не оправдалось. Перспектива подвести четырёх аксакалов и «своего» секретаря комитета комсомола им явно «не нравилась». Собрание прошло без проблем, «чинно, благородно». На следующий день в десять утра было заседание парткома. 
- Можно, мы будем говорить на своём языке? У нас многие члены парткома плохо говорят по-русски, и заседание парткома в этом случае затянется надолго, а сегодня пятница, у многих конец рабочей недели, - спросил инструктора секретарь парткома. Что можно ответить в таком случае? «Ну, погодите, вы об этом ещё пожалеете! У вас будет на это много времени, все предстоящие выходные вы будете думать только об этом и ни о чём другом», – подумал инструктор и ответил согласием.
На заседании парткома звучала татарская речь. Некоторые технические и политические термины были заимствованы из русского и в общем контексте звучали «правильно», с восклицательными знаками после слов «райком», «Генеральный секретарь Горбачёв» и «перестройка». Члены парткома делали лирические отступления в адрес райкома партии и его представителя, рассказывали анекдоты. Всем нравился этот спектакль, но секретарь парткома всё время возвращал разговор в нужное русло. Договорились, что сторожей на зерносклад нанимать не будут, а устроят дежурства. На практике это означало, что дежурные будут то с одного края села, то с другого, и все соседи и родственники дежурного будут ночью тайно запасаться совхозным зерном для своего подворья. У них это было в порядке вещей, в засушливые годы они заготавливали совхозной техникой сено в северных районах, но только для личного скота.
Пошли в столовую. Инструктор и секретарь парткома прошли к столику вперёд, а главный агроном остановился в раздумье, сесть за один стол с ними или устроиться за соседним.
- Киль менде! Утр шай черга! – услышал агроном приглашение от инструктора, вздрогнул и чуть не уронил поднос с обедом. Секретарь парткома раскрыл рот и застыл в этой позе. А сказано-то было: «иди сюда, садись чай пить». Откуда им обоим было знать, что первые годы жизни инструктор провел в этом селе с родителями-учителями, преподававшими здесь в школе русский язык и литературу, физику и физкультуру? И его нянька пела ему колыбельные песни на татарском языке. А потом он жил ещё в другом татарском селе, а много позже приезжал сюда в гости «на бешбармаки и баурсаки». И его друга детства зовут Акрам. И по-татарски он не общался только из скромности, пока «не достали». Тут подошла совсем юная работница столовой с обесцвеченной жёлтой, почти золотой причёской, она принесла «высоким гостям» бумажные салфетки в небольшой вазочке. 
- Рахмат, о, алтын чечек! – улыбаясь, поблагодарил её инструктор, что означало: «Спасибо, о золотой цветочек!» Девчушка радостно заулыбалась в ответ.
- Тилден артык казыма йок! – произнося это, инструктор виновато улыбнулся своим сотрапезникам, разводя при этом руками. Сказанное означало: «Нет лучше клада, чем язык!»
Ели молча. Секретарь парткома и главный агроном лихорадочно вспоминали всё, что в эти дни говорилось при госте на татарском языке. Их обед был явно испорчен. А наболтали они только о хищении социалистической собственности не на одну статью уголовного кодекса и не на одну пятилетку лесоповала. «Да, - подумал Рашид Шеихович – кадры надо знать! Иначе десять гектар корабельных сосен «отхватишь со товарищи» перед пенсией. Солидная делянка! Хорошо хоть люди у нас воспитанные, никто его не материл, непечатные выражения в чужом языке усваиваются гораздо раньше печатных, и он их явно знает». 
- Ну, мне пора ехать домой! – сказал инструктор секретарю парткома, когда они вышли из столовой, - да и Вы должны отоспаться, Вам сегодня ещё с Вашим зятем на зерноскладе дежурить! Спасибо за тёплый приём, Рашид Шеихович!
По пути домой инструктор вспоминал удивлённые лица провожающих с несвойственными местному населению широко открытыми глазами. Что ж, сами предложили говорить по-татарски. Русские всегда стремились жить в мире со всеми коренными народами Сибири. Были, конечно, купцы и спекулянты, стремящиеся обмануть и местное и русское население, но наше правительство никогда не опускалось до геноцида, не уподоблялось руководству США, платившему премии за скальпы индейцев. А при социализме темпы развития национальных окраин во много раз опережали центральные области СССР.
Октябрь 1985
  
46. Вакансия.
 
«Основными обязанностями республиканских, краевых, областных, окружных, районных партийных организаций являются: …
     …г) подбор и расстановка руководящих кадров, воспитание их в духе коммунистической идейности, честности и правдивости, высокой ответственности перед партией и народом за порученное дело»;
    Из Устава КПСС
 
Освободилось место директора райзаготконторы. Это предприятие занималось закупом у населения закупом продуктов животноводства, шкур, шерсти, вторичного сырья. Место было тёплое, денежное, обильное на дефициты для встречной торговле. Нужен был новый директор. Подбором кадров такого уровня занимался организационный отдел райкома партии под руководством второго секретаря. Окончательное решение по кандидатурам руководителей предприятий принимал только первый секретарь. Чтобы провести удачное (для себя) назначение на этот пост, Иванову Ивану Ивановичу нужно было время: месяц, а лучше – два. Поэтому он, как мог, раскритиковал стоящего в списках резерва на эту должность работника в разговоре со вторым секретарём. Хотя всего полгода назад сам составлял этот список, отстаивал каждую внесённую в него кандидатуру. Но этот документ был составлен таким образом, чтобы его можно было изменить в любое время в соответствии с требованиями этого самого времени или интересов заворга и веско аргументировать это изменение. «Марксизм – не догма, а руководство к действию!» - любимая поговорка Ивана Ивановича прозвучала и в этот раз. Наконец вторым секретарём была произнесена долгожданная фраза:
- Подумаем, рассмотрим другие варианты.
Иванов очень обрадовался полученному таймауту. Талантливому продолжателю дела самозваных «детей лейтенанта Шмидта» (Петра Петровича) нужно было успеть многое. Придя в кабинет, он быстро составил два списка. В первом были те, кто был не прочь и мог отдалённо надеяться стать директором райзаготконторы. Набралось шесть человек.
В другом списке были те, кто не хотел быть на этой должности, но кого теоретически могли «бросить на укрепление кадрового состава в заготконторе». Первым во втором списке стоял заместитель председателя райпо Михаил Никитич Домкрат. В его кабинете и начал свою работу заворг:
- Тут второй секретарь предлагает направить тебя на работу в заготконтору, возглавить самостоятельный участок работы. Но я пока противодействую этому. Говорю, что ты нужен как резерв на должность председателя райпо. Заберут Агеева Анатолия Павловича в Омск, ты у нас – достойная замена.
Через три дня Иван Иванович заходил в этот же кабинет уже по другому вопросу. Привезли польские мебельные гарнитуры: корпусная и мягкая мебель, а для дочери нужно было достать стиральную машину «Сибирь». Заворг мог и без повода зайти к нему за мебелью, но с козырями в руках всегда легче выиграть, оставив другого «в дураках». Естественно, это всё было продано ему вне очереди. Со вторым списком работать было легче, только одного человека из этого списка могла поджидать неудача, в худшем случае. 
С первым списком всё было с точностью до наоборот. Только один из списка мог получить удовлетворение. Здесь нужно убеждать потенциальных кандидатов, что заворг делает всё для их выдвижения вопреки противодействию работников аппарата и членов бюро. Да и возможности у состоящих в этом списке кандидатов были скромнее. После назначения одного, остальных приходилось утешать, показывая их фамилии в резерве на выдвижение на другие посты. 
Директором райзаготконторы через полтора месяца назначили одного из директоров РТП (рознично-торговое предприятие при совхозе). Но все кандидаты на этот пост успели за это время поработать над повышением благосостояния одного из представителей сонма «слуг советского народа и солдат партии», достойного продолжателя дел Великого Комбинатора. Сомневаться в этом не приходилось. Инструктор райкома, который видел на столе у Ивана Ивановича два списка, позже уехал в Германию. Родственники его жены жили в ГДР. Во время работы в райкоме он ездил туда в гости, рассказывал о жизни в Восточной Германии. По иронии судьбы, двоюродный дядя его жены работал в райкоме Социалистической Единой партии Германии и работники нашего райкома имели возможность узнать о жизни братской компартии почти из первых рук. Отличий было много, но главное было в том, что наш универсальный принцип руководства: «Я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак» - в ГДР не действовал. Интересно, почему? Крепостное право у них отменили на несколько столетий раньше или фашизм высветил все отрицательные стороны такого неравенства, непонятно.
                        Декабрь 1985.
47. Шампанское.
 
     «Окружной, городской, районный комитет избирает бюро, в том числе секретарей комитета, а так же утверждает заведующих отделами комитета, редакторов газет».
Из Устава КПСС.
 
            Иван Иванович, заведующий организационным отделом, член бюро райкома партии уходил в отпуск. В конце года в отпуск отправляли тех, кто по каким-то причинам не смог сходить раньше. На следующий год отпуска партийным работникам не переносили. Было на этот счёт специальное постановление Центрального Комитета. Два инструктора его отдела и заведующая общим отделом Кабина Любовь Петровна сбросились по два рубля, полагая, что отпускник добавит ещё на и вторую бутылку шампанского, оно стоило 6-20. Отпускник пошёл по делам, намереваясь по пути купить и шампанское.
- Если не вернусь, считайте коммунистом, - пошутил шеф перед уходом. Достать хорошее вино было трудно, но только не Ивану Ивановичу. Он знал, где ему дадут шампанское в любое время. Если в отпуск уходил инструктор, он угощал только за свой счёт. Провожая в отпуск заведующих отделов, уже сбрасывались все, а секретари уходили в отпуск по-английски, не прощаясь. Таковы были правила игры. Всем правилам негласного этикета следовали неукоснительно, как придворному церемониалу при дворе Людовика XV. А нарушения рассматривались как посягательства на иерархию.
К трём часам собрались в общем отделе. Виновник торжества запаздывал. 
- Может он ещё и на шоколадку добавит? – предположила Любовь Петровна.
- Нет, - возразили ей остальные, - Иван Иванович не из тех.
- Захожу я сегодня к нему в кабинет, - говорит инструктор Буйнов, - за своей справкой, он велел мне забрать её у него, а там, как обычно, на чистом листе крупными буквами вдоль страницы записано самое важное мероприятие, которое непременно нужно сделать сегодня. Это - как узелок на память о мероприятии, о котором нельзя забыть ни в коем случае. Теперь я знаю, чем забита голова у шефа. На листе большими красными буквами было написано: «ПЕНОПЛАСТ». Для поплавков на сети запасает. Всю рыбу в Чанах выловит.
Через полчаса пришел отпускник. Оказалось, что он добавил к собранной сумме 20 копеек и купил одну бутылку «Советского шампанского». Видимо посчитал, что нелёгкий (для других) процесс «доставания» хорошего вина тоже значительный вклад в общее дело. У него была любимая поговорка: «Чрезмерное рвение вредно, особенно, когда нет протекции!» Некоторое недоумение, отразившееся на лицах «собутыльников» осталось им незамеченным.
- Ну, давай, Саша, наливай партийным работникам: себе да мне! - опять пошутил шеф, компания-то состояла из четырёх человек. Выпили за отпуск, пожелали Ивану Ивановичу удачного подлёдного лова. После этого дня стали в шутку говорить, что у него в голове совсем не какие-нибудь древесные опилки или мякина, а высококачественный пенопласт, он же пенополистирол.
Без шуток скучно на любой работе, но особенно, на такой серьёзной, где «всё возводится в степень».
Декабрь 1985
 
 48. Секретное Письмо ЦК КПСС.
 
          «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
      - коллективизм и товарищеская взаимопомощь, каждый за всех все за одного»;
          Из Устава КПСС.
 
В Краснознамённом райкоме партии потеряли Письмо ЦК КПСС. Обком разослал во все районы срочную депешу, грохочущую предполагаемыми карами, с требованием усилить бдительность, и серьёзными предупреждением о недопустимости подобных случаев. Неизвестно, куда после этого делось Письмо ЦК уже в нашем районе. События развивались дальше следующим образом.
Заведующая общим отделом Кабина Любовь Петровна попросила всех ответственных работников аппарата посмотреть, нет ли у них в столах и сейфах Письма. За второй случай потери столь важного документа обещали изгнать с работы заведующего общим отделом обкома. Не обошлось бы и без карательных мер и на районном уровне. Любови Петровне угрожала перспектива преподавания её «любимой» химии уже в третьей четверти учебного года, и уже на следующей неделе она могла бы уже вдохновенно рассказывать ученикам про тяжёлые трансурановые элементы. Поэтому весь следующий день в райкоме прошёл за перетряхиванием сейфов. Не нашли. На третий день переполоха Любовь Петровна сделала публичное заявление, что Письмо может быть в сейфе у находящегося в отпуске Иванова. Возможно, он взял письмо почитать в общем отделе, а потом забыл за него расписаться и пошёл читать к себе в кабинет, когда её срочно вызвали к первому секретарю. Версия была правдоподобной.
Двух инструкторов орготдела Кабина закрыла в кабинете Иванова и попросила пересмотреть каждую бумажку. Сама она уже смотрела вчера, но ничего не нашла.
- Зачем нас закрыли на ключ? Неужели для того, чтобы мы не отвлекались от поисков? – возмущался инструктор Буйнов А. П. 
- Нет, Саша. Как говаривал старина Оскар Уальд: «Если вы хотите узнать, что на самом деле думает женщина, смотрите на нее, но не слушайте». Это означает, что письмо здесь, и не она, а именно мы, должны его найти. И ни в коем случае не должны тайно вынести. Видишь, сегодня Любовь Петровна уже не такая грустная, похоже она нашла его в своём сейфе, но мы должны найти письмо в одном из этих - ответил второй инструктор.
И точно, тщательное перекладывание содержимого полок и папок одного сейфа привело к желанному результату. Письмо было найдено. 
Многие партийные работники сохранили свою репутацию, а некоторые – посты.
- Это что, - сказал вернувшийся из отпуска Иван Иванович, - вот в «Лениных заветах» был случай с худшими последствиями. Секретарь парткома оставил Письмо на столе в кабинете, а кто-то его унёс, и, скорее всего, сжёг, прекрасно осознавая последствия. Обыскали всю контору и квартиру. Предположили даже, что оно в уличном туалете. Закачали туда пять тонн воды, выкачали ассенизационными машинами, вылили на поле, осмотрели каждую бумажку. Работа была не из самых приятных. Больше всех старался секретарь парткома. Но поиски были тщетными, ничего так и не нашли. Секретаря парткома освободили от работы со строгим выговором, занесённым в учетную карточку коммуниста. И он вскоре умер на почве нервного расстройства. Конспирация. Секретность. Рассказывали, что по партийному билету можно было пройти почти на любой завод, поэтому за партийными документами охотились западные спецслужбы    
Январь 1986
 
49. Книга.
 
        «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
     - высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов;»
          Из Устава КПСС.
 
Первый секретарь обкома КПСС решил написать книгу о Сибири, скорее всего, его уговорили взяться за это помощники. Те же помощники стали собирать с райкомов материал: документы, относящиеся к жизни области в период его правления. Темы были заранее определены. На местах к этой работе подключались все, кто мог быть полезен. Целую неделю работники райкомов партии, профсоюза и комсомола, райисполкома, управления сельского хозяйства, запрашивали с мест - с предприятий райцентра, совхозов и колхозов, обобщали и оформляли собранный материал. Всё передавалось в райком партии, где это всё ещё раз классифицировалось, обобщалось, сокращалось, выбиралось наиболее яркие примеры, приукрашивались события, достижения, показатели. 
Сорок страниц машинописного текста отправили в обком КПСС из района. Многое из собранного не попало в книгу, где-то осело. И могло быть ценнейшим архивным материалом о жизни области за 20 лет, если бы было правдой. Могла бы получиться действительно интересная книга, плод коллективного труда, но как всегда верх взяла идеология. В какой-то мере можно считать соавторами книги и работников партийного и советского аппаратов, агрономов, инженеров, врачей и педагогов, журналистов. Но был и основной автор – работавший за деньги журналист Фёдоров. Вышло это произведение, конечно же, не под его фамилией. Книгу продавали во всех книжных магазинах области. Партийные работники покупали её из интереса, хотелось узнать, попало ли в неё тот материал, который почти каждый готовил для издания книги.
Февраль 1986
 
50. Колбаса.
 
            «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
 - честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни;» .
          Из Устава КПСС.
 
В конце февраля 1986 года профсоюзный комитет работников райкомов партии и комсомола организовал выезд в сосновый бор на правый берег Оби. Брать лыжи в прокате сам никто не хотел, поэтому поручили одному из членов профкома взять спортивный инвентарь на всю команду выезжающих. Зная барские замашки своих товарищей по оружию, этот товарищ в последний момент вообще отказался от поездки, когда лыжи были розданы. 
За продовольственное обеспечение спортивного мероприятия взялся сам председатель профкома. На профкомовские деньги были закуплены двенадцать бутылок водки, пять килограммов толстой полукопчёной колбасы и остальная мелочь – закуска, неизбежная при организации подобных мероприятий. Выпивки теперь устраивались конспиративно – здесь пригодился огромный исторический опыт подпольной работы партии. В других райкомах доходило до продажи водки в райкомовских буфетах, но это быстро становилось известно широкой общественности. Шесть работников аппарата из пятидесяти вступили в общество борьбы за трезвость. Но это их не обязывало к воздержанию от возлияний. Наоборот, они утверждали, что заплатив взносы в общество, они как бы купили лицензию на приобретение и приём спиртосодержащих продуктов. 
Секретарей повезли на «уазиках», остальных – на заказанном автобусе. После полутора часов катания на лыжах, последовал пятичасовой пикник в протопленном фанерном домике. Все были довольны. Члены семей сотрудников на такие мероприятия не приглашались. Кто хотел напиться – напился. Остались довольны и те, кто ехал покататься с горки, и те, кто жаждал уединиться с кем-то в отдельном натопленном домике, провести выходной день без жены. Председатель профкома ушёл с одной комсомолкой подальше в лес. Когда объятия и поцелуи готовы были перерасти в нечто большее, оба без слов двинулись к запасному домику. Дверь оказалась закрыта изнутри, поэтому пришлось ещё немного покататься с горки на почтительном отдалении, подождать, пока домик освободит предыдущая пара. Ожидание только усиливает взаимное стремление. И вот домик освободился! Наши страсти! Именно они толкают нас порой на самые невероятные поступки, заметно влияют на производительность труда, одаривают нас вдохновением, состоянием окрылённости, и тогда всё получается, работа спорится, проблемы решаются сами собой. Мощный выброс гормонов делает своё дело. Некоторое чувство виноватости перед семьёй остаётся, но подсознание быстро находит выход. Оно обеляет истинного виновника и всю вину постепенно перекладывает на супруга или супругу. И получается, что «я-то хороший, это она довела меня до этого состояния своим невниманием, непониманием и т. д.»!
На служебные романы товарищи по партии всегда смотрели с пониманием. Разводы очень мешали карьере любого руководителя, поэтому многие из них не разводились, а искали «отдушину» на стороне. Споры возникали, когда случалось, что начальник и подчинённый «не поделили женщину», зачастую, замужнюю. Иван Иванович в начале мероприятия рассказывал своим инструкторам:
- На таких мероприятиях, когда коллектив выезжает попьянствовать, чаще объект ухаживания и глубину взаимоотношений на этот вечер выбирают женщины. Увидишь, что женщина неравнодушна к тебе, подумаешь: «Ладно, займусь ею, авось, долго уговаривать не придётся». Так складываются пары и для долговременных служебных романов. Но и мы выбираем. Более того, любовницы – это женщины, которых мы покупаем. Не обязательно материально, хотя без подарков не обходится. Поддержка, защита, покровительство и покрывательство. Что не говори, а идеальная любовница должна быть замужем, и не должна собираться бросать своего мужа, иначе ей захочется за тебя замуж, а это уже разводы, скандалы, конец карьере. Как говаривал Вильям Шекспир: «Чем страсть сильнее, тем печальнее её конец». В лучшем случае переведут на профсоюзную работу – «партийное кладбище». 
Уйти от нелюбимой женщины - означает уйти от нелюбимой работы. Но если любимой работы нет в принципе, а есть просто работа с высоким социальным статусом, набором привилегий, прав и льгот, человек боится терять и ту, что есть. При этом он жертвует своим счастьем с любимой женщиной, но приоритеты расставляет всё-таки он сам. 
В разгар выпивки выяснилось, что пропали две палки колбасы. Грешили на Ивана Ивановича. Но проверять не стали. Когда в компании теряется кошелёк – неудобно всем. Но найти пропавшую вещь у одного из присутствующих членов бюро райкома партии – это ещё более неудобно. А не найти в результате поисков? Возможно ведь, просто просчитались. Так или иначе, этот случай запомнили все. И все были довольны поездкой: и не очень пьяные, и не очень трезвые и очень обласканные.
Шёл десятый месяц борьбы партии за трезвость советского народа, по отчётам, весьма успешной. Для отчётов нужны конкретные цифры. А это – сколько продано водки, сколько вырублено гектаров виноградников, сколько проведено безалкогольных свадеб, кто как умудрился меньше продать водки.
Март 1986.
  
51. Планетоход «ЛуАЗ».
 
Инструктор райкома комсомола Петров купил на полученное наследство автомобиль «ЛуАЗ». Автомобиль был незаменим на просёлочных дорогах, при поездках на рыбалку, охоту, по грибы, ягоды и веники. Удобен был автомобиль и для перевозки мелкого домашнего скота и мебели. Зимняя его эксплуатация осложнялась доставшейся от его «родного брата» «Запорожца» бензиновой печкой обогрева салона. Да и ничем не утеплённый тент этого кабриолета не позволял активно его эксплуатировать в зимние месяцы. Но по снегу он шёл так же хорошо, как и по грязи, его проходимость была близка к абсолютной, как у настоящего планетохода. Автомобиль был незаменим при выездах на природу всей команды аппарата райкома комсомола. В одну служебную «Волгу» все не вмещались. Когда шёл дождь, все перебирались в один автомобиль и сидели, тесно прижавшись, дружным, почти семейным коллективом.
Увы, представительским автомобилем назвать его было никак нельзя. Стоило Петрову остановиться где-нибудь около кучки знакомых мужиков, как все обступали интересный автомобиль, начиналось рассматривание, расспрашивание, обсуждение.
- А вот в колхозе «Ленина мечта» мужик поставил на такой «запорожец» мотор от «Москвича», знаешь, как прёт! И система охлаждения теперь не воздушная, и отопитель салона вполне нормальный, не бензиновый.
- А вот у меня знакомый вместо тента приспособил верхнюю часть будки от грузовичка «ИЖ» и утеплил её. Ты не хочешь так сделать?
- А дверки от автомобиля «ГАЗ-66» не пробовал поставить? Классно получается! 
Такие вопросы и разговоры «бесили» Петрова. Весь смысл их сводился к одному: «Ты что это на недоделанном автомобиле ездишь?» Вот такое чудо советской автомобильной промышленности ездило по дорогам, вдохновляя их владельцев на творческие подвиги.
Март 1986.
  
52. Секрет успеха.
 
Восьмое марта опять праздновали в кафе аппаратами двух зданий – райкома и райисполкома. В разгар празднования между двумя инструкторами райкома партии зашёл разговор об успехах района. Более опытный Смирнов-Ростовцев рассказывал:
- Весь секрет нашего успеха, Сергей Иванович, скрыт в нашем географическом положении. Район не расположен на торговых путях, мы живём не в пригороде, до областного центра более двухсот километров, и до железной дороги полторы сотни. И автомобильная дорога до нас не самая ровная. Но наш район по многим показателям первый в области и только по некоторым уступает Пригородному, в котором всё «под рукой». Даже в спорте мы делим первые места только с этим районом. Но именно на нашем отдалении от областного центра на могучей сибирской реке начинаются удачные места рыбалки. А на неё всегда удобно пригласить областное начальство. Чего-чего, а ублажать городских бюрократов в нашем районе умеют.
- В других районах тоже могут приглашать на рыбалку?
- Могут, но расположенные по реке ниже нас райцентры, находятся дальше от областного центра, дорога до них дольше и хуже, а выше нас по реке – стерлядь ловится плохо. И река протекает не через все районы. А где рыбалка, там и баня с массажистками, и стол с угощениями. И скатерть-самобранка, и Золотая Рыбка на посылках и на сковородках. Поэтому нам легче других получать по фондам строительные материалы, технику, а так же автомобили, мотоциклы и мясорубки для продажи передовикам производства. А это означает, что у нас лучше организовано стимулирование и не только в производстве, но и в общественной жизни. Нас реже и не так строго, как других проверяют комиссии, ревизии. А когда ревизия всё-таки приезжает, обе стороны знают негласные правила игры: «Комиссию надо щедро встретить, щедро проводить, и чтобы документы были в порядке». Бюрократы привыкли ездить отдыхать именно в наш район, здесь уже всё знакомо, предсказуемо, стандартно, никаких неожиданностей, а значит надёжно. Можно даже сертифицировать и стандартизировать услуги!
Распределение фондовых поставок для выполнения планов осуществляется по заявкам, которые защищают в конце каждого года на следующий год. Но вышестоящие чиновники прекрасно знают, какие заявки подают им снизу. Цель заявок - набрать больше ресурсов, потом устроить «вторичный рынок»: торговать, обмениваться дефицитами. Вот они и корректируют наши заявки – подрезают у кого больше, у кого меньше. При правильном планировании вторичного рынка не должно быть вообще. Но как они смогут спланировать всё до последнего гвоздя для ремонта коровников на каждом отделении совхоза? И мы традиционно называем это несовершенством планирования, и ругаем Госплан. 
- Мы стабильнее всех выполняем годовые и пятилетние планы. 
- Наши планы – это всегда результат торга между вышестоящими и нижестоящими органами, в них нет никакой научной обоснованности. Почему «точно выверенные» пятилетние планы отдельные работники, предприятия и хозяйства потом умудряются выполнить за четыре и даже три года? Показатели всегда планируются от достигнутого уровня, не согласуясь с потребностями общества и возможностями производства. Сколько стерляди ушло на то, чтобы планы для нашего района не были такими напряжёнными? Вагон и две сегодняшних коробки, между прочим, весьма внушительных размеров. Прибавь к этому другие дары сибирского леса: ягоды, грибы, орехи, копчёных кабанов, мясо благородных оленей, предметы народных промыслов. Пусть другие выбиваются из сил, и руководители их предприятий пусть получают инфаркты, инсульты, выполняя напряжённые, ничем не обоснованные планы. Порой их промышленные предприятия, выбиваясь из сил, выпускают никому не нужную продукцию. «План – закон! Выполнение - обязанность, перевыполнение – честь!» А мы будем приглашать областных бюрократов на рыбалку, на охоту, в пустующий зимой пионерский лагерь, в бани и рестораны. Кто с умом к нам подойдет, без ума от наших женщин останется. Понадобится – публичный дом откроем для областных гостей, чтобы труженики нашего района работали в нормальных условиях, выполняли и перевыполняли планы, получали ордена, медали. Пусть работникам нашего района больше продают без очереди автомобилей, мотоциклов, холодильников, стиральных машин, мебели и ковров. Забота о благосостоянии советского народа – первейшая забота партии. Центральный Комитет учит нас: «Начни с себя!» Вот мы и будем, в первую очередь, заботится о тех, кто рядом. А о работниках других районов пусть их начальство думает. Я не ярый сторонник такого подхода, но это надёжный способ выживания в суровых условиях реальной плановой экономики. Иначе нельзя! Ну, пойдём к общему столу, у меня есть антидарвиновский тост для женщин, надо его огласить. 
Через две минуты над столом уже звучал баритон профессионального лектора: 
- «Когда в финале своих свершений Всевышний создал Адама, стало ясно, что это – далеко не предел совершенства.
- Стопоходящий силовой агрегат, - сказал Творец ангелам, - нужен дизайн, шарм, тайна!
Вопрос поставили ребром, и из ребра сделали новую модификацию. И с тех пор нас окружает красота, обаяние, любовь, уют, и всегда остаётся тайна. Так выпьем за венец Божественного творения!!!» 
Инструктор закончил произнесение тоста, все выпили после «бурных продолжительных аплодисментов», только что «не переходящих в овации», как всегда говорилось в отчётах о выступлениях секретарей на партийных съездах и пленумах Центрального Комитета.
Март 1986.
  
 53. Персональные дела.
 
      «Партия освобождается от лиц, нарушающих Программу, Устав КПСС и компрометирующих своими действиями высокое звание коммуниста.»
Из Устава КПСС.
 
Персональные дела в партийных инстанциях рассматриваются в самом конце заседаний или собраний. В этот раз на бюро райкома партии вынесли две «персоналки». Водитель ремонтно-строительного управления (РСУ) Соснин Владимир Григорьевич в абсолютно трезвом состоянии ехал с женой на мотоцикле «Урал». Объезжая выбоину, он не справился с управлением. Мотоцикл опрокинулся, жена с менее тяжкими телесными повреждениями была доставлена в больницу. О том, что причиной аварии явилось неудовлетворительное состояние дорожного полотна, никто даже не подумал. Вопреки просьбам жены было заведено уголовное дело, и следствие обратилось в партийные органы с просьбой решить вопрос о его пребывании в партии. Если райком оставлял человека в партии, уголовное преследование прекращалось.
А в совхозе «Искра» ревизия обнаружила массу хищений, присвоений, злоупотреблений, разбазаривания социалистической собственности и прочих уголовных деяний. Кладовщиком центрального склада был сват директора совхоза. Воровали всё. Даже в личном гараже у директора висели хрустальные люстры. Хищения имели такой размах, что замять дело на стадии ревизии не представлялось возможным. Стоял вопрос о членстве директора Лукина Семёна Лукича в партии. Иван Иванович перед заседанием бюро напомнил своим инструкторам народную частушку: «Ох, Семён, Семён, ты утонул в грязи, ох утонул в грязи по самы ушеньки!»
И вот заседание бюро райкома КПСС закончилось. Работники аппарата в тот же день узнали, что Соснина будут судить, таким как он нет места в Ленинской партии. Директору совхоза «за недостатки в работе» и секретарю парткома «за бесконтрольность» объявили по строгому выговору с занесением в учётную карточку.
Иван Иванович сказал после:
- Попробовала бы она его контролировать. Её бы сразу выгнали. Когда ей райком выделил «Ниву», директор катался на её новой машине, пока не перевернулся, хорошо, что в сугроб. Когда меня посылали в этот совхоз секретарём парткома, первый секретарь, тогда ещё Трифонов Иван Михайлович сказал, что ещё десятерых секретарей парткомов там сменят, а директор будет работать в случае конфликта. У Лукина был талантливый главный агроном, но не поладил со своенравным директором, уехал в соседний район на правом берегу Оби, где через три года стал заслуженным агрономом республики.
Директора вскоре послали возглавлять подсобное хозяйство «Водитель», потом – «Облзооветснаб». Не клевать же глаз своему собрату!
Водитель Соснин отсидел один год вдали от семьи «в местах не столь отдалённых». Слёзы и просьбы жены не оставлять семью без кормильца и на суд впечатления не произвели. Раз из партии выгнали, посадить надо обязательно.
Между прочим, в районе к виновникам дорожно-транспортных происшествий не всегда относились так строго. За три с половиной года до этого директор Лаврик Степан Степанович на служебной машине другого директора после совместной выпивки с последним, сбил мотоцикл «ИЖ» с коляской. Мотоциклисту оторвало левую ногу, и пассажирка получила перелом обеих ног. Виновник отделался выговором по партийной линии и денежной компенсацией в две тысячи рублей – это полторы стоимости сбитого мотоцикла «ИЖ» с боковым прицепом. Мотоциклист, бывший секретарь парторганизации ПМК уже не мог работать, как раньше. Кроме того он по закону каждый год вынужден был проходить ВТЭК – врачебно-трудовую экспертную комиссию, подтверждать инвалидность. Врачи должны были убедиться, что он по-прежнему является инвалидом, то есть, нога, оторванная выше колена, за этот год не регенерировалась. Абсурд полнейший, но обязательный и не далеко не единственный в череде требований и предписаний при развитом социализме.
В январе 1986 рассматривали персональное дело директора гостиницы. Женщина бальзаковского возраста, защищая свою дочь, зарубила топором зятя. Зять её дрался по любому поводу, всегда жестоко и всегда побеждал, потому что в драке побеждает «не тот, кто сильнее, а тот, кто не боится убить». В посёлке помнили о немотивированном избиении приезжих строителей в их вагончике, работников почты на рабочем месте и даже побои, нанесённые работнику милиции, который потом отказался подавать на драчуна заявление. Всё сходило с рук: мелкие отсидки не более трёх лет – не в счёт. А попустительство, как известно, развращает.
С необходимой обороной у нас в стране всегда были проблемы. Когда тебя убивают, ты должен быстро из ближайшего телефона-автомата вызвать милицию, иначе получишь срок, если неправильно оценишь степень угрозы и будешь защищаться самостоятельно. Потом после тщательного долгого и скрупулезного анализа следователей, прокурора и адвоката суд решит, правильно ли ты оборонялся, должен ли был вообще это делать. Парадокс в том, что человек должен принимать это решение о необходимости обороны за доли секунды и точно рассчитать её меру. Иногда это происходит на подсознательном уровне, инстинктивно и быстро. Как у шофёра: сначала нажал на тормоз, а потом уже подумал: «Правильно сделал!» А если долго будешь обдумывать и взвешивать все «за и против», будет поздно защищаться. Как говаривали ковбои на Диком Западе: «Из тюрьмы выйдешь, из могилы – никогда!» 
Так было и в этот раз. Неоднократно судимый за разбои, драки, хулиганство и нанесение тяжких телесных повреждений уголовник пришёл к тёще и начал избивать табуреткой прятавшуюся там от него жену на глазах у её матери. Есть ли у матери первоначальное природное право защитить своего ребёнка, пусть уже взрослого? Какая женщина в такой ситуации бросит дочь на произвол судьбы и побежит вызывать милицию? Топор был рядом, женщина недавно рубила им мясо. Основной вопрос к ней был: «У вас дома телефон, почему милицию не вызвали?» На заседании бюро райкома партии решили исключить её из КПСС и передать дело в следственные органы. В таких вопросах сначала высказывал «своё правильное мнение» Солин, а потом спрашивал, какие ещё будут предложения у других членов бюро. Возражали редко, хорошо понимая принципы реального демократического централизма. «Каждый человек по-своему прав, а, по-моему – нет!» Женщина получила три года общего режима на обдумывания не только основ уголовного законодательства, но и почему девушки, выходя замуж до двадцати лет, выбирают себе в мужья агрессивных, жестоких парней, держащих в страхе всё молодёжное сообщество дискотек. И прозрение приходит уже позже, когда его манера решения проблем силовыми методами применяется уже по отношению к ней самой. 
Людская молва женщину не осуждала. Её зять жил, как зверь, и умер как зверь. Если бы у нас был суд присяжных, то ни одному прокурору даже при самом тщательном отборе не удалось бы найти двенадцать человек, готовых осудить мать, защитившую дочь от рецидивиста. Есть понятия, которые, если человек в себе не чувствует, то и не объяснить ему. Например: материнская любовь. Сколько бы мужчинам не растолковывали про это чувство, они не смогут до конца понять его. Ну, не дано нам природой понимание этого. Но, тем не менее, они должны признавать существование материнской любви, и её необходимость для развития этого мира. В бюро райкома партии было всего две женщины, у них было количественное и качественное меньшинство. А мир устроен по мужским законам.
Наши законы не являются договором свободных людей жить так, а не иначе, они чужды и непонятны большинству населения, законы чиновники устанавливают «под себя». Некоторые законы бездумно копируются с западных, вплоть до «римского права». «Государство установило жить так», но не «мы договорились жить так». Поэтому, для осуществления законов нужны усилия мощного чиновничьего аппарата, нужно ещё больше тех, кто с ложкой, а не с сошкой. А суды обязаны судить не по справедливости, а по закону. Парадокс! 
Как же тогда добиваться справедливости? И может ли она восторжествовать когда-нибудь? Смирнов-Ростовцев вспомнил, как в институте на занятиях по научному коммунизму он заявил, что социализм не самый справедливый строй, исходя только из своего, тогда ещё небогатого жизненного опыта. У преподавателя общественной дисциплины «отвисла челюсть» от такого смелого заявления. Он потребовал у студента разъяснить его позицию. Приведя несколько примеров из жизни, Сергей Сергеевич добавил, что вот поэтому мы и стремимся к построению более справедливого общества – коммунизма. Оставалось только задать вопрос преподавателю: «А Вы что подумали?»
Март 1986.
  
54. Единый политдень.
 
       «Денежные средства партии и её организаций складываются из членских взносов, доходов от предприятий партии и других поступлений.»
Из Устава КПСС.
 
По четвергам осенью, зимой и весной в области проводился единый политдень, тема которого определялась в обкоме. Иногда отдел пропаганды и агитации обкома рассылал в районы материал в помощь докладчикам. Районный отдел пропаганды и агитации размножал на ротаторе полученные листовки, получалось две-три страницы машинописного текста.
Руководители предприятий райцентра ехали к пяти часам вечера (время вечерней дойки) на закрепленные за ними отделения совхозов, где выступали перед тружениками ферм, ремонтных мастерских, токов. К ним присоединялись главные специалисты совхозов. Охват трудящихся приближался к стопроцентному. На следующий день в райком сдавался отчёт о посещении. Руководители предприятий в подшефных деревнях летом (уже со своими трудовыми коллективами) помогали заготавливать сено, пропалывать свеклу, осенью – убирать урожай. Труженики села старались получить себе в шефы мощное предприятие, которое могло оказать реальную помощь. Иногда на беседу о предстоящей помощи и скатывалось выступление «перед народом». Иногда после мероприятия гостя приглашали ужинать руководители хозяйства. Тогда мероприятие затягивалось. Иногда доходило и до посещения бань со всеми их атрибутами, приложениями и прилагательными.
В случае, когда руководитель предприятия не мог поехать на единый политдень, он отпрашивался заранее, устно, иначе потом объяснялся уже письменно и с приглашением. Каждый четверг более пятидесяти автомобилей отвозили политинформаторов в сёла и деревни за 10 – 80 километров. Это означало, что на партийное мероприятие истрачено не меньше тонны бензина, полдня рабочего времени руководителя и его шофёра. Трудно сказать, приносил ли пользу политдень, только сельское хозяйство оставалось дотационным. А партия транспортные (и не только) расходы на свои мероприятия всегда перекладывала на народное хозяйство, по Уставу это – «другие поступления».   
Март 1986.
 
55. Трактор.
           
Инструктор райкома партии Буйнов в полном соответствии с существующими партийными традициями в ещё пустой квартире устроил вечеринку для работников аппарата райкомов партии и комсомола по поводу своего недавнего вступления в должность. После третьего тоста, когда уже выпили за женщин, Саша начал без упоминания географических названий населённых пунктов, имён и фамилий рассказывать о своей необычной командировке на север области, перед самым его переводом в райком партии:
- Ребята, мы здесь живём в цивилизованном обществе. А вот на севере области цивилизация ещё не везде, а только отдельными островками. Директор направил меня в дальний леспромхоз организовать заготовку строительной древесины. Мы приехали туда во второй половине дня. Хотя я ехал туда впервые, меня ждали - наш совхоз имеет давние связи с этим хозяйством, и мы всегда возим туда богатые подарки. Директор лесхоза повёл меня к себе домой, а его водитель – пригласил ночевать моего шофёра. Всё честь по чести, в полном соответствии с бюрократическим этикетом. Ребята, какие же там большие бани! В баню ходят все вместе: и мужики и бабы. До секса дело не доходит, но прикосновения…! Мыться мы пошли вчетвером – кроме директора и его жены была ещё их молодая соседка – уже вдовушка. Я едва сдерживался, чтобы не явить народу своё здоровое естественное возбуждение. Для этого мне понадобился не один ковш холодной воды. А они к этому привычны и поглядывали на меня с ухмылкой. Потом был шикарный ужин с копчёным осетром, глухарями и клюквенной настойкой. Хозяин предложил мне произнести второй тост, процитировав кого-то из древних: «Умён ты или глуп, велик ты или мал, не знаем мы, пока ты слова не сказал». Я подумал и выдал:
«Три мужика одновременно попали в ад. Их встречает распорядитель:
- До отправки в котёл у вас есть время задать по одному вопросу и получить по одному ответу.
Первый:
- Что такое – дигитайзер?
- Изобретён он в вашей стране, применяется в управлении режимом работы вашего котла № 7. Следующий.
Второй видит, что с наукой не выходит:
- Кто такая леди Макбет?
- Это ваша очаровательная землячка и соседка по котлу № 7. Следующий…
Прошло несколько лет. В котле № 7 разговор:
- Вечно вы, американцы, вперёд лезете, нет, чтоб пропустить вперёд этого сибиряка. Все, кто за ним, до сих пор ждут ответа на вопрос: «Что такое советская абсурдно-затратная экономика развитого социализма?»
Так выпьем же за находчивость наших земляков и их умение приспособиться к самым тяжёлым условиям!!!»
Ночевал, конечно, у соседки. Есть магия простых и понятных, искренних человеческих слов о жизни, о вечности, о любви. Эта магия может превратить самую обыкновенную мимолётную встречу в событие, которое потом помнится всю жизнь. Магия не заговоров, не заклинаний, а комплимента. Магия очарования, когда нужно лишь внимательно выслушать женщину, дать ей выговориться. А ещё есть магия музыки, запахов, прикосновений, взглядов. Многое зависит и от женщины. Какая прелесть – наши сибирячки! Это главное достояние Сибири. На следующий день работа спорилась как никогда. Кое-как дождался вечера. Опять баня, ужин, соседка, магия жарких объятий. Да, не каждая женщина удостаивается права стать вдовой.
Леспромхоз – крепкое хозяйство. Добротные дома, амбары, деревянные тротуары и мостики через овраги. Много техники, инвентаря. А вот совхозы там слабые. На третий день мы заехали в один совхоз. Техника новая, но уже вся поломанная. Трактористы ездят на тракторах только пьяные. О поездке в другое хозяйство шоферов предупреждают заранее, чтобы не пил в этот день и накануне. А пьют почти все. Я за два литра водки выменял у местного механика полноприводный колёсный трактор «МТЗ-82» с навесным стогомётным оборудованием. «Махнул, не глядя, как на фронте говорят». Аппарат почти новый, даже заводится, только без переднего моста. Отправил трактор в родной совхоз на прибывшем вовремя грузовике, и уже через два дня этот трактор грузил корма на нашем третьем отделении. А так бы ведь ржавел в тайге на машинном дворе ещё несколько лет. Директор выдал мне за это премию в размере месячного оклада. 
Организовав заготовку и отгрузку леса за десять дней, я вынужден был уехать. Пришлось расстаться с таёжными урманами, утренними заморозками и туманами, запахами кедрачей и бань, а так же с гостеприимством таёжных жителей. Хороша наша Сибирь: просторная, красивая, богатая, хлебосольная! «Могущество России будет прирастать Сибирью!» - как же прав Ломоносов! Благодаря Сибири в стране всегда будет нефть и газ, алюминий и уголь, золото и алмазы. Закончатся полезные ископаемые – будут возобновляемые природные ресурсы. Это хлеб, мясо, молоко, мёд, ягоды, грибы, меха, древесина. Могущество России – это ещё и стойкость сибирских дивизий. Москва знает, что когда будет совсем тяжело, придут упрямые сибирские парни, и враг будет отброшен! Все сибиряки и сибирячки - упрямые. Но в этом и залог их стойкости. На этой генетической базе, возможно, когда-нибудь и возникнет новая великая цивилизация. А вот если центр будет только забирать, не давая ничего взамен, мы все постепенно переедем в европейские области страны. Богата наша Сибирь! Отчего только народ пьёт? 
С грустными мыслями и приятными воспоминаниями я возвращался из командировки. А из райкома уже звонили моему директору, спрашивали, когда он отпустит специалиста на партийную работу. Вот с какой работы я перешёл сюда, ребята. Выпьем за нашу Сибирь, товарищи коммунисты!
Апрель 1986.
  
56. Служебный ресурс.
 
       «Партия имеет одну дисциплину, один закон для всех коммунистов, независимо от заслуг и занимаемых ими постов».
Из Устава КПСС.
 
На второй день после избрания её мужа секретарём райкома партии, учительница школы № 3 пришла на базу райпо (районного потребительского общества) с чудодейственной фразой: «Здравствуйте! Я – Белова!». Скромные работники прилавка вынуждены были распахнуть перед ней все склады и подсобки с дефицитами и продать всё, что понравилось «высокой гостье», и на что у неё в этот день хватило денег. Ещё вчера она вынуждена была вместе со всеми трудящимися после работы стоять в очереди в среднем минут по сорок, чтобы купить булку хлеба, пачку сахара, пару селёдок и палку колбасы. Магазинов мало, розничная торговля – монополия государства, а монополисты могут позволить себе работать даже хуже, чем хотят, они всемогущи. «Я одна, а вас – много! Не задерживайте очередь!» - любимое выражение продавщиц. Каждый продавец был важной фигурой, особенно в сельской местности. Все магазины закрывались средь бела дня на обеденный перерыв, который продолжался целый час. За 15 минут до закрытия на обед или на ночь в магазин прекращали запускать покупателей. Монополисты творили всё, что хотели. Кроме них купить всё равно было не у кого. Вот такой была торговля для рядового покупателя.
Теперь же для Беловой мир торговли изменился, повернулся к ней своей настоящей парадной стороной, заблестев не огромными сверкающими витринами, а потаёнными закоулками подсобок и таинственностью затенённых и теневых складов, романтикой телефонных звонков и секретностью покупок. На прилавках магазина дефицитов не бывало, всё продавалось подпольно: «из-под полы и из-под прилавка». Белова решила, что принадлежность её мужа к высокой касте слуг народа позволяет ей уже не стоять в очередях за редко выбрасываемым дефицитом, а самой выбирать всё, что хочется, в надземных, наземных и подземных складах и подсобках. Теперь сахар и муку можно было покупать не «по два килограмма в одни руки», а по мешку. Социальный статус учительницы теперь явно повысился, а самооценка значительно обогнала его. 
Попустительство и вседозволенность всегда развращает, а со временем развращает абсолютно. Вскоре дочь тогда ещё председателя райисполкома Ольга Солина средь бела дня была задержана при выходе из отдела самообслуживания с блоком болгарских сигарет «Опал». Восклицания: «Я - Солина!» - не помешали вызову милиции. Но до суда, естественно, не дошло. Дело было замято на начальной стадии, без отметок в журнале дежурного РОВД. А вот блок сигарет пришлось вернуть в магазин. Другая учительница, не причисляемая ни к «золотой молодёжи», ни к «особо приближённым к императору» района, за такую же «забывчивость» с банкой консервов «Килька в томате» стоимостью в шестнадцать копеек была изгнана из школы с волчьим билетом и теперь работала страховым агентом. Килька, несомненно, более ценный для общества продукт, она ведь не содержит никотина, как блок сигарет, хотя и стоит в двадцать раз дешевле, но ведь яд – это яд, а еда – это еда! За кражу еды и наказывают строже.
Как говорил Брежнев, «И у нас в стране есть привилегированный класс – это дети». Острословы продолжали: «…дети Брежнева, Алиева, Кириленко, Кунаева, Рашидова, Суслова, Черненко, Шеварднадзе». Это фамилии членов Политбюро. (Говорят, что в СССР только скот считают по головам, а состав политбюро - по членам). Потом в этом перечислении шли фамилии областных и районных руководителей. Для каждой местности они были свои. Золотая молодёжь не ездила на комсомольско-молодёжные стройки, не осваивала Север и необъятные просторы Сибири, но имела всё, многое имела бесплатно и хотела иметь ещё больше бесплатного по праву рождения от «слуг народа», которые, впрочем, у нас никогда и никем таковыми не считались.
Слуги? Если швейцарец может послать дворника убрать пустую коробку с лужайки у своего забора, и тем же тоном позвонить в полицию, сообщить государственным служащим, что у его дома в неположенном месте припаркована машина – для него это события одного ряда. Он наводит около себя порядок традиционными средствами. При нашем менталитете обращение в милицию – это «стукачество», как жалоба одного «заключённого» на другого. Не слуги они, а надзиратели!
В романтическое время, дождливой ноябрьской ночью, когда порядочный человек не то, что Зимний брать, но и за водкой в самый разгар выпивки из дома не выйдет, один солдат партии и слуга народа вышел-таки из дома. Заведующий отделом пропаганды и агитации районного комитета Коммунистической партии Советского Союза Крутов Семён Семёнович пошёл на маслозавод проведать свою жену, работающую в третью смену. Уходя с территории орденоносного предприятия, представитель авангарда рабочего класса прихватил увесистый (в 10 килограммов) кусок сливочного масла. Ни бройлерные габариты, ни удостоверение работника райкома партии не возымели действие, охрана вызвала милицию. После этого события Семён Семёнович был отправлен на повышение в северный район - секретарём райкома партии. Воровать полезно с экономической точки зрения, неудачно воровать – иногда ещё полезней, уже с политической.
На праздник проводов русской зимы устроили лотерею. Выигрышами был и откровенный неликвид – керосиновые лампы, и дефицитные, дорогие товары народного потребления. А главный приз: тяжёлый мотоцикл с коляской, выиграл любовник «её высочества» председателя поселкового Совета, устроителя лотереи. Вот случайность, так случайность! 
Заведующий телеателье Лампа в выходные дни украл на стройке два кубометра обрезных сосновых досок и сделал красивую голубятню. Преступление раскрыли быстро. На первый взгляд, всё ясно: украденный материал найден, преступник обнаружен, его нужно исключить из партии и передать дело в суд. Но сын второго секретаря райкома партии, Кускова Бориса Ивановича тоже любил голубей и всегда гонял их вместе со своим одноклассником – сыном заведующего телеателье Лампы. В персональном деле голубятня была названа уже птичником, (намёк на Продовольственную программу партии), хищение – займом, а вор – достойным остаться в рядах КПСС. А это однозначно освобождало от судебного преследования. Совсем не случайно в народе ходила пословица: «Хочешь воровать – иди в партию». И пусть у твоих детей будут те же интересы, что и у «золотой молодёжи». Но ничто так не разрушает идеалы социализма, как поведение этой «золотой поросли».
Май 1986
 
57. Коммунист в семье.
 
            «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
 - честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни;» .
          Из Устава КПСС.
 
 Организационный отдел обкома партии разослал распоряжение во все райкомы о необходимости обсудить на партийных собраниях в первичных парторганизациях вопрос «Коммунист в семье», поговорить об укреплении ячейки общества. Что заставило вынести срочно эту тему на обсуждение в партийных организациях, так и осталось загадкой. Скорее всего, внутренние противоборства и интриги в аппарате обкома после какого-нибудь альковного скандала в отделе пропаганды и агитации. Потому что пропагандой морального поведения вдруг занялся орготдел. 
В райкоме Иван Иванович поручил более опытному инструктору, выпускнику Университета Марксизма-ленинизма написать вспомогательный материал. Когда материал был готов, заворг поручил Сергею Ивановичу, второму инструктору, работающему всего один месяц в орготделе, расписать работников аппарата по первичным парторганизациям для участия в обсуждении этого вопроса в соответствии с требованиями обкома об обязательном присутствии работников райкома на таких собраниях. Иванов напутствовал своего начинающего инструктора:
- Только здесь нужно учесть некоторые местные особенности: 
Первого секретаря Солина можешь посылать в любую организацию, но лучше пусть он сам выберет. Второго секретаря не записывай в торговлю, третью школу и в райисполком. Третьего секретаря не отправляй в больницу, суд и прокуратуру. Заведующего сельхозотделом Крымова не записывай в парторганизацию управления сельского хозяйства, а заведующего отделом пропаганды и агитации Крутова вообще не отправляй на партсобрания, у него в каждой первичной парторганизации бывшие или настоящие любовницы. Он везде «пришёл, увидел, наследил!» Представь, какой эффект будет от собрания, когда при обсуждении вопроса народ будет посматривать то на него, то на его любовниц, которых в зале может быть и не одна. Как говориться: «Любовь – это так хорошо, так хорошо, что не хорошо, что так хорошо!» И только двух наших инструкторов ты можешь послать на любое предприятие. Меня – тоже. 
Эта фраза напомнила молодому инструктору слова Мюллера из кинофильма «Семнадцать мгновений весны»: «Доверять в наше время нельзя никому. Мне можно».
«Однако? – подумал Сергей Иванович, выходя от Ивана Ивановича. Как говорят в народе, «Оно, поди, почто, конечно, знамо дело, ежели потому, но как случись что - вот тебе и пожалуйста!»
Поломав голову над алгоритмом решения этой непростой задачи методами из известной теории множеств, и подосадовав над неприменимостью дедуктивных способов известного английского сыщика с Бейкер-стрит, молодой инструктор пришёл к простому решению. Он стал записывать на партийные собрания работников аппарата по желанию, начиная с секретарей. Тяжела реальная партийная работа.
Во время месячника по проведению этих собраний не обошлось без казусов и чрезвычайных происшествий. Крутов всё-таки сходил на собрание в парторганизацию комбината бытового обслуживания, где работали две его «бывших». А жена заместителя председателя райисполкома застала своего любвеобильного мужа в одном из классов музыкальной школы с молоденькой учительницей музыки, с первой попытки выдавив своими внушительными габаритами ветхую двустворчатую дверь музыкального класса. Влюблённые не музицировали в четыре руки на пианино. Рапсодия любви исполнялась на двух сдвинутых столах. Но только до появления публики, а точнее, одной единственной зрительницы.
Июнь 1986.
  
58. Дон Жуан.
За заведующим отделом пропаганды и агитации Семёном Семёновичем Крутовым девчонки бегали всей деревней ещё с юности. Бройлерские габариты и ловко подвешенный язык делали его поистине неотразимым. Настоящий российский богатырь! Потом одной односельчанке всё-таки удалось свозить его «послушать Мендельсона», но статус семейного человека не помешал ему продолжить подвиги на любовном фронте. Позже, после окончания совпартшколы к личным данным добавился служебный ресурс, и Семёнович упрочил свою репутацию среди женщин. В журнале «Роман-газета» в середине семидесятых вышел роман Шелудякова Александра Григорьевича «Из племени кедра». Там главная героиня, представительница народов Севера старуха Юган посылает проклятие своему соседу: «Чтоб на тебя мужиковская слабость напала, а в это время баба с жиру взыграла!» Так вот, на Семён Семёнович подобные проклятия никогда не действуют, он всегда находится в боевой форме. Всегда «пришёл, увидел, победил!» Чаще всего на него обращали внимание женщины, имеющие высокий социальный статус и отличающиеся лидерскими качествами. Какой сильной женщине не хочется хоть ненадолго почувствовать себя маленькой и беззащитной, переложить груз решения проблем и принятия решений на сильные мужские плечи? 
- Самое главное – внимательно выслушать женщину, пусть она раскроет тебе всю свою душу, расскажет то, что ей рассказать больше некому. Затронь её душу, она тебе всё отдаст! - наставлял Семёнович своих молодых инструкторов во время очередной выпивки. Казалось, его неотразимость не знает предела. Но в России немало женщин, недоступных и отечественным, и испанским «донам». 
Как-то на свадьбе у дальних родственников он заметил красивую, незнакомую блондинку без всякого мужского сопровождения. Блондинки нравились ему всегда. С обычной мыслью: «Как такая баба ещё не моя?» Семёнович отправился ухаживать. Бросив соседу популярную фразу: «Не вернусь – считайте коммунистом!», местный дон жуан отправился к синьоре. Особо не церемонясь, он сразу приступил к дружеским объятиям. Обхват сзади, и сто бройлерских килограммов уже лежат на траве, а женщина стоит и смотрит на него сверху. Подумав, что случайно поскользнулся из-за некоторой нетрезвости, Семёнович повторил попытку с тем же результатом. В этот раз дама наступила ногой на его запястье.
- Ты кто? – удивлению богатыря не было предела.
- Майор Петрова, - женщина убрала ногу с его руки.
- Арестуй меня, я согласен!
Но в этот вечер Семёну Семёновичу пришлось ухаживать за другими..
Июль 1986.
  
59. Вешала.
 
    «Во всей деятельности КПСС руководствуется марксистско-ленинским учением, разработанной на его основе Программой, в которой определены основные задачи партии на период построения коммунистического общества»
      Из Устава КПСС.
 
По всей области развернулась очередная массовая кампания, в с очередным кодовым названием: «Вешала». Теперь это почти волшебное слово намного чаще других звучало на оперативных совещаниях, мелькало на партийных собраниях и заседаниях партийных комитетов и статьях районной газеты «Ленина дорога» и в проклятиях загнанных поисками оборудования снабженцев. Недосушенное сено складывалось на сеновалах в скирды, имеющие тоннель с каркасом из жердей или брусков. С одной стороны тоннель закрывался сеном, а с другой – ставился вентилятор. Досушенное таким способом, при меньшем воздействии солнечных лучей сено сохраняло больше питательных качеств. Идея с вешалами была простая, полезная, но как всегда, внедрялась, где надо и где не надо. Директоры передовых хозяйств, имеющие обширные связи, как всегда первыми расхватали пригодные для этого вентиляторы, имеющиеся на базах «Сельхозтехники» района и области, на складах гигантов индустрии. Остальным пришлось очень быстро «расхватывать» маломощные, старые и бракованные, неравноценно обменивая их на нужные строительные материалы, зерно и мясо. О наличии резервных вентиляторов они и не мечтали. А райком заставлял сушить сено по-новому абсолютно всех и абсолютно всё сено, невзирая, какие вентиляторы поставлены «под ружьё» - новобранцы или собирающаяся в отставку инвалидная команда. Так нужно нашей партии! Выбора у руководителей хозяйств не было: если не будешь сушить сено по новой, получившей высочайшее одобрение технологии, это будет делать твой преемник уже на следующей неделе. «Не внедришь вешала, самого повесят».
Закончился сенокос. Богатые совхозы стали богаче, бедные, сгноив значительную часть сена, стали беднее. Система, которая называлась плановой, меняла планы и решения произвольно, всегда внезапно (как НЛО или ступа Бабы Яги) – молниеносно, без подготовки и проработки. Такое физическое явление, как инерция, не учитывалось. Если «наверху» одобрили очередной «чудо-метод», надо внедрять панацею от всех бед, не раздумывая. Следующий генсек потом называл действия предыдущего волюнтаризмом. Агрономы часто жаловались, что агрономию знают все, и все дают советы. В более сложных отраслях: промышленности, строительстве специалисты чаще отбояривались специальными терминами от наседающих чиновников. Наверное, потому, что руководили сельскими районами чаще других специалистов именно агрономы, механики, зоотехники, и почти никогда – экономисты. 
Аналогично повсеместно и бездумно внедрялся Ипатьевский метод уборки зерновых. Все комбайны хозяйства загонялись на одно поле. В одно место подъезжали машины за зерном. Это приносило пользу в степных районах. Но внедрялось и на севере, где поля были небольшие, неправильной формы, а залесённость – больше 40 и даже 50 процентов. Ещё внедрялось содержание молодняка крупного рогатого скота - на несменяемой подстилке из тюков соломы или вообще на морозе, коровы-кормилицы, беспривязное содержание скота. Кроме моды на технологии, приходила и уходила мода на одежду среди «верхушки» района. В 50-е была мода на бурки – фетровые сапоги, их можно увидеть на Бывалом в «Операции «Ы» и среди антиквариата на «блошиных» рынках. В шестидесятые пришла мода на ондатровые шапки. Задавали шуточный вопрос: «Почему не все коммунисты в ондатровых шапках?» Ответ был такой: «Отстрел ондатр проводится ежегодно, а отстрел коммунистов прекращён со смертью Сталина». В восьмидесятые в моду вошли сначала искусственные шубы, потом – на дублёнки и норковые шапки. 
Была мода на крылатые фразы и на цитаты. Осенью восемьдесят пятого Смирнов при поездках на заседания парткомов и на партсобрания в совхозы везде и всюду из уст директоров совхозов слышал одну и ту же, невесть откуда, залетевшую фразу: «Агроном – как полководец, если он не проиграет всё предстоящее сражение у себя в голове, он проиграет его на поле битвы!»
  Август 1986
 
60. Неперспективные деревни.
 
Перед уборкой урожая инструкторов часто отправляли в дальние деревни проверять готовность хозяйств к битве с урожаем. Особенно грустно было ездить в неперспективные деревни. В таёжных районах стоимость производимой сельхозпродукции не перекрывала даже выплаченной за её производство заработной платы. Хозяйства поставляли молока, мяса и зерна меньше, чем получали зарплаты за свой труд. Расходы на стройматериалы, технику, горюче-смазочные материалы не перекрывались ничем. В итоге себестоимость сливочного масла в области была 7-50, а в магазинах оно продавалось по 3-10 – «Бутербродное» и по 3-40 – «Крестьянское», но было дефицитом. Названия продукта, как это часто бывало, совсем не отражали сути. «Бутербродное» использовали не только для бутербродов, в нём просто был выше процент содержания пахты. А «Крестьянское» вовсе не означало, что доили именно крестьянок. Доили всё-таки коров, даже при большевиках. Немного южнее в области окупаемость затрат была немного выше, но оставалась отрицательной.
Ещё одной причиной бедности хозяйств были «пьяные деревни» - нецентральные отделения совхозов, где после выдачи зарплаты и аванса некому было кормить и доить скот, все пили по три дня. В личных огородах они выращивали только картошку, а за луком, помидорами, огурцами и прочими овощами ездили в райцентр, к дачникам. Здесь никакие реформы «не шли». Кладбища бывали самыми ухоженными местами в таких захламлённых, заросших бурьяном населённых пунктах. Там хоть раз в год, перед Родительским днём наводят порядок. Организованно здесь проходят только выпивки, а проблем не возникает только с адюльтером. Как говорит инструктор орготдела Александр Павлович Буйнов, это единственная проблема, которая у нас решена повсеместно, окончательно и бесповоротно. 
Когда-то в каждой деревне был свой колхоз. Потом их стали объединять в более крупные хозяйства, преобразовывать в совхозы. На практике это означало, что восьмилетние школы закрывались, а на центральном отделении открывались средние. В «неперспективных деревнях» оставляли только начальные школы, тогда – трёхлетки, потом, по мере уменьшения учеников и они закрывались. Сельские жители вынуждены были отправлять детей в интернат, на целую неделю с 10-летнего, а иногда и 7-летнего возраста. Потом уже жители деревень сами стремились перебраться на центральную усадьбу хозяйства к магазину, больнице, водопроводу, а главное, к школе. Какому нормальному родителю захочется отправлять своего ребёнка на шесть суток в неделю в другой населённый пункт под надзор воспитателей? И всю неделю думать, как там твой ребёнок? Это же, как в зону, пусть и с мягким режимом колонии-поселения. 
Транспортная проблема донимала дальние деревни ещё со времён коллективизации. Единоличный крестьянин всегда мог выделить лошадёнку для поездки в райцентр или соседнее село члену своей семьи. Бригадиры и управляющие отделениями на это дело лошадей не выделяли. Люди стали ходить пешком в другие населённые пункты за 20, а то и за 40 километров. Как можно было отбирать всех лошадей у истинных тружеников? Смирнову-Ростовцеву отец рассказывал, что после коллективизации его дед и бабушка в семидесятилетнем возрасте ходили пешком за восемнадцать километров в райцентр, чтобы посмотреть на своего коня Игреньку, которого они вырастили с рождения. Вот такая это была любовь к животным, к сельскому хозяйству! Где она сейчас? А мы ещё спрашиваем, откуда у нас пьяные деревни? От безысходности? От многолетней селекции жителей?
Только после войны транспортная проблема стала как-то решаться, селян начали возить грузотакси – крытые тентом грузовики, а в 70-х – автобусы. Естественно, крестьяне старались переехать в города, в райцентры. И хотя их держали всеми способами, деревни пустели. Оставшиеся жители спивались. 
Резко обозначилась «проблема невест». Парни ещё как-то оставались в деревнях, а девчонки уезжали в город на любую работу. Матери ориентировали своих дочерей только на городскую жизнь. Там больше вариантов: где жить, кем работать, за кого выходить замуж. Секретарь парткома Лариса Васильевна Большакова решала проблему невест по-своему. На период уборочной кампании, когда в помощь совхозам присылали по разнарядке жителей городов, она обязательно заказывала поварих. И обеды на полевых станах готовили профессионально, и одна - две поварихи, когда-то покинувшие необъятные сельские просторы, непременно оставались в хозяйстве, находя себе мужей, к нескрываемой радости секретаря парткома. Все старались поднять сельское хозяйство, но набор средств был строго регламентированным. 
Август 1986. 
 
61. Охотничьи страсти.
 
             «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
… - «забота каждого о сохранении и приумножении общественного достояния»;
          Из Устава КПСС.
 
            В августе начинался подлинно мужской праздник. Его начало происходило незаметно: просто начиналось медленное, с постепенным ускорением доставание и снаряжение боеприпасов, лодок, охотничьих костюмов. Иногда за несколько недель, а то и месяцев запасались дефицитными фонариками, батарейками к ним, болотными сапогами, куртками защитного цвета, дробью, порохом, резиновыми лодками. Шла подготовка транспортных средств к тяжёлым испытаниям сибирского бездорожья. Заблаговременно запасали, кто мог, бесплатный бензин, чтобы не покупать его потом на заправке. Часто на вопрос: «На каком бензине: 66-м или 72-м лучше работает автомобиль или мотоцикл?» люди отвечали: «На бесплатном! Работает так, что сердце радуется!» И вот, наконец, в районной «Лениной дороге» и областных газетах сообщалось время открытия осенней охоты на водоплавающую дичь.
Теперь из индивидуальной фазы подготовка к всеобщему празднику переходила в коллективную стадию. Она расширялась, как лавина, набирала силу, захватывала, подминала и подчиняла все другие интересы и заботы, вовлекая во всеобщую атмосферу ожидания торжества всё новые массы мужского населения. Древний инстинкт охотника будоражил кровь, звал в неизведанную даль, в дикую природу.    Союз охотников и рыболовов распределял озера и выдавал путёвки. Комплектовались экипажи, выбирались озёра, обговаривались маршруты следования, время и продолжительность заезда. Чудеса организованности проявляли даже те, кто не отличался организаторскими способностями не только на работе, но и дома. Во всём царили подъём, вдохновение, воодушевление. Деловые встречи начинались не с обычного для остальных месяцев вопроса: «Как дела?», теперь друг друга спрашивали: «На открытие едешь? А на какое озеро?». Естественно, все эти сборы непременно сопровождались охотничьими рассказами - непременным атрибутом подобных встреч:
- В прошлом году поехал на охоту с трёхмесячным щенком. Когда раненая утка упала недалеко от костра, повёл его приучать к охоте. Так этот волкодав двадцать минут бился с раненой дичью. 
Наконец, наступало время выезда. Кто-то мог позволить себе выехать заранее, занять удобное место, оборудовать скрадок (укрытие), поставить сети на карася, а кто-то приезжал к самому открытию и охотился с лодки или с земли на перелётах. Не все ехали охотиться, иногда не имеющие оружия, ехали поесть и попить на природе. Некоторых брали в большую компанию как опытных поваров. Встречались и такие, кто брал ружьё, но после первого пьяного застолья на природе уже был не в состоянии выезжать на озеро. А потом на вопрос: «Сколько добыл дичи?» отвечал: «Шесть штук: две белых и четыре красных». Опять же главную прелесть в этих мероприятиях составляли атмосфера праздника и охотничьи рассказы:
- В прошлом году шесть милиционеров поехали на Ленинградское озеро, один упал со стога и сломал ключицу. Товарищи по оружию везли его сорок километров до больницы, не зная, что нужно положить подмышку валик из одежды и примотать руку к туловищу. Сломанные части ключицы задевали друг за друга, ему было очень больно, он орал, несмотря на обильное вливание самогона.
Открытие охоты было, обычно, в два или пять часов дня. В этом случае люди со связями начинали стрелять раньше, распугивали всю дичь, и она уходила с озёр на поля. Иногда открытие назначали на час рассвета, Все охотники оказывались в равных условиях, но это было неудобно начальству. А уж самое главное начальство стреляло в заказниках, там применялись дорогие импортные ружья, охотникам прислуживали егеря, профессиональные повара, банщицы и массажистки. Здесь уже не соблюдались не только нормы отстрела дичи. На «Моральный кодекс строителя коммунизма», и в другие времена не особо чтимый, теперь накладывался строгий мораторий, табу. Эти охотники на вопрос «Как охота?» могли отвечать:
- Великолепно! Поохотился на славу. Завалил две рыжих и одну блондинку. 
Зимой этот авангард советского общества выезжал охотиться с милицией, автоматами Калашникова и даже редкими израильскими «УЗИ» на лосей, косуль, только что завезённых кабанов. 
Но не все охотничьи угодья были доступны и высшей категории охотников. Однажды три «товарища по оружию» и партийной работе поехали поохотиться и порыбачить на границе двух областей, в незнакомые, но разрекламированные народной молвой места. Их водитель был из этого района, но кое-что подзабыл, да и местность изменилась за пятнадцать лет его работы в городе. В субботу при переезде с одного озера на другое они заблудились в дремучих, почти Берендеевских, лесах. Блуждали до тех пор, пока дорогу им не перекрыли автоматчики в маскировочных плащ-накидках. Никакие удостоверения не возымели действия. На работу они вышли только в среду после тщательной проверки и многочисленных объяснений в областном управлении КГБ СССР. Были в стране органы посильнее партийных, на местах, по крайней мере. «Спецнадзор за спецконтролем» в действии!
Об особом поведении «слуг народа» на охоте знали все охотники. Это немного огорчало, но не портило радостной атмосферы всеобщего мужского праздника. После первого утреннего или вечернего заплыва следовало обязательное застолье, а потом новые охотничьи рассказы:
- Плыву сейчас к костру, а рядом с лодкой с шумом и брызгами сел лебедь, увидел меня, разбежался как гидроплан по воде и улетел.
Вечерний костёр – это нечто особенное. Здесь можно растянуться, расслабиться после пребывания в одной, почти неизменной позе в лодке или скрадке. У костра или вокруг него проходит ужин. После ужина особенно остро чувствуется усталость и тянет ко сну. Но человек смотрит в огонь, ведёт задушевный разговор и сон понемногу отступает. 
Затем следует отдых и новый заплыв на утреннюю зорьку. Большинство возвращалось домой в воскресенье – в понедельник нужно выходить на работу, делиться с товарищами по работе впечатлениями о поездке, рассказами и дичью.
Как-то в район забрёл медведь и задрал корову. Несколько групп охотников райцентра собирались выехать на его отстрел, но ни одна так и не выехала. Видимо, не нашлось мужиков, готовых доверить свою жизнь другим в серьёзной ситуации. Зверя завалил деревенский охотник.
Праздник был не только мужским. Отдельные представительницы прекрасной половины человечества в период гарантированного отсутствия мужей позволяли себе многое из того, на что не решились бы в другое время. У них подготовка к этому мероприятию тоже начиналась заблаговременно, расширяясь и захватывая всё новые и новые массы участниц и участников. Множество анекдотов начинается примерно так: «Возвращается увешенный ружьями, боеприпасами и дичью муж с охоты раньше времени …» До стрельбы по людям не доходило даже в анекдотах.           
Август 1986.
  
62. Мирный атом.
 
Про аварию на Чернобыльской АЭС Смирнов-Ростовцев, как и все, услышал сначала по радио. До этого мало кто знал о существовании города Чернобыль, многие услышали не Чернобыльская, а Тернопольская. Это слово было знакомо. На Чернобыльской аварии окончательно споткнулась гласность, а, возможно, и сломала себе шею. В стране были давно разработанные правила и инструкции поведения людей на заражённой радиоактивностью местности. Их разработка и обобщение опыта стоило жизни или здоровья не одной тысяче людей. И они были эффективными. Многие офицеры изучали их в Армии. Но вот грянула авария. Руководство страны не сочло необходимым рассекретить эти инструкции и довести их до населения. Секретность важнее здоровья миллионов своих граждан? Секретность ради секретности? Инструкции – на случай ядерной войны. А сейчас – не война, и людей заставили проводить первомайские демонстрации на заражённой местности. Даже автобусы для эвакуации они ждали часами на улице, на этой же заражённой местности. Главное было для партии – не сеять панику. И это ей удалось, по крайней мере, на первом этапе. И опять возник вопрос: какой ценой? Многие солдаты, сержанты и офицеры, служившие на Новой Земле и в Семипалатинске, удивлялись беспечности, с которой шла работа по ликвидации последствий аварии.
Примерно в то же время на одной из американских АЭС произошла небольшая утечка радиоактивной воды. Это позволило официальной пропаганде говорить сразу о двух авариях на атомных электростанциях в мире. И порой неясно было из новостей, какая же авария серьёзнее. Времени в эфире им уделялось поровну. Началась мобилизация резервистов химических войск. Потом они стали быстро возвращаться, но добиться от них ничего было нельзя. Чувствовалось влияние подписки о неразглашении. Много позже появился роман Владимира Губарева «Саркофаг», немного проясняющий пелену секретности. Правду же все узнали ещё позже.
Стали цитировать строки из «Апокалипсиса» Иоанна Богослова: «И третий ангел вострубил, и упала с неба звезда, и имя ей полынь, треть вод в реках стала горькою…» Чернобыль – это и есть полынь по-украински.
Появилось много объявлений об обмене квартир в Киеве на равнозначные квартиры в городах Сибири. Паника всё же была. Люди были готовы уехать из Киева даже в Сибирь, которой были напуганы с пелёнок. Радиацией они были напуганы ещё страшнее, отчасти потому, что сначала от них скрывали правду, а потом когда рассказали, люди подумали, что им рассказали не всё и опять что-то скрывают. Польза от секретности оказалась сомнительная, а точнее - один вред. 
Сентябрь 1986. 
 
63. Шутка.
 
Во время одиннадцатичасового завтрака в райкомовском буфете один из инструкторов рассказывал:
- У моего зятя отец слыл в своей деревне неисправимым шутником. Его рассказы были не очень правдивыми, но слушатели это знали и не обижались, потому что посмеяться всегда было над чем. Потом их пересказывали тем, кто не слышал. Даже при встрече иногда спрашивали друг друга:
- Ну, что там сегодня Дмитрий Иванович насочинял? Расскажи.
И вот однажды морозным декабрьским днём он зашел в помещение курилки на конюшне, где работал старшим конюхом. 
- Дмитрий Иванович, соври что-нибудь, - попросил один из мужиков, ожидая услышать очередной смешной рассказ. Его просьбу активно поддержали другие.
- Только не сегодня, мужики. На Кругленьком озере рыба начала задыхаться, мартыновские мужики уже там, мешками карасей гребут. Сейчас еду домой, забираю своего Юрку, берём снасти и едем.
- А нам дай пару лошадок.
- Запрягайте вороных, они сегодня отдыхали, - Дмитрий Иванович быстро отъехал от конюшни.
Когда налицо личный материальный интерес, даже в самых отсталых колхозах проявляются чудеса организованности. Не прошло и часа, как две подводы мужиков, вооруженных пешнями, лопатами, сачками, мешками, самогоном, салом хлебом и солёными огурцами уже выезжали из села в сторону озера. Мороз крепчал. Было около тридцати градусов по Цельсию, а по Фаренгейту ещё страшнее, но все были веселы. 
Проехали километров шесть. Следов от дороги к Кругленькому озеру почему-то не было. 
- Наверное, со стороны Мартыновки подъезжают, нужно туда ехать, - высказал предположение один из рыбаков.
Поехали в объезд. Когда и со стороны соседней деревни открылся, наконец, вид на озеро и не открылось никаких следов пребывания разумного человека на его занесённой унылыми сугробами поверхности, сразу двое мужиков тихо присвистнули. Не в одно время до всех, постепенно, но неумолимо, стало доходить, что эта молниеносно организованная операция началась с убедительной просьбы соврать что-нибудь. 
Подосадовали, развернули лошадей. Чем хороша лошадь как транспортное средство – домой можно ехать, не управляя, как на автопилоте. Несмотря на крепкий мороз, никто не обморозился, а самогон, запасённый на день, закончился через час, когда уже подъезжали к своей деревне.
- Почти такой же рассказ я потом слышал в другой деревне, наверное, здесь «в каждой роте Тёркин свой». А может быть, это вообще написал кто-нибудь из классиков,– закончил инструктор.
19 ноября 1986 г. 
 
64. Фатальность.
 
       «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
… «непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству»;
          Из Устава КПСС.
Освободились должности управляющего трестом «Обьмежрайгаз», и главного инженера этого же треста. По списку резерва на выдвижение на должность начальника должен был заступить инструктор райкома партии Шагов Виктор Викторович, работавший ранее в этом тресте начальником производственно-технического отдела (ПТО). Список резерва составляли всего два месяца назад, всё было согласовано с первым секретарём Солиным. Но назначению помешало одно малозаметное событие, которое произошло восемь месяцев назад. Дочь заворга Иванова, курирующего кадровые вопросы, вышла замуж за Гольдберга, студента пятого курса экономического факультета сельскохозяйственного института, и теперь ему оставалось учиться один месяц.
И вот после целого ряда переговоров, рекомендаций и согласований Солин решил: управляющим треста будет мало кому известный зять управляющего «Сельхозтекникой», рядовой механик автоколонны Полынин. И он не отказался от непосильной ноши, хотя должен был. Официально для стажировки, а фактически для того, чтобы в тресте хоть кто-нибудь проводил грамотную техническую и кадровую политику, главным инженером треста назначили Шагова. Все недоумевали, как вообще могло произойти такое назначение в обход здравого смысла и списков кадрового резерва. Разъяснилось всё через месяц. Зять Иванова Гольдберг после окончания института был принят на работу главным экономистом «Сельхозтехники». Стало ясно, что всё решили два тестя. А вот как этим двум тестям удалось уговорить Солина, осталось загадкой.
«Но природа мудра, и Всевышнего глаз видит каждый наш шаг…», - это в песне у Игоря Талькова. Случайностей нет, будущее определяется закономерной последовательностью всех предыдущих событий. Как у Булгакова: если Аннушка пролила масло, то участь Берлиоза уже предрешена. Все люди смертны. «А иногда внезапно смертны». Прошло полгода. От постоянного стресса «не в свою тарелку» попавшего человека или по другой причине Полынин умер. Шагов возглавил «Обьмежрайгаз». Гольдберг развёлся с дочкой Иванова и уехал к родителям на юг области. Главным экономистом «Сельхозтехники» стал специалист, который должен был занять эту должность ещё полгода назад.
Что ж, жизнь – очень интересная штука, это как бы путь человека от детской безмятежности к мятежности юности и молодости, а потом обратно к безмятежности, теперь уже старческой. От чего ушёл, к тому и вернёшься. А судьба – совсем не туго натянутый канат, а довольно широкий коридор, но непременно от точки А до точки Б. На этом пути человека ожидают разные препятствия и экзамены. И иногда складывается впечатление, что перед тем, как сурово наказать человека, судьба посылает ему испытание в праведности. У Грэма Грина есть высказывание: «Человек всю жизнь борется, одерживает победы и терпит поражения. А в конце жизни его ждёт самое страшное поражение – смерть». У верующих рассуждения о смысле жизни звучат, мягко говоря, оптимистичней, чем у этого английского писателя.
  Декабрь 1986
 
65. Первые кооперативы.
 
        «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
…«забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния;»
          Из Устава КПСС
 
Как только объявили о развитии кооперативного движения, «вдруг откуда ни возьмись, появился» в районе Отари Буцкая. Ему отдали в аренду старинное здание Каменного магазина, и он устроил там выпечку лавашей, которые охотно раскупали местные жители и приезжавшие даже с другого берега Оби. Лаваши были очень вкусными. Сверху требовали развивать кооперативный сектор экономики. И вот на автовокзале вместо государственного буфета, по инициативе Солина, открылся кооперативный киоск. Виталий Дмитриевич на пленуме райкома рассказал о положительных откликах селян на эту реорганизацию. 
Вне пленума положительных отзывов как-то не было слышно. Наоборот, селяне, не присутствующие на пленуме, жаловались работникам райкома партии на непривычно высокие цены в буфете. Кооператорам продавали в магазинах товары с коэффициентом три, то есть в три раза дороже, понуждая их организовать параллельную экономику с замкнутой цепочкой производства и потребления. Самим сеять, молоть, выпекать, продавать. Где они будут брать для этого механизмы, никто из проповедников параллелизма не думал.
Лаваши же были дешёвыми, вкусными и постоянно раскупались населением посёлка и его гостями. Сам ли Отари дошёл до понимания истинной сути кооперативного движения, или ему кто подсказал, но он решил, что деньги можно получить, вообще не работая. Объявив о желании открыть ещё один кооператив, взял в государственном банке ссуду 10 000 рублей и исчез. Для сравнения, однокомнатная кооперативная квартира стоила тогда всего 6 тысяч рублей, двухкомнатная – 12. Его потом многие видели в краевом центре, он торговал на барахолке, но его никто не ловил. Как Джо Неуловимый, Отари не нужен был никому. «Потому что поделился», говорили острословы. Лаваши в районе больше никто не пёк.
Март 1987.
  
66. Самиздат.
 
Невероятно, но с самиздатовскими документами работникам аппарата райкома партии доводилось сталкиваться не на работе, а в гостиных своих знакомых. Гласность была регулируемой. Парадокс, но о самых громких делах люди узнавали не из официальной прессы. И даже не из специальных рассылавшихся по райкомам бюллетеней ЦК КПСС. Новости узнавались из небольших пачек затёртых листов желтоватой бумаги с машинописным текстом, не всегда первых экземпляров. Часто их трудно было прочитать. «Узбекское дело» впервые «отрыл» народу самиздат! Интересно было узнать, как обеспечивалась «хлопковая независимость СССР». На выращивании и сборе работали практически подневольные люди. На хлопковых полях по несколько месяцев использовался ручной труд студентов, школьников, жителей сел и городов. В отчётности практиковались гигантские приписки. Несуществующий хлопок «отправляли» на заводы, там его оплачивали, как существующий, списывали на производство, деньги делили. Перевыполняющим таким образом планы выращивания «белого золота», вручались правительственные награды, присваивались звания Героя Социалистического Труда и устанавливались бронзовые бюсты на родине «героя». Следователи Гдлян и Иванов, о которых широкой публике стало известно позже, не смогли довести «Узбекское дело» до конца. «Нити» вели на самый верх, но их обрубили на Чурбанове. Коррупция возникла давно, она древнее явление. Как говорил Виктор Васильевич Расков, на первой полосе центральных газет писали, как у нас в стране много всего выполнено, произведено, выращено, а на последней полосе – как много всего этого выполнено, произведено, выращено с браком – уже в «Окне народного контроля». Тут же сообщалось, кого наказали или посадили за выполненное, произведённое и выращенное только на бумаге.
С перестройкой, постепенно в открытой печати стали публиковаться и те произведения, которые ещё несколько лет назад могли бы выйти не иначе, как в самиздате. С какой болью за свою страну люди читали «Интердевочку» Владимира Кунина или «Печальный детектив» Виктора Астафьева, «Честь имею» Валентина Пикуля или «Дети Арбата» Анатолия Рыбакова! До перестройки запрещались не только книги, в запрете были и отдельные выражения, например словосочетание «безбрежные просторы» во времена Брежнева не принимала к печати ни одна газета. Слово «пятилетка» - это не единица измерения времени продолжительностью в пять лет, а парадное, праздничное слово. Не допускалось выражение «За годы такой-то пятилетки работа по воспитанию молодёжи в такой-то партийной организации ухудшилась». За годы пятилетки могли происходить только положительные изменения, рекорды и свершения, а отрицательные события происходили только «за последние пять лет». Жизнеутверждающее начало!
Апрель 1987
 
67. Праздничные наборы.
 
  «Под руководством коммунистической партии в Советском Союзе ликвидированы эксплуататорские классы, сложилось и окрепло моральное и политическое единство советского общества».
Из Устава КПСС.
 
            К Новому году, 1 Мая, 7 Ноября работникам аппаратов райкома партии, и райкома комсомола традиционно продавали праздничные наборы. Этим занимался профсоюз работников обоих аппаратов, размещавшихся в одном здании. Все они входили в профсоюз работников культуры, а работники Советов – в профсоюз работников госучреждений. Наборы были стандартными: 
- три килограмма говядины по фондовой цене – 1 рубль, 87 копеек. 
- два килограмма полукопчёной колбасы «Одесская» - по 2-60,
- две банки сгущенного молока по 58 копеек и коробка конфет по три рубля, 
- два говяжьих языка или один килограмм печени по 2-20, 
- пачка индийского чая по 70 копеек, 
- банка зелёного горошка по 40 копеек, 
- три килограмма муки высшего сорта по 1-02, 
- в период борьбы партии за трезвость народа стали давать и по литру водки. 
Иногда к этому набору добавлялись два килограмма гречки по 50 копеек или банка растворимого кофе по 2,50. В районе продавались и «нефондовые» продукты по комиссионной цене, стоили в полтора–два раза дороже. Эффект от разницы приобретения фондовых продуктов составлял примерно сумму дневного заработка. Во многих других районах не было и комиссионных продуктов.
Самое деятельное участие в распределении продовольствия принимал водитель второго секретаря Кузькин Николай, отхватывающий для себя и шефа лучшие куски мяса. 
Для ветеранов войны был открыт отдельный магазин. В нём подобные наборы продавали участникам Великой Отечественной войны и войнам-афганцам один раз в месяц по специально составленным спискам. Как не обидно это звучало, сами ветераны называли этот магазин «Спасибо Гитлеру!» Молодцы наши ветераны! Сарказм и подтрунивание над собой всегда были присущи нашему народу. Такой народ невозможно победить.
Потом изобрели праздничные наборы для верхушки района. Готовили всего 40 наборов к тем же трём праздникам. Рядовые работники аппаратов в эти списки уже не входили. Здесь были секретари райкома партии, руководство райисполкома, редакции, правоохранительных органов, крупных предприятий. Наборы были заранее расфасованы в картонные коробки, их развозили по домам. Здесь уже были шпроты и красная икра, печень трески и паштет. Из коробок торчали хвосты лосося и горлышки высоких бутылок заморских вин. Вся эта категория и без праздников заезжала к руководителям торговых предприятий, где отоваривалась в больших количествах этими же и другими дефицитными продуктами. Но в праздник оказаться в числе избранных «и кошке приятно».
Как-то в район привезли две машины апельсинов. В райцентре не оставили в целях секретности, отправили в соседний совхоз, в РТП. Конспирация всегда была характерной для партии Ленина. Государственной тайной могли объявить всё, что угодно. Вся районная верхушка ездила тайком за 10 километров и покупала цитрусы с «чёрного входа». Половину фруктов успели раскупить, потом наступили выходные дни, за которые вторая половина апельсинов успела сгнить. Одна дочка скромной работницы прилавка принесла в школу два апельсина. Съев их на большой перемене, она от всей души предложила корочки от апельсинов учительнице, зная прекрасно, что учителя не входят в число снабжаемых «по первой» категории: «Попейте с ними чаю, Марья Ивановна!» Учительница отказалась, сказав, что у неё дома уже есть. Из какого класса эта девочка? Да из буржуазии! И при социализме многие считали себя барами.
Как-то по осени милиция арестовала автомобиль «КАМАЗ» с прицепом, гружёный виноградом. На груз не было никаких сопроводительных документов. Двадцать тонн винограда отличного качества! Крупный, сладкий – такой виноград никогда не появлялся в посёлке. Им два дня подряд торговали во всех магазинах райцентра. Вот где радости было у населения! Как восторгались люди действиями родной милиции! Некоторое время спустя точно так же был арестован авторефрижератор с мороженным. Люди брали мороженное коробками по сорок штук, благо, уже наступила зима, и его было, где хранить.
У каждого времени свои ценности. Совсем немного нужно было сделать для человека, что бы создать у него иллюзию его значимости и даже исключительности. Потом пришло другое время и этот чиновничий набор продуктов можно купить в любом продовольственном магазине, добавив к нему много того, о чём в те годы даже не слышали. Но среди всех этих разнообразных солений и сладостей что можно найти вкусней нашего обыкновенного малосольного огурца? 
Май 1987.
 
68. Северный Кавказ.
 
Партийным работникам добыть путёвку в какой-нибудь санаторий, дом отдыха или просто в туристическую поездку было нетрудно. В августе Смирнов-Ростовцев ехал со своей спутницей на Кавказ. Самолёт до Минеральных Вод – воздушной гавани Кавказа летит три с половиной часа - не долго, по сибирским меркам. Потом автобус до Нальчика. Гостиница «Россия» недалеко от памятника Екатерины Второй, принявшей Кабардино-Балкарию в 1774 году окончательно в состав России. Гид говорит, что это не столько памятник царице, сколько знак дружбы с русским народом. Замечательные поездки в Приэльбрусье, в Долину нарзанов, на Голубые озёра, в Чегемское ущелье, в Пятигорск, в Прохладный. На соседнюю с Эльбрусом гору поднимают на канатной дороге. Там пролетают редкие снежинки. Эльбрус в облаках, он выглядывает из-за снежных туч всего на две секунды, не все даже успевают заметить это. Часто проезжаем мимо селения с замысловатым названием Залукокоаже, что рядом с другим селением - Куба. Аллея из голубых елей в Нальчике смотрится потрясающе.
Переезд в Махачкалу. Несмотря на широкую многонациональность Дагестана, здесь больше чувствуется древних традиций, попахивает средневековьем. В гостинице «Кавказ» Смирнову и его спутнице выдают один пропуск на двоих. В нём записано: «Чемоданов - два, жена – одна!» Не предполагается видимо, что женщина, как и чемоданы, может покидать гостиницу без сопровождения. Недалеко дом Расула Гамзатова и рынок с дешёвыми фруктами. «ОДЫН ДЫН – ОДЫН РУБЛ!» - радостно кричат торговцы. На туристку, одевшую шорты, аксакалы смотрят как на нечто неизвестное – тщательно рассматривая её ноги, почти склоняясь. Позже она так уже не одевается. Поездки в Дербент, на гидростанцию, ежедневные поездки и походы на Каспийское море, которое заметно мелеет в последние годы. Кто-то говорит о катастрофе, а кто-то всего лишь о цикличности.
Назад, к самолёту в Минеральные Воды нужно прибыть к семи часам утра. Туристов собираются вести в аэропорт в семь часов вечера, чтобы к десяти вечера быть в аэропорту. Туристы возмущаются, они хотят выехать часа в два ночи. Администратор рассказывает, что никто их не повезёт в ночь по горной дороге. Но для туристов это не аргумент, они просто не хотят ждать девять часов вылета в забитом пассажирами аэропорту. Наконец местные жители рассказывают, что главная причина не в этом: на территории Чечено-Ингушской АССР орудуют банды разбойников, вооружённых даже автоматами Калашникова, они грабят автобусы, а туристов забирают в рабство. Но кто из сибиряков им поверит? Все думают одинаково: придумали отговорку, чтобы раньше выпихнуть из гостиницы. Один рядовой боец невидимого фронта из КГБ угрожает им неприятностями, утверждая, что это всё откровенная ложь. Туристы склонны верить именно ему. Выезд назначают на десять вечера. Республику с подмоченной репутацией автобус проскакивает до полуночи. Бог миловал от абреков. В аэропорту все кресла заняты. Шесть часов на чемоданах и подстилках. Как же после этого хочется скорее попасть домой!
Август 1987.
  
69. Автомагнитола.
 
  «Если член партии совершил проступки, наказуемые в уголовном порядке, он исключается из партии и привлекается к ответственности в соответствии с законом».
Из Устава КПСС.
 
Инструктор отдела пропаганды и агитации райкома партии Прутов Николай Николаевич, наконец, получил повышение. Коммунистам совхоза «Енисейский» предложили его для избрания секретарём парткома на безальтернативной основе. Верные ленинцы послушно проголосовали за предложенную кандидатуру. Прутов был избран в состав парткома, а на первом заседании его избрали секретарём партийного комитета совхоза.
Через месяц новоиспечённый секретарь парткома вытащил из служебной машины новенькую импортную автомагнитолу и «переставил её в свою «шестерку». А из его личного автомобиля на «партийную работу» в служебную «Ниву» был направлен старенький «Гродно». Естественно, это всё было сделано тайно. Но всё тайное становится явным (только через разные промежутки времени). Уже через две недели первый секретарь райкома Солин В. Д. прочитал об этой таинственной, но не оригинальной рокировке в адресованном ему пространном письме старого коммуниста совхоза. Последовал вызов талантливого авторадиомеханика «на ковёр», для келейного разговора. 
После традиционного для такого случая вступления, состоящего из бурной трескотни и белиберды о моральном облике коммуниста и, что особенно важно, секретаря парткома, первый секретарь сказал:
- Зачем тебе в личном автомобиле магнитола? С дамочками на природу выезжать, чтобы не «светиться» на служебной «Ниве»? Всё равно все узнают, мы «под колпаком» у народа. И всё же хорошо, что ты сразу, на мелочи споткнулся. Не успел наломать крупных дров. Теперь тобой, виноватым управлять легче будет. Оставим тебя на работе. Напишешь объяснительную записку, где назовёшь всё своими именами: хищение, подмена. Эта записка будет лежать у меня в сейфе вместе с другими такими же документами. И у тебя не так голова будет кружиться от ветра перемен, и нам будет спокойнее за совхоз. Скажешь слово против меня, дам ход этому документу. А пока – работай. До свидания. Прутову эта сцена напомнила фильм «Семнадцать мгновений весны»: теперь он полностью был «под колпаком» у Солина.
Подобная практика управления всегда находила применение. Когда военком района Егоров стал редко заходить в райком партии, намекая, что он состоит на учёте в своем политотделе, первый секретарь позвонил своему коллеге в район, где прежде служил Егоров. Через две недели у Солина на столе лежала присланная с фельдъегерской почтой пачка объяснительных Егорова о его семейных скандалах и дебошах. Егоров стал послушным. Как многогранны методы укрепления партийной дисциплины!
Сентябрь 1987.
  
70. Школьный музей.
 
«Социализм победил полностью и окончательно».
Из Устава КПСС.
 
Инструктор орготдела рассказывал в обеденный перерыв «товарищам по оружию» одну историю:
- В одном старинном селе за Обью в восемнадцати километрах отсюда была восьмилетняя школа. Сейчас это село уже в другом районе, и школа там только начальная. В 1964 году к началу учебного года туда прислали после окончания института нового директора школы, историка. Его звали Лев Михайлович Гильдернштейнбергер. Произнесение его фамилии было камнем преткновения для учеников и их родителей, а в первое время и для учителей этой школы. Новоиспечённый директор развил бурную деятельность: организовал исторический кружок, привёз проекционный фонарь, кинопроектор, в школе демонстрировались учебные фильмы, из которых школьники узнавали много нового. Ученики впервые увидели новые материалы: ДВП, большие листы оргстекла, пластиковые трубы.
Одним из его главных начинаний был школьный музей. За весьма непродолжительное время школьники старинного села натаскали в музей всяких «ненужных» вещей. Здесь были давно прохудившиеся старинные самовары, невиданных размеров медные ключи от пудовых замков, сами замки, бронзовые подсвечники, ржавый наган, старинные часы. Но больше всего школьники натаскали «никому не нужных» старинных монет, давно вышедших из обращения. Музей открыли в школьном коридоре. В небольших стеклянных витринах размещались экспонаты. Через год площадь музея сократили, а потом он совсем исчез. 
Моё отношение к этому поступку директора было не всегда одинаковым. Сначала я искренне старался пополнить музей, принёс большой медный ключ, несколько монет. Затем, будучи постарше, понял, что историк просто обогатился на антиквариате и нумизматике. Теперь я считаю, что другого способа сохранить старинные вещи этого далёкого от областного центра села просто не было. Государственные музеи туда не заглядывали. Один раз, двое одетых в полувоенные френчи мужчин расспрашивали мальчишек, где находится яма, похожая на окоп. А мы вспомнили про такую яму позже, когда они уже уехали. Что искали: клад местного купца, золото Колчака – неизвестно. И были ли эти люди из музея? Больше никто старинными вещами и кладами не интересовался. Монеты всё равно бы растерялись со временем, самовары школьники сдали бы в металлолом. Деревянные вещи просто бы сожгли из-за их ветхости. Историческое наследие было бы утрачено навсегда. У государства не до всего доходили руки.
А этот, знающий истинную ценность и стоимость старинных вещей человек сохранил их для общества. Они будут в частных и почти честных руках, но их будут видеть коллекционеры, специалисты, друзья, родственники, а возможно, будут приобретены и музеем. Этот использующий «методы Великого Комбинатора по относительно честному отъёму денег» историк спас небольшую часть исторического наследия человечества, как ни странно, для самого человечества. Это противоречиво: украсть у общества, чтобы сохранить для общества. Но был ли другой реальный способ? 
 Октябрь 1987.
  
71. Демократический централизм.
 
     «КПСС строит свою работу на основе неукоснительного соблюдения ленинских норм партийной жизни, принципа коллективности руководства, всестороннего развития внутрипартийной демократии, активности и самодеятельности коммунистов, критики и самокритики».
Из Устава КПСС.
 
Принцип построения партии - демократический централизм. Выборность всех органов снизу доверху, подчинение меньшинства большинству, обязательность выполнения решений вышестоящих органов для нижестоящих. Это на словах и на бумаге. А как на самом деле? Основой государственного устройства России является сохранившийся со времен Золотой Орды принцип: получать ярлык на правление и платить оброк (ясак) выдавшему его. Не всегда эта дань была материальной или только таковой: платили покорностью, верностью - сам принцип сохранялся. Нарушители этого правила или изгонялись, или устраивали перевороты. Но работодателем чиновника всегда был вышестоящий чиновник. И интересы работодателя у такого работника всегда приоритетнее интересов общества. 
Двадцать миллионов коммунистов, правили страной от имени народа. Но не народ выдвигал их в партию, и выборы её высших органов проходили далеко не демократично. Секретарей партийных комитетов всех уровней практически назначали. Отдельные случаи избрания не тех, кого выдвигали сверху, были исключением, только подтверждающим правило. Существовала номенклатура райкомов, обкомов и Центрального Комитета КПСС, в неё входили все руководители предприятий, организаций и учреждений. 
За полгода до отчётно-выборной районной партийной конференции составлялся первоначальный список предполагаемого состава членов и кандидатов в члены райкома партии и членов районной контрольной комиссии. Коммунистов с высшим образованием, рабочих, женщин и лиц до 28 лет в нём больше, чем в предыдущем составе. 
Заворг после одобрения второго секретаря относил этот список первому. В ком тот не сомневался, те сразу оставлялись, или сразу вычёркивались. Остальные попадали на заметку до самой партконференции. Потом первый секретарь ездил с этим списком на собрания и просто на производство туда, где работали будущие члены райкома, проверял их надёжность. «Говоруны», «правдолюбцы» и «упрямые» не имели шансов попасть даже в делегаты районной партконференции. Все любят послушных адептов: и революционные партии и тоталитарные секты. Как у Владимира Высоцкого: «Угодников берут легко, пророков неохотно!» Замена шла вплоть до предпоследнего дня подготовки форума. За день до конференции бюллетени тайного голосования отпечатывались в типографии, скреплялись степплером обычно по четыре (по количеству избираемых органов). Типография была готова внести изменения и напечатать новые экземпляры, но этого никогда не требовалось, всё проходило гладко. 
Один из секретарей парткома оглашал на совете старейших коммунистов список будущих членов райкома, другой – кандидатов, третий – членов ревизионной комиссии, четвёртый – делегатов областной конференции от района. Им же поручалось выступить уже от имени совета старейшин перед всеми делегатами. Попытки внести изменения пресекались: «Мы их не сами отбирали, это вы на заседании парткома наметили, кого из делегатов конференции от вашего совхоза выдвинуть в члены райкома, кого в кандидаты, кого в делегаты областной партийной конференции». О том, что на заседаниях парткома озвучивались фамилии из готового списка райкома партии, умалчивалось. Потом объявляли, что типография будет печатать бюллетени для голосования по только что предложенным спискам, и все шли «за счёт заведения» обедать на 30 – 40 минут. В обеденный перерыв продавались дефицитные книги, накапливаемые специально к этому событию. Руководители делегаций сообщали своим делегатам, что после конференции каждому делегату будет продан подарочный набор из дефицитных продуктов. Проходило фотографирование делегатов на цветное фото. Настроение делегатов заметно улучшалось.
В фойе устанавливались урны, закрытых кабин не было. От стола выдачи бюллетеней до урн лежали красные дорожки, по бокам стояли работники райкома, мило улыбались, подсказывали направление движения, здоровались со старыми знакомыми и зорко следили, кто вычёркивает в бюллетенях фамилии. При обсуждении итогов конференции такие попадали в черные списки вместе с теми, кто выступал против официальной линии райкома, или с чем-то не соглашался. Для них это было последнее избрание делегатом конференции. 
Вот таким в действии является демократический централизм – демократия из центра. Бюрократизм чистой воды. Противникам России не нужно тратить деньги на войну. Достаточно всеми средствами поддерживать всевластие правящей элиты. Это уже давно ни для кого не является военной или государственной тайной. Интересы бюрократа часто прямо противоположны интересам общества. Чем больше преступлений, тем больше можно выбить денег на содержание милиции, прокуратуры, судов, тюрем. Чем больше детей в детдомах, тем больше можно раздуть штат органов по опёке. И так во всех ведомствах. Нужно основательно запустить всю работу, чтобы убедительно говорить, что не хватает сил и средств, для её налаживания. Сокращение аппарата необходимо. Если просто убавлять чиновникам заработки, будут «доборы», а реальные расходы общества на своих «слуг» не уменьшатся. Главная забота бюрократа – сделать карьеру и деньги, не особо выбирая средства. Он не будет рисковать своей карьерой ради простого человека. Особенно ярко это проявляется в критических ситуациях, когда нужно принимать быстрые и правильные решения по спасению людей. Желание сохранить свой пост приводит к череде долгих согласований с вышестоящими начальниками, а интересы спасаемых отодвигаются на второй план. Ведь не эти люди могут завтра уволить его с работы. А самые ответственные решения, как известно, принимают те, кто потом не несёт за них никакой ответственности.
Всё это ослабляет партию. Шестая статья в Конституции, закрепляющая руководящую роль КПСС, расхолаживает, позволяет не бороться за умы и интересы избирателей. Секретари парткомов получают должности от вышестоящих чиновников, собрания коммунистов только голосуют за их избрание в состав парткома. Кадры партии не готовы к работе в условиях многопартийности, поэтому партия ни на какую демократию и многопартийность добровольно не пойдёт. Партия не имеет исторического опыта честной борьбы за власть, за голоса избирателей. Да и является ли КПСС партией в классическом понимании этого слова. Скорее, это общественно-политическая система управления. Братские компартии социалистических стран в начале восьмидесятых годов начали практиковать альтернативные выборы в партийные комитеты. В КПСС это пришло только с Горбачёвым и то с запозданием. 
Октябрь 1987. 
 72. «Белый офицер»
 
«Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:    
 - «непримиримость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов»;
          Из Устава КПСС.
 
Новая метла по-новому метёт, а впервые дни – даже лучше старой! С приходом в райком партии второго секретаря Кускова Бориса Ивановича, любителя шахмат, в аппарате развернулись шахматные баталии. Шахматистами стали и те, кто не любил этот спорт, но старался «попасть в струю».
Организовали шахматный турнир. У Кускова не выиграл никто, битва изначально шла лишь за звание вице-чемпиона. Только инструктор орготдела Смирнов-Ростовцев, казалось, уже выиграл у него партию, но в самом конце игры неожиданно подставил ферзя, как говорили некоторые, специально, когда Кусков уже сидел за шахматной доской весь издёргавшийся, находясь на грани проигрыша и срыва. Ходили слухи, что инструктор раньше выигрывал у перворазрядников и не мог проиграть секретарю. Но все знали и о бонапартистских замашках Кускова, не терпящего превосходства.
Шахматы занимали значительную часть разговоров сотрудников и давали массу тем для обсуждения. В партийный лексикон вошли шахматные термины, ставшие модными. Шахматы – очень полезны на бюрократической работе. В жизни и на доске многие позиции совпадают. Хочется нанести удар противнику, а он не даёт этого сделать, вовремя передвинув на нужную клетку пешку. Вот-вот тебе могут поставить мат, противнику остаётся один ход, но ты делаешь ему один шах, второй, десятый, пока не загоняешь в мат. Противник хочет забрать ценную фигуру, но у тебя на один аргумент больше, и он отказывается от затеи. В жизни тоже есть тяжёлые и лёгкие фигуры. Кто-то прямолинеен, а кто-то предпочитает ход конём, вилки, соблазны, приманки, оправданные жертвы. Существует целая система противовесов, позволяющих сохранять равновесие, как на доске, так и в реальной жизни. И нужно успевать с «развитием» фигур и пешек. Там сделаешь лишний ход, здесь приходится отступить – и потом ты отстал, хорошо, если не безнадёжно. Кто-то проводит стратегические мероприятия, а кто-то ждёт ошибки оппонента. 
Начали говорить о создании неофициального шахматного клуба при райкоме КПСС. Названия «Белая ладья» и «Чёрный конь» уже примелькались и приелись. Нужно было что-то новое. Обсуждения закончилось, когда было предложено название «Белый офицер». В сельских районах Сибири и в европейских странах (в Болгарии) шахматных слонов называют офицерами. Название сразу всем понравилось. Все были офицерами запаса, а в белом цвете был вызов красному, официальному. Тем более, все знали, что это только шутка.
Шахматные баталии закончились с переводом Кускова в другой район. Клуб потом был создан при Доме пионеров под другим названием, оплачиваемую должность его председателя занял зять первого секретаря Солина.
Октябрь 1987.
  
73. Барщина.
 
       «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
 … «добросовестный труд на благо общества: кто не работает – тот не ест»;
          Из Устава КПСС.
 
Барщиной при феодализме называлась обязательная работа крепостного крестьянина на своего феодала - барина. Её доля была до шести дней в неделю. 
При «реальном социализме» вся земля принадлежала одному феодалу – государству. Феодал управлял этой землёй через своих республиканских, краевых и областных вассалов. Те, в свою очередь, отдавали в пользование своим вассалам наделы земли вместе с населением – автономные области и округа, районы. В районах первые секретари райкомов партии наделяли особыми правами на отдельных территориях директоров совхозов и председателей колхозов. Секретари партийных комитетов здесь оказывались уже на вторых позициях.
Жители сёл не могли свободно уезжать. Чтобы отправить ребёнка учиться в город из «непаспартизированной» местности, нужно было получить справку в сельском Совете. На практике – дать поросёнка «на лапу» секретарю Совета. Только в шестидесятые годы селянам начали выдавать паспорта. Но остался институт прописки, в городах не прописывали, а без этого не брали на работу. По сути – сохранялись элементы крепостного права.
Директор совхоза имел неограниченную власть. Только по решению руководителя области происходило его назначение и освобождение. Председатель сельского Совета и секретарь парткома на практике работали под его руководством. Не все директора умели избежать «головокружений от полновластия». Прокурор района Кабин в 1986 году рассказывал о случае, когда директор совхоза Щорс не принимал «на любую работу» передовую доярку, поругавшуюся в магазине с его женой из-за одного хвоста селёдки. И это притом, что кадров хронически не хватало, совхоз каждый год привозил по организованному набору до двадцати семей. 
В уборке урожая принимало участие почти всё население страны. С пятого класса школьники убирали картошку на полях колхозов и совхозов. Студенты уезжали «на уборочную» на месяц. Иногда их задерживали дольше, когда «битва с небывалым урожаем» затягивалась. На «борьбу» направляли работников заводов, фабрик, воинские части с техникой. В уборке урожая участвовали работники аэрокосмической промышленности, профессора консерваторий, творческие коллективы. Жители райцентров принудительно участвовали в весеннем севе, заготовке сена, прополке свёклы. Потом только по официальным данным не удавалось сохранить до весны треть урожая овощей.
Аппарат райкомов КПСС и ВЛКСМ в середине октября выехал на уборку свёклы. Секретари в этом выезде не участвовали. Шёл первый снег. Снежинки едва не превосходили собираемую свёклу по размеру. Красиво. Первый снег всегда радует. Но здесь радость перемешивалась с каким-то чувством тревоги. По полю проехал трактор с плоскорезом и поднял землю вместе с корнеплодами. Их вытаскивали из земли, отряхивали и бросали в тракторную телегу. Руки очень скоро стали мерзнуть, ноги вязли в грязи. Спецодежды и спецобуви не выдавали. Когда через час трактор не вернулся, секретарь парторганизации работников аппарата Крутов, главнокомандующий этого важного «политического» мероприятия, сказал:
- Бросайте в кучи, потом сбросаем в телегу, когда приедет трактор. 
Работа продолжилась. Дошли до небольшого леска. Развели костёр. Стали греться и сушиться у огня. Подъехал агроном отделения Теодор Василевский на лошади. Спросили про трактор. Никто не верил, что эту свёклу вообще когда-нибудь увезут с поля, это наблюдалось повсеместно. Так оно и вышло. Через три недели Василевский приехал в райком партии на занятия школы молодого коммуниста.
- Свёклу вывезли? – спросил у него один из инструкторов.
- Собираемся, - честно ответил агроном центрального отделения передового совхоза, глядя на заснеженные ели за окном райкома партии.
Такой же барщиной были и субботники, ленинский, в преддверии дня рождения вождя – 22 апреля, и ещё много других: по благоустройству, для перечислений в фонд мира, голодающей Африке. Каждая восьмая суббота была рабочей, потому что по конституции рабочая неделя была 41 час. Производительность в субботу была низкая, хотя и назывались они школой коммунистического труда. Только инициаторы соцсоревнования делали на субботники две нормы и более. Остальные же работали спустя рукава, присматривая, что же стащить с предприятия, чтобы день не зря прошёл. 
Наш реальный социализм даже по пятистадийной классификации Маркса мог претендовать только на статус государственного феодализма. Но даже в условиях феодализма русский народ умудрялся совершать великие подвиги и одерживать победы, порой ценой великих потерь всего народа и его лучших сынов и дочерей.
Ноябрь 1987
 
74. Батрачки.
 
«Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:      
  … «непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству»;
          Из Устава КПСС.
 
            Батраки и батрачки – это те, кто работает на других. Но при социализме это слово применялось по отношения к коровам. Если у доярки числится 25 коров, а на самом деле их – 30, то их надои делятся на двадцать пять. И при фактических надоях 2500 литров в год от каждой коровы доярка становиться трёхтысячницей. Если в частном подворье каждая корова давала по одному телёнку в год, то в государственном - 90 телят от ста коров считались высоким показателем. В год доярка получала 22 – 23 телёнка от 30 коров. Погоня за поголовьем приводила к тому, что полноценных кормов не хватало, и зимой коровы не жили а выживали, но не все доживали до зелёной травы. Телята становились таковыми официально, если дотягивали до месячного возраста. В частном подворье падёж скота был редким явлением, а в государственном – повсеместным. Его не удавалось закрыть никакими запасными головами. Некоторым телятам официальными или тайными путями выпадала честь быть поставленными на довольствие в личном подсобном хозяйстве. В результате тайного перераспределения ресурсов они попадали в комфортные условия питания и проживания.
Жирность молока домашней коровы – около 4,2%. Для совхозов стандарт – 3,6. Но до него дотягивали не все. Поскольку за общий объём надоев спрашивали строже, чем за качество продукции, проблема решалась добавлением воды. Был ещё один показатель – товарность. Это процент молока, проданного государству от общего количества надоев. Отстающие хозяйства делали вид, что обильно поят им телят, хотя фактически очень быстро переводили их на ЗЦМ. Это заменитель цельного молока - сухое молоко в гранулах, но сливочное масло заменено растительным. Неучтённые коровы требовали неучтённого сена, комбикорма, помещений, лекарств. Выгода от «батрачек» была сомнительной. Злоупотребление доходило до абсурда, на некоторых фермах кормов хватало лишь на поддержание огромного стада в живом состоянии. На обеспечение привесов и надоев рассчитывать уже не приходилось. «Чем хуже – тем лучше!» - этот негласный лозунг часто приходил в голову при попытках анализировать действительность реального социализма.
Партии нужны были высокие показатели во всём «народном» хозяйстве. Поэтому были ещё батраки-гектары. Пашня подходила к лесам вплотную, хотя должна была отступать от него на 15 метров. Были и распаханные луга, и земли, официально считающиеся болотами. Урожайность сельскохозяйственных культур также была надувной. Гречка и рыжик были дефицитом только потому, что портили показатели средней урожайности зерновых, они давали 4 – 5 центнеров с гектара. 
Двойная «бухгалтерия» не оставляла места для анализа. Система заставляла врать всех: и сельских производителей и строителей и работников промышленности. Районные показатели суммировали областные бюрократы, корректировали в обе стороны, отправляли в Москву. Там их анализировали, составляли по ним планы на следующий год, прекрасно зная достоверность этих отчётов. Западные экономисты пытались определять наши истинные производственные показатели по косвенным признакам, увязывая прирост промышленного производства с ростом потребления тепла, электроэнергии и прочего.  
Ноябрь 1987. 
 
75. Изменения в политике Горбачёва.
 
Политика – искусство возможного. По мере продвижения реформ обстоятельства, соратники и груз прежних поступков и мировоззрений вынуждали Горбачёва менять кадровую, экономическую, внутреннюю и внешнюю политику. Основные лозунги: «Перестройка! Ускорение! Гласность!» - во многом оставались только на бумаге. Гласность не выдержала проверку Чернобылем. Долго скрывались масштабы катастрофы. Инструкции о действиях людей на зараженной местности не были рассекречены (военная тайна) и не спасли от облучения тысячи людей. В зараженных областях проводились первомайские демонстрации, потом люди ждали эвакуации прямо на улице. В следующий раз гласность споткнулась о выступление Ельцина 21 октября 1987 года на пленуме ЦК КПСС. Его долго не опубликовывали, порождая разнообразные слухи, домыслы, и создавая ореол мученика и борца с привилегиями. Это позже назовут «синдромом Ельцина».
Демократизация общества – одна из основных провозглашаемых целей перестройки. Правящая элита стремилась навязать обществу «управляемую демократию». Старая большевистская гвардия тянула Горбачёва назад, к тоталитаризму, осознанно и неосознано понижая популярность Горбачёва в обществе. К таким действиям можно отнести необдуманный Указ Президиума ВС СССР об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом от 16 мая 1985 года, усиливший токсикоманию, наркоманию и породивший водочную мафию. Это и неуклюжие действия наших силовых структур в Сумгаите, Тбилиси, Вильнюсе, Баку; выдвижение на ключевые посты в государстве будущих членов ГКЧП; введение пятипроцентного налога с продаж, который сразу окрестили президентским и многое другое. 
Менялась и экономическая политика Горбачёва. В начале преобразования проводились в рамках существующей системы хозяйствования, провозглашался курс на её совершенствование. 22 апреля 1985 года состоялся Пленум ЦК КПСС, где в докладе впервые прозвучали слова: застой, стагнация, провозглашался курс на перестройку экономики. В июне было проведено совещание в ЦК по вопросам ускорения научно-технического прогресса. В ноябре был образован Госагропром. 17 апреля 1986 года вышло постановление ЦК КПСС «Об основных направлениях ускорения решения жилищной проблемы в стране». «Каждой семье - отдельную квартиру или дом в 2000 году». Но выполнять эти постановления на местах не очень спешили. Например, в одном районе все силы были брошены на строительство зоопарка, в ущерб строительству жилья. 
12 мая 1986 года – введение госприёмки. Ещё одна попытка улучшить качество продукции не рыночными, а бюрократическими методами. Рассказывали о случае, когда руководителем госприёмки при заводе назначили бывшего начальника цеха, стоящего на этом же заводе на партийном учёте, в очереди на получение жилья, приобретение автомобиля. Контролёр, зависимый от проверяемых им работников. В этом же месяце вышло постановление об усилении борьбы с нетрудовыми доходами. В ноябре был принят закон об индивидуальной трудовой деятельности – первый шаг на пути к рынку. На этом пути Горбачев добился и положительных и отрицательных результатов. Так в 1987 году было разрешено создавать совместные предприятия с иностранцами, выдавать кредиты гражданам, занимающимся индивидуально-трудовой деятельностью. В одном районе первый кредит в 10 000 рублей на такую деятельность получил уроженец Кавказа, в заснеженных горах которого вскоре и скрылся. Вышли постановления ЦК о кооперативах и о личных подсобных хозяйствах. Проведён Пленум ЦК КПСС по перестройке управления экономикой. В сентябре этого же года вышло постановление о переводе научных организаций на полный хозрасчёт и самоокупаемость, что для фундаментальной науки вообще неприемлемо: Жорес Алфёров получил Нобелевскую премию по физике за исследования, которые были внедрены в производство только через несколько десятилетий. Как несколько десятков лет ждать окупаемости от фундаментальной науки? Так и хочется спросить у реформаторов: «Ребята, а вы экономику учили?» Вы хоть один год отработали на заводе или стройке?
Декабрь 1987.
 
76. Отставка Ельцина.
 
«Партия в своей деятельности руководствуется Программой и Уставом КПСС». Из Устава КПСС
 
Горбачёв не решился разделить КПСС на правых и левых. Фракционность не допускалась по уставу партии. Вскоре партия сама начала делиться, но уже по другому принципу – национальному. В октябре 1987 года Пленум ЦК КПСС освободил Ельцина Б. Н. от всех партийных постов. «От Москвы до самых до окраин» волна удаления сторонников реформ докатилась очень быстро. Убирали тех, кто поверил Горбачёву, кто знал, что дальше так жить нельзя, и надеялся, что в партии понимают это. Идеалисты, они верили, что реформировать можно ЭТУ партию. Как же они заблуждались! Извинится ли когда-нибудь Михаил Сергеевич перед поверившими ему коммунистами? Вряд ли. Отставка Ельцина была воспринята реакционным крылом, как сигнал к атаке.«Зачищали» обкомы, райкомы, редакции, советские и хозяйственные органы. До празднования 70 годовщины Октябрьского переворота убрали всех: и инакомыслящих и мыслящих в принципе. Реакционное крыло партии решило, что с Горбачёвской «распутицей» покончено раз и навсегда, как когда-то с Хрущёвской «оттепелью» и партия вновь возвращается на Ленинский путь - «на круги своя». Партийные функционеры искренне надеялись на повторение истории с традиционным и не раз отработанным возвращением. Отделы ЦК ограничивались проведением опросов о том, каким представляется коммунистам будущее партии. Никто уже не призывал реформировать партию в соответствии с требованиями нового времени, переходить от командных методов управления к экономическим. Всё, что говорил по этому поводу Генеральный секретарь, уже пропускалось мимо ушей. Районные задачи перекраивались на свой лад, понимались так, как привычнее было понимать. «Верные ленинцы» вновь почувствовали свою силу. Волна преобразований откатывалась назад, к застою. 
Иванов Иван Иванович относительно Ельцина высказал следующее:
- Зря они его убрали из власти. Судя по всему, он не такой мужик, чтобы смириться. И запоминающиеся подвиги успел совершить. Захочет, придёт к власти и без них. Нужно было его облагодетельствовать, наградить и поставить на сельское хозяйство. Пусть бы поднимал его, всё равно никто не знает, куда его нужно поднимать и как. У нас разминка с ним уже полвека идёт: поднять, опустить, поднять, опустить. Многие яркие личности на нём себе карьеру сломали. А там глядишь, он и запил бы с тоски. Нельзя ярких лидеров делать оппозиционерами.
В районе убрали заместителя редактора газеты, поднимавшего вопросы взяточничества, воровства, коррупции. Из аппарата райкома партии на хозяйственную работу удалили инструкторов, понимающих необходимость реформ. Смирнов-Ростовцев был направлен в дорожное ремонтно-строительное управление главным инженером. 
Ветер перемен на время затих, спрятанный за искусственными барьерами, чтобы набрать там силы и через три с половиной года смести двадцатимиллионную партию Ленина с политической и исторической сцены. Как написано в уставе: «Партия в своей деятельности руководствуется Программой КПСС и Уставом». Устав, КПСС ушла отдыхать! Но в конце 1987 года партия ещё оставалась у власти и казалась самой себе полновластной. Эйфория кружила головы многим местным вождям и вождишкам. Власть развращала. Абсолютная власть развращала абсолютно!
Декабрь 1987.
 
77. Проблема двойников
 
Бывший инструктор райкома партии, главный инженер дорожного управления Смирнов-Ростовцев поехал в областной центр в головное дорожное управление. Это был его первый самостоятельный визит в главк после того, как директор представлял его руководству всего неделю назад. Кроме всех прочих дел, связанных с техникой безопасности, внедрением новой техники и новых технологий необходимо было выписать накладную на получение новых дорожных знаков. Инженер зашёл в бухгалтерию.
- Здравствуйте. Кто у нас выписывает накладные на получение дорожных знаков? – спросил он. Ему указали на стол, за которым сидела одна из бухгалтерш. Привыкший уже давно чувствовать себя уверенно в любой обстановке даже рядом с высоким начальством инженер опустился на стул рядом с указанным столом. Бухгалтерша ещё минуты две что-то срочно дописывала, считала на калькуляторе, бухгалтерских счётах, потом подняла голову, удивлённо посмотрела на посетителя и сказала возмущённо:
- Вы до сих пор не отчитались по предыдущему авансовому отчёту, не привезли счёт-фактуру с нефтезавода, не возвратили две доверенности, выданные Вам в предыдущем месяце, не вернули накладные на битум с картонно-рубероидного завода и не сдали материальный отчёт за прошлый месяц.
В процессе этой довольно длинной реплики до инженера постепенно стало доходить, что бухгалтерша его с кем-то перепутала и причём основательно. По перечисленным в её речи документам выходило, что тот, о котором она говорит, работает в этом же главке. В силу своего флегматического темперамента инженер не стал сразу поправлять её. Потом он подумал, чем дольше она его не узнает и чем больше наговорит, тем лучше для него. Она его теперь лучше запомнит и будет чувствовать себя несколько виноватой при их общении в будущем. А для начинающего работать в этой системе это полезно. Инженер ждал, чем всё закончится. Его позиция была абсолютно беспроигрышной. 
- Я напишу на Вас докладную главному бухгалтеру или даже начальнику главка, чтобы Вам не выдавали заработную плату, пока вы не сдадите авансовый и материальный отчёты. У Вас по авансовому отчёту денег набрано на три зарплаты, а по материальному отчёту за вами числится средств на полмиллиона рублей. 
- А алименты по исполнительному листу я здесь ещё никому не должен? – медленно, почти лениво спросил главный инженер и оценивающе окинул всю бухгалтерию. За столами сидело много симпатичных сотрудниц.
- Не язвите и перестаньте паясничать! Дело обстоит гораздо серьёзнее, чем Вы можете себе это представить. Из-за Вас мы не сможем сделать вовремя годовой отчёт. Лучше скажите, когда будете отчитываться, Пётр Григорьевич? 
К концу своего вопроса бухгалтерша всё-таки обратила внимание на то, что посетитель реагирует не так, как обычно реагировал в подобной ситуации. Он не переходит в разговоре на термины, очень близкие к непечатным. И тон его голоса сегодня какой-то подозрительно мирный. И словарный запас вдруг резко расширился. Это заставило её немного призадуматься. Последовало уточнение собственной позиции:
- Вы не Серебренников!
- Нет. Но Вы можете сказать его адрес, и я как-нибудь наведаюсь к нему домой, когда его не будет дома. Главное, чтобы соседи не поколотили. А я Сергей Сергеевич Смирнов-Ростовцев, Сокращённо С.С.С-Р.
Началось всеобщее обсуждение интересного феномена двойников всеми сотрудниками бухгалтерии. Потом, когда Смирнов-Ростовцев, выполняя их заказы, привозил из своего богатого северного района колбасу, копчёности, сгущенное молоко, рыжиковое масло, мёд, бухгалтерши всегда шутили про алименты.
Январь 1988. 
 
78. Международный женский день.
 
Директор дорожно-строительного управления обратился к главному инженеру с просьбой поздравить женщин предприятия с 8 Марта. Сам он не успел подготовить речь, секретарь парторганизации Лебедь понадеялся на директора, и вот поздравить женщин некому. Вся надежда на бывшего райкомовского работника. Мероприятие под угрозой срыва. 
В кабинете директора уже накрывали стол, царила радостная, несколько возбуждённая атмосфера предвкушения расслабления и чревоугодия звенели тарелки, бутылки, нарезали хлеб, колбасу. Смирнов-Ростовцев удалился в свой кабинет для написания официального поздравительного доклада-тоста.
Через полчаса все собрались за столом. Бывший инструктор не стал упоминать Клару Цеткин и Розу Люксембург – инициаторов движения женщин-социалисток и главных «виновниц» сегодняшнего праздника из 1911 года. Удивило собравшихся, что не было ни слова про партию. Собравшиеся услышали:
- Дорогие женщины! В этот радостный, весенний день просыпается природа, после зимней спячки начинает учащённо биться сердце, и одно ваше присутствие будоражит кровь и толкает мужчин на трудовые и мушкетёрские подвиги. Ваше появление приводит к мощному взрыву гормона тестостерона, и один ваш приезд на работу резко повышает нашу производительность труда. В этот день желаю вам цвести и расцветать. Цвести, не отцветая. Всегда быть такими же обворожительными, привлекательными, соблазнительными. Желаю вам быть успешными, состоятельными и состоявшимися на работе, в семье и обществе. Будьте здоровы, счастливы и богаты. Искренне желаю процветания тому делу, за которое вы возьмётесь. Пусть будут счастливы ваши родные и близкие. Желаю вам оставаться такими же добрыми, мудрыми и красивыми. И пусть тепло и свет этого весеннего дня, напоминает вам весь год, как вас любят и ценят на работе и дома. Счастья вам и вашим близким, успехов в труде и отдыхе! Здоровья и благополучия.
У большинства женщин на глаза навернулись слёзы от непартийного приветствия. Раньше их так не поздравляли. Они всегда были только женщинами-труженицами, равноправными строителями коммунизма. А тут они впервые были просто женщинами.
Март 1988.
  
79. Рыбнадзор.
 
Если у человека в кармане удостоверение инспектора рыбнадзора, это означает не только то, что он может ловить рыбу в любом водоёме района, но и не позволять делать это другим. На озере Седые Авлы инспектор Стахов с двумя милиционерами ловил карасей. Они и раньше рыбачили на этом озере. Когда рыба не ловилась, инспектора обычно проверяли снасти у жителей прибрежного мононационального села, название которого совпадало с названием озера. И в этот раз им пришлось ехать проверять вентеря, в сети рыба не шла. Вентеря – это два связанных из толстой нитки мелкоячеистых крыла, заканчивающие мелкоячеистой длинной круглой корзиной в виде мордушки, но тоже связанной из ниток. По форме мордушка напоминает чернильницу-непроливашку с несколькими воронками. Рыба в такое сооружение заходила и там оставалась в живом виде в течение нескольких суток. Такую рыболовную снасть можно было проверять даже не каждый день. Рыба в ней всегда была свежей. Государственный инспектор рыбнадзора и два сотрудника МВД быстро выгребли всю рыбу из вентерей и собрались уезжать. И тут к ним из-за камышей выехал местный житель Шихов Фархат Ахтамович, очень возмущённый поведением незваных гостей. Незваные гости не были одеты в форму, но госинспектор показал удостоверение и объяснил, кто здесь хозяин, кто гость, а кто вор и только мимо проезжал. Рыбак продолжал возмущаться. Сопротивления властям он не мог оказать в принципе, так как потерял левую ногу при взятии Берлина, и в его лодке лежали костыли. Составлять протокол блюстителям порядка и законным представителям народной власти не было охоты. Снасти они не собирались снимать как доказательство незаконного промысла рыбы, в них можно было заглянуть ещё не раз. Чистосердечного признания или подписания протокола от рыбака точно не дождёшься. Чтобы он не возмущался, они перевернули его лодку вместе с ним и уехали. 
Упрямство – одна из основных черт сибиряков, её можно назвать упорством, настойчивостью, она в этом случае получает положительную эмоциональную окраску, но основной смысл не теряется. Участник взятия Берлина не утонул. Он перевернул лодку, вцепился в её корму, собрал плавающие вокруг деревянные костыли, весло, деревянный ковш. Водоотлив занял около получаса, потом он взобрался в лодку через корму и поплыл к дому. Как пел Владимир Высоцкий: «Но он прорвался, сибиряк, настырные они!» На берегу его встретили другие рыбаки, развели костёр, обогрели, довезли до дома.
Этот случай возмутил всю деревню. Зная о том, каким образом проводится в районе работа с письмами и обращениями трудящихся, идущими по почте в вышестоящие органы мимо районных властей, ветераны войны написали длинное письмо в ЦК КПСС, которое было доставлено в Москву одним из жителей этой деревни. Письмо подписали сначала все ветераны войны, а потом и все взрослые жители татарского селения. Кроме наказания представителей власти люди требовали разрешить им рыбачить на озере, где их предки ловили рыбу более тысячи лет, не нанося ущерба природе. Поднялся нежелательный для властей национальный вопрос. Они боялись его решать, оттягиваю на более поздний срок, надеясь на то, что со временем все нации перемешаются. Но этот процесс проходил медленнее, чем хотелось теоретикам интернационализма. Из Москвы приехала комиссия. Рыбачить жителям разрешили, но только на одной половине озера. Госинспектора и милиционеров никто не наказал, формально потому, что не было свидетелей происшествия, одни участники, а фактически потому, что всё районное начальство любило рыбу, а Стахов поставлял её регулярно. Так на самом деле при социализме природные богатства принадлежат народу. «Всё вокруг колхозное, всё вокруг моё!» Всё принадлежит народу, но возле каждой полянки и делянки сидит стражник, и для того чтобы народ мог попользоваться тем, что ему принадлежит, нужно получить разрешение бюрократа. Поэтому стихийное осуществление принципа коммунистического распределения: «каждому – по потребности» или воровство процветает.
Октябрь 1988. 
 
80. Подводник.
 
Придя утром на работу, главный инженер Смирнов-Ростовцев узнал, что вчера после сытного обеда с выпивкой и закуской тракторист Речкин Иван Иванович утопил трактор. Два будьдозериста отгребали щебень от берега. Его разгрузили с баржи почти у кромки воды, и они отталкивали его подальше. Работа скучная, монотонная, вперёд-назад весь день на реверсе, и тракторист, отъезжая от кучи щебня к кромке воды, за новой порцией мелкого камня, заснул. Проснулся он, когда трактор, уже весь скрывшийся под водой, задом катился по наклонному дну могучей сибирской реки, а вода, хлынувшая сквозь неплотности дверки, дошла до колен и разбудила отважного исследователя глубин. Водитель даже не заметил, когда заглох его нахлебавшийся воды трактор. Обнаружив, что вокруг вода, а он не на подводной лодке и не в батискафе, бывший подводник быстро открыл дверцу, прямо в ватной куртке вынырнул на поверхность и быстро доплыл до берега, благо, до него было метров тридцать. Оказалось, что второй бульдозерист видел, что он заснул, выскочил из своего трактора, но не успел добежать и разбудить.
Тракториста обогрели, он переоделся в домашнюю одежду. Ни мастер, ни прораб не удосужились до конца рабочего дня взять с его объяснительную записку, или свозить на алкогольное освидетельствование в случае отказа признать факт выпивки на рабочем месте перед происшествием.
Главный инженер вызвал прораба, мастера и Речкина к себе в кабинет:
- Это хорошо, что Вы, не растерялись, остались живы, Иван Иванович. И за это Вам огромное спасибо от всех нас, Ваших товарищей по работе. Потому что самое главное на любой работе – это возвращаться вечером домой к своим родным и близким живым и здоровым. На втором месте стоит качество работы, и только потом – количество, её объёмы. Спасибо. И напишите объяснительную записку, можно кратко, это нам нужно для оформления материалов расследования, добывания из реки и отправки в ремонт трактора. 
Когда документ был Речкиным написан, главный инженер прочитал его и сказал:
- Иван Иванович, Вы здесь не указали, что были немного
нетрезвым в момент происшествия. Нужно указать и это. В противном случае сейчас поедем в районную больницу определять содержание алкоголя. Вы же знаете, что алкоголь обнаруживается в крови целую неделю. 
Похоже, что Речкин после происшествия больше не пил,
поэтому он легко поддался на некорректный приём. Если бы пил вчера вечером, то сообразил бы, что сейчас проверять его на алкоголь уже поздно. Он взял ручку и дописал, что в обед, перед происшествием выпил в обед пятьдесят граммов водки.
- Спасибо, Иван Иванович, за Вашу честность! – сказал бывший инструктор райкома партии, - мы трактор достанем, отправим его в плановый капитальный ремонт, до которого он не доработал всего полтора месяца. Эта приписка больше всего нужна Вам, чтобы Вы чувствовали ответственность и не пили больше на работе. И прораб с мастером теперь будут нести меньше ответственности за это происшествие в случае чего. И это справедливо. Не пейте на работе больше, товарищ Речкин. И в следующий раз на подобные провокации не поддавайтесь. Смело соглашайтесь на второй день на любые экспертизы, вы ведь могли выпить эти пятьдесят граммов водки и вечером, после работы, чтобы полечиться от простуды и снять стресс от происшедшего. Спасибо, что остались живы!
Когда Речкин вышел, главный инженер обратился к присутствующим в кабинете прорабу и мастеру:
- Вот так нужно, товарищи! Учитесь, пока я работаю с Вами. Возможно, это будет не всегда. И берите объяснения в письменном виде сразу, а не на второй день. Так будет и честнее.
Речным катером за трактор был заведён трос и два бульдозера за два конца троса вытащили его на берег. В нём оказалась немного помята кабина, уже при вытаскивании. Поломались некоторые стёкла. В плановый капитальный ремонт бульдозер сдали немного раньше. С Речкина ни за что не высчитали. Выговор, объявленный в приказе, прозвучал для него как полная индульгенция.
Октябрь 1988.
 
81. Праздничные демонстрации.
 
        «Под руководством коммунистической партии в Советском Союзе ликвидированы эксплуататорские классы, сложилось и окрепло моральное и политическое единство советского общества».
Из Устава КПСС.
 
Праздничные демонстрации проводились 1 мая и 7 ноября. Стоящие на трибунах видели весь праздничный наряд колонн, радостные лица демонстрантов и получали большой эмоциональный заряд. Ради таких минут стоит работать в райкоме партии и райисполкоме! Рядовые работники райкома, стоящие далеко на подступах к трибуне, где останавливались, накапливаясь перед проходом по площади колонны, подходили к знакомым коммунистам, руководителям, искренне поздравляли с праздником, пожимали руки, перебрасывались несколькими фразами. Всегда успеешь переброситься парой слов. Рядовые работники райкома тоже довольны праздником. Они видят все колонны, общаются «с народом» ещё теснее, чем те, что на трибуне. Колонны больше времени стоят, чем двигаются. Отдел пропаганды и агитации райкома партии считают демонстрантов в колоннах, количество плакатов, ставят галочки против лозунгов, которые были заранее опубликованы в «Призывах ЦК КПСС» и распределены между организациями. К примеру: «Сталевары! Ваша сила – в ваших плавках». Многие похожие на математические уравнения лозунги справедливы, если обе части этого уравнения умножить на квадратный корень из минус единицы, перевести в мнимые числа. «Мнимый социализм – это есть мнимая советская власть плюс мнимая электрификация всей страны!» 
Отдельной кучкой стоят художники, оформившие каждую колонну. Для них закончилась горячая пора. Некоторые почти не спали прошедшую ночь, оформляя колонны нерадивых руководителей, которые не побеспокоились об оформлении своих праздничных колонн заранее. Эти смотрят профессионально и почти трезвыми глазами. Они тоже на работе, ехидничают над произведениями «товарищей по кисти», отмечают удачные работы. Согреваются горячим чаем из термоса и горячительными из более мелкой посуды.
Идущие в колоннах собираются за час до начала демонстрации в заранее определённом месте, разбирают праздничный инвентарь, стараясь получить флаг: ЕГО ЛЕГЧЕ НЕСТИ. Большие трёхмерные неуклюжие транспаранты несут те, кто стоит в очереди на квартиру под первым или вторым номером. Это безропотные рабы начальства до получения ордера на квартиру, вселения и прописки по новому месту жительства. Потом они почувствуют себя свободнее, а их место займут следующие в очереди на получение жилья.
Колонны выстраиваются, подтягиваются, идут, останавливаются, до трибун двигаться не менее часа, а расстояние меньше одного километра. Последняя колонна пройдёт мимо трибуны через полчаса после начала демонстрации. На 7 ноября обычно холодно, гололёд или слякоть. Небеса не любят этот праздник. В колоннах другие настроения: скорее пройти, бросить в автобус члена политбюро или флаг и домой, к праздничному столу, к семье, к теплу внешнему и внутреннему. Быстрее к телевизору - смотреть парад и демонстрацию в Москве. Отдельные демонстранты предаются внутреннему обогреву уже в колоннах. Не рассчитавших свои поглотительные возможности демонстрантов милиция уводит из колонны. Кое-где играют гармошки, демонстранты поют песни, когда до трибуны ещё далеко. А у трибуны все кричат «Ура!» от некоторого душевного подъёма и радости окончания пребывания на холоде.
Говорили, что в европейской части страны за выход на демонстрацию платили, а за пронос транспаранта доплачивали: 5 и 10 рублей соответственно. В Сибири этого не было. Директора собирали коллективы и произносили примерно одну и ту же речь:
- Демонстрация, как и субботник, - дело добровольное. Вы можете не ходить. Но если многие работники не придут, наше предприятие будет на плохом счету у руководства района. Поэтому мы вынуждены применять стимул. По латыни – палку. Будут составлены списки тех, кто не придёт на демонстрацию и этим подведёт наш коллектив. Потом они придут ко мне выписать что-нибудь со склада, попросить отпуск в летнее время. Ещё у нас есть очередь на квартиры, машины, мотоциклы, ковры и стиральные машины, которые распределяют между организациями те, кто встречает нас на трибуне. Механизаторы должны помнить, что приходит новая техника, её мы тоже не даём несерьёзным людям. Так что не подводите администрацию, партбюро и профком, и мы будем с пониманием относиться к вам и вашим нуждам. Таковы принципы коллективного выживания в суровых условиях с… Сибири. Как говорится, давайте жить дружно! С праздником, дорогие товарищи!
Ноябрь 1988.
 
82. Заслуженный деятель.
 
«Нерушимый закон жизни КПСС – идейное и организационное единство, монолитность её рядов, высокая сознательная дисциплина всех коммунистов».
Из Устава КПСС.
 
Заслуженный деятель искусств РСФСР Петя Лажнов искал работу. Звание «заслуженного» он получил за своё пение в художественной самодеятельности. «Не такой уж звонкий» был у него голос, но Солину хотелось иметь в районе ещё одного заслуженного деятеля. Петя всегда был простым рабочим или разнорабочим, на высокие посты не претендовал. Но после того, как на маслозаводе посреди цеха упаковки масла в пьяном виде он снял штаны, присел и оставил на полу немалую кучу испражнений, а после этого уснул там же, даже не надев штаны, его не брали на работу даже сторожем. Наконец он узнал, что в ДРСУ требуется кочегар с удобным для репетиций хора графиком работы – «сутки спишь, трое – дома». Для надёжности трудоустройства он пошёл с этим вопросом прямо к первому секретарю райкома Солину Виталию Дмитриевичу. 
Заканчивался ноябрь 1988 года, и партия ещё руководила во всю мощь. После звонка начальнику ДРСУ Рассказову Григорию Григорьевичу. Петя был принят кочегаром, но потом вышла заминка. Главный инженер, он же секретарь парторганизации и он же бывший инструктор райкома партии отказался допустить новоиспечённого кочегара к работе, требующей наличие специального обучения и допуска технадзора. Необученный работник мог невзначай, но не хуже профессионального диверсанта взорвать котельную, погибнуть, при этом и ещё оставить без отопления одно предприятие и две улицы жилых домов в райцентре.
У первого секретаря было много важных дел, но он нашёл время для поездки на партийное собрание в ДРСУ. После собрания нашлось время и для разговора с главным инженером. Тот напомнил ему о недавнем взрыве котла на сырзаводе, где обварилась работница, и на три года посадили мастера цеха Молчанова Никандра Васильевича – секретаря парторганизации завода.
Виталий Дмитриевич был краток:
- Исключим тебя из партии, снимем с работы, поищем, за что посадить, но Лажнов будет работать кочегаром. Так нужно нашей партии! Позвони мне завтра утром.
Социализм по замыслу классиков должен был строиться на сознательном творчестве масс. Поскольку у масс для осуществления великих замыслов вождей этой сознательности как раз и не хватало, её заменял страх. Лучше всего это получалось у Сталина с его ГПУ, НКВД и ГУЛагом. В райкомах и в восьмидесятые годы всё ещё было в обиходе выражение: «Будем гнать поганой метлой до самой границы района». На практике это означало следующее. Одному из инструкторов райкома давалось поручение обзвонить все предприятия района и предупредить руководителей не брать на работу такого-то. Для бывших руководителей района существовала подобная «услуга» уже на областном уровне. Вот такой был на практике метод убеждения при реальном социализме.
Перспектива, нарисованная Солиным, была удручающей. Гипотетическое наказание явно превышало проступок. Главный инженер ДРСУ допустил к работе кочегаром заслуженного деятеля искусств РСФСР, а через неделю дал объявление в областной газете об обмене квартиры в райцентре на городскую жилплощадь.
Судьба дарит нам не всегда то, чего нам хочется, но обязательно то, что для нас лучше. Понимаешь это не сразу и не всегда. Если бы не Петя, главный инженер, возможно, никогда не решился бы переехать в областной центр.
Через три недели после собрания по звонку и письму от Солина выпустили из тюрьмы Молчанова. Вряд ли он когда-нибудь узнает, какое событие способствовало его условно-досрочному освобождению. Выходит, что и ему помог Петя своим поступком в цехе упаковки масла. Как говорится: «Неисповедимы пути Господни». Сразу и не поймёшь, хорошее дело сделал человек или не очень.
Партия была ещё сильна. До июля 1991 года, когда Ельцин Борис Николаевич запретил своим указом деятельность партий на предприятиях и в организациях, оставалось 900 дней.Ноябрь 1988.
 
83. Интернациональный долг.
 
«Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:         
… «братская солидарность с  трудящимися всех стран, со всеми народами;» .
          Из Устава КПСС.
           
Когда мы успели интернационально задолжать почти всему свету, история умалчивает, но рассчитываться приходилось все семь десятилетий существования большевистского режима. Войны всегда развязывают неподконтрольные народу чиновники всех стран, самим народам войны не нужны, но участвовать в них народу приходится активнее, чем его слугам, развязавшим войну. Редко какой чиновник пошлёт своего сына на передовую. Интернациональный долг приходилось платить тоже не чиновникам, а народу, и чаще – жизнями своих сыновей и дочерей.
В составе ограниченного контингента в Афганистане воевало немало жителей района. Двое из них не вернулись. В их память установлены мемориальные доски на средних школах № 1 и № 3, в переименованы две улицы райцентра. Один был лётчиком. Из какого-то кишлака выстрелили из «Стингера», и его истребитель был сбит. Привезли его хоронить друзья из части. Чем интернационально задолжала семья лётчика пролетариату Афганистана? Почему этой семье пришлось заплатить интернациональный долг с такими дорогими процентами? Тяжелее всего для родителей – это хоронить своих детей, провожать последний путь тех, кто должен остаться на земле после них. Прощаться со своим продолжением, со своим будущим. Обидно, когда сын ещё не был женат, не держал сына-первенца на руках, не переживал со своими детьми их детство, юность, и вот его уже нет и он никогда не испытает всего этого. На кладбище, желая хоть как-то утешить родителей, облегчить их горе, один капитан из части сказал матери:
- Не плачьте, мамаша. Мы тот кишлак, из которого по Саше выстрелили, с землёй сровняли.
Было это на самом деле, или они неумело пытались успокоить мать лётчика, неизвестно. Успели жители кишлака покинуть его или остались под его развалинами, никто не знал. Вот так, почти одновременно, появилась улица имени героя, и исчезло маленькое горное селение. Возможно, придёт время, когда какой-нибудь улице в посёлке дадут название того самого горного кишлака, принесённого в жертву на траурной церемонии, начавшейся сразу после гибели война.
Декабрь 1988.
  
84. Москва.
 
Кто из жителей глубинки не мечтал о командировки в Москву, в «город коммунистического будущего»? Не на три дня, а так, чтобы поучиться на каких-нибудь курсах «с месячишко» в Москве или в Ближнем Подмосковье, что бы посидеть на занятиях часов до двух, а потом - в «коммунистическое будущее». В первый день командировочный ходил ошарашенный: «Ого, гречка свободно стоит на прилавке, и никакой очереди! Нужно взять перед отъездом!» Когда на второй день этой гречки в том магазине уже нет (как и в других), приобретается опыт. Командировочный работник уже понимает, что брать нужно сразу, не откладывая на потом. В записной книжке написано, что за обоями нужно ехать к метро «Текстильщики», там, прямо в магазине открыто почтовое отделение для рассылки этих обоев по всей необъятной стране. Необходимо посетить ещё «Елисеевский», «Будапешт», «Лейпциг» - в книжке многочисленные наказы родственников и советы друзей по их выполнению. Книги, хозяйственные мелочи, интересные сувениры, конфеты, которых в глубинке не было уже давно или отродясь. Нужно многое купить и отправить по почте. Тушёнка, ветчина, сервелаты, кетчуп, всяческие невиданные до этого консервы и вина – хочется попробовать дома, порадовать близких. Отправлена седьмая посылка. Работницы почты скучают, говорят, что их клиенты сейчас на занятиях. Раздатчицы в столовой говорят о Примадонне эстрады как о своей соседке, обыденно и безжалостно. 
У метро на Красной Пресне в магазине – французские духи «Палома Пикассо» по 100 рублей, это хоть и половина месячного оклада, но срочно – туда! Вспоминаешь, что обязательно нужно сходить на Арбат, «для души». Там уже перестроечный дух, новое время. Но придёт ли оно в глубинку, или останется на этой тихой улице, по которой открыто только пешеходное движение, неясно. Поэты читают стихи «…не икается ли вам икорочкой, когда свежий ветер дует в форточку?» За апельсинами – длинные очереди. Но самая длинная очередь там, где идёт сбор подписей за политическую реабилитацию Ельцина. 
Как ни ограничен лимит времени, но как не посетить Панораму Бородинской битвы! А Третьяковская галерея сейчас на ремонте. На Ленинградском вокзале нужно взять билеты на выходные в Ленинград, туда и обратно. Когда ещё будет возможность побывать в Питере? Тем более, что не был там ни разу, и возможно второго такого случая не будет.
Европа. Приезжая в европейскую часть страны, сибиряки любят удивить местных рассказами о Сибири. Всем рассказывают, что зимой дворников у нас нет, потому что медведи за ночь так протаптывают дорожки, переходя от дома к дому, что потом не надо чистить. Никто и не подозревает, что зимой медведи спят. А водители троллейбусов всегда возят в кармане конфеты. Медведи знают об этом и перегораживают проезжую часть, вставая на дыбы. Пока водитель конфету не даст, медведь не уходит. Объехать медведя троллейбусу мешают контактные провода. А вот автобусы медведи не задерживают, разбираются в технике. Потом и сами сибиряки узнают небылицы о Сибири, услышанные европейцами от сибиряков, приезжавших раньше. Оказывается, что в каждом городе Сибири стоят памятники А. В. Колчаку и прочие «новости». А правде верили не всегда. Думали, что улица Рабиновича в Омске – это из разряда анекдотов.
По просьбе соседей по гостинице Смирнов-Ростовцев тоже рассказал одну городскую легенду:
- У председателя губисполкома была подруга Лена, и он в качестве сюрприза переименовал в её честь площадь и улицу. Однажды утром горожане увидели таблички: «Ленина площадь» и «Ленина улица». Все думали, что это в честь вождя. Потом таблички не раз меняли, и появились «Улица им. В. И. Ленина» и аналогичная площадь. Но с перестройкой опять появились таблички с первоначальными названиями. Теперь у нас опять есть Ленина улица и Ленина площадь.
Москва! Большой театр ставит оперу «Фигаро» в Кремлёвском дворце съездов. Товарищи по курсам говорят, что до спектакля и в перерывах «там такой шикарный буфет!» Коллективная поездка группы. Запускают за полчаса до начала спектакля через Кутафью башню. Приличия хватает только на передвижение «почти бегом». В гардеробе толкают, как поётся у Высоцкого «товарищу очки разбили», на них трещина, но смотреть можно. Буфет открыт, все – туда! Шоколадные Деды Морозы, Снегурочки, зайчики, медвежата, конфеты в красивых коробках, конфеты «Гуливер» и «Мишка на севере» - всё свободно, не с чёрного хода, не через продавца и товароведа, не из-под прилавка в маскировочном газетном свёртке и без унижения перед продавцом! Продают даже разукрашенные полиэтиленовые пакеты, которые привозили раньше только из-за границы. После первого действия антракт проходит уже в следующем буфете, там другой ассортимент. Опера продолжается, в зале свободных мест – третья часть, а на входе ведь спрашивали лишние билетики, и зал был полон в первом акте. Часть зрителей после двух буфетов уже полностью удовлетворена посещением театра. Из делегации курсов половина театралов тоже уехала. О, великое искусство оперы! И хотя некоторые пользуются приобщением к этому искусству подобно забиванию гвоздей с помощью микроскопа, они всё-таки узнают в первом акте, что такое искусство существует и оно иногда доступно народу!
Точно так же народу доступно здравоохранение: кто-то бесплатно лечится в кремлёвской клинике, а кто-то в сельском фельдшерско-акушерском пункте. Образование тоже получают в разных по уровню обучения школах, что открывает неодинаковые возможности для поступления в престижные вузы.
Коллективная поездка группой в мавзолей. Длинные очереди. Рассказывают в толпе, что однажды на стене после экскурсий обнаружили вытравленную на граните надпись: «Ильич вставай, Россия голодает!» Обращение к «вечно живому», полное трагизма и сарказма. Быстро выяснили, что в этот день была только одна экскурсия химиков – из химико-технологического техникума. А в одиночку этого не сделать. И в техникуме стало на одну группу химиков меньше. 
Апельсины! На улицах и в магазинах их «дают по два килограмма в одни руки»! В посылке их не пошлёшь, замёрзнут, нужно послать по почте максимально возможное количество содержимого чемодана, а апельсины везти в нём. Домой нужно ехать на поезде, там багаж без доплаты 36 килограммов, а в самолёте – только 25. Билет из Москвы в города Западной Сибири стоит 45 – 50 рублей, а на поезде 20 - в плацкарте, 30 – в купе, и 56 - в мягком двухместном купе. Домой приезжаешь «на последнем рубле», истратив всё, что брал с собой в командировку, и всё, что тебе прислали позже.
Поездка в Москву оставляла неизгладимое впечатление в душе каждого человека надолго, иногда на всю жизнь. 
  Февраль 1989.
 85. Ленинград.
 
Поезд идёт от Москвы до Ленинграда восемь часов – всю ночь. Хорошо, что есть возможность побывать в этом замечательном городе во время обучения на курсах. Когда ещё съездишь из Сибири в эту Северную Пальмиру? На вокзале Смирнова-Ростовцева встречает давний друг. Сначала везёт домой завтракать, потом показывать город. Фотографирование у Медного всадника. Эрмитаж, экскурсия по городу. На Пискарёвском кладбище показывают блокадную пайку хлеба и дневник Тани Савичевой. Дорогой ценой досталась нашему народу Великая Победа. Сначала огонь на поражение по своей армии окрыли в НКВД из всех видов стрелкового оружия. До войны было репрессировано 90% генералов, 50% офицеров, трое из пяти маршалов. Из 22 командующих военными округами – 20 подверглись репрессиям. Нашим Западносибирским военным округом  две недели  командовал старший лейтенант, все вышестоящие офицеры штаба были арестованы. А потом в бой бросали необученных, неподготовленных академиков, ботаников, девчонок и пионеров-героев.
На Невском пятачке воевал сосед Смирнова-Ростовцева, был тяжело ранен. Металла в этой земле по его словам было больше, чем самой земли. Всё было перепахано снарядами и бомбами на несколько раз. Экскурсия на «Аврору», в Петропавловскую крепость, в музей космонавтики, где сидел в Камере Петропавловской крепости Кибальчич, до последнего дня он чертил ракеты и ракетные двигатели. Много позже, во время Войны в Омске в заключении Королёв чертил ракеты и ракетные двигатели, а Туполев – самолёты. Традиционная государственная забота о космонавтике! Не меняется ни при каких режимах!
Названия, которые встречал раньше только в книгах: Фонтанка, Мойка, Невский, Литейный, канал Грибоедова, Васильевский остров с Ростральной колонной и кунсткамерой. Витрины магазинов в городе тоже полны тем, чего не купишь в Сибири, но красота Питера, его какое-то особое воздействие отвлекают от витрин и прилавков. На улице весь день мокрый снег или дождь, но разве такой погодой испугать сибиряков.  Исаакиевский собор, Казанский собор, Дворцовая площадь, Александрийский Столп, описанный Пушкиным. В прогулках по городу проходит почти всё воскресенье, а вечером – в Москву, завтра – на занятия.
Февраль 1989.
 
86. Закон природы – не дышло.
 
         «Нерушимый закон жизни КПСС – идейное и организационное единство, монолитность её рядов, высокая сознательная дисциплина всех коммунистов».
Из Устава КПСС.
 
Людей, стоящих у власти, «реальный социализм» (и не только он) приучил к тому, что законы – это не для них. Законы – только для народа. Вольно или невольно это правило переносилось и на законы природы. Всем понятно, что пьяный водитель обладает замедленной реакцией, у него нарушается координация движений, нарушаются логические связи и процесс мышлении. Законы природы действуют на всех одинаково, и их нарушения приводят к одинаковым последствиям. Нет разницы: рядовой водитель за рулём или с погонами офицера милиции. Но ведь это ещё с какой стороны посмотреть: с трезвой или нет.
Зима 1988-89 годов. Некоторые водители как ездили, так и ездят без нравственных тормозов, но до поры, до времени, разумеется. В декабре два в буквальном смысле «верных до гробовой доски друга» напиваются, садятся за руль «копейки» и едут в поисках дальнейших алкогольных приключений в соседнее село мимо поста ГАИ. Чего бояться, когда рядом с водителем – младший брат старшего государственного автоинспектора. В этом селе выпивают ещё, усаживают с собой на заднее сиденье гостеприимную хозяйку, едут в сторону краевого центра за продолжением приключений. «Копейка» вылетает на полосу встречного движения и до половины своего кузова въезжает под встречный грузовик «Урал -375». Сидевшая на заднем сиденье женщина чудом остаётся живой – мелкое сотрясение мозга.
Ещё у многих в памяти летнее происшествие полугодовой давности, когда такая же «копейка» влетела в «КАМАЗ». Сын председателя колхоза взял без разрешения папаши его автомобиль. Пять молодых людей, все в пьяном виде, поехали прокатиться. Водитель встречного грузовика выехал даже на обочину, чтобы избежать столкновения, но водитель «Жигулей» был сильно пьян и, вряд ли уже соображал, куда едет. Четверо погибли на месте, один – в больнице. Но этим драма не закончилась. Водитель «КАМАЗа» скончался через неделю от остановки сердца. Не выдержал стресса.
После Нового года опрокидывается на легковом автомобиле офицер милиции Смелов. Кроме него погибла сидевшая на переднем сиденье нотариус. Ещё одна парочка на заднем сидении, участвующая в зимней охоте на косачей, получила всего лишь лёгкие травмы. 
В марте в ранних сумерках на служебном «Москвиче» въезжает в зад лесовоза капитан Знахарев. Столкновение не со встречной, и не со стоящей машиной, столкновение всего лишь вдогонку. Такие аварии редко заканчиваются смертью. Но скорость капитан держал запредельную для «Москвича» и для правил дорожного движения. Водителя лесовоза неделю держат в районных застенках, пытаясь обвинить в происшествии. Всё это время лесовоз со следами крови и мозгов на торцах сосновых брёвен стоит на проезжей части улицы около милиции. Свидетели, анализы и следы легкового автомобиля, «изредка» выезжающего на правую и левую обочины дороги говорят об одном - офицер был сильно пьян и сильно превысил скорость. 
Знахарев давно усвоил, что законы писаны не для всех: когда он был ещё кандидатом в члены КПСС в 1985 году, его избрали в состав партийного бюро РОВД в нарушение устава партии. Причём, тогда на собрании присутствовал второй секретарь райкома партии Гоноров. Да что там какой-то устав? Позже капитан в пьяном виде совершил наезд на пешехода, но и это дело замяли. Сошло с рук и избиение гостя из краевого центра, которого он принял за местного. После дорожно-транспортного происшествия с капитаном терпение Солина заканчивается, и он снимает с должности начальника милиции Пугаева.
Закон Архимеда чаще всего признают все, но только тогда, когда трезвые. Сознают, что он одинаково действует как на тело чиновника так же, как и на другие тела. Другие, более сложные фундаментальные законы, например, о воздействии большой дозы этанола на живой организм – готовы признать уже не все. Здесь у изобретателей вечных двигателей находится масса единомышленников среди считающих себя «избранными», или избранниками бюрократической антигравитации. Если в кармане лежит солидное красное удостоверение, это ещё не означает, что можно переходить улицу на красный свет светофора. Не стоит переползать её на жёлтый, ездить по встречной полосе и стоять под стрелой крана. Пренебрежёшь правилами собственной безопасности, расслабишься, и примерно через 777 тысяч секунд родственники обязательно соберутся за столом …без тебя.
            Март 1989 год
 
87. Плотина в дендропарке.
 
«Партия существует для народа и служит народу».
Из Устава КПСС.
 
Именно с воцарением в районе на пост первого секретаря Солина весной 1985 года, в райкоме начались весьма заметные перемены. Большинство работников, подражая Виталию Дмитриевичу, перешли от традиционного ранее интеллигентного стиля общения на «колхозный» - на уровне управляющего отделением. Формулы: «Я – начальник, ты – дурак, ты – начальник, я – дурак», стали не только подразумеваться, но открыто провозглашаться, где надо и где не надо. Колонну демонстрантов с трибуны пленума райкома запросто могли назвать «толпой австрийских военнопленных». В аппарате райкома от решения стратегических задач переключились на тактические и текущие дела. Все документы теперь готовились исключительно в срочном порядке. Время на обдумывание уже не было. О требовании предыдущего руководителя района, что «документ должен вылежаться» некоторое время до отправки в печать», все забыли. Постановления и информационные документы выпускались «сырыми». Доклады первого секретаря Солина исправлялись и перепечатывались ещё за полчаса до пленума райкома. Так и хотелось спросить, а сдавал ли он вовремя курсовые работы в институте?
Правоохранительные органы резко увеличили процент раскрываемости уголовных преступлений за счёт самогонщиков, попавшихся на этом занятии во второй раз. Какую-нибудь бабу Машу приговаривали исправительным работам за две бутылки самогона. А в это же время водку можно было свободно купить по двойной цене в любое время суток у перекупщиков и спекулянтов. За ними никто не гонялся, у них были солидные покровители. Начиналась эпоха крышевания. Возникла водочная мафия и рэкет, который со спекулянтов водкой плавно распространился и на кооператоров. Главного сборщика податей вскоре застрелил один кооператор, скрывшийся после этого в необъятной сибирской тайге. Рэкетира похоронили на центральной аллее кладбища со всеми почестями, и его место занял другой уголовник. Было непонятно: официальная власть упускает «бразды правления» или всего лишь делегирует свои полномочия «за отстёгивание соответствующего вознаграждения»? Видимо, ещё много времени пройдёт, пока всё тайное станет явным. Чем тогда покажется переставленная с парткомовской автомашины магнитола?
Изменения происходили и в экономике. Вместо популярного ранее строительства жилья широким фронтом развернулось строительство дендропарка. О таких мероприятиях, когда на заседании райисполкома в один день решался вопрос об улучшении жилищных условий сразу шестидесяти пяти семей, уже никто и не мечтал. А ведь раньше, при прежних руководителях района это было почти обыденным делом. Теперь же предприятия и организации должны были построить мосты через речку, заборы, дорожки, павильоны, определённые разнарядкой райкома партии. На это шли немалые деньги, предназначавшиеся для социальных программ. За снижение темпов строительства жилья не спрашивали. Руководство заявляло, что дендропарк - тоже для народа. К тому же район хвалили за это даже в общесоюзных новостях. А в одном регионе построили даже самый северный в мире зоопарк, далеко переплюнув всех нас. Приезжали многочисленные делегации изучать методы организации культурно-зрелищных мероприятий и работы учреждений. Поэтому не считались ни с затратами, ни с качеством. Главное – темпы! Было понятно, что Солин лишь собирает урожай с того, что было посеяно прежними руководителями района. Он не заботится о будущем района, все силы бросил не на перспективу, а на немедленное получение результатов с того, чему до него был заложен серьёзный фундамент. Агроном, как он собирается «получать урожай» в будущем, истощая «землю» сегодня? Сейчас он в пенсионном возрасте, «прогремит», уйдёт на отдых, а что потом? Или знает, что его отправят на пенсию, если он не «прогремит» немедленно? Хочет войти в историю? Но туда есть не только парадный вход для героев. Возможны варианты. И Герострата ещё не забыли.
Отец Смирнова-Ростовцева, старый коммунист, оценивая все «выкрутасы» Солина с дендропарком и показухой, сказал как-то:
- Что ж, каждый по-своему с ума сходит.
Официально руководил всем строительством дендропарка секретарь райкома, учитель по образованию Белов Пётр Петрович. Через тихую речку, приток Оби ещё в январе 1986 строили плотину. Побывавший на ее отсыпке инструктор райкома партии, инженер-гидротехник, зашёл со служебной запиской к «куратору» строительства:
- Пётр Петрович, плотина отсыпана с серьёзными нарушениями строительных норм и правил, без уплотнения грунта и почти без откосов. Её нужно срочно переделать. Весной её обязательно прорвёт. Проран будет три метра в глубину и пять метров в ширину.
- Мы не привлекаем и не планируем привлекать к строительству дендропарка инструкторов орготдела. Плотину мы укатали, считаю, что достаточно. При разгрузке самосвалы заезжали на ранее отсыпанный грунт, вот он и уплотнялся. Паводок она выдержит. Записку Вашу я оставлю у себя и зачитаю её на аппаратном совещании, после паводка. Когда понадобится Ваш совет, мы обязательно включим Вас в комиссию. Или просто пригласим Вас посоветоваться.
Дальше события развивались как в русской народной сказке, где «пришла весна, и избушка у лисы растаяла». А читал ли Белов вообще русские народные сказки? Природа не приняла доводы «третьего» секретаря. Он не считался с законами природы, а природа не принимала во внимание его «веские» аргументы и логические умозаключения. Паводком промыло в отсыпанной плотине проран с размерами, немного отличавшимися от прогнозируемых инструктором только по ширине. Отсыпали новую плотину, уже с откосами и уплотнением грунта, как рекомендовал инструктор, хотя про его записку вслух не вспоминали - много чести было бы. Нет, «не бывает пророков в своём отечестве!» Как у Высоцкого: «Угодников берут легко, пророков – неохотно!»
Белов слетел со своего поста на первых же альтернативных выборах в 1988 году. В дендропарк возили посетителей из ближайших районов и областного центра, пока транспорт был государственный, и на первых порах затраты окупались. Но люди, побывавшие там однажды, уже не хотели ехать ещё раз за 200 – 300 километров, даже бесплатно. Потом перевозки пассажиров подорожали, и посетителей стало мало. Спецрейсы и туристические маршруты прекратились. Жители райцентра уже не могли позволить себе часто отдавать только за одно посещение половину дневного заработка. А приезжающие погостить к родственникам ограничивались одним визитом. Как и везде, началась теневая экономика. Торговали даже в областном центре, на «барахолке». 
В это же время в пионерском лагере по распоряжению уже Солина Виталия Дмитриевича вопреки всякому здравому смыслу, и, не принимая возражений архитекторов и строителей, вместо свайного фундамента под клуб заложили ленточный. И в этом случае были люди, которые предупреждали о недопустимости вольного обращения с законами строительства. Но кто бы их слушал? Никаких перерасчётов не проводилось. В отчёт о геологических изысканиях Солин даже не заглядывал, какой смысл начинать знакомиться с «китайской грамотой»? Ведь так же быстрее! Построил, отчитался. Так нужно нашей партии! В первую же после сдачи объекта весну по стенам пошли крупные трещины, и клуб закрыли навсегда. Денег на него было истрачено, как на дом из 24 квартир. А жилья строили всё меньше и меньше.
Март 1986 – июль 1991.
 
88. Руководящая роль заворга.
 
   «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:  
… «непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству»;
Из Устава КПСС.
 
В районе был всего один армянин – Ваха Гогонеберян – егерь охотничье-рыболовного хозяйства и заведующий базой отдыха треста «Обьобувь». Желание закрепиться в районе основательнее делало вожделенной мечтой егеря получение небольшого кусочка картона цвета волчьей шерсти – кандидатской карточки. Надежды юношей питают, но ведь пегий цвет – не цвет Пегаса! Перспективным делало вступление в КПСС то обстоятельство, что заворг райкома партии был большим любителем рыбалки. Взаимная заинтересованность в знакомстве быстро их сблизила. Иван Иванович стал часто бывать на озере Обская Старица, а егерь вошёл разряд «кандидатов в кандидаты», в коем разряде и пробыл до августа 1991 года, а потом уехал на Кавказ. Иван Иванович однажды предложил Солину принять егеря в партию, но получив отказ, больше не поднимал этот вопрос и не сообщал егерю об отказе Солина.
Заворг умел заставить работать на себя не только рядового егеря, но и строптивого руководителя крупного предприятия. Как говорят, не так страшен САМ, как его седьмой зам. В парторганизации этого руководителя выбиралось партийное собрание с повесткой дня, подходящей для присутствия первого или второго секретаря. Потом, когда на аппаратном совещании секретарь высказывал замечания по прошедшему собранию, Иван Иванович критиковал работу секретаря этой парторганизации, руководителя предприятия, приводил примеры, добавлял анализ хозяйственной деятельности. Потом высказывалось предложение о возможном заслушивании отчёта о работе этой парторганизации на заседании бюро райкома партии. Это включалось в план работы бюро на следующий квартал или год. Строптивый руководитель попадал на крючок заядлого рыбака. Организация проверялась специально создаваемой для подготовки отчёта комиссией, и отчёт секретаря или руководителя заслушивался на бюро райкома партии, куда всегда приглашались секретарь парторганизации и директор. Целый год постановление по отчёту стояло на контроле, позволяя заворгу держать ранее строптивого руководителя на поводке. Если кто-то не понимал, в чём заключается руководящая роль партии, к нему, под предлогом контроля выполнения постановления бюро, чаще других посылались народные контролёры, санврачи, пожарники, гаишники, административные комиссии Советов. В рамках контроля постановления отчёт руководства можно было вынести и на заседание районного или поселкового советов.
Как говорил сам Иван Иванович по похожему поводу:
- У врачей есть такой приём для особо вредных пациентов: сначала мы его заразим какой-нибудь одной из тех 33 болезней, которые «не от нервов, а от удовольствия», или всего лишь скажем, что она у него есть, а потом будем долго-долго лечить. 
Когда Ельцин запретил КПСС, заворг перешёл на работу в контрольные органы. Здесь уже был служенный автомобиль, небольшой штат, самостоятельность и сохранялись рычаги устрашения руководителей предприятий. И выдали устройство для запуска сигнальных ракет.
 Август 1991.
 
 
89. Четвёртый человек.
 
     «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
      - непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству»;
          Из Устава КПСС.
 
Водитель второго секретаря райкома Кузькин Николай Васильевич называл себя «четвёртым человеком в районе». По его нумерации «третий» секретарь райкома партии был пятым, а водитель первого секретаря – вторым человеком. Основания у него на это были. Взять хотя бы личный транспорт. Сначала ему без всякой очереди по звонку его шефа продали тяжелый мотоцикл «Урал» с коляской. Ездил на нём он недолго, а, главное – немного. Зачем, когда есть служебный «УАЗ»? Поэтому, уже через полгода мотоцикл, купленный за 1870 рублей, был продан за три тысячи тому, у кого не было шансов приобрести мотоцикл по очереди даже в ближайшие пятилетки. А Кузькину без всякой очереди по звонку его шефа продали автомобиль «Запорожец» - по государственной цене – 3000 рублей. Но не прошло и года, как «четвёртый человек» уже покупал «Москвич – 412». Когда его шеф Кусков Борис Иванович дважды за месяц ездил сам в выходные дни на райкомовском «УАЗе» в свой родной южный район, и дважды запарывал двигатель, никто так рьяно не защищал его, как Кузькин.
«Четвёртому человеку в районе» позволялось рыбачить с егерями в любом водоёме района, любыми снастями, в любое время, даже в заказниках в период нереста. Он свободно въезжал прямо на «уазике» на базу райпо, во все его подземные и наземные хранилища и свободно «отоваривался» тем, что никогда не появлялось на прилавках. От имени шефа и с личными просьбами приезжал в совхозы и колхозы, на предприятия и по государственной цене или бесплатно брал то, что граждане района с «трёхзначными, четырёхзначными и пятизначными», по его меткому выражению, порядковыми номерами брали только по комиссионным ценам: масло, сыр, сливки, сгущенное молоко, мясо, колбасу, гречку.
Именно как сыр в масле катался по району в служебном «уазике» с крайкомовскими номерами 00 74 АББ «четвёртый человек», пока в августе 1991 Борис Николаевич не упразднил КПСС. Но и после этого на «четвёртый человек» района грузовик не сел, возил руководителя посёлка. 
В то время, «как наши космические корабли бороздили бескрайние просторы Вселенной», а «наши доблестные хлеборобы каждый год на две недели раньше предыдущего года заканчивали весенний сев», находились люди, которые не думали ни о стране, ни о народе, ни о космосе, ни о весеннем севе, а только о своём личном обогащении. Но как же богата наша страна, если столько людей «тянут-потянут», а растащить не могут.
Август 1991
 
90. Новые изменения в политике Горбачёва.
 
Политика Горбачёва продолжала меняться. Не понятно было, действует ли он в соответствии с ранее разработанным планом или под воздействием обстоятельств. Логичнее выглядело второе предположение. В феврале 1988 года принято постановление ЦК о порядке избрания советов трудовых коллективов и выборов руководителей предприятий, в мае – Закон о кооперативах. Но положение в экономике страны не улучшалось. Основная часть внешнего долга страны была сделана в период правления Горбачёва. В 1989 году в экономике проводились преобразования в рамках общественной собственности: перестройка управления Агропромом, съезды кооператоров. Успехов это не принесло, в июле по стране прокатилась волна шахтёрских забастовок. 5 октября в Лужниках прошёл профсоюзный митинг с лозунгами протеста против обнищания народных масс: «5% вкладчиков Сбербанка владеют 80% вкладов!» 
В 1990 году республики и регионы стали запрещать вывозить продукты и товары народного потребления за свои пределы, вводились талоны на сахар, водку, сигареты. Во многих регионах в магазинах «отоваривали» только по паспортам с местной пропиской, а в Москве – только по специальным визиткам. Как обидно было приезжать сибирякам в Москву! Стыдно было за свою столицу. Так и хотелось закричать всем москвичам: «Вам сибиряки только в 41-м году нужны были? А сейчас, в столице своей страны сибирякам пачку мыла и пузырёк одеколона купить нельзя?» Казалось, страна отброшена во времена Московского княжества. Лоскутное одеяло. В каждом княжестве свои законы.
Двадцатого июля была опубликована программа «Мандат доверия на 500 дней» Явлинского и Шаталина, но у неё оказалось больше критиков (и слева, и справа), чем сторонников. Критиковали даже те, кто сам не мог подготовить ничего похожего. В этом году появились первые коммерческие магазины и отделы со свободными ценами. 14 ноября в «Московских новостях» напечатано открытое письмо сторонников перестройки с призывом к Горбачёву: начать решительные действия или уйти в отставку. 
В конце января 1991 года без ощутимого экономического эффекта 
в трёхдневный сток изъяли 50 и 100-рублёвые купюры. Об обмене объявили вечером, но, тем не менее, во всех магазинах в эту ночь горел свет. Скромные работники прилавка до самого утра меняли крупные купюры на мелкие. Себе и своим знакомым. Второго апреля провели реформу розничных цен – их повысили в три раза. На день смеха такое мероприятие назначить не решились, но и без того было смешно от неуклюжих действий властей. К лету прилавки магазинов практически опустели. Летом же был ликвидирован СЭВ. Историки и политические обозреватели не проходят к единому мнению, была ли у Горбачёва возможность реформировать партию. Призывы к этому звучали в каждом его выступлении. Было много коммунистов, поверивших Генеральному секретарю, поверивших, что перестройка позволит преодолеть негативные стороны партийной, общественной и хозяйственной жизни. По большому счёту, у нас почти в каждом районе были свои Гдлян и Иванов. Судьбы их похожи: все они «обожглись». Партийные комитеты всех уровней продолжали использовать ленинские принципы в организационной и идеологической работе. Можно разделить партию на правых и левых сверху донизу. Деление пройдёт через все республики, обкомы и райкомы. Горбачёв мог возглавить одно крыло партии, но не пошёл на это. И началось деление партии по национальным квартирам. Сначала – отделение прибалтийских коммунистов, а закончилось образованием КП РСФСР. Шли разговоры об образовании Русской республики. С какого перепугу и с какой западной подачи? 
Партия оставалась прежней. Альтернативные выборы не касались первых секретарей. Многие понимали необходимость реформирования партии, но идеи снизу не пропускались наверх. Партия оставалась в этом смысле «полупроводниковой системой». Интересы верхушки и рядовых коммунистов не совпадали кардинально. Когда Ельцин в июле 1991 года запретил парторганизации на предприятиях и в учреждениях, а в августе – вообще деятельность КПСС в России, миллионы коммунистов отнеслись к этому уже равнодушно. «Боевой отряд революции, авангард рабочего класса» не возмутился. И рабочему классу, по определению марксизма-ленинизма «самой сознательной части социалистического общества», было наплевать на свою партию.
Сейчас трудно судить, возможен ли был у нас китайский вариант реформ. Могли ли мы перейти к рынку организованно? Или «хотели как лучше, а получилось как всегда». Проведение реформ за счёт обнищания народных масс характерно и для Петровской перестройки и для Сталинской коллективизации и индустриализации. Правители делают только то, что позволяет ему его ближайшее окружение. В то же время, правящая элита творит в стране только то, что позволяет ей народ. В этом смысле: народ – творец истории. 
  Август 1991. 
91. ГКЧП
 
    Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
      - высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов;
          Из Устава КПСС.
 
С утра 19 августа 1991 года по телевизору передавали заявление Председателя Верховного Совета СССР Лукьянова, сообщения Государственного Комитета по Чрезвычайному Положению и балет «Лебединое озеро». Других телепередач не было. Лица дикторов были грустными. Чувствовалось, что их заставили записать текст сообщения, и прокручивают время от времени плёнку с записью. Первая реакция у людей, услышавших о ГКЧП, это страх: «Не наболтал ли я чего лишнего в период демократии?» Но потом приходило ощущение, что не только сказано, но и сделано уже много. Страна уже не та, мы стали другими. Вспомнился Джон Рид и его «Десять дней, которые потрясли мир». Проанализировав обстановку, Смирнов-Ростовцев, уже почти четыре года не работавший в райкоме партии, пришёл к выводу, что Джон Рид, написавший свой труд в 1919 году, прав, и ГКЧП больше десяти дней не продержится. Об этом бывший инструктор райкома открыто рассказывал своим теперешним товарищам по работе. Многие соглашались, но не все. Он ошибся на целую неделю. Профессионалу такие просчёты, пожалуй, непозволительны, но у него просто не было всей информации, какая была в райкоме КПСС. Но кое-кто, будучи и в райкоме ошибся ещё больше.
Районное начальство встретило известие об образовании государственного комитета по чрезвычайному положению с нескрываемой радостью. Первый секретарь райкома КПСС, он председатель районного Совета народных депутатов Солин (но не руководитель его исполнительного органа) собрал партийно-хозяйственный актив. Как на крыльях он взлетел на трибуну и больше часа с ликованием в душе и яркими динамичными жестами говорил о том, что наконец-то будет наведён порядок, будет покончено с болтовнёй и неразберихой, безвластием. Докладчик только не говорил, как это всё будет сделано. Как наполнятся пустые полки прилавков? Кто восстановит то, что уже перестало работать. Как вернут мятежные республики, прекратят парад суверенитетов? В своём районе Солин не допускал ни болтовни, ни безвластия, но дела района шли всё хуже и хуже вопреки ожиданиям руководства. Падало производство молока, мяса, зерна, сокращался объём промышленного производства и строительства.
Окрылённый желанными новостями, докладчик призвал собравшихся участников активно подключиться к наведению порядка на местах, наметил задачи района на ближайшую перспективу. Оставалось только по традиции снять с ноги ботинок и, постучав им по трибуне, пообещать показать демократам пресловутую «мать Кузьки». Но до этого не дошло. В Москву полетела вдохновенная телеграмма с выражением горячей поддержки государственному комитету по чрезвычайному положению. Бывают в жизни минуты счастья! Смирнов-Ростовцев знал, что Солин не склонен к глубокому анализу обстановки, но чтобы так ошибиться в анализе ситуации – этого он не ожидал от бывшего товарища по партийной работе. А Солин, всего лишь, был «сам обманываться рад!»
Потом уж как-то совсем неожиданно для самого Солина, хотя и в полном соответствии с точным прогнозом современных календарей, наступило 20 августа, вызвавшее некоторое смутное беспокойство и отдалённую тревогу. Мятежники не предпринимали никаких решительных действий. А потом уже совсем внезапно и очень некстати, как личное оскорбление, как снег на голову, пришло то, чего уже совсем не ждал Солин, – 21 августа 1991 года. Членов ГКЧП арестовали, Горбачёва освободили, и Ельцин запретил деятельность КПСС. Солину пришлось быстро «перекраситься из красного партийного активиста в трёхцветного крепкого хозяйственника». Краски в районе в то время не нашлось бы на покраску одного забора, но на «перекраску в демократы» всех чиновников района краски и не нужно. Собрали теперь уже хозяйственный актив, хотя и в прежнем позавчерашнем составе. Это походило на крещение Руси Святым равноапостольным князем Владимиром. Только в воду не загоняли, мотивация была совсем другая, и князя не было. Спасали шкуры. Райком – вообще отличная «школа шкурничества»! Аппаратчик в напряжённой внутренней борьбе быстро победил «убеждённого коммуниста-ленинца». Никто и не ждал от него честного поступка – ухода в отставку в связи с несогласием с политическим курсом новой власти. Его действия легко прогнозировались. Инстинкт самосохранения – сильная вещь, особенно у закоренелых бюрократов. Теперь он говорил только от лица районного Совета, не упоминая партию. «В свете последних уточнённых данных» события освещались несколько по-другому. В голосе слышалась тревога и подавленность. Отсутствовал прежний энтузиазм и, как он сам всегда выражался, «поросячий восторг». В Белый дом ушла телеграмма горячей поддержки демократического курса президента России.
Областное руководство не поддержало путчистов, но и не призывало к всеобщей забастовке, как требовали демократы. Областные газеты напечатали документы ГКЧП, и этим всё ограничилось. Районные политики пошли дальше, теперь спешно возвращались издалека на прежние позиции с серьёзными потерями. Получилось какое-то несолидное и непростительное для опытных бюрократов шараханье. Что же, они привыкли не к тщательному анализу происходящего, а к исполнению команд. Всех «аналитиков» изгнали из партийных комитетов сразу же после отставки Ельцина в конце 87 года. Но если бы и не изгнали, кто бы их слушал?
Тем временем Ельцин запретил КПСС, передал имущество райкомов и обкомов судам, до которых оно практически не дошло. Прокурорам дали задание разобраться, кто, как и чем поддерживал путч.
Солин срочно выделил районному прокурору квартиру в двухквартирном и двухуровневом доме на тихой, хотя и центральной Лениной улице, куда тот вскоре и переехал с женой и дочерью. А скромная прежняя прокурорская трёхкомнатная квартира над телеателье в двухэтажной хрущёвке без балконов на улице Красных Партизан Спасск-Дальнего Уезда досталась тренеру детской хоккейной команды, его жене и двум дочерям. В неблагоустроенную однокомнатную квартиру тренера в бараке на Коммунистической улице въехал тракторист, с двумя детьми и больной тёщей. Кто въехал в прежнее жильё тракториста, неизвестно, но «свято место пусто не бывает». Все были довольны, искренне радовались предновогоднему новоселью. Тренер не раз говорил потом, что квартиру получил только благодаря своевременным действиям ГКЧП и опрометчивым (но очень своевременным для тренера) действиям районного начальства в период путча. А квартиры вскоре вообще перестали давать.  
  Декабрь 1991
 
92. Президент СССР.
 
Не народы, а их «слуги» развалили СССР. Сначала слуги провели референдум по сохранению в марте 1991 года. Но вопрос референдума был так витиевато запутан, содержал по сути четыре вопроса, где спрашивалось, хотим ли мы жить в той стране, которая будет после реформирования сегодняшней. Естественно, противники сохранения СССР от этой витиеватости только выиграли, хотя за сохранение страны проголосовали более 70% голосовавших граждан. После ГКЧП у Горбачёва не осталось реальной власти ни в политике, ни в экономике. Популярность его, как лидера, так же приблизилась к нулевой отметке. Если оценивать всё, что сделал М. С. Горбачёв за время его пребывания у власти, то в его действиях было всё-таки больше положительного, чем отрицательного.
Нобелевская премия Мира, вручённая Горбачёву, наиболее справедливо отразила его заслуги перед человечеством. Он много сделал для того, чтобы мир, в котором мы живём, стал безопаснее, хотя бы на некоторое время. 30 июля 1985 года опубликовано Заявление Горбачёва о прекращении СССР в одностороннем порядке любых ядерных испытаний с 6.08.85. потом этот мораторий неоднократно продлевался. По его инициативе в мире не проводят ядерных испытаний (кроме Индии, Пакистана и Северной Кореи, взорвавших по одной бомбе). Прекращено открытое противостояние СССР и США. Исчез «железный занавес». Но друзьями с Западом мы не стали, геополитические противоречия сохраняются. В феврале 1987 года в Москве проведён международный форум «За безъядерный мир, за выживание человечества». 8 декабря 1987 года – Договор с США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. 15 мая 1988 – 15 февраля 1989 поэтапный вывод советских войск из Афганистана. Выведены войска и из Восточной Европы. В 1990 году – объединение Германии. Общечеловеческие ценности в нашей стране впервые поставлены выше классовых интересов. Страна перестала быть «империей зла» для значительной части человечества. В стране проводятся демократические выборы, а не голосование за выдвинутых партией «представителей единого и нерушимого блока коммунистов и беспартийных». Ради сохранения власти он не пошёл на кровопролитие, как Ельцин, не штурмовал мятежные парламенты республик. 
В то же время за границей Горбачёва любят больше, чем в России:
Он не оправдал надежд, которые возникали у населения ещё задолго до его прихода. Это он вместе с Ельциным и руководителями других республик допустил развал СССР. Силовые структуры следили не за теми диссидентами. Под жёстким контролем были те, кто хотел выехать из СССР, но не те, кто хотел из него выйти. В республиках к власти приходили националисты, а Горбачёв, казалось, не замечал этого. Отсутствие решительных действий, постоянная оглядка на Запад привели к усилению популярности Ельцина в России и региональных лидеров в республиках. "От него кровопролитиев ждали, а он - чижика съел!" Это сказал Салтыков-Щедрин в своём произведении «Медведь на воеводстве». 
На 1 Съезде народных депутатов СССР «бойцы за гласность» захлопывали и освистывали выступления академика А. А. Сахарова с молчаливого невмешательства президиума. Эти же бойцы даже не внесли в избирательные бюллетени по выборам Президента СССР самовыдвиженца Оболенского, у которого не было никаких шансов занять эту должность. Попытки Горбачева внедрить «управляемую демократию» и «регулируемый рынок» не имели успеха или привели к отрицательному результату: рынок бензина у нас и сейчас регулируют семь компаний, а рынок энергоносителей, услуг транспорта и ЖКХ – государство, но именно эти регулирования и обеспечивает высокие темпы роста цен и инфляции.
Менялось общество, экономика, изменялся мир. Успевал ли Михаил Горбачёв за переменами? Нет. Груз прежних поступков, мнение референтной группы: друзей, соратников и родственников - не позволяли ему кардинально измениться или резко изменить свою политику. В душе он оставался коммунистом. Об этом говорит и надпись на венке, возложенном им к Гробу Господнему в Иерусалиме в год распада СССР: «Первому коммунисту от последнего». 
Декабрь 1991.
93. Муниципальные выборы.
 
По новой конституции глав муниципальных образований выбирают всеобщим тайным прямым голосованием на альтернативной основе. Руководитель района Разин Роман Романович вызвал к себе главу отдалённого от райцентра сельского поселения Речкина. Потрясая в воздухе пачкой «писем и обращений трудящихся», отчитал за неудовлетворительную работу с населением. На территории поселения не решались многие вопросы. Сельскохозяйственный кооператив, преобразованный из совхоза, в несколько раз сократил посевные площади и поголовье стада крупного рогатого скота и приносил доход только своему руководителю. Зарплату не платили годами. Налогов в казну поселения и района оттуда почти не поступало. В заключение своей разгромной речи, когда председатель совсем уже собрался искать себе другую работу, Разин выдал: 
- Игорь Иванович, будешь выдвигать свою кандидатуру на пост главы администрации района, который у нас будет избираться в соответствии с новой Конституцией и законом о выборах. Мои помощники напишут тебе программу переустройства района, предвыборную платформу, звучные лозунги. Программа будет даже красивее, чем у меня. На организацию предвыборной агитации получишь денег. Кроме того, тебе лично за участие в выборах будет выдана сумма, достаточная для приобретения автомобиля «ВАЗ» последней модели. Не беспокойся, районом руководить тебе не придётся. Избиратели сумеют выбрать из трёх бед меньшую. Все видят, что и со своей сегодняшней работой ты не справляешься! За тебя проголосуют в основном жители твоих сёл, и то не все. Никаких возражений не принимаю. Выборы главы администрации в твоём муниципальном образовании пройдут через полгода. Не беспокойся, мы их проведём организованно, будешь работать, как работал. Откажешься сейчас от участия в выборах на пост главы района – выгоню с работы и будешь уже в текущем месяце искать её в другом районе, если найдёшь. Что ты ещё умеешь, кроме того, что делаешь сейчас? Не надо отвечать на последний вопрос. Чтобы тебе не скучно было, и чтобы у нас была настоящая демократия, в выборах будет участвовать Василий Васильевич Чубов. Ему сейчас особо нечем заняться, он недавно развалил возглавляемый им орденоносный «Райпромкомбинат». С ним беседу я уже провёл. Будете ездить по населённым пунктам района, критиковать меня, хвалить себя. Можете перед самыми выборами даже объединиться в избирательный блок. В рамках закона делайте всё, что хотите, у нас теперь полная демократия! Других претендентов не бойтесь, их не будет, кроме меня, конечно.
И началась предвыборная кампания. Районная газета «Ленина дорога» поместила портреты кандидатов. Её тираж совсем недавно, с января этого года вырос в три раза, потому что цена подписки на первое полугодие была снижена в два раза за счёт субсидирования из средств района. Теперь печатный рупор демократии помещал небольшие информации о выборах. Появилась рубрика «Мнение избирателей». В ней рядовые избиратели благодарили кандидатов за заботу. Симпатии их были совсем не на стороне директора орденоносного предприятия или главы дальнего поселения. Основные же материалы посвящались повседневной жизни. Рассказывалось, где побывал руководитель района, с кем встречался. Неизменно газета печатала портреты или фотографии Разина с трудящимися района, без упоминания, что он кандидат на предстоящих выборах. Газета честно отрабатывала затраченные на неё руководством района деньги. Демократия соблюдалась. Областные власти не вмешивались. Разин их устраивал, хотя и был членом обкома КПРФ, а район при нём неизменно входил в так называемый «красный пояс». Создавать у областных властей благоприятное впечатление в районе всегда умели.
Выборы прошли с предсказуемым результатом. В этот раз, удалось убедить жителей района, что Разин самый лучший. Социализм ушёл, а большевизм остался. «Вечно живое ленинское учение!»
Август 1994.  
94. Пожар.
 
В октябре 1994 года у Смирнова-Ростовцева был строительный объект на территории нефтезавода. Готовили к пуску установку КТ, и монтажники разных предприятий монтировали оборудование, устраивали площадки для ремонта и обслуживания талей, кранов. Попутно занимались сварочными работами. В одну из сред в середине месяца механик Васильев показал прорабу четыре места, где нужно было провести сварочные работы в четверг и в пятницу. Последнее из четырёх мест сварки находилось около колонны Б-1.
В четверг с утра монтажники открыли у пожарников наряд на огневые работы и начали работу. Дел было на полтора дня. Если бы работы проводились в том порядке, в каком показывал механик, то в к обеду в пятницу закончили бы сварочные работы около колонны Б-1. Но будка со сварочным аппаратом и инструментами стояла ближе как раз к этому месту. И сварщики начали работу от этой колонны. В пятницу во время обеденного перерыва около Б-1 вспыхнул пожар. Колонна была уже заполнена нефтепродуктами, и горела очень сильно. Пламя в высоту поднималось выше установки. Приехало полтора десятка пожарных машин. Смирнов-Ростовцев отвёл своих работников подальше, они наблюдали за происходящим издали.
Как начался пожар, никто не видел. Все обедали. Причина пожара тоже не была очевидной. Если бы в этом месте проводились сварочные работы, никто не стал бы утруждать себя поисками причин. Обычно всё списывают на сварщиков, особенно из чужих, субподрядных предприятий. Увы, такова психология людей и таковы были традиции в дознании. Если есть лежащая на поверхности устраивающая всех причина происшествия, то никто не будет долго разбираться, справедливая это версия или нет. Дело о происшествии нужно как можно быстрее сбыть с рук. Обычно, если в здании, где проводились сварочные работы, произошёл пожар, то причину возгорания никто не ищет. Вот же она, на поверхности и копать ничего не нужно. Но сварочные работы закончились у колонны еще сутки назад. Высокой комиссии пришлось искать истинную причину происшествия. В конце концов, выяснилось, что патрубок из нержавеющей стали ещё на заводе при сборке колонны был приварен к трубе из этой же стали электродами для обычной «чёрной» стали. Его сорвало давлением, он «чиркнул» по швеллеру, и этой маленькой искры хватило для воспламенения вырвавшейся вслед за ним струи горячих нефтепродуктов.
А ведь и сами сварщики могли подумать, что именно они виновники пожара. И за некоторое, отведённое им время, успели бы не только отсидеть, но рассчитаться за причинённый ущерб. Стоило всего лишь начать сварочные работы «не с того конца». Но от Божьей милости, как говорится, не спасёшься.
Октябрь 1994. 
95. Учительница.
 
В январе 1992 Смирнов-Ростовцев был на свадьбе у родственников. Это торжественное мероприятие чуть не омрачилось трагической гибелью одной гостьи. Вечером из столовой все возвращались в дом родителей, откуда многие должны были разъезжаться. Около калитки стояла группа гостей. Дальше всех от калитки стояла, держась за штакетник забора, сильно пьяная учительница Ольга Егоровна. Около самых ворот в «Запорожце» сидел её (как узнали потом) изрядно выпивший муж и пытался сдать назад. Но колёса буксовали на отшлифованной им же колее. Около «Запорожца» стояли ещё четыре мужика, одного из них – Сашку Шмакина Смирнов-Ростовцев знал. Все они громко советовали водителю не давить на газ. Смирнов протиснулся мимо них к калитке, и хотел её открыть. В это время водитель внял советам и машина сначала медленно, потом быстро рванула назад. Сергей Сергеевич оглянулся. Ольга Егоровна выпустила из рук забор и медленно упала на спину. Голова её лежала на колее. На неё надвигался автомобиль. В такие мгновения время не для всех людей течёт одинаково. Четыре мужика тоже увидели это и стали орать: «Стой, куда прёшь?», но никто из них не двинулся с места.
 Машина мчалась к женщине. Всё происходило, как в замедленном кино, голоса мужиков были какие-то тягучие и далёкие, а размахивания кулаками – вялыми. Время замедлилось, что бы дать возможность единственному трезвому человеку успеть выполнить ещё одно своё предназначение. Смирнову-Ростовцеву пришлось очень быстро протиснуться между ними, обогнать «Запорожец», схватить лежащую за руку и подтянуть её к себе. Голова её при этом некоторое время двигалась по окружности навстречу машине, а потом в сторону от колеи. Через мгновение «Запорожец» остановился. Заднее колесо было там, где только что находилась голова учительницы. Вот теперь, наконец, пришли в себя и перешли к активным действиям четыре мужика. Они вытащили из машины водителя, и Сашка Шмакин набил ему морду. Как на пяти метрах обогнать автомобиль, если у него ещё и форы два метра? Спасатель поднял женщину и помог ей прислониться к забору, потом медленно пошёл в дом. Четыре мужика потом утверждали, что его стремительное движение было телепортацией. Какого ещё свидетельства можно ожидать от пьяных?
Сергей Сергеевич не был абсолютно хладнокровным человеком. Уже значительно позже, через полчаса его бил озноб, когда стало доходить, чем это могло кончиться, поддайся он общей панике. Но женщина была уже спасена, Через три с половиной года летом девяносто пятого Смирнов-Ростовцев встретил Ольгу Егоровну и её мужа на пароме, с ними был их двухлетний ребёнок.
Чувство собственного достоинства - это когда человеку есть за что себя уважать. И не всегда общество может знать о тех или иных заслугах человека перед этим обществом. Возможно, людям и не за что его уважать? Но никаких обид тут не может быть, а вот чувство собственного достоинства должно присутствовать.
Август 1995 года. 
96. Выборы 1996 года.
 
   Перед выборами 1996 года Смирнов-Ростовцев работал уже в ОАО «Сибнефтехиммонтаж» на одном этаже с членом ЦК КПРФ, секретарём Советского райкома партии. В январе, в разговоре с ним Сергей Сергеевич высказал мнение, что в этом году коммунисты не победят на выборах президента. Секретарь же утверждал обратное, рассказывал о подготовке к выборам. Тогда бывший инструктор райкома партии напечатал на осваиваемом им компьютере перечень причин, по которым коммунисты потерпят поражение на выборах президента 1996 года. Он не голосовал за коммунистов и твёрдо знал, что они не воспользуются его информацией. Причин поражения было десять.
Во-первых, всю агитационную работу КПРФ проводит на митингах. Это позволяет организаторам красиво отчитаться о количестве мероприятий, о числе участников. Но туда приходят их сторонники, которые после таких акций активнее платят взносы, а голосовать и так будут за них. Работать нужно с сомневающимися. Этому их ещё Ленин учил.
Во-вторых, у нас «красная» Дума. Пользуясь большинством, коммунисты могли бы принять большой пакет законов, существенно облегчающих жизнь простых избирателей. Если бы эти законы президент не подписал, можно было говорить избирателям: «Изберите «красного» президента и вы будете жить лучше». Если бы подписал, была бы видна польза от «красной» думы, её забота об избирателях.
В-третьих, партия могла бы активизировать работу в профсоюзах, Бороться есть за что: людям по году не выплачивают зарплату, идёт сокращение штатов, вытеснение профсоюзов, принудительная скупка акций у рабочих. Но коммунистам не нужно мощное профсоюзное движение, они боятся феномена польской «Солидарности», им нужны их старая послушная «школа коммунизма». А профсоюзная работа всегда именовалась ими не иначе, как «партийное кладбище».
В-четвёртых, им наплевать на интересы трудящихся, их устраивает в современном государстве всё, кроме того, что не они у власти. И у них нет проекта государственного устройства, привлекательного для большинства избирателей. 
В-пятых, в стране у половины населения репрессированы родственники, никто не отменил решений ХХ и ХХII съезда, а они вернули на свои знамёна портреты Сталина.
В-шестых, догматизм верхушки не позволяет партии повернуться к новым веяниям времени, использовать опыт социал-демократов Европы, вернуть партии самое первое название, это снижает их имидж.
В-седьмых, в партии отсутствуют демократические традиции. Один-два человека наверху могут повернуть партию то на кукурузу, то на борьбу с виноградниками. После поражения на выборах 1996 года партия не сменит лидера. У коммунистов не принято признавать свои ошибки и подавать в отставку.
В–восьмых, партии не повезло с лидером. Нефотогеничная внешность, отсутствие харизмы. Нет опыта руководства даже районом, не то, что областью. У многих избирателей есть сомнения, сможет ли он осуществлять руководство хотя бы бригадой штукатуров из двадцати человек.
В-девятых, звучат заявления председателя партии, что пост Президента нужен им только для того, чтобы его упразднить. Вместо всенародных выборов предлагается, чтобы опять собирались полтора десятка старичков и решали, чья очередь приступать к руководству страной, «не приходя в сознание».
И в-десятых, всё, что здесь написано, – очевидные факты для многих людей в нашей стране, в том числе и коммунистов, но партия была и остаётся «полупроводниковой» системой. Сверху информация идёт легко, как по водосточной трубе, снизу вверх – трудно или никак. Проходит только то, что хотят услышать «верхи». Эти причины предстоящего поражения бывший инструктор райкома КПСС смело описал члену ЦК, будучи твёрдо уверен, что коммунисты не смогут воспользоваться этой информацией. 
Март 1996. 
 
97. Вторая секунда.
 
Партийная работа неизбежно накладывает отпечаток на всю дальнейшую жизнь человека. За годы работы перед партийным работником проходят тысячи лиц, характеров. Зрительная память развивается до феноменальных масштабов. Вольно или невольно люди и характеры классифицируются в определённые типы и классы. Наука физиогномика говорит о шестнадцати психотипах. На практике их значительно больше, но в пределах первой сотни. Опыт встреч со многими тысячами людей приводит к убеждению, что похожие внешне люди чаще похожи своим поведением, чем не похожи. К похожему поведению их подталкивает и общество, своей реакцией на их действия, одобряя или выказывая удивление. Термин «внешность» здесь подразумевает не только черты лица, но и жесты, походку, позу, динамику движения.
В начале марта в отдел, где работал Смирнов-Ростовцев ведущим инженером, вошёл генеральный директор в сопровождении незнакомого мужчины, своего ровесника. С первого взгляда Сергею Сергеевичу стало понятно, что это хороший знакомый генерального директора, он собирается работать в этом отделе и хочет возглавить в дальнейшем. Бывшему инструктору райкома партии это явно не понравилось, он сам хотел быть начальником этого отдела. Но уже на второй секунде размышлений он понял, что вошедший ему не конкурент, он уйдёт из отдела по пьянке. У него алкоголизм в стадии запоев. И генеральный об этом знает, но решил дать ему шанс, потому что думает, что алкоголизм – это не тяжёлое заболевание, а вредная привычка.
- Юрий Иванович – мой однокурсник, он будет работать в вашем отделе ведущим инженером, - сказал генеральный. Для Смирнова-Ростовцева это уже не было новостью. Через неделю из отдела выделили двух ведущих инженеров: Юрия Ивановича и Сергея Сергеевича - для помощи генеральному директору в переезде с одной квартиры на другую. Таскали мебель. После переезда грузчиков традиционно угощали. Юрий Иванович встретил своего знакомого, они крепко выпили и беседовали за столом. Смирнов и узнал из их громкого разговора, что Юрий Иванович пока ведущий инженер, но потом его поставят начальником отдела. Это не прозвучало как новость.
В июне Смирнов-Ростовцев должен был поехать на Алтай, изучать опыт получения биогаза. Но командировка всё откладывалась, и его в конце месяца отправили в отпуск. Вместо него через неделю на Алтай командировали Юрия Ивановича, который даже не пришёл к поезду, где его ждали смежники, он пропил все командировочные и дорогой фотоаппарат. Когда Смирнов-Ростовцев вышел из отпуска Юрий Иванович уже работал на производственной базе охранником: поднимал и опускал цепочку на проходной при въезде и выезде автомобилей. Такой финал был спрогнозирован за четыре месяца до этого. Потом Смирнов-Ростовцев уже на другом предприятии поспорил с главным механиком на пять долларов, что их новый главный инженер не проработает и месяца. Через три недели Сергей Сергеевич уже простил товарищу по работе пять долларов.
Однажды у дальней родственницы он рассматривал фотографии в семейном альбоме. Хозяйка сидела рядом. Своего сына она растила одна, и в альбоме были, в основном фотографии её и сына. Но вот появилась фотография молодого мужчины. 
- Это отец Андрея? – присмотревшись к фотографии, спросил гость. Эффект был как от кружки кипятка, вылитого на спину. Женщина вскочила с дивана, сказала, что это её одноклассник, показала фотографию отца своего сына. Потом забрала альбом и позвала пить чай. После чая она выдала:
- Ты очень опасный человек, Сергей!
Июль 1996. 
 
98. Бельчонок.
 
Один сварщик, носящий знаменитую фамилию Калашников, рассказал историю про бельчонка, которого не было. Калашников был осуждён на пять лет и отбывал свой срок на лесоповале. Их бригада валила хвойный лес на необъятных просторах Сибири в «местах не столь отдалённых». Кроме заключённых в технологическом процессе участвовал и вольнонаёмный персонал. В конце зимы одному из вольнонаёмных захотелось подарить своей малолетней дочери бельчонка на день рождения. Поразмыслив, он предложил бригаде лесорубов два литра спирта за бельчонка.
В тот же вечер бригада собралась для обсуждения этого вопроса. Доводы некоторых «умников», что бельчата появятся только через месяц, были сразу отвергнуты. Бригада решила брать спирт любой ценой. Два литра спирта – это полведра водки. Какие тут могут быть споры? Вспомнили, что в столовой у кошки есть один серый котёнок. Зимой белки серые. Из шерсти пушистого хвоста кошки были сделаны кисточки и приклеены на ушки котенка. Его острые коготки были затуплены подпилком. Потом один из заключённых долго тренировался, как он будет быстро доставать котёнка из-за пазухи. Чтобы «бельчонок» не замёрз, и его не увидела вооружённая охрана, его нужно было быстро переложить за пазуху вольнонаёмному. На самом деле, это делалось для того, чтобы покупатель не успел разглядеть своё приобретение в ранних сумерках. Перед обменом на полную грелку спирта котёнка напоили снотворным, предварительно испытав дозу на другом котёнке. 
Обмен прошёл благополучно. Котёнок проснулся и замяукал только через полчаса после совершения сделки. Её участники в это время уже ехали в разные стороны от лесоповала. Бригада знала, что обман раскроется быстро. Заключённые понимали, что на следующий день им встречаться и работать вместе с обманутым. Но два литра спирта – это больше, чем цена совести целой бригады.
Есть люди, которые могут не вернуть продавщице киоска лишний рубль сдачи. Кто-то возвращает мелочь, но не в силах вернуть лишнюю сотню. И есть довольно много людей, совесть которых не продаётся ни за какие деньги
12 апреля 1997.
  
99. Заяц.
 
            В первые годы проживания на Левобережье было больше дикой природы. Следы зайцев, куропаток и лис можно было обнаружить почти у самого подъезда. Однажды Сергей Сергеевич стоял у окна и наблюдал за догом, которого хозяин учил выполнять команду «Апорт!». Палка была тяжеловата даже для дога: толстая, метровой длины. 
- Апорт! – собака рванулась за палкой, подняла «оглоблю» с земли и несла хозяину. В это время из-за беспорядочно разбросанных металлических гаражей выскочил заяц. Дог, не выпуская из зубов палку, помчался за зайцем. Хозяин что-то кричал собаке и махал руками. Смирнов-Ростовцев подозвал к окну гостей, и показал на разыгравшуюся сцену:
- Смотрите! Сейчас собака догонит зайца и ударит его палкой по спине! 
Заяц был дикий, а дог домашний. В городе собаки имеют возможность потренировать мышцы не более одного часа в день. Заяц быстро скрылся, а дог, после недолгого петляния между гаражами, вернулся к хозяину с неизменной палкой в зубах. Потом Смирнову-Ростовцеву доводилось наблюдать в острых ситуациях и у людей поведение, подобное «рассеянности» дога. Зоопсихология и психология как-то связаны.
Апрель 1997.  
100. Кот.
 
У Смирнова-Ростовцева долгое время в городской квартире жил кот по имени Маркиз, Поскольку он общался больше с людьми, чем с другими кошками, то ему волей-неволей приходилось понимать человеческую речь. Слова: «на, дай, иди кушать, горячее, мясо, птичка, муха» – для него означали вполне конкретные понятия. На этом возможности его второй сигнальной системы заканчивались. Но однажды произошёл случай, заставивший меня усомниться в этом. 
Приехала сестра Лилия и, узнав, что Маркиз ловит на балконе воробьёв и синичек, сказала в присутствии его, что у них коты в деревне ловят более крупную дичь - крыс. На другой день, когда Сергей Сергеевич услышал настойчивое требование кота запустить его домой с балкона и подошел открыть ему дверь, перед ним открылась картина кровавой битвы. Весь балкон был в крови, а посередине его лежала выпотрошенная сорока. 
Маркиз помог бывшему инструктору райкома узнать о людях немного больше. Кот был ярко выраженным эгоцентристом. Весь мир, с его точки зрения, вертелся только вокруг его. Мясо и рыбу с базара приносили, по его мнению, кормить кота, ножи точили резать коту мясо. Подобные крайние взгляды обнаруживались и у людей.
Когда открывали дверь на площадку, кот всегда норовил вышмыгнуть из квартиры и забежать к соседям, откуда его приходилось возвращать домой, выискивая в самых труднодоступных местах. Однажды Смирнов открыл дверь на площадку и увидел, что к соседке пришли гости с большой восточноевропейской овчаркой и не заходят, а стоят на пороге, в квартире – только голова собаки. Кот, услышав, что открылась дверь, как обычно рванул из квартиры. На этот раз хозяин не стал его останавливать, а напутствовал словами: «Иди, иди, я-то знаю, что будет дальше!» Увидев овчарку, кот, мягко говоря, очень быстро развернулся, заскочил в квартиру, побежал в спальню, но там оказалась закрыто. Видели, когда-нибудь, чтобы кошки бегали по вертикальной стене? Когда кот увидел закрытую дверь, разворачиваться на горизонтальном участке пути было уже поздно. Он рванул по обоям вверх, потом на высоте полметра начал плавно разворачиваться и, описав на стене дугу радиусом сантиметров в тридцать, «стёк» на пол. Потом убежал на кухню, где и забился за холодильник. А собака его даже не заметила. Потом на работе, бывший инструктор райкома партии не стал удерживать от неправильных поступков одного зарвавшегося подчинённого, который стремился решать вопросы только с высшим руководством. «Иди, иди!» - вспоминал он кота. Через месяц начальник выгнал закусившего удила сотрудника за выпивку и разврат на рабочем месте. Но это ему бы простили, если бы не череда грубых просчетов, совершенных с «высочайшего одобрения».
Однажды Сергей Сергеевич оставил кота в возрасте семи месяцев дома одного на 36 часов, уехав в Новосибирск. Чтобы он не голодал, ему была оставлена сильно замороженная килограммовая рыбина, предварительно привязанная на короткой верёвке к ножке кухонного стола, чтобы он таскал её по полу только в кухне. Или рыба оттаяла быстрее, чем хозяин предполагал, или коту она сильно понравилась, но когда командировка закончилась, кот был голодный. Об этом говорили его тощий живот и выразительное мяуканье с хрипотцой. После этого он никогда не жаловался на отсутствие аппетита, засевшего в его подсознании.
Мяукал он грубовато, слышалось «мау». Это звукосочетание он произносил, «отвечая» на любой, заданный ему вопрос. Весной его голос грубел. И в конце его единственного ответа слышались грассирование, как у французов или евреев. Этим его качеством хозяин пользовался в марте, спрашивая у кота при гостях: «Какой сейчас месяц?» или: «А какой месяц у тебя любимый?» а в остальные месяцы, когда грассирование пропадало, кот отвечал на вопрос: «Назови месяц, в котором ты родился?». Или: «Кто дольше всех правил Китаем?»
Однажды на Линёвом озере Маркиз проснулся утром в машине и стал проситься на улицу. Спутница Смирнова-Ростовцева открыла дверь и выпустила его. Сергей Сергеевич сидел у костра и наблюдал, как он медленно выбирается из машины на мокрую от росы траву, потряхивая лапами. Подбежал его друг, спаниель Чапа, приветливо виляя хвостом. Женщина не заметила, что хвост кота ещё остаётся в машине, и захлопнула дверь. Не понимающий ничего кот вцепился в морду не понимающего ничего спаниеля. Смирнов-Ростовцев подбежал, открыл дверку и освободил кота. Потом подумал, что люди тоже часто считают виноватыми тех, кто рядом, часто родных и близких, а не тех, кто на самом деле причинил им боль.
Май 1997.
 
101.  «Сибирский кустарь».
 
Ушло время руководящей роли партии, её работники плавно перетекли в муниципальные органы и бизнес, или в то и другое. Инструктор отдела пропаганды и агитации райкома Лобов Павел Денисович возглавил отдел культуры района. А что? У нас и министерство культуры возглавляла бывшая ткачиха. Она была очень яркой личностью. А тут: всё-таки какой-никакой инструктор райкома партии, заочный экономист. 
В первый месяц своей культурной работы Лобов организовал в районе медитации. Приезжие «инструкторы», получившие предоплату в отделе культуры, набрали группу из двадцати человек. После курса медитаций психическое состояние всех обучаемых изменилось. Некоторым потребовалась помощь психиатров. У всех начались проблемы с взаимопониманием в семье. Двое уехали в Красноярский край к Виссариону. Несколько человек, уже уехав из посёлка, попали в тоталитарные секты. Организаторов отпустили восвояси, возможно потому, что они кое с кем поделились.
Наступила эпоха всеобщей «прихватизации». Это означало: кто стоял у «закромов Родины», получил право эти закрома приватизировать почти бесплатно и в одиночку. Остальные пошли к нему наниматься как физические или юридические лица на его условиях, которые были короткими и ясными: «Всё мне, а вам – сколько захочу!» И наступило время обогащения из государственного бюджета. Расхищение бюджетных средств приняло невиданные размеры. Министр финансов получил кличку «Два Процента», только потому, что отстёгивал себе долю за то, что помогал регионам получить уже предусмотренные Законом - бюджетом страны средства. В регионах существовала целая система разворовывания бюджетных средств. Те, кому эти средства предназначались: бюджетники – зарплаты не получали месяцами и даже годами.
В один из пасмурных дней Лобов вызвал к себе директора культурного центра «Сибирский кустарь» Олега Константиновича. Олег создал этот центр с нуля в одном из помещений отдела культуры. Прибыли своему создателю центр не приносил. Там занимались резьбой по дереву, художественной росписью, обучали школьников, оформляли мероприятия отдела культуры. О директоре центра местным телевидением был снят четырёхсерийный документальный фильм. Один известный краевед написал о работе центра в своей книге. Отдел культуры отчитывался о проделанной центром работе. В области район хвалили за развитие народных промыслов и ставили в пример другим. И всё было бы хорошо, да только задолго до рождения Лобова (а может быть, и до рождения Моисея) придумали резать кур, несущих золотые яйца.
- Мне надо списать на «Сибирский кустарь» 130 миллионов рублей, - сказал Олегу заведующий отделом культуры. 
В начале 1995 года это равнялось 40 тысячам долларов. Непонятно, научился ли Лобов в райкоме разбираться в психологии людей, или это обучение тоже оказалось заочным, но «подельника» он себе выбрал явно неудачно. Олег родился в семье сельских учителей. И сам был учителем, художником. Такому человеку изначально нужно ставить диагноз: честный. Эта «болезнь» излечивается только невероятными усилиями самого «больного» при его огромном желании. Другой, на месте Олега сказал бы: «Хорошо, какая часть достанется мне?». Но он ответил:
- Нет. Я не могу этого сделать. Списывайте без меня. 
Лобов назначил в центр «внешнего финансового управляющего» Феклистова Владимира. Тот быстро понял, что на искусстве не разбогатеешь, и через месяц центр закрыли как убыточный, успев списать на него двести миллионов рублей. Олег получил нервное расстройство и через два с половиной года погиб при невыясненных обстоятельствах. 
Все помнят строки: «Самое дорогое у человека – это жизнь!» Интересно бы ещё почитать те главы у Островского, которые не были пропущены советской цензурой. А приведённые здесь популярные строки были жизненным девизом у многих поколений России в ХХ веке. Три четверти века мы освобождали человечество даже тогда, когда оно этого не хотело. Были ли мы при этом свободны сами? Николай Алексеевич так сформулировал, или его не совсем правильно поняли? Самое дорогое у человека – это его честное имя! Оно даётся ему один раз при наречении. И пронести по жизни имя нужно так, чтобы не было стыдно называть его. И с достоинством передать его потомкам. Иногда к имени добавляется псевдоним, но имя при этом не утрачивается. И только определённый круг лиц по разным причинам меняет имена и фамилии, тщательно скрывая настоящие. У них и смысл жизни несколько другой.
А Лобов выстроил в райцентре двухэтажный коттедж спрекрасным видом на долину Оби. Каждому своё. В сентябре 1997 после смерти Олега, обладатель коттеджа встретил его брата Владимира и их зятя Бориса в районной администрации. Пожал руку Борису, протянул руку его спутнику:
- Здравствуй, Владимир Константинович!
- Ты ещё не отмыл руки, Паша, это труднее чем отмыть деньги, - последовал ответ вместо рукопожатия.
Примерно в это же время в район приехала делегация из Чехии. В конце пышного ужина один из руководителей делегации, находясь в изрядном подпитии, сказал в приватной беседе своей соседке, руководителю посёлка:
- Приеду домой, внесу предложение создать в правительстве министерство морского флота.
- Зачем Чехии министерство морского флота? - поинтересовалась Наталья Георгиевна, ещё помнившая географию, - у вас же нет моря?
- Но у вас в районе ведь есть отдел культуры!
Сентябрь 1997
 ..102. Вместо эпилога.
 
Ошибкой всех наших правителей было стремление построить «богатую Россию при нищем и бесправном мужике». Но не может человек круглые сутки думать о процветании чужой собственности. Мы уже породили феномен «работающих нищих». Люди не могут купить то, что они произвели. А получающие от производства основной куш покупают всё за границей. Склады затовариваются. Простое повышение пенсий и зарплат бюджетникам приводит только к инфляции. Люди приходят с большим количеством денег к тому же количеству товаров повседневного спроса. Продавцы других групп товаров привлекают кредиты, повышая сегодняшний спрос за счёт завтрашнего. У нас нет среднего класса и очень мало эффективных собственников. Как можно назвать таковым государство, которое на контроль каждой копейки тратит рубль? Эффективными ли являются собственники компаний, где управленцам всех уровней выгоднее украсть рубль, чем сохранить? А «новые русские», разбрасывающие наворованные миллионы, бросающие фабрики, заводы и корабли вместе с экипажами, трудовыми коллективами и моногородами и сёлами? Ценят ли они то, что получили в результате мошеннической приватизации? А будут ли продолжать дело отцов дети олигархов, или продадут бизнес иностранцам, а сами будут проживать папины миллионы?
Только привычка распоряжаться ощутимой суммой средств, изменять обстановку вокруг себя на производстве и в быту делает человека свободным, приводит к уверенности, что можно изменить жизнь в городе, селе и в стране в целом. 
Безопасное соотношение между достоянием 10% самых богатых и 10% самых бедных – 5, сейчас в России – под 50, а сто лет назад было около 20 и привело к революции. Боимся народного гнева, увеличиваем численность силовых структур, и война с народом, начатая ещё НКВД, продолжается. Правоохранители - как оккупационная армия. Побеждённым подбрасывают оружие, наркотики, фальшивые деньги, их просто убивают. Даже при свидетелях штрафуют за нарушение правил дорожного движения. Не будете же вы из-за тысячи рублей несколько раз отпрашиваться с работы, таскать своего свидетеля по судам и прокурорам. От МВД все защищаемся «круговой порукой», «подмаргиваем» на дорогах. Сколько будет длиться противостояние власти и народа? Куда идём?
Первый вариант: Импорт демократии? Ещё союзники по Антанте (как и противники) помогали Белой Армии оккупацией окраин, провозглашением их независимости, и принуждением к территориальным уступкам. Это сделало большевиков единственными «собирателями земель» России и определило их победу, прежде всего в умах офицеров Белой Армии. Те же соседи «толкали на восток Гитлера», продвигают НАТО, поддерживают исламских террористов и антироссийские марионеточные режимы. Они хотят нашей слабости.
Есть и другой вариант. «Золотой миллион», владеющий 80% богатств, захватит 99. А потом очередной Стенька Разин или «вождь мирового пролетариата»? Развал страны с оккупацией «миротворческими силами в целях сохранения контроля над атомом»?
Возможен ли третий вариант – переворот? Организаторы ведут смертную казнь для педофилов, наркобаронов, серийных убийц, криминальных авторитетов и тех чиновников, чьи преступления – ни для кого не секрет. Всем всего наобещают, и массы не шевельнутся. Сменится лишь верхушка айсберга. 
Четвёртый вариант - на нашу территорию придут и скупят всё те, кто лучше организован, кто в своей стране не рабы, сами нанимают и освобождают чиновников, кто заинтересован трудиться (на себя), приумножать своё достояние и богатство страны. Лозунг «Скупим весь мир!» - может стать национальной идеей внутривидового выживания? Стоимость природных ресурсов увеличивается, возможно, скоро они останутся только в России. Западу будет нужна хоть дешёвая рабочая сила. Но есть Восток, с точки зрения которого наша богатая территория не заселена и не организована. Есть исламская Азия, с её фундаменталистами, экстремистами и послушным «духовным отцам» населением. Эти придут не покупать. Долго ли ещё нас будет защищать ядерный щит? И какой от него толк при ползучей экономической оккупации? 
Какой вариант выберет Россия? Не поздно ли выбирать? Или правящая элита считает, что «эта страна» уже обречена? Если у российского чиновника дети и бизнес в Америке, жена и недвижимость в Англии, а он ездит в Россию как на вахту, то о благополучии какой страны заботиться больше такой «гастарбайтер»? Конечно той, где дети.
Есть и пятый вариант, оптимистический. В русском человеке проявляется всё лучшее, когда ему особенно тяжело. Мы обратимся культурному и духовному возрождению, к славе России и наших великих предков. Не будем кружить по духовной пустыне, извечно голосовать за партии власти, строить «вавилонские башни», поклоняться Золотому Тельцу, и этот телец не будет у нас мерилом успеха.
Где «ЕР» - там проблемы! Едоросы - члены партии "Едим Россию"? Партия надеется на монополию власти и служебный ресурс. КПСС ещё надеялась на шестую статью Конституции СССР. Будет ли у нас не однопартийная, не полуторопартийная, а двухпартийная система власти с наличием мощных СМИ и авторитетных лидеров у оппозиции? Будут ли когда-нибудь партии бороться за избирателей не только перед выборами? Чиновники будут периодически менять флаги партий в коридорах власти и всегда находиться под «зорким оком» оппозиционной прессы? Говорят, что полуторапартийность облегчает принятие законов, как будто они в интересах одной партии. Завтра послушные депутаты могут принять закон, что дважды два - не четыре, а 3,39,скажут, что это без НДС. Будет ли трудно принять законы, отвечающие интересам всего народа при двухпартийной системе? Уже скоро выборы станут битвой за голоса молодых избирателей, получивших образование в эпоху перемен. Как они проголосуют, так мы и будем жить. И только надежда на их мудрость вселяет уверенность в завтрашнем дне.
.
Владимир Кудренко.
Апрель 2004.

© Copyright: Владимир КУДРЕНКО, 2012

Регистрационный номер №0012015

от 5 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0012015 выдан для произведения:

 Содержание.


1 Предисловие автора.
2 Пролог. 23.02.1970.
3 Третий рубль. Январь 1982
4 Гостиница. Январь 1982. 
5 Дом для Героя. Январь 1982.
6 Сыр. Январь 1982.
7 Закон стоимости по Бурцеву. Февраль 1982.
8 Выпивка. Февраль 1982.
9 На партийную работу. Февраль 1982.
10 Любовь в Шушенском. Март 1982.
11 Ордена. Март 1982.
12 Чернозём. Май 1982.
13 Пессимистическая трагедия. Июнь 1982
14 Покрышки. Август 1982.
15 Песцы. Ноябрь 1982.
16 Хамелеон. Декабрь 1982
17 Поросёнок. Декабрь 1982.
18 Поросёнок-2. Январь 1983.
19 Марш Мендельсона. 1977-1999.
20 Доска Почёта. Май 1983.
21 Почти Ходжа Насреддин. Июнь 1983
22 Кандидатура секретаря. Август 1983.
23 Кадры надо знать! Октябрь 1983.
24 Бык. Ноябрь 1983.
25 Сын Героя. Ноябрь 1983.
26 Четвёртый сын лейтенанта Шмидта. Ноябрь 1983.
27 Аппаратчик. Ноябрь 1983.
28 Передовики – опора социализма. Январь 1984.
29 Смерть Генерального секретаря. Ноябрь 1982 - Февраль 1984.
30 Национальный вопрос. Февраль 1984. 
31 Диоды. Август 1984.
32 Пример. Ноябрь 1984.
33 Вступающие. Январь 1985.
34 Часы. Январь1985.
35 Сани. Январь 1985.
36 Главный милиционер района. Февраль 1985.
37 Стихийный опрос. Февраль 1985.
38 Любовь восьмого марта. Март 1985.
39 Похороны Черненко. Март 1985.
40 Приход Горбачёва. 1985-1990.
41 Крест. Апрель1985.
42 Автоинспекторы. Август 1985.
43 Болгарское турне. Сентябрь 1985
44 Краснознамённые километры. Сентябрь 1985
45 Командировка в национальный совхоз. Октябрь 1985
46 Вакансия. Декабрь 1985.
47 Шампанское. Декабрь 1985
48 Секретное Письмо ЦК КПСС. Декабрь 1985
49 Книга. Февраль 1986.
50 Колбаса. Март 1986.
51 Планетоход «ЛуАЗ». Март 1986.
52 Секрет успеха. Март 1986.
53 Персональные дела. Март 1986.
54 Единый политдень. Март 1986. 
55 Трактор. Апрель 1986. 
56 Служебный ресурс. Май 1986.
57 Коммунист в семье. Июнь 1986.
58 Дон Жуан. Июль 1986.
59 Вешала. Август 1986.
60 Неперспективные деревни. Август 1986.
61 Охотничьи страсти. Август 1986.
62 Мирный атом. Сентябрь 1986.
63 Шутка. 19 ноября 1986 г. 
64 Фатальность. Декабрь 1986.
65 Первые кооперативы. Март 1987. 
66 Самиздат. Апрель 1987.
67 Праздничные наборы. Май 1987.
68 Северный Кавказ. Август 1987.
69 Автомагнитола. Сентябрь 1987.
70 Школьный музей. Октябрь 1987.
71 Демократический централизм. Октябрь 1987.
72 «Белый офицер». Январь 1988.
73 Барщина. Ноябрь 1987.
74 Батрачки. Ноябрь 1987.
75 Изменения в политике Горбачёва. Декабрь 1987.
76 Отставка Ельцина. Декабрь 1987.
77 Проблема двойников. Январь 1988.
78 Международный женский день. Март 1988.
79 Рыбнадзор. Октябрь 1988.
80 Подводник. Октябрь 1988.
81 Праздничные демонстрации. Ноябрь 1988.
82 Заслуженный деятель. Ноябрь 1988.
83 Интернациональный долг. Декабрь 1988.
84 Москва. Февраль 1989.
85 Ленинград. Февраль 1989
86 Закон природы – не дышло. Март 1989.
87 Плотина в дендропарке. Март 1986 – июль 1991.
88 Руководящая роль заворга. Август 1991.
89 Четвёртый человек. Август 1991.
90 Новые изменения в политике Горбачева. Август 1991.
91 ГКЧП. Декабрь 1991.
92 Президент СССР. Декабрь 1991.
93 Муниципальные выборы. Август 1994.
94 Пожар. Октябрь 1994
95 Учительница. Август 1995.
96 Выборы 1996 года. Март 1996.
97 Вторая секунда. Июль 1996.
98 Бельчонок. 12 апреля 1997.
99 Заяц. Апрель 1997.
100 Кот. Май 1997.
101 «Сибирский кустарь». Сентябрь 1997.
102 Вместо эпилога.

 

1. Предисловие автора.

           

Зачем этот дневник? Пусть у следующих поколений будет как можно больше свидетельств тех, кто жил при реальном социализме, работал, учился и не был профессиональным писателем. Персонажи, описанные здесь, собирательные. Совпадение имён, отчеств или фамилий может носить только случайный характер. Описанные события происходили в разных районах трёх регионов Сибири, но они так типичны, что могли происходить в каждом райкоме партии. 
Перспектива построения справедливого общества, принципы коллективизма, равенства и впредь будут находить отклик в душе людей. Большевики проповедовали альтруизм, аскетизм, интернационализм, братство и пролетарскую солидарность. Только сами не жили по своим проповедям. «Делай так, как говорит мулла, не делай так, как делает мулла», - гласит пословица. Кризис поднял вопросы национализации, государственного регулирования. Встаёт вопрос об итогах 20 лет реформ. Народу отдали в собственность их же квартиры, но отобрали сбережения. А кому досталась вся госсобственность в результате самой мошеннической в мире приватизации? И маятник общественного сознания качнулся к идее справедливости. Один тупик в ХХ веке мы уже прошли и, возможно, проходим второй, но некоторые политики норовят вернуть нас в первый, пусть и перекрашенный. Обладают ли они широтой мышления? 

Социализм на практике был всего лишь государственным феодализмом. Земля принадлежала феодалу (государству), который управлял ею и закреплённым на ней населением через своих вассалов - партийных вождей республиканского, краевого областного и районного масштаба. Оставались элементы крепостного права: натуральный налог, барщина, невозможность выехать в другую местность и за границу. Вассалы вели себя как хозяева, руководили законодательной, исполнительной, судебной властью, прессой и общественными организациями. Вождь мог послать всю партию на кукурузу, на перестройку, ввести войска в чужую страну, запретить генетику и кибернетику. Поскольку при большевиках у народа так и не проявилось должной сознательности, её заменял страх. Радикальным способом устрашения были репрессии. Но угроза наказания и дестабилизировала. А производительность труда так и не догнала капиталистическую. Феодализм и привёл к раздробленности и распаду на княжества, когда тиски центральной власти ослабли при первых проявлениях демократизации.

Строй приговорили верхи. Они ездили за границу, сравнивали. При аресте одного секретаря крайкома, следователи удивлялись количеству сорокалитровых фляг, наполненных золотыми изделиями. При социализме столько не истратить. Смена строя нужна была правящей элите. И перестройка (смена строя) началась: хаотично, без плана. Антиалкогольная кампания и кооперативное движение породили рэкет и мафию. Элите и досталась вся госсобственность. 

В последнее время часто поднимается вопрос о положительной роли большевизма, Ленина и Сталина в истории, в Великой Отечественной войне, наблюдается ностальгия по созданной ими системе управления. Народ жаждет лидера, способного обуздать распоясавшуюся элиту. Но даже Сталин, по воспоминаниям Константина Симонова при всей власти, которую он сконцентрировал в своих руках, опасался, что подчиненные сделают из него «факсимиле» для утверждения согласованных за его спиной решений. «Я не могу все знать. Я обращаю внимание на разногласия, на возражения, разбираюсь, почему они возникли, в чем дело. А они прячут это от меня» - сокрушался Сталин.

Проходят годы, десятилетия, плохое забывается, людям свойственно идеализировать прошлое. Романтическое помнится дольше. В ХХ веке мы одержали много побед, и их могло быть значительно больше, если бы не зажималась инициатива, творческий потенциал. Леонид Ильич Брежнев говорил: «И советские люди знают – там, где партия, там успех, там победа!» Чаще было наоборот, где успех, где победа, там появляется лозунг «Слава КПСС». Все были моложе: и мы, и наши родители, наши дедушки и бабушки. Был патриотизм, гордость за свою страну, за своих спортсменов, за Курчатова и Королёва, Жукова и Рокоссовского, Виктора Талалихина и Серёжку Тюленина, Гагарина и Терешкову, за большие победы всего советского народа и победы каждого человека, одержанные над собой, над обстоятельствами. 
Владимир Кудренко.

 

2. Пролог.

 

 

«Комсомол – верный помощник и боевой резерв КПСС».  (Из Устава КПСС)

 

В череде агитационных комсомольских мероприятий, пропагандисткой трескотни и откровенно «воробьиного шуршания в вениках» были те, что позволяли молодёжи проверить свои силы, испытать свой характер, обрести большую уверенность в себе. 17 февраля 1970 года райком комсомола (первый секретарь Киваев Иван Петрович) организовал многодневный лыжный сверхмарафон для комсомольцев – «Звёздную эстафету». Из райцентра на север и на юг вышло две группы лыжников по четыре человека. На юг пошли ученики школ райцентра: Борис Климов, Неворотов Владимир, Паршков Анатолий и я. На север отправили четырёх рабочих предприятий посёлка.

В два часа дня нас проводили от здания райкома с торжественными речами, горячими напутствиями, но без машины сопровождения. Нагруженные тяжёлыми рюкзаками мы вышли в сторону центральной усадьбы ближайшего совхоза по снежной целине. Опыта ходьбы с грузом ни у кого не было. Торопились. Когда прошли километров семь, и до села оставалось «рукой подать», сил ни у кого уже не было. Хотелось только одного: повалиться на снег и немного полежать или посидеть, несмотря на двадцатиградусный мороз. Но что-то подсказывало, что этого делать нельзя. Из последних сил мы дотащились до совхозной столовой. Там нас обогрели, накормили, напоили горячим чаем, выделили крытую тентом машину сопровождения, которая повезла наши рюкзаки. К лыжникам присоединились два местных тракториста: Копотилов и Петров. Эстафета двинулась в следующий совхоз, до которого было всего четырнадцать километров. Без рюкзаков идти намного легче, поэтому прошли быстро. В центральной столовой нас ждал ужин и тёплое общежитие с белыми простынями. Вечером ещё и в кино сходили, в местный клуб. Вспоминая события прошедшего дня, понимали, что могли в этот день замерзнуть, если бы присели отдохнуть. 
До центрального отделения следующего совхоза – 15 километров. Нас уже восемь человек. Прошли быстро, за полтора часа. Теперь шли вдоль дороги по следу гусеничного трактора ДТ-75. Опять торжественная встреча, обед, ужин, кино, постель. Заполняю вторую страничку в дневнике эстафеты. О чём разговаривают молодые люди в большой комнате гостиницы? О том, что их более всего волнует. О сексе. Умудрённые опытом «труженики полей» хвастаются перед школьниками своими многочисленными победами на любовном фронте, будоража им кровь. Большинство рассказов похоже на правду, вероятно, услышанную им от старших товарищей. Ещё рассказывают о лыжных переходах, о забавных случаях из жизни лыжников, «интересных» обморожениях.
Следующий переход – самый длинный: 35 километров до центральной усадьбы самого дальнего совхоза. Но мы уже привыкли к переходам. По пути возлагаем венок на могиле Киселёва и Телятникова, погибших в Гражданскую войну. В дальнем совхозе – день отдыха. Меняю треснутые лыжи. Инструктор райкома комсомола, присоединившийся к нам по пути эстафеты, дает мне свои, а сам едет в машине сопровождения. Отдаю Тольке Паршкову свой тёплый свитер. Мои родители припасли одежду на все случаи жизни. 

30 километров пути до следующего села проходим весело. Мы втянулись в ежедневную работу, загорели. Летим, как на крыльях. Светит февральское солнце, искрится снег. Совсем не помешали бы солнечные очки, как у альпинистов. Встречаемся с северной группой лыжников. Северяне рассказывают, что они шли на лыжах только до первого центрального отделения – это шесть километров. А потом выходили на лыжах из центра совхоза, садились в машину сопровождения и доезжали до окраины центральной усадьбы следующего совхоза. Надевали лыжи, разворачивали знамя, входили в село. Все они взяли с собой из дома денег, жили не только на командировочные. Поэтому не только ели, но и выпивали. А наша южная, «младшая» группа честно прошла сто двадцать семь километров – три марафонские дистанции за пять дней. Мы выдержали все испытания, не обморозились, не набили мозолей. Самые главные победы человека – это победы над самим собой: «Это я могу! Мы это сделали!» 

Вечером иду ночевать к родственникам. Это брат моей бабушки Захарнёв Данила Прокопьевич и его жена Аграфена. Они встречают меня приветливо. У Захарнёвых вообще принято радушно встречать гостей, особенно родственников. Уже 22 февраля. Заполняю очередной листок дневника эстафеты. Завтра буду дома. 
К полудню 23 февраля прибываем в районный центр. Двадцать километров проходим по времени первого разряда. Подходим по центральной улице к памятнику войнам-землякам, павшим в Великой Отечественной войне. Там идет комсомольский митинг. Мы пришли немного раньше, сократив этим торжественную речь первого секретаря. Меня встречают родители. Отмечают мой загар и некоторую мужественность. Отец говорит: «Пора начинать бриться». Сдаю в райком дневник пробега. 23 февраля 1970 года - воскресенье. Мне ровно пятнадцать с половиной лет - я самый младший участник эстафеты. Бросить вызов времени, возможно, в этом и состоит смысл жизни?
Только через восемь лет комсомол достигнет своего «пенсионного» возраста, страна будет праздновать его шестидесятилетие. Сейчас он ещё бодр и лёгок на подъём, полон сил и устремлений на комсомольские стройки, в степи и тундру, «за туманом, за цветами и за запахом тайги», в армию и на флот. 

23.02.1970. 

              

3. Третий рубль.

 

 

«От каждого – по возможности, каждому – по труду».

       Принцип распределения, провозглашаемый КПСС.

 

Передвижной механизированной колонне довели план строительства водопроводов на следующий год. Начальник ПМК Приблуда Федор Васильевич вызвал начальника производственно-технического отдела Ставского:

- Что будем делать, Петр Алексеевич? Довели план строительства водопроводов в болотистой местности.

Пётр Алексеевич и сам уже обдумывал этот вопрос, и кое-что успел предпринять:

- Звонили на прошлой неделе из колхоза «Ленина память», им нужно построить водопровод. Поищем ещё, где можно. Выполним план по общим показателям, а за мелочи нас ругать не будут. Тем более, на болоте нужно строить в соседнем районе, а мы построим на сухом месте и в своём. Свой райком нас ругать не будет. «Ленина память» - хороший колхоз, там сговорчивые мужики. И местность не болотистая – на крутом берегу Оби.

На следующий день колхоз был обрадован известием, что ему будет построено три километра водопровода из труб, выделенных по фонду для соседнего района. Из Армении вызвали Сурена со знаменитой фамилией Хачатурян, работавшего на строительстве водопроводов ещё в прошлом году. Он и сам уже собирался «засветиться» на бескрайних просторах Сибири. 

Петр Алексеевич поехал в колхоз и позаботился о том, как сэкономить фонд зарплаты. Два рубля за метр водопровода рабочим платит ПМК, а ещё один платит правление колхоза. Эти три тысячи рублей колонна возвращает колхозу при окончательном расчете, якобы за автоуслуги. Колхоз ничего не теряет, а ПМК экономит фонд зарплаты, который превышать нельзя, а стимулировать водопроводчиков было нужно. Во взаимоотношениях с колхозами это была обычная практика. 
Потом достойным последователем великого комбинатора такая же операция была проведена ещё с двумя колхозами. Главный механик ПМК и прораб срочно перешли в бригаду Сурена монтажниками водопроводов. На период отпуска и Ставский стал монтажником. У начальника ПМК под его началом работали три сына, жена, два племянника и прочая родня, но никого из них он на строительство водопровода не пустил. Что касается трудовых ресурсов Кавказа, то с Суреном приехал только его сын. В июне, когда был построен один водопровод, кавказскую составляющую бригады выгнали. Сурен сказал на прощание, что без кавказцев им не дадут заработать, но кто его слушал?

К началу сентября благодаря блестящей организации труда и справедливому стимулированию бригада из пяти человек смонтировала восемь километров водопровода и получила двадцать четыре тысячи рублей. Бывший главный механик купил «ВАЗ-2103». У его отца, который жил в другом районе, как раз подошла очередь. Слухи о высоких зарплатах дошли и до районных властей. Деньги были заработаны по существующим расценкам, три рубля за метр платили везде, но нашлись завистники. Нагрянули проверки из райкома партии, народного контроля, административной комиссии районного Совета. 

- У нас только председатель Совета Министров получает 1800 рублей в месяц, а вы монтажнику заплатили за август 2400, - говорил председатель комитета народного контроля района Бронза.
Доводы о том, что кавказцам за ту же работу платили и платят больше, не принимались. Существовали негласные распоряжения стимулировать приток рабочей силы с Юга. Начальник ПМК свалил всё на Ставского. Третий рубль из заплаты монтажников вернули колхозам через суд. Если бы ту же работу делала бригада из сорока человек, им можно было бы смело платить по 250 рублей в месяц, и за те же четыре месяца все они получили бы сорок тысяч рублей – по пять рублей за километр! И в этом случае у проверяющих органов не было бы никаких претензий. Никому и в голову не пришло бы говорить о расточительстве государственных средств. На стимулирование приезжих с Кавказа у государства хватало и духу, и денег, а местным жителям работать в полную силу, за полную зарплату власть не позволяла. Государство стремится контролировать расход каждой копейки, порой затрачивая на её контроль целый рубль. 
Уравниловка вместо равенства. Кумовство вместо братства. Самоуправство вместо свободы. Так искажаются и подменяются основные революционные лозунги, за торжество которых романтики революции проливали кровь и отдавали жизни, веря в неизбежную победу коммунизма. Неужели нет выхода? Или наблюдается всего лишь расхождение с эпохой?

Январь 1982. 

 

4. Гостиница.

В ПМК прислали молодого специалиста после окончания института. Первые две недели он жил в гостинице на втором этаже автовокзала на улице 19,5 Лет ВЧК. В одну из ночей произошёл забавный случай. Дежурная гостиницы зашла в номер в первом часу ночи и попросила старожила гостиницы прапорщика Вуколова помочь ей завести в номер её племянника, молодого парня, недавно пришедшего из Армии и всё ещё отмечавшего своё возвращение. Через три минуты они втащили и положили на кровать очень пьяного десантника. Он почти сразу упал с кровати и мирно проспал на полу до утра. Проснувшись, молодой человек посетовал вслух, что даже кровать не помял, проспав на полу, а потом спросил у соседей:

- Я где, в городском или посёлковом?

- Ты в посёлке.

Молодой человек выглянул в окно, увидел ленточный бор, узнал 
местность и искренне удивился:

- Надо же, я и не знал, что у нас на автовокзале вытрезвитель есть! 

Все дружно захохотали, включили свет. Молодой человек отправился домой.

А прапорщик пошёл в магазин. Он был здесь в командировке, основная часть командировочных денег закончилась давно, так как он первые недели командировки прапорщик угодил в шикарный загул. А теперь каждое его посещение магазина было как повтор предыдущего. Он подходил к прилавку, здоровался. Продавщица задавала ему один и тот же вопрос: 

- Сколько?

- Четыре. 

Она молча подавала четыре банки гороховой каши с мясом. Хлеб он брал в другом магазине. Там общение с продавцом тоже не отличалось разнообразием. 

Алкоголь сильнее своих рабов: рядовых, прапорщиков и больших начальников. Многие думают, что это не болезнь, а вредная привычка.
Январь 1982. 

 

5. Дом для Героя.

 

Председатель райисполкома Ляхов решил построить себе домик на улице Юбилейной. Улиц с такими названиями в стране появлялось в те годы много. В посёлках государство строило одноквартирные, а чаще, двухквартирные дома для специалистов, управленцев и для простых тружеников. Выбранная председателем для своего дома улица располагалась у самого края реликтового ленточного бора при въезде в посёлок. В народе её назвали Чиновничьей. На ней строили дома только для «самых равных из равных». 

Строительство домика шло бурными темпами и с большим размахом. При тогдашней норме для индивидуального строительства в четыре сотки, был выделен участок в двенадцать соток, сам дом тоже имел размеры двенадцать на двенадцать метров. В конце огороженного участка росло двенадцать сосен реликтового ленточного бора. Любимое число председателя, однако! Подвал под всем домом был тогда редкостью, но здесь и эта идея нашла своё воплощение. 
Естественно, нашлись завистники и те, кто считал, что чиновник недостоин такого дома за государственный счёт. В ЦК КПСС ушло письмо старого коммуниста. Для выяснения обстоятельств, изложенных в письме поборника всеобщего равенства, приехала комиссия из Комитета партийного контроля ЦК КПСС. Комитет возглавлял член Политбюро Соломенцев, но сам он не приехал. Председатель исполкома Ляхов в это время находился в служебной командировке в ФРГ и все ревизии, проверки, обмеры и расчеты начались без него. Он никак не мог повлиять на ход событий, а его заместитель без команды шефа, с которым связаться было нельзя, не мог ничего предпринять. Опытный аппаратчик твердил одно: «Я не в курсе, шеф приедет, расскажет». Первый секретарь райкома по случайному совпадению оказался в краевой больнице ещё за неделю до приезда высоких гостей.
Наконец, шеф приехал. Закоренелый бюрократ, выслушав вопросы комиссии, начал хохотать, как будто, не знал ничего о целях приезда высокой комиссии и не звонил из Москвы при возвращении из-за границы. Посмеявшись профессионально точно рассчитанное время, чиновник выдал:

- Недалеко от райцентра в деревне живёт человек, которого Вы наверняка знаете, и которого уж точно знают в нашем крае. В начале мая я был у него в гостях. Он один из тех немногих жителей района, которые точно знают, для кого строится этот дом. Это Герой Советского Союза Иванов Василий Васильевич, лётчик-истребитель. Живёт он в маленьком послевоенной постройки пятистенном домике без отопления и водопровода. Для него и строится дом на улице Юбилейной. А строителям я специально сказал, что дом нужно строить как для меня, чтобы качество работ было выше. А они поняли меня слишком буквально. 

Комиссия уехала ни с чем: факты, изложенные в письме, не подтвердились. Герой Советского Союза Иванов Василий Васильевич встретил 1981 год в новом доме на улице Юбилейной. А председатель построил себе другой дом на улице Красной Гвоздики. Любителей эпистолярного искусства в этот раз не нашлось. Ещё И. И. Мечников говорил, что выживают не лучшие, а более ловкие. Микроэволюция, «понимаешь ли»!

Январь 1982.

 

6. Сыр.

 

У ленточного бора расположен знаменитый на всю страну сыродельный завод, достаточно сказать, что на его фасаде красуется Орден Трудового Красного Знамени, а продукцию поставляют в страны Совета экономической взаимопомощи. Строил завод заезжий купец. Он поездил по северной части края и нашёл, что в этом месте самая вкусная вода. Поэтому и вложил деньги в строительство завода. Позже на этой воде стали делать и лучшее в крае пиво. Сыродельный завод был создан в середине девятнадцатого века, благополучно пережил революции и реформы. Опыт старых, увешанных орденами и Золотыми Звёздами мастеров сыроделия постоянно передавался молодым специалистам, несмотря на прокатывающиеся по стране раскулачивания, репрессии и поголовные мобилизации. «Кушать хочется всегда», а сыр был действительно вкусным, его предпочитали другим закускам при банальном «сбрасывании на троих», при тайных романтических выездах с дамой «на природу» и при широкомасштабных пикниках и банкетах.

На заседании партийно-хозяйственного актива председатель исполкома районного Совета депутатов трудящихся Ляхов докладывал об итогах развития экономики за прошлый год. О сырзаводе он сказал:
- В прошлом году завод выпустил восемьдесят тонн бракованного сыра. Этот сыр съедобный, безвредный для здоровья, но не соответствует государственным стандартам по некоторым вкусовым характеристикам. Если бы завод не отошёл от норм, этот сыр отправили бы в Польшу, Чехословакию, Венгрию, Вьетнам, и, возможно, даже в Гвинею Биссау и Острова Зелёного Мыса. А бракованный сыр пришлось съесть нам, жителям района и поделиться с соседями. Вот когда завод будет выпускать сыр в точном соответствии всем стандартам, тогда и мы будем кушать такой сыр, как на далёких Островах Зелёного Мыса. А пока, приятного аппетита, товарищи!

Январь 1982.

7. Закон стоимости по Бурцеву.

 

Начальник передвижной механизированной колонны (ПМК) Бурцев, славящийся в районе закоренелым ловеласом, вряд ли способным на серьёзные умозаключения, неожиданно для всех рассказал в орготделе райкома партии Ивану Ивановичу Иванову и его инструкторам свою теорию о неизбежности подорожания водки:
- Я берусь утверждать, что водка будет дорожать, вне зависимости от того, хочет ли этого правительство, областное и районное руководство, или нет. Технология подорожания этого ценнейшего продукта следующая. Районное потребительское общество (райпо) завозит в район водку по 4 рубля 12 копеек за бутылку и по 4-62. Они монополисты и если будут завозить водку только по 4-62, люди меньше пить не станут, а райпо выполнит план по продаже водки на 110% в денежном выражении. Они получат премии, их будут хвалить на районном и областном уровне за перевыполнение плана. Им будут продавать без очереди автомобили, мотоциклы, ковры пылесосы и мясорубки. В соседних районах рано или поздно узнают, как они зарабатывают премии, и тоже будут завозить более дорогую водку. Дешёвая водка не будет пользоваться большим спросом у оптовиков. Её будут брать немного, продавать только своим людям «из-под прилавка». На государственном уровне подсчитают, что малыми партиями дешёвую водку выпускать невыгодно, и прекратят её выпуск. А потом появится ещё более дорогая водка «по просьбе трудящихся» - то есть по заявкам скромных работников прилавка. Она тоже стараниями работников торговли в скором времени вытеснит более дешёвую продукцию. Хотим мы или нет, законы экономики, прибавочной стоимости, открытые Марксом для мира капитала, проявляются и у нас. Марксизм – великая наука! Зря над ней «кое-где у нас порой» ехидничают наши хозяйственники.
Позже работникам торговли отменили премии за перевыполнение плана продажи спиртных напитков, но водка продолжала дорожать. А именно она была расчётной единицей за услуги, оказываемые населению трактористами, шоферами, сантехниками и автослесарями.

Февраль 1982.

8. Выпивка.

 

Начальник ПМК Бурцев поехал на совещание в краевой центр. Для участия в совещании им был приглашён ещё один работник – прораб. После совещаний и всевозможных согласований и утрясок всех вопросов в тресте, поехали домой. К ним присоединились ещё двое участников совещания, работники районного управления сельского хозяйства, ехавшие на другой машине. По пути заехали в продовольственный магазин. Бурцев обратился при всех к прорабу: 
- Выпить нужно коллективно, лучше водки.

Начальник ПМК надеялся, что прораб сообразит, в чём дело, купит водки, закуски, а ему потом будет выписана премия на сумму, превышающую его расходы. Но то ли он не учёл, что перед ним вчерашний студент, и ему нужно было рассказать всё конкретнее, или намекнуть прозрачнее, или ещё по какой причине, не известно. Привыкший к регламенту коллективных студенческих возлияний, прораб, не раздумывая ни секунды, согласился:
- Хорошо. По сколько сбрасываемся?

Бурцев чуть не застонал от такой «недогадливости», у него даже заболел недолеченный зуб. Прораб собрал со всех по три рубля, купил водки, закуски и запивки.

Выпивали всегда у дороги, при въезде в район. В процессе выпивки Бурцев распорядился:

- Третий тост – за молодым специалистом!

Прораб подумал, и произнёс:

- Над посёлком в небольшом НЛО мощностью в одну нечистую силу летела Баба Яга. Неожиданно аппарат приземлился на территории нашей передвижной механизированной колонны. 

- Опять неполадки, - вздохнула старушка и отправилась покупать селеновый выпрямитель.

- Наконец-то привезли! – обрадовался подошедший к аппарату прораб. Через полчаса он уже провожал на объект гружёный «КАМАЗ».
- Сегодня на севере области, - сообщал вечером лежащему на диване довольному прорабу диктор 12 канала, - введен в строй водопровод. 
- После подписания актов приёмки, - продолжал диктор, - неожиданно стартовала водонапорная башня вместе с двумя километрами водопровода. Причины выясняются.

Так выпьем за тех прорабов, которые вовремя оформляют документы!!!

Это была последняя командировка прораба в трест вместе с начальником. После этого они вместе не ездили.

Февраль 1982.

9. На партийную работу.

Инженера Смирнова-Ростовцева пригласил на собеседование заведующий орготделом райкома партии Иванов Иван Иванович. Беседа свелась к переходу на работу в райком партии. Кто из молодых людей в то время не видел несправедливости, абсурдности, противоречий в окружающее действительности, и кто не хотел иметь хоть какие-то возможности исправить это? Делая что-то для общества, человек, в конечном итоге, всё равно делает это для себя. Улучшая общество, он улучшает свою среду обитания. Сергей Сергеевич, вспомнил день, когда его приняли в члены КПСС. На эту новость, его отец, старый коммунист отреагировал совсем неожиданно для вступившего. Он сказал:
- Я рад, что сегодня наша партия стала немного чище, на одну двадцатимиллионную.

Смысл сказанного дошёл до Смирнова-Ростовцева немного позже. Сейчас, же сидя в кабинете заведующего орготделом, он дал согласие на работу в аппарате.

Подом было обязательное собеседование у второго секретаря, затем у первого. Первый секретарь читал вслух листок по учёту кадров:
- Сергей Сергеевич Смирнов-Ростовцев, инициалы: С.С.С-Р., удачное созвучие, Двойная фамилия – из дворян? Ладно, не отвечай, зачем провоцировать ложь риторическими вопросами? Это и так видно. Как говорит наш Генеральный секретарь, «КПСС из партии рабочего класса стала партией всего народа». Смирнов-Ростовцев, будешь смирным на работе, не вырастишь по карьерной линии. И на партийной работе нельзя быть «с маминым сердцем», на всех любви не хватит. Помни: сочувствие даётся даром, а зависть ещё нужно заслужить. А расти надо, не до пенсии же инструктором работать. Поработаешь здесь, пошлём секретарём парткома в совхоз, потом можешь быть и заведующим отделом. Еще Лао-цзы говорил "Каждый человек стремится использовать таланты, данные ему природой, для достижения максимальной чиновничьей должности". Не понравиться партийная работа, пойдёшь на общественную, или вернёшься на хозяйственную, но уже в более высоком ранге. Райком партии – это настоящая школа карьерного роста. КПСС – правящая партия в Советском Союзе, мы стоим над всем, а значит и дисциплина у нас должна быть крепче, чем у всех. Крепче, чем в армии, милиции, КГБ. С женитьбой не тяни, а то пойдут нежелательные разговоры, пересуды. Райком партии всё-таки. Мы все на виду, все под колпаком у народа. И не надо без необходимости выпячивать свою принадлежность к аппарату, размахивать красным удостоверением инструктора, значительнее полезнее быть скромным и незаметным. Это великое искусство для работника сельского райкома, пройти по улице в своей обычной одежде так, чтобы не бросаться в глаза, не быть замеченными даже своими знакомыми. Учись этому сразу. Это потом очень пригодиться. Можно в этой жизни о многом жалеть, но никогда не пожалеешь о том, что был скромным. Это качество у тебя есть, мы в райкоме давно присматривались к тебе, Сергей Сергеевич. Успехов тебе! С понедельника выходи на работу.

Февраль 1982.

 10. Любовь в Шушенском.

 

Кто из советских людей не бывал на курсах повышения квалификации в этом замечательном месте ссылки вождя мирового пролетариата? Кто не сожалел о том, что вождя не сослали на их речку, а выбрали далёкий приток Енисея - Шушь. С окончанием туристического сезона в пустующих гостиницах проживали инженеры, экономисты, партийные и комсомольские работники. Читались лекции, сдавались зачёты и экзамены, проходили на экскурсии. Тут же изучали труды Леонида Ильича Брежнева: «Малая Земля», «Возрождение», «Целина», «Воспоминания», за которые он получил государственную премию по литературе. Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, Председатель Совета Обороны, Главнокомандующий Вооружёнными Силами СССР и Маршал Советского Союза делился в книгах своими воспоминаниями о войне, возрождении народного хозяйства, освоении целины.
Инструктора орготдела Смирнова-Ростовцева в марте послали на курсы в Шушенское. Посёлок больше похож на городок. Хрущёвские пятиэтажки, асфальт. Недалеко достраивается Саяно-Шушенская ГЭС. Снега в посёлке мало, и люди ездят на велосипедах круглый год. В гостинице номера двухместные с умывальником и туалетом. Душ на этаже. В пристройке – отличная столовая. Рядом продовольственный и хозяйственный магазины. Нельзя сказать, что они полны дефицитов, но заметно отличается от всех магазинов на бескрайних просторах России. По выражению Брежнева, «наша страна прошла испытание голодом, а теперь проходит испытание сытостью». Сытость по Брежневу – это когда в глубинке в магазинах – соль, хлеб, консервы «Килька в томате», «Завтрак туриста» и водка. И вся страна ездит в Москву за обоями, апельсинами «на длинной и зеленой пахнущей колбасой» электричке. Парадокс: в магазинах ничего нет, а в холодильниках «всё» есть. Всё продаётся из-под прилавка по принципу социалистического перераспределения: «ты – мне, я – тебе». Такой ли социализм имел в виду Маркс?

Курсы до обеда. Потом - время для экскурсий и чтения классиков. Экскурсанты задают интересные вопросы: «Почему закон разрешал государственному преступнику покупать ружья?» Два дома, в которых Ленин поочерёдно жил в Шушенском, по нынешним временам можно назвать скромными. А вот кровать в охотничьем шалаше Ильича трудно назвать одноместной. Отдалённый по времени прообраз современных охотничьих домиков вождей разного ранга. Да и возможности у Ильича были скромнее. Царское правительство платило опасному государственному преступнику 12 рублей в месяц в то время, когда корова стоила три рубля. Очень интересно, почему?
На курсах преподают экономику. Рассказывают о бригадном подряде, Злобинском методе, вспоминают ушедший в небытиё Щёкинский эксперимент. Преподаватель задаёт вопрос, чем отличается норма выработки от производительности труда? Обещает зачёт автоматически. Смирнов-Ростовцев отвечает, но преподаватель признаёт ответ не совсем точным, аудитория настаивает на автоматическом зачёте, но Сергей Сергеевич успокаивает всех тем, что обещает сдать зачёт и без «автомата».

После обеда сосед Вася ведёт Смирнова-Ростовцева в гости к соседкам, с которыми он уже познакомился. Одна длинная, её выбирает Вася, другая среднего роста и телосложения. Вася сам высокого роста, рассказывает, что однажды пригласил в ресторане девушку из-за соседнего столика потанцевать. Она отнекивалась, но потом стала медленно подниматься со стула. Васе этот процесс показался вечностью. Среди танцующих они были выше всех, но баскетболистка из института физической культуры оказалась почти на голову выше Васи. 
Слушатели курсов быстро договариваются отмечать день Парижской Коммуны – удачный революционный повод, хотя он и наступит только завтра. Поход в продовольственный магазин длится недолго – в Шушенском нет очередей. Из «классиков» выбирается водка «Столичная», компания берёт её два «тома». На закуску берётся колбаса «Варшавянка», шоколад «Аврора», солянка грибная «Ленинградская», газированная вода «Шушенская» - это уже революционная беллетристика. На десерт компания берёт интернациональный долг Чёрного Континента – сок папайи и финики.
К концу праздника Вася, «прочитавший» в одиночку почти всю «классику», уводит свою подружку в её комнату. «Пора начинать оказывать женщине уже недвусмысленные знаки внимания, - думает Смирнов-Ростовцев, - очень похоже, что ночевать мы будем вместе», и берёт соседку за руку. Это настоящая магия – язык взглядов, язык жестов и прикосновений. Удивительное состояние, когда волна взаимного стремления постепенно приближается, растёт, потом захватывает мужчину и женщину полностью, несёт, несёт. И вот наступает минута, когда уже ничто, даже землетрясение или ураган, не в силах удержать их от неминуемой близости. Природа очень мудро разделила нас на мужчин и женщин.

Уже утром женщина удивляется:

- Ну, у тебя и здоровье!

- Берегу для женщин!

- Как же теперь не заснуть на лекции?

На занятиях сформировавшиеся пары сидят уже вместе, колено к колену. Вася сначала дремлет в аудитории, потом уходит в номер. Как писал Джордж Бернард Шоу: «Знатоки женщин редко склонны к оптимизму». Да, трезвое, здоровое бодрствование ночью не так клонит ко сну на лекции, как пьяный сон. Васина подружка тоже успела выспаться ночью. После обеда события развиваются по вчерашнему сценарию. Весна – прекрасное время года, и хорошо ездить на курсы, когда ты ещё не связан семейными узами. 

Первый после возвращения из командировки вопрос секретаря парторганизации аппарата райкома не удивил Сергея Сергеевича, этот вопрос ему задавали часто:

- Ты когда женишься? Долго ещё собираешься холостяцкий налог платить? 

Как писал Эдель, «Многие люди себя плохо чувствуют, когда другим хорошо». Смирнов-Ростовцев отвечает:

- В текущем году.

- Слово коммуниста?

- Слово офицера!

«Интересно, отчёт о моей командировке уже прислали по фельдъегерской связи, или у меня всё на лице написано?» - подумал инструктор. А налог на бездетность составлял шесть процентов заработной платы. Его платили все бездетные мужчины старше 18 лет, и бездетные женщины уже через полгода после вступления в брак. На счёт шести месяцев даже отпускались всевозможные шуточки. Были времена, когда и с незамужних женщин удерживали этот налог, но потом одумались, перестали брать с них этот налог до полугодового срока замужества. Забота партии о демографии. 

Март 1982.

11. Ордена.

 

Ордена и медали выдавали в районы по разнарядке из обкома: всего представить к присвоению звания Героя Социалистического Труда – одного, к награждению орденом Ленина – двоих, и так по каждой награде: чем ниже достоинство, тем больше награждённых. Среди представленных к награде непременно должно быть определённое обкомом количество руководителей совхозов и колхозов, директоров предприятий, доярок, скотников, трактористов учителей, женщин, молодёжи – всё было расписано. Формулировки «за что» тоже были квотированы сверху. Обком получал разнарядку из ЦК. У монетного двора страны тоже был свой план. А сколько начеканили, столько нужно и раздать! Получив такую разнарядку, в райкомах партии садились решать головоломку: составлять список представленных к наградам, выдерживая все заданные параметры. На большом листе бумаги карандашом по вертикали писали фамилии, а по горизонтали – анкетные данные, формулировки и награды. Внизу была строка «итого», где суммировались все показатели. Как говорил заведующий организационным отделом райкома партии Иванов Иван Иванович, бывший учитель, это куда сложнее, чем составить школьное расписание, и к этому процессу уже давно нужно привлекать электронно-вычислительные машины. Отклонения не допускались. Сразу высокие награды не давались, сначала медаль, потом ордена по порядку из значимости. Звание Героя Социалистического Труда мог получить только кавалер ордена Ленина. Исключения были редки, да и само звание присваивалось не часто. В лучшие времена в районе одновременно проживало не больше трёх Героев. В послевоенные годы порядок был другой, Героями становились даже школьники, не имеющие ни одной медали, но показавшие отличные результаты работы в период школьных каникул. Но элементы субъективизма присутствовали и сейчас. Иван Иванович Иванов как-то жаловался: «Составил идеальный список, а один тракторист собрался уезжать вместе с женой, включённой в список награждённых передовиков производства. Пришлось её заменить. Но второй лаборантки с высшим образованием, комсомолки и до 24 лет и награждаемой за развитие медицинской науки в районе нет. Пришлось переделывать весь список. Из-за её отъезда награды, которые больше заслуживали одни люди, получили другие. А орден Дружбы Народов «за развитие медицинской науки в районе» получил первый секретарь райкома комсомола, инженер по образованию и ни одного дня не работавший в здравоохранении. Других «свободных» формулировок для него не нашлось, а наградить было нужно, он этого заслуживал. Странно, что эту формулировку напечатала районная газета, вызвав недоуменные вопросы у медиков и не у медиков. Как говорил Уинстон Черчилль: «Всякая медаль не только блестит, но и отбрасывает тень». Тружеников района осыпали знаками «Победитель социалистического соревнования», «Молодой гвардеец пятилетки», грамотами, вымпелами, кубками. Моральное стимулирование работало в полную мощь! Да и пятно на мундире всегда можно прикрыть орденом или медалью.

Март 1982.

12. Чернозём.

 

 

«Партия существует для народа и служит народу».

Из Устава КПСС.

 

Май 1982 года. Пленум ЦК КПСС уже принял Продовольственную программу. В стране разворачивается всеохватывающая кампания по организации подсобных хозяйств на каждом предприятии. Все стали (не по своему хотению, а по партийному велению) обзаводиться коровниками, свинарниками, птичниками, кошарами. Для предприятий пищевой сферы это хоть как-то оправдано, там бывают пищевые отходы, но мясо заставляли выращивать и дорожников, и строителей, и промышленников. Около хлебоприёмного предприятия (ХПП), в ста метрах от Оби начали строить «подхоз» для производственного объединения «Сельхозтехника»: коровники и жилые дома. 
Немного в стороне от участка строительства люди, живущие около хлебоприёмного предприятия, на небольших клочках земли среди леса выращивали картошку. Никто эти участки за ними не закреплял, и если бы их отдали под огороды селящимся при «подхозе» людям, земледельцы возмущаться бы не стали. Но вышло по-другому. 
Сразу после 9 Мая на месте действия появились председатель райисполкома Солин Виталий Дмитриевич и управляющий «Сельхозтехникой» Секач Яков Яковлевич. Выбрав самый удобренный участок, они решили: «Здесь!». Уже уходя, Солин добавил:
- Завезите пару машин в детский садик. Мало ли что, вдруг до первого секретаря дойдёт? – Солин однажды уже был понижен с должности председателя райисполкома в другом районе, и теперь был осторожен, не повторял прежних ошибок.

Подогнали бульдозер, сгребли весь чернозём с удобряемого многие годы клочка земли и увезли на свои дачи и огороды. Хватило и начальству, и шоферам, и бульдозеристу. На следующий день в кабинете Секача был тот, кто десять лет удобрял этот участок:

- Вы грабитель, Яков Яковлевич! Да ещё не простой, а вооружённый мощной землеройной техникой. Вы не меня ограбили, вы землю ограбили. Что там теперь вырастет?

- Вопрос согласован с Солиным. И мы там будем сеять овёс.

- Благодаря согласованию овёс будет расти даже на жёлтой глине? Солин не мог такого согласовать, он же агроном.

- Всё! Разговор окончен! Идите туда, откуда пришли.

Тяжба кончилась. Около поселка на изуродованном клочке земли появилась ещё одна стихийная свалка. Такие места не остаются долго незаполненными. Ещё Сенека говорил, что недолговечна та власть, которая управляет во вред народу. Только кто читал его труды из районного начальства? До приватизации земельных участков было ещё очень далеко. Шесть месяцев оставалось до смерти Брежнева. Были уже тогда люди, говорившие, что повсеместные подсобные хозяйства предприятий – это «китайская малая металлургия» с тем же печальным результатом. По себестоимости получаемая с «подхозов» колбаса была в 3 - 5 раз дороже её магазинной цены. Затраты относили на производство. В хлебоприёмном предприятии работник, пребывавший в должности агронома подсобного хозяйства, предложил директору, имеющему всего семь классов образования, скосить в начале августа ботву картофеля на силос скоту, так как в ботву, по его мнению, уходит весь рост в конце лета. Скосили. Фотосинтез прекратился. Картофель для семян на следующий год закупали у населения. В другом подсобном хозяйстве агронома взяли на работу сразу после окончания техникума. Вероятнее всего, в учебном заведении им советовали прислушиваться к практикам полеводства. «Бывалые» земледельцы научили его поливать капусту солёной водой, а потом собирать урожай уже в квашенном виде.
«Загнивающие капиталисты» уже давно говорили нам: «У вас в личных подсобных хозяйствах три процента земли, но они дают 25% продовольствия. Дайте народу ещё 9% земли, и у вас не будет дефицита продовольствия». На это у нас был свой аргумент: «Личная коровка тремя ногами стоит на совхозной земле». А кто из них мерил землю под ногами личной коровки? 

Во времена Хрущёвской «оттепели» у сельских жителей, вдохновенно подгоняемых к коммунизму, земельные участки уменьшили до 15 соток, всё, что было свыше, отобрали. И эти отобранные клочки так и пустовали в конце крестьянских огородов, зарастая сорняками. Организовать их засев не предоставлялось возможным. Хорошо ещё, что не все руководители на местах спешили выполнять эту откровенную дурь. Тогда же отбирали коров, вынуждая сдавать их в совхозное стадо. Молоко селянам обещали продавать в совхозе, но потом выяснилось, что на это имеют право только работники хозяйства. Учителя, медики, библиотекари и работники культуры должны были ездить за молоком в райцентр. А домашние коровы знали только одну хозяйку, в другой обстановке вели себя нервозно, их быстро определили на мясо. Опять же это было не во всех районах, многие руководители выстояли перед напором из центра, рискуя своей карьерой. 

Ректору сельхозинститута в восьмидесятые годы прислали из США программу переустройства сельского хозяйства с введением частной собственности на землю и скот. Наивные романтики свободы слова, они думали, что это будет доведено до студентов. Но кроме ректора, сотрудников обкома и КГБ программу никто не читал. 
Май 1982.

13. Пессимистическая трагедия.

 

 

         «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма.

          Из Устава КПСС.

 

Директор Чуйского совхоза Рожков похаживал к немолодой уже, но симпатичной учительнице, жене директора рознично-торгового предприятия. На землях совхоза был только один полновластный хозяин. Все другие директора, председатель Совета, секретарь партийного комитета, и все жители были в фактическом его подчинении. Так было во всех хозяйствах. В соседнем колхозе председатель прямо сказал ревнивому шофёру, мужу бухгалтерши: 
- Как ездила твоя жена со мной по полям и фермам, так и будет ездить! Не нравится – забирай семью и уезжай из колхоза! Будешь её бить – посажу года на два!

Как писала газета «Правда»: «неправильное поведение некоторых директоров вошло в систему и не пресекается на месте». В центре это неправильное поведение тоже не пресекалось, «рядовым» директорам было с кого брать пример. Таковы были нравы. Многие руководители хозяйств даже предлагали открыть при сельских Советах суды, чтобы иметь возможность давать напрямую указания судьям, «кого казнить, а кого миловать». Право синьора открыто не провозглашалось, но все пережитки прошлого хоть и осуждались в официальной пропаганде, но присутствовали, на них закрывали глаза. «Суверен» по отношения к своему «вассалу» вёл себя так, как ему вздумается. 
Роман Рожкова и учительницы оставался тайной только для директора РТП, но вскоре и ему стало кое-что известно. Он устроил дома разбирательство с применением приклада охотничьего ружья, и по заявлению матери потерпевшей получил три года с отбыванием «на стройках народного хозяйства». Разбитый приклад конфисковали вместе с отлично выдержавшим динамические испытания стволом. Ружьё появилось в первом акте, но пока не выстрелило, как это и полагается у Чехова. После отъезда ревнивого мужа «в места не столь отдалённые», то есть, на отмеренные законом гектары лесоповала, роман директора и учительницы продолжился с новой силой. Как говорил Руссо, все страсти хороши, когда мы владеем ими; все дурны, когда мы им подчиняемся. Рожков приходил к учительнице домой и оставался ночевать, уходя домой в утренних сумерках. Его все осуждали, но только за глаза. И никто не ожидал, что заговор против директора совхоза созреет в доме учительницы. 
Два педагогически воспитанных сына 11 и 7 лет, никогда не слывшие даже озорниками, не то, что хулиганами, и всегда называвшие мать только на «Вы», решили «ночного дяденьку пристрелить». Они взяли у своего друга обрез охотничьего ружья, патроны и стали дождаться прихода гостя. Но директор уехал в командировку. В это время младший из сыновей решил похвастаться оружием перед своим одноклассником. На беду обрез был заряжен. Случайный выстрел, и одноклассника не спасли. Его хоронили всем селом в конце апреля. Было много слёз, траурных речей и соболезнований, как всегда бывает на похоронах тех, кто должен оставаться после нас. Учительница же вместо выражения сочувствия родителям пришла на первомайский митинг в ярких праздничных нарядах, когда всё село было в трауре. «Вырядилась перед директором» - посчитали жители села. Это возмутило их до глубины души, и они написали гневное письмо в райком партии с требованием убрать её из села. Учительница уехала к мужу. Про директора совхоза в письме не было ни слова. Все знали, что уволить его могут только с согласия первого секретаря обкома партии. Моральную ответственность за смерть ребёнка на него никто не возлагал, а сам он её не чувствовал. Такие понятия, как благородство, совесть, элементарная порядочность были чужды многим местным князькам. Рожков проработал ещё несколько лет в этой должности, разрушив мир и покой ещё не в одной семье, пока не привёл совхоз к полнейшему развалу, и тогда из части земель этого и соседнего хозяйств был организован новый совхоз – из двух получилось три.

«Моральный кодекс строителя коммунизма» вспоминался, когда нужно было расправиться с неугодным подчинённым, впрочем, как и уголовный кодекс, а на амурные похождения руководителей всегда смотрели сквозь пальцы. Это даже приветствовалось при назначении на новую должность. На это слабое место всегда можно было надавить при случае. Адюльтер среди руководителей процветал. Нравственная чистота считалась подозрительной. Второй секретарь Гоноров Борис Геннадьевич однажды даже кричал в гневе на инструктора орготдела:

- Работе нужно больше уделять внимания, в организациях чаще бывать! Домой после работы спешишь? Хорошим семьянином хочешь быть? 

Инструктор прекрасно понимал, что несправедливая критика – это зачастую скрытый комплимент завистника, и промолчал. Не у каждого хватает гражданского мужества не поддаваться всеобщему пороку. 
Июнь 1982.

 

14. Покрышки.

 

Для выполнения плана строительно-монтажному управлению не хватало двух бульдозеров. Они в СМУ были, но стояли на приколе в «зелёном ряду», и их капитальный ремонт по разнарядке из областного центра должен был начаться только в четвёртом квартале, когда основные земляные работы уже заканчивались. Начальник СМУ Колосов Михаил Иванович вызвал главного механика Дёмина:
- Езжай, Владимир Ильич, на ремонтный завод в Пригородный район, обещай всё, что попросят, но чтобы к середине второго квартала два бульдозера вышли из капитального ремонта. 

Директор ремонтного завода попросил у Дёмина немного – всего две покрышки с камерами для автомобиля «Жигули». Они были дефицитными, но нашлись на складе «Сельхозтехники» за соответствующее вознаграждение. В СМУ их списали на служебный легковой автомобиль, и Дёмин отвёз покрышки и камеры на ремонтный завод. Эти покрышки нужны были не самому директору. Он посылал своих снабженцев за запасными частями во все концы страны, а там тоже нужно было ускорять процесс поставки стимулированием распределяющих запчасти чиновников. Все возили всем. 
Незаконные действия механиков по добыванию запасных частей и снабженцев по доставанию материалов всегда способствуют выполнению плана. Власти закрывают глаза на криминализацию снабжения, и социалистическая законность в этой сфере лишь провозглашается. Выбитые сверх потребности фонды на дефицит позволяют предприятиям торговать ими, обменивать на другой дефицит. В таких условиях расцвет коррупции в СССР неизбежен. Руководство страны считает, что «внутренние резервы» позволяют сглаживать ошибки планирования. Даже Комитет Партийного Контроля призванный бороться с незаконными действиями советских хозяйственников, при обнаружении подобного криминала часто применяет мягкие наказания — выговор, «постановку на вид». Один начальник стройки в посёлке выстелил дефицитным ковролином всю квартиру, списав его на производство, и делился с другими начальниками, за соответствующее вознаграждение или по обмену. Другой построил за государственный счёт рядом со своим особняком подсобное помешение 6 на 9 метров с гаражом, баней, складом. Такие факты были повсеместными. О том, что это ведёт к моральному разложению огромной массы управленцев, никто не думал. С трибун звучало одно, в жизни все видели другое.
Маркс детально и понятно описал экономику капитализма. Какой она будет при социализме, студенты не понимали, но в ней хоть преподаватели разбирались. Экономику коммунизма не понимали ни студенты, ни преподаватели, но последние пытались её объяснить в общих чертах, а первые – сдавать на экзаменах. Интересно, что подумал бы Маркс, изучив реальный социализм с его «ошибками планирования»?
Бульдозеры были отремонтированы к концу апреля. С таким подспорьем СМУ успешно перевыполнило все планы, объекты были сданы в срок, жители района вовремя получили благоустроенные квартиры, даже не догадываясь, что способствовало их своевременному заселению.

В том же году директор ремонтного завода завёл себе любовницу, на которую, как оказалось позднее, «положил глаз начальник района», но опоздал с ухаживаниями. Последовала тщательная проверка всей хозяйственной деятельности завода по заказу районных властей, как это всегда бывает при сведении личных счётов. Здесь уже всякая экономическая целесообразность отступает на второй план. Малейшие нарушения раздуваются, им даётся политическая оценка. В числе других нарушений всплыл и досрочный капитальный ремонт двух бульдозеров из другого района за вознаграждение в две покрышки. Бывшие подчинённые по указке сверху легко сдают своих боссов. Проблема заключается ещё и в том, что крайне сложно на практике отличить незаконную сделку, направленную на личное обогащение, от столь же незаконной сделки, но произведенной в интересах государства и призванной помочь предприятию выполнить план. Так же трудно отличать взятки, данные толкачом, чтобы его предприятие получило ресурсы, от «личных» взяток. А если из райкома получено указание, в каком свете представлять факты, то любой директор обречён на годы лесоповала. И вот в СМУ приехал следователь. Начальник СМУ Колесов мог защитить своего главного механика, но решил от всего откреститься. Последовало персональное дело, исключение Дёмина из партии, но до заключения под стражу дело всё-таки не дошло. 
Коррупция при социализме вынужденная. Лозунг «Ты – мне, я – тебе!» - основной принцип перераспределения. Выполнения планов требуют любой ценой. Директора предприятий вынуждены заниматься противозаконной хозяйственной деятельностью, проявлять хозяйственную самостоятельность и предприимчивость в той системе, которая декларирует отказ от этих начал. Даже временное отступление от подобной «несоциалистической» схемы хозяйствования означало бы остановку всего народного хозяйства в течение короткого срока – менее недели. Но далеко эту систему относительного произвола тоже не отпускали. Как-то в одной строительной организации наладили производство гвоздей. Добыли у электриков проволоку, наняли представителя с Кавказа на работу с его же станком, и быстро обеспечили весь район дефицитными гвоздями разных размеров. Сначала их меняли только на дефициты, а потом просто продавали всем желающим. Но вот о производстве гвоздей узнал председатель райисполкома Солин. «Гвоздильня» была закрыта как рассадник капитализма. Частное предпринимательство не приветствовалось по идейным соображениям. В начале семидесятых Никите Сергеевичу Хрущёву экономисты предложили покупать у крестьян зерно по той же цене, что мы платим фермерам Аргентины, США. Никита сказал: «Нет, это будет способствовать развитию частнособственнической идеологии»! И мы продолжали субсидировать заграничное сельское хозяйство. 

Дефициты ещё и потому были дефицитами, что их расхватывали про запас. Увидев какую-то запчасть в магазине или на складе, механик или автолюбитель всеми силами старался купить её впрок. Потом её можно было обменять на другой дефицит. Но он так же мог годами пролежать на складах невостребованным, хотя в это время кто-то в нём остро нуждался, но не знал, у кого этот дефицит есть. Дефицитные запчасти и строительные материалы отвлекали из оборота значительную часть средств всех предприятий. А на базах и складах оптовиков дефицит продавался всегда с нагрузкой: с ним покупатели вынуждены были брать то, что никто не брал. Например, части от машин, эксплуатация которых прекратилась ещё в прошлом десятилетии. Так же и население закупало впрок на многие годы вперёд постельные принадлежности, посуду, бытовую технику, болотные сапоги, охотничьи припасы, хорошие вина, туалетную бумагу. Девяносто процентов всех запчастей хранилось неиспользованными на складах не производителей или посредников, а потребителей. Как такая экономика может работать эффективно?

Август 1982.

 

15. Песцы.

 

Прораб строительной организации Владимир Анатольевич Доронин рассказывал инструктору райкома партии во время встречи одноклассников за круглым столом в небольшом уютном кафе райцентра:

- Вот уже три года я держу песцов для повышения своих доходов. Для чего мы учили Маркса? Чтобы на практике применять его научную теорию о прибавочной стоимости! В стране постоянно дорожают продукты питания, повышается цена на автомобили, мотоциклы, мебель. Если мы не можем повлиять на уменьшение расходов по этим статьям семейного бюджета, мы должны позаботиться о повышении своих доходов. Когда каждый человек увеличит своё благосостояние, богаче станет вся наша никем необъятная страна. И для этого я держу песцов.

- А чем ты их кормишь, - спросил инструктор – они же травку не щиплют, сено не едят, как нутрии, например?

- Это самое трудное при начале вспомогательной трудовой деятельности. Нужно перебороть в себе отвращение к тому, что едят песцы. В тундре они питаются падалью. У нас в районе много свиноферм и телятников. Какой падёж скота в районе, ты знаешь лучше меня. Нужно только договориться с бригадиром фермы, и в холодное время года личная звероферма кормом обеспечена. Есть опасность инфекции, но риск неизбежен. В летнее время года приходится действовать оперативнее, скармливать песцам только маленьких поросят, отошедших в лучший мир совсем недавно. Кроме этого в магазинах продаются дешёвые субпродукты. Затраты всё равно окупаются. Шкурка песца стоит столько, сколько я получаю на работе за месяц. И песцы приносят мне больше доходов, чем работа на стройке. Если бы я мог заработать за меньшее время большие деньги, у меня было бы больше времени на освоение возвышенного, прекрасного, доброго, вечного. 

- А работаешь, чтобы не посадили за тунеядство? 

- Не только из-за этого. Для сооружения клеток нужны строительные материалы, а их взять можно только на стройке. Единственный магазин строительных материалов в своей жизни я видел в Финляндии, куда ездил по туристической путёвке. Гвозди, шурупы у нас ещё можно купить в хозяйственном магазине, а где взять доски, бруски, металлическую сетку, кровельное железо, шифер, оконные рамы, двери? Купить в магазине это невозможно. Это приобретается в организациях со склада или воруется со строек. Ты сам дважды Прораб Советского Союза! Всё это знаешь, Работа позволяет мне надеяться, что я куплю автомобиль не «с рук» по спекулятивной цене, а по разнарядке райисполкома, где я стою в очереди на его приобретение уже четыре года. На стройке зарабатываются трудные деньги, на песцах – лёгкие, их и тратишь смелее. Райфинотдел в последнее время интересуется владельцами песцов, пересчитывает поголовье, выписывает квитанции на уплату подоходного налога, но с ними тоже можно договориться. Соседи могут пожаловаться на лай песцов, поэтому я иногда угощаю их водкой. Два литра водки в год – и никаких жалоб на лай и запах. Ноябрь 1982.

 

 

16. Хамелеон.

 

     «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:

    … - непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству»;

          Из Устава КПСС.

 

 

В декабре 1982 года прошёл Пленум ЦК КПСС. В организационном отделе райкома партии шёл разговор о том, как обсуждать его решения в парторганизациях совхозов. Заведующий отделом Иванов Иван Иванович считал, что обсуждение должно проходить на общесовхозных собраниях:

- Качественный доклад может сделать только секретарь парткома, а в цеховых парторганизациях секретари не смогут определить задачи, вытекающие из решений Пленума и доклада Андропова Ю. В..

- Зато при обсуждении в цеховых будет больше выступающих, повысится активность коммунистов на собраниях, - парировал инструктор Расков Василий Васильевич.

Присутствующий при этом председатель партийной комиссии Ромов Денис Денисович горячо поддерживал Иванова. Но тут вошёл второй секретарь райкома партии Гоноров Борис Геннадьевич. Выслушав обе стороны, он признал доводы Раскова более убедительными. Председатель парткомиссии мог промолчать, но он поддержал тот вариант, который только что отвергал:

- Конечно, нам важно, чтобы как можно больше коммунистов приняли участие в обсуждении решений пленума. Массовость – существенный аргумент. Его нельзя не принимать в расчет! 

Теперь он поддерживал другое высокое мнение. Со стороны его резкая перемена мнения выглядела, по крайней мере, смешно. Что ж, мы живём в свободной стране, и каждый человек имеет право на своё мнение. И он имеет право это мнение поменять на другое мнение или на расположение начальства. Остальные присутствующие молчали. Опровергать мнение второго секретаря принародно – безнадёжное занятие. Упрётся, будет настаивать на своём мнении. Да и зачем? Всё равно, этот вопрос будет решать первый секретарь, а он поддержит Иванова, потому что тот прав, его доводы более логичны. 

- Правильно, Денис Денисович! – его поддержал только Расков, так как это было поддержкой его собственной позиции.
Интересно, что будет говорить Ромов, когда этот вопрос будет обсуждаться в кабинете первого секретаря, промолчит или нет? Похоже, в тот день Небеса решили посмеяться над Ромовым на всю катушку, по своей полной и всегда неисповедимой программе. Бывают же чудеса! В кабинет вошёл первый секретарь райкома, назовём его Первый, потому, что эта работа у него получалась лучше, чем у других, и лучше, чем другая. Вникнув в суть спора, он спросил:

- Кто будет выступать с докладом цеховой парторганизации второго отделения «Лениной памяти», в Чехово, в Ярово, в Добронравовке?

- Нужно проводить обсуждение решений Пленума на общесовхозных партийных собраниях. В цеховых – несерьёзно! – Денис Денисович быстро объявил свою окончательную позицию, хотя мог и промолчать, его мнение ведь никто не спрашивал. 
Всё это время Ромов сохранял спокойствие, на лице не проявлялось никакого беспокойства. Выдержка был поразительная. «Наверное, йогой занимался» - подумал Смирнов-Ростовцев. Раньше это было популярным занятием, вышел документальный фильм «Индийские йоги, кто они?», организовывались кружки по изучению йоги и трудов Анатолия Николаевича Зубкова. Выявился побочный эффект: отрешённость от всего - и кружки закрыли. Рассказывали, что два йога отправились в трёхдневный заплыв по Азовскому морю. Через три дня вернулся только один участник заплыва. Когда же у него спросили, где его товарищ, то последовал ответ, что тот ещё позавчера утонул. Умение сохранять спокойствие в критической ситуации – важное качество. Но все качества должны иметь и разумные пределы. В том числе и поддержка «высокого» мнения.

Человек иногда склонен поменять своё достоинство на расположение начальства, намереваясь с этим расположением достигнуть более высокого поста и положения в обществе, а потом с этим положением в обществе вернуть «вложенное в дело» достоинство. Но план оказывается реалистическим только на первом этапе. Оказывается, что достоинство уже не возвращается, потому что оно опять «заложено и перезаложено». И то, что чиновник потом считает достоинством, на деле оказывается спесью, чванством, гонором, апломбом и амбициями. С человеком остаётся чувство собственной важности. Неужели нет другого способа сделать карьеру? Нет, лучше до самой пенсии оставаться на рядовой должности, чем делать карьеру подобным образом. Честь не продаётся.

Подлинное чувство собственного достоинства проявляется тогда, когда человек начинает понимать себя и своё место в обществе. Не прогибаться под высших и не пригибать низших. И ведь именно чувства собственного достоинства так не хватает нашему народу.

            Декабрь 1982.

 

 17. Поросёнок.

 

 

«Партия существует для народа и служит народу».

Из Устава КПСС.

 

Женщины чаще принимает решения по интуиции. С этим связан и феномен женской логики. Сначала интуитивно ею принимается абсолютно правильное решение. Потом, когда её просят объяснить, почему так, женщина старается дать этому логическое объяснение. Вот эти-то её логические построения никак не вписываются в стандарты мужской логики. Мужчины часто придумывают поговорки и анекдоты на тему абсурдности (с их точки зрения) женской логики, например: «Дать-то дам, но замуж не пойду!» Не понимают мужчины, что не нужно искать логику там, где работает одна интуиция. Хотя, интуиция присуща не всем женщинам. Её нельзя назвать врождённым качеством всех женщин или только их. Интуиция развита и у мужчин, но они реже ею пользуются.
Секретарь парторганизации Приобского отделения совхоза «Прогресс» рассказывал в организационном отделе райкома партии историю, произошедшую ещё в колхозе «Ленина память», где он тогда работал. В конце пятидесятых весной в колхоз приехал инструктор обкома КПСС. Побывал на вечерней дойке. После этого в Красном уголке фермы собрались доярки, скотники, Последовала традиционная для подобных встреч беседа «высокого гостя» с народом. По окончании беседы три доярки задержались в Красном уголке, и обратились с просьбами к гостю и сопровождавшему его секретарю парткома. Все они были вдовами, их мужья не вернулись с войны. Дарья Петровна просила помочь ей починить крышу: выписать со склада тёсу и прислать плотников. Марья Ивановна просила продать ей поросёнка для личного подворья. Василиса Матвеевна тоже жила небогато, ей нужен был поросёнок, нуждался в ремонте и пятистенок, но, чувствуя, что это её не спасёт, она сказала инструктору:

- Мне бы с Хрущёвым повидаться, поговорить. А со своими 
нуждами я как-нибудь сама справлюсь.

Это пожелание доярки прозвучало в отчёте инструктора в обкоме 
КПСС на аппаратном совещании. Присутствующий там представитель аппарата ЦК сделал себе пометку в блокнот, и после двух суток размышлений в поезде предложил организовать встречу Первого секретаря ЦК КПСС с тружениками сельского хозяйства в Кремле. 
Дарья и Марья так и не дождались выполнения своих просьб. К Василисе же неожиданно прислали бригаду плотников. Те починили дом, заменили тесовую крышу шиферной, поправили заборы. Колхоз выделил бесплатно трёхмесячного поросёнка. Секретарь парткома, свозил её приодеть в районный универмаг, и вместе с девятью другими селянами области она поехала в столицу.

С Никитой Сергеевичем ей поговорить не удалось, но поездкой она осталась довольна. На партийной работе это называлось «попасть в струю». А она была, по сути, инициатором этого мероприятия, решение по которому она приняла интуитивно.

Мужчины реже прислушиваются к интуиции, у них другие приоритеты при принятии решений. Тот же секретарь рассказал анекдот на тему интуиции:

- На ипподроме две женщины выигрывают, а два их соседа – всё время проигрывают. Наконец они просят помощи. Одна из женщин объясняет, что задаётся первый попавший вопрос, ответы на который они складывают. Вот сейчас спрашивала, какой размер бюста. Сложили два и три, забег выиграла пятая лошадь.

Вооружённые победной методикой мужчины быстро выясняют, кто сколько раз может за ночь. Один говорит, что три, а другой – четыре. Но вместо ожидаемой седьмой лошади первой к финишу приходит вторая. Ах, если бы они сказали правду!

Важно не только уметь слушать своё подсознание, но и быть с ним честным. Интуиция часто подсказывает человеку правильное решение, вот только как отделить его от грёз? Как не принять желаемое за интуитивное?

 Декабрь 1982 года.

18. Поросёнок-2.

 Иван Иванович поручил молодому инструктору отдела Сергею Ивановичу подготовить вопрос на заседание бюро райкома партии о работе коммунистов Приобского сельского Совета по повышению эффективности его сессий. Вместе они съездили один раз «на местность», а потом начинающий партийный работник съездил туда ещё несколько раз. Через две недели материал был готов. Инструктор написал справку и проект постановления бюро. Вот тут и началось самое непонятное для инструктора. Шеф в течение всей следующей недели каждый день исправлял написанное, а инструктор аккуратно переписывал текст с учётом внесённых поправок. Документ должен был быть написан партийным языком! Для инструктора каждое переписывание казалось окончательным, а шеф всё время подправлял документ, не разрешая нести его в таком виде в машинописное бюро. 
Наконец, в документах всё было написано партийным языком, все недостатки сглажены, отлакированы. Не документ, а песня! Даже гимн или ода о работе коммунистов Совета. От авторства молодого инструктора остались «рожки да ножки» - заглавие, дата и подпись. Вопрос был рассмотрен на заседании бюро, а на следующей неделе на аппаратном совещании первый секретарь, подводя итоги прошедшей недели, остановился на подготовке орготделом основного вопроса: 

- Иван Иванович, Вы опрометчиво отдали подготовку важного документа на откуп Сергею Ивановичу. Вам нужно глубже вникать в работу начинающих сотрудников Вашего отдела. Нельзя оставлять человека, первый раз готовящего вопрос на заседание бюро райкома партии, один на один с документами. Читайте хоть иногда то, что готовится в Вашем отделе.

Сергей Иванович слушал всё это в полном недоумении. Почему первый секретарь был уверен, что заведующий отделом не смотрел эти документы, было не до конца ясно. Скорее всего, он уже спрашивал Ивана Ивановича, как готовился документ. Разъяснение пришло позже. Расков Василий Васильевич, «самый старший инструктор» орготдела сказал после аппаратного совещания:

- Ловко тебя шеф подставил! Сам оттачивал текст, лакировал, а свалил всё на тебя. Его можно понять, он от директора совхоза получил в подарок уже забитого поросёнка килограммов на сто. И овцы целы, и волки сыты, и поросёнок при деле. Вот так опытные партийные работники сохраняют свой авторитет в глазах начальства.

Как быть в этой ситуации? Нужно ли сохранять порядочность по отношению к непорядочным людям? Сергей Иванович обратился к Смирнову-Ростовцеву. Поговорили о том, нужно ли быть порядочным по отношению к непорядочным людям. Извечный вопрос интеллигенции. Вспомнили о простом благородстве. Инструктор предпочёл скромно промолчать, не разглашая обстоятельства подготовки вопроса. Но мудрости у него прибавилось.

Сельские Советы работали под руководством секретарей парткомов и руководителей хозяйств, расположенных на территории Совета. Границы «владений» совпадали. Директора совхозов и председатели колхозов чувствовали ответственность за работу Советов - органов государственной власти, расположенных на их землях.

Существует популярное выражение Ленина: «Социализм есть Советская власть плюс электрификация всей страны!» Но тогда по правилам математики: Советская власть – это социализм без электрификации, а электрификация – это социализм без власти Советов! Гуманитарии иногда используют математические аналогии, глубоко не задумываясь об основных правилах уравнений и тождеств.

Январь 1983.

 19. Марш Мендельсона.

 

Старший лейтенант милиции Вася Степанов дружил с красивой и стройной смуглянкой Татьяной. Но почему-то жениться не торопился, хотя было им уже под 25. И вот в июле Татьяна с подружкой поехала в отпуск на Чёрное море, а старшего лейтенанта не отпустили дела. Уже в первую неделю отсутствия Татьяны Вася понял, что доступных женщин в его посёлке гораздо больше, чем он мог предположить. «Красивая и смелая» Алина положила глаз на перспективного офицера милиции. Ей всегда нравились высокие парни, а Вася по всем параметрам был хоть куда: высокий, красивый блондин богатырского телосложения. Летними короткими ночами каждый из молодых строил разные планы относительно своего и общего будущего. Вася ждал приезда Татьяны, которая нравилась ему больше других женщин. Её отсутствие убедило его, что он должен наконец-то сделать ей предложение. Но у «красивой и смелой» Алины были другие планы. Упускать такого мужика она не собиралась, хотела удержать его любой ценой, и перед самым приездом Татьяны Василию было объявлено, что он будет отцом. Вася отмахнулся от этого сообщения, поскольку в его планы это не то что не входило, а не входило абсолютно. Как поступают в таких случаях англичане: «Когда леди говорит: «Ты же обещал на мне жениться!», истинный джентльмен не отвечает: «Мало ли что я на тебе обещал!» а уходит по-английски», - но всё дело было в том, что Вася ни ей, ни на ней ничего не обещал, сознательно избегая подобных разговоров.

Алина же со слезами рассказала о беременности своему отцу. Наутро её отец, секретарь парторганизации небольшого завода пошёл на приём к другому секретарю парторганизации, с которым часто встречался на пленумах и совещаниях – в районный отдел внутренних дел. В тот же день заместитель начальника РОВД по партийно-политической работе и секретарь партбюро вызвали старшего лейтенанта на беседу, или, как говорили тогда, «на ковёр». 
Партийные организации активно вмешивались в дела семейные. Часто этим пользовались отчаявшиеся женщины. Стоило ей написать письмо в райком, что её муж пьёт и не приносит домой деньги, как выпивоху после непродолжительной проверки изгоняли из партии. Считали, что это вредная привычка, от которой можно избавиться, и никак не серьёзное заболевание. Алкоголизм, как и дизентерию, должны лечить врачи, а не партийные комитеты. И за помощью нужно обращаться нужно не в общественные, а в медицинские учреждения. А вот после излечения алкоголизма для исключения возможных рецидивов нужно поменять образ жизни, предстоит трудная работа с излечившимся и с его созависимым окружением. Тут общественность может помочь. После изгнания из партии пить алкоголик не переставал, но карьера его на этом заканчивалась. Изгнанного могли взять только на рядовую должность. Доходы семьи резко снижались, но как винить в этом отчаявшуюся женщину? Некоторым «красивым и смелым» помогали выходить замуж профсоюзные, комсомольские организации, в армии – политотделы, а в институтах – студенческие советы.

Васе прямо сказали: женись или уходи из органов. И зазвучал для Васи и Алины торжественный марш Мендельсона, хотя для Василия он звучал как траурный. Его состоянию сейчас больше соответствовал Шопен со своей третьей частью сонаты №2. Уже через некоторое время Татьяна простила своего наречённого, и они стали встречаться тайно, в условиях глубокой конспирации. Поскольку телефонов у них не было, друг Васи Саша вызывал из дома Лидию, подружку Татьяны, та вызывала Татьяну, и вся компания ехала отдыхать. Алина вскоре поняла, что насильно милой не будешь и Васю не удержишь никакими парткомами и политотделами. Она подала на развод. И Василий женился на Татьяне, теперь у них большая, дружная семья. Алина же замуж так и не вышла. Её единственный сын пошёл по стопам отца – стал милиционером.

1977-1999.

 20. Доска Почёта.


Секретарь парткома колхоза «Ленин завет» водил первого секретаря райкома по объектам наглядной агитации на центральной усадьбе. Остановились около доски Почёта. Под внимательным взглядом руководителя района проплывали знакомые лица, он знал многих тружеников района, если не всех, про его память ходили легенды. Работа с большим количеством людей всегда положительно влияет на развитие памяти. В этом же райкоме работал инструктор, помнивший третью часть районного телефонного справочника, состоящего из двух тысяч номеров – только те, что были нужны на работе. Первый же отличался необыкновенной зрительной памятью. И вот на его лице возник немой вопрос, вскоре он был озвучен:

- Сколько коммунистов на доске Почёта, Фёдор Александрович?
Секретарь парткома пробежал взглядом по портретам, пришёл к тому же выводу, что и минутой раньше Первый:

- Ни одного.

Последовал монолог первого секретаря об авангардной роли партии, о том, что коммунистов приходиться посылать решениями партийных органов на трудные участки, на неблагодарную работу. Чаще всего это скромные труженики, которые не любят кричать о своих успехах. Но партийные лидеры должны замечать и поощрять таких людей, которые по заданию партии работают там, куда не идут беспартийные, где не нахватаешь звёзд. Это было правдой. Лозунг «Коммунисты – вперёд!» воздействовал на значительную часть рядовых коммунистов. Как и в любом сообществе людей, среди членов КПСС было в достатке и скромных порядочных людей, и не очень. 
Трудолюбивые, самостоятельные работники нужны везде, они нарасхват, но в любом обществе существует и категория людей, которые сами себя низвели до уровня батраков. Таких работников не брали в партию и их фотографии не вывешивали на доски почёта. Если его кормить, одевать, посылать на работу, по выходным выдавать денег на выпивку, он проживёт долго. Но если сам будет панировать расходы - то всё пропьёт, будет ходить на работу голодным, оборванным и грязным. А может и банально замёрзнуть в сугробе. Ограниченная свобода для такого человека добро или зло? Парадокс, но и животные в зоопарке живут дольше, чем на воле. Не та забота. 

А вот передовики производства всегда в цене. Партия привлекала в свои ряды деятельных, работящих, ленивые же во все времена и при всех режимах никому не были нужны. Коммуниста, портрет которого висит на Доске Почёта, легче направить на отстающий участок, перевести на «не очень» престижную работу, попросить поработать сверхурочно и в выходные. Для многих рядовых членов партии слова «Коммунисты – вперёд!» - это призыв к действию. Они шли по приказу на трудные участки работы, не считаясь со степенью справедливости оплаты своего труда. А потом за свои же подвиги благодарили «…Коммунистическую партию, её Центральный комитет и лично Леонида Ильича Брежнева!» Но часто победы были не благодаря, а вопреки «мудрому руководству». Как говорили: «Чтобы получить орден, нужно сначала получить десять выговоров с последним предупреждением». Твои успехи признают, если у тебя хватит сил и ловкости отстаивать позицию здравого смысла, и не оказаться уволенным раньше получения победных результатов. Таковы были «правила игры». Мы все играли в демократию на партийных собраниях, в строгий контроль деятельности администрации, в изучение истории КПСС на политзанятиях. Сталинизм не должен повториться!
Случай с Доской Почёта в «Ленином завете» обсуждался потом на аппаратном совещании в райкоме КПСС, и на Досках Почёта большинство мест стали занимать коммунисты. 

Май 1983. 

21. Почти Ходжа Насреддин.

 

Водитель районного управления сельского хозяйства Рашид Хаббибуллин на грузовом «УАЗе» возвращался из колхоза, куда ездил по заданию шефа. И надо же было такому случиться, что под его колёса бросилась корова, решившая в последний момент перебежать на другую сторону дороги к остальным животным маленького стада, пасшегося на обочине. Столкновения избежать не удалось. Водитель вместе жителями деревни быстро разделал тушу, потом отвёз мясо в заготконтору. После расчётов с хозяином коровы у него ещё осталось около ста рублей прибыли. Но самое интересное случилось позже. Один из товарищей по работе спросил у Рашида: 

- Ты что, отвернуть не мог? 

Хаббибуллин ответил фразой ставшей «крылатой» среди водителей и гаишников во всём районе:

- А моё преимущество!

Потом эту фразу повторяли едва ли не все водители, к месту и не к месту. Корова действительно начала переходить проезжую часть, не убедившись в отсутствии близко идущего транспорта, и это полностью подтверждало именно её виновность в ДТП. Но вот была ли она субъектом права? 

Раньше Рашид работал в строительной организации, где про него тоже рассказывали интересный случай. Возвращаясь из города со стройматериалами, он остановился у села в сорока километрах от райцентра, куда вёз груз на автомобиле «ГАЗ-51». Сбегал в придорожный магазин, купил бутылку вина, колбасы, хлеба, сел на пассажирское место и стал ужинать. Здесь за процессом распития бутылки его и застал инспектор ГАИ. Но это ничуть не смутило находчивого водителя.

- Где водитель? – спросил грозный инспектор.

- В деревню пошёл, сейчас вернётся. Выпить хотите? – спросил в свою очередь Рашид инспектора, наливая полстакана вина.

- Нет, – ответил инспектор. 

- Тогда я ещё выпью, - и водитель выпил в присутствии инспектора ГАИ. 

Инспектор подождал водителя ещё несколько минут, естественно, не дождался, попрощался с «пассажиром» и уехал. Но, видимо, что-то не выходило у инспектора из головы, и он на следующий день приехал в гараж строительной организации, владельца автомашины. Рашид как раз в это время менял диски сцепления. Он договорился на сегодняшний день с прорабом, тот подписал ему фиктивный рейс в областной центр, а Рашид отдал прорабу весь сэкономленный таким образом бензин. Спидометр у Рашида уже давно подкручивался специальным электромотором, что позволяло ему всегда списывать бензин на километры, указанные в документах.

Заглянув под стоящую в гараже над ремонтной ямой одинокую машину, инспектор убедился, что его подозрения были обоснованы. Вместе с водителем он пошёл к директору предприятия. 

- Лишать прав я его не буду, но от премии Вы его в этом месяце избавьте!

Получил или нет Хаббибуллин в этом месяце премию, «история умалчивает». Может быть, опять нашёл выход из сложной ситуации. ГАИ не очень любили, поэтому директор мог и не наказывать. В обществе были распространённы поговорки: «Ловкость рук и никакого мошенничества!», «Хочешь жить – умей вертеться!» Ловчить приходилось уметь всем.

Июнь 1983.

22. Кандидатура секретаря.

 

«Для секретарей первичных и цеховых парторганизаций обязателен партийный стаж не менее одного года».

Из Устава КПСС.

 

Близилась отчётно-выборная кампания. Орготдел составлял списки предполагаемого состава секретарей первичных парторганизаций. На партийных собраниях и заседаниях бюро коммунистам предстояло избрать в секретари именно намеченных райкомом коммунистов. Достигалось это разными способами, и отход от списка, утверждённого в райкоме, считался серьёзным чрезвычайным происшествием. В партийных ячейках системы образования, культуры, медицины кандидатуры секретарей согласовывались с отделом пропаганды или предлагались непосредственно им. По укоренившейся привычке они откладывали это на самый последний день. Весьма возможно, что ещё во время учёбы эти «троечники» свои курсовые работы не привыкли сдавать вовремя.На аппаратном совещании у первого секретаря заворг докладывал:

- Осталось подобрать кандидатуры секретарей парторганизаций в больнице, районном отделе народного образования и отделе культуры, но наш отдел пропаганды и агитации не готов назвать кандидатов, которых они планируют избрать в этих партийных организациях.

- А что там думать? – заступился за подшефного заведующего отделом секретарь райкома Белов Пётр Петрович – в культуре и больнице менять не будем, а в народном образовании Талева Валентина Фёдоровна уходит на пенсию, изберём Розова. Он – мужик серьёзный. 

- Такие списки принято подавать письменно, полностью оформленными. У меня в руках общий список предполагаемого состава по всему району, - ответил заворг, - чтобы он был окончательно готов, нужно вписать год его рождения, образование и партстаж. Первые два пункта я знаю, а вот с какого года Розов в партии? 

- Вы - буквоед, Иван Иванович, - «вспыхнул» Белов, - возьмите данные в секторе учёта, Вы знаете туда дорогу, он в Вашем отделе. Мы тоже знаем из Устава партии, что у секретаря должен быть партийный стаж больше года. Кадры надо знать не по анкетам, а по их делам! Обюрократились совсем в своём орготделе! Стулья просиживаете. На местах надо бывать чаще, быть в гуще людей! Главное – то, что Розов справится с этой работой. Насколько я помню, из РОНО мы уже два года никого не принимали в партию, значит у них у всех партстаж больше двух лет.

Секретари райкома, приходя в организации и на предприятия, чаще встречались с руководителями, реже - с секретарями парторганизаций и совсем редко – с рядовыми коммунистами: Они видели их отдельно от беспартийных только на закрытых партийных собраниях, которые были редки. Значительно чаще проводились открытые партсобрания, с приглашением беспартийных. Поэтому иногда и случались казусы.

- Я только хотел подсказать Вам, Пётр Петрович, - спокойно и добродушно ответил Иванов, - почему эта кандидатура не подходит. В РОНО мало коммунистов, и я могу сейчас назвать партстаж каждого. Простое соблюдение таких формальностей, как подача списка помогает избегать досадных ситуаций, подобной этой, когда вопрос решается «наскоком», непродуманно и без предварительной подготовки. Мы в орготделе знаем кадры и без всяких форм и ведомостей. А вот Розов – пока беспартийный. 

Белову очень хотелось одёрнуть зарвавшегося заведующего отделом, но как это сделать, когда тот прав? Но и прощать подобную «пощёчину» Белов не мог. Остаётся подождать более удобного случая для мести. Секретарь заметно покраснел, побелел. Сказать ему было абсолютно нечего. Последовало обобщающее выступление Первого на тему «Как основательно мы работаем с кадрами». Иванов выдал после аппаратного совещания своим подчинённым очередной афоризм:

- Получилось красиво, но опасно, ибо самая страшная месть партийная!

Достойного коммуниста для избрания в РОНО секретарём парторганизации нашли в тот же день. Вообще-то, общественная работа: руководить коммунистами - была нелёгкой. Ходило в народе полушутливое проклятие: «Чтоб тебя каждый год избирали секретарём парторганизации, а на каждом собрании – председателем!»

Август 1983.

 

 

23. Кадры надо знать!

 

    «Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодёжи – самодеятельная организация молодёжи, активный помощник и резерв партии».

    Из Устава КПСС.

 

По понедельникам на традиционном аппаратном совещании у второго секретаря Гонорова Бориса Геннадьевича собирались работники аппаратов райкомов партии и комсомола. Обсуждали итоги работы и планы. На этот раз ответственный за работу в комсомоле инструктор орготдела райкома КПСС Расков Василий Васильевич в своём отчёте о проведённой в конце прошлой недели проверке работы аппарата райкома комсомола распекал инструктора орготдела райкома ВЛКСМ Юлию Владимировну Томову. Замечаний по её работе было много. Из выступления Раскова выходило, что её нужно, по меньшей мере, немедленно выгонять с работы. Его выражение: «Таким не место в комсомоле» понимать можно было двояко – могла иметься в виду и работа в аппарате райкома, и даже членство в ВЛКСМ. Такой безнадёжной и никчёмной была сотрудница, по мнению грозного проверяющего. Василий Васильевич упивался своей властью и возможностью покритиковать, невзирая на то, что докладывает о работе молодой женщины. О рыцарстве в его присутствии всегда было неуместно говорить, но сегодня он превзошёл даже самого себя. Все знали о его выдающейся способности «надёргать крючков», проверяя любую организацию. 

Гоноров слушал, поглядывая на Раскова, на Юлию, чуть улыбался. Казалось, думал о чём-то своём, далёком и приятном, вряд ли вслушиваясь в слова инструктора, которые даже не отвлекали его от воспоминаний. Юлия сидела и молчала, «красивая и молодая». О мужчине часто спрашивают: «Что у него за душой?». У женщины же пытаются рассмотреть, что у неё «перед душой». У Юлии под белым пушистым свитером был шикарный бюст примерно четвёртого размера, который не могли спрятать от взгляда даже распущенные светлые волосы, свисавшие на грудь. Казалось, её вовсе не задевали ни критика инструктора, ни его тон, будто и речь шла совсем не о ней. Лицо её было непроницаемым, она никак не реагировала на критику, даже не пыталась вставить слово в своё оправдание. Такому спокойствию могли позавидовать видавшие виды аппаратчики, видевшие и пережившие ни один уничтожающий разнос начальства. «Наверное, о ёжиках думает» - решили некоторые. Был такой проверенный временем и опытом многих поколений психологический приём: во время беспощадной критики нужно думать о чём-то отвлечённом, далёком, например, о том, ну как же всё-таки спариваются колючие ёжики.

А про Раскова думалось, что он уж очень усердствует сегодня, не замечая отсутствия реакции шефа. Возможно, у Василия Васильевича с ней был конфликт, когда он работал в комсомоле? Может быть, она уже позже отказала в чём-то этому лысому? Её-то можно понять, а он выдаёт себя с головой (точнее, со всей своей лысой головой). Вспоминается Иван Андреевич Крылов и его строчка про недоступный виноград: «…да зелен, ягодки нет зрелой!» С женщинами Раскову не очень везло, даже в партийных санаториях у него были курортные романы только с более зрелыми партийными работницами. Он это знал и пытался убедить всех в обратном, что ему не всегда удавалось. Инструктор закончил своё выступление. После некоторой паузы, даже не предоставив слово Юлии, начал свою речь второй секретарь:

- Василий Васильевич, Вам нужно чаще бывать среди комсомольцев, глубже вникать в работу Ваших подопечных, лучше знать кадры, их проблемы, что они делают, чем дышат, что у них получается, что нет. Вы должны приходить туда не как контролёр, а как товарищ, имеющий опыт работы в комсомоле, готовый и способный помочь и словом, и делом. Тогда и не будет таких выступлений, как сегодняшнее. Коммунистическое воспитание молодёжи – одна из основных задач партии!

Инструктор опешил. Он ожидал всего, только не этого. Перешли к обсуждению мероприятий предстоящих праздников.
После аппаратного совещания работники орготдела райкома КПСС собрались у Иванова Ивана Ивановича. Расков, озадаченный словами второго секретаря и всё ещё возбуждённый, громко возмущался:

- Я ничего не понимаю, проверял и докладывал всё, как всегда, а реакция - обратная ожидаемой. Эту Юлю гнать нужно из райкома комсомола! 

Иван Иванович по-отечески объяснил своему инструктору:

- Василий Васильевич, запомни его сегодняшнее выступление, как образец ораторского искусства и непревзойдённой дипломатии в подобной ситуации. Второго секретаря хоть сейчас можно отправлять на дипломатическую работу послом СССР в какую-нибудь Верхнюю Вольту. Его предшественник, кстати, ездил советником в Афганистан, вернулся с орденом. Правильно тебе сказал Гоноров, нужно чаще бывать среди комсомольцев, глубже вникать в работу подопечных, лучше знать кадры. Вот тогда и не будет таких промахов, таких выступлений, как сегодняшнее. Ты что хотел, чтобы он при всех начал её распекать? А тебя хвалить за тщательную проверку работы отдела комсомольских организаций райкома комсомола? Ещё раз повторю: надо лучше знать кадры, с которыми работаешь. Ну, хотя бы знать, что она его любовница. 

Последовала немая сцена из финала «Ревизора». Расков даже сел от неожиданности. До него начало постепенно доходить, что Гоноров и Юля молчали на аппаратном совещании, погрузившись в приятные вспоминания, и совсем не колючие ёжики были предметом их грёз. Как говорится: «Не угождай шефу делом, угождай телом!» Почему Иван Иванович не сказал этого своему инструктору, когда посылал с проверкой в райком комсомола? О любовных связях не принято говорить открыто. А может быть, шеф предполагал, что инструктор в курсе «тайн мадридского двора».

Октябрь 1983.

 24. Бык.

Октябрьская революция внесла некоторые новшества и в коренные традиции народа, такие, как забой скота. Обычно это делалось теперь перед октябрьскими праздниками, которые продолжались два дня – 7 и 8 ноября. В сельской местности свиней держали по полтора года, кормили травой и картошкой, это потом в моду вошёл «добытый» с фермы комбикорм. Забой начинался с 4 – 5 ноября. По всем сёлам шла настоящая поросячья война. Визг слышался то там, то сям. Шкуру свиньи опаливать не разрешалось, каждый должен был сдавать её государству, иначе следовало уголовное наказание. Потом этот закон перестал работать, и его отменили. Однажды наш сосед догонял по улице свою свинью с мелкокалиберной винтовкой, изредка приседая и вскидывая оружие. После очередного выстрела свинья и её хозяин бежали дальше. Игра в догонялки продолжались. Настоящее африканское сафари! Развязка произошла только в берёзовой роще, на том месте, где раньше стояла церковь. 

А в деревне Максимовке бык едва не сорвал важное политическое мероприятие. Перед праздником, 6 ноября управляющий распорядился забить быка. Во второй половине дня боец скота, уже забивший к этому времени не одно животное, привязал бычка к столбу стальной цепью и решил оглушить его кувалдой (молотом). Надёжный инструмент с герба и флага великой страны применялся во многих случаях по своему прямому назначению и часто не совсем прямому, когда более совершенных инструментов просто не было под рукой или не было вообще. И если бы все предыдущие сегодняшние забои не сопровождались выпивкой под жаренное свежее мясо, всё бы обошлось благополучно. Но рука дрогнула, кувалда попала быку не в лоб, а только сломала рог «под самый корешок». Бык дернулся, и подгнивший столб сломался. Привязанная по центру тяжести столба цепь обеспечила быку путешествие с бревном наперевес. Один глаз быка заливала кровь из сломанного рога, и он бежал по улице обезумевший, навстречу людям, спешащим в клуб на торжественное собрание. В мгновение ока улица опустела. Люди перелазили через заборы и убегали во дворы. Секретарь парткома, которого бык застал врасплох, залез на пасынок телеграфного столба. И всё бы хорошо, но бык решил выместить всё зло именно на этом человеке. Зверь расшатал и едва не повалил телеграфный столб, оборвав провод телефонной связи. А самое обидное было то, что он растоптал трофейный крокодиловой кожи портфель и текст доклада, с которым ответственный товарищ собирался выступить на торжественном собрании. Броня нильского крокодила не устояла перед натиском копыт сибирского буйвола и не защитила важный партийный документ. Пристрелили быка в упор подоспевшие деревенские охотники. Коррида закончилась. А доклад секретарь впервые в жизни прочитал без бумажки, чем резко повысил свой авторитет в глазах народа и начальства. 

В семидесятых и восьмидесятых годах зима стала наступать позже и люди перестали забивать скот «к празднику» - мясо хранить было негде, морозилок в таком количестве ещё не было. Дефицит!

            Ноябрь 1983.

 25. Сын Героя.

 

В объединении «Сельхозтехника» работал сын Героя Советского Союза Горин. Его отец получил это звание за подвиг в Великой Отечественной войне. Сын Героя был воспитан правильно. Такие понятия, как честность, справедливость, порядочность, рыцарство не были для него пустым звуком. Но воспитан он был не для реально существующего общества и времени, а для светлого будущего своей великой страны. Его поступки соотносились с тем, как должно быть, а не с тем, как есть на самом деле. Горин считал, что если он поступает порядочно, то и все должны быть честными, справедливыми, добрыми. 

В эпоху реального «развитого социализма», когда все стремились стихийно осуществить принцип распределения при коммунизме «Каждому – по потребности», а если точнее, больше украсть с родного предприятия. Горин считал это несправедливым, да и официальная пропаганда вела борьбу с несунами и расхитителями. Сын Героя Советского Союза был членом КПСС и постоянно поднимал эти вопросы на партийных собраниях, пока не понял, что все остальные коммунисты, включая директора, мягко говоря, не на его стороне. А директор воспринимал его выступления, как критику в свой адрес. Как всегда, в коллективе всегда больше тех, кто становится на сторону сильного, а не на сторону правого. Попытки найти поддержку в райкоме партии тоже не имели успеха. Скорее всего, по своей наивности Горин верил тому, что пишут в газетах, говорят по радио и показывают по телевизору. Современный Дон Кихот, как же трудно таким сейчас, впрочем, как и во все времена! У них у всех всегда расхождение с эпохой. Большинство молодых людей расставались с этой иллюзией на втором десятке лет жизни. Он же думал, что во всей стране царит справедливость, и только на его предприятии, а позже - в районе всё перевёрнуто местными руководителями вверх ногами. Горин не побоялся выступить против своего директора в газете «Правда» - органе Центрального Комитета КПСС. Шла эпоха Андропова, везде писали о наведении порядка, усилении дисциплины, организованности. Проверка подтвердила факты, изложенные в письме. Газета в передовой редакционной статье отметила «молодого коммуниста Горина, смело выступившего против директора Секача». 

После этого в райком широким потоком пошли гневные письма от ветеранов партии. Основной мотив: «как райком ещё не освободил от должности такого директора?» Но райком эти письма засекретил. Горин даже не знал о большом бумажном мешке, хранившемся в общем отделе «до особого распоряжения». Директор был для райкома «свой в доску», а Горин – жалобщик, мешающий работать советскому народу и его верным слугам. Курировавший этот вопрос второй секретарь Гоноров изменил тактику «работы с жалобами и письмами трудящихся». Он направил в «Сельхозтехнику» проверяющих. Там побывала партийная комиссия, районный комитет народного контроля, административные комиссии при районном и поселковом Советах. Предприятие проверяли пожарники, санитарные врачи, инспекторы ГАИ и профсоюза работников сельского хозяйства. Проверка коснулась и общественных организаций: партийной, комсомольской, профсоюзной, комиссии по контролю деятельности администрации. Проверяли даже правильность уплаты членских взносов в общественных организациях. Комплексная проверка была не одномоментной, её растянули на два месяца. Проверяющим было дано указание не мешать работе верхнего звена управления предприятия. Есть такой термин в артиллерии – «изнуряющий огонь», это по одному снаряду по позициям противника через каждые 10 – 15 минут. Чтобы не спали. 

Тактика возымела действие. Проверки надоели рядовым членам коллектива: водителям, бухгалтерам, слесарям. Им объясняли, что проверяют факты, изложенные в письмах Горина. Дошло до открытых угроз, и Горин уехал в другую область, к отцу. Рыцарь в блистающий доспехах не добился справедливости в борьбе даже не с ветряными мельницами, а железобетонными дотами партийной бюрократии. А Гоноров и Секач с чувством исполненного долга отметили это большое событие небольшим выездом на природу с дамами. 

 Ноябрь 1983.

  

26. Четвёртый сын лейтенанта Шмидта.

 

Водитель второго секретаря райкома партии Кузькин Николай Васильевич не любил замыкать служебный «уазик», когда на короткое время забегал в магазин за сигаретами или за какой мелочью. Его знали все продавцы, поэтому ему не приходилось стоять в очереди. В тот день он тоже остановился около столовой на обочине главной улицы райцентра. Здесь же стоял и курил в одиночестве Степан Степанович Никифоров, местный алкоголик и отпетый уголовник. Он не сидел разве что «за групповое изнасилование манекена со смертельным исходом», как говорили про него в посёлке. Степану очень хотелось выпить, точнее, опохмелиться после вчерашнего и позавчерашнего перманентного застолья, но денег на это желанное мероприятие не то что не было, а не было совсем. В отсутствие Кузькина Степан облокотился на крыло уазика. 

- Далёко едете? – спросил его подошедший селянин лет пятидесяти. Жаждущий этанола мозг алкоголика мгновенно сработал в нужном ему спасительном и единственно правильном направлении «относительно честного отъёма денег». Гениальность, достойная Великого Комбинатора или судьба? Степан просиял, но виду не подал, принял важный вид:

- Да по совхозам и колхозам.

- А в «Ленину память» едете?

- Еду. Давай рубль, я пойду куплю сигарет и сразу поедем, – Степан распахнул правую заднюю дверцу перед пассажиром, получил деньги и пошёл в столовую. 

Пассажир был рад, что до дома доберётся раньше, и ему не нужно ждать автобус до вечера. Поэтому он не сразу обратил внимание на то, что с блоком сигарет из буфета столовой к автомобилю подходит уже совсем другой человек. А опешивший от «наглости незваного гостя» и отнюдь не гостеприимный Николай Васильевич не самым литературным языком стал задавать ему неприятные вопросы, которые в переводе на письменный русский означали: «Ну что ты тут, мужичок, делаешь?».

транно, обычно мат – это бравада неуверенного в себе человека, Кузькин же был уверенным в себе или, по крайней мере, таковым казался, пытался это продемонстрировать. Возможно, он был неуверенным в себе в детстве, тогда и привык к «русскому устному». Последовали разбирательства. Селянин, тоже привыкший в подобных разборках использовать только вторую половину славянской азбуки Кирилла и Мефодия, на том же русском устном доходчиво объяснял Кузькину, что он уже заплатил за проезд водителю, а сам Кузькин пусть не в своё дело не лезет. Даже если он и начальник, то пусть сначала вернёт полученные шофёром деньги. Потом оба увидели выходящего из столовой уже пьяного Степана. «Сын лейтенанта Шмидта», гениальный последователь Великого Комбинатора пошатнулся и упал с нижних ступенек. Следующий рассвет Степан встретил уже в местном вытрезвителе, а Новый год, Пасху и 67-ю годовщину Великого Октября вынужден будет встретить уже в лечебно-трудовом профилактории (ЛТП), куда его отправили на принудительное лечение.  

Ноябрь 1983.

  

27. Аппаратчик.

 

         «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:

      - непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству»;

          Из Устава КПСС.

 

Расков Василий Васильевич, инструктор орготдела влетел в кабинет инструкторов сияющий:

- Мы с Прутовым курили на лестничной клетке. Я раньше заметил подходящего из-за его спины первого секретаря и спрятал окурок. А Николая Николаевича Первый «накачивал» три минуты за курение в неположенном месте. Теперь он знает, что никотин сильнее своих рабов, приводит к импотенции, а все курильщики эгоисты и совершенно не думают о здоровье окружающих, особенно женщин. И выбирая пристрастие, человек порой выбирает себе историю болезни и причину смерти. А мою сигарету первый секретарь не заметил! Мелочь, а приятно.

Радости «старшего», как он сам себя называл, инструктора не было предела. Блеск его лица сегодня даже затмевал всегда яркий блеск его лысины. Казалось, ничто не может омрачить его приподнятого настроения до конца рабочего дня, а то и до утра. В его душе всё бурлило. Показывая всем, что радуется своей безнаказанности, на самом деле он ликовал, окрылённый резким понижением авторитета потенциального конкурента в глазах высокого начальства. 
Тут в кабинет вошла Кабина Любовь Петровна – заведующая общим отделом. Она переписывала воинские звания сотрудников. Расков и ей радостно и красочно описал случай на лестнице. Людмила Петровна тактично поддержала разговор и стала записывать звания. Когда оказалось что у «старшего» инструктора самое низшее в отделе звание – младший лейтенант, один из работников отдела, старший лейтенант, в шутку сказал: «Мальчишка».

Не терпящий ни в чём превосходства Василий Васильевич вскочил со стула, побледнел, тут же покраснел. Последовал взрыв:

- Мне обещали присвоить лейтенанта и присвоят. Я уже 
договорился в военкомате. 

Все захохотали.

- А ты их там не просил: «Дайте мне медаль! Дайте мне медаль!»? – поинтересовался кто-то из присутствующих.

От недавно счастливого аппаратчика, чудом избежавшего разноса и искренне радовавшегося наказанию потенциального конкурента, не осталось и следа. Поняв, что наговорил очень много лишнего, «старший» инструктор выбежал из кабинета.

Люди с гипертрофированным чувством собственной значимости живут в иллюзиях, которые, рано или поздно, жизнь разбивает вдребезги. Небеса явно издеваются над ними по своей полной и неисповедимой программе. Похоже, потому таким и позволяется сделать карьеру, чтобы их дурь была заметна большему количеству народа.

Ноябрь 1983. 

 

28. Передовики – опора социализма.

 

«Социализм победил полностью и окончательно».

Из Устава КПСС.

 

            У социализма было несколько опор, на которых он держался. При наличии ещё одного месторождения нефти, равного по запасам Самотлорскому, мы могли прославлять развитой социализм до 2010 года. Был ещё труд заключённых, привлечение всего населения к уборке урожая - дешёвая рабочая сила. Одной из опор были передовики производства. Для того, чтобы человек работал лучше в три раза, ему не требуется платить даже в полтора раза больше зарплаты.
При Юрии Владимировиче Андропове обком партии проводил комплексную проверку Савского района. Оказалось, что в одном колхозе передовой тракторист на тракторе К-700 в переводе на универсальный показатель – гектар мягкой пахоты выполнил за год такой же объём работ, какой сделали вместе шестеро других трактористов на таких же тракторах, за это же время, на том же центральном отделении колхоза. Председатель комиссии, опытный работник обкома, анализируя эти цифры, знал, что сказать местным руководителям и членам своей комиссии:

- А теперь посчитаем их зарплату за этот же год, и пусть расстреляют меня на этом месте, если его заработок будет такой же, как у этих шестерых вместе взятых. А ведь объём работ они вшестером сделали такой же, как он один!

Расстреливать никого не пришлось, опытный контролёр знал, какими словами можно бросаться, а какими нельзя. Шестерым трактористам заплатили в пять (!) раз больше, чем одному за тот же объём работы. Получалось, что всем как бы выплачивали минимум только за выход на работу и премию за объём. Стимулирование означает предпочтение. Нужно хвалить человека, повесить его портрет на доску почёта, продавать вне очереди дефицитный товар, платить на 15 – 20 процентов больше, чем другим, и он на работе горы свернёт.

Энтузиазм всегда присутствовал при социализме, но постепенно угасал с годами. Передовиков нужно поощрять, только вот зачем при этом держать на работе тех, кто не хочет работать? Была ли при социализме возможность отказаться от услуг недобросовестных работников? Нет, идеология не позволяла платить по труду из-за угрозы социального и имущественного расслоения. Кроме того, на многих работах, где можно ничего не делать и деньги получать, были пристроены свои люди: родственники, знакомые, любовницы. И хотя на отдельных рабочих местах у нас производительность труда «догоняла и перегоняла» американскую, но при вычислении средних показателей приходилось учитывать и многочисленный аппарат управления – тех, что с ложкой, и тех, кто не хотел работать. 

Январь 1984.   

  

29. Смерть Генерального секретаря.

 

     «При выборах всех партийных органов – от первичных организаций до Центрального Комитета КПСС  - соблюдается принцип систематического обновления их состава и преемственности руководства».

Из Устава КПСС.

 

Андропова Юрия Владимировича хоронили с большой горечью. От него ждали многого. Страна при нём воспряла духом. Появились новые «модные» слова в речах партийных и хозяйственных руководителей: дисциплина, порядок, организованность. Последовали крупные разоблачения и отставки. «Разоблачали» и тех, чьи тёмные дела не были секретом для народа, и тех, о деяниях которых народ не знал. «Наконец-то» - таково было общее мнение.

Правящие элиты всех стран выбирают народу первое лицо государства. Народ может даже голосовать за него на выборах по принципу «из двух бед», или «пипл всё схавает», суть от этого не меняется. Руководитель страны назначает почти каждого из высших чиновников, но только из числа представителей этой элиты, которая всеми способами сама пытается править страной, произвольно трактует распоряжения первого лица, допускает невыполнение, искажения, поправки, дополнения и произвольное толкования его указов. Докладывает ему о положении в стране, а точнее, всего лишь старается «задурить башку». Устраивает ему показуху на местах и отчётах, врёт в справках и рапортах, подталкивает его к заведомо неправильным решениям на основе фантастических отчётов и показухи. После его смены валит на него все свои преступления, просчёты, неудачи. С приходом нового лидера народу твердят, что теперь выходим на правильный курс, и жизнь будет улучшаться. Не случайно, в нашей истории более глубокий след оставляли те правители, которые могли жёстко подчинить себе правящую элиту: Иван Грозный, Пётр Первый, Иосиф Сталин. А эта элита во все времена не хотела делиться ни властью, ни материальными благами: ни с народом, ни с первым лицом государства. В противном случае Романовы правили бы и сейчас. 
Андропов был из тех лидеров, кто мог жёстко подчинить себе эту элиту, но ему не довелось долго наводить порядок в стране. 10 февраля 1984 его не стало. Траур можно было официально не объявлять. Люди и так были в трауре по авторитетному лидеру, а главное - по своим несбывшимся надеждам. Поднявшийся на трибуну мавзолея во время церемонии похорон новый Генсек Черненко до конца траурной речи так и не смог отдышаться. Это заметили все и сразу стали задаваться вопросом: кто будет читать следующую траурную речь в скором времени? Принцип преемственности руководства отражён даже в уставе партии. Чёртова дюжина старичков из Политбюро могла рекомендовать Центральному Комитету избрать Генеральным секретарём только себе подобного и только из своего состава. По сути, страна будет пребывать в трауре до самых похорон Черненко. Вот это истинный застой! 
Смерть любого человека всегда в грубой форме напоминает людям с атеистическим мировоззрением о несправедливости устройства мира, как такового, о том, что когда-нибудь и тебя отключат от этого мира навсегда. А на Земле будет происходить множество разных событий, но всё будет уже без тебя. Смерть – это как отъезд «в другую местность» на некоторое время, которое в данном случае стремится к нулю для верующих в жизнь вечную, и к бесконечности - для атеистов. Мировоззренческая математика! Похороны – всегда печальное мероприятие, хотя и навевают философские мысли. Мы все привыкли считать, что жизнь – это школа. Но ведь в каждом учебном заведении выдают диплом или свидетельство об окончании. Свидетельство об окончании главного учебного заведения называется свидетельством о смерти? А некролог – приложение к диплому? Самому выпускнику не вручается.

Совсем не так хоронили Брежнева почти полтора года назад. Всё было по-другому, непривычно, пафосно, даже траур был каким-то неискренним, напыщенным, как и его прижизненное почитание. Леонид Ильич Брежнев скончался внезапно, хотя все видели, что он стар и немощен. Почему он не ушёл в отставку? Видимо, полагал, что мир вокруг него после его ухода на пенсию будет для него жестоким. Каким этот мир стал для Хрущёва, Булганина, Молотова, он знал. Работающие руководители не очень заботились о пенсионерах на всех уровнях. Все привилегии сохраняются до тех пор, пока их охраняют. Многие полагали, что Леонид Ильич дотянет до следующего съезда партии. Ходил анекдот, в котором говорилось, что на организационном Пленуме ЦК после 51 съезда КПСС в 2081 году Генеральным секретарём вновь избран Л. И. Брежнев. И вот его не стало. Некоторые говорили, что при нём хоть и трудно жили, но без войны. А война была, в Афганистане гибли наши парни.

Только что снятый после ноябрьских праздников с фасада райкома партии огромный портрет, водружался на прежнее место уже с траурной лентой. Отменили по указанию из области пленум райкома партии: в повестке упоминался Леонид Ильич. Соорудили траурный уголок в вестибюле райкома: вход в зал заседаний перекрыли столом, на который поставили портрет и два флага. В программе «Время» увидели, что уголок устроен не так, как в Москве. После утреннего разноса отдел пропаганды и агитации переделал всё, теперь портрет стоял на лежащей на столе задрапированной трибуне.

Был объявлен четырёхдневный траур по всей стране. Рекомендовали отменить празднества, свадьбы, в том числе золотые и серебряные. Работник райкома КПСС Смирнов-Ростовцев в один из дней траура всё-таки подал заявление в ЗАГС - ведь про помолвки в рекомендациях партии речь не шла. Отдельные партийные работники высказывали предположения, что осыпаемого при жизни званиями и наградами вождя и после смерти ждут поистине фараонские почести. В день похорон в 11.00 по московскому времени должно было прозвучать по радио и телевидению «важное правительственное сообщение». 
- Я думаю, сейчас сообщат, что в мавзолей положат, - высказался заворг Иван Иванович Иванов. Но он ошибся. В честь усопшего переименовали Набережные Челны в город Брежнев, атомоход «Арктику», несколько улиц и проспектов в городах страны. Страна почти 30 лет не хоронила своего вождя. Но «брежневского» призыва в партию не последовало, как это было после смерти Сталина. Амнистии тоже не случилось. В райкоме круглые сутки дежурили ответственные работники аппарата. Дежурства были и на всех предприятиях и организациях – «во избежание происков врагов социализма». А вот «происки» всё же случились. Темной ноябрьской ночью сторож на ферме в одном из южных районов «поминал Брежнева». То ли самогон попался некачественный, то ли уже подошло время «белой горячки», только охранник сначала распорол животы у восьмидесяти коров, потом пошёл на сеновал и сжёг сто сорок тонн сена. Он совершил тризну больших языческих похорон с закланием несметного числа жертвенных животных и воскурением ароматных трав. Совсем как в Древнем Египте или Греции! Сам воскуриватель благовоний уцелел только от пожара, но не от принудительного лечения в ЛТП.

Ноябрь 1982 - Февраль 1984.

  

 30. Национальный вопрос.

 

 

       «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:

      - дружба и братство всех народов СССР; непримиримость к национальной и расовой неприязни»;

          Из Устава КПСС.

 

Автотранспортное предприятие района долгое время возглавлял выходец из Прибалтики по фамилии Янис. Его невозможно было обвинить ни в национализме, ни в других серьезных отклонениях от норм морали и партийной идеологии. Наоборот, его моральная чистота нравилась не всем. Ему в машину недоброжелатели даже подбросили женское бельё, которое нашла жена и устроила скандал. Но запомнился он больше своими крылатыми высказываниями. Одно из них посвящено отношению к работе представителей разных национальностей. В узком кругу он выдал фразу, которая стала известна всему району, благодаря своей точной оценке происходящего:

- У меня в АТП шофёры трёх национальностей: немцы работают, русские пьют, а татары – на ремонте. А вообще, как представитель Прибалтики, заявляю: любите Россию и она вам откроется в такой невообразимой красоте и мощи, что всё остальное на этом глобусе покажется мелким и несущественным. А сибиряки вообще когда-нибудь станут основой новой великой цивилизации!

Это говорилось за праздничным столом, не для публики, только для друзей, подразумевались далеко не все представители национальности и не всё время работы, а его значительная часть, достаточная для того, чтобы обратить на это внимание. Те, кто бывал в южной части области в «эпоху развитого социализма», знают, что по внешнему виду села или деревни можно было определить, представители какой национальности составляют в ней большинство. Ещё только подъезжая, можно было точно сказать: русская это деревня, украинская, немецкая или казахская.

В Сибири все нации давно и основательно перемешались. Мы все здесь и потомки Ермака Тимофеевича, и декабристов, и участников восстаний, и первопроходцев, и первоцелинников, и чингизиды. В Сибири национальность – уже давно пережиток прошлого. Смешанные браки заключаются даже между европейцами и азиатами. Практически уже нет людей, предки которых были бы какой-то одной национальности. Настаивающие на своей «чистоте кровей» люди всего лишь неглубоко знают свою родословную. Всего в двадцатом колене у каждого человека 1 058 576 предков. Кто может поручится за чистоту крови всего миллиона предков, которые жили всего 400 лет назад? А фамилии часто вообще не совпадают с национальностью и ещё реже с родным языком. За одним праздничным столом можно встретить потомков разных племён и народов. Поют русские, украинские, белорусские, цыганские и татарские песни. Афро-сибиряков у нас пока нет, но всё ещё впереди. Мы всегда были теснее друг к другу, несмотря на необъятные просторы Сибири. Иначе не выжили бы в этой суровой красоте.

Как утверждал заворг Иванов, было два закрытых постановления ЦК КПСС об использовании лиц немецкой и еврейской национальности. Поэтому их редко можно было увидеть на руководящей работе, в партийных и советских органах и в списках награждённых орденами и медалями. Причём, не только их. Русские женщины с немецкими фамилиями, дети пропавших без вести на фронтах Великой Отечественной войны, жители временно оккупированных территорий тоже «притормаживались» партийными функционерами.

Февраль 1984.

 31. Диоды.

 

    «Всякое проявление фракционности и групповщины несовместимо с марксистско-ленинской партийностью»...

Из Устава КПСС.

 

Партия представляла классическую полупроводниковую систему. Сверху вниз идеи, решения, замыслы, замечания шли быстро, без задержек и искажений и по многим каналам связи. Особенно чётко эта система работала при Юрии Владимировиче Андропове. В первичные парторганизации посылались закрытые письма ЦК КПСС с требованием обсудить их до конкретного дня. В одном из них речь шла о предстоящем размещении ракет СС-20 в ГДР и Чехословакии в ответ на размещение «Першингов». Коммунисты могли рассказывать о содержании письма всем, но не указывать источник информации. После завершения обсуждения в указанный день публиковалось заявление Генерального секретаря на эту тему. Каждый коммунист был компетентнее своего оппонента при обсуждении этого вопроса в курилке, на кухне, в бане, в очереди, когда газеты об этом ещё молчали. И вот «Голос Америки» передавал эту новость, а население уже было к этому времени правильно проинформировано от товарищей по работе. В унисон с ними работали радио, телевидение, лекторы, политинформаторы на едином политдне.

Как и всякая другая конструкция, тоталитарная система имела и свои преимущества. Команды сверху проходили без задержки и выполнялись почти беспрекословно. Система почти не давала сбоев при прохождении электрического тока по телефонным проводам сверху вниз. Вот один случай.

К первому секретарю райкома партии в середине августа 1984 года пришла библиотекарь школы № 1:

- Моя дочь закончила заочно уже четыре курса художественно-графического факультета и работает воспитателем группы продлённого дня в школе № 3. В нашей первой школе освободилось место учителя рисования и черчения. Это её профиль обучения. Но работающая у нас в школе рядовым учителем жена заведующего районным отделом народного образования Любина хочет взять на это место свою подружку – лаборантку химической лаборатории всего лишь с 10 классами образования. Я не буду никуда жаловаться, вот пришла к Вам, потому что хорошо знаю Вас. 

Всего 38 минут понадобилось административно-командной системе, что бы всё встало на свои законные места. За это время был сделан звонок из райкома в РОНО, оттуда – в школы. Был издан приказ в одной школе о переводе учительницы и отнесена трудовая книжка в другую школу на расстояние более одного километра, издан приказ о приёме на работу в этой школе. Причём молодой учительнице рисования за это никто не мстил, она благополучно проработала ещё 8 лет, пока не переехала в краевой центр.

Снизу вверх идеи шли тяжело, или совсем не шли. Селеноидные мозги аппаратчиков пропускали идеи только в одну сторону. Как канализационные трубы, мозги работали только в одном направлении. Информация вниз двигалась быстро, не встречая сопротивления, как кошка по водосточной трубе. Один, самый верхний мог повернуть всю партию то на кукурузу, то на мелиорацию. Потом это обстоятельство помогло поднять всю КПСС на перестройку, которая, как и провозглашалось сразу, оказалась необратимой, хотя многие предрекали ей судьбу Хрущёвской «оттепели». Имело хождение выражение: «Оттепель пережили и распутицу переживём!». Промахнулись, однако!

 Август 1984.

  

32. Пример.

 

      «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:

      - честность и правдивость, простота и скромность в общественной и личной жизни»;

Из Устава КПСС.

 

Заведующий сельскохозяйственным отделом Крымский Ефим Ефимович выступал с отчётным докладом на профсоюзном собрании работников аппаратов райкомов партии и комсомола. Покритиковав техничек, инструкторов, некоторых секретарей парткомов, по-отечески пожурив комсомольцев, высказав пожелания о более плодотворной работе в адрес заведующих отделами, он на высоком подъёме произнёс:
- И у нас есть с кого брать пример! Образцом неутомимости, 
эффективности и творческого подхода к работе является первый секретарь райкома партии... 

Прозвучала фамилия Первого. Все притихли, а докладчик бойко
продолжал петь дифирамбы, без темы сомнения применяя эпитеты, которые ещё совсем недавно применялись только Генеральному секретарю партии Леониду Ильичу Брежневу. Народ безмолствовал. 
У первого секретаря почти не было недостатков, и с содержанием доклада можно было согласиться. Но форма и место хвалебной речи коробила. Начинающие работники аппарата полагали, что Первый в своём выступлении отметит эту неуместность, но как отмечалось выше, у него почти не было недостатков. Он был снисходителен к подхалимам. 
В своей речи первый секретарь остановился больше на международной обстановке, отметив в частности, что перед страной нависла угроза, сравнимая с монголо-татарским игом. Серьёзнее угроз с той поры не было. «Рейганомика» направлена на изматывание социалистической системы гонкой вооружений. А мы никак не можем достичь производительности высшей, чем у загнивающих капиталистов.
Крымский давно работал в различных управленческих структурах. Отлично разбирался в людях. Знал когда, где и как сказать нужно, чтобы упрочить своё положение. Крымский вряд ли надеялся ускорить таким образом свою карьеру, скорее, он хотел всего лишь сохранить статус-кво. А карьеру сделал бы, если бы не тяга к спиртному. Распространённая русская болезнь сильно мешала его карьерному росту. И с этим уже ничего нельзя было поделать. Кодирование среди партийных работников было не принято.

А фраза «У нас есть с кого брать пример!» с тех пор стала крылатой в аппарате райкома партии. Иван Иванович сказал после собрания:
- Теперь он Крымскому пьянки две-три простит. 
Иванов имел в виду Первого. 

 Ноябрь 1984.

 

33. Вступающие.

 

       «В члены партии принимаются сознательные, активные и преданные делу коммунизма рабочие, крестьяне и представители интеллигенции».

       Из Устава КПСС.

 

Лица вступающих в КПСС селян, при утверждении их на заседаниях бюро райкома партии – это нечто особенное. Для постоянно присутствующих при этом процессе – это открытая книга. Сразу видно, для кого это - вступление в правящую партию и ступенька в карьере. А для кого - дополнительные обязательства, ответственность, кредит доверия, который нужно оправдать честным трудом, аванс, который надо отработать. Вступление для них - это ещё один повод строже подходить к своим поступкам и серьёзнее относиться к жизни, больше работать и поэтому добиться большего.

По большому счёту, у каждого человека - свой кодекс чести. Занятно наблюдать, как первая категория играет и иногда переигрывает. Таким хочется сказать: «Посмотри на панель приборов, парень, у тебя борзометр явно зашкаливает». Как говорил Родбиндранат Тагор «Даже из эгоистических соображений человек должен обуздать свои порывы, иными словами, соблюдать нормы нравственности». У многих не хватает ума даже на это. А вот читали ли они Тагора?

Вторая категория ведет себя как на исповеди. По их лицам можно писать красивые портреты – шедевры живописи. Они искренни, чисты и открыты. Некоторые женщины плачут. Не навзрыд, у них просто текут слёзы.

Принимали в партию Галину Васильевну Веселову – жену секретаря парткома. Говорили, что именно с этой женщины в соседнем совхозе, где она раньше работала зоотехником, скульптор сделал фигуру доярки. Портретное сходство подтверждало эту версию. Фигуру механизатора сделали с главного инженера совхоза. На заседании бюро райкома партии Галина Васильевна была взволнована, очень переживала, её лицо выражало искренность и открытость, она в слезах непроизвольно произнесла: «О, Господи!». Реакция Первого была неожиданной. Он мог не заметить её восклицание или не реагировать. Но мы услышали:

- Ну, Господа Бога здесь не будем упоминать.
Поразило не то, что он сказал, а как. Это было сказано как о реально существующей личности. Вряд ли он хотел вложить в свои слова именно этот смысл. Хотя, кто это знает. Он читал многое из того, что не было доступно рядовым сотрудникам райкома партии. Скорее, это вышло случайно в атеистическом райкоме партии, но задуматься заставило.

Прошло ещё немного времени, и до многих дошло, что окружающий нас мир не так вульгарно материален, как это представляли большевики. Всё намного сложнее, чем в видении классиков марксизма-ленинизма, сложнее и прекраснее.

Январь 1985.

 34. Часы.

 

Работников райкома, как и других офицеров запаса, раз в два года призывали на недельные военные сборы, организуемые прямо в райцентре. Сюда же привозили командиров и их двух соседних районов. Стрелять давали мало. В основном шли теоретические занятия и просмотр кинофильмов об оружии «вероятного противника». Партийным работникам можно было порулить и на БМП – боевой машине пехоты. Гусеничная техника удобна в управлении, легко преодолевает сугробы на заснеженном поле. От предложения выстрелить из гранатомёта все работники райкома дружно отказались.

После стрельб на крутом берегу Оби всех собрали в аудитории профтехучилища, майор военкомата переписывал, кто, сколько очков выбил, стреляя из пистолета Макарова с 25 метров по мишени. Все называли числа, более двадцати. Когда один из офицеров запаса назвал цифру 19, преподаватель тут же заметил вслух, что «хоть один честно сознался». В перерыве между занятиями честно сознавшийся инструктор райкома рассказывал своим товарищам по оружию о случае, произошедшем в армии с его отцом.

- Молодых бойцов в конце сороковых вывезли перед принятием Присяги на полигон: «обстрелять». Выдали к карабину по три патрона. Мишени стояли перед земляной насыпью, из которой беспорядочно торчали выкорчеванные пни. Мой отец, посчитав, что для опытного охотника мишень имеет оскорбительно большие размеры, сделал три выстрела по торчащему из насыпи срезу пенька. Пошли смотреть результаты стрельбы. Отец остался доволен доставшимся карабином, пули легли в пеньке кучно, а мишень, конечно, осталась нетронутой. 
Начали обсуждать результаты стрельбы на перекуре. Один из бойцов утверждал, что попадет с такого расстояния в наручные часы старшины полигона, и предлагал ему пари.

- С тобой не буду спорить, ещё попадёшь. Вот с Костей готов поспорить по пятьдесят рублей. 

Неожиданно для всех отец согласился. Старшина уже прикидывал, что выигранной суммы хватит на две бутылки водки по 21-20 и на закуску. Предстоял интересный вечер в «каптёрке» в компании друзей. Настроение его заметно улучшилось, как часто бывает с уже пристрастившимися к выпивке в её явном преддверии. С участников пари собрали по «полтиннику». Молодому бойцу выдали три патрона.
Когда с первого выстрела трофейные часы командира разлетелись вдребезги (швейцарский «Павел Буре» банально приказал долго жить), все ахнули, старшина перешёл на красноречивые непечатные словосочетания, совсем не упомянутые в последних изданиях знаменитого словаря не менее знаменитого Владимира Ивановича Даля. Некоторые бойцы высказались о воле случая. Потом все пошли смотреть останки часов и красиво торчащий из насыпи пенёк с тремя пробоинами. Этот случай получил широкую огласку, в полку только о нём и говорили, рассказывая друг другу, как свежий анекдот, ухахатываясь над старшиной. А отца стали привлекать к соревнованиям по стрельбе. Некоторое время спустя, тёмной ночью на посту в карауле выстрелив сначала в воздух, а потом на поражение, он застрелил, ориентируясь только на шум, бурого медведя, отказавшегося выполнять команду «Стой, кто идёт!» и «Стой, стрелять буду!» Слава молодого бойца, как опытного охотника после этого только возросла.

            Январь1985. 

 

35. Сани.

 

         «Партия руководит великой созидательной деятельностью советского народа, придаёт организованный, планомерный научно обоснованный характер его борьбе за достижение конечной цели – победы коммунизма».

Из устава КПСС.

 

Инструктора райкома партии Смирнова-Росовцева, уже достаточно закоченевшего на дороге в ожидании попутной машины, подвозил шофёр грузовика из соседнего района. Водитель рассказывал: 

- Вот случай у меня был на прошлой неделе, не знаю, смеяться над этим или плакать. И смех, и грех! В среду после обеда я поехал в Савский лесхоз, чтобы загрузить сани, а на следующий день рано утром везти их на областную базу. До неё 300 километров, поэтому выезжать надо в пять часов, затемно. В четверг я поднялся в четыре часа, завёл и прогрел машину, выехал. Мороз был около тридцати градусов. В дороге пришлось менять колесо, за это время прихватило радиатор, отогревал, утеплял. Антифризов нам не дают, только начальству на легковые машины выделяют, а мы ездим на воде. В областной центр приехал к обеду. Грузчики отдыхали - обеденный перерыв. После него разгрузили сани. Оформили документы. Спросил у диспетчера, нет ли груза в какое-нибудь савское предприятие. Не хотелось возвращаться порожним, нам платят за тонно-километры. Диспетчер спросил у начальника:

- Тут машина из Савского района разгрузилась, нам в туда ничего не надо отправлять? Человек не хочет ехать порожним 300 километров.

- Правильно не хочет! Государственные деньги надо беречь. Нечего туда-сюда порожняком машины гонять. Молодец парень! Больше бы нам таких парней, давно бы коммунизм построили! Есть груз в Савское райпо. Пусть едет на седьмую площадку, грузит для райпотребсоюза сани. Скажи грузчикам, чтобы загрузили.

Я чуть не застонал от досады. Хотелось рассказать работникам базы все, что я о них думаю. Только какой от этого прок? Домой я приехал поздно вечером, разгружал сани уже на следующий день в пятницу. Хотя мог привезти груз из Савского лесхоза в Савское райпо ещё в среду за один час вместе с погрузкой и разгрузкой. Зачем такая централизация? Почему нельзя распределять продукцию нашего лесхоза на месте, а уже потом развозить по районам? А ведь кто-то за это платит. В пятницу мне выпала не менее парадоксальная работа, я вывозил из райпо на свалку полный кузов обуви, которую не покупали в магазинах. Уценять эту обувь ещё раз по инструкции уже было нельзя, поэтому её предварительно изрубили топором.

На многие вопросы тогда не было ответов. По стране курсировали поезда, перевозя во встречных направлениях одни и те же грузы: лес, сталь, сено, муку, зерно, уголь, бензин и даже воду. Главную роль в социалистическом производстве играло не распределение в строгом соответствии с планом, а перераспределение в соответствии с потребностями предприятий в условиях завышения и урезания заявок, недопоставок и «доставаний» дефицита. «Значит, кому-то это было нужно». По городам и весям ездили и грузовики, возившие начальников по их важным делам. Легковые автомобили выделяли не всем руководителям в целях экономии государственных средств, а для решения многих производственных проблем необходим транспорт, не всё решишь по телефону. По стране ездили навстречу друг другу всевозможные снабженцы и доставалы, потому что в системе, где отсутствует универсальный эквивалент обмена, и деньги не выполняют эту функцию в полной мере, большое значение приобретают личные связи, знакомства, натуральный обмен дефицитами. А это всё (дефициты и связи) не всегда находится в ближних местностях.

Январь 1985.

  

36. Главный милиционер района.

 

На заседании бюро райкома партии заслушивали отчёт парторганизации РОВД о работе по сокращению количества правонарушений в районе. Готовил проект постановления и справку инструктор орготдела Смирнов, ему помогали члены партии: судья, помощник прокурора и председатель партийной комиссии райкома. 
Члены бюро ознакомились с итоговой справкой проверяющих ещё до заседания. На заседании инструктор привёл ещё несколько характерных цифр, подробно остановился на внедрение новой техники и научных методов. Дактилоскопия в районе при расследовании не применялась более пяти лет, хотя изобретена уже сто лет назад. Фотографию изобрели уже сто пятьдесят лет назад, но и она не применяется для фотографирования мест преступления, фиксации обстановки. Собаки служат человечеству более десяти тысяч лет, но и их уже три года нет в районном отделе. Преступность растёт, раскрываемость преступлений падает.

Выступающий позже инструктора начальник милиции выбрал странный способ для своей защиты. Зная, что инструктор уже выступил, он построил свою защиту на том, что факты, изложенные в справке, целиком взяты из его выступления на партийном собрании, которое состоялось позавчера, а присутствующий на собрании инструктор всё включил в справку. Он не отрицал изложенных фактов, но обвинял представителя райкома в плагиате. «Удар ниже пояса!» О каком благородстве офицера милиции здесь можно говорить. Инструктор тут же написал записку первому секретарю райкома, попросил слово для справки. Первый предоставил ему слово. 

- Готовя вопрос на заседание бюро, я знал, что имею дело с юристами. А у них слово к делу не пришьёшь. Здесь можно было привести ещё несколько фактов, о которых я знаю, но в справке указаны только те, которые есть в протоколах партийных собраний. Посмотрите на дату, стоящую под справкой, она на два дня раньше даты позавчерашнего партийного собрания в РОВД. А на моём экземпляре расписался секретарь Вашего партбюро и поставил дату. На собрание я ходил уже с отпечатанной справкой. У меня всё, - закончил инструктор.
Главному милиционеру района крыть было нечем. Члены бюро стали задавать начальнику милиции очень неудобные вопросы. Состав бюро райкома КПСС был в те годы традиционный для всех районов. Сюда входили три секретаря райкома, заведующий орготделом, председатель райисполкома, редактор районной газеты, первый секретарь райкома комсомола, директор передового совхоза, секретарь партком другого передового совхоза, рабочая строительной организации. У них накопилось много вопросов к начальнику милиции: пьянство и семейные дебоши сотрудников, неудовлетворительная работа ГАИ, случайный выстрел в себя одного из сотрудников, взрыв пороха, приведший к пожару, жалобы на работу работников медвытрезвителя.

Начальник милиции в это время уже не проживал дома с женой и детьми. Он снимал номер на втором этаже маленькой гостиницы строительной организации вместе с молодой сотрудницей своего паспортного стола. Медовый месяц затянулся на целый квартал. Поэтому он больше не оправдывался, «принимал к сведению». Боялся, что о его гостиничном номере и соблазнительной сотруднице кому-то из присутствующих известно. И слова инструктора о том, что не все известные ему факты изложены в справке, заставляли его задуматься как раз об этом симбиозе двух сердец. Инструктор же никогда бы не стал упоминать об этом факте, он был выше этого, но милиционер, применивший против инструктора «удар ниже пояса», мерил всех исключительно по себе. Как говорили: «Каждый судит о других по степени своей собственной испорченности».

Февраль 1985.

 

37. Стихийный опрос.

 

 «Коммунистическая партия, партия рабочего класса, ныне стала партией всего советского народа».

Из Устава КПСС.

 

Инструктор орготдела Смирнов-Ростовцев полушутя рассказывал своим «товарищам по оружию»:

- Зря нас обвиняют в келейности при обсуждении кандидатур на замещение вакантных должностей. Наоборот, при подборе кадров на тот или другой пост происходит самое широкое обсуждение кандидатов в народных массах. Только сами массы не подозревают, что их мнение учитывается. Вот освобождается место руководителя. Иногда после организованной утечке информации, иногда просто по логике вещей в народе начинают говорить, что на эту должность могут назначить Иванова, Петрова или Сидорова. Слухи эти постоянно ходят среди людей, менее перспективные кандидаты отсеиваются, иногда добавляются новые. Про одного говорят, что у него недостаточно личных связей, про другого – мало опыта добывания ресурсов, про третьего, что им жена командует. Потом все склоняются к мнению, что райком назначит Сидорова. Здесь все говорят искренне. Не так, как при выдвижении и обсуждении на собрании. Это как в народной песне. Некоторые слова исчезают, со временем заменяются другими, более точными. Так и в народной молве отсеиваются одни кандидаты, появляются и закрепляются другие, более перспективные.
Руководству остаётся только отслеживать эти разговоры через своих людей. Это мы можем делать в разговоре с секретарями парторганизаций и руководителями предприятий, с рядовыми коммунистами. Чем это не всенародное обсуждение? Нам нужно опасаться не открытости в нашей работе, а таинственности, непонятности. И не нужно этого стесняться. Конспирация – пережиток очень далёкого дореволюционного прошлого. Её нужно искоренять коленным железом. Если мы не избавимся от конспирации, она погубит партию.

Всё это говорилось полушутя, но некоторых заставляло задуматься.

Февраль 1985.

 38. Любовь восьмого марта.

 

Международный женский день 8 Марта отмечали в кафе накануне праздника, после работы. Приглашены были все работающие в райкоме партии, райисполкоме, райкоме комсомола и районной архитектуре. Для райцентров, где «выходом в свет» является поход на торжественное собрание, поскольку нет театров, и появление на банкете по случаю женского праздника – торжественное мероприятие. Женщины тщательно прихорашиваются. Истинные леди задолго до банкета думают не как лучше одеться, а как максимально раздеться, соблюдая при этом приличия. В этот раз сотрудников приглашали на торжественный вечер с жёнами и мужьями. Сансаныч был с женой, чем очень обидел свою любовницу, сотрудницу поселкового исполкома. Она жаловалась своим подружкам, что её «соперница» пришла позже, перед самым началом торжества, когда её уже никто не ждал.

А Расков Василий Васильевич был один: жена уехала к тёще на все три дня отдыха. Вечер прошёл весело. Музыка, танцы, конкурсы, шуточные авторские песни на знакомые мотивы, но злободневные темы. Было что выпить, и чем закусить. Кто хотел напиться, напился. Одна незамужняя дама бальзаковского возраста была в изрядном подпитии или казалась таковой. Когда все стали расходиться, Василия Васильевича попросили проводить «даму до подъезда».

- Истинный джентльмен всегда помогает даме перейти улицу, даже когда даме нужно в другую сторону - пошутил Василий Васильевич, и они пошли. Улицы посёлка были слабо освещены и уже пустынны в столь поздний час. «Хорошо, что никто не видит меня с этой дамочкой, а то пойдут необоснованные разговоры не там, где нужно», - думал инструктор. 

Вот и подъезд трёхэтажки. Дама поскользнулась на крыльце, и как истинный джентльмен, Виктор Васильевич вовремя подхватил её и завёл в квартиру. Казалось, что она совсем не держится на ногах. Не раздеваясь, инструктор довёл её до дивана, снял с женщины пальто и уложил. Провожатый уже собирался пожелать ей спокойной ночи и уйти, но дама вдруг сказала:

- Василий Васильевич, ты только со мной ничего не делай!

Лучше бы она молчала! До этой минуты, у мужчины не было на этот счёт никаких мыслей. Но теперь всё изменилось! Мир стал другим! Некрасивых женщин не бывает, бывает мало водки. А выпито было в тот вечер достаточно. Древний английский рецепт гласит: «Если вам доведется пить в обществе, найдите взглядом самую некрасивую женщину и не отводите глаз на протяжении всего времени; в тот момент, когда она покажется вам милой и желанной - встаньте и идите домой: вы пьяны». Вот только общался ли Расков с англичанами, читал ли английских писателей? 

Проснувшись утром на широком белом диване в тёплых объятиях вчерашней спутницы, Василий Васильевич испытал непреодолимое желание немедленно задушить её. Но потом пришло осознание, что всё не так уж плохо. Ну, не позвонил вечером жене – придётся сказать, что его срочно послали поздравлять доярок с праздником на дальнюю ферму подшефного совхоза, и он вернулся поздно. А на утренний подвиг силы ещё есть, несмотря на вчерашнюю выпивку. Человек самоутверждается через свои поступки! Надо порадовать женщину в честь наступившего международного женского праздника, пусть расскажет своим подружкам, какой он неутомимый любовник. Карьере это не повредит, высшее общество это одобрит, жене не скажут. Опять же завтрак самому не нужно готовить. Из трёхэтажки можно выскользнуть незаметно, на улице ещё будет темно. И инструктор потянулся губами к пышному бюсту, в который, как говорили её сослуживцы, у неё и ушёл весь ум. Но иногда именно эти два полушария, совсем не имеющие извилин, как раз и играют самую важную роль в карьере женщины.

Через два часа Расков уже звонил со своего домашнего телефона – поздравлял жену и тёщу с международным женским днём 8 Марта. Витиеватые фразы поздравления лились как воды широкой полноводной реки Миссисипи, петляя и закручиваясь в чёрных и тихих омутах, будя и омывая засевших в них чертей, прибиваясь то к платоническому, то к эротическому берегу. Партийная работа располагает к многословию. 

Март 1985.

  

39. Похороны Черненко.

 

  «ЦК КПСС регулярно информирует партийные организации о своей работе».

Из Устава КПСС.

           

Когда страна по телевидению увидела, как во время всей траурной речи об Андропове не может отдышаться самостоятельно поднявшийся на трибуну мавзолея новый Генсек, все поняли, следующих похорон осталось ждать недолго. Сразу появилось множество анекдотов на эту тему. Один из них звучал так: «Вчера после тяжёлой и продолжительной болезни, на 75 году жизни, не приходя в сознание, верный сын ленинской партии К. У. Черненко …приступил к руководству страной».

Председатель профкома работников аппаратов райкомов партии и комсомола Прутов Николай Николаевич ещё в конце января 1985 года повесил в приёмной райкома партии портрет Генерального секретаря в рамке из тёмного дуба. В простенке чуть выше двух светлых окон коричневый дуб смотрелся совсем чёрным. До середины февраля по этому поводу в приёмной отпускались шутливые комментарии, пока портрет не сняли после уже далеко не шуточного замечания Первого.

24 февраля по телевизору показали, как Генеральный секретарь, поддерживаемый двумя помощниками, подходит к урне на небольшом избирательном участке, больше похожем на декоративный. Листы бумаги дрожали, и он никак не мог попасть в урну. При повторном показе это место сократили. Кому нужно было показывать на всю страну это издевательство над старым больным человеком? А 8 марта ему стало хуже, и поползли слухи о его смерти. На улицах мужики говорили: «Пойдём, помянем Черненко. Он умер, только не объявляют об этом из-за Международного женского дня». Прецедент этого в новейшей истории был. Косыгин Алексей Николаевич умер 18 декабря 1980 года, но объявили об этом только 20-го, после дня рождения Брежнева. Как подтверждение этого предположения, после праздников с утра передавали по радио только траурную музыку, без новостей и официальных сообщений. Но люди и так знали, что произошло. С началом рабочего дня во все райкомы по телефонам сообщили о смерти Генсека. Через тринадцать месяцев руководства страной он, «так же не приходя в сознание», оставил это руководство. Все к этому были уже готовы. 

Через два дня работники аппарата райкома смотрели трансляцию похорон в партийной библиотеке. После сытного обеда все дремали, облокотившись на стопки газет на столах. Звучала музыка Шопена: соната №2, часть третья, ставшая в последние годы такой популярной, что её знала вся страна. Когда локоть одного задремавшего сотрудника съехал со стопки газет, и тело его дёрнулось, все освободились от дремотного состояния и захохотали. Через десять минут снова царила всеобщая дрёма. Райком спал. Профессиональнее всех на всех заседаниях и форумах умел спать Белов Пётр Петрович, он умудрялся дремать, не шелохнувшись, даже в первом ряду президиума на пленумах райкома и заседаниях партийно-хозяйственного актива. 

После похорон Черненко К. У. в стране наступила новая эпоха. Перемен ждали, но никто не предполагал, что они будут настолько глобальными. А Горбачёв сдержал своё слово: перестройка действительно носила необратимый характер! Перемены коснулись и района. Первого секретаря райкома перевели на работу заведующим сельскохозяйственным отделом обкома партии. Его место занял председатель райисполкома Солин Виталий Дмитриевич, «крепкий хозяйственник, от сохи».

            Март 1985.

  

40. Приход Горбачева.


Рассказывать о событиях современности, как и недавней истории, их непосредственному участнику или свидетелю и легко, и трудно. Легко потому, что это только произошло, и ещё есть множество свидетелей и свидетельств этих событий. Трудно потому, что не существует единого мнения на произошедшие события у людей, переживших их, не говоря уже об историках и аналитиках, описывающих эти события. Даже в отдельно взятом райкоме партии сотрудники понимали перестройку по-разному. Секретари говорили, что в районе всё хорошо организовано, нужно только как всегда «улучшить», «усилить», «поднять» и «увеличить». А инструктор орготдела Смирнов-Ростовцев сказал в шутку, что перестройка может буквально означать и перестроение, то есть смену строя. На эту возможность указывает разнообразие отглагольных форм богатого и могучего русского языка, особенно тех, что используют в армии.

Прихода Горбачёва ждали. Страна устала от тяжелобольных Генеральных секретарей, особенно от последнего. Жажда перемен ощущалась в обществе, их хотели все. Можно с уверенностью утверждать, что самый высокий авторитет у Михаила Сергеевича был в момент прихода к власти. Народ выдал ему кредит доверия для проведения перемен в стране. О масштабах же грядущих перемен не догадывался никто, даже сам реформатор. 

Единого плана реформ не было и на самом верху власти. В Политбюро ЦК КПСС работали политики с противоречивыми взглядами, такие, как Александр Яковлев и Егор Лигачёв. Статья Нины Андреевой «Не могу поступиться принципами» в «Советской России» от 13 марта 1988 года и отклики на неё показали, что противников у Горбачёва хватает и слева, и справа. До 5 апреля в прессе не появилось ни одного возражения, и только статья Яковлева в «Правде» нацелила на продолжение реформ. Партийные и советские руководители на местах по-своему трактовали задачи партийных комитетов в свете решений высших органов партии. Таким же неоднородным было и общественное сознание. Огромные массы людей по-разному представляли масштабы, темпы и глубину преобразований в зависимости от своего жизненного опыта, образования, национальной принадлежности. Кто-то собирался пережить перестройку как кукурузу и НОТ (научную организацию труда), а в Прибалтике заговорили о выходе из СССР. Усиливался национализм республиканских элит. Милицию вооружили резиновыми дубинками, которые сразу стали называть «демократизаторами». Видеть, как милиция орудует этими дубинками, было страшно. Общего плана реформ не просматривалось, в стране или на Земле, по крайней мере. Появилось много никчёмных лозунгов про перестройку, вроде «Пионерия перестраивается на марше!»

Горбачёв знал, что не все будут поддерживать его начинания, и по мере проведения реформ чувствовал всё меньше уверенности в своих силах. У него были опасения, что товарищи по партии свергнут его как Никиту Сергеевича Хрущёва. Поэтому Михаил Сергеевич по мере проведения реформ старался концентрировать власть в своих руках, непременно призывая при этом к демократии. В июне 1985 года на вакантное место Председателя Президиума Верховного Совета СССР был избран А. А. Громыко. Первого октября 1988 года этот пост занял уже сам Горбачёв. В середине марта 1990 года он был избран на безальтернативной основе Президентом СССР на съезде Советов. За него проголосовали 59% делегатов. Но на всенародные выборы президента СССР Михаил Сергеевич так и не решился. Примерно в это время и закончилось руководство Горбачёва перестройкой. Ключевые посты заняли сплотившиеся в тесную команду Лукьянов, Янаев, Павлов, Крючков, Бакланов, Стародубцев и примкнувший к ним Язов. И все эти годы в голове интуитивно возникали строчки из песни: «Ты ко мне приходишь, незнакомка, но пока что лишь во сне!» И слово «незнакомка» почему-то машинально хотелось поменять на слово «перестройка». Разговоров было много, но дел было мало. Некоторые дела напоминали поведение слона в водочном магазине.

 1985-1990

  

41. Крест.

 

       «Вести решительную борьбу с любыми проявлениями буржуазной идеологии, с остатками частнособственнической психологии, религиозными предрассудками и другими пережитками прошлого»;

Из Устав КПСС.

 

Один инструктор орготдела в эпоху сплошного официального безбожия и широкомасштабной борьбы с суевериями и предрассудками рассказывал на коммунистическом субботнике товарищам по работе:
- Мой отец поведал мне одну историю с продолжением. Когда он служил в армии, старшие товарищи по оружию решили напугать кого-нибудь из молодых бойцов. Было заключено пари, что он сходит на кладбище за речкой и принесёт оттуда крест. Ушедшие заранее его пугать двое старослужащих ждали моего отца со стороны мостика, а он, полностью раздевшись, переплыл речку и появился около них с неожиданной стороны. Увидев около одной из могил две фигуры, отец подумал, что это кто-то из солдат зашёл посидеть с девушкой на скамейке, и тоже решил их напугать. Для работавшего до армии учителем физкультуры ничего не стоило подпрыгнуть, ухватиться за толстый сук дерева, а потом повиснуть на нём вниз головой. Когда за спиной пришедших пугать раздались слабые стоны, они обернулись и увидели висящего вниз головой лицом к ним абсолютно голого человека. Два бойца как в масках альбиносов, мягко говоря, очень быстро вернулись в свою казарму, заскочив по пути в общественный туалет. Принесённый полусгнивший крест послужил доказательством бесстрашия молодого бойца. Потом этот крест был прислонён старослужащими к открывавшейся вовнутрь двери в доме жившего на территории части офицера.

После службы мой отец опять работал учителем, и эта история получила продолжение. Весной 1957 года он рассказал об этом случае ученикам, собиравшимся уже осенью пополнить ряды Вооружённых Сил СССР. Двое из них летом пошли охранять ночью домашний скот, не допускавшийся в деревню по причине карантина. С ними был ещё один – Вася Грободулин по кличке Гроб, уже отслуживший в армии и не веривший ни в Бога, ни в чёрта. Все трое изнывали от скуки у костра. И вот Вася по спору пошёл на кладбище принести старый крест. Это мероприятие должно было непременно завершиться распитием выигранной на пари одной из спорящих сторон бутылкой самогонки. Вопрос состоял только в том, кому идти за самогоном. Один из будущих воинов, не желавших пить за свои деньги, быстрее Васи добежал до погоста, и когда новоиспечённый осквернитель могил взялся за лежащий на земле полусгнивший крест, он услышал сзади тихие слова, произнесённые на распев: «Вася, стой! Крест-то мой!». Василий заорал благим матом и в панике покинул не только кладбище, но и пост у загона скота, прибежав домой белее снега, сопровождаемый громким лаем деревенских собак. На следующий день вся деревня только об этом случае и говорила. А деревенский титул Василия стал значительно длиннее, с этого дня его стали звать Вася Гроб-Крест, как это было в традициях жителей далёких американских прерий и пампасов.

Официальный атеизм, несмотря на все старания коммунистической пропагандистской машины, так и не смог искоренить суеверия в народе. Сами партийные работники сворачивали с асфальтированного тротуара на грунт, чтобы не проходить под укосиной телеграфного столба, стоящего недалеко от райкома партии. Все руководители района скромно отмечали пасху и открыто – родительский день. Традиции переплелись с верованиями и суевериями. Некоторые суеверия, как например, своевременное чихание пришло «из романтических веков, от древнегреческих богов и сказок нашей старины». Что можно назвать верой, а что традицией? Загадочна русская душа!

Апрель1985. 

 

42. Автоинспекторы.

 

Инструктор райкома партии Сергей Сергеевич Смирнов-Ростовцев ранним июльским утром поехал на рыбалку на мотоцикле с коляской. Перед самым постом ГАИ у «Днепра» неожиданно погасла фара. Ни ближнего, ни дальнего света не было. В те времена езда на мотоциклах «днём с огнём» ещё не была обязательной. И хотя из-за горизонта начало медленно выплывать огромное дневное светило, инспектор ГАИ Свешников остановил мотоциклиста. Инструктор предъявил водительские права, удостоверение инструктора райкома партии. Гаишнику, во что бы то ни стало, хотелось показать, что на дороге он главнее:

- Зачем ты мне это райкомовское удостоверение показываешь? Оно мне не нужно! – инспектор считал, что может обращаться на «ты» к любому водителю.

- Чтобы не говорили потом, что не знали, кого остановили.
Водительские права инспектор забрал, пояснив, что хоть солнце уже и взошло, но транспортное средство двигается в условиях ограниченной видимости. На следующий день инструктор зашёл к начальнику ГАИ Петухову, тот выписал квитанцию на пять рублей – штраф за нарушение. После оплаты штрафа в сберкассе инструктору райкома вернули права. Гаишники остались довольны: они поставили на место партийного работника. Показали, кто на дороге хозяин. 

Вечером была выпивка у замполита в кабинете. Начальник автоинспекции Петухов во время красочно рассказал об этом случае замполиту районного отдела, как о важном показателе укреплении авторитета милиции. Шли обычные в таких случаях разговоры о женщинах, о произведенных и предстоящих кадровых перемещениях в районе. Замолит похвастался, что вчера услышал новый тост в райкоме партии и теперь огласил его:

- В суровых условиях Сибири Машка-экскаваторщица копала траншею и неожиданно ковшом отодвинула плиту. Из любопытства она спустилась в открывшееся подземелье. Там в саркофаге лежал молодой красавец император. Он был так свеж, так хорошо сохранился, что Машка не выдержала и поцеловала его. И тут случилось чудо: молодой красавец император ожил. Он поднялся и сказал, что после того, как исполнит шестнадцать её желаний, снова станет властителем всего мира. Машка ненадолго задумалась и попросила его исполнить одно её желание шестнадцать раз. Молодой красавец император исполнил восемь раз Машкино желание и скончался. Так выпьем же за Машку-экскаваторщицу, избавившую мир от очередного тирана!

Работа в милиции довольно нервная, требует разрядки. Некоторые сотрудники и выходят из стресса с помощью алкоголя. О кабинетах психологической поддержки пока идут только разговоры.
Через неделю закончился отпуск инструктора райкома партии Смирнова-Ростовцева. Приступив к работе, он проверил все постановления бюро райкома партии, стоящие у него на контроле. Одно из них: «О работе парторганизации РОВД по повышению безопасности движения на дорогах района» отложил в сторону, остальные вернул в сейф. В тот же день у заведующего отделом был согласован вопрос о заслушивании информации секретаря партбюро милиции по выполнению этого постановления. Вопрос включили в повестку дня заседания бюро райкома на следующий месяц. Процесс пошёл. Секретаря партбюро и замполита пригласили в райком и проинформировали о предстоящем слушании.

В рамках контроля работы парторганизации милиции по выполнению постановления бюро райкома партии работу ГАИ проверил помощник прокурора района и написал справку о результатах проверки. Цифры упрямой статистики были неутешительны. В районе по итогам первого полугодия по сравнения с тем же периодом прошлого года возросло количество ДТП, в том числе и со смертельным исходом, в авариях погибло на два человека больше. Такие показатели никакими восхвалениями проделанной работы не опровергнешь. Все карты биты заранее, хотя работник прокуратуры и постарался не заострять внимание на недостатках.

На заседание бюро райкома партии пригласили начальника РОВД, его замполита, секретаря парторганизации и начальника ГАИ. Поскольку слушание проходило в рамках контроля, выступления и письменной информации от инструктора райкома Смирнова-Ростовцева не требовалось. Он скромно просидел всё заседание «на скамье» для приглашённых – длинном ряду составленных вместе стульев, внешне безучастный ко всему происходящему. Ознакомившись с запиской помощника прокурора, члены бюро стали задавать людям в погонах неприятные вопросы: почему на личных автомобилях работников автоинспекции государственные номера заканчиваются двумя нулями, почему работников инспекции можно встретить в форме где угодно, даже за пределами района, на знаменитых целебных озерах, но только не на трассе. И главный вопрос, почему после принятия постановления бюро по отчёту парторганизации о работе по повышению безопасности движения возросла аварийность в районе, смертность в ДТП, и даже погиб ребёнок, чего не случалось с детьми в последние три года, тем более на пешеходном переходе. Первый секретарь райкома партии Солин Виталий Дмитриевич со свойственной ему прямолинейностью высказал коммунистам в милицейской форме все претензии, что у него накопилось по их работе. Вспомнил пьянки личного состава, семейные дебоши, громкие постельные скандалы, тяжкие дорожно-транспортные происшествия. Работу парторганизации по выполнению постановления бюро признали неудовлетворительной. Исполнителям «поставили на вид» - был такой вид партийного взыскания. 

Вечером в РОВД состоялся «разбор полётов». Замполит успел доложить начальнику о том, что автоинспектор забрал водительские права инструктора райкома партии, у которого это постановление стояло на контроле, а начальник ГАИ Петухов оштрафовал его на половину дневного заработка за нарушение, которое не было безусловным. Но не будет же инструктор райкома партии подавать на ГАИ в суд. Главный милиционер района в быстро вошедшей в моду манере Солина, но значительно громче законодателя этой моды, орал на автоинспектора Свешникова, перемешивая нецензурные выражения с блатными. В переводе на русский письменный язык их разговор звучал так:
- Какая там «ограниченная видимость», когда солнце взошло? Ты что, приболевший мелкий хищник, не знал, что он инструктор райкома партии, когда останавливал его уже после восхода солнца за невключенный ближний свет? 

- Знал, он показал мне удостоверение. Но именно партия учит нас, что дисциплина на дорогах должна выть одной для всех.

- А почему ты, маленькая собачка женского пола, своего брата, такого же приболевшего мелкого хищника, пришёл ко мне спасать от лишения прав, когда его в соседнем районе поймали за рулём в пьяном виде? Он на ногах стоять не мог, из машины в лужу вывалился. Тогда ты думал, что дисциплин на дорогах должно быть две, и одна из них – только для таких, как ты и твой брат! Своя, персональная! В следующий раз со мной пойдёшь в райком на заседание бюро! Нет, не пойдёшь! Тебя, приболевшего мелкого хищника, туда на порог не пустят. Ты у меня на пенсию пойдёшь! Досрочно! Не в ту сторону смотришь. Безопасность на дорогах нужно улучшать, а не показывать всем подряд, кто на дороге главный. Этот инструктор мог не вспомнить про постановление бюро, стоящее у него на контроле, если бы вы с Петуховым оштрафовали его справедливо. Я его знаю, он честный, порядочный человек! И с милицией у него всегда были самые добрые отношения. Ещё до работы в райкоме он был дружинником. Мы его грамотой наградили за то, что он подставил ножку одному пьяному дураку с ножом, и тот упал, не добежав до нашего сержанта всего два метра. Сейчас никому не докажешь, что нас заслушали несвоевременно, из-за личной обиды. Наоборот, райком партии заслушал нас вовремя, когда безопасность на дорогах резко ухудшилась. Показатели нужно улучшать, а потом уже амбиции свои выказывать. А вы с Петуховым даже из бывших дружинников своими действиями делаете недоброжелателей, независимо от занимаемой ими должности. Как дальше собираетесь сотрудничать с населением в борьбе с преступностью?

Содержание этого разговора, сдобренного не одной дюжиной непечатных выражений, стало известно Смирнову-Ростовцеву уже на следующий день. У райкома партии были в милиции свои «доверенные лица».

В третьем квартале безопасность на дорогах района повысилась, аварийность снизилась, обошлось без смертельных случаев. Инспектора ГАИ не отправили на пенсию. В начале следующего года по предложению инструктора райкома Смирнова-Ростовцева постановление бюро райкома было признано выполненным и снято с контроля. 

Через неделю после снятия с контроля постановления инспектор ГАИ Угрихин отобрал водительские права у личного водителя депутата Верховного Совета СССР, директора передового совхоза за то, что тот заехал «под знак» и высадил своего шефа непосредственно у здания райисполкома, они торопились на сессию районного Совета. Пути подъезда к райисполкому были давно перекрыты дорожными знаками по распоряжению Солина, но все знали, что это ограничение не для всех. Последовал немедленный вызов главного милиционера района на ковёр. Сначала Солин рассказал начальнику РОВД примерно всё то, что тот рассказывал полгода назад своему автоинспектору и в тех же непечатных выражениях про мелких хищников, приболевших диареей, моноорхизмом и чудом переживших лоботомию. Самое вежливое выражение было: «Твоё мнение здесь настолько ценно, что не помешало бы тебе хранить его при себе!»

Потом уже разбор полётов состоялся в РОВД, с применением самой тяжёлой артиллерии непечатных терминов и блатного жаргона. И перевели инспектора охранять госбанк. Место тёплое, но не «взяткоёмое». 

Всё это было бы очень смешно, если бы это было не про нас. А так, «за державу обидно».

Август 1985.

 

 43. Болгарское турне.

 

Туристические группы для поездки за границу формировались в районе райкомом партии. Руководителем группы в Болгарию назначили секретаря парткома совхоза Семён Семёновича Римского-Корсакова. Туристы должны были иметь характеристики-рекомендации партийных организаций. Кого попало, за границу не пускали. Однофамилец великого композитора поехал без жены, руководителю группы не разрешалось брать с собой членов семей, и он взял с собой сотрудницу, бухгалтера совхоза Маргариту, отличавшуюся стройностью фигуры и мягким покладистым характером. Смирнов-Ростовцев ехал в турне с женой, простым туристом, его и избрали партгрупоргом туристической группы. Группа добиралась поездом до Москвы, потом самолётом до Софии, на автобусах по Болгарии до Слынчева Бряга, а потом, уже после отдыха, из Бургаса – самолётом до Москвы.

Если в СССР туристы были разных национальностей, а после пересечения границы нас всех стали считать русскими. Только одного татарина, учителя по профессии болгарские пограничники долго проверяли. Все другие туристы уже прошли осмотр и отпускали безобидные шуточки в адрес «счастливчика», а он смущался и краснел. Встречали туристов из СССР везде хорошо. 

Ровно за сто лет до этого прадед Смирнова-Ростовцева поручик Елецкого полка возвращался из Болгарии в Россию. Он был увешан орденами за освобождение страны от турецкого ига, но главной была награда от народа Болгарии: молодая жена, прабабушка Смирнова-Ростовцева. Возможно, где-то здесь жили родственники – троюродные братья и сёстры отца Сергея Сергеевича. Но искать кого-то через сто лет было нереально, прошло две мировых войны и одна балканская. Да и наличие родственников за границей не приветствовалось. Поэтому и из скромности о своём славном прадеде партгрупорг группы не рассказывал никому, хотя и очень хотелось сделать это на экскурсиях и при встречах с болгарами. В Болгарии туристы узнавали и свою историю. В своей стране многие даже не слышали о генерале Скобелеве, немного знали и о роли Александра Второго в освобождении Болгарии. А о Самарском знамени в Старой Загоре туристы узнали только около его одноимённого памятника. Здесь раньше была Римская Империя, Фракия. Отсюда был родом Спартак. Гид говорил, что и мать Александра Македонского была сербской княжной. В Пловдиве показывают развалины амфитеатра, музеи. Странно, у обнажённых статуй римлян скульпторы показывают волосяной покров только на голове. Древнеримская мода на бритьё или их же каноны изображения в камне? 
Пловдив, Габрово, Долина Роз, Бургас – красивые места. Однажды экскурсовод очень удивил туристов, некоторые смеялись до слёз. После сорока минут езды по идеально ровной дороге из Софии в Пловдив на автобусе «Чавдар» со скоростью 140 километров в час он высказал мысль, что туристы устали, и сейчас будет отдых у кемпинга. Он явно не ездил «необъятными просторами Сибири» по ухабам в жёстком автобусе 300 километров за восемь часов, стоя, и всего с двумя остановками по сорок минут на автовокзалах, где тоже негде присесть. Самое вкусное мороженное в Пловдиве, сладолёд по-болгарски. Шипка, здесь сражался Елецкий полк, здесь лежат боевые товарищи прадеда.
Новости по радио на болгарском языке были очень понятны, а вот речь продавцов на рынках нет. Но с туристами они все говорили по-русски. Гид рассказывал, что «с первого класса ученики школ учат болгарский и русский языки, а с четвёртого класса – иностранные». Большинство туристов истратили 90 процентов обмененных левов в первые два дня пребывания. По сравнению с СССР покупать было что. Смирнов-Ростовцев взял трёхтомник Константина Симонова «Живые и мёртвые» болгарского издательства «Вышейшая школа» на русском языке, дома его было не достать даже работнику райкома партии. В болгарском издании не было «купюр» цензуры, поэтому было много правды о войне. Ещё был приобретён монгольский кожаный пиджак. Много ли купишь на обмененные 530 рублей? А ведь ещё за два месяца до их поездки обменивали вообще по 330. Наши туристки ходили по магазинам до последнего дня, прикидывая, как лучше истратить последний лев. 
Селили туристов в двухместные номера, заботясь о нравственности и соблюдении Морального кодекса строителя коммунизма. Тем, кто был с сотрудницей, приходилось проявлять чудеса изобретательности, чтобы уединиться в номере во время похода группы на пляж или по магазинам. Но много ли нужно время любовникам для счастья? Некоторые туристки знакомились с местными парнями. Они не выполняли рекомендации ходить по городу и в гости только группой по пять человек. С первого же дня поездки всех интересовал вопрос: кто же приставлен к группе от КГБ? Считалось, что такие представители были в каждой группе туристов за рубежом. Потом эта тема стала обсуждаться открыто. Подозревали Марию, преподавательницу института и, естественно, работника райкома партии Смирнова-Ростовцева. Сергей Сергеевич во время очередного вечернего банкета подошёл к Марии и предложил выпить за «бойцов невидимого фронта». Выпили на брудершафт. 
Благодарность от признательной Болгарии в адрес Великой России, казалось, была написана на каждом камне. Туристов пропустили без очереди в Мавзолей Георгия Димитрова. Здесь они были иностранцами. Но веломобили в парке давали в прокат только за свободно конвертируемую валюту. Стране нужно было зарабатывать доллары, фунты, марки. Существовала и целая сеть валютных магазинов «Кореком». Чтобы объехать весь Солнечный Берег Смирнов-Ростовцев взял в прокате простой велосипед.

В Москве пограничники даже не проверяли вещи туристов. Ограничились проверкой паспортов. Приятно побывать в стране, где воевал прадед, где жили родственники прабабушки.

Сентябрь 1985.

  

44. Краснознамённые километры.

 

Директор дорожного управления Арнольд Вегвеллер стоял перед сложной проблемой. Заканчивался июнь, нужно было выполнять квартальный и полугодовой планы капитального ремонта дорог. Битум для этого был даже в избытке, а вот щебня не хватало. И вот, благодаря мощным пробивным способностям Арнольда, после «завоза и заноса» большого количества даров сибирского леса и «деревянных» изделий из оного нужным людям, щебень «пошёл». На два плановых километра хватало, но хотелось больше. Добыв ещё на полкилометра не очень качественного щебня, Вегвеллер скомандовал:

- Добавьте больше битума!

Вместо двух километров было отремонтировано три. План квартала выполнен на 150 процентов, а полугодия – на 135. В середине июля предприятие получило переходящее Красное знамя в соревновании строительных организаций района и солидные премии. Примерно с этого же времени асфальт «поплыл». В нём не хватало жёсткости. По свежим километрам «пошла волна». Асфальт потом постепенно срезали грейдерами, но весь сгрести так и не удалось. Перекрывать же его другим, твёрдым слоем не было смысла, жидкое основание не позволяло верхним слоям сохранять твёрдость. Ещё долго водители, проезжая эти километры, проклинали «небоскрёбными» словами и дорожников и километры, но мало кто из проезжающих знал, что едет по знаменитому среди всех дорожников области «краснознамённому» участку дороги.

Впрочем, у дорожников проблемы бывали не только производственные: несвоевременное снабжение материалами, отсутствие нужной техники. Бывали и административные завихрения. Однажды «третий» секретарь райкома партии Белов Пётр Петрович приехал к их директору, и приказал посадить у въезда в посёлок на обочине трассы республиканского значения ряд деревьев. Никакие убеждения, что деревца будут мешать уборке снега в зимний период, не помогали. Аргументы, что по правилам безопасности дорожники должны срезать древесную растительность не только на обочине, но и на откосах, в не принимались. Секретарь стоял на своём. Его главный аргумент был веским и для него неоспоримым: «Вопрос согласован с первым секретарём райкома партии Солиным!» Остальным, по мнению «третьего», о чём-либо рассуждать, ссылаться на нормативные акты и обсуждать решения первого секретаря не полагалось. Так нужно партии! 
Секретарь парторганизации, начальник участка Лебедь приехал в райком партии к инструктору Смирнову, рассказал о визите секретаря курирующему строительные парторганизации:

- Я в шоке! Не знаю, что делать. Подскажите что-нибудь. Не могу я на своём участке творить такое безобразие. 

Двум инженерам всегда легче найти общий язык, чем гуманитариям. Это у последних есть поговорка: «Два юриста – три мнения». Имеется в виду – у каждого своё, а потом и общее. Аналогично: «Два врача – три диагноза». Инструктор оценил ситуацию, в которую попал начальник участка:

- Сразу так с лёту трудно посоветовать. «Спустить на тормозах» вопрос не удастся однозначно. Вопросы, согласованные с вышестоящими секретарями, Белов стремится контролировать и обязательно докладывает о ходе выполнения, рекламируя своё служебное рвение. Я позвоню завтра. Что-нибудь обязательно придумаем.

На следующий день утром секретаря парторганизации дорожников позвали к телефону:

- Александр Васильевич, выход есть. Посадите не самые здоровые деревца на обочине, где сказал секретарь. Потом доложим Белову, пригласим его «оценить» работу. Сейчас весна. Всё лето вы будете выдёргивать по одному деревцу в неделю. Я понимаю, деревья жалко, но когда речь идёт о безопасности людей на дороге, выбирать не приходится. 

К зиме все деревца были выдернуты или сломаны случайными и отнюдь неслучайными наездами. Белов, однажды проконтролировав выполнение, забыл про свою зеленую аллею. Яблони над асфальтом не зацвели и не склонились над ним. Инженеров для того и учат в институтах, чтобы они не претворяли в жизнь ошибки проектировщиков и дурь начальства. Если бы на местах люди не корректировали иногда откровенно абсурдные партийные указания, административно-командная экономика развалилась бы значительно раньше. Но люди вынуждены это были корректировать, нужно было выживать и в этих условиях.
Кроме километров были и «краснознамённые» кубометры и гектары. Только в одном совхозе района за полив орошаемых полей платили по итогам собранного урожая, а во всех остальных хозяйствах оплата производилась за кубометр воды, вылитой как попало и куда попало. За перевыполнение давали премии, вымпелы, знамёна. То, что избыток воды приведёт к вторичному засолению почв, никого не интересовало. Аналогично платили за гектары вспашки, боронования, прополки. И только за уборку платили с тонны урожая. 

Сентябрь 1985.  

 

45. Командировка в национальный совхоз.

 

       «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:

      - дружба и братство всех народов СССР; непримиримость к национальной и расовой неприязни»;

          Из Устава КПСС.

 

Инструктора орготдела Смирнова-Ростовцева в сентябре отправили в дальний национальный совхоз на три дня, до субботы. Это было подобие некого института уполномоченных, применявшегося ранее. За это время нужно было побывать на полях, на заседании парткома и на собрании в цеховой парторганизации центрального отделения совхоза, где планировался приём в члены партии двух трактористов, принятых кандидатами год назад. Местное население говорило только по-татарски, и лишь в присутствии важных гостей переходило на великий и могучий русский язык. Инструктора райкома они за такового не принимали, поэтому русская речь в этот раз звучала только тогда, когда обращались непосредственно к нему. При секретарях райкома они такого себе не позволяли. Это несколько задевало самолюбие инструктора, но он не подавал вида.
На крыльце канторы совхоза инструктора встретил его давний знакомый тракторист Ахтям со всей своей семьёй: женой и грудным сыном. Поздоровались. 

- Ну как назвал? – спросил инструктор. В прошлый приезд родители выбирали сыну имя. Сознавая, что живут среди русских, хотели подобрать ребёнку имя, одновременно похожее и на татарское, и на русское. А с инструктором обсуждали подходящие варианты: Альберт, Арнольд, Роман. 

- Николаем назвали! – ответил Ахтям, улыбаясь.

- Правильно, одобряю! – поддержал инструктор. 

- И отец мне так же сказал, - ответил тракторист.

В цеховой парторганизации оказалось, что собрание ещё не готово. Докладчик по основному вопросу ещё не собрал материал для доклада. А двое вступающих «потеряли» кандидатские карточки. Пригласили вступающих. Инструктор сделал вид, что верит им. Он обратился к секретарю парткома:

- Рашид Шеихович! Повестку дня собрания придётся изменить. Вместо приёма в партию будем рассматривать персональные дела тех, кто даёт рекомендации несерьёзным товарищам, теряющим партийные документы. Дайте мне список тех, кто рекомендовал их в партию. Это секретарь комсомольской организации, выдавший им рекомендации от комсомола, и ещё по два коммуниста, поручившихся за каждого вступающего. Заслушаем их здесь, а потом на заседании бюро райкома партии.

До собрания оставалось два часа. За это время докладчик собрал недостающий материал, а вступающие «нашли» кандидатские карточки. Их предположение, что их просто не примут в КПСС, в связи с утерей кандидатских карточек, не оправдалось. Перспектива подвести четырёх аксакалов и «своего» секретаря комитета комсомола им явно «не нравилась». Собрание прошло без проблем, «чинно, благородно». На следующий день в десять утра было заседание парткома. 

- Можно, мы будем говорить на своём языке? У нас многие члены парткома плохо говорят по-русски, и заседание парткома в этом случае затянется надолго, а сегодня пятница, у многих конец рабочей недели, - спросил инструктора секретарь парткома. Что можно ответить в таком случае? «Ну, погодите, вы об этом ещё пожалеете! У вас будет на это много времени, все предстоящие выходные вы будете думать только об этом и ни о чём другом», – подумал инструктор и ответил согласием.
На заседании парткома звучала татарская речь. Некоторые технические и политические термины были заимствованы из русского и в общем контексте звучали «правильно», с восклицательными знаками после слов «райком», «Генеральный секретарь Горбачёв» и «перестройка». Члены парткома делали лирические отступления в адрес райкома партии и его представителя, рассказывали анекдоты. Всем нравился этот спектакль, но секретарь парткома всё время возвращал разговор в нужное русло. Договорились, что сторожей на зерносклад нанимать не будут, а устроят дежурства. На практике это означало, что дежурные будут то с одного края села, то с другого, и все соседи и родственники дежурного будут ночью тайно запасаться совхозным зерном для своего подворья. У них это было в порядке вещей, в засушливые годы они заготавливали совхозной техникой сено в северных районах, но только для личного скота.

Пошли в столовую. Инструктор и секретарь парткома прошли к столику вперёд, а главный агроном остановился в раздумье, сесть за один стол с ними или устроиться за соседним.

- Киль менде! Утр шай черга! – услышал агроном приглашение от инструктора, вздрогнул и чуть не уронил поднос с обедом. Секретарь парткома раскрыл рот и застыл в этой позе. А сказано-то было: «иди сюда, садись чай пить». Откуда им обоим было знать, что первые годы жизни инструктор провел в этом селе с родителями-учителями, преподававшими здесь в школе русский язык и литературу, физику и физкультуру? И его нянька пела ему колыбельные песни на татарском языке. А потом он жил ещё в другом татарском селе, а много позже приезжал сюда в гости «на бешбармаки и баурсаки». И его друга детства зовут Акрам. И по-татарски он не общался только из скромности, пока «не достали». Тут подошла совсем юная работница столовой с обесцвеченной жёлтой, почти золотой причёской, она принесла «высоким гостям» бумажные салфетки в небольшой вазочке. 

- Рахмат, о, алтын чечек! – улыбаясь, поблагодарил её инструктор, что означало: «Спасибо, о золотой цветочек!» Девчушка радостно заулыбалась в ответ.

- Тилден артык казыма йок! – произнося это, инструктор виновато улыбнулся своим сотрапезникам, разводя при этом руками. Сказанное означало: «Нет лучше клада, чем язык!»

Ели молча. Секретарь парткома и главный агроном лихорадочно вспоминали всё, что в эти дни говорилось при госте на татарском языке. Их обед был явно испорчен. А наболтали они только о хищении социалистической собственности не на одну статью уголовного кодекса и не на одну пятилетку лесоповала. «Да, - подумал Рашид Шеихович – кадры надо знать! Иначе десять гектар корабельных сосен «отхватишь со товарищи» перед пенсией. Солидная делянка! Хорошо хоть люди у нас воспитанные, никто его не материл, непечатные выражения в чужом языке усваиваются гораздо раньше печатных, и он их явно знает». 

- Ну, мне пора ехать домой! – сказал инструктор секретарю парткома, когда они вышли из столовой, - да и Вы должны отоспаться, Вам сегодня ещё с Вашим зятем на зерноскладе дежурить! Спасибо за тёплый приём, Рашид Шеихович!

По пути домой инструктор вспоминал удивлённые лица провожающих с несвойственными местному населению широко открытыми глазами. Что ж, сами предложили говорить по-татарски. Русские всегда стремились жить в мире со всеми коренными народами Сибири. Были, конечно, купцы и спекулянты, стремящиеся обмануть и местное и русское население, но наше правительство никогда не опускалось до геноцида, не уподоблялось руководству США, платившему премии за скальпы индейцев. А при социализме темпы развития национальных окраин во много раз опережали центральные области СССР.

Октябрь 1985

  

46. Вакансия.

 

«Основными обязанностями республиканских, краевых, областных, окружных, районных партийных организаций являются: …

     …г) подбор и расстановка руководящих кадров, воспитание их в духе коммунистической идейности, честности и правдивости, высокой ответственности перед партией и народом за порученное дело»;

    Из Устава КПСС

 

Освободилось место директора райзаготконторы. Это предприятие занималось закупом у населения закупом продуктов животноводства, шкур, шерсти, вторичного сырья. Место было тёплое, денежное, обильное на дефициты для встречной торговле. Нужен был новый директор. Подбором кадров такого уровня занимался организационный отдел райкома партии под руководством второго секретаря. Окончательное решение по кандидатурам руководителей предприятий принимал только первый секретарь. Чтобы провести удачное (для себя) назначение на этот пост, Иванову Ивану Ивановичу нужно было время: месяц, а лучше – два. Поэтому он, как мог, раскритиковал стоящего в списках резерва на эту должность работника в разговоре со вторым секретарём. Хотя всего полгода назад сам составлял этот список, отстаивал каждую внесённую в него кандидатуру. Но этот документ был составлен таким образом, чтобы его можно было изменить в любое время в соответствии с требованиями этого самого времени или интересов заворга и веско аргументировать это изменение. «Марксизм – не догма, а руководство к действию!» - любимая поговорка Ивана Ивановича прозвучала и в этот раз. Наконец вторым секретарём была произнесена долгожданная фраза:

- Подумаем, рассмотрим другие варианты.

Иванов очень обрадовался полученному таймауту. Талантливому продолжателю дела самозваных «детей лейтенанта Шмидта» (Петра Петровича) нужно было успеть многое. Придя в кабинет, он быстро составил два списка. В первом были те, кто был не прочь и мог отдалённо надеяться стать директором райзаготконторы. Набралось шесть человек.

В другом списке были те, кто не хотел быть на этой должности, но кого теоретически могли «бросить на укрепление кадрового состава в заготконторе». Первым во втором списке стоял заместитель председателя райпо Михаил Никитич Домкрат. В его кабинете и начал свою работу заворг:

- Тут второй секретарь предлагает направить тебя на работу в заготконтору, возглавить самостоятельный участок работы. Но я пока противодействую этому. Говорю, что ты нужен как резерв на должность председателя райпо. Заберут Агеева Анатолия Павловича в Омск, ты у нас – достойная замена.

Через три дня Иван Иванович заходил в этот же кабинет уже по другому вопросу. Привезли польские мебельные гарнитуры: корпусная и мягкая мебель, а для дочери нужно было достать стиральную машину «Сибирь». Заворг мог и без повода зайти к нему за мебелью, но с козырями в руках всегда легче выиграть, оставив другого «в дураках». Естественно, это всё было продано ему вне очереди. Со вторым списком работать было легче, только одного человека из этого списка могла поджидать неудача, в худшем случае. 

С первым списком всё было с точностью до наоборот. Только один из списка мог получить удовлетворение. Здесь нужно убеждать потенциальных кандидатов, что заворг делает всё для их выдвижения вопреки противодействию работников аппарата и членов бюро. Да и возможности у состоящих в этом списке кандидатов были скромнее. После назначения одного, остальных приходилось утешать, показывая их фамилии в резерве на выдвижение на другие посты. 

Директором райзаготконторы через полтора месяца назначили одного из директоров РТП (рознично-торговое предприятие при совхозе). Но все кандидаты на этот пост успели за это время поработать над повышением благосостояния одного из представителей сонма «слуг советского народа и солдат партии», достойного продолжателя дел Великого Комбинатора. Сомневаться в этом не приходилось. Инструктор райкома, который видел на столе у Ивана Ивановича два списка, позже уехал в Германию. Родственники его жены жили в ГДР. Во время работы в райкоме он ездил туда в гости, рассказывал о жизни в Восточной Германии. По иронии судьбы, двоюродный дядя его жены работал в райкоме Социалистической Единой партии Германии и работники нашего райкома имели возможность узнать о жизни братской компартии почти из первых рук. Отличий было много, но главное было в том, что наш универсальный принцип руководства: «Я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак» - в ГДР не действовал. Интересно, почему? Крепостное право у них отменили на несколько столетий раньше или фашизм высветил все отрицательные стороны такого неравенства, непонятно.
                       
Декабрь 1985.

47. Шампанское.

 

     «Окружной, городской, районный комитет избирает бюро, в том числе секретарей комитета, а так же утверждает заведующих отделами комитета, редакторов газет».

Из Устава КПСС.

 

            Иван Иванович, заведующий организационным отделом, член бюро райкома партии уходил в отпуск. В конце года в отпуск отправляли тех, кто по каким-то причинам не смог сходить раньше. На следующий год отпуска партийным работникам не переносили. Было на этот счёт специальное постановление Центрального Комитета. Два инструктора его отдела и заведующая общим отделом Кабина Любовь Петровна сбросились по два рубля, полагая, что отпускник добавит ещё на и вторую бутылку шампанского, оно стоило 6-20. Отпускник пошёл по делам, намереваясь по пути купить и шампанское.

- Если не вернусь, считайте коммунистом, - пошутил шеф перед уходом. Достать хорошее вино было трудно, но только не Ивану Ивановичу. Он знал, где ему дадут шампанское в любое время. Если в отпуск уходил инструктор, он угощал только за свой счёт. Провожая в отпуск заведующих отделов, уже сбрасывались все, а секретари уходили в отпуск по-английски, не прощаясь. Таковы были правила игры. Всем правилам негласного этикета следовали неукоснительно, как придворному церемониалу при дворе Людовика XV. А нарушения рассматривались как посягательства на иерархию.
К трём часам собрались в общем отделе. Виновник торжества запаздывал. 

- Может он ещё и на шоколадку добавит? – предположила Любовь Петровна.

- Нет, - возразили ей остальные, - Иван Иванович не из тех.

- Захожу я сегодня к нему в кабинет, - говорит инструктор Буйнов, - за своей справкой, он велел мне забрать её у него, а там, как обычно, на чистом листе крупными буквами вдоль страницы записано самое важное мероприятие, которое непременно нужно сделать сегодня. Это - как узелок на память о мероприятии, о котором нельзя забыть ни в коем случае. Теперь я знаю, чем забита голова у шефа. На листе большими красными буквами было написано: «ПЕНОПЛАСТ». Для поплавков на сети запасает. Всю рыбу в Чанах выловит.

Через полчаса пришел отпускник. Оказалось, что он добавил к собранной сумме 20 копеек и купил одну бутылку «Советского шампанского». Видимо посчитал, что нелёгкий (для других) процесс «доставания» хорошего вина тоже значительный вклад в общее дело. У него была любимая поговорка: «Чрезмерное рвение вредно, особенно, когда нет протекции!» Некоторое недоумение, отразившееся на лицах «собутыльников» осталось им незамеченным.

- Ну, давай, Саша, наливай партийным работникам: себе да мне! - опять пошутил шеф, компания-то состояла из четырёх человек. Выпили за отпуск, пожелали Ивану Ивановичу удачного подлёдного лова. После этого дня стали в шутку говорить, что у него в голове совсем не какие-нибудь древесные опилки или мякина, а высококачественный пенопласт, он же пенополистирол.

Без шуток скучно на любой работе, но особенно, на такой серьёзной, где «всё возводится в степень».

Декабрь 1985

 

 48. Секретное Письмо ЦК КПСС.

 

          «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:

      - коллективизм и товарищеская взаимопомощь, каждый за всех все за одного»;

          Из Устава КПСС.

 

В Краснознамённом райкоме партии потеряли Письмо ЦК КПСС. Обком разослал во все районы срочную депешу, грохочущую предполагаемыми карами, с требованием усилить бдительность, и серьёзными предупреждением о недопустимости подобных случаев. Неизвестно, куда после этого делось Письмо ЦК уже в нашем районе. События развивались дальше следующим образом.

Заведующая общим отделом Кабина Любовь Петровна попросила всех ответственных работников аппарата посмотреть, нет ли у них в столах и сейфах Письма. За второй случай потери столь важного документа обещали изгнать с работы заведующего общим отделом обкома. Не обошлось бы и без карательных мер и на районном уровне. Любови Петровне угрожала перспектива преподавания её «любимой» химии уже в третьей четверти учебного года, и уже на следующей неделе она могла бы уже вдохновенно рассказывать ученикам про тяжёлые трансурановые элементы. Поэтому весь следующий день в райкоме прошёл за перетряхиванием сейфов. Не нашли. На третий день переполоха Любовь Петровна сделала публичное заявление, что Письмо может быть в сейфе у находящегося в отпуске Иванова. Возможно, он взял письмо почитать в общем отделе, а потом забыл за него расписаться и пошёл читать к себе в кабинет, когда её срочно вызвали к первому секретарю. Версия была правдоподобной.
Двух инструкторов орготдела Кабина закрыла в кабинете Иванова и попросила пересмотреть каждую бумажку. Сама она уже смотрела вчера, но ничего не нашла.

- Зачем нас закрыли на ключ? Неужели для того, чтобы мы не отвлекались от поисков? – возмущался инструктор Буйнов А. П. 

- Нет, Саша. Как говаривал старина Оскар Уальд: «Если вы хотите узнать, что на самом деле думает женщина, смотрите на нее, но не слушайте». Это означает, что письмо здесь, и не она, а именно мы, должны его найти. И ни в коем случае не должны тайно вынести. Видишь, сегодня Любовь Петровна уже не такая грустная, похоже она нашла его в своём сейфе, но мы должны найти письмо в одном из этих - ответил второй инструктор.

И точно, тщательное перекладывание содержимого полок и папок одного сейфа привело к желанному результату. Письмо было найдено. 
Многие партийные работники сохранили свою репутацию, а некоторые – посты.

- Это что, - сказал вернувшийся из отпуска Иван Иванович, - вот в «Лениных заветах» был случай с худшими последствиями. Секретарь парткома оставил Письмо на столе в кабинете, а кто-то его унёс, и, скорее всего, сжёг, прекрасно осознавая последствия. Обыскали всю контору и квартиру. Предположили даже, что оно в уличном туалете. Закачали туда пять тонн воды, выкачали ассенизационными машинами, вылили на поле, осмотрели каждую бумажку. Работа была не из самых приятных. Больше всех старался секретарь парткома. Но поиски были тщетными, ничего так и не нашли. Секретаря парткома освободили от работы со строгим выговором, занесённым в учетную карточку коммуниста. И он вскоре умер на почве нервного расстройства. Конспирация. Секретность. Рассказывали, что по партийному билету можно было пройти почти на любой завод, поэтому за партийными документами охотились западные спецслужбы.     

Январь 1986. 

 

49. Книга.

 

        «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:

     - высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов;»

          Из Устава КПСС.

 

Первый секретарь обкома КПСС решил написать книгу о Сибири, скорее всего, его уговорили взяться за это помощники. Те же помощники стали собирать с райкомов материал: документы, относящиеся к жизни области в период его правления. Темы были заранее определены. На местах к этой работе подключались все, кто мог быть полезен. Целую неделю работники райкомов партии, профсоюза и комсомола, райисполкома, управления сельского хозяйства, запрашивали с мест - с предприятий райцентра, совхозов и колхозов, обобщали и оформляли собранный материал. Всё передавалось в райком партии, где это всё ещё раз классифицировалось, обобщалось, сокращалось, выбиралось наиболее яркие примеры, приукрашивались события, достижения, показатели. 

Сорок страниц машинописного текста отправили в обком КПСС из района. Многое из собранного не попало в книгу, где-то осело. И могло быть ценнейшим архивным материалом о жизни области за 20 лет, если бы было правдой. Могла бы получиться действительно интересная книга, плод коллективного труда, но как всегда верх взяла идеология. В какой-то мере можно считать соавторами книги и работников партийного и советского аппаратов, агрономов, инженеров, врачей и педагогов, журналистов. Но был и основной автор – работавший за деньги журналист Фёдоров. Вышло это произведение, конечно же, не под его фамилией. Книгу продавали во всех книжных магазинах области. Партийные работники покупали её из интереса, хотелось узнать, попало ли в неё тот материал, который почти каждый готовил для издания книги.

Февраль 1986. 

 

50. Колбаса.

 

            «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:

 - честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни;» .

          Из Устава КПСС.

 

В конце февраля 1986 года профсоюзный комитет работников райкомов партии и комсомола организовал выезд в сосновый бор на правый берег Оби. Брать лыжи в прокате сам никто не хотел, поэтому поручили одному из членов профкома взять спортивный инвентарь на всю команду выезжающих. Зная барские замашки своих товарищей по оружию, этот товарищ в последний момент вообще отказался от поездки, когда лыжи были розданы. 

За продовольственное обеспечение спортивного мероприятия взялся сам председатель профкома. На профкомовские деньги были закуплены двенадцать бутылок водки, пять килограммов толстой полукопчёной колбасы и остальная мелочь – закуска, неизбежная при организации подобных мероприятий. Выпивки теперь устраивались конспиративно – здесь пригодился огромный исторический опыт подпольной работы партии. В других райкомах доходило до продажи водки в райкомовских буфетах, но это быстро становилось известно широкой общественности. Шесть работников аппарата из пятидесяти вступили в общество борьбы за трезвость. Но это их не обязывало к воздержанию от возлияний. Наоборот, они утверждали, что заплатив взносы в общество, они как бы купили лицензию на приобретение и приём спиртосодержащих продуктов. 

Секретарей повезли на «уазиках», остальных – на заказанном автобусе. После полутора часов катания на лыжах, последовал пятичасовой пикник в протопленном фанерном домике. Все были довольны. Члены семей сотрудников на такие мероприятия не приглашались. Кто хотел напиться – напился. Остались довольны и те, кто ехал покататься с горки, и те, кто жаждал уединиться с кем-то в отдельном натопленном домике, провести выходной день без жены. Председатель профкома ушёл с одной комсомолкой подальше в лес. Когда объятия и поцелуи готовы были перерасти в нечто большее, оба без слов двинулись к запасному домику. Дверь оказалась закрыта изнутри, поэтому пришлось ещё немного покататься с горки на почтительном отдалении, подождать, пока домик освободит предыдущая пара. Ожидание только усиливает взаимное стремление. И вот домик освободился! Наши страсти! Именно они толкают нас порой на самые невероятные поступки, заметно влияют на производительность труда, одаривают нас вдохновением, состоянием окрылённости, и тогда всё получается, работа спорится, проблемы решаются сами собой. Мощный выброс гормонов делает своё дело. Некоторое чувство виноватости перед семьёй остаётся, но подсознание быстро находит выход. Оно обеляет истинного виновника и всю вину постепенно перекладывает на супруга или супругу. И получается, что «я-то хороший, это она довела меня до этого состояния своим невниманием, непониманием и т. д.»!
На служебные романы товарищи по партии всегда смотрели с пониманием. Разводы очень мешали карьере любого руководителя, поэтому многие из них не разводились, а искали «отдушину» на стороне. Споры возникали, когда случалось, что начальник и подчинённый «не поделили женщину», зачастую, замужнюю. Иван Иванович в начале мероприятия рассказывал своим инструкторам:

- На таких мероприятиях, когда коллектив выезжает попьянствовать, чаще объект ухаживания и глубину взаимоотношений на этот вечер выбирают женщины. Увидишь, что женщина неравнодушна к тебе, подумаешь: «Ладно, займусь ею, авось, долго уговаривать не придётся». Так складываются пары и для долговременных служебных романов. Но и мы выбираем. Более того, любовницы – это женщины, которых мы покупаем. Не обязательно материально, хотя без подарков не обходится. Поддержка, защита, покровительство и покрывательство. Что не говори, а идеальная любовница должна быть замужем, и не должна собираться бросать своего мужа, иначе ей захочется за тебя замуж, а это уже разводы, скандалы, конец карьере. Как говаривал Вильям Шекспир: «Чем страсть сильнее, тем печальнее её конец». В лучшем случае переведут на профсоюзную работу – «партийное кладбище». 

Уйти от нелюбимой женщины - означает уйти от нелюбимой работы. Но если любимой работы нет в принципе, а есть просто работа с высоким социальным статусом, набором привилегий, прав и льгот, человек боится терять и ту, что есть. При этом он жертвует своим счастьем с любимой женщиной, но приоритеты расставляет всё-таки он сам. 

В разгар выпивки выяснилось, что пропали две палки колбасы. Грешили на Ивана Ивановича. Но проверять не стали. Когда в компании теряется кошелёк – неудобно всем. Но найти пропавшую вещь у одного из присутствующих членов бюро райкома партии – это ещё более неудобно. А не найти в результате поисков? Возможно ведь, просто просчитались. Так или иначе, этот случай запомнили все. И все были довольны поездкой: и не очень пьяные, и не очень трезвые и очень обласканные.

Шёл десятый месяц борьбы партии за трезвость советского народа, по отчётам, весьма успешной. Для отчётов нужны конкретные цифры. А это – сколько продано водки, сколько вырублено гектаров виноградников, сколько проведено безалкогольных свадеб, кто как умудрился меньше продать водки.

Март 1986.

  

51. Планетоход «ЛуАЗ».

 

Инструктор райкома комсомола Петров купил на полученное наследство автомобиль «ЛуАЗ». Автомобиль был незаменим на просёлочных дорогах, при поездках на рыбалку, охоту, по грибы, ягоды и веники. Удобен был автомобиль и для перевозки мелкого домашнего скота и мебели. Зимняя его эксплуатация осложнялась доставшейся от его «родного брата» «Запорожца» бензиновой печкой обогрева салона. Да и ничем не утеплённый тент этого кабриолета не позволял активно его эксплуатировать в зимние месяцы. Но по снегу он шёл так же хорошо, как и по грязи, его проходимость была близка к абсолютной, как у настоящего планетохода. Автомобиль был незаменим при выездах на природу всей команды аппарата райкома комсомола. В одну служебную «Волгу» все не вмещались. Когда шёл дождь, все перебирались в один автомобиль и сидели, тесно прижавшись, дружным, почти семейным коллективом.

Увы, представительским автомобилем назвать его было никак нельзя. Стоило Петрову остановиться где-нибудь около кучки знакомых мужиков, как все обступали интересный автомобиль, начиналось рассматривание, расспрашивание, обсуждение.

- А вот в колхозе «Ленина мечта» мужик поставил на такой «запорожец» мотор от «Москвича», знаешь, как прёт! И система охлаждения теперь не воздушная, и отопитель салона вполне нормальный, не бензиновый.

- А вот у меня знакомый вместо тента приспособил верхнюю часть будки от грузовичка «ИЖ» и утеплил её. Ты не хочешь так сделать?

- А дверки от автомобиля «ГАЗ-66» не пробовал поставить? Классно получается! 

Такие вопросы и разговоры «бесили» Петрова. Весь смысл их сводился к одному: «Ты что это на недоделанном автомобиле ездишь?» Вот такое чудо советской автомобильной промышленности ездило по дорогам, вдохновляя их владельцев на творческие подвиги.

Март 1986.

  

52. Секрет успеха.

 

Восьмое марта опять праздновали в кафе аппаратами двух зданий – райкома и райисполкома. В разгар празднования между двумя инструкторами райкома партии зашёл разговор об успехах района. Более опытный Смирнов-Ростовцев рассказывал:

- Весь секрет нашего успеха, Сергей Иванович, скрыт в нашем географическом положении. Район не расположен на торговых путях, мы живём не в пригороде, до областного центра более двухсот километров, и до железной дороги полторы сотни. И автомобильная дорога до нас не самая ровная. Но наш район по многим показателям первый в области и только по некоторым уступает Пригородному, в котором всё «под рукой». Даже в спорте мы делим первые места только с этим районом. Но именно на нашем отдалении от областного центра на могучей сибирской реке начинаются удачные места рыбалки. А на неё всегда удобно пригласить областное начальство. Чего-чего, а ублажать городских бюрократов в нашем районе умеют.

- В других районах тоже могут приглашать на рыбалку?

- Могут, но расположенные по реке ниже нас райцентры, находятся дальше от областного центра, дорога до них дольше и хуже, а выше нас по реке – стерлядь ловится плохо. И река протекает не через все районы. А где рыбалка, там и баня с массажистками, и стол с угощениями. И скатерть-самобранка, и Золотая Рыбка на посылках и на сковородках. Поэтому нам легче других получать по фондам строительные материалы, технику, а так же автомобили, мотоциклы и мясорубки для продажи передовикам производства. А это означает, что у нас лучше организовано стимулирование и не только в производстве, но и в общественной жизни. Нас реже и не так строго, как других проверяют комиссии, ревизии. А когда ревизия всё-таки приезжает, обе стороны знают негласные правила игры: «Комиссию надо щедро встретить, щедро проводить, и чтобы документы были в порядке». Бюрократы привыкли ездить отдыхать именно в наш район, здесь уже всё знакомо, предсказуемо, стандартно, никаких неожиданностей, а значит надёжно. Можно даже сертифицировать и стандартизировать услуги!

Распределение фондовых поставок для выполнения планов осуществляется по заявкам, которые защищают в конце каждого года на следующий год. Но вышестоящие чиновники прекрасно знают, какие заявки подают им снизу. Цель заявок - набрать больше ресурсов, потом устроить «вторичный рынок»: торговать, обмениваться дефицитами. Вот они и корректируют наши заявки – подрезают у кого больше, у кого меньше. При правильном планировании вторичного рынка не должно быть вообще. Но как они смогут спланировать всё до последнего гвоздя для ремонта коровников на каждом отделении совхоза? И мы традиционно называем это несовершенством планирования, и ругаем Госплан. 

- Мы стабильнее всех выполняем годовые и пятилетние планы. 

- Наши планы – это всегда результат торга между вышестоящими и нижестоящими органами, в них нет никакой научной обоснованности. Почему «точно выверенные» пятилетние планы отдельные работники, предприятия и хозяйства потом умудряются выполнить за четыре и даже три года? Показатели всегда планируются от достигнутого уровня, не согласуясь с потребностями общества и возможностями производства. Сколько стерляди ушло на то, чтобы планы для нашего района не были такими напряжёнными? Вагон и две сегодняшних коробки, между прочим, весьма внушительных размеров. Прибавь к этому другие дары сибирского леса: ягоды, грибы, орехи, копчёных кабанов, мясо благородных оленей, предметы народных промыслов. Пусть другие выбиваются из сил, и руководители их предприятий пусть получают инфаркты, инсульты, выполняя напряжённые, ничем не обоснованные планы. Порой их промышленные предприятия, выбиваясь из сил, выпускают никому не нужную продукцию. «План – закон! Выполнение - обязанность, перевыполнение – честь!» А мы будем приглашать областных бюрократов на рыбалку, на охоту, в пустующий зимой пионерский лагерь, в бани и рестораны. Кто с умом к нам подойдет, без ума от наших женщин останется. Понадобится – публичный дом откроем для областных гостей, чтобы труженики нашего района работали в нормальных условиях, выполняли и перевыполняли планы, получали ордена, медали. Пусть работникам нашего района больше продают без очереди автомобилей, мотоциклов, холодильников, стиральных машин, мебели и ковров. Забота о благосостоянии советского народа – первейшая забота партии. Центральный Комитет учит нас: «Начни с себя!» Вот мы и будем, в первую очередь, заботится о тех, кто рядом. А о работниках других районов пусть их начальство думает. Я не ярый сторонник такого подхода, но это надёжный способ выживания в суровых условиях реальной плановой экономики. Иначе нельзя! Ну, пойдём к общему столу, у меня есть антидарвиновский тост для женщин, надо его огласить. 

Через две минуты над столом уже звучал баритон профессионального лектора: 

- «Когда в финале своих свершений Всевышний создал Адама, стало ясно, что это – далеко не предел совершенства.

- Стопоходящий силовой агрегат, - сказал Творец ангелам, - нужен дизайн, шарм, тайна!

Вопрос поставили ребром, и из ребра сделали новую модификацию. И с тех пор нас окружает красота, обаяние, любовь, уют, и всегда остаётся тайна. Так выпьем за венец Божественного творения!!!» 

Инструктор закончил произнесение тоста, все выпили после «бурных продолжительных аплодисментов», только что «не переходящих в овации», как всегда говорилось в отчётах о выступлениях секретарей на партийных съездах и пленумах Центрального Комитета.

Март 1986.

  

 53. Персональные дела.

 

      «Партия освобождается от лиц, нарушающих Программу, Устав КПСС и компрометирующих своими действиями высокое звание коммуниста.»

Из Устава КПСС.

 

Персональные дела в партийных инстанциях рассматриваются в самом конце заседаний или собраний. В этот раз на бюро райкома партии вынесли две «персоналки». Водитель ремонтно-строительного управления (РСУ) Соснин Владимир Григорьевич в абсолютно трезвом состоянии ехал с женой на мотоцикле «Урал». Объезжая выбоину, он не справился с управлением. Мотоцикл опрокинулся, жена с менее тяжкими телесными повреждениями была доставлена в больницу. О том, что причиной аварии явилось неудовлетворительное состояние дорожного полотна, никто даже не подумал. Вопреки просьбам жены было заведено уголовное дело, и следствие обратилось в партийные органы с просьбой решить вопрос о его пребывании в партии. Если райком оставлял человека в партии, уголовное преследование прекращалось.
А в совхозе «Искра» ревизия обнаружила массу хищений, присвоений, злоупотреблений, разбазаривания социалистической собственности и прочих уголовных деяний. Кладовщиком центрального склада был сват директора совхоза. Воровали всё. Даже в личном гараже у директора висели хрустальные люстры. Хищения имели такой размах, что замять дело на стадии ревизии не представлялось возможным. Стоял вопрос о членстве директора Лукина Семёна Лукича в партии. Иван Иванович перед заседанием бюро напомнил своим инструкторам народную частушку: «Ох, Семён, Семён, ты утонул в грязи, ох утонул в грязи по самы ушеньки!»

И вот заседание бюро райкома КПСС закончилось. Работники аппарата в тот же день узнали, что Соснина будут судить, таким как он нет места в Ленинской партии. Директору совхоза «за недостатки в работе» и секретарю парткома «за бесконтрольность» объявили по строгому выговору с занесением в учётную карточку.
Иван Иванович сказал после:

- Попробовала бы она его контролировать. Её бы сразу выгнали. Когда ей райком выделил «Ниву», директор катался на её новой машине, пока не перевернулся, хорошо, что в сугроб. Когда меня посылали в этот совхоз секретарём парткома, первый секретарь, тогда ещё Трифонов Иван Михайлович сказал, что ещё десятерых секретарей парткомов там сменят, а директор будет работать в случае конфликта. У Лукина был талантливый главный агроном, но не поладил со своенравным директором, уехал в соседний район на правом берегу Оби, где через три года стал заслуженным агрономом республики.
Директора вскоре послали возглавлять подсобное хозяйство «Водитель», потом – «Облзооветснаб». Не клевать же глаз своему собрату!

Водитель Соснин отсидел один год вдали от семьи «в местах не столь отдалённых». Слёзы и просьбы жены не оставлять семью без кормильца и на суд впечатления не произвели. Раз из партии выгнали, посадить надо обязательно.

Между прочим, в районе к виновникам дорожно-транспортных происшествий не всегда относились так строго. За три с половиной года до этого директор Лаврик Степан Степанович на служебной машине другого директора после совместной выпивки с последним, сбил мотоцикл «ИЖ» с коляской. Мотоциклисту оторвало левую ногу, и пассажирка получила перелом обеих ног. Виновник отделался выговором по партийной линии и денежной компенсацией в две тысячи рублей – это полторы стоимости сбитого мотоцикла «ИЖ» с боковым прицепом. Мотоциклист, бывший секретарь парторганизации ПМК уже не мог работать, как раньше. Кроме того он по закону каждый год вынужден был проходить ВТЭК – врачебно-трудовую экспертную комиссию, подтверждать инвалидность. Врачи должны были убедиться, что он по-прежнему является инвалидом, то есть, нога, оторванная выше колена, за этот год не регенерировалась. Абсурд полнейший, но обязательный и не далеко не единственный в череде требований и предписаний при развитом социализме.

В январе 1986 рассматривали персональное дело директора гостиницы. Женщина бальзаковского возраста, защищая свою дочь, зарубила топором зятя. Зять её дрался по любому поводу, всегда жестоко и всегда побеждал, потому что в драке побеждает «не тот, кто сильнее, а тот, кто не боится убить». В посёлке помнили о немотивированном избиении приезжих строителей в их вагончике, работников почты на рабочем месте и даже побои, нанесённые работнику милиции, который потом отказался подавать на драчуна заявление. Всё сходило с рук: мелкие отсидки не более трёх лет – не в счёт. А попустительство, как известно, развращает.

С необходимой обороной у нас в стране всегда были проблемы. Когда тебя убивают, ты должен быстро из ближайшего телефона-автомата вызвать милицию, иначе получишь срок, если неправильно оценишь степень угрозы и будешь защищаться самостоятельно. Потом после тщательного долгого и скрупулезного анализа следователей, прокурора и адвоката суд решит, правильно ли ты оборонялся, должен ли был вообще это делать. Парадокс в том, что человек должен принимать это решение о необходимости обороны за доли секунды и точно рассчитать её меру. Иногда это происходит на подсознательном уровне, инстинктивно и быстро. Как у шофёра: сначала нажал на тормоз, а потом уже подумал: «Правильно сделал!» А если долго будешь обдумывать и взвешивать все «за и против», будет поздно защищаться. Как говаривали ковбои на Диком Западе: «Из тюрьмы выйдешь, из могилы – никогда!» 

Так было и в этот раз. Неоднократно судимый за разбои, драки, хулиганство и нанесение тяжких телесных повреждений уголовник пришёл к тёще и начал избивать табуреткой прятавшуюся там от него жену на глазах у её матери. Есть ли у матери первоначальное природное право защитить своего ребёнка, пусть уже взрослого? Какая женщина в такой ситуации бросит дочь на произвол судьбы и побежит вызывать милицию? Топор был рядом, женщина недавно рубила им мясо. Основной вопрос к ней был: «У вас дома телефон, почему милицию не вызвали?» На заседании бюро райкома партии решили исключить её из КПСС и передать дело в следственные органы. В таких вопросах сначала высказывал «своё правильное мнение» Солин, а потом спрашивал, какие ещё будут предложения у других членов бюро. Возражали редко, хорошо понимая принципы реального демократического централизма. «Каждый человек по-своему прав, а, по-моему – нет!» Женщина получила три года общего режима на обдумывания не только основ уголовного законодательства, но и почему девушки, выходя замуж до двадцати лет, выбирают себе в мужья агрессивных, жестоких парней, держащих в страхе всё молодёжное сообщество дискотек. И прозрение приходит уже позже, когда его манера решения проблем силовыми методами применяется уже по отношению к ней самой. 

Людская молва женщину не осуждала. Её зять жил, как зверь, и умер как зверь. Если бы у нас был суд присяжных, то ни одному прокурору даже при самом тщательном отборе не удалось бы найти двенадцать человек, готовых осудить мать, защитившую дочь от рецидивиста. Есть понятия, которые, если человек в себе не чувствует, то и не объяснить ему. Например: материнская любовь. Сколько бы мужчинам не растолковывали про это чувство, они не смогут до конца понять его. Ну, не дано нам природой понимание этого. Но, тем не менее, они должны признавать существование материнской любви, и её необходимость для развития этого мира. В бюро райкома партии было всего две женщины, у них было количественное и качественное меньшинство. А мир устроен по мужским законам.

Наши законы не являются договором свободных людей жить так, а не иначе, они чужды и непонятны большинству населения, законы чиновники устанавливают «под себя». Некоторые законы бездумно копируются с западных, вплоть до «римского права». «Государство установило жить так», но не «мы договорились жить так». Поэтому, для осуществления законов нужны усилия мощного чиновничьего аппарата, нужно ещё больше тех, кто с ложкой, а не с сошкой. А суды обязаны судить не по справедливости, а по закону. Парадокс! 

Как же тогда добиваться справедливости? И может ли она восторжествовать когда-нибудь? Смирнов-Ростовцев вспомнил, как в институте на занятиях по научному коммунизму он заявил, что социализм не самый справедливый строй, исходя только из своего, тогда ещё небогатого жизненного опыта. У преподавателя общественной дисциплины «отвисла челюсть» от такого смелого заявления. Он потребовал у студента разъяснить его позицию. Приведя несколько примеров из жизни, Сергей Сергеевич добавил, что вот поэтому мы и стремимся к построению более справедливого общества – коммунизма. Оставалось только задать вопрос преподавателю: «А Вы что подумали?»

Март 1986.

  

54. Единый политдень.

 

       «Денежные средства партии и её организаций складываются из членских взносов, доходов от предприятий партии и других поступлений.»

Из Устава КПСС.

 

По четвергам осенью, зимой и весной в области проводился единый политдень, тема которого определялась в обкоме. Иногда отдел пропаганды и агитации обкома рассылал в районы материал в помощь докладчикам. Районный отдел пропаганды и агитации размножал на ротаторе полученные листовки, получалось две-три страницы машинописного текста.

Руководители предприятий райцентра ехали к пяти часам вечера (время вечерней дойки) на закрепленные за ними отделения совхозов, где выступали перед тружениками ферм, ремонтных мастерских, токов. К ним присоединялись главные специалисты совхозов. Охват трудящихся приближался к стопроцентному. На следующий день в райком сдавался отчёт о посещении. Руководители предприятий в подшефных деревнях летом (уже со своими трудовыми коллективами) помогали заготавливать сено, пропалывать свеклу, осенью – убирать урожай. Труженики села старались получить себе в шефы мощное предприятие, которое могло оказать реальную помощь. Иногда на беседу о предстоящей помощи и скатывалось выступление «перед народом». Иногда после мероприятия гостя приглашали ужинать руководители хозяйства. Тогда мероприятие затягивалось. Иногда доходило и до посещения бань со всеми их атрибутами, приложениями и прилагательными.

В случае, когда руководитель предприятия не мог поехать на единый политдень, он отпрашивался заранее, устно, иначе потом объяснялся уже письменно и с приглашением. Каждый четверг более пятидесяти автомобилей отвозили политинформаторов в сёла и деревни за 10 – 80 километров. Это означало, что на партийное мероприятие истрачено не меньше тонны бензина, полдня рабочего времени руководителя и его шофёра. Трудно сказать, приносил ли пользу политдень, только сельское хозяйство оставалось дотационным. А партия транспортные (и не только) расходы на свои мероприятия всегда перекладывала на народное хозяйство, по Уставу это – «другие поступления».   

Март 1986.

 

55. Трактор.

           

Инструктор райкома партии Буйнов в полном соответствии с существующими партийными традициями в ещё пустой квартире устроил вечеринку для работников аппарата райкомов партии и комсомола по поводу своего недавнего вступления в должность. После третьего тоста, когда уже выпили за женщин, Саша начал без упоминания географических названий населённых пунктов, имён и фамилий рассказывать о своей необычной командировке на север области, перед самым его переводом в райком партии:

- Ребята, мы здесь живём в цивилизованном обществе. А вот на севере области цивилизация ещё не везде, а только отдельными островками. Директор направил меня в дальний леспромхоз организовать заготовку строительной древесины. Мы приехали туда во второй половине дня. Хотя я ехал туда впервые, меня ждали - наш совхоз имеет давние связи с этим хозяйством, и мы всегда возим туда богатые подарки. Директор лесхоза повёл меня к себе домой, а его водитель – пригласил ночевать моего шофёра. Всё честь по чести, в полном соответствии с бюрократическим этикетом. Ребята, какие же там большие бани! В баню ходят все вместе: и мужики и бабы. До секса дело не доходит, но прикосновения…! Мыться мы пошли вчетвером – кроме директора и его жены была ещё их молодая соседка – уже вдовушка. Я едва сдерживался, чтобы не явить народу своё здоровое естественное возбуждение. Для этого мне понадобился не один ковш холодной воды. А они к этому привычны и поглядывали на меня с ухмылкой. Потом был шикарный ужин с копчёным осетром, глухарями и клюквенной настойкой. Хозяин предложил мне произнести второй тост, процитировав кого-то из древних: «Умён ты или глуп, велик ты или мал, не знаем мы, пока ты слова не сказал». Я подумал и выдал:

«Три мужика одновременно попали в ад. Их встречает распорядитель:

- До отправки в котёл у вас есть время задать по одному вопросу и получить по одному ответу.

Первый:

- Что такое – дигитайзер?

- Изобретён он в вашей стране, применяется в управлении режимом работы вашего котла № 7. Следующий.

Второй видит, что с наукой не выходит:

- Кто такая леди Макбет?

- Это ваша очаровательная землячка и соседка по котлу № 7. Следующий…

Прошло несколько лет. В котле № 7 разговор:

- Вечно вы, американцы, вперёд лезете, нет, чтоб пропустить вперёд этого сибиряка. Все, кто за ним, до сих пор ждут ответа на вопрос: «Что такое советская абсурдно-затратная экономика развитого социализма?»

Так выпьем же за находчивость наших земляков и их умение приспособиться к самым тяжёлым условиям!!!»

Ночевал, конечно, у соседки. Есть магия простых и понятных, искренних человеческих слов о жизни, о вечности, о любви. Эта магия может превратить самую обыкновенную мимолётную встречу в событие, которое потом помнится всю жизнь. Магия не заговоров, не заклинаний, а комплимента. Магия очарования, когда нужно лишь внимательно выслушать женщину, дать ей выговориться. А ещё есть магия музыки, запахов, прикосновений, взглядов. Многое зависит и от женщины. Какая прелесть – наши сибирячки! Это главное достояние Сибири. На следующий день работа спорилась как никогда. Кое-как дождался вечера. Опять баня, ужин, соседка, магия жарких объятий. Да, не каждая женщина удостаивается права стать вдовой.

Леспромхоз – крепкое хозяйство. Добротные дома, амбары, деревянные тротуары и мостики через овраги. Много техники, инвентаря. А вот совхозы там слабые. На третий день мы заехали в один совхоз. Техника новая, но уже вся поломанная. Трактористы ездят на тракторах только пьяные. О поездке в другое хозяйство шоферов предупреждают заранее, чтобы не пил в этот день и накануне. А пьют почти все. Я за два литра водки выменял у местного механика полноприводный колёсный трактор «МТЗ-82» с навесным стогомётным оборудованием. «Махнул, не глядя, как на фронте говорят». Аппарат почти новый, даже заводится, только без переднего моста. Отправил трактор в родной совхоз на прибывшем вовремя грузовике, и уже через два дня этот трактор грузил корма на нашем третьем отделении. А так бы ведь ржавел в тайге на машинном дворе ещё несколько лет. Директор выдал мне за это премию в размере месячного оклада. 

Организовав заготовку и отгрузку леса за десять дней, я вынужден был уехать. Пришлось расстаться с таёжными урманами, утренними заморозками и туманами, запахами кедрачей и бань, а так же с гостеприимством таёжных жителей. Хороша наша Сибирь: просторная, красивая, богатая, хлебосольная! «Могущество России будет прирастать Сибирью!» - как же прав Ломоносов! Благодаря Сибири в стране всегда будет нефть и газ, алюминий и уголь, золото и алмазы. Закончатся полезные ископаемые – будут возобновляемые природные ресурсы. Это хлеб, мясо, молоко, мёд, ягоды, грибы, меха, древесина. Могущество России – это ещё и стойкость сибирских дивизий. Москва знает, что когда будет совсем тяжело, придут упрямые сибирские парни, и враг будет отброшен! Все сибиряки и сибирячки - упрямые. Но в этом и залог их стойкости. На этой генетической базе, возможно, когда-нибудь и возникнет новая великая цивилизация. А вот если центр будет только забирать, не давая ничего взамен, мы все постепенно переедем в европейские области страны. Богата наша Сибирь! Отчего только народ пьёт? 

С грустными мыслями и приятными воспоминаниями я возвращался из командировки. А из райкома уже звонили моему директору, спрашивали, когда он отпустит специалиста на партийную работу. Вот с какой работы я перешёл сюда, ребята. Выпьем за нашу Сибирь, товарищи коммунисты!

Апрель 1986.

  

56. Служебный ресурс.

 

       «Партия имеет одну дисциплину, один закон для всех коммунистов, независимо от заслуг и занимаемых ими постов».

Из Устава КПСС.

 

На второй день после избрания её мужа секретарём райкома партии, учительница школы № 3 пришла на базу райпо (районного потребительского общества) с чудодейственной фразой: «Здравствуйте! Я – Белова!». Скромные работники прилавка вынуждены были распахнуть перед ней все склады и подсобки с дефицитами и продать всё, что понравилось «высокой гостье», и на что у неё в этот день хватило денег. Ещё вчера она вынуждена была вместе со всеми трудящимися после работы стоять в очереди в среднем минут по сорок, чтобы купить булку хлеба, пачку сахара, пару селёдок и палку колбасы. Магазинов мало, розничная торговля – монополия государства, а монополисты могут позволить себе работать даже хуже, чем хотят, они всемогущи. «Я одна, а вас – много! Не задерживайте очередь!» - любимое выражение продавщиц. Каждый продавец был важной фигурой, особенно в сельской местности. Все магазины закрывались средь бела дня на обеденный перерыв, который продолжался целый час. За 15 минут до закрытия на обед или на ночь в магазин прекращали запускать покупателей. Монополисты творили всё, что хотели. Кроме них купить всё равно было не у кого. Вот такой была торговля для рядового покупателя.

Теперь же для Беловой мир торговли изменился, повернулся к ней своей настоящей парадной стороной, заблестев не огромными сверкающими витринами, а потаёнными закоулками подсобок и таинственностью затенённых и теневых складов, романтикой телефонных звонков и секретностью покупок. На прилавках магазина дефицитов не бывало, всё продавалось подпольно: «из-под полы и из-под прилавка». Белова решила, что принадлежность её мужа к высокой касте слуг народа позволяет ей уже не стоять в очередях за редко выбрасываемым дефицитом, а самой выбирать всё, что хочется, в надземных, наземных и подземных складах и подсобках. Теперь сахар и муку можно было покупать не «по два килограмма в одни руки», а по мешку. Социальный статус учительницы теперь явно повысился, а самооценка значительно обогнала его. 

Попустительство и вседозволенность всегда развращает, а со временем развращает абсолютно. Вскоре дочь тогда ещё председателя райисполкома Ольга Солина средь бела дня была задержана при выходе из отдела самообслуживания с блоком болгарских сигарет «Опал». Восклицания: «Я - Солина!» - не помешали вызову милиции. Но до суда, естественно, не дошло. Дело было замято на начальной стадии, без отметок в журнале дежурного РОВД. А вот блок сигарет пришлось вернуть в магазин. Другая учительница, не причисляемая ни к «золотой молодёжи», ни к «особо приближённым к императору» района, за такую же «забывчивость» с банкой консервов «Килька в томате» стоимостью в шестнадцать копеек была изгнана из школы с волчьим билетом и теперь работала страховым агентом. Килька, несомненно, более ценный для общества продукт, она ведь не содержит никотина, как блок сигарет, хотя и стоит в двадцать раз дешевле, но ведь яд – это яд, а еда – это еда! За кражу еды и наказывают строже.

Как говорил Брежнев, «И у нас в стране есть привилегированный класс – это дети». Острословы продолжали: «…дети Брежнева, Алиева, Кириленко, Кунаева, Рашидова, Суслова, Черненко, Шеварднадзе». Это фамилии членов Политбюро. (Говорят, что в СССР только скот считают по головам, а состав политбюро - по членам). Потом в этом перечислении шли фамилии областных и районных руководителей. Для каждой местности они были свои. Золотая молодёжь не ездила на комсомольско-молодёжные стройки, не осваивала Север и необъятные просторы Сибири, но имела всё, многое имела бесплатно и хотела иметь ещё больше бесплатного по праву рождения от «слуг народа», которые, впрочем, у нас никогда и никем таковыми не считались.

Слуги? Если швейцарец может послать дворника убрать пустую коробку с лужайки у своего забора, и тем же тоном позвонить в полицию, сообщить государственным служащим, что у его дома в неположенном месте припаркована машина – для него это события одного ряда. Он наводит около себя порядок традиционными средствами. При нашем менталитете обращение в милицию – это «стукачество», как жалоба одного «заключённого» на другого. Не слуги они, а надзиратели!
В романтическое время, дождливой ноябрьской ночью, когда порядочный человек не то, что Зимний брать, но и за водкой в самый разгар выпивки из дома не выйдет, один солдат партии и слуга народа вышел-таки из дома. Заведующий отделом пропаганды и агитации районного комитета Коммунистической партии Советского Союза Крутов Семён Семёнович пошёл на маслозавод проведать свою жену, работающую в третью смену. Уходя с территории орденоносного предприятия, представитель авангарда рабочего класса прихватил увесистый (в 10 килограммов) кусок сливочного масла. Ни бройлерные габариты, ни удостоверение работника райкома партии не возымели действие, охрана вызвала милицию. После этого события Семён Семёнович был отправлен на повышение в северный район - секретарём райкома партии. Воровать полезно с экономической точки зрения, неудачно воровать – иногда ещё полезней, уже с политической.

На праздник проводов русской зимы устроили лотерею. Выигрышами был и откровенный неликвид – керосиновые лампы, и дефицитные, дорогие товары народного потребления. А главный приз: тяжёлый мотоцикл с коляской, выиграл любовник «её высочества» председателя поселкового Совета, устроителя лотереи. Вот случайность, так случайность! 

Заведующий телеателье Лампа в выходные дни украл на стройке два кубометра обрезных сосновых досок и сделал красивую голубятню. Преступление раскрыли быстро. На первый взгляд, всё ясно: украденный материал найден, преступник обнаружен, его нужно исключить из партии и передать дело в суд. Но сын второго секретаря райкома партии, Кускова Бориса Ивановича тоже любил голубей и всегда гонял их вместе со своим одноклассником – сыном заведующего телеателье Лампы. В персональном деле голубятня была названа уже птичником, (намёк на Продовольственную программу партии), хищение – займом, а вор – достойным остаться в рядах КПСС. А это однозначно освобождало от судебного преследования. Совсем не случайно в народе ходила пословица: «Хочешь воровать – иди в партию». И пусть у твоих детей будут те же интересы, что и у «золотой молодёжи». Но ничто так не разрушает идеалы социализма, как поведение этой «золотой поросли».

Май 1986. 

 

57. Коммунист в семье.

 

            «Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал  трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:

 - честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни;» .

          Из Устава КПСС.

 

 Организационный отдел обкома партии разослал распоряжение во все райкомы о необходимости обсудить на партийных собраниях в первичных парторганизациях вопрос «Коммунист в семье», поговорить об укреплении ячейки общества. Что заставило вынести срочно эту тему на обсуждение в партийных организациях, так и осталось загадкой. Скорее всего, внутренние противоборства и интриги в аппарате обкома после какого-нибудь альковного скандала в отделе пропаганды и агитации. Потому что пропагандой морального поведения вдруг занялся орготдел. 

В райкоме Иван Иванович поручил более опытному инструктору, выпускнику Университета Марксизма-ленинизма написать вспомогательный материал. Когда материал был готов, заворг поручил Сергею Ивановичу, второму инструктору, работающему всего один месяц в орготделе, расписать работников аппарата по первичным парторганизациям для участия в обсуждении этого вопроса в соответствии с требованиями обкома об обязательном присутствии работников райкома на таких собраниях. Иванов напутствовал своего начинающего инструктора:

- Только здесь нужно учесть некоторые местные особенности: 
Первого секретаря Солина можешь посылать в любую организацию, но лучше пусть он сам выберет. Второго секретаря не записывай в торговлю, третью школу и в райисполком. Третьего секретаря не отправляй в больницу, суд и прокуратуру. Заведующего сельхозотделом Крымова не записывай в парторганизацию управления сельского хозяйства, а заведующего отделом пропаганды и агитации Крутова вообще не отправляй на партсобрания, у него в каждой первичной парторганизации бывшие или настоящие любовницы. Он везде «пришёл, увидел, наследил!» Представь, какой эффект будет от собрания, когда при обсуждении вопроса народ будет посматривать то на него, то на его любовниц, которых в зале может быть и не одна. Как говориться: «Любовь – это так хорошо, так хорошо, что не хорошо, что так хорошо!» И только двух наших инструкторов ты можешь послать на любое предприятие. Меня – тоже. 

Эта фраза напомнила молодому инструктору слова Мюллера из кинофильма «Семнадцать мгновений весны»: «Доверять в наше время нельзя никому. Мне можно».

«Однако? – подумал Сергей Иванович, выходя от Ивана Ивановича. Как говорят в народе, «Оно, поди, почто, конечно, знамо дело, ежели потому, но как случись что - вот тебе и пожалуйста!»
Поломав голову над алгоритмом решения этой непростой задачи методами из известной теории множеств, и подосадовав над неприменимостью дедуктивных способов известного английского сыщика с Бейкер-стрит, молодой инструктор пришёл к простому решению. Он стал записывать на партийные собрания работников аппарата по желанию, начиная с секретарей. Тяжела реальная партийная работа.
Во время месячника по проведению этих собраний не обошлось без казусов и чрезвычайных происшествий. Крутов всё-таки сходил на собрание в парторганизацию комбината бытового обслуживания, где работали две его «бывших». А жена заместителя председателя райисполкома застала своего любвеобильного мужа в одном из классов музыкальной школы с молоденькой учительницей музыки, с первой попытки выдавив своими внушительными габаритами ветхую двустворчатую дверь музыкального класса. Влюблённые не музицировали в четыре руки на пианино. Рапсодия любви исполнялась на двух сдвинутых столах. Но только до появления публики, а точнее, одной единственной зрительницы.

Июнь 1986.

  

58. Дон Жуан.

За заведующим отделом пропаганды и агитации Семёном Семёновичем Крутовым девчонки бегали всей деревней ещё с юности. Бройлерские габариты и ловко подвешенный язык делали его поистине неотразимым. Настоящий российский богатырь! Потом одной односельчанке всё-таки удалось свозить его «послушать Мендельсона», но статус семейного человека не помешал ему продолжить подвиги на любовном фронте. Позже, после окончания совпартшколы к личным данным добавился служебный ресурс, и Семёнович упрочил свою репутацию среди женщин. В журнале «Роман-газета» в середине семидесятых вышел роман Шелудякова Александра Григорьевича «Из племени кедра». Там главная героиня, представительница народов Севера старуха Юган посылает проклятие своему соседу: «Чтоб на тебя мужиковская слабость напала, а в это время баба с жиру взыграла!» Так вот, на Семён Семёнович подобные проклятия никогда не действуют, он всегда находится в боевой форме. Всегда «пришёл, увидел, победил!» Чаще всего на него обращали внимание женщины, имеющие высокий социальный статус и отличающиеся лидерскими качествами. Какой сильной женщине не хочется хоть ненадолго почувствовать себя маленькой и беззащитной, переложить груз решения проблем и принятия решений на сильные мужские плечи? 

- Самое главное – внимательно выслушать женщину, пусть она раскроет тебе всю свою душу, расскажет то, что ей рассказать больше некому. Затронь её душу, она тебе всё отдаст! - наставлял Семёнович своих молодых инструкторов во время очередной выпивки. Казалось, его неотразимость не знает предела. Но в России немало женщин, недоступных и отечественным, и испанским «донам». 

Как-то на свадьбе у дальних родственников он заметил красивую, незнакомую блондинку без всякого мужского сопровождения. Блондинки нравились ему всегда. С обычной мыслью: «Как такая баба ещё не моя?» Семёнович отправился ухаживать. Бросив соседу популярную фразу: «Не вернусь – считайте коммунистом!», местный дон жуан отправился к синьоре. Особо не церемонясь, он сразу приступил к дружеским объятиям. Обхват сзади, и сто бройлерских килограммов уже лежат на траве, а женщина стоит и смотрит на него сверху. Подумав, что случайно поскользнулся из-за некоторой нетрезвости, Семёнович повторил попытку с тем же результатом. В этот раз дама наступила ногой на его запястье.

- Ты кто? – удивлению богатыря не было предела.
- Майор Петрова, - женщина убрала ногу с его руки.

- Арестуй меня, я согласен!

Но в этот вечер Семёну Семёновичу пришлось ухаживать за другими..

Июль 1986.

  

59. Вешала.

 

    «Во всей деятельности КПСС руководствуется марксистско-ленинским учением, разработанной на его основе Программой, в которой определены основные задачи партии на период построения коммунистического общества»

      Из Устава КПСС.

 

По всей области развернулась очередная массовая кампания, в с очередным кодовым названием: «Вешала». Теперь это почти волшебное слово намного чаще других звучало на оперативных совещаниях, мелькало на партийных собраниях и заседаниях партийных комитетов и статьях районной газеты «Ленина дорога» и в проклятиях загнанных поисками оборудования снабженцев. Недосушенное сено складывалось на сеновалах в скирды, имеющие тоннель с каркасом из жердей или брусков. С одной стороны тоннель закрывался сеном, а с другой – ставился вентилятор. Досушенное таким способом, при меньшем воздействии солнечных лучей сено сохраняло больше питательных качеств. Идея с вешалами была простая, полезная, но как всегда, внедрялась, где надо и где не надо. Директоры передовых хозяйств, имеющие обширные связи, как всегда первыми расхватали пригодные для этого вентиляторы, имеющиеся на базах «Сельхозтехники» района и области, на складах гигантов индустрии. Остальным пришлось очень быстро «расхватывать» маломощные, старые и бракованные, неравноценно обменивая их на нужные строительные материалы, зерно и мясо. О наличии резервных вентиляторов они и не мечтали. А райком заставлял сушить сено по-новому абсолютно всех и абсолютно всё сено, невзирая, какие вентиляторы поставлены «под ружьё» - новобранцы или собирающаяся в отставку инвалидная команда. Так нужно нашей партии! Выбора у руководителей хозяйств не было: если не будешь сушить сено по новой, получившей высочайшее одобрение технологии, это будет делать твой преемник уже на следующей неделе. «Не внедришь вешала, самого повесят».

Закончился сенокос. Богатые совхозы стали богаче, бедные, сгноив значительную часть сена, стали беднее. Система, которая называлась плановой, меняла планы и решения произвольно, всегда внезапно (как НЛО или ступа Бабы Яги) – молниеносно, без подготовки и проработки. Такое физическое явление, как инерция, не учитывалось. Если «наверху» одобрили очередной «чудо-метод», надо внедрять панацею от всех бед, не раздумывая. Следующий генсек потом называл действия предыдущего волюнтаризмом. Агрономы часто жаловались, что агрономию знают все, и все дают советы. В более сложных отраслях: промышленности, строительстве специалисты чаще отбояривались специальными терминами от наседающих чиновников. Наверное, потому, что руководили сельскими районами чаще других специалистов именно агрономы, механики, зоотехники, и почти никогда – экономисты. 
Аналогично повсеместно и бездумно внедрялся Ипатьевский метод уборки зерновых. Все комбайны хозяйства загонялись на одно поле. В одно место подъезжали машины за зерном. Это приносило пользу в степных районах. Но внедрялось и на севере, где поля были небольшие, неправильной формы, а залесённость – больше 40 и даже 50 процентов. Ещё внедрялось содержание молодняка крупного рогатого скота - на несменяемой подстилке из тюков соломы или вообще на морозе, коровы-кормилицы, беспривязное содержание скота. Кроме моды на технологии, приходила и уходила мода на одежду среди «верхушки» района. В 50-е была мода на бурки – фетровые сапоги, их можно увидеть на Бывалом в «Операции «Ы» и среди антиквариата на «блошиных» рынках. В шестидесятые пришла мода на ондатровые шапки. Задавали шуточный вопрос: «Почему не все коммунисты в ондатровых шапках?» Ответ был такой: «Отстрел ондатр проводится ежегодно, а отстрел коммунистов прекращён со смертью Сталина». В восьмидесятые в моду вошли сначала искусственные шубы, потом – на дублёнки и норковые шапки. 

Была мода на крылатые фразы и на цитаты. Осенью восемьдесят пятого Смирнов при поездках на заседания парткомов и на партсобрания в совхозы везде и всюду из уст директоров совхозов слышал одну и ту же, невесть откуда, залетевшую фразу: «Агроном – как полководец, если он не проиграет всё предстоящее сражение у себя в голове, он проиграет его на поле битвы!»

  Август 1986. 

 

60. Неперспективные деревни.

 

Перед уборкой урожая инструкторов часто отправляли в дальние деревни проверять готовность хозяйств к битве с урожаем. Особенно грустно было ездить в неперспективные деревни. В таёжных районах стоимость производимой сельхозпродукции не перекрывала даже выплаченной за её производство заработной платы. Хозяйства поставляли молока, мяса и зерна меньше, чем получали зарплаты за свой труд. Расходы на стройматериалы, технику, горюче-смазочные материалы не перекрывались ничем. В итоге себестоимость сливочного масла в области была 7-50, а в магазинах оно продавалось по 3-10 – «Бутербродное» и по 3-40 – «Крестьянское», но было дефицитом. Названия продукта, как это часто бывало, совсем не отражали сути. «Бутербродное» использовали не только для бутербродов, в нём просто был выше процент содержания пахты. А «Крестьянское» вовсе не означало, что доили именно крестьянок. Доили всё-таки коров, даже при большевиках. Немного южнее в области окупаемость затрат была немного выше, но оставалась отрицательной.

Ещё одной причиной бедности хозяйств были «пьяные деревни» - нецентральные отделения совхозов, где после выдачи зарплаты и аванса некому было кормить и доить скот, все пили по три дня. В личных огородах они выращивали только картошку, а за луком, помидорами, огурцами и прочими овощами ездили в райцентр, к дачникам. Здесь никакие реформы «не шли». Кладбища бывали самыми ухоженными местами в таких захламлённых, заросших бурьяном населённых пунктах. Там хоть раз в год, перед Родительским днём наводят порядок. Организованно здесь проходят только выпивки, а проблем не возникает только с адюльтером. Как говорит инструктор орготдела Александр Павлович Буйнов, это единственная проблема, которая у нас решена повсеместно, окончательно и бесповоротно. 

Когда-то в каждой деревне был свой колхоз. Потом их стали объединять в более крупные хозяйства, преобразовывать в совхозы. На практике это означало, что восьмилетние школы закрывались, а на центральном отделении открывались средние. В «неперспективных деревнях» оставляли только начальные школы, тогда – трёхлетки, потом, по мере уменьшения учеников и они закрывались. Сельские жители вынуждены были отправлять детей в интернат, на целую неделю с 10-летнего, а иногда и 7-летнего возраста. Потом уже жители деревень сами стремились перебраться на центральную усадьбу хозяйства к магазину, больнице, водопроводу, а главное, к школе. Какому нормальному родителю захочется отправлять своего ребёнка на шесть суток в неделю в другой населённый пункт под надзор воспитателей? И всю неделю думать, как там твой ребёнок? Это же, как в зону, пусть и с мягким режимом колонии-поселения. 

Транспортная проблема донимала дальние деревни ещё со времён коллективизации. Единоличный крестьянин всегда мог выделить лошадёнку для поездки в райцентр или соседнее село члену своей семьи. Бригадиры и управляющие отделениями на это дело лошадей не выделяли. Люди стали ходить пешком в другие населённые пункты за 20, а то и за 40 километров. Как можно было отбирать всех лошадей у истинных тружеников? Смирнову-Ростовцеву отец рассказывал, что после коллективизации его дед и бабушка в семидесятилетнем возрасте ходили пешком за восемнадцать километров в райцентр, чтобы посмотреть на своего коня Игреньку, которого они вырастили с рождения. Вот такая это была любовь к животным, к сельскому хозяйству! Где она сейчас? А мы ещё спрашиваем, откуда у нас пьяные деревни? От безысходности? От многолетней селекции жителей?
Только после войны транспортная проблема стала как-то решаться, селян начали возить грузотакси – крытые тентом грузовики, а в 70-х – автобусы. Естественно, крестьяне старались переехать в города, в райцентры. И хотя их держали всеми способами, деревни пустели. Оставшиеся жители спивались. 

Резко обозначилась «проблема невест». Парни ещё как-то оставались в деревнях, а девчонки уезжали в город на любую работу. Матери ориентировали своих дочерей только на городскую жизнь. Там больше вариантов: где жить, кем работать, за кого выходить замуж. Секретарь парткома Лариса Васильевна Большакова решала проблему невест по-своему. На период уборочной кампании, когда в помощь совхозам присылали по разнарядке жителей городов, она обязательно заказывала поварих. И обеды на полевых станах готовили профессионально, и одна - две поварихи, ког