БРАТИШКА

6 октября 2013 - Сергей Гордиенко

Саша быстро гнал машину, рискуя на поворотах сорваться в глубокую пропасть. Но он не придавал этому значения. Главное – догнать синюю фуру. Приближался вечер. Внезапно он сбросил скорость, увидев синий прицеп, выступавший из-за поворота. Заглушив мотор, он подкатился поближе и остановился. Вышел из машины и осторожно, чтоб не хрустнула ни одна ветка, поднялся на склон. Внизу он увидел фуру и белую «Ниву». Слышались голоса. За кабиной «Вольво» стояли три человека.  Курили. Одного из них он угадал сразу. Это был Петя, этот толстый гад, по кличке Петруня, за которым он и гнался. Тот слушал двоих, по виду кавказцев, и подобострастно кивал головой. Ему протянули деньги. Он быстро их пересчитал и неторопливо полез в кабину грузовика. А те двое, хохоча,  направились к «Ниве». Саша быстро спустился к грузовику и, открыв дверцу, сел в кабину. Петруня удивленно и испуганно уставился на него.
- Тихо, сука, - сказал Саня  и наставил на него пистолет. – Давай, трогай.
Петруня дрожащей рукой стал поворачивать ключ зажигания.
- Ты кто? – выдавил он.
- Я старший брат Сереги Макеина, которого ты напоил, и он бесследно исчез. А ты, говорят, торгуешь людьми.
Петруня вздрогнул.
- Говори, мразь, кому продал Серегу?
И в это время Саша увидел в зеркале заднего вида белую «Ниву», которая выскочила из-за поворота и устремилась за ними.
- Возьми влево! Не дай обогнать! Жми, давай!
- Куда? – трясся от страха Петруня.
- К моему братишке! Туда, где ты его оставил!
Сзади сигналили и пытались их обойти. У Петруни со лба градом катил пот, он боязливо крутил рулем, бросая грузовик из стороны в сторону.
- Нам все равно не уйти… Это опасные люди… А Сергей…он сказал, что хочет найти работу…
- Ну, падаль! И ты  нашел!
- Они будут стрелять!
- Заткнись!
«Нива» висела на хвосте и продолжала яростно сигналить. Петруня свернул с дороги, и они, проскочив какую-то зеленую долину, оказались на узкой дороге между высокой скалой и глубоким обрывом. Сзади послышались выстрелы. Зеркало заднего вида разлетелось вдребезги. Саша, высовываясь из кабины, отстреливался, целясь попасть в колеса. Но всякий раз, когда он нажимал на курок, «Нива» пряталась за прицепом. Он вынул обойму. Оставался последний патрон. Впереди он заметил расщелину.
- Тяни к ней! – показал он пальцем. У него появился план, дававший надежду на спасение.
Фура шла тяжело. Задние колеса были пробиты. Но вот, наконец, и  расщелина.
- Тормози! И давай за мной! Только быстро! Или вот этой пулей я тебе продырявлю твой толстый живот!
Длинный прицеп служил им хорошей защитой. Пока преследователи лезли под ним, Саша, таща за собой  огромный кусок живого сала, укрылся в пещере.
- Эй, шакал, отпусти Петруню! – раздался внизу голос.
Александр выглянул из пещеры и, увидев возле кабины две наглые рожи, быстро прицелился и выстрелил в топливный бак. Отпрянув, достал зажигалку. Чиркнул и поднес к огоньку носовой платок. Когда платок разгорелся, бросил его вниз, где уже вовсю журчала солярка. Повалил густой дым. Он начал заполнять пещеру. Дышать становилось все труднее. Внизу гоготали. Петруня испуганно зашептал:
- Что ты наделал! В прицепе взрывчатка! Рванет так, что…
Саша на секунду опешил. Ведь дымом он хотел лишь привлечь внимание военных, теперь же… А впрочем, взрывом привлечет и подавно! «Только, - усмехнулся он, - помощь может и не понадобится».
А внизу продолжали гоготать, видимо, над их глупостью. Ведь дым все гуще и гуще заполнял пещеру. Дышать уже было просто невозможно.
- А они что,  не знают про взрывчатку? – закашлялся Саша.
- Не-е, - замотал головой Петруня, - это не их бизнес!
- Хорошо, что не знают! Ну, скорей же! Скорей!
Грузовик трещал. Но треск казался таким медленным, что будто остановилось время. И вдруг бахнуло. Бахнуло так, что пещера затряслась. В голове у Александра зазвенело, будто сто колоколов. Он дотянулся до Петруни и потрогал его тело: жив ли? Тело было недвижимо. Он потрогал его голову. По руке потекла теплая жидкость. Кровь! Неужели убило? Он прислонил ухо к его груди.  Да, тот был мертв.
Саша спустился вниз. От фуры осталась лишь перевернутая рама. Дорога усеяна сгоревшим виноградом. Чуть поодаль лежало тело. Без головы.
И вдруг от скалы отвалилось какое-то существо с клочьями одежды на теле. Хрипя, оно кинулось на него и уцепилось  в горло. Обезумевшее существо, что пять минут назад было человеком, владело обезумевшей силой. Под его натиском Саша не мог устоять. Упираясь изо всех сил, он слышал противный скрежет под ногами и чувствовал спиной приближение  пропасти. Еще секунда – и он пятками почувствовал пустоту. В голове мелькнула отчаянная мысль. Он соскользнул вниз и уцепился за выступ. Противник, что-то  злобно бормоча, стал бить каблуками ему по пальцам. Саша одной рукой поймал его ногу и дёрнул на себя. Тот зашатался, замахал  руками и с громким воплем  рухнул над ним  в пропасть.  Саня, собравшись с силами, подтянулся и вылез на спасительную твердь. Из последних сил перевернулся на спину. «Господи, - подумал он, увидев перед собой яркое солнце на  синем небе, - какое же это счастье – жизнь! Сама жизнь!
Послышался стук копыт.  Саша насторожился. К нему приближалось  несколько бородатых всадников.
- Ты кто? – подъехав, спросили они.
- Брата я ищу. Братишку своего младшего, - ответил Саша, поднимаясь с земли и  стараясь угадать по лицам всадников, кто перед ним: свои или враги? Вообще-то, у них за спинами виднелись стволы автоматов…
- Как фамилия брата?
- Макеин. Сережка Макеин.
Двое спешились. Один подошел к нему и ударил его в живот. У Саши перехватило дыхание, он согнулся пополам. «Все, - подумал он, - не спасти Серегу». Ему за спиной связали руки. На голову надели шапочку, и натянули ее на лицо. Положили на лошадь и повезли. Долго спускались куда-то вниз. Лошадь неуклюже переступала ногами, скрежеща копытами по щебню. Возле какого-то ручья лошади, фыркая, долго пили воду. Всадники о чем-то весело перекликались, громко смеясь. Двинулись дальше. Минут через двадцать остановились. Его, как мешок, скинули с лошади. Поставили на ноги и сняли с головы шапочку. Руки  по-прежнему были  связаны. Саша зажмурился от яркого солнца. Огляделся. Кругом  - лес и горы. Из небольших хижин, укрытых ветками, стали выходить люди. Обступили его со всех сторон.
- Твой брат шакал, - сказал вдруг один, подойдя к нему. – Ему предлагали работу, воевать с неверными, а он оказался трусом, отказался. Ему отрезали голову. Как барану! Ха-ха!
  Саша похолодел.  «Сережка…- со стоном подумал он, - как же это… Не может быть!»
А кругом  хохотали.  Их хохочущие лица расплывались у него в глазах, превращаясь в морды каких-то чудовищных зверей.
- Уроды! – закричал он и бросился на них, ударив одного  в живот головой.
На него налетели и принялись избивать. Били долго, пока он не потерял сознание.
Очнулся он в каком-то сыром полумраке.
- Терпи, братишка - услышал он чей-то незнакомый голос, - думал, помрешь. Тише, тише.
С трудом стиснув зубы, Саня шире раздвинул пальцами опухшие веки. Над ним склонилась чья-то фигура.
Они разговорились. Его братом по несчастью был солдат. Звали его Иваном. Он попал в плен, уйдя в самоволку за водкой. Он здесь уже несколько дней. Бьют постоянно.
- На лице живого места не осталось.  Тебе тоже досталось, лица не увидать. Матери увидят нас, не узнают!
- Матери? Ты о чем? – усмехнулся Саша. – Отсюда еще выбраться надо.
- Выберемся!
Иван рассказал, что его не убили сначала из-за выкупа, а когда поняли, что  у его семьи нет больших денег, решили обменять на кого-то из своих боевиков.
- Обмен завтра. А ты соглашайся на выкуп, тяни время. А я скажу нашим, они спасут тебя! Эх, не знаю сюда дороги! – воскликнул он. – Но наши что-нибудь придумают!
Саша думал о Сереге. Сердце у него разрывалось от  тоски. И как братишка  мог связаться с такой гнидой как Петруня?!  Ну да, напоил тот его, сука. Что он теперь скажет их матери?! Она не переживет такого. Да скажет ли?! У них ведь тоже нет таких денег, чтоб заплатить за него.
Иван продолжал что-то говорить. Потом замолчал. Молчал и Саша. Было не до разговоров.
- Слушай! – вдруг тихим голосом сказал Иван. – У меня есть план! Только ты не перебивай. Выслушай сначала. Хорошо? А ты бы мог привести сюда наших?
- Не понял, как это? – удивился Саня. – В принципе мог бы.  А что? И главное – как?
Иван довольно потер руки и выложил свой сумасшедший план. Суть плана фантастически проста, но в тоже время и крайне опасна. Иван предложил…  поменяться одеждой, Саню обменяют вместо него!
- Рожи-то одинаково синие! Кто различит? Приведешь наших, и они не только спасут меня, но и раздолбят эту террористическую базу!
Саня выдавил улыбку.
- Спасибо, но я не согласен.
Иван настаивал. Возник спор.
- Пойми, - шептал Иван, - меня, когда обменяют, возможно, ждет трибунал. А так глядишь, еще и в герои запишут!
Но Александр все равно не соглашался. Возможность спастись вместо Ивана, претила его понятиям о чести и справедливости.
Иван замолчал, обиделся. А потом вдруг предложил тянуть жребий. Саша улыбнулся: хороший он парень, этот Иван.  «А что если он прав? – вдруг мелькнула у него мысль. – Ведь уничтожить это бандитское гнездо необходимо! Таких, как мы с Иваном, будет в этой яме еще немало. И за Сережку надо бы отомстить! Надо! Иван предлагает тянуть жребий. Что ж, пусть судьба все решит!»
- Ну, давай! – сказал он.
Иван порылся в карманах. Достал две спички. У одной обломил головку, поманипулировал ими за спиной и выставил перед собой руку:
- Тяни! Вытащишь короткую, уходишь ты.
Саша вытащил ту, что первой попалась на пальцы. Она была короткой.
На следующий день ближе к ночи в яму спустилась лестница, и голос сверху сказал:
- Вылазь, Иван.
Саня, в солдатской форме, крепко пожал Ивану руку и вылез из ямы. Ему связали руки, на голову натянули шапочку и положили на лошадь. Ехали долго. Потом остановились. Его поставили на землю, освободили глаза и руки.
- Иди, - толкнули в спину.
Дорога поблёскивала камнями. Метрах в ста от него стояла машина с включенными подфарниками. Он быстро направился к ней. Мимо него промелькнул силуэт того, на кого его обменяли. Не его – Ивана! Саня поспешил к машине. Надо скорее выручать парня!
Возле «уазика» стояли двое в камуфляже. Помогли ему сесть машину. По дороге он торопливо рассказал о себе, как сюда попал и что они с Иваном придумали. Военные усмехнулись:
- Артисты. Но операцию по разгрому базы сможем начать только через несколько дней.
- Каких дней! – возмутился Александр. – Да бандиты уже утром могут понять, что их надули.
Но военные были непреклонны, сетуя на время и на какие-то там согласования,  связанные с этим мероприятием.
- Стойте! – сердито крикнул Саня.
Машина остановилась. Он вышел из нее и, с силой захлопнув дверцу, зашагал по дороге в обратном направлении.   «Уазик» сдал за ним.
- Стой, дурак! – крикнули в окно.
Но он свернул с дороги и ринулся в лес.  «Уазик» постоял, поворчал мотором и двинулся дальше.
Успокоившись, Александр понял, что поступил опрометчиво и даже глупо. Но когда рука случайно нащупала в кармане две спички, у него защемило в груди. Обе спички были короткими.
Ну нет. Так просто он не сдастся! Он быстро поднялся на высокий холм. Залез на дерево и огляделся.  Сумрачные громады холмов, уменьшаясь в размерах, раскинулись до самых горизонтов. Было тихо. Но откуда-то издалека доносился  волчий вой. Волки выли жалобно, словно оплакивая чью-то судьбу. Крупная луна висела над каким-то утесом, который показался Ивану знакомым. Он спустился с дерева, перекрестился и побежал.
Бежал он долго, спотыкаясь и падая, царапая лицо и руки. Бежал, преодолевая невысокие холмы и заросшие кустарником долины.  Ориентиром ему служила луна.  Несколько раз ему казалось, что он сбился с пути, но, поднявшись на очередной высокий холм, с удовлетворением видел, что знакомый утес становится ближе.  Сколько прошло времени, он не знал, но, судя по изрядной усталости, ему казалось, что ночь уже близится к концу.  Рубашка на спине затвердела от соли, во рту пересохло, все больше и больше не хватало воздуха. Но он не мог остановиться даже на секунду. Попытаться спасти Ваньку, было возможно только ночью. Послышался тихий  шум ручья. Это придало ему сил. Через минуту он жадно припал к воде.  Но не меньшую радость, чем вода, ему доставили видневшиеся у кромки бережка конские следы. Значит, он  на правильном пути!
Теперь ориентиром ему служили конские следы, которые  становились все отчетливей. Начинало светать.  И скорее всего в эту ночь уже не удастся спасти Ивана. Саша тяжело забрался на холм.  Багровая заря уже освещала горизонт, который с каждой минутой становился все светлее.  И  вдруг  Саша резко присел. Прямо перед ним, внизу, был какой-то лагерь. Он пригляделся. Да это  же тот самый! Те же хижины, укрытые ветками! И вон место, где находится яма! Но в лагере уже не спали. Слышалась какая-то там возня, голоса. Мелькали люди. Саша глазами выбрал для себя более удобную позицию и ползком двинулся к ней.  Раздвинув руками траву, он пригляделся и увидел кучку боевиков, которые что-то  обсуждали, размахивая руками. Некоторые держали в руках автоматы. У Сани возникло какое-то нехорошее предчувствие. И оно его не обмануло. Когда боевики чуть расступились, он похолодел. Между ними на коленях стоял Иван. Глаза у него были завязаны. У одного бородача в руке сверкнул нож. Времени для раздумий  не было. В эту минуту решалось все.  Решалось, как он будет дальше жить. Или не жить.
- Стойте! – крикнул он и, поднявшись, стал спускаться вниз.
Несмотря на усталость, он спускался легко, словно успешно выполнил какую-то важную работу. Даже стал насвистывать.
Боевики изумленно уставились на него.  Невольно расступились. Он подошел к другу и помог ему подняться  на ноги. Взглянул на боевиков:
- Ошибочка вышла. Иван – это он! Отпустите парня. Вашего же отпустили.
В наступившей тишине стало слышно, как Иван всхлипнул. Бандиты пришли в себя и громко расшумелись. Клацнули затворы. В грудь ему уперлись стволы. Чьи-то руки хватали стволы и поднимали их вверх. Между боевиками возник явно из-за него спор. А один мальчик, лет  двенадцати, смотрел на него так, будто видел перед собой человека, который спустился не с горы, а с небес. Саша ему улыбнулся и подмигнул. Тот смутился и, поправив на плече автомат, убежал.
Сашу убивать не стали. Не стали даже бить. Его вместе с Иваном снова отправили в яму. Иван что-то говорил, хватал его за плечо, но он его не слышал, проваливаясь в глубокий сон.
Проснулся он оттого, что его кто-то сильно тряс за плечо.
- Очнись, - шептал голос Ивана. – Нам кто-то решил помочь.
Саша открыл глаза. Было темно. В проеме, заслоняя звезды, двигалась чья-то фигурка. В яму спустилась лестница. Фигурка исчезла. Парни осторожно вылезли из ямы. Саша посмотрел по сторонам, чтобы увидеть их спасителя. Темная фигурка скрылась в шалаше, махнув на прощание тонкой  рукой. Саша подумал о том мальчике, которому он улыбнулся. Наверное, он! Саша мысленно его поблагодарил и, подхватив за руку Ивана,  ринулся с ним в лес.
Они вышли в какое-то отвесное ущелье, и шли по нему уже полдня, а конца все не было. Оба изнывали от жажды. А тут еще Иван подвернул ногу. 
- Все, хана,-  прохрипел он, - больше не могу. Иди один.
- Ну уж нет, - рассердился  Александр. Он взвалил Ивана на спину и двинулся дальше.
Наступил вечер, а он все шел и шел. Несколько раз упал. И каждый раз подниматься и взваливать на себя Ивана  становилось труднее. Медленно и неуклюже переступал ногами, боясь, что если снова упадет, то больше не встанет. Надвинулась ночь. Он глядел на кривую полосу звезд, которая уходила все дальше, и делал новый, но будто последний шаг.
Но наконец, подняв голову, увидел, что небо расступается. Сердце у него подскочило, от радости он двинулся чуть быстрее и… упал. Сознание куда-то уплывало, и ухватиться за него он уже не мог.
Придя в себя, Саша увидел яркое солнце. Иван, волоча ногу, тащил его за собой. Поднявшись, он закинул руку Ивана себе за шею, и они двинулись дальше по зеленой, цветущей долине.
Вдруг из-за поворота выскочил «бэтээр». На броне – вооруженные парни с косынками на головах.
- Наши! – крикнул Иван. – Наши, братишка!
- Братишка, - прошептал Саня, вспомнив Серегу, - братишка… - и у него по щеке покатилась слеза.










© Copyright: Сергей Гордиенко, 2013

Регистрационный номер №0162940

от 6 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0162940 выдан для произведения:
Саша быстро гнал машину, рискуя на поворотах сорваться в глубокую пропасть. Но он не придавал этому значения. Главное – догнать синюю фуру. Приближался вечер. Внезапно он сбросил скорость, увидев синий прицеп, выступавший из-за поворота. Заглушив мотор, он подкатился поближе и остановился. Вышел из машины и осторожно, чтоб не хрустнула ни одна ветка, поднялся на склон. Внизу он увидел фуру и белую «Ниву». Слышались голоса. За кабиной «Вольво» стояли три человека.  Курили. Одного из них он угадал сразу. Это был Петя, этот толстый гад, по кличке Петруня, за которым он и гнался. Тот слушал двоих, по виду кавказцев, и подобострастно кивал головой. Ему протянули деньги. Он быстро их пересчитал и неторопливо полез в кабину грузовика. А те двое, хохоча,  направились к «Ниве». Саша быстро спустился к грузовику и, открыв дверцу, сел в кабину. Петруня удивленно и испуганно уставился на него.
- Тихо, сука, - сказал Саня  и наставил на него пистолет. – Давай, трогай.
Петруня дрожащей рукой стал поворачивать ключ зажигания.
- Ты кто? – выдавил он.
- Я старший брат Сереги Макеина, которого ты напоил, и он бесследно исчез. А ты, говорят, торгуешь людьми.
Петруня вздрогнул.
- Говори, мразь, кому продал Серегу?
И в это время Саша увидел в зеркале заднего вида белую «Ниву», которая выскочила из-за поворота и устремилась за ними.
- Возьми влево! Не дай обогнать! Жми, давай!
- Куда? – трясся от страха Петруня.
- К моему братишке! Туда, где ты его оставил!
Сзади сигналили и пытались их обойти. У Петруни со лба градом катил пот, он боязливо крутил рулем, бросая грузовик из стороны в сторону.
- Нам все равно не уйти… Это опасные люди… А Сергей…он сказал, что хочет найти работу…
- Ну, падаль! И ты  нашел!
- Они будут стрелять!
- Заткнись!
«Нива» висела на хвосте и продолжала яростно сигналить. Петруня свернул с дороги, и они, проскочив какую-то зеленую долину, оказались на узкой дороге между высокой скалой и глубоким обрывом. Сзади послышались выстрелы. Зеркало заднего вида разлетелось вдребезги. Саша, высовываясь из кабины, отстреливался, целясь попасть в колеса. Но всякий раз, когда он нажимал на курок, «Нива» пряталась за прицепом. Он вынул обойму. Оставался последний патрон. Впереди он заметил расщелину.
- Тяни к ней! – показал он пальцем. У него появился план, дававший надежду на спасение.
Фура шла тяжело. Задние колеса были пробиты. Но вот, наконец, и  расщелина.
- Тормози! И давай за мной! Только быстро! Или вот этой пулей я тебе продырявлю твой толстый живот!
Длинный прицеп служил им хорошей защитой. Пока преследователи лезли под ним, Саша, таща за собой  огромный кусок живого сала, укрылся в пещере.
- Эй, шакал, отпусти Петруню! – раздался внизу голос.
Александр выглянул из пещеры и, увидев возле кабины две наглые рожи, быстро прицелился и выстрелил в топливный бак. Отпрянув, достал зажигалку. Чиркнул и поднес к огоньку носовой платок. Когда платок разгорелся, бросил его вниз, где уже вовсю журчала солярка. Повалил густой дым. Он начал заполнять пещеру. Дышать становилось все труднее. Внизу гоготали. Петруня испуганно зашептал:
- Что ты наделал! В прицепе взрывчатка! Рванет так, что…
Саша на секунду опешил. Ведь дымом он хотел лишь привлечь внимание военных, теперь же… А впрочем, взрывом привлечет и подавно! «Только, - усмехнулся он, - помощь может и не понадобится».
А внизу продолжали гоготать, видимо, над их глупостью. Ведь дым все гуще и гуще заполнял пещеру. Дышать уже было просто невозможно.
- А они что,  не знают про взрывчатку? – закашлялся Саша.
- Не-е, - замотал головой Петруня, - это не их бизнес!
- Хорошо, что не знают! Ну, скорей же! Скорей!
Грузовик трещал. Но треск казался таким медленным, что будто остановилось время. И вдруг бахнуло. Бахнуло так, что пещера затряслась. В голове у Александра зазвенело, будто сто колоколов. Он дотянулся до Петруни и потрогал его тело: жив ли? Тело было недвижимо. Он потрогал его голову. По руке потекла теплая жидкость. Кровь! Неужели убило? Он прислонил ухо к его груди.  Да, тот был мертв.
Саша спустился вниз. От фуры осталась лишь перевернутая рама. Дорога усеяна сгоревшим виноградом. Чуть поодаль лежало тело. Без головы.
И вдруг от скалы отвалилось какое-то существо с клочьями одежды на теле. Хрипя, оно кинулось на него и уцепилось  в горло. Обезумевшее существо, что пять минут назад было человеком, владело обезумевшей силой. Под его натиском Саша не мог устоять. Упираясь изо всех сил, он слышал противный скрежет под ногами и чувствовал спиной приближение  пропасти. Еще секунда – и он пятками почувствовал пустоту. В голове мелькнула отчаянная мысль. Он соскользнул вниз и уцепился за выступ. Противник, что-то  злобно бормоча, стал бить каблуками ему по пальцам. Саша одной рукой поймал его ногу и дёрнул на себя. Тот зашатался, замахал  руками и с громким воплем  рухнул над ним  в пропасть.  Саня, собравшись с силами, подтянулся и вылез на спасительную твердь. Из последних сил перевернулся на спину. «Господи, - подумал он, увидев перед собой яркое солнце на  синем небе, - какое же это счастье – жизнь! Сама жизнь!
Послышался стук копыт.  Саша насторожился. К нему приближалось  несколько бородатых всадников.
- Ты кто? – подъехав, спросили они.
- Брата я ищу. Братишку своего младшего, - ответил Саша, поднимаясь с земли и  стараясь угадать по лицам всадников, кто перед ним: свои или враги? Вообще-то, у них за спинами виднелись стволы автоматов…
- Как фамилия брата?
- Макеин. Сережка Макеин.
Двое спешились. Один подошел к нему и ударил его в живот. У Саши перехватило дыхание, он согнулся пополам. «Все, - подумал он, - не спасти Серегу». Ему за спиной связали руки. На голову надели шапочку, и натянули ее на лицо. Положили на лошадь и повезли. Долго спускались куда-то вниз. Лошадь неуклюже переступала ногами, скрежеща копытами по щебню. Возле какого-то ручья лошади, фыркая, долго пили воду. Всадники о чем-то весело перекликались, громко смеясь. Двинулись дальше. Минут через двадцать остановились. Его, как мешок, скинули с лошади. Поставили на ноги и сняли с головы шапочку. Руки  по-прежнему были  связаны. Саша зажмурился от яркого солнца. Огляделся. Кругом  - лес и горы. Из небольших хижин, укрытых ветками, стали выходить люди. Обступили его со всех сторон.
- Твой брат шакал, - сказал вдруг один, подойдя к нему. – Ему предлагали работу, воевать с неверными, а он оказался трусом, отказался. Ему отрезали голову. Как барану! Ха-ха!
  Саша похолодел.  «Сережка…- со стоном подумал он, - как же это… Не может быть!»
А кругом  хохотали.  Их хохочущие лица расплывались у него в глазах, превращаясь в морды каких-то чудовищных зверей.
- Уроды! – закричал он и бросился на них, ударив одного  в живот головой.
На него налетели и принялись избивать. Били долго, пока он не потерял сознание.
Очнулся он в каком-то сыром полумраке.
- Терпи, братишка - услышал он чей-то незнакомый голос, - думал, помрешь. Тише, тише.
С трудом стиснув зубы, Саня шире раздвинул пальцами опухшие веки. Над ним склонилась чья-то фигура.
Они разговорились. Его братом по несчастью был солдат. Звали его Иваном. Он попал в плен, уйдя в самоволку за водкой. Он здесь уже несколько дней. Бьют постоянно.
- На лице живого места не осталось.  Тебе тоже досталось, лица не увидать. Матери увидят нас, не узнают!
- Матери? Ты о чем? – усмехнулся Саша. – Отсюда еще выбраться надо.
- Выберемся!
Иван рассказал, что его не убили сначала из-за выкупа, а когда поняли, что  у его семьи нет больших денег, решили обменять на кого-то из своих боевиков.
- Обмен завтра. А ты соглашайся на выкуп, тяни время. А я скажу нашим, они спасут тебя! Эх, не знаю сюда дороги! – воскликнул он. – Но наши что-нибудь придумают!
Саша думал о Сереге. Сердце у него разрывалось от  тоски. И как братишка  мог связаться с такой гнидой как Петруня?!  Ну да, напоил тот его, сука. Что он теперь скажет их матери?! Она не переживет такого. Да скажет ли?! У них ведь тоже нет таких денег, чтоб заплатить за него.
Иван продолжал что-то говорить. Потом замолчал. Молчал и Саша. Было не до разговоров.
- Слушай! – вдруг тихим голосом сказал Иван. – У меня есть план! Только ты не перебивай. Выслушай сначала. Хорошо? А ты бы мог привести сюда наших?
- Не понял, как это? – удивился Саня. – В принципе мог бы.  А что? И главное – как?
Иван довольно потер руки и выложил свой сумасшедший план. Суть плана фантастически проста, но в тоже время и крайне опасна. Иван предложил…  поменяться одеждой, Саню обменяют вместо него!
- Рожи-то одинаково синие! Кто различит? Приведешь наших, и они не только спасут меня, но и раздолбят эту террористическую базу!
Саня выдавил улыбку.
- Спасибо, но я не согласен.
Иван настаивал. Возник спор.
- Пойми, - шептал Иван, - меня, когда обменяют, возможно, ждет трибунал. А так глядишь, еще и в герои запишут!
Но Александр все равно не соглашался. Возможность спастись вместо Ивана, претила его понятиям о чести и справедливости.
Иван замолчал, обиделся. А потом вдруг предложил тянуть жребий. Саша улыбнулся: хороший он парень, этот Иван.  «А что если он прав? – вдруг мелькнула у него мысль. – Ведь уничтожить это бандитское гнездо необходимо! Таких, как мы с Иваном, будет в этой яме еще немало. И за Сережку надо бы отомстить! Надо! Иван предлагает тянуть жребий. Что ж, пусть судьба все решит!»
- Ну, давай! – сказал он.
Иван порылся в карманах. Достал две спички. У одной обломил головку, поманипулировал ими за спиной и выставил перед собой руку:
- Тяни! Вытащишь короткую, уходишь ты.
Саша вытащил ту, что первой попалась на пальцы. Она была короткой.
На следующий день ближе к ночи в яму спустилась лестница, и голос сверху сказал:
- Вылазь, Иван.
Саня, в солдатской форме, крепко пожал Ивану руку и вылез из ямы. Ему связали руки, на голову натянули шапочку и положили на лошадь. Ехали долго. Потом остановились. Его поставили на землю, освободили глаза и руки.
- Иди, - толкнули в спину.
Дорога поблёскивала камнями. Метрах в ста от него стояла машина с включенными подфарниками. Он быстро направился к ней. Мимо него промелькнул силуэт того, на кого его обменяли. Не его – Ивана! Саня поспешил к машине. Надо скорее выручать парня!
Возле «уазика» стояли двое в камуфляже. Помогли ему сесть машину. По дороге он торопливо рассказал о себе, как сюда попал и что они с Иваном придумали. Военные усмехнулись:
- Артисты. Но операцию по разгрому базы сможем начать только через несколько дней.
- Каких дней! – возмутился Александр. – Да бандиты уже утром могут понять, что их надули.
Но военные были непреклонны, сетуя на время и на какие-то там согласования,  связанные с этим мероприятием.
- Стойте! – сердито крикнул Саня.
Машина остановилась. Он вышел из нее и, с силой захлопнув дверцу, зашагал по дороге в обратном направлении.   «Уазик» сдал за ним.
- Стой, дурак! – крикнули в окно.
Но он свернул с дороги и ринулся в лес.  «Уазик» постоял, поворчал мотором и двинулся дальше.
Успокоившись, Александр понял, что поступил опрометчиво и даже глупо. Но когда рука случайно нащупала в кармане две спички, у него защемило в груди. Обе спички были короткими.
Ну нет. Так просто он не сдастся! Он быстро поднялся на высокий холм. Залез на дерево и огляделся.  Сумрачные громады холмов, уменьшаясь в размерах, раскинулись до самых горизонтов. Было тихо. Но откуда-то издалека доносился  волчий вой. Волки выли жалобно, словно оплакивая чью-то судьбу. Крупная луна висела над каким-то утесом, который показался Ивану знакомым. Он спустился с дерева, перекрестился и побежал.
Бежал он долго, спотыкаясь и падая, царапая лицо и руки. Бежал, преодолевая невысокие холмы и заросшие кустарником долины.  Ориентиром ему служила луна.  Несколько раз ему казалось, что он сбился с пути, но, поднявшись на очередной высокий холм, с удовлетворением видел, что знакомый утес становится ближе.  Сколько прошло времени, он не знал, но, судя по изрядной усталости, ему казалось, что ночь уже близится к концу.  Рубашка на спине затвердела от соли, во рту пересохло, все больше и больше не хватало воздуха. Но он не мог остановиться даже на секунду. Попытаться спасти Ваньку, было возможно только ночью. Послышался тихий  шум ручья. Это придало ему сил. Через минуту он жадно припал к воде.  Но не меньшую радость, чем вода, ему доставили видневшиеся у кромки бережка конские следы. Значит, он  на правильном пути!
Теперь ориентиром ему служили конские следы, которые  становились все отчетливей. Начинало светать.  И скорее всего в эту ночь уже не удастся спасти Ивана. Саша тяжело забрался на холм.  Багровая заря уже освещала горизонт, который с каждой минутой становился все светлее.  И  вдруг  Саша резко присел. Прямо перед ним, внизу, был какой-то лагерь. Он пригляделся. Да это  же тот самый! Те же хижины, укрытые ветками! И вон место, где находится яма! Но в лагере уже не спали. Слышалась какая-то там возня, голоса. Мелькали люди. Саша глазами выбрал для себя более удобную позицию и ползком двинулся к ней.  Раздвинув руками траву, он пригляделся и увидел кучку боевиков, которые что-то  обсуждали, размахивая руками. Некоторые держали в руках автоматы. У Сани возникло какое-то нехорошее предчувствие. И оно его не обмануло. Когда боевики чуть расступились, он похолодел. Между ними на коленях стоял Иван. Глаза у него были завязаны. У одного бородача в руке сверкнул нож. Времени для раздумий  не было. В эту минуту решалось все.  Решалось, как он будет дальше жить. Или не жить.
- Стойте! – крикнул он и, поднявшись, стал спускаться вниз.
Несмотря на усталость, он спускался легко, словно успешно выполнил какую-то важную работу. Даже стал насвистывать.
Боевики изумленно уставились на него.  Невольно расступились. Он подошел к другу и помог ему подняться  на ноги. Взглянул на боевиков:
- Ошибочка вышла. Иван – это он! Отпустите парня. Вашего же отпустили.
В наступившей тишине стало слышно, как Иван всхлипнул. Бандиты пришли в себя и громко расшумелись. Клацнули затворы. В грудь ему уперлись стволы. Чьи-то руки хватали стволы и поднимали их вверх. Между боевиками возник явно из-за него спор. А один мальчик, лет  двенадцати, смотрел на него так, будто видел перед собой человека, который спустился не с горы, а с небес. Саша ему улыбнулся и подмигнул. Тот смутился и, поправив на плече автомат, убежал.
Сашу убивать не стали. Не стали даже бить. Его вместе с Иваном снова отправили в яму. Иван что-то говорил, хватал его за плечо, но он его не слышал, проваливаясь в глубокий сон.
Проснулся он оттого, что его кто-то сильно тряс за плечо.
- Очнись, - шептал голос Ивана. – Нам кто-то решил помочь.
Саша открыл глаза. Было темно. В проеме, заслоняя звезды, двигалась чья-то фигурка. В яму спустилась лестница. Фигурка исчезла. Парни осторожно вылезли из ямы. Саша посмотрел по сторонам, чтобы увидеть их спасителя. Темная фигурка скрылась в шалаше, махнув на прощание тонкой  рукой. Саша подумал о том мальчике, которому он улыбнулся. Наверное, он! Саша мысленно его поблагодарил и, подхватив за руку Ивана,  ринулся с ним в лес.
Они вышли в какое-то отвесное ущелье, и шли по нему уже полдня, а конца все не было. Оба изнывали от жажды. А тут еще Иван подвернул ногу. 
- Все, хана,-  прохрипел он, - больше не могу. Иди один.
- Ну уж нет, - рассердился  Александр. Он взвалил Ивана на спину и двинулся дальше.
Наступил вечер, а он все шел и шел. Несколько раз упал. И каждый раз подниматься и взваливать на себя Ивана  становилось труднее. Медленно и неуклюже переступал ногами, боясь, что если снова упадет, то больше не встанет. Надвинулась ночь. Он глядел на кривую полосу звезд, которая уходила все дальше, и делал новый, но будто последний шаг.
Но наконец, подняв голову, увидел, что небо расступается. Сердце у него подскочило, от радости он двинулся чуть быстрее и… упал. Сознание куда-то уплывало, и ухватиться за него он уже не мог.
Придя в себя, Саша увидел яркое солнце. Иван, волоча ногу, тащил его за собой. Поднявшись, он закинул руку Ивана себе за шею, и они двинулись дальше по зеленой, цветущей долине.
Вдруг из-за поворота выскочил «бэтээр». На броне – вооруженные парни с косынками на головах.
- Наши! – крикнул Иван. – Наши, братишка!
- Братишка, - прошептал Саня, вспомнив Серегу, - братишка… - и у него по щеке покатилась слеза.










Рейтинг: +2 255 просмотров
Комментарии (2)
Александр Киселев # 6 октября 2013 в 13:56 0
ну... на любой случай шкурничества, предательства, и просто трусости всегда найдется не один контрслучай незаметного, обыденного героизма простого солдата. Или не-солдата. Я- знаю.
Ап рассказу.
Сергей Гордиенко # 6 октября 2013 в 18:37 0
Александр, огромное спасибо! Ваш комментарий мне очень дорог(почувствовал).