Ботинок

25 сентября 2017 - Светлана Казаринова
article397194.jpg
 
 
Цикл  "ВАСИЛЬКИ"

            Утро выдалось холодным. Ветер гонял по асфальту, упавшие за ночь с деревьев, листья, злейших врагов дворника. Стажер школы полиции Василий Коваль вышел из подъезда, поёжился от холода, глянул на небо, туч не увидел и обрадовался этому.
«Вот и хорошо, – подумал он, и только теперь посмотрел на скамеечку возле подъезда, где всегда его поджидал дружок, котенок Васька. Но того на скамейке не оказалось. – Прячется от холода», – решил Василий и отправился на службу, но не успел пройти и половину пути, как Васька догнал его, бросился под ноги с громким криком:
– Мяу!
Василий похлопал по карманам.
«Ну, так и есть, корм дома забыл!»
– Где ты был раньше? – досадливо прикрикнул он на котёнка. – Теперь уже поздно возвращаться! Терпи, друг! Вечером покормлю! – пообещал Василий и открыл дверь отделения полиции.
Котенок проскользнул вслед за ним, но стажер этого не заметил. Едва он дошел до кабинета, как навстречу выскочил его наставник Вадим  Перевозчиков и сообщил:
– Надо ехать на труп, – потом глянул на котенка и сурово произнес. – Не до нежностей сейчас! Тащи своего дружка на улицу, оставляй там, а сам садись в служебную машину, она уже у входа.
Василий поймал себя на мысли, что не обратил внимания на стоящий у подъезда полицейский автомобиль.
– А всё ты виноват, – упрекнул он Ваську, – из-за тебя я такой рассеянный. А первое дело сыщика, это внимание! Понял?
Но котёнок проигнорировал слова Василия, он понял одно, что кормить его не будут и, сделав обиженный вид, поплелся вслед за Ковалем на улицу. Там возле машины их уже поджидал эксперт-криминалист Иван Кузьмин. Все забрались в кабину Уазика, Васька в последний момент вскочил на колени Ковалю, и отправились на место преступления.
Приехали на пляж. Вода от холода была темно-серого цвета, волны с ожесточением накатывали на берег и с грохотом бились об него, тут же отползая обратно, унося с собой мелкие камешки и песок. Ветер норовил сорвать с оперов шапки и отправить их вслед за волнами. Но все разом натянули головные уборы на лоб и при сильном порыве ветра придерживали их руками. А Иван Кузьмин даже обвязал свою кепку сантиметровой лентой.
«Летом бы сюда», – подумал Коваль, но вслух ничего не сказал.
Васька выпрыгнул из машины вслед за хозяином, но как только подул ветер, тут же, вернулся обратно в кабину, улегся на полу, свернулся калачиком и заснул.
На берегу лежал труп женщины. Криминалист подошел ближе и начал осмотр тела.
– Пиши протокол! – велел Перевозчиков Ковалю, а сам пошел изучать округу.
Василий достал бланки, но ветер стал вырывать их из рук.
– Может я, потом в машине напишу? – спросил он у Ивана. – Вы мне говорите, что писать, а я запомню.
– Ну, как хочешь, – пробурчал криминалист. – Только учти, если что-то забудешь, сам перед начальством отчитываться станешь.
– Хорошо, – согласился Коваль. – Он стоял возле Ивана и внимательно слушал, что тот говорит, правда порывы ветра уносили звук, куда-то в сторону и приходилось переспрашивать по многу раз, что злило эксперта, он очень хотел поскорее уйти отсюда, хотя бы в кабину автомобиля, а еще лучше в свой кабинет, где есть обогреватель и горячий чай.
– Женщина, прилично одета, возможно приняла много алкоголя, это чувствуется по запаху, даже ветер заглушить его не может, нет никаких следов насилия, возможно гуляла по берегу. Вчера была хорошая погода. Скорее всего, умерла от передозировки алкоголя, – он осмотрел пальцы женщины, губы и веки, – при заболевании сердца, это возможно. Употреблять алкоголь ей никак нельзя. Подробности при вскрытии, но труп не криминальный. Вызывайте труповозку, нам здесь делать уже нечего.
– А следы волочения? – спросил Коваль, указывая на едва заметные линии на песке.
В это время подошел Перевозчиков.
– Если и были, какие другие следы, – сообщил он, – то их смыло волной или ветер песком занес. Вот только тут и видны борозды от волочения, так, что придётся этим делом заниматься нам, убойному отделу, и серьёзно заниматься, – вынес он вердикт, заставивший Кузьмина тяжко вздохнуть и снова склониться над телом.
– А где еще один ботинок? – спросил он. – Вадим, ты территорию осматривал, ботинка не видел?
– Нет, не попадался, – ответил Перевозчиков. – А ну, Василий, посмотри еще ты вокруг, ты более глазастый, может, найдешь ботинок, и тогда мы будем знать, откуда эту женщину притащили сюда?
Коваль прошелся по берегу, но никакой обуви не обнаружил.
После отъезда труповозки, оперативники сели в Уазик и отправились в отделение. Проехав пару кварталов, машина остановилась у светофора. Водитель, пользуясь остановкой, приоткрыл окно и закурил. В это время Васька, прыгнул на него, выбив из руки сигарету, и выскочил в окно.
– Что за дела! – крикнул водитель. – Он мне брюки прожег!
Но за котёнком следом побежал Василий.
– Ты куда! – закричал Вадим. И тут он увидел, что Васька, мчась через дорогу, перепрыгнул через ботинок, очень похожий на тот, который они искали на берегу. Тогда и Перевозчиков покинул машину.
– Не трогай руками! Это улика! – крикнул он Василию. – Иван у тебя пакет есть? Бери и к ботинку! – обратился уже к эксперту.
– Спрашиваешь, конечно, есть, – пробурчал Кузьмин, открыл свой чемоданчик и принялся искать пакет.
В это время светофор показал зеленый свет. Сзади загудели автомобили.
– Да, сейчас, – ответил им эксперт и, вынув наконец-то пакет из чемоданчика, вышел из машины.
Водитель тут же нажал на газ, проехал перекресток и остановил Уазик, прижавшись к тротуару.
Эксперт сфотографировал ботинок и положил его в полиэтиленовый пакет, потом покопался в своем чемоданчике, пробурчал:
– И где же это сантиметровая лента подевалась? Неужели забыл положить? – начал перебирать вещи в чемодане снова.
–  Иван Иванович, вы же ей кепку привязали, – напомнил Василий.
Криминалист ощупал головной убор.
– И точно, – сказал он. – Как же я это запамятовал? – он снял с себя ленту и измерил ботинок. – Да, размер тут один! – заключил он.
Васька, в это время, прибежал на тротуар, там женщина кормила бездомных кошек. Он потеснил их и принялся жадно хватать сухарики.
Василий подошел к женщине, спросил:
– А вы тут часто кормите кошек? Вчера тоже были?
– Да, я тут каждый день бываю, – ответила она.
В это время к ним приблизился Вадим.
– Мы из полиции, – представился он женщине, раскрыв удостоверение. – Вы вчера вечером ничего тут странного не видели? Может, дрался кто, или пьяного несли?
– Нет, – ответила женщина. – Я кормлю кошек только утром, а потом иду по своим делам, а вечером всегда дома отдыхаю. Так что ничего я не видела. А вы у бомжей поспрашивайте, они на заброшенном заводе живут, – она указала рукой в сторону здания щерившегося в их сторону пустыми глазницами окон.
Василий и Вадим отправились на завод. Но там никого не обнаружили.
– Да, вы вечерком приходите, бомжи ближе к ночи собираются, а днем их здесь не бывает, они или на рынке попрошайничают, или по помойкам шарятся, – пояснила операм женщина.
– Поехали в отделение, – скомандовал Вадим и направился к машине, Василий поплелся за ним. Так хотелось сделать всё сразу, но теперь придётся сюда ещё после службы возвращаться.
Васька прыгнул в машину в последнюю минуту, Коваль чуть не придавил его дверкой.
– Фу, ты! – воскликнул он.
– Да, он мне брюки прожег! – тут же отозвался водитель.
– Так тебе и надо! Курить будешь меньше! – парировал эксперт. – А благодаря Ваське мы нашли то, что искали.
– Может, и свидетелей найдём! – заступился за котёнка Вадим.
И только Коваль молчал, он гладил котёнка по спине, а тот в ответ тихо мурлыкал.
Когда приехали в отделение, Василий сразу же сел, писать протокол, он усердно вспоминал, что ему говорил Иван Иванович и старательно заносил это в бланк.
Вадим кому-то звонил по телефону, что-то уточнял, Кузьмин пошел в лабораторию. А котенок забрался под стол и, свернувшись калачиком, уснул.
Через некоторое время Иван зашел в кабинет, сообщил:
– Экспертиза показала, что женщина скончалась от несовместимости сердечного средства и алкоголя, как я и думал.
– Так, это не убийство? – осведомился Вадим. – А следы волочения?
– Вы меня об этом спрашиваете? – удивленно произнёс эксперт. – А кто из нас сыщик?
– Ну, да, – махнул рукой Перевозчиков.
Эксперт достал из чемоданчика скальпель и два пакета и приказал операм:
– Поднимите ноги!
– Зачем? – спросил Вадим.
– Поднимай, поднимай, – настаивал Кузьмин. Когда Перевозчиков поднял ноги, эксперт взял соскоб с его подошвы, потом тоже самое проделал с подошвами Василия.
– На заброшенном заводе были? Вот хочу сличить, соскоб с ботинок женщины с вашими.
– Теперь понятно, – ответил Вадим.
Едва начало темнеть, Васька проснулся, вылез из-под стола и попросился на улицу, Коваль открыл ему дверь, котенок убежал.
– Василий, ты бы взял его к себе, чего он тут ютится? – осведомился Вадим.
– У мамы аллергия на шерсть, – объяснил Коваль.
– А где Васька ночует?
– У соседа в сарае.
– Ну, хоть такая крыша над головой, – вздохнул Перевозчиков.
В кабинет снова зашел Иван Кузьмин.
– Вот, что я вам скажу, друзья. Женщина была на заброшенном заводе, это подтверждает экспертиза. Так что, дерзайте. Если вам скажут, что ее там не было, то у вас есть доказательства обратного.
– Однако нам пора ехать, – обратился Вадим к Василию, – уже достаточно стемнело и бомжи вернулись на место ночлега.
– Поезжайте, поезжайте и удачи вам. А я домой, ужинать и спать. Утомился сегодня, – сказал эксперт операм на прощанье.
Василий тяжко вздохнул, ему тоже хотелось поесть и улечься в койку, но служба есть служба и он уселся в автомобиль Перевозчикова, на служебном не поехали, чтобы не спугнуть бомжей, они народ нервный, могут от вида полицейской машины и разбежаться, потом их долго искать придётся.
Подъехали к заводу, в одном из окон второго этажа, что-то светилось. Потихоньку поднялись по лестнице. Бомжи жгли костер прямо на бетонном полу и грелись возле огня. Их было двое, мужчина и женщина, они о чём-то спорили на повышенных тонах.
– Здравствуйте, граждане! – громко произнёс Вадим.
– Облава! – крикнул мужчина и поднялся с места.
– Спалились! – одновременно с ним заорала женщина.
– Сидите тихо, мы не по этой части! – сообщил им Перевозчиков.
– А чо тогда надо? – грубо спросила бомжиха.
– А надо нам граждане, вот что, – Вадим достал из кармана куртки фотографию и показал бомжам. – Это ваша гостья?
– Не, не, не! – тут же отрицательно замахали руками бомжи.
– Да, да, да! – в тон им произнёс опер. – И не надо отрицать, у меня доказательства имеются, что она была здесь. Так что давайте жить дружно, и в ваших же интересах нам всё рассказать, как было.
– Мы не убивали, гражданин начальник, она сама! – крикнула женщина.
– Вот и расскажите, как сама, почему сама. Если всё четко мне сейчас изложите, то тогда расстанемся полюбовно, а если молчать станете, то придется задержать вас за отказ от содействия органам полиции.
– Ладно, чо уж там, – махнула рукой бомжиха, – всё расскажу! Было нас вчера тут человек пять или шесть, уже запамятовала.
– Шесть! – утвердительно произнес бомж. – Чебурек с нами был, водки принес, угощал всех. Чебурек он редко заходит, но если зайдет, то уж не обижает. Одно время он чебуреки нам на закусь приносил, мы, поэтому его так и прозвали.
– Ну, да! Чебурек – он не бомж. У него жильё имеется, только с братом родным не ладит, вот иногда и приходит к нам ночевать, когда сильно с родственником своим подерется, – объяснила женщина. – Так вот, сидим мы у костерка, ночи нынче холодные, а она остановилась у двери и стоит, молчит. Мы, конечно, люди гостеприимные, поинтересовались, мол, чо ее до нас сюда привело, не из ментовки ли она. Так баба эта вместо ответа вдруг как зарыдает. И ревет, и ревет. А мы-то ответа ждем, и чо делать, не знаем. Тогда Чебурек встал, взял ее за руку, подвел к костру, усадил на старый половичок и налил стакан водки, мол, выпей, согрейся, легче станет, тогда расскажешь, чо приключилось с тобой. Она сначала пить не хотела, руками махала, мол, нельзя мне, а потом вдруг залпом как хлопнет стакан и снова реветь. «Ты это мокрое дело заканчивай!» – крикнула я. Но Чебурек не дал сказать дальше, сам заговорил: «Ей может ночевать негде. Это мы привычные, а она в таком положении оказалась первый раз, вот и плачет от страха, хотя ничего тут страшного нет. Правда, ведь?» – обратился он к нам. Мы хором заговорили,  стали объяснять ей, что это не беда. Она выпила еще стакан водки и рассказала нам такую историю. Уволили ее сына с работы, он поискал новую, да не нашел. Задумал бизнесом заниматься, продал свою квартиру, деньги вложил в товар, но ничего у него не получилось, палатку его сожгли, товар украли. Тогда он задумал квартиру матери продать. Она ему дарственную еще давно подписала, чтобы он в наследство не входил, да помогал ей коммуналку оплачивать, нынче всё дорого, а пенсия маленькая. И как она его ни уговаривала, не продавать жильё, как уж просила, но не послушал, квартиру продал и снова прогорел. Жить стало негде, повез он мать в дом престарелых сдавать, да туда, оказывается, устроиться не так-то просто. Мест нет,  а у нее сын имеется. «Вот, и живите с сыном, сюда только совсем одиноких берем!» – пояснили им там. Тогда сын снял ей квартиру, заплатил за пару месяцев и исчез. Через два месяца явилась хозяйка, деньги потребовала за жилье, а их нет, вот, и выгнала она старуху на улицу. Так эта женщина к нам и попала. Чебурек предложил: «Живи с нами. Мы тебя не обидим! И не плачь! У людей и похлеще горе бывает!» Он налил ей еще водки, она выпила и вдруг упала замертво. Мы испугались, труп нам тут ни к чему, ментов сюда звать никак нельзя. Вот и приняли такое решение: отнести ее на пляж и там оставить. Так и сделали. Но мы не убивали. Спроси у Чебурека, он подтвердит.
Вадим и Василий выслушали бомжиху, поинтересовались настоящим именем Чебурека, его адресом, но этого никто не знал, и направились к машине.
– Скорее всего, так оно и было, – сказал Перевозчиков уже в кабине. – И с поиском Чебурека даже заморачиваться не стоит.
– Мне тоже так кажется, – ответил Коваль.
Машина неслась по ночному городу, ветер бросал на лобовое стекло бурые листья, где-то вдали периодически появлялись всполохи молнии.
– Куда мы едем? – поинтересовался Василий, когда увидел, что машина свернула в сторону от отделения полиции.
– В дом престарелых, – пояснил Вадим. – Должны же они помнить фамилию женщины, которую не приняли, ведь это совсем недавно было. Узнаем, как ее звали, сына найдем, пусть мать забирает, да хоронит. Это его святая обязанность. Мне хочется это дело уже сегодня закончить, чтобы завтра о нем и не думать. Чем-то мерзким от него несет, – пробурчал Перевозчиков.
После посещения дома престарелых, Вадим привез Василия домой, сказал:
– Отдохни сегодня, а завтра отчет напишешь. А все-таки здорово твой Васька нам сегодня помог, не найди он ботинка, мы бы еще долго с этим делом возились. Покорми его завтра хорошенько.
– Ладно, – махнул рукой Коваль и быстро побежал в подъезд, начинался дождь и долго быть на улице не хотелось.
Дома Василий поужинал, выпил горячего-прегорячего чая, чтобы быстрее согреться и, несмотря на поздний час сел писать отчет. Ему тоже хотелось покончить с этим делом сегодня, чтобы завтра о нем не вспоминать.
Василий писал отчет и думал:
«Не стоило матери дарственную сыну раньше времени подписывать. Законы создаются не зря. И документы надо держать в полном порядке. Никогда не знаешь, что на уме даже у родного сына. А теперь вот, что случилось, то случилось!»

© Copyright: Светлана Казаринова, 2017

Регистрационный номер №0397194

от 25 сентября 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0397194 выдан для произведения:  
 
Цикл  "ВАСИЛЬКИ"

            Утро выдалось холодным. Ветер гонял по асфальту, упавшие за ночь с деревьев, листья, злейших врагов дворника. Стажер школы полиции Василий Коваль вышел из подъезда, поёжился от холода, глянул на небо, туч не увидел и обрадовался этому.
«Вот и хорошо, – подумал он, и только теперь посмотрел на скамеечку возле подъезда, где всегда его поджидал дружок, котенок Васька. Но того на скамейке не оказалось. – Прячется от холода», – решил Василий и отправился на службу, но не успел пройти и половину пути, как Васька догнал его, бросился под ноги с громким криком:
– Мяу!
Василий похлопал по карманам.
«Ну, так и есть, корм дома забыл!»
– Где ты был раньше? – досадливо прикрикнул он на котёнка. – Теперь уже поздно возвращаться! Терпи, друг! Вечером покормлю! – пообещал Василий и открыл дверь отделения полиции.
Котенок проскользнул вслед за ним, но стажер этого не заметил. Едва он дошел до кабинета, как навстречу выскочил его наставник Вадим  Перевозчиков и сообщил:
– Надо ехать на труп, – потом глянул на котенка и сурово произнес. – Не до нежностей сейчас! Тащи своего дружка на улицу, оставляй там, а сам садись в служебную машину, она уже у входа.
Василий поймал себя на мысли, что не обратил внимания на стоящий у подъезда полицейский автомобиль.
– А всё ты виноват, – упрекнул он Ваську, – из-за тебя я такой рассеянный. А первое дело сыщика, это внимание! Понял?
Но котёнок проигнорировал слова Василия, он понял одно, что кормить его не будут и, сделав обиженный вид, поплелся вслед за Ковалем на улицу. Там возле машины их уже поджидал эксперт-криминалист Иван Кузьмин. Все забрались в кабину Уазика, Васька в последний момент вскочил на колени Ковалю, и отправились на место преступления.
Приехали на пляж. Вода от холода была темно-серого цвета, волны с ожесточением накатывали на берег и с грохотом бились об него, тут же отползая обратно, унося с собой мелкие камешки и песок. Ветер норовил сорвать с оперов шапки и отправить их вслед за волнами. Но все разом натянули головные уборы на лоб и при сильном порыве ветра придерживали их руками. А Иван Кузьмин даже обвязал свою кепку сантиметровой лентой.
«Летом бы сюда», – подумал Коваль, но вслух ничего не сказал.
Васька выпрыгнул из машины вслед за хозяином, но как только подул ветер, тут же, вернулся обратно в кабину, улегся на полу, свернулся калачиком и заснул.
На берегу лежал труп женщины. Криминалист подошел ближе и начал осмотр тела.
– Пиши протокол! – велел Перевозчиков Ковалю, а сам пошел изучать округу.
Василий достал бланки, но ветер стал вырывать их из рук.
– Может я, потом в машине напишу? – спросил он у Ивана. – Вы мне говорите, что писать, а я запомню.
– Ну, как хочешь, – пробурчал криминалист. – Только учти, если что-то забудешь, сам перед начальством отчитываться станешь.
– Хорошо, – согласился Коваль. – Он стоял возле Ивана и внимательно слушал, что тот говорит, правда порывы ветра уносили звук, куда-то в сторону и приходилось переспрашивать по многу раз, что злило эксперта, он очень хотел поскорее уйти отсюда, хотя бы в кабину автомобиля, а еще лучше в свой кабинет, где есть обогреватель и горячий чай.
– Женщина, прилично одета, возможно приняла много алкоголя, это чувствуется по запаху, даже ветер заглушить его не может, нет никаких следов насилия, возможно гуляла по берегу. Вчера была хорошая погода. Скорее всего, умерла от передозировки алкоголя, – он осмотрел пальцы женщины, губы и веки, – при заболевании сердца, это возможно. Употреблять алкоголь ей никак нельзя. Подробности при вскрытии, но труп не криминальный. Вызывайте труповозку, нам здесь делать уже нечего.
– А следы волочения? – спросил Коваль, указывая на едва заметные линии на песке.
В это время подошел Перевозчиков.
– Если и были, какие другие следы, – сообщил он, – то их смыло волной или ветер песком занес. Вот только тут и видны борозды от волочения, так, что придётся этим делом заниматься нам, убойному отделу, и серьёзно заниматься, – вынес он вердикт, заставивший Кузьмина тяжко вздохнуть и снова склониться над телом.
– А где еще один ботинок? – спросил он. – Вадим, ты территорию осматривал, ботинка не видел?
– Нет, не попадался, – ответил Перевозчиков. – А ну, Василий, посмотри еще ты вокруг, ты более глазастый, может, найдешь ботинок, и тогда мы будем знать, откуда эту женщину притащили сюда?
Коваль прошелся по берегу, но никакой обуви не обнаружил.
После отъезда труповозки, оперативники сели в Уазик и отправились в отделение. Проехав пару кварталов, машина остановилась у светофора. Водитель, пользуясь остановкой, приоткрыл окно и закурил. В это время Васька, прыгнул на него, выбив из руки сигарету, и выскочил в окно.
– Что за дела! – крикнул водитель. – Он мне брюки прожег!
Но за котёнком следом побежал Василий.
– Ты куда! – закричал Вадим. И тут он увидел, что Васька, мчась через дорогу, перепрыгнул через ботинок, очень похожий на тот, который они искали на берегу. Тогда и Перевозчиков покинул машину.
– Не трогай руками! Это улика! – крикнул он Василию. – Иван у тебя пакет есть? – обратился уже к эксперту.
– Спрашиваешь, конечно, есть, – пробурчал Кузьмин, открыл свой чемоданчик и принялся искать пакет.
В это время светофор показал зеленый свет. Сзади загудели автомобили.
– Да, сейчас, – ответил им эксперт и, вынув наконец-то пакет из чемоданчика, вышел из машины.
Водитель тут же нажал на газ, проехал перекресток и остановил Уазик, прижавшись к тротуару.
Эксперт сфотографировал ботинок и положил его в полиэтиленовый пакет, потом покопался в своем чемоданчике, пробурчал:
– И где же это сантиметровая лента подевалась? Неужели забыл положить? – начал перебирать вещи в чемодане снова.
–  Иван Иванович, вы же ей кепку привязали, – напомнил Василий.
Криминалист ощупал головной убор.
– И точно, – сказал он. – Как же я это запамятовал? – он снял с себя ленту и измерил ботинок. – Да, размер тут один! – заключил он.
Васька, в это время, прибежал на тротуар, там женщина кормила бездомных кошек. Он потеснил их и принялся жадно хватать сухарики.
Василий подошел к женщине, спросил:
– А вы тут часто кормите кошек? Вчера тоже были?
– Да, я тут каждый день бываю, – ответила она.
В это время к ним приблизился Вадим.
– Мы из полиции, – представился он женщине, раскрыв удостоверение. – Вы вчера вечером ничего тут странного не видели? Может, дрался кто, или пьяного несли?
– Нет, – ответила женщина. – Я кормлю кошек только утром, а потом иду по своим делам, а вечером всегда дома отдыхаю. Так что ничего я не видела. А вы у бомжей поспрашивайте, они на заброшенном заводе живут, – она указала рукой в сторону здания щерившегося в их сторону пустыми глазницами окон.
Василий и Вадим отправились на завод. Но там никого не обнаружили.
– Да, вы вечерком приходите, бомжи ближе к ночи собираются, а днем их здесь не бывает, они или на рынке попрошайничают, или по помойкам шарятся, – пояснила операм женщина.
– Поехали в отделение, – скомандовал Вадим и направился к машине, Василий поплелся за ним. Так хотелось сделать всё сразу, но теперь придётся сюда ещё после службы возвращаться.
Васька прыгнул в машину в последнюю минуту, Коваль чуть не придавил его дверкой.
– Фу, ты! – воскликнул он.
– Да, он мне брюки прожег! – тут же отозвался водитель.
– Так тебе и надо! Курить будешь меньше! – парировал эксперт. – А благодаря Ваське мы нашли то, что искали.
– Может, и свидетелей найдём! – заступился за котёнка Вадим.
И только Коваль молчал, он гладил котёнка по спине, а тот в ответ тихо мурлыкал.
Когда приехали в отделение, Василий сразу же сел, писать протокол, он усердно вспоминал, что ему говорил Иван Иванович и старательно заносил это в бланк.
Вадим кому-то звонил по телефону, что-то уточнял, Кузьмин пошел в лабораторию. А котенок забрался под стол и, свернувшись калачиком, уснул.
Через некоторое время Иван зашел в кабинет, сообщил:
– Экспертиза показала, что женщина скончалась от несовместимости сердечного средства и алкоголя, как я и думал.
– Так, это не убийство? – осведомился Вадим. – А следы волочения?
– Вы меня об этом спрашиваете? – удивленно произнёс эксперт. – А кто из нас сыщик?
– Ну, да, – махнул рукой Перевозчиков.
Эксперт достал из чемоданчика скальпель и два пакета и приказал операм:
– Поднимите ноги!
– Зачем? – спросил Вадим.
– Поднимай, поднимай, – настаивал Кузьмин. Когда Перевозчиков поднял ноги, эксперт взял соскоб с его подошвы, потом тоже самое проделал с подошвами Василия.
– На заброшенном заводе были? Вот хочу сличить, соскоб с ботинок женщины с вашими.
– Теперь понятно, – ответил Вадим.
Едва начало темнеть, Васька проснулся, вылез из-под стола и попросился на улицу, Коваль открыл ему дверь, котенок убежал.
– Василий, ты бы взял его к себе, чего он тут ютится? – осведомился Вадим.
– У мамы аллергия на шерсть, – объяснил Коваль.
– А где Васька ночует?
– У соседа в сарае.
– Ну, хоть такая крыша над головой, – вздохнул Перевозчиков.
В кабинет снова зашел Иван Кузьмин.
– Вот, что я вам скажу, друзья. Женщина была на заброшенном заводе, это подтверждает экспертиза. Так что, дерзайте. Если вам скажут, что ее там не было, то у вас есть доказательства обратного.
– Однако нам пора ехать, – обратился Вадим к Василию, – уже достаточно стемнело и бомжи вернулись на место ночлега.
– Поезжайте, поезжайте и удачи вам. А я домой, ужинать и спать. Утомился сегодня, – сказал эксперт операм на прощанье.
Василий тяжко вздохнул, ему тоже хотелось поесть и улечься в койку, но служба есть служба и он уселся в автомобиль Перевозчикова, на служебном не поехали, чтобы не спугнуть бомжей, они народ нервный, могут от вида полицейской машины и разбежаться, потом их долго искать придётся.
Подъехали к заводу, в одном из окон второго этажа, что-то светилось. Потихоньку поднялись по лестнице. Бомжи жгли костер прямо на бетонном полу и грелись возле огня. Их было двое, мужчина и женщина, они о чём-то спорили на повышенных тонах.
– Здравствуйте, граждане! – громко произнёс Вадим.
– Облава! – крикнул мужчина и поднялся с места.
– Спалились! – одновременно с ним заорала женщина.
– Сидите тихо, мы не по этой части! – сообщил им Перевозчиков.
– А чо тогда надо? – грубо спросила бомжиха.
– А надо нам граждане, вот что, – Вадим достал из кармана куртки фотографию и показал бомжам. – Это ваша гостья?
– Не, не, не! – тут же отрицательно замахали руками бомжи.
– Да, да, да! – в тон им произнёс опер. – И не надо отрицать, у меня доказательства имеются, что она была здесь. Так что давайте жить дружно, и в ваших же интересах нам всё рассказать, как было.
– Мы не убивали, гражданин начальник, она сама! – крикнула женщина.
– Вот и расскажите, как сама, почему сама. Если всё четко мне сейчас изложите, то тогда расстанемся полюбовно, а если молчать станете, то придется задержать вас за отказ от содействия органам полиции.
– Ладно, чо уж там, – махнула рукой бомжиха, – всё расскажу! Было нас вчера тут человек пять или шесть, уже запамятовала.
– Шесть! – утвердительно произнес бомж. – Чебурек с нами был, водки принес, угощал всех. Чебурек он редко заходит, но если зайдет, то уж не обижает. Одно время он чебуреки нам на закусь приносил, мы, поэтому его так и прозвали.
– Ну, да! Чебурек – он не бомж. У него жильё имеется, только с братом родным не ладит, вот иногда и приходит к нам ночевать, когда сильно с родственником своим подерется, – объяснила женщина. – Так вот, сидим мы у костерка, ночи нынче холодные, а она остановилась у двери и стоит, молчит. Мы, конечно, люди гостеприимные, поинтересовались, мол, чо ее до нас сюда привело, не из ментовки ли она. Так баба эта вместо ответа вдруг как зарыдает. И ревет, и ревет. А мы-то ответа ждем, и чо делать, не знаем. Тогда Чебурек встал, взял ее за руку, подвел к костру, усадил на старый половичок и налил стакан водки, мол, выпей, согрейся, легче станет, тогда расскажешь, чо приключилось с тобой. Она сначала пить не хотела, руками махала, мол, нельзя мне, а потом вдруг залпом как хлопнет стакан и снова реветь. «Ты это мокрое дело заканчивай!» – крикнула я. Но Чебурек не дал сказать дальше, сам заговорил: «Ей может ночевать негде. Это мы привычные, а она в таком положении оказалась первый раз, вот и плачет от страха, хотя ничего тут страшного нет. Правда, ведь?» – обратился он к нам. Мы хором заговорили,  стали объяснять ей, что это не беда. Она выпила еще стакан водки и рассказала нам такую историю. Уволили ее сына с работы, он поискал новую, да не нашел. Задумал бизнесом заниматься, продал свою квартиру, деньги вложил в товар, но ничего у него не получилось, палатку его сожгли, товар украли. Тогда он задумал квартиру матери продать. Она ему дарственную еще давно подписала, чтобы он в наследство не входил, да помогал ей коммуналку оплачивать, нынче всё дорого, а пенсия маленькая. И как она его ни уговаривала, не продавать жильё, как уж просила, но не послушал, квартиру продал и снова прогорел. Жить стало негде, повез он мать в дом престарелых сдавать, да туда, оказывается, устроиться не так-то просто. Мест нет,  а у нее сын имеется. «Вот, и живите с сыном, сюда только совсем одиноких берем!» – пояснили им там. Тогда сын снял ей квартиру, заплатил за пару месяцев и исчез. Через два месяца явилась хозяйка, деньги потребовала за жилье, а их нет, вот, и выгнала она старуху на улицу. Так эта женщина к нам и попала. Чебурек предложил: «Живи с нами. Мы тебя не обидим! И не плачь! У людей и похлеще горе бывает!» Он налил ей еще водки, она выпила и вдруг упала замертво. Мы испугались, труп нам тут ни к чему, ментов сюда звать никак нельзя. Вот и приняли такое решение: отнести ее на пляж и там оставить. Так и сделали. Но мы не убивали. Спроси у Чебурека, он подтвердит.
Вадим и Василий выслушали бомжиху, поинтересовались настоящим именем Чебурека, его адресом, но этого никто не знал, и направились к машине.
– Скорее всего, так оно и было, – сказал Перевозчиков уже в кабине. – И с поиском Чебурека даже заморачиваться не стоит.
– Мне тоже так кажется, – ответил Коваль.
Машина неслась по ночному городу, ветер бросал на лобовое стекло бурые листья, где-то вдали периодически появлялись всполохи молнии.
– Куда мы едем? – поинтересовался Василий, когда увидел, что машина свернула в сторону от отделения полиции.
– В дом престарелых, – пояснил Вадим. – Должны же они помнить фамилию женщины, которую не приняли, ведь это совсем недавно было. Узнаем, как ее звали, сына найдем, пусть мать забирает, да хоронит. Это его святая обязанность. Мне хочется это дело уже сегодня закончить, чтобы завтра о нем и не думать. Чем-то мерзким от него несет, – пробурчал Перевозчиков.
После посещения дома престарелых, Вадим привез Василия домой, сказал:
– Отдохни сегодня, а завтра отчет напишешь. А все-таки здорово твой Васька нам сегодня помог, не найди он ботинка, мы бы еще долго с этим делом возились. Покорми его завтра хорошенько.
– Ладно, – махнул рукой Коваль и быстро побежал в подъезд, начинался дождь и долго быть на улице не хотелось.
Дома Василий поужинал, выпил горячего-прегорячего чая, чтобы быстрее согреться и, несмотря на поздний час сел писать отчет. Ему тоже хотелось покончить с этим делом сегодня, чтобы завтра о нем не вспоминать.
Василий писал отчет и думал:
«Не стоило матери дарственную сыну раньше времени подписывать. Законы создаются не зря. И документы надо держать в полном порядке. Никогда не знаешь, что на уме даже у родного сына. А теперь вот, что случилось, то случилось!»
Рейтинг: +8 94 просмотра
Комментарии (17)
Анна Гирик # 25 сентября 2017 в 19:38 0

Не весёлая история... Но мне понравилась.
Написана очень хорошо!! Спасибо, Светлана!!
Всего Вам самого доброго!!

Светлана Казаринова # 25 сентября 2017 в 19:41 +1

Спасибо, дорогая Анна!

Татьяна Петухова # 25 сентября 2017 в 19:51 +1
грустные реалии нашей жизни. Печально.
Светлана Казаринова # 25 сентября 2017 в 19:59 0

Спасибо, дорогая Татьяна! Ну, что поделаешь, что было, то было! Может, прочитав рассказ, кому-то удастся избежать чего-то подобного!

Мила Горина # 25 сентября 2017 в 20:35 +1
Светочка! Прочитала твой новый рассказ. Построен он логично, всё в нём есть, хорошо описаны разные социальные типы. Но сказать, что прямо захватывающий детектив, нельзя.
Во-первых, он короткий. Ты способна писать более длинные вещи. И он должен быть запутанным. Я не большой специалист по детективам, но те, которые написала, то в них много подозреваемых, конец всегда неожиданный.Пишешь ты хорошо. Попридумай более запутанные истории. УСПЕХОВ!!! С теплом, Мила
Светлана Казаринова # 25 сентября 2017 в 20:42 +1
Мила, этот цикл так задуман! а если хочешь длинный детектив, пожалуйста: "Тайна буквы Ф", заходи, читай! Тут длинное мало кто читает! Поэтому и не выкладываю!
Спасибо за комментарий!
Наталья Исаева # 25 сентября 2017 в 23:11 +2
Да... Жизненная история...
Написано легким языком, и всё встаёт перед глазами, читать интересно.
Согласна, Светочка, большие произведения читать на экране сложно, а такие проглатываются в минуту.
Спасибо!!! Мне понравилось! Наташа.
Светлана Казаринова # 26 сентября 2017 в 18:44 0

Спасибо, Наташа, что зашли, прочитали и дали положительную оценку!

Наталья Исаева # 25 сентября 2017 в 23:11 0
Да... Жизненная история...
Написано легким языком, и всё встаёт перед глазами, читать интересно.
Согласна, Светочка, большие произведения читать на экране сложно, а такие проглатываются в минуту.
Спасибо!!! Мне понравилось! Наташа.
Валерий Куракулов # 26 сентября 2017 в 07:21 +2
Самое большое число дедушек и бабушек из числа убитых, лишены жизни своими внуками.
Светлана Казаринова # 26 сентября 2017 в 18:49 0
Да, Валерий вы правы! Жестокая истина, но истина! Надеюсь наши внуки с нами так не поступят!
Марта Шаула # 26 сентября 2017 в 15:24 +1
ДОРОГАЯ СВЕТЛАНОЧКА! НА ОДНОМ ДЫХАНИИ ПРОЧЛА ОЧЕРЕДНОЙ ДЕТЕКТИВНЫЙ РАССКАЗ, ОЧЕНЬ ЖИЗНЕННЫЙ И ВЕСЬМА ИНТЕРЕСНЫЙ СО ВСЕМИ ТОНКОСТЯМИ И ПОДРОБНОСТЯМИ В ВЕСЬМА ОБРАЗНОМ ИЗЛОЖЕНИИ!!! Я МАЛО РАЗБИРАЮСЬ В КРИМИНАЛИСТИКЕ, НО СЧИТАЮ,ЧТО В ЖИЗНИ ИМЕЮТ МЕСТА ЛЮБЫЕ СЛУЧАИ И СЛУЧАЙНОСТИ, И ЭТО ОДИН ИЗ ТАКИХ!!! ПИШИТЕ,РАДУЙТЕ НОВЫМИ ПРОИЗВЕДЕНИЯМИ!!! ДАЛЬНЕЙШИХ УСПЕХОВ ЖЕЛАЮ!!!
Светлана Казаринова # 26 сентября 2017 в 18:51 0

Спасибо вам, дорогая и любимая Марта! Я очень рада, что вы читаете и поддерживаете меня!

Валентин Воробьев # 26 сентября 2017 в 23:12 +1
Хороший рассказ, но надо полагать, что это ещё не конец: Чебурека-то ещё не нашли. Значит, продолжение следует!
buket4
Светлана Казаринова # 27 сентября 2017 в 13:04 0
А им Чебурек не нужен. Они от этой мысли отказались сразу. женщину никто не убивал, она отравилась водкой. сына найдут, чтобы похоронил. Всё!
Спасибо, что прочитали!
Сыроватский Елисей Юрьевич # 8 октября 2017 в 09:42 +1
Увы, жизнь неразлучна с какой-нибудь драмой. Хорошо, что братья наши меньшие с НАМИ! Вам это, Светлана, удалось отразить. С уважением и наилучшими пожеланиями. smayliki-prazdniki-34
Светлана Казаринова # 8 октября 2017 в 17:02 0
Елисей, рада вновь вас видеть на своих страницах, а то вы как-то одно время потерялись! Спасибо, за комментарий!

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
101
100
100
97
95
93
93
92
91
89
85
84
84
82
82
81
77
73
61
52
50