ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Армейские будни… Эпизоды из службы (продолжение ) …рассказ пятнадцатый.

 

Армейские будни… Эпизоды из службы (продолжение ) …рассказ пятнадцатый.

26 марта 2014 - Wladimir

Армейские будни… Эпизоды из службы (продолжение 2) …рассказ пятнадцатый.

 

Преимущества любви к литературе

 

 

     Мне приходилось часто брать в библиотеке политическую литературу для занятий в «Ленинском кружке». Но, иногда я брал и другую литературу. Больше всего Куприна, Чехова, Джека Лондона.

     Выбрав книгу, я обязательно проверял ее состояние. Не брал, если страницы были потеряны. А оторванные (или надорванные) страницы всегда заклеивал, там же, в библиотеке.

 

     Библиотекаршей работала молодая и очень красивая женщина. Жена какого то офицера. Работу свою, по всему видно, она любила. К солдатам относилась доброжелательно. И ей, по всей вероятности, понравилось мое отношение к книгам.

     Была у нее маленькая секретная комнатка. Там хранились редкие и ценные книги. На руки они не выдавались. Да, и мало кто знал про нее.

     И вот, через некоторое время, она стала мне давать ключи от этой комнаты. Я подбирал три, четыре попорченных книги, брал кисточку, кальку, клей и уходил в ту комнату. Там, после реставрации книг, я читал эти ценные материалы. И друг другом мы были довольны.

     Так вот, зайдя в комнату, я увидел нашу библиотекаршу. А мужем ее и был Юра Гуров. Тот самый офицер.

     Мы смотрели друг на друга, а потом разом рассмеялись. Дело в том, что Гуров рассказывал ей про меня. И она ему - тоже. Но они не предполагали, что это – одно лицо. А я не предполагал, что они – одна семья.

     Лейтенант мой оказался способным учеником. И через некоторое время стал играть не хуже меня. Правда,  его жена  меня в шутку ругала. Что он стал целыми днями «бандурить» на гитаре, и меньше помогает по дому.

     Я отшучивался, что, зато теперь он сидит дома, а не шляется незнамо где…)))

 

                  Странный карабин

 

     На вооружении у нас находились карабины Симонова СКС 7,62. У всех солдат номера были шестизначные, лишь у меня – трехзначный.  Старшина шутил, что мой карабин даже в Корее на войне побывал.

     Наступило время зачетов. И одной из программ было «стрельба, лежа» по поясным мишеням.

     Повезли нас на стрельбище. Принимал зачет зам. командира части по строевой подготовке.

     Первыми стреляли отличники БПП, затем – сержанты, рядовые, сверхсрочники и в конце – офицеры.

     Лег я на огневой позиции, доложился. Прицелился и пальнул сразу тремя выстрелами. Почти без перерыва.

     Вижу, полковник ухмыльнулся.

     Наблюдающий доложил: - «пятый, двадцать семь, четыре, кучно». (Три девятки, внизу центра, справа, пули рядом)

     Я доложил об окончании стрельбы, но мне приказали остаться на огневой и дали еще три патрона.

     Ситуация повторилась. Три выстрела, почти очередью. И, опять – двадцать семь, семь, кучно. (Снова -  три девятки, но, внизу центра, слева).

     И снова мне дали три патрона. И опять я выбил кучно три девятки. Но уже на двенадцать (Вверху центра).

 

     Полковник что-то записал себе в книжку. И на этом моя стрельба закончилась.

     Тут подходит ко мне первый оператор нашего расчета и говорит

-Дай-ка ты мне свое «ружжо». Хочется и мне, напоследок, пальнуть она «отлично». (25 из 30).

     Идет на огневую - и выбивает 25, но «горохом».

     Затем с моим карабином идет Денис (наш дизелист).     Этот охотник из Владимира выбивает 26, но, тоже -  горох.

     Далее, идет Сазан (наш сверхсрочник). У него 24 (хорошо, а до этого на тройку еле вытягивал).

     Осипов подошел и потихоньку спрашивает, как я стрелял.

      Я ответил, что приклад не сильно к плечу прижимал, а все три выстрела – на выдохе. Поэтому очередью получается.

     Командир пошел на огневую позицию и вышиб 29. И почти – пуля в пулю. Только нижняя пуля в девятку ушла.

     Всем было хорошо.  Только мне вот одному карабин чистить  за пятерых пришлось ....)))

 

Вот это отпуск!

 

 

     По результатам зачетов на весенних экзаменах, объявили мне краткосрочный отпуск.  Вот радости то было! Жду документы…

     Но, вдруг, часть вывели на построение. И начальник штаба зачитал приказ. В связи с тем, что четырнадцать человек в самоволке заразились триппером, в части на два месяца отменяются увольнительные. И аннулируются ранее объявленные отпуска.

     Мне непонятно было, я  тут причем? Ведь не я же триппером заразился? Но приказы не обсуждаются….

     Но наши «женатики» были в ярости. Мало того, что увольнительные отменили, так еще контроль ужесточили.

     Между оперативным зданием  и стеной забора было пространство метра полтора. (См. схему). И, по приказу генерала, там установили караульный пост. А в заборе, ближе к нашему корпусу, был лаз для самовольщиков. И он хорошо для часового просматривался.

     Но вот как раз этим пространством пользовался начальник штаба полковник

Невзоров.

 

 Полковник Невзоров сидит четвертый слева. Рядом с командиром части генералом Победоносцевым.

Слева первый - майор Дубинин. Его все не просто уважали.... Рядом с ним, подполковник Прунтов, которого я постоянно избегал...Справа, рядом с Генералом Первый зам, который стрельбы принимал. Девчата - телефонистки и шифровальщицы. Блондинка - Златокудрая Жерзи. Так мы ее звали. Девочки-телефонистки не раз дежурных из беды вытаскивали.Я их в лицо только на конференции и увидел. Я - в верхнем ряду слева второй, единственный "дембель". За прапором спрятался )))

 

      Этот старый ловелас лазал в окно по ночам к дежурной шифровальщице.

     И однажды, вот такой обиженный «женатик» его и припахал. Как раз часовым и был. Увидел, что кто-то в окно вылез, ну и давай орать: «Стой! Кто идет!».

 

     И как  не уговаривал полковник, он его положил на сырую землю. И продержал минут двадцать. (На новом посту тревожной кнопки не было).  А потом ушел на другой край поста, что бы полковник убрался с этого места.

      И ничего ему за это не было…)))

 

Замените этого болвана-оператора !!!...

 

 

 

     Как я уже говорил, расчет наш был укомплектован по нормативам  мирного времени. А когда запускали аэростаты, то приходилось работать по трое суток.  Спать приходилось урывками. Но, если все могли прихватить часа три, четыре за сутки, то мне спать, почти не удавалось. И вот почему.

     ЭВМ «Кедр» распечатывала данные в последовательности: угол места, азимут, дальность. А на КП каждые три минуты нужно было выдавать данные: дальность, азимут, угол места. В то же время в журнал нужно было записать: азимут, угол места, дальность. Одним словом, сам черт голову сломит.

 

     Однажды Осипов меня пожалел и заменил, чтобы я хоть немного поспал. А через некоторое время раздался звонок. Телефонистка только и успела сказать, что будет говорить полковник…., как тот вырвал у нее трубку и заорал

     - Это что там за идиот сидит на «Кедре»?! Замените этого оператора-болвана!...

     Осипову только и осталось сказать - есть заменить!

     Самое смешное в этой истории то, что это было сказано по громкой связи…)))

     Меня срочно подняли и усадили на свое место.

     Но, со временем, я научился спать по две минуты.     Считываю данные и одновременно записываю в журнал. Звоню на КП, передаю данные. И все – за минуту. И отключаюсь ровно на две минуты. И так – трое суток подряд.

     Зато потом в казарме спал сутками. Не вставая для приема пищи и туалета…)))

*******************************************************************

И... для смеха...)))

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0204216

от 26 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0204216 выдан для произведения:

Армейские будни… Эпизоды из службы (продолжение 2) …рассказ пятнадцатый.

 

Преимущества любви к литературе

 

 

     Мне приходилось часто брать в библиотеке политическую литературу для занятий в «Ленинском кружке». Но, иногда я брал и другую литературу. Больше всего Куприна, Чехова, Джека Лондона.

     Выбрав книгу, я обязательно проверял ее состояние. Не брал, если страницы были потеряны. А оторванные (или надорванные) страницы всегда заклеивал, там же, в библиотеке.

 

     Библиотекаршей работала молодая и очень красивая женщина. Жена какого то офицера. Работу свою, по всему видно, она любила. К солдатам относилась доброжелательно. И ей, по всей вероятности, понравилось мое отношение к книгам.

     Была у нее маленькая секретная комнатка. Там хранились редкие и ценные книги. На руки они не выдавались. Да, и мало кто знал про нее.

     И вот, через некоторое время, она стала мне давать ключи от этой комнаты. Я подбирал три, четыре попорченных книги, брал кисточку, кальку, клей и уходил в ту комнату. Там, после реставрации книг, я читал эти ценные материалы. И друг другом мы были довольны.

     Так вот, зайдя в комнату, я увидел нашу библиотекаршу. А мужем ее и был Юра Гуров. Тот самый офицер.

     Мы смотрели друг на друга, а потом разом рассмеялись. Дело в том, что Гуров рассказывал ей про меня. И она ему - тоже. Но они не предполагали, что это – одно лицо. А я не предполагал, что они – одна семья.

     Лейтенант мой оказался способным учеником. И через некоторое время стал играть не хуже меня. Правда,  его жена  меня в шутку ругала. Что он стал целыми днями «бандурить» на гитаре, и меньше помогает по дому.

     Я отшучивался, что, зато теперь он сидит дома, а не шляется незнамо где…)))

 

                  Странный карабин

 

     На вооружении у нас находились карабины Симонова СКС 7,62. У всех солдат номера были шестизначные, лишь у меня – трехзначный.  Старшина шутил, что мой карабин даже в Корее на войне побывал.

     Наступило время зачетов. И одной из программ было «стрельба, лежа» по поясным мишеням.

     Повезли нас на стрельбище. Принимал зачет зам. командира части по строевой подготовке.

     Первыми стреляли отличники БПП, затем – сержанты, рядовые, сверхсрочники и в конце – офицеры.

     Лег я на огневой позиции, доложился. Прицелился и пальнул сразу тремя выстрелами. Почти без перерыва.

     Вижу, полковник ухмыльнулся.

     Наблюдающий доложил: - «пятый, двадцать семь, четыре, кучно». (Три девятки, внизу центра, справа, пули рядом)

     Я доложил об окончании стрельбы, но мне приказали остаться на огневой и дали еще три патрона.

     Ситуация повторилась. Три выстрела, почти очередью. И, опять – двадцать семь, семь, кучно. (Снова -  три девятки, но, внизу центра, слева).

     И снова мне дали три патрона. И опять я выбил кучно три девятки. Но уже на двенадцать (Вверху центра).

 

     Полковник что-то записал себе в книжку. И на этом моя стрельба закончилась.

     Тут подходит ко мне первый оператор нашего расчета и говорит

-Дай-ка ты мне свое «ружжо». Хочется и мне, напоследок, пальнуть она «отлично». (25 из 30).

     Идет на огневую - и выбивает 25, но «горохом».

     Затем с моим карабином идет Денис (наш дизелист).     Этот охотник из Владимира выбивает 26, но, тоже -  горох.

     Далее, идет Сазан (наш сверхсрочник). У него 24 (хорошо, а до этого на тройку еле вытягивал).

     Осипов подошел и потихоньку спрашивает, как я стрелял.

      Я ответил, что приклад не сильно к плечу прижимал, а все три выстрела – на выдохе. Поэтому очередью получается.

     Командир пошел на огневую позицию и вышиб 29. И почти – пуля в пулю. Только нижняя пуля в девятку ушла.

     Всем было хорошо.  Только мне вот одному карабин чистить  за пятерых пришлось ....)))

 

Вот это отпуск!

 

 

     По результатам зачетов на весенних экзаменах, объявили мне краткосрочный отпуск.  Вот радости то было! Жду документы…

     Но, вдруг, часть вывели на построение. И начальник штаба зачитал приказ. В связи с тем, что четырнадцать человек в самоволке заразились триппером, в части на два месяца отменяются увольнительные. И аннулируются ранее объявленные отпуска.

     Мне непонятно было, я  тут причем? Ведь не я же триппером заразился? Но приказы не обсуждаются….

     Но наши «женатики» были в ярости. Мало того, что увольнительные отменили, так еще контроль ужесточили.

     Между оперативным зданием  и стеной забора было пространство метра полтора. (См. схему). И, по приказу генерала, там установили караульный пост. А в заборе, ближе к нашему корпусу, был лаз для самовольщиков. И он хорошо для часового просматривался.

     Но вот как раз этим пространством пользовался начальник штаба полковник

Невзоров.

 

 Полковник Невзоров сидит четвертый слева. Рядом с командиром части генералом Победоносцевым.

Слева первый - майор Дубинин. Его все не просто уважали.... Рядом с ним, подполковник Прунтов, которого я постоянно избегал...Справа, рядом с Генералом Первый зам, который стрельбы принимал. Девчата - телефонистки и шифровальщицы. Блондинка - Златокудрая Жерзи. Так мы ее звали. Девочки-телефонистки не раз дежурных из беды вытаскивали.Я их в лицо только на конференции и увидел. Я - в верхнем ряду слева второй, единственный "дембель". За прапором спрятался )))

 

      Этот старый ловелас лазал в окно по ночам к дежурной шифровальщице.

     И однажды, вот такой обиженный «женатик» его и припахал. Как раз часовым и был. Увидел, что кто-то в окно вылез, ну и давай орать: «Стой! Кто идет!».

 

     И как  не уговаривал полковник, он его положил на сырую землю. И продержал минут двадцать. (На новом посту тревожной кнопки не было).  А потом ушел на другой край поста, что бы полковник убрался с этого места.

      И ничего ему за это не было…)))

 

Замените этого болвана-оператора !!!...

 

 

 

     Как я уже говорил, расчет наш был укомплектован по нормативам  мирного времени. А когда запускали аэростаты, то приходилось работать по трое суток.  Спать приходилось урывками. Но, если все могли прихватить часа три, четыре за сутки, то мне спать, почти не удавалось. И вот почему.

     ЭВМ «Кедр» распечатывала данные в последовательности: угол места, азимут, дальность. А на КП каждые три минуты нужно было выдавать данные: дальность, азимут, угол места. В то же время в журнал нужно было записать: азимут, угол места, дальность. Одним словом, сам черт голову сломит.

 

     Однажды Осипов меня пожалел и заменил, чтобы я хоть немного поспал. А через некоторое время раздался звонок. Телефонистка только и успела сказать, что будет говорить полковник…., как тот вырвал у нее трубку и заорал

     - Это что там за идиот сидит на «Кедре»?! Замените этого оператора-болвана!...

     Осипову только и осталось сказать - есть заменить!

     Самое смешное в этой истории то, что это было сказано по громкой связи…)))

     Меня срочно подняли и усадили на свое место.

     Но, со временем, я научился спать по две минуты.     Считываю данные и одновременно записываю в журнал. Звоню на КП, передаю данные. И все – за минуту. И отключаюсь ровно на две минуты. И так – трое суток подряд.

     Зато потом в казарме спал сутками. Не вставая для приема пищи и туалета…)))

*******************************************************************

И... для смеха...)))

Рейтинг: 0 385 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!