ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Армейские будни… Эпизоды армейской службы… рассказ восемнадцатый ... Самородок

 

Армейские будни… Эпизоды армейской службы… рассказ восемнадцатый ... Самородок

29 марта 2014 - Wladimir

Армейские будни… Эпизоды армейской службы… рассказ восемнадцатый

 

                         Самородок

             (мой друг – тунгус Афанасьев)

           

 

       В нашей роте появился новый солдат. Пришел он позже других. Причины я не знал. Был он на год моложе меня. Призвали его по окончанию  какого то училища искусств. Там он обучился на скульптора. И служить ему надо было – год.

       Я, вначале, не обратил на него внимания. Это потом я узнал, что он по национальности эвенк (или – тунгус). Когда окружающие заметили его способности к резьбе по кости, тогда и отправили учиться (в какой-то сибирский город – не помню уже). А после окончания учебы он и попал к нам в часть.

      А обратил я на него внимание после того, когда увидел, что он из нарядов не вылезает. Приезжаю после дежурства – он в наряде. Уезжаю на дежурство – он снова в наряде.

      Пришел я к старшине и спрашиваю, за что он его так мордует?

      -Непутевый он какой то. Медлительный, как дюгонь.  Чурка натуральный…

      -Какой он чурка? На русском лучше нас с тобой чешет!…А, в смысле литературы, так вообще... нам с тобой до него далеко...

      -На него все жалуются. В столовой вместо того, чтобы картошку чистить, он какие-то фигурки из картошки навырезал. На члены и шиши похожие.  Потом всему наряду пришлось за него дочищать.  Мыло в туалете украл, что я для солдат положил. Расковырял его наполовину. Вроде ниша, а там баба. Да я, вообще-то ему всего три объявил в разное время. Один – на кухню, два – дневальным. А остальные – Богдашевский. За медлительность.

      -Это хреново. Этот мужика загубит…

      А тут повезли нас в воскресение на Волгу купаться. Решил я сходить вверх по течению, посмотреть. Вижу, волнами на берег волны какие-то белые камни выбросили. Поднял один камень, -  а он на мрамор похожий.

         

      Вернулся назад и Мише показываю. Он увидел, аж задрожал.

      -Где ты его нашел?

      -Да вон там. Выше по течению. Их там много валяется…       А что это за хрень такая?

      -Никакая это не хрень. Мыльный камень это. Только как он здесь оказался?

       А потом, подумав, сказал

      -Здесь цементные заводы. Может оттуда смыло, когда с баржи породу сгружали.

      Ничего я не понял. Только спросил, в чем его ценность.

      Он улыбнулся и ушел на край пляжа.

      Минут через тридцать он меня позвал и показал фигу, вырезанную перочинным ножиком из этого камня.

             

      -Понял теперь? Вот как бы немного этих камней с собой забрать?

      Я пошел к водителю, которого хорошо знал. Вытряхнул из мешка его инструменты (не обращая внимания на его вопли) и вернулся к доморощенному скульптору.

      Мы набили мешок этими камнями и забросили в машину. А водителю, чтобы он не орал, я эту дулю подарил, к его радости.

      Приезжаю с дежурства, а он опять в наряде. За что, спрашиваю.

      - Да, Богдашевский объявил три штуки. Был на дежурстве, а он дал задание траву дергать у машины. А я не выполнил…

      -Фигурки резал?

      -Ну, да… Боюсь навык потерять…

      - Что за чепуха! Это же, как на велосипеде. Раз поехал, и на всю жизнь умение остается…

     -Умение то остается, а навык исчезает. Как бы тебе пояснить. Если бы я не резал из картошки, то эти шишы и члены резал бы в два раза дольше. Эх…инструмента нет! Можно было бы по памяти скульптурки нарезать. Мы на практике из музея эротики (это я …забыл в какой стране) по иллюстрациям резали…

      -Ладно. Начерти чертежи своего инструмента. Попробую тебе помочь.

      Нашел я Гурова и попросил перевести его на «Вершину»

     -Зачем он мне сдался? На него Богдашевский не раз жаловался…

      -Переведи,… не пожалеешь.

Богдашевский очень обрадовался, что такого ленивого солдата у него забрали.

      Пошел я к Сазану и попросил сделать инструмент по чертежам. Тот обещал, но все тянул с этим вопросом.

      А в это время скульптор мой чертежи приготовил. Посмотрел я на них, и чуть со смеху не упал. Он их просто нарисовал, как картину

      -Ты бы еще масляными красками изобразил. Вас что, черчению не учили?

      -Да я хотел, чтобы наглядно было. А то в ваших чертежах ничего не понятно…

     -Это для тебя непонятно…а для меня, как ты твои скульптуры делаешь.

      Забрал я его творения, поставил размеры и привез в часть, вместе с тремя фигами и двумя пенисами.

      Там я взял блок болгарских сигарет, которые мне родители прислали, и пошел в мастерскую.

      Нашел слесаря, не молодого и не старого, и попросил инструмент по рисункам сделать. А рассчитаться я предложил этими фигурками и сигаретами.

      Слесарь посмеялся, но, в довесок, попросил и картину с этими инструментами.

      Дня через три было готово. Я отвез комплект на объект.

Радости было – полные штаны! До этого более счастливого человека я не видел.

      И вот что он резал в свободное время. (Кое-что – фото из архива, кое-что  - иллюстрации из альбома по памяти).

         

 

***************************************

        

 

****************************************

       

 

****************************************

 

        

 

****************************************    

Были и покруче… только вот ставить опасаюсь.

Все фигурки мы дарили нашему лейтенанту. Я только фото себе на память оставлял. А Гуров друзьям семейным на дни рождения дарил. Оригинальней подарка ведь и не придумаешь!

Так и досидел он до конца своей службы, забыв про наряды в не очереди…и в очереди – тоже…)))

***************************************************

 

                      Друг…. Савранский

 

 

      Как я уже говорил, в увольнение я не ходил. От соблазнов подальше. Но, даже от этого, имел определенную выгоду.

      Отсутствуя в части по причине длительных дежурств на объектах, я просил ребят, за которых дежурил, подготовиться и провести занятия в «Ленинском кружке». Дружеский обмен, одним словом. Иначе мне бы не разрешили столь длительное отсутствие.

      К тому же, близкие друзья знали, что в случае нарушений поведения в увольнении, больше им я на уступки не пойду. И болгарских сигарет, которые мне присылали родители, им в увольнение для «форсу» давать не буду.

      И вот, я заметил, что один солдат тоже не ходит в увольнения. Но я знал, что он не женат.

      Мы часто пересекались на «Вершине», а на « Неве»  дежурили вдвоем.

      И вот, однажды, я спросил у него

      -Валера, а  почему ты увольнения не ходишь? Девчонок боишься? Хочешь, попрошу женатиков, что бы тебя познакомили с местной красавицей?

      -Нет, не хочу…

      С этими словами он достал и показал мне фотографию. На ней была изображена девушка. По виду, донская казачка (Сам он был из Николаевской области, села Конецпольт), высокая, чуть полноватая, брюнетка.

      Это была его девушка, которая обещала его ждать.

      Тут я вспомнил, что постоянно видел его за написанием писем.

      Я не удивился, потому что дивчина его была очень красивой.

      Но, однажды я заметил, что друг мой погрустнел. Постоянно молчит и о чем-то думает.

      Оставшись на дежурстве вдвоем, я у него спросил, в  чем дело?

      -Да Олеся писать стала редко. Хочу другу написать, узнать, в чем дело…

      -Валера, а ты на это по-другому посмотри. Может это ты стал писать слишком часто? Не задумывался над этим? А другу писать не нужно…

      - Почему?

      -Настоящий друг, если она не вышла замуж, правды тебе никогда не скажет. Сам постарается с ней поговорить и все уладить. И потом, ведь ты его тоже напрягаешь и ставишь в неловкое положение. Любовь, это дело двоих. И третий здесь – лишний. Да и подругу своими подозрениями оскорбляешь. А если, все это – чушь, перед собой стыдно не будет?

      И вообще… что ты там в своих письмах пишешь каждый день?

      -Че пишу… че пишу! Пишу о службе, вот о тебе писал. О командирах наших. О работе, о нарядах….

      -И ты думаешь, что ей это все интересно?  Да ты ей надоел, хуже горькой редьки! Каждый раз одно и то же талдычишь! Ты хоть раз написал, что ее любишь?

      - А че писать? Буд-то она сама про это не знает…

      -Ну, ты, Вася, и даешь!! Ты, видать, расписал по пунктам, как твоя станция работает?  Думаешь, ей это интересно? Или про твоих командиров? Или про меня? А ласковое слово даже кошке приятно, не говоря уже о женщине. Че, тебя убудет, если лишний раз скажешь? Или стихотворение пошлешь?

      - Да я стихи никогда не писал…

      -А кто тебя заставляет? Вон, целая библиотека на первом этаже. Иди и выбирай… Ладно, пиши письмо, а я потом подскажу, где поправить надо. Для примера…

      -Так стихов же у нас здесь нет?

      - Не страшно. Я свое стихотворение вставлю…по памяти.

      Написал он письмо. Я его подкорректировал (не особо увлекаясь) и вставил одно из своих любовных стихотворений, написанных еще студентом…

       И со временем дело пошло. А Валерка из библиотеки не вылезал. И, даже, сам пописывать стал, подрядив меня критиком своих опусов…)))

 

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0204880

от 29 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0204880 выдан для произведения:

Армейские будни… Эпизоды армейской службы… рассказ восемнадцатый

 

                         Самородок

             (мой друг – тунгус Афанасьев)

           

 

       В нашей роте появился новый солдат. Пришел он позже других. Причины я не знал. Был он на год моложе меня. Призвали его по окончанию  какого то училища искусств. Там он обучился на скульптора. И служить ему надо было – год.

       Я, вначале, не обратил на него внимания. Это потом я узнал, что он по национальности эвенк (или – тунгус). Когда окружающие заметили его способности к резьбе по кости, тогда и отправили учиться (в какой-то сибирский город – не помню уже). А после окончания учебы он и попал к нам в часть.

      А обратил я на него внимание после того, когда увидел, что он из нарядов не вылезает. Приезжаю после дежурства – он в наряде. Уезжаю на дежурство – он снова в наряде.

      Пришел я к старшине и спрашиваю, за что он его так мордует?

      -Непутевый он какой то. Медлительный, как дюгонь.  Чурка натуральный…

      -Какой он чурка? На русском лучше нас с тобой чешет!…А, в смысле литературы, так вообще... нам с тобой до него далеко...

      -На него все жалуются. В столовой вместо того, чтобы картошку чистить, он какие-то фигурки из картошки навырезал. На члены и шиши похожие.  Потом всему наряду пришлось за него дочищать.  Мыло в туалете украл, что я для солдат положил. Расковырял его наполовину. Вроде ниша, а там баба. Да я, вообще-то ему всего три объявил в разное время. Один – на кухню, два – дневальным. А остальные – Богдашевский. За медлительность.

      -Это хреново. Этот мужика загубит…

      А тут повезли нас в воскресение на Волгу купаться. Решил я сходить вверх по течению, посмотреть. Вижу, волнами на берег волны какие-то белые камни выбросили. Поднял один камень, -  а он на мрамор похожий.

         

      Вернулся назад и Мише показываю. Он увидел, аж задрожал.

      -Где ты его нашел?

      -Да вон там. Выше по течению. Их там много валяется…       А что это за хрень такая?

      -Никакая это не хрень. Мыльный камень это. Только как он здесь оказался?

       А потом, подумав, сказал

      -Здесь цементные заводы. Может оттуда смыло, когда с баржи породу сгружали.

      Ничего я не понял. Только спросил, в чем его ценность.

      Он улыбнулся и ушел на край пляжа.

      Минут через тридцать он меня позвал и показал фигу, вырезанную перочинным ножиком из этого камня.

             

      -Понял теперь? Вот как бы немного этих камней с собой забрать?

      Я пошел к водителю, которого хорошо знал. Вытряхнул из мешка его инструменты (не обращая внимания на его вопли) и вернулся к доморощенному скульптору.

      Мы набили мешок этими камнями и забросили в машину. А водителю, чтобы он не орал, я эту дулю подарил, к его радости.

      Приезжаю с дежурства, а он опять в наряде. За что, спрашиваю.

      - Да, Богдашевский объявил три штуки. Был на дежурстве, а он дал задание траву дергать у машины. А я не выполнил…

      -Фигурки резал?

      -Ну, да… Боюсь навык потерять…

      - Что за чепуха! Это же, как на велосипеде. Раз поехал, и на всю жизнь умение остается…

     -Умение то остается, а навык исчезает. Как бы тебе пояснить. Если бы я не резал из картошки, то эти шишы и члены резал бы в два раза дольше. Эх…инструмента нет! Можно было бы по памяти скульптурки нарезать. Мы на практике из музея эротики (это я …забыл в какой стране) по иллюстрациям резали…

      -Ладно. Начерти чертежи своего инструмента. Попробую тебе помочь.

      Нашел я Гурова и попросил перевести его на «Вершину»

     -Зачем он мне сдался? На него Богдашевский не раз жаловался…

      -Переведи,… не пожалеешь.

Богдашевский очень обрадовался, что такого ленивого солдата у него забрали.

      Пошел я к Сазану и попросил сделать инструмент по чертежам. Тот обещал, но все тянул с этим вопросом.

      А в это время скульптор мой чертежи приготовил. Посмотрел я на них, и чуть со смеху не упал. Он их просто нарисовал, как картину

      -Ты бы еще масляными красками изобразил. Вас что, черчению не учили?

      -Да я хотел, чтобы наглядно было. А то в ваших чертежах ничего не понятно…

     -Это для тебя непонятно…а для меня, как ты твои скульптуры делаешь.

      Забрал я его творения, поставил размеры и привез в часть, вместе с тремя фигами и двумя пенисами.

      Там я взял блок болгарских сигарет, которые мне родители прислали, и пошел в мастерскую.

      Нашел слесаря, не молодого и не старого, и попросил инструмент по рисункам сделать. А рассчитаться я предложил этими фигурками и сигаретами.

      Слесарь посмеялся, но, в довесок, попросил и картину с этими инструментами.

      Дня через три было готово. Я отвез комплект на объект.

Радости было – полные штаны! До этого более счастливого человека я не видел.

      И вот что он резал в свободное время. (Кое-что – фото из архива, кое-что  - иллюстрации из альбома по памяти).

         

 

***************************************

        

 

****************************************

       

 

****************************************

 

        

 

****************************************    

Были и покруче… только вот ставить опасаюсь.

Все фигурки мы дарили нашему лейтенанту. Я только фото себе на память оставлял. А Гуров друзьям семейным на дни рождения дарил. Оригинальней подарка ведь и не придумаешь!

Так и досидел он до конца своей службы, забыв про наряды в не очереди…и в очереди – тоже…)))

***************************************************

 

                      Друг…. Савранский

 

 

      Как я уже говорил, в увольнение я не ходил. От соблазнов подальше. Но, даже от этого, имел определенную выгоду.

      Отсутствуя в части по причине длительных дежурств на объектах, я просил ребят, за которых дежурил, подготовиться и провести занятия в «Ленинском кружке». Дружеский обмен, одним словом. Иначе мне бы не разрешили столь длительное отсутствие.

      К тому же, близкие друзья знали, что в случае нарушений поведения в увольнении, больше им я на уступки не пойду. И болгарских сигарет, которые мне присылали родители, им в увольнение для «форсу» давать не буду.

      И вот, я заметил, что один солдат тоже не ходит в увольнения. Но я знал, что он не женат.

      Мы часто пересекались на «Вершине», а на « Неве»  дежурили вдвоем.

      И вот, однажды, я спросил у него

      -Валера, а  почему ты увольнения не ходишь? Девчонок боишься? Хочешь, попрошу женатиков, что бы тебя познакомили с местной красавицей?

      -Нет, не хочу…

      С этими словами он достал и показал мне фотографию. На ней была изображена девушка. По виду, донская казачка (Сам он был из Николаевской области, села Конецпольт), высокая, чуть полноватая, брюнетка.

      Это была его девушка, которая обещала его ждать.

      Тут я вспомнил, что постоянно видел его за написанием писем.

      Я не удивился, потому что дивчина его была очень красивой.

      Но, однажды я заметил, что друг мой погрустнел. Постоянно молчит и о чем-то думает.

      Оставшись на дежурстве вдвоем, я у него спросил, в  чем дело?

      -Да Олеся писать стала редко. Хочу другу написать, узнать, в чем дело…

      -Валера, а ты на это по-другому посмотри. Может это ты стал писать слишком часто? Не задумывался над этим? А другу писать не нужно…

      - Почему?

      -Настоящий друг, если она не вышла замуж, правды тебе никогда не скажет. Сам постарается с ней поговорить и все уладить. И потом, ведь ты его тоже напрягаешь и ставишь в неловкое положение. Любовь, это дело двоих. И третий здесь – лишний. Да и подругу своими подозрениями оскорбляешь. А если, все это – чушь, перед собой стыдно не будет?

      И вообще… что ты там в своих письмах пишешь каждый день?

      -Че пишу… че пишу! Пишу о службе, вот о тебе писал. О командирах наших. О работе, о нарядах….

      -И ты думаешь, что ей это все интересно?  Да ты ей надоел, хуже горькой редьки! Каждый раз одно и то же талдычишь! Ты хоть раз написал, что ее любишь?

      - А че писать? Буд-то она сама про это не знает…

      -Ну, ты, Вася, и даешь!! Ты, видать, расписал по пунктам, как твоя станция работает?  Думаешь, ей это интересно? Или про твоих командиров? Или про меня? А ласковое слово даже кошке приятно, не говоря уже о женщине. Че, тебя убудет, если лишний раз скажешь? Или стихотворение пошлешь?

      - Да я стихи никогда не писал…

      -А кто тебя заставляет? Вон, целая библиотека на первом этаже. Иди и выбирай… Ладно, пиши письмо, а я потом подскажу, где поправить надо. Для примера…

      -Так стихов же у нас здесь нет?

      - Не страшно. Я свое стихотворение вставлю…по памяти.

      Написал он письмо. Я его подкорректировал (не особо увлекаясь) и вставил одно из своих любовных стихотворений, написанных еще студентом…

       И со временем дело пошло. А Валерка из библиотеки не вылезал. И, даже, сам пописывать стал, подрядив меня критиком своих опусов…)))

 

Рейтинг: 0 191 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!