ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Армейские будни...Самолюбие...рассказ четвертый

 

Армейские будни...Самолюбие...рассказ четвертый

6 марта 2014 - Wladimir

Армейские будни...Самолюбие...рассказ четвертый

 Армейские будни... Самолюбие... рассказ четвертый

     Ранее я написал о том, что меня за слабую физическую подготовку перевели в третье отделение нашего взвода. И положение там было дрянь. И стал я соображать, как выкрутиться с этой ситуации.

     Каждое утро командиры отделений выводили солдат на плац. На строевую подготовку. И топали они по плацу около часа. Иногда выходил сержант. Походит, посмотрит, сделает замечания и уйдет.

     Я своих поводил с полчаса, затем завел за казармы и распустил. Сели мы на травку и я им сказал следующее:

-Ребята, нас собрали в этом отделении, так как считают сбродом. Никчемным мусором. Вы из нарядов не вылезаете, а за счет вас первое и второе отделение «кайфуют». И, если мы не переломим эту ситуацию, то дорога после ШМАСа нам одна. В БАО подсобниками мотористов, или в охрану аэродрома. Что это такое, я себе представляю…Небо с овчинку покажется! Аэрофотографом служить намного легче. И тяжелее вещей, чем фотокассеты до конца службы носить не придется.

     Нам нужно круто изменить свое отношение и к службе, и к обучению. Но, главное, мы должны доказать, что не быдло, как нас посчитали…

     А наказания – за чепуху! Нечищеные сапоги и бляхи, мятую гимнастерку, грязный подворотничок. За пререкания в строю, за грязь в кубрике, за плохо заправленные койки. Опоздания при отбое и подъеме. Ну, и за занятия, естественно.

     При таком предвзятом отношении у сержанта появляется желание облегчить жизнь элитному первому отделению. И за счет вас предоставит ему больше времени на обучение. А это отделение традиционно – победитель  соревнования в роте…

     Давайте договоримся, вы исправляете эти недостатки, я же помогаю вам в учебе. Я хорошо знаю механику, чертежи и электросхемы. Да и в политзанятиях разбираюсь немного. Был на семинарах в обкоме комсомола на гражданке.

     А главному нарушителю, я вот при всех говорю, за нарушения и неуды буду звать вне службы Панькиным или «Эй». И в наряды гонять, при первой же возможности. За оценки «хорошо» - Василием. За «отлично» - Василь Петровичем. В знак глубочайшего уважения.

     По всем вопросам, будь то служба или учеба – обращайтесь ко мне…без стеснения….

     Час занятий прошел. Я своих отпустил, а азиатов оставил. И сказал им следующее:

-Ребята, не забывайте, что я ваш земляк. Вы из Ферганы, я – из Ташкента (хоть и призывался с Оренбурга). Помогите мне, а я помогу вам. Не держитесь особняком. Теперь никто вас не унизит. Я буду за этим следить строго. Я посмотрел ваши личные дела. Один Касимов из кишлака. А вы двое из Ферганы, и школу на отлично закончили. И ясно, что ваньку валяете – «Моя твоя не понимай». Поймите простую вещь. Закончите на «отлично» – отправят служить по вашему желанию. А желание у вас, уверен, будет поближе к дому. Будете валять дурака, отправят туда, где Макар телят не пас. Вот тогда взвоете…А всем нам троим Касимова нужно вытянуть. Хотя бы на «хорошо». Переводите ему все, что он на русском не понимает. И еще…нужно кушать свинину. Напишите своим старикам-бабаям. Пусть вам объяснят, что в экстренных ситуациях можно кушать мясо свиньи. Я прослежу, что бы вам без сала доставалось.

     Тут дело вот в чем. Садились за стол они особняком и с самого края.  Кормили нас хорошо, и всегда на большой тарелке (подносе) приносили большие куски свинины.

Армейские будни... Самолюбие... рассказ четвертый

     Кто поближе, расхватывали мясо с салом. И оставалось гольное сало. Естественно, они его не брали. И их порции остальные делили между собой. Особенно Сербаев. Худой и длинный. И с длинными руками и такой же прямой кишкой. Все время ходил голодный, хотя ел больше всех…

Армейские будни... Самолюбие... рассказ четвертый

     Потом я с русскими ребятами поговорил на эту тему. Постарался объяснить, что мы теперь – одно целое, и цель у нас одна. И они – часть нас. Кто хочет дополнительно сала, пусть отдает мясо. И Сербаев согласился первый…

Армейские будни... Самолюбие... рассказ четвертый

     И потихоньку дело пошло. Двое ферганских вдруг заговорили на чистом русском языке. И Касимов стал разговаривать. Правда, с ужасным акцентом. И придраться сержанту и старшине через неделю стало не к чему. Что до меня, то я выпросил у Пшеничного старые схемы и держал их у старшины в каптерке. А политлитература была в Ленинской комнате….

Как шла наша служба, в последующих рассказах….

 

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0198156

от 6 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0198156 выдан для произведения:

Армейские будни...Самолюбие...рассказ четвертый

 Армейские будни... Самолюбие... рассказ четвертый

     Ранее я написал о том, что меня за слабую физическую подготовку перевели в третье отделение нашего взвода. И положение там было дрянь. И стал я соображать, как выкрутиться с этой ситуации.

     Каждое утро командиры отделений выводили солдат на плац. На строевую подготовку. И топали они по плацу около часа. Иногда выходил сержант. Походит, посмотрит, сделает замечания и уйдет.

     Я своих поводил с полчаса, затем завел за казармы и распустил. Сели мы на травку и я им сказал следующее:

-Ребята, нас собрали в этом отделении, так как считают сбродом. Никчемным мусором. Вы из нарядов не вылезаете, а за счет вас первое и второе отделение «кайфуют». И, если мы не переломим эту ситуацию, то дорога после ШМАСа нам одна. В БАО подсобниками мотористов, или в охрану аэродрома. Что это такое, я себе представляю…Небо с овчинку покажется! Аэрофотографом служить намного легче. И тяжелее вещей, чем фотокассеты до конца службы носить не придется.

     Нам нужно круто изменить свое отношение и к службе, и к обучению. Но, главное, мы должны доказать, что не быдло, как нас посчитали…

     А наказания – за чепуху! Нечищеные сапоги и бляхи, мятую гимнастерку, грязный подворотничок. За пререкания в строю, за грязь в кубрике, за плохо заправленные койки. Опоздания при отбое и подъеме. Ну, и за занятия, естественно.

     При таком предвзятом отношении у сержанта появляется желание облегчить жизнь элитному первому отделению. И за счет вас предоставит ему больше времени на обучение. А это отделение традиционно – победитель  соревнования в роте…

     Давайте договоримся, вы исправляете эти недостатки, я же помогаю вам в учебе. Я хорошо знаю механику, чертежи и электросхемы. Да и в политзанятиях разбираюсь немного. Был на семинарах в обкоме комсомола на гражданке.

     А главному нарушителю, я вот при всех говорю, за нарушения и неуды буду звать вне службы Панькиным или «Эй». И в наряды гонять, при первой же возможности. За оценки «хорошо» - Василием. За «отлично» - Василь Петровичем. В знак глубочайшего уважения.

     По всем вопросам, будь то служба или учеба – обращайтесь ко мне…без стеснения….

     Час занятий прошел. Я своих отпустил, а азиатов оставил. И сказал им следующее:

-Ребята, не забывайте, что я ваш земляк. Вы из Ферганы, я – из Ташкента (хоть и призывался с Оренбурга). Помогите мне, а я помогу вам. Не держитесь особняком. Теперь никто вас не унизит. Я буду за этим следить строго. Я посмотрел ваши личные дела. Один Касимов из кишлака. А вы двое из Ферганы, и школу на отлично закончили. И ясно, что ваньку валяете – «Моя твоя не понимай». Поймите простую вещь. Закончите на «отлично» – отправят служить по вашему желанию. А желание у вас, уверен, будет поближе к дому. Будете валять дурака, отправят туда, где Макар телят не пас. Вот тогда взвоете…А всем нам троим Касимова нужно вытянуть. Хотя бы на «хорошо». Переводите ему все, что он на русском не понимает. И еще…нужно кушать свинину. Напишите своим старикам-бабаям. Пусть вам объяснят, что в экстренных ситуациях можно кушать мясо свиньи. Я прослежу, что бы вам без сала доставалось.

     Тут дело вот в чем. Садились за стол они особняком и с самого края.  Кормили нас хорошо, и всегда на большой тарелке (подносе) приносили большие куски свинины.

Армейские будни... Самолюбие... рассказ четвертый

     Кто поближе, расхватывали мясо с салом. И оставалось гольное сало. Естественно, они его не брали. И их порции остальные делили между собой. Особенно Сербаев. Худой и длинный. И с длинными руками и такой же прямой кишкой. Все время ходил голодный, хотя ел больше всех…

Армейские будни... Самолюбие... рассказ четвертый

     Потом я с русскими ребятами поговорил на эту тему. Постарался объяснить, что мы теперь – одно целое, и цель у нас одна. И они – часть нас. Кто хочет дополнительно сала, пусть отдает мясо. И Сербаев согласился первый…

Армейские будни... Самолюбие... рассказ четвертый

     И потихоньку дело пошло. Двое ферганских вдруг заговорили на чистом русском языке. И Касимов стал разговаривать. Правда, с ужасным акцентом. И придраться сержанту и старшине через неделю стало не к чему. Что до меня, то я выпросил у Пшеничного старые схемы и держал их у старшины в каптерке. А политлитература была в Ленинской комнате….

Как шла наша служба, в последующих рассказах….

 
Рейтинг: 0 187 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!