ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Армейские будни...Рацуха...рассказ шестой

Армейские будни...Рацуха...рассказ шестой

12 марта 2014 - Wladimir

Армейские будни...Рацуха...рассказ шестой


Армейские будни…Рацуха…рассказ

 

В предыдущем рассказе я писал, что больше в караул ни меня, ни мое отделение не посылали. А все потому, что мне пришла в голову интересная мысль, которую я и воплотил в жизнь…

Однажды, дождавшись, когда у нашего комвзвода старшего лейтенанта Пшеничного, было хорошее настроение, я обратился к нему полуофициально и заявил, что при правильном подходе можно даже из моего отделения сделать показательное, чем его здорово повеселил…

Но, главное, закинуть.

Дня через два он меня позвал, по какому-то поводу, и между делом, спросил, серьезно ли я тогда свою мысль высказал. (Видать, здорово ущемил его педагогические способности). На что я ответил, что при справедливом подходе к делу, третье отделение могло бы вызвать на соревнование первое по всем показателям в боевой и политической подготовке…

Он помолчал, а потом спросил, что я понимаю под термином «справедливый подход».

 Я ответил, что отделение из нарядов не вылезало, за счет этого соперники большую фору получили. Нужно дополнительное время, чтобы наверстать. Даже в «личное время». По электросхемам учиться трудно. Нужны действующие макеты. И в нашем учебном классе нужны планшеты с материалами Захарова. (Капитан Захаров – замполит роты). Если они будут перед глазами, больше шансов что что-то в голове останется…(На что он почему-то поморщился…).

Он спросил, что нужно для изготовления планшетов, и кто делать будет. Я ответил:  плотный ватман, шаблоны букв, шариковая ручка с пустым стержнем, гуашь. И еще деревянные рейки, гвозди, кнопки, лобзик, ножовка, молоток, стамеска.…   А делать я буду, в свободное время.

Он, ну, прямо как Сталин, сказал, что все это он закажет, но действующие макеты дать не может.

Тогда я сказал, что их нужно сделать. А для этого нужны агрегаты кассет и приборы (они у нас в наличии есть), провод, паяльник с оловом и канифолью, патроны к минилампам, сами лампы,  бесцветный лак, марганцовка, фанера, рейки и тумблеры.

Он опять задумался, а потом спросил, зачем марганцовка. Я ответил, что фанеру красить.

-Что, тоже сам делать будешь?

- А кто же еще?...

На этом беседа и закончилась.

На следующий день в класс принесли все для планшетов.

Вот по этой причине я и мое отделение были освобождены от нарядов на кухню, на хозработы, и (после проверки командиром), строевой подготовки. Даже дневальными не назначали.

На планшеты с «Моральным кодексом строителя коммунизма» и гениальными высказываниями Леонида Ильича ушло чуть более недели. Пшеничный даже из билетов по политподготовке материал передал. Те, что нужно знать «назубок».

Сбив планшеты, я в корпусе шариковой ручки сделал дырку, вставил пустой стержень, и смочил ватман, как из пульверизатора. Затем натянул на подрамники. Когда он высох, то не было ни провисаний, ни морщин.

Мой Касимов оказался неплохим рисовальщиком. Вот я ему и поручил красить ватман, вырезать буквы и клеить их на планшеты. Но, прежде, он нарисовал на них картинки и «надул» самодельным пульверизатором фон.

Во время работы я постоянно ему рассказывал и о биографии Ленина, и о газете «Искра», о революциях в России. О Гражданской войне, о Троцком, Сталине, НЭПе и прочем. Все, что сам помнил.

Не знаю, что уж там он усвоил, но скучно не было. Я говорил – он слушал.

 

Макеты мне пришлось делать одному. Пшеничный помощников больше не дал. Сказал, что и так на нарушение пошел, оставляя мне ключи от нашего класса.

Пришлось самому сколачивать деревянные планшеты, морить марганцовкой, покрывать лаком.

Разметив места под приборы и приводы, я наметил электросвязи между ними и лобзиком выпилил узкие щели. С обратной стороны закрепил патроны для минилампочек, и, защитив их экранами из баночной жести, ввернул лампы.

Затем закрепил привода и агрегаты на планшете, соединив их проводами через тумблеры согласно электросхеме.

Получилось интересно. Включаешь тумблер, в щели появляется свет и начинает работать соответствующий привод или прибор. А раньше приходилось весь путь указывать словами. От «плюса» до прибора -  на «минус». А так как приборов и приводов много, многие путались.

Один раз, работая в одиночестве, я обратил внимание на зачехленное устройство. Сняв чехол, я поковырялся во внутренностях этого устройства и сообразил, что это имитатор отказов. Пульт включал в себе множество тумблеров. При включении какой-либо механизм переставал работать. Экзаменуемому нужно было найти неисправность и устранить (обычно – подсоединить провод). Я понял, что моя находка и есть экзаменационные билеты.

Я, аккуратно зачехлил это хозяйство, но на занятиях моего отделения активно его использовал, приказав держать язык за зубами.

Наступил день экзаменов. Нас, как самых бестолковых, экзаменовали в самую последнюю очередь. Комиссия состояла из начальника штаба, офицеров рот и  замполита. А приглашенными были комвзвода и комотделения (то есть – я).

Больше всего я переживал за Касимова. В остальных был уверен, как в самом себе.

Кстати, я экзамены не сдавал. Пшеничный показал мою «рацуху», и на этом для меня экзамены закончились.

Все сдали на «отлично». Наступил черед Касимова. Он зашел в класс и доложился, вызвав гримасу у начштаба. Тот, обращаясь к комиссии, предложил поставить ему «уд» и на этом экзамены закончить

И, вдруг Касимов говорит

-Товарища полковник,э.  э... э! моя тройка не надо! Моя надо отлична!..

-Да?...А зачем тебе отлично?

-Моя бобо (дедушка) немец убиваль…наград многа…медал Отвага», орден «Звезда», «Знамя» …»Побед Германия». Мне нада отличник БПП (боевой и политической подготовки), Отличник ВВС, второй класса, первая ВСК, писмо бабай от командир… Я все училь!...

Замполит спрашивает

-А что ты знаешь по политподготовке?

- Моя все знай…Биографий Ленин – знай. Троцкий знай, революций – знай…экономизьма борьба – знай.

- А про Троцкого что знаешь?

-Троцкий – сволишь…Ленин сказаль, что йюда и предатль. Буденный воевать мешаль. Его потом кирка по башке даль…

-А кто дал, знаешь?

-Спанец… НКВД..

Почти правильно

-А Кодекс знаешь?

-Знаешь!. Моя училь…

И он начал говорить, закрыв глаза и покачиваясь, как при молитве…

Комиссия еле от смеха сдерживалась. Замполит остановил и объявил, что сдано на "отлично"…

По технической части все мои сдали на отлично…(На имитаторе не один день отрабатывали). А вот первое отделение получило одну четверку…

Через пару дней вызвал меня к себе Пшеничный…помялся и сказал, что нам присудили второе место в роте. Не захотели нарушить традицию. На мой вопрос, как могли присудить, если в первой есть четверка, он сказал, что нам всем поставили «хорошо» за «строевую». А это – одиннадцать четверок. И еще, чтобы я не расстраивался. Ему я все доказал, что обещал. Все мои ребята поедут служить на авиабазы, расположенные на их родине. И с хорошими характеристиками. А меня оставляют в ШМАСе.

Я взвыл от такого известия…

-Правильно, всем поощрение, а мне – наказание!...

-Почему – наказание?

-У меня жена и полуторагодовалая дочь. Я землю рыл, чтобы в Чебеньки попасть, на авиабазу. Через Саракташ на Чебеньки автобус ходит. Два часа ходу. Меня бы навещать по выходным могли!

Пшеничный помолчал, потом сказал, что постарается переиграть. А пока что я в классе его друга стенд должен постараться починить.

На том и порешили…

Стенд оказался очень сложным. Два дня бился, стараясь разобраться в проводах. Потом содрал их все и стал подключать заново по схеме. Но дело двигалось туго…

Наконец, подсоединен последний провод. Стою, согнувшись и спиной к двери, слышу, дверь открывается

-Кого еще там черт принес!?...

Обернулся и обомлел. Стоит начштаба и на меня смотрит. Крутой мужик! Многим от него доставалось! А я без гимнастерки, в тапочках, лохматый и взъерошенный…

От страха у меня совсем разум отшибло. Ни доклада, ни приветствия

-Простите Юрий Васильевич! Думал, что это охранник пришел…

Вижу, у него в глазах усмешка проскочила

- Ничего, ничего! Как тут у тебя дела? Мы этот стенд давно списать хотели…

- Испытать осталось..

-Давай, испытаем…

Ну, думаю, «трындец»! Позору будет, коли не заработает….

Включил… и все пошло, как по маслу!

Юрий Васильевич пробежался по тумблерам. Вижу – доволен. Похвалил…

Потом спрашивает, почему я не хочу в ШМАСе остаться.

Я вынул из кармана гимнастерки фото жены и дочки и сказал, что очень хотел бы служить в Чебеньках, на авиабазе. Там до моего места жительства недалеко и мои могли бы меня навещать.

Он помолчал, а потом обещал направить именно на эту авиабазу!

Я очень обрадовался… но, как оказалось, преждевременно. И, если бы только знал, как судьба повернется, то непременно остался бы в ШМАСе…

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0200155

от 12 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0200155 выдан для произведения:

Армейские будни...Рацуха...рассказ шестой


Армейские будни…Рацуха…рассказ

 

В предыдущем рассказе я писал, что больше в караул ни меня, ни мое отделение не посылали. А все потому, что мне пришла в голову интересная мысль, которую я и воплотил в жизнь…

Однажды, дождавшись, когда у нашего комвзвода старшего лейтенанта Пшеничного, было хорошее настроение, я обратился к нему полуофициально и заявил, что при правильном подходе можно даже из моего отделения сделать показательное, чем его здорово повеселил…

Но, главное, закинуть.

Дня через два он меня позвал, по какому-то поводу, и между делом, спросил, серьезно ли я тогда свою мысль высказал. (Видать, здорово ущемил его педагогические способности). На что я ответил, что при справедливом подходе к делу, третье отделение могло бы вызвать на соревнование первое по всем показателям в боевой и политической подготовке…

Он помолчал, а потом спросил, что я понимаю под термином «справедливый подход».

 Я ответил, что отделение из нарядов не вылезало, за счет этого соперники большую фору получили. Нужно дополнительное время, чтобы наверстать. Даже в «личное время». По электросхемам учиться трудно. Нужны действующие макеты. И в нашем учебном классе нужны планшеты с материалами Захарова. (Капитан Захаров – замполит роты). Если они будут перед глазами, больше шансов что что-то в голове останется…(На что он почему-то поморщился…).

Он спросил, что нужно для изготовления планшетов, и кто делать будет. Я ответил:  плотный ватман, шаблоны букв, шариковая ручка с пустым стержнем, гуашь. И еще деревянные рейки, гвозди, кнопки, лобзик, ножовка, молоток, стамеска.…   А делать я буду, в свободное время.

Он, ну, прямо как Сталин, сказал, что все это он закажет, но действующие макеты дать не может.

Тогда я сказал, что их нужно сделать. А для этого нужны агрегаты кассет и приборы (они у нас в наличии есть), провод, паяльник с оловом и канифолью, патроны к минилампам, сами лампы,  бесцветный лак, марганцовка, фанера, рейки и тумблеры.

Он опять задумался, а потом спросил, зачем марганцовка. Я ответил, что фанеру красить.

-Что, тоже сам делать будешь?

- А кто же еще?...

На этом беседа и закончилась.

На следующий день в класс принесли все для планшетов.

Вот по этой причине я и мое отделение были освобождены от нарядов на кухню, на хозработы, и (после проверки командиром), строевой подготовки. Даже дневальными не назначали.

На планшеты с «Моральным кодексом строителя коммунизма» и гениальными высказываниями Леонида Ильича ушло чуть более недели. Пшеничный даже из билетов по политподготовке материал передал. Те, что нужно знать «назубок».

Сбив планшеты, я в корпусе шариковой ручки сделал дырку, вставил пустой стержень, и смочил ватман, как из пульверизатора. Затем натянул на подрамники. Когда он высох, то не было ни провисаний, ни морщин.

Мой Касимов оказался неплохим рисовальщиком. Вот я ему и поручил красить ватман, вырезать буквы и клеить их на планшеты. Но, прежде, он нарисовал на них картинки и «надул» самодельным пульверизатором фон.

Во время работы я постоянно ему рассказывал и о биографии Ленина, и о газете «Искра», о революциях в России. О Гражданской войне, о Троцком, Сталине, НЭПе и прочем. Все, что сам помнил.

Не знаю, что уж там он усвоил, но скучно не было. Я говорил – он слушал.

 

Макеты мне пришлось делать одному. Пшеничный помощников больше не дал. Сказал, что и так на нарушение пошел, оставляя мне ключи от нашего класса.

Пришлось самому сколачивать деревянные планшеты, морить марганцовкой, покрывать лаком.

Разметив места под приборы и приводы, я наметил электросвязи между ними и лобзиком выпилил узкие щели. С обратной стороны закрепил патроны для минилампочек, и, защитив их экранами из баночной жести, ввернул лампы.

Затем закрепил привода и агрегаты на планшете, соединив их проводами через тумблеры согласно электросхеме.

Получилось интересно. Включаешь тумблер, в щели появляется свет и начинает работать соответствующий привод или прибор. А раньше приходилось весь путь указывать словами. От «плюса» до прибора -  на «минус». А так как приборов и приводов много, многие путались.

Один раз, работая в одиночестве, я обратил внимание на зачехленное устройство. Сняв чехол, я поковырялся во внутренностях этого устройства и сообразил, что это имитатор отказов. Пульт включал в себе множество тумблеров. При включении какой-либо механизм переставал работать. Экзаменуемому нужно было найти неисправность и устранить (обычно – подсоединить провод). Я понял, что моя находка и есть экзаменационные билеты.

Я, аккуратно зачехлил это хозяйство, но на занятиях моего отделения активно его использовал, приказав держать язык за зубами.

Наступил день экзаменов. Нас, как самых бестолковых, экзаменовали в самую последнюю очередь. Комиссия состояла из начальника штаба, офицеров рот и  замполита. А приглашенными были комвзвода и комотделения (то есть – я).

Больше всего я переживал за Касимова. В остальных был уверен, как в самом себе.

Кстати, я экзамены не сдавал. Пшеничный показал мою «рацуху», и на этом для меня экзамены закончились.

Все сдали на «отлично». Наступил черед Касимова. Он зашел в класс и доложился, вызвав гримасу у начштаба. Тот, обращаясь к комиссии, предложил поставить ему «уд» и на этом экзамены закончить

И, вдруг Касимов говорит

-Товарища полковник,э.  э... э! моя тройка не надо! Моя надо отлична!..

-Да?...А зачем тебе отлично?

-Моя бобо (дедушка) немец убиваль…наград многа…медал Отвага», орден «Звезда», «Знамя» …»Побед Германия». Мне нада отличник БПП (боевой и политической подготовки), Отличник ВВС, второй класса, первая ВСК, писмо бабай от командир… Я все училь!...

Замполит спрашивает

-А что ты знаешь по политподготовке?

- Моя все знай…Биографий Ленин – знай. Троцкий знай, революций – знай…экономизьма борьба – знай.

- А про Троцкого что знаешь?

-Троцкий – сволишь…Ленин сказаль, что йюда и предатль. Буденный воевать мешаль. Его потом кирка по башке даль…

-А кто дал, знаешь?

-Спанец… НКВД..

Почти правильно

-А Кодекс знаешь?

-Знаешь!. Моя училь…

И он начал говорить, закрыв глаза и покачиваясь, как при молитве…

Комиссия еле от смеха сдерживалась. Замполит остановил и объявил, что сдано на "отлично"…

По технической части все мои сдали на отлично…(На имитаторе не один день отрабатывали). А вот первое отделение получило одну четверку…

Через пару дней вызвал меня к себе Пшеничный…помялся и сказал, что нам присудили второе место в роте. Не захотели нарушить традицию. На мой вопрос, как могли присудить, если в первой есть четверка, он сказал, что нам всем поставили «хорошо» за «строевую». А это – одиннадцать четверок. И еще, чтобы я не расстраивался. Ему я все доказал, что обещал. Все мои ребята поедут служить на авиабазы, расположенные на их родине. И с хорошими характеристиками. А меня оставляют в ШМАСе.

Я взвыл от такого известия…

-Правильно, всем поощрение, а мне – наказание!...

-Почему – наказание?

-У меня жена и полуторагодовалая дочь. Я землю рыл, чтобы в Чебеньки попасть, на авиабазу. Через Саракташ на Чебеньки автобус ходит. Два часа ходу. Меня бы навещать по выходным могли!

Пшеничный помолчал, потом сказал, что постарается переиграть. А пока что я в классе его друга стенд должен постараться починить.

На том и порешили…

Стенд оказался очень сложным. Два дня бился, стараясь разобраться в проводах. Потом содрал их все и стал подключать заново по схеме. Но дело двигалось туго…

Наконец, подсоединен последний провод. Стою, согнувшись и спиной к двери, слышу, дверь открывается

-Кого еще там черт принес!?...

Обернулся и обомлел. Стоит начштаба и на меня смотрит. Крутой мужик! Многим от него доставалось! А я без гимнастерки, в тапочках, лохматый и взъерошенный…

От страха у меня совсем разум отшибло. Ни доклада, ни приветствия

-Простите Юрий Васильевич! Думал, что это охранник пришел…

Вижу, у него в глазах усмешка проскочила

- Ничего, ничего! Как тут у тебя дела? Мы этот стенд давно списать хотели…

- Испытать осталось..

-Давай, испытаем…

Ну, думаю, «трындец»! Позору будет, коли не заработает….

Включил… и все пошло, как по маслу!

Юрий Васильевич пробежался по тумблерам. Вижу – доволен. Похвалил…

Потом спрашивает, почему я не хочу в ШМАСе остаться.

Я вынул из кармана гимнастерки фото жены и дочки и сказал, что очень хотел бы служить в Чебеньках, на авиабазе. Там до моего места жительства недалеко и мои могли бы меня навещать.

Он помолчал, а потом обещал направить именно на эту авиабазу!

Я очень обрадовался… но, как оказалось, преждевременно. И, если бы только знал, как судьба повернется, то непременно остался бы в ШМАСе…

Рейтинг: 0 328 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
96
96
92
91
91
90
86
82
79
78
73
72
70
69
66
66
66
64
63
61
60
58
58
56
54