ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Административный ресурс

 

Административный ресурс

16 сентября 2013 - Татьяна Виноградова
article159226.jpg

 


Анна Степановна предпочитала в последнее время короткую стрижку. Она считала, что это ее молодит, но в свои шестьдесят девять не красила волосы, будучи абсолютно уверенной, что у нее, как она сама говорила, красивая седина. Седина и правда была относительно красивой, темно-серая и без желтизны. Имея свои представления о моде, стиле и красоте, женщина выглядела достаточно современной для своих лет. Регулярный маникюр, перстень, неброские, но дорогие серьги в ушах – все это было уже как само собой разумеющимся.

Анна Степановна была уважаемым человеком. Она была им всегда. И когда была простым учителем, и когда была завучем, а когда стала директором школы – тем более. Нельзя сказать, что это уважение давалось ей легко. Она очень много трудилась для этого. Для того, чтобы пользоваться всеобщим уважением, нужно было многое знать. Чтобы многое знать, нужно было постоянно кого-то выслушивать, расспрашивать уточнять, всем уделять внимание. Кроме того, ведь на одной тактичности авторитет не заработаешь. «Для того, чтобы быть уж весьма уважаемой, — думала женщина,  - нужно же, чтобы тебя уважало твое собственное начальство». Там требовались несколько другие таланты. Умение не слушать, а умение говорить. Говорить правильно, вовремя, говорить то, что надо, то, что хотят услышать. На крайний случай то, что не хотели бы услышать, но смогли бы простить. Этот талант с неба не падал и вырабатывался годами. И в целом все эти наработанные большими стараниями таланты и усилия, как правило, вознаграждались в виде уважения вышестоящих организаций, занимающихся учебным процессом, а иногда даже и вполне осязаемо.


Одно такое вполне осязаемое вознаграждение из массива дуба стояло у Анны Степановны в гостиной. Импортная «стенка» выглядела благородно, с элементами ковки на ручках и фурнитуре. Анна Степановна в моменты приема гостей доставала оттуда чашки для чая,  с достоинством делала пару оборотов желтым ключиком в замке дверцы шкафа, извлекала посуду, и так же с достоинством крутила обороты снова. Все это время гости сидели и смиренно ждали, кто-то подскакивал и пытался помочь, но хозяйка с благодарностью отказывалась от помощи, в очередной раз, напоминая о том, что таких «стенок» в городе всего три. Все слышали это уже неоднократно, наизусть знали всю историю появления мебели в этой квартире, но каждый раз никто не смел намекнуть, что когда-то все это уже не раз было сказано.

Когда Анна Степановна оказывалась на улице, что называется, в свободном доступе, она абсолютно вправе была рассчитывать, что встречающиеся ей по пути родители учеников и сами ученики, которые практически все учились в ее школе, будут раскланиваться с ней, что было для нее уже достаточно естественным и привычным. Кроме того, даже руководство страны заметило Анну Степановну. Она заслуженный учитель еще Советского Союза. Поощрительную грамоту она приняла благосклонно, ни сколько не сомневаясь, что она ее заслужила. Также в отдельную папку ежегодно складывались телеграммы с Днем Учителя, в разное время подписанные разными президентами страны.
Все шло своим чередом. Заслуженная Анна Степановна, будучи уже в больших годах абсолютно заслужено вышла на заслуженный отдых, с достоинством выслушав на прощанье от преданного коллектива весь полагающийся набор тожественных пожеланий и заверений в вечной любви и все том же уважении. И жизнь пошла дальше.

Как-то так незаметно для самой руководительницы в процессе ее постоянного занятия общественно-значимой деятельностью ее сын Виктор вырос в неглупого молодого мужчину. От отца, кадрового военного, вышедшего в отставку с хорошей должности, и давно оставившего их семью, сыну досталась копна густых темных волос и двухметровый рост. Ну а степенность, спокойствие, чувство собственного достоинства и уверенность в том, что он всегда прав, достались от матери. Как поздний ребенок успешных родителей, он считал обеспеченность и комфортность окружающего быта вполне естественной.
И вот, выйдя на отдых, и располагая теперь большим количеством свободного времени, Анна Степановна, наконец, обратила свое внимание и энергию на новый проект под названием «Устройство правильной жизни для сына». Будучи человеком здравомыслящим, она сразу поняла, что самое главное в том устройстве это женщина. Тем более что по ее отрывочным сведениям, на горизонте уже замаячила новая претендентка. На просьбы к сыну познакомить ее с новой пассией тот в очередной раз отмахнулся, но Анна Степановна повторила просьбу уже более настойчиво, безотрывно смотря ему в глаза. Отступать было некуда, сын согласился с условием, что мать не станет готовить сложные блюда и вести за столом долгие церемониальные беседы.

Анна Степановна естественно проигнорировала эту просьбу. Как человек сам привыкший определять что, когда, как, и во сколько будет происходить в ее квартире, она сделала, по ее мнению, все по высшему разряду. Приготовила сложный обед, охладила вино, долго выбирала платье. Правда, с платьем все вышло не так просто. Открыв дверцу шкафа, бывший директор стояла и строго смотрела на торжественные платья для выездных совещаний, на пиджаки от темных официальных костюмов, которые она так любила надевать все эти долгие годы. Отгоняя от себя мысль, что для такого домашнего приема у нее все же нет подходящего наряда, она остановилась на одном светло-сером платье. Тут ее посетило знакомое ей ощущение полной готовности к предстоящему мероприятию, которое всегда возникало перед большими совещаниями, выступлениями или визитами проверяющих организаций. В общем, женщина подошла к визиту подруги сына со всей долей ответственности, что для нее являлось достаточно привычным.
Еще раз проверив все на кухне, в ожидании гостьи женщина сидела и смотрела какой-то фильм, изредка опуская голову и крутя вокруг пальца свой перстень. Но это только могло показаться, что она смотрела фильм. На самом деле она просчитывала последовательность действий. Думала, что она поставит на стол первым блюдом, что подаст чуть позже, как заговорит, о чем спросит, как и о чем пошутит, и потом сама же громче всех будет смеяться над своей шуткой. Она уже несколько раз проиграла сценарий предстоящего вечера у себя в голове, полная уверенности в том, что и эту особу она с легкостью посадит напротив себя и без труда рассмотрит, как муху на собственной ладони, и конечно же, получит всю информацию, прямо или косвенно указывающую на образование и воспитание. Утомившись длительным ожиданием, Анна Степановна зашла в спальню, аккуратно прилегла на кровать, точнее, полулежа, оперлась на подушку, чтобы не помять наряд. Ненадолго задремав, она вдруг обнаружила, что пропустила момент, когда сын с новой подругой прошли в его комнату. Женщина немного подождала, надеясь, что сын все же представит их друг другу, и состоится обед. Выйдя в гостиную, она еще раз посмотрела на себя в зеркало и стала ждать представления гостьи уже там.
Прошло около часа. Из-за закрытой двери в комнату сына доносился легкий женский смех, какие-то разговоры, Анна Степановна сидела в кресле, и, перебирая кнопки пульта, уже давно не могла сосредоточиться на том, что происходит на экране. Она уже немного устала от ожидания, как вдруг дверь комнаты распахнулась и мимо хозяйки пробежала занятая разговорами парочка. Сын чуть приостановился, обратил внимание на ожидающий взгляд матери и сказал:
– Мама, это Марина.
— Где Марина? — не торопясь, подняв брови, с достоинством и одновременным удивлением сказала Анна Степановна. — Где она? – произнесла она после театральной паузы.
— Это я, – ответило молодое лицо, выглянувшее в комнату из прихожей.

Женщина окинула взглядом гостью. Полудлинные темные окрашенные волосы девушки она назвала бы полным отсутствием прически. Короткую юбку – широким поясом. Достаточно яркий макияж – африканской маской. Все это никак не складывалось в голове директора и педагога в образ благонадежной девушки, и уж тем более жены. Анна Степановна такой вариант представления никак не просчитывала, а так как всегда думала, что лучший экспромт это заранее подготовленная речь, то в данном случае она просто не нашлась, как ей начать беседу.
Воспользовавшись замешательством маменьки, довольная парочка уже выскочила из квартиры и дверь захлопнулась. Потрясенная своей первой в жизни административной неудачей, женщина теперь уже не могла больше думать ни о чем, кроме фиаско, которое ее постигло. До позднего вечера ее голова была занята лишь мыслями о том, какие усилия и внушения предпринять, как использовать все свое влияние на то, чтобы все-таки принять участие в устройстве счастья своего сына.
Он, на ту минуту беззаботно развлекаясь со своей новой подругой, еще не знал о том, что с этого момента его жизнь изменится, и дальше будет протекать под неусыпным оком и советами. А через несколько дней, в очередном разговоре со своей старой знакомой из аппарата управления, Анна Степановна, со значительностью выделяя каждое слово, сообщила бывшей коллеге о том, «какая пошла молодежь и с какими манерами».
В тот вечер Виктор вернулся поздно, женщина дождалась его, чтобы задать вопрос, думая, что в этом коротком вопросе будет сосредоточен весь тот сакральный смысл, который, по ее разумению, должен быть дойти до сына:
— Виктор, что это значит? Что это было?
Молодой мужчина долго стоял посреди комнаты, и не мог понять, о чем таком трагичном говорит его мать.
-Ну, ты же хотела познакомиться с Мариной? — недоуменно ответил сын, — ты познакомилась.
-Виктор, — с достоинством ответила Анна Степановна, — но я ничего не узнала о твоей девушке.
-А что бы ты хотела о ней узнать? И потом, что это изменит? Это же моя девушка, а не твоя.
Потрясенная таким ответом, Анна Степановна не могла уснуть до самого утра. Она никак не могла определиться, чего она хочет больше: приложения своих административных усилий — вполне привычной для себя роли, или все же добра своему сыну, ведь в ее понимании эти две «вещи» означали практически одно и то же. То, что данная претендентка, проявив такое неуважение, была совершенно не годна на роль жены и уж тем более невестки Анны Степановны, у последней не вызывало никаких сомнений. Проблема заключалась в том, что принцип воспитания сына всегда заключался в максимальной свободе действий. На самом деле, таким образом женщина всего лишь оправдывала себя, вечно пропадающую на работе и не имеющую свободного времени. А вот теперь объектом приложения ее усилий стал Виктор, и она еще не совсем свыклась с этой мыслью. К утру она все же решила, что счастье сына важнее принципов и сообщила, что ему нужна другая девушка. На его шутливый вопрос о том, где та девушка которая ему нужна, мать, не почувствовав подвоха, чистосердечно призналась в том, что у нее пока нет подходящих для него кандидатур.
Весь следующий день будущая свекровь вспоминала семьи ее бывших коллег, у кого могли бы быть подходящего возраста дочери. Бывший директор и большой друг большого количества чиновников все-таки не очень выгодная партия в сваты для директоров и чиновников еще действующих, посему с поиском невестки возникли некоторые проблемы.
Так начался поиск решения для новой в жизни Анны Степановны административной задачи… 

© Copyright: Татьяна Виноградова, 2013

Регистрационный номер №0159226

от 16 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0159226 выдан для произведения:

/прошу прощения, что приходится ставить вновь/

 


Анна Степановна предпочитала в последнее время короткую стрижку. Она считала, что это ее молодит, но в свои шестьдесят девять не красила волосы, будучи абсолютно уверенной, что у нее, как она сама говорила, красивая седина. Седина и правда была относительно красивой – темно-серая и без желтизны. Имея свои представления о моде, стиле и красоте, женщина выглядела достаточно современной для своих лет. Регулярный маникюр, перстень, неброские, но дорогие серьги в ушах – все это было уже как само собой разумеющимся.

Анна Степановна была уважаемым человеком. Она была им всегда. И когда была простым учителем, и когда была завучем, а когда стала директором школы – тем более. Нельзя сказать, что это уважение давалось ей легко. Она очень много трудилась для этого. Для того, чтобы пользоваться всеобщим уважением, нужно было многое знать. Чтобы многое знать, нужно было постоянно кого-то выслушивать, расспрашивать уточнять, всем уделять внимание. Кроме того, ведь на одной тактичности авторитет не заработаешь. «Для того, чтобы быть уж весьма уважаемой, — думала женщина  - нужно же, чтобы тебя уважало твое собственное начальство». Там требовались несколько другие таланты. Умение не слушать, а умение говорить. Говорить правильно, вовремя, говорить то, что надо, то, что хотят услышать. Ну, на крайний случай то, что не хотели бы услышать, но смогли бы простить. Этот талант с неба не падал и вырабатывался годами. И в целом все эти наработанные большими стараниями таланты и усилия, как правило, вознаграждались в виде уважения вышестоящих организаций, занимающихся учебным процессом, а иногда даже и вполне осязаемо.


Одно такое вполне осязаемое вознаграждение из массива дуба стояло у Анны Степановны в гостиной. Импортная «стенка» выглядела благородно, с элементами ковки на ручках и фурнитуре. Когда Анна Степановна в моменты приема гостей доставала оттуда чашки для чая, она с достоинством делала пару оборотов желтым ключиком в замке дверцы шкафа, извлекала посуду, и так же с достоинством крутила обороты снова. Все это время гости сидели и смиренно ждали, кто-то подскакивал и пытался помочь, но хозяйка с благодарностью отказывалась от помощи, в очередной раз, напоминая о том, что таких «стенок» в городе всего три. Все слышали это уже неоднократно, наизусть знали всю историю появления мебели в этой квартире, но каждый раз никто не смел намекнуть, что когда-то все это уже не раз было сказано.

Когда Анна Степановна оказывалась на улице, что называется, в свободном доступе, она абсолютно вправе была рассчитывать, что встречающиеся ей по пути родители учеников и сами ученики, которые практически все учились в ее школе, будут раскланиваться с ней, что было для нее уже достаточно естественным и привычным. Кроме того, даже руководство страны заметило Анну Степановну. Она заслуженный учитель еще Советского Союза. Поощрительную грамоту она приняла благосклонно, ни сколько не сомневаясь, что она ее заслужила. Также в отдельную папку ежегодно складывались телеграммы с Днем Учителя, в разное время подписанные разными президентами страны.
Все шло своим чередом. Заслуженная Анна Степановна, будучи уже в больших годах абсолютно заслужено вышла на заслуженный отдых, с достоинством выслушав на прощанье от преданного коллектива весь полагающийся набор тожественных пожеланий и заверений в вечной любви и все том же уважении. И жизнь пошла дальше.

Как-то так незаметно для самой руководительницы в процессе ее постоянного занятия общественно-значимой деятельностью ее сын Виктор вырос в неглупого молодого мужчину. От отца, кадрового военного, вышедшего в отставку с хорошей должности, и давно оставившего их семью, сыну досталась копна густых темных волос и двухметровый рост. Ну а степенность, спокойствие, чувство собственного достоинства и уверенность в том, что он всегда прав, достались от матери. Как поздний ребенок успешных родителей, он считал обеспеченность и комфортность окружающего быта вполне естественной.
И вот, выйдя на отдых, и располагая теперь большим количеством свободного времени, Анна Степановна, наконец, обратила свое внимание и энергию на новый проект под названием «Устройство правильной жизни для сына». Будучи человеком здравомыслящим, она сразу поняла, что самое главное в том устройстве это женщина. Тем более что по ее отрывочным сведениям, на горизонте уже замаячила новая претендентка. На просьбы к сыну познакомить ее с новой пассией тот в очередной раз отмахнулся, но Анна Степановна повторила просьбу уже более настойчиво, безотрывно смотря ему в глаза. Отступать было некуда, сын согласился с условием, что мать не станет готовить сложные блюда и вести за столом долгие церемониальные беседы.

Анна Степановна естественно проигнорировала эту просьбу. Как человек сам привыкший определять что, когда, как, и во сколько будет происходить в ее квартире, она сделала, по ее мнению, все по высшему разряду. Приготовила сложный обед, охладила вино, долго выбирала платье. Правда, с платьем все вышло не так просто. Открыв дверцу шкафа, бывший директор стояла и строго смотрела на торжественные платья для выездных совещаний, на пиджаки от темных официальных костюмов, которые она так любила надевать все эти долгие годы. Отгоняя от себя мысль, что для такого домашнего приема у нее все же нет подходящего наряда, она остановилась на одном светло-сером платье. Тут ее посетило знакомое ей ощущение полной готовности к предстоящему мероприятию, которое всегда возникало перед большими совещаниями, выступлениями или визитами проверяющих организаций. В общем, женщина подошла к визиту подруги сына со всей долей ответственности, что для нее являлось достаточно привычным.
Еще раз проверив все на кухне, в ожидании гостьи женщина сидела и смотрела какой-то фильм, изредка опуская голову и крутя вокруг пальца свой перстень. Но это только могло показаться, что она смотрела фильм. На самом деле она просчитывала последовательность действий. Думала, что она поставит на стол первым блюдом, что подаст чуть позже, как заговорит, о чем спросит, как и о чем пошутит, и потом сама же громче всех будет смеяться над своей шуткой. Она уже несколько раз проиграла сценарий предстоящего вечера у себя в голове, полная уверенности в том, что и эту особу она с легкостью посадит напротив себя и без труда рассмотрит, как муху на собственной ладони, и конечно же, получит всю информацию, прямо или косвенно указывающую на образование и воспитание. Утомившись длительным ожиданием, Анна Степановна зашла в спальню, аккуратно прилегла на кровать, точнее, полулежа, оперлась на подушку, чтобы не помять наряд. Ненадолго задремав, она вдруг обнаружила, что пропустила момент, когда сын с новой подругой прошли в его комнату. Женщина немного подождала, надеясь, что сын все же представит их друг другу, и состоится обед. Выйдя в гостиную, она еще раз посмотрела на себя в зеркало и стала ждать представления гостьи уже там.
Прошло около часа. Из-за закрытой двери в комнату сына доносился легкий женский смех, какие-то разговоры, Анна Степановна сидела в кресле, и, перебирая кнопки пульта, уже давно не могла сосредоточиться на том, что происходит на экране. Она уже немного устала от ожидания, как вдруг дверь комнаты распахнулась и мимо хозяйки пробежала занятая разговорами парочка. Сын чуть приостановился, обратил внимание на ожидающий взгляд матери и сказал:
– Мама, это Марина.
— Где Марина? — не торопясь, подняв брови, с достоинством и одновременным удивлением сказала Анна Степановна. — Где она? – произнесла она после театральной паузы.
— Это я, – ответило молодое лицо, выглянувшее в комнату из прихожей.

Женщина окинула взглядом гостью. Полудлинные темные окрашенные волосы девушки она назвала бы полным отсутствием прически. Короткую юбку – широким поясом. Достаточно яркий макияж – африканской маской. Все это никак не складывалось в голове директора и педагога в образ благонадежной девушки, и уж тем более жены. Анна Степановна такой вариант представления никак не просчитывала, а так как всегда думала, что лучший экспромт это заранее подготовленная речь, то в данном случае она просто не нашлась, как ей начать беседу.
Воспользовавшись замешательством маменьки, довольная парочка уже выскочила из квартиры и дверь захлопнулась. Потрясенная своей первой в жизни административной неудачей, женщина теперь уже не могла больше думать ни о чем, кроме фиаско, которое ее постигло. До позднего вечера ее голова была занята лишь мыслями о том, какие усилия и внушения предпринять, как использовать все свое влияние на то, чтобы все-таки принять участие в устройстве счастья своего сына.
Он, на ту минуту беззаботно развлекаясь со своей новой подругой, еще не знал о том, что с этого момента его жизнь изменится, и дальше будет протекать под неусыпным оком и советами. А через несколько дней, в очередном разговоре со своей старой знакомой из аппарата управления, Анна Степановна, со значительностью выделяя каждое слово, сообщила бывшей коллеге о том, «какая пошла молодежь и с какими манерами».
В тот вечер Виктор вернулся поздно, женщина дождалась его, чтобы задать вопрос, думая, что в этом коротком вопросе будет сосредоточен весь тот сакральный смысл, который, по ее разумению, должен быть дойти до сына:
— Виктор, что это значит? Что это было?
Молодой мужчина долго стоял посреди комнаты, и не мог понять, о чем таком трагичном говорит его мать.
-Ну, ты же хотела познакомиться с Мариной? — недоуменно ответил сын, — ты познакомилась.
-Виктор, — с достоинством ответила Анна Степановна, — но я ничего не узнала о твоей девушке.
-А что бы ты хотела о ней узнать? И потом, что это изменит? Это же моя девушка, а не твоя.
Потрясенная таким ответом, Анна Степановна не могла уснуть до самого утра. Она никак не могла определиться, чего она хочет больше: приложения своих административных усилий — вполне привычной для себя роли, или все же добра своему сыну, ведь в ее понимании эти две «вещи» означали практически одно и то же. То, что данная претендентка, проявив такое неуважение, была совершенно не годна на роль жены и уж тем более невестки Анны Степановны, у последней не вызывало никаких сомнений. Проблема заключалась в том, что принцип воспитания сына всегда заключался в максимальной свободе действий. На самом деле, таким образом женщина всего лишь оправдывала себя, вечно пропадающую на работе и не имеющую свободного времени. А вот теперь объектом приложения ее усилий стал Виктор, и она еще не совсем свыклась с этой мыслью. К утру она все же решила, что счастье сына важнее принципов и сообщила, что ему нужна другая девушка. На его шутливый вопрос о том, где та девушка которая ему нужна, мать, не почувствовав подвоха, чистосердечно призналась в том, что у нее пока нет подходящих для него кандидатур.
Весь следующий день будущая свекровь вспоминала семьи ее бывших коллег, у кого могли бы быть подходящего возраста дочери. Бывший директор и большой друг большого количества чиновников все-таки не очень выгодная партия в сваты для директоров и чиновников еще действующих, посему с поиском невестки возникли некоторые проблемы.
Так начался поиск решения для новой в жизни Анны Степановны административной задачи… 

Рейтинг: +12 337 просмотров
Комментарии (19)
Таня Петербуржская # 17 сентября 2013 в 13:56 +3
Да, сюжет жизненный и так часто встречающийся. Не знаю, что будет в продолжении, но такие Анны Степановны, ломают жизни детей, думая, что приносят только добро, заботу и пожелание только хорошего для своих детей.
Татьяна Виноградова # 17 сентября 2013 в 14:36 +3
А в продолжении, думаю, неизбежно то, что Виктор свою жизнь не устроит, пока будет жить рядом с ней.
По мне так тоже, рафинированность жизни и эмоций - трата времени. Но, опять же, если иной жизни у героини не было - жила тем, что есть. Это участь многих руководителей - в работе потерять детей. Но и грань в их контроле знать тоже нужно. Хотя... - где она, та грань? У всех своя.
Валентина Попова # 17 сентября 2013 в 18:52 +3
Сложно будет состязаться за первенство двум одинаковым личностям (сын и мать). Он ведь от матери перенял: "степенность, спокойствие, чувство собственного достоинства и уверенность в том, что он всегда прав". Но разница всё-таки есть - молодость и их современные нравы! Ну а если посмотреть на ситуацию от описания одежды двух женщин (свекрови и будущей жены сына), то явно проигрывает невестка. У заслуженного учителя в гардеробе - пиджаки (это вверх), а у невестки - юбка (как широкий пояс), а юбка - это всё-таки низ. А вверх всегда победит низ)) Так что молодым не стоит жить вместе с матерью.
Татьяна Виноградова # 17 сентября 2013 в 18:59 +4
У Анны Степановны это напускное, все это ее желание женить Виктора. Все это маска, он так и будет при ней сиделкой мужского пола. Ревность сильнее ее. И даже сильнее желания счастья своему сыну.
Валентина, как всегда смотрите чуть шире /я не про юбку/.
Спасибо Вам за размышления.
Андрей Канавщиков # 18 сентября 2013 в 12:29 +3
Татьяна, рассказ оборван на самом интересном месте. До этого все сюжетные линии - лишь проверка диспозиции и разведка боем. Самое важное и острое начинается за пределами повествования, когда поставлена финальная точка. Что ж, так только интереснее, когда каждый волен выбрать свой вариант.
Татьяна Виноградова # 18 сентября 2013 в 12:41 +3
Одно время, Андрей, из противности и некоторого неприятия действий героини я хотела "женить" Виктора далее по сюжету. Но решила оставить для читателя более подходящий финал, на выбор.
Елена Бородина # 18 сентября 2013 в 16:44 +3
Таня, зачиталась. Действительно, интересно. Мне вообще интересны люди - характеры их, поступки, взаимоотношения))
Анну Степановну увидела воочию - чопорная, уверенная в своей правоте, застегнутая на все пуговицы дама. Знаешь, мне кажется, ей бы научиться сомневаться и удивляться, цены бы не было)))
И - согласна с Андреем Канавщиковым: продолжение просто просится. Напишешь?
Татьяна Виноградова # 18 сентября 2013 в 16:57 +3
Лен, вчера впряглась в судейство прозы конкурсной, поэтому, отговорка железная - некогда пока.
Ну как, сойдет за железную?)))

Теперь чуть серьезнее - когда я хожу в гости к героине, с которой написан рассказ, я буквально засматриваюсь на нее. И хорошее, и не очень мне понятное - все нравится мне анализировать. Все мне там интересно.
Не ради вежливости должна сказать, что ты также всегда открыта новому, интересному, незнакомому.
Мне очень нравится это в людях. Очень.
Елена Селезнева # 24 сентября 2013 в 13:49 +2
Однако, чаще всего - это норма. Трудно жить с такой нормой. Поэтому, как правило, такие особы держатся за место мертвой хваткой до победного конца (есть реальные примеры).
Что касаемо героев этого сюжета, думаю, что все будет так, как будет. Было бы до неприличия смешно, если бы в данной ситуации случилось все гладко и по-быстрому. ПРидется повариться и тем, и другим в этой данности. Я склонна верить в то, что любые противоречия в жизни даны для того, чтобы меняться.
А вот как изменятся герои у Вас, Таня, мне ОЧЕНЬ интересно.
Вернусь в продолжение)))
Татьяна Виноградова # 24 сентября 2013 в 17:47 +2
Лена, не склоняйте к продолжению, а))
Совсем некогда))

Герои - сложные люди. Впрочем, мне не известны простые. Но Виктор никогда не сделает так, как хочет мать.
Это уж точно.
Спасибо!
Елена Селезнева # 24 сентября 2013 в 19:29 +2
А мы все из непростого теста вылеплены)))
Ладно, склонять не буду. Пусть живут своей жизнью.
Тем более, что за Виктора я уже почти спокойна. Хватило бы обеим сторонам мудрости не доводить до военных действий)))
Елена Донская-Новгородская (ЕДН) # 25 сентября 2013 в 04:17 +1
Таня...может продолжения и не надо scratch Какая интрига! И сколько фантазий! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e super ura
Татьяна Виноградова # 25 сентября 2013 в 06:10 +1
Лен, тут и без продолжения примерно понятно. Ты права!
c0137
ЛИТЛЕДИ (Рина Воронцова) # 30 января 2014 в 19:08 +1
Таня, на ночь глядя, так смешить? laugh
Татьяна Виноградова # 31 января 2014 в 05:28 +1
Не виноватая я, оно само, Ира ))
Ирина Перепелица # 14 февраля 2014 в 21:57 +2
ЗдОрово! И картинка такая подходящая подобрана.
И все читатели просят "продолжения банкета", кОего вовсе и не намечается.
Ну что ж, мы не торопимся, мы подождём...
Татьяна Виноградова # 16 февраля 2014 в 08:29 +1
Ира, благодарю, что заходите!
Что читаете не молча.
СПАСИБО!!!
POCOMAXA # 15 июня 2014 в 17:28 +1
Интересно и жизненно. buket3
Татьяна Виноградова # 17 июня 2014 в 13:42 0
И так бывает!
спасибо, Володь!
c0137