Астролябия

22 февраля 2015 - Александр Апальков

 

— Жизнь — это сложная вещь, которая состоит из трех составных: удача, счастье, здоровье. При нехватке одного из этих компонентов она теряет смысл. Кроме третьего,— говорила она мне.

Я же едва переводил дыхание…

   Как можешь ты, — спросил я её, — поддавать телом и говорить так прагматично?

— Ты слишком много пьешь. — Сказала она, закрыв глаза длинными ресницами, — поэтому твоя любовь коротка. Слишком коротка.

— Ты фантазируешь.

— Да, я фантазирую! Даже в деталях. Я жду наших встреч. Я несу себя тебе. А тебя не. А ты приходишь и уходишь... И я домысливаю, довожу себя до удовлетворения.

— Что ты предлагаешь?

— Услышь мое желание!

— Я его испугаюсь?

— Может быть! Я мечтаю о сексе в греховных местах.

— Например?

— В церкви, в коридоре, подвале, в туалете поезда.

— Честно?

— Как на духу, — ответила она резко, и открыла глаза. — И ты знаешь, я бы могла заниматься этим одновременно с несколькими партнерами. И даже разных полов. Ну, — она приподнялась, глаза ее закатились, — не чудовище ли я?  А ведь могу и от оргазма вовсе отказаться. Лишь бы ты был со мною нежным. Лишь бы ты боролся за это настроение.

Она потянулась, усмехнувшись. И, почти прыснув смехом:

— Но ты крутой парень. Никогда не выказываешь своих чувств. Сделал свое дело — и в ракушку покоя. Ты знаешь 100 000 книг. Но не знаешь самого примитивного моего желания.

— Возьми инициативу на себя.

— Беру.

И был день, ставший ночью…

   Глубоко в душе и скорбь прекрасна, — сказала она, одеваясь, — я удовлетворена. И в себе и собой!

   Мне надо больше бывать на свежем воздухе, — натягивал я свои брюки, — меньше пить и получить запрет на въезд в Германию.

    Наскучили твои немецкие проститутки?

   Чтоб ты знала, — просовывал я голову в отворот свитера, — в борделях там всё наши люди. Из трёх, предложенных мне на выбор, одна была чешка, две другие из Умани… Скучно. Но, они живут не столько для себя, сколько…

— Научись жить, – сказала она, не дав мне договорить, глядя в окно, там падали листья, — жить для себя. Хотя бы один день. А не напоказ. Все равно ведь умрешь.

Она помолчала.

— Я тоже…. — подводит она губы помадой, — и ласки твои, это милостыня. С небрежностью. Ты хочешь, чтоб от тебя отстали поскорее. Тебе со всеми тягостно.

— Ну, не совсем…

— Ты не украинец, ты не отсюда, поэтому видишь, наверное, нашу жизнь лучше, чем мы сами. Но нас это бесит.

— Ты напрасно злишься.

— А что мне делать, – ухмыльнулась она, — когда сердце мое не занято... Скучно же. Большое и малое общество захолустного городка — жалкое зрелище. Необременительные сведения. Обо всем по минимуму.  Вот ты о Винниченко, о Кулише, о Пушкине, о Достоевском, о Сартре можешь говорить. А кто ещё?  Ты мир видел. Куда мне от тебя кинуться?

  Ну, ведь…

— Эх! — вздохнула она, не умею я пользоваться астролябией, а то бы уплыла отсюда. Свит за очи! Хоть в калоше.

 

 

© Copyright: Александр Апальков, 2015

Регистрационный номер №0273161

от 22 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0273161 выдан для произведения:

 

— Жизнь — это сложная вещь, которая состоит из трех составных: удача, счастье, здоровье. При нехватке одного из этих компонентов она теряет смысл. Кроме третьего,— говорила она мне.

Я же едва переводил дыхание…

   Как можешь ты, — спросил я её, — поддавать телом и говорить так прагматично?

— Ты слишком много пьешь. — Сказала она, закрыв глаза длинными ресницами, — поэтому твоя любовь коротка. Слишком коротка.

— Ты фантазируешь.

— Да, я фантазирую! Даже в деталях. Я жду наших встреч. Я несу себя тебе. А тебя не. А ты приходишь и уходишь... И я домысливаю, довожу себя до удовлетворения.

— Что ты предлагаешь?

— Услышь мое желание!

— Я его испугаюсь?

— Может быть! Я мечтаю о сексе в греховных местах.

— Например?

— В церкви, в коридоре, подвале, в туалете поезда.

— Честно?

— Как на духу, — ответила она резко, и открыла глаза. — И ты знаешь, я бы могла заниматься этим одновременно с несколькими партнерами. И даже разных полов. Ну, — она приподнялась, глаза ее закатились, — не чудовище ли я?  А ведь могу и от оргазма вовсе отказаться. Лишь бы ты был со мною нежным. Лишь бы ты боролся за это настроение.

Она потянулась, усмехнувшись. И, почти прыснув смехом:

— Но ты крутой парень. Никогда не выказываешь своих чувств. Сделал свое дело — и в ракушку покоя. Ты знаешь 100 000 книг. Но не знаешь самого примитивного моего желания.

— Возьми инициативу на себя.

— Беру.

И был день, ставший ночью…

   Глубоко в душе и скорбь прекрасна, — сказала она, одеваясь, — я удовлетворена. И в себе и собой!

   Мне надо больше бывать на свежем воздухе, — натягивал я свои брюки, — меньше пить и получить запрет на въезд в Германию.

    Наскучили твои немецкие проститутки?

   Чтоб ты знала, — просовывал я голову в отворот свитера, — в борделях там всё наши люди. Из трёх, предложенных мне на выбор, одна была чешка, две другие из Умани… Скучно. Но, они живут не столько для себя, сколько…

— Научись жить, – сказала она, не дав мне договорить, глядя в окно, там падали листья, — жить для себя. Хотя бы один день. А не напоказ. Все равно ведь умрешь.

Она помолчала.

— Я тоже…. — подводит она губы помадой, — и ласки твои, это милостыня. С небрежностью. Ты хочешь, чтоб от тебя отстали поскорее. Тебе со всеми тягостно.

— Ну, не совсем…

— Ты не украинец, ты не отсюда, поэтому видишь, наверное, нашу жизнь лучше, чем мы сами. Но нас это бесит.

— Ты напрасно злишься.

— А что мне делать, – ухмыльнулась она, — когда сердце мое не занято... Скучно же. Большое и малое общество захолустного городка — жалкое зрелище. Необременительные сведения. Обо всем по минимуму.  Вот ты о Винниченко, о Кулише, о Пушкине, о Достоевском, о Сартре можешь говорить. А кто ещё?  Ты мир видел. Куда мне от тебя кинуться?

  Ну, ведь…

— Эх! — вздохнула она, не умею я пользоваться астролябией, а то бы уплыла отсюда. Свит за очи! Хоть в калоше.

 

 

Рейтинг: +1 188 просмотров
Комментарии (1)
Лялин Леонид # 22 февраля 2015 в 18:27 0
Мне понравилась зарисовка, особенно концовка... Я тоже всегда говорю - все дело в астролябии, правда убежден, астролябия - это падшая женщина. Спасибо, удачи. c0137 v