Астролябия

22 февраля 2015 - Александр Апальков

 

— Жизнь — это сложная вещь, которая состоит из трех составных: удача, счастье, здоровье. При нехватке одного из этих компонентов она теряет смысл. Кроме третьего,— говорила она мне.

Я же едва переводил дыхание…

   Как можешь ты, — спросил я её, — поддавать телом и говорить так прагматично?

— Ты слишком много пьешь. — Сказала она, закрыв глаза длинными ресницами, — поэтому твоя любовь коротка. Слишком коротка.

— Ты фантазируешь.

— Да, я фантазирую! Даже в деталях. Я жду наших встреч. Я несу себя тебе. А тебя не. А ты приходишь и уходишь... И я домысливаю, довожу себя до удовлетворения.

— Что ты предлагаешь?

— Услышь мое желание!

— Я его испугаюсь?

— Может быть! Я мечтаю о сексе в греховных местах.

— Например?

— В церкви, в коридоре, подвале, в туалете поезда.

— Честно?

— Как на духу, — ответила она резко, и открыла глаза. — И ты знаешь, я бы могла заниматься этим одновременно с несколькими партнерами. И даже разных полов. Ну, — она приподнялась, глаза ее закатились, — не чудовище ли я?  А ведь могу и от оргазма вовсе отказаться. Лишь бы ты был со мною нежным. Лишь бы ты боролся за это настроение.

Она потянулась, усмехнувшись. И, почти прыснув смехом:

— Но ты крутой парень. Никогда не выказываешь своих чувств. Сделал свое дело — и в ракушку покоя. Ты знаешь 100 000 книг. Но не знаешь самого примитивного моего желания.

— Возьми инициативу на себя.

— Беру.

И был день, ставший ночью…

   Глубоко в душе и скорбь прекрасна, — сказала она, одеваясь, — я удовлетворена. И в себе и собой!

   Мне надо больше бывать на свежем воздухе, — натягивал я свои брюки, — меньше пить и получить запрет на въезд в Германию.

    Наскучили твои немецкие проститутки?

   Чтоб ты знала, — просовывал я голову в отворот свитера, — в борделях там всё наши люди. Из трёх, предложенных мне на выбор, одна была чешка, две другие из Умани… Скучно. Но, они живут не столько для себя, сколько…

— Научись жить, – сказала она, не дав мне договорить, глядя в окно, там падали листья, — жить для себя. Хотя бы один день. А не напоказ. Все равно ведь умрешь.

Она помолчала.

— Я тоже…. — подводит она губы помадой, — и ласки твои, это милостыня. С небрежностью. Ты хочешь, чтоб от тебя отстали поскорее. Тебе со всеми тягостно.

— Ну, не совсем…

— Ты не украинец, ты не отсюда, поэтому видишь, наверное, нашу жизнь лучше, чем мы сами. Но нас это бесит.

— Ты напрасно злишься.

— А что мне делать, – ухмыльнулась она, — когда сердце мое не занято... Скучно же. Большое и малое общество захолустного городка — жалкое зрелище. Необременительные сведения. Обо всем по минимуму.  Вот ты о Винниченко, о Кулише, о Пушкине, о Достоевском, о Сартре можешь говорить. А кто ещё?  Ты мир видел. Куда мне от тебя кинуться?

  Ну, ведь…

— Эх! — вздохнула она, не умею я пользоваться астролябией, а то бы уплыла отсюда. Свит за очи! Хоть в калоше.

 

 

© Copyright: Александр Апальков, 2015

Регистрационный номер №0273161

от 22 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0273161 выдан для произведения:

 

— Жизнь — это сложная вещь, которая состоит из трех составных: удача, счастье, здоровье. При нехватке одного из этих компонентов она теряет смысл. Кроме третьего,— говорила она мне.

Я же едва переводил дыхание…

   Как можешь ты, — спросил я её, — поддавать телом и говорить так прагматично?

— Ты слишком много пьешь. — Сказала она, закрыв глаза длинными ресницами, — поэтому твоя любовь коротка. Слишком коротка.

— Ты фантазируешь.

— Да, я фантазирую! Даже в деталях. Я жду наших встреч. Я несу себя тебе. А тебя не. А ты приходишь и уходишь... И я домысливаю, довожу себя до удовлетворения.

— Что ты предлагаешь?

— Услышь мое желание!

— Я его испугаюсь?

— Может быть! Я мечтаю о сексе в греховных местах.

— Например?

— В церкви, в коридоре, подвале, в туалете поезда.

— Честно?

— Как на духу, — ответила она резко, и открыла глаза. — И ты знаешь, я бы могла заниматься этим одновременно с несколькими партнерами. И даже разных полов. Ну, — она приподнялась, глаза ее закатились, — не чудовище ли я?  А ведь могу и от оргазма вовсе отказаться. Лишь бы ты был со мною нежным. Лишь бы ты боролся за это настроение.

Она потянулась, усмехнувшись. И, почти прыснув смехом:

— Но ты крутой парень. Никогда не выказываешь своих чувств. Сделал свое дело — и в ракушку покоя. Ты знаешь 100 000 книг. Но не знаешь самого примитивного моего желания.

— Возьми инициативу на себя.

— Беру.

И был день, ставший ночью…

   Глубоко в душе и скорбь прекрасна, — сказала она, одеваясь, — я удовлетворена. И в себе и собой!

   Мне надо больше бывать на свежем воздухе, — натягивал я свои брюки, — меньше пить и получить запрет на въезд в Германию.

    Наскучили твои немецкие проститутки?

   Чтоб ты знала, — просовывал я голову в отворот свитера, — в борделях там всё наши люди. Из трёх, предложенных мне на выбор, одна была чешка, две другие из Умани… Скучно. Но, они живут не столько для себя, сколько…

— Научись жить, – сказала она, не дав мне договорить, глядя в окно, там падали листья, — жить для себя. Хотя бы один день. А не напоказ. Все равно ведь умрешь.

Она помолчала.

— Я тоже…. — подводит она губы помадой, — и ласки твои, это милостыня. С небрежностью. Ты хочешь, чтоб от тебя отстали поскорее. Тебе со всеми тягостно.

— Ну, не совсем…

— Ты не украинец, ты не отсюда, поэтому видишь, наверное, нашу жизнь лучше, чем мы сами. Но нас это бесит.

— Ты напрасно злишься.

— А что мне делать, – ухмыльнулась она, — когда сердце мое не занято... Скучно же. Большое и малое общество захолустного городка — жалкое зрелище. Необременительные сведения. Обо всем по минимуму.  Вот ты о Винниченко, о Кулише, о Пушкине, о Достоевском, о Сартре можешь говорить. А кто ещё?  Ты мир видел. Куда мне от тебя кинуться?

  Ну, ведь…

— Эх! — вздохнула она, не умею я пользоваться астролябией, а то бы уплыла отсюда. Свит за очи! Хоть в калоше.

 

 

Рейтинг: +1 222 просмотра
Комментарии (1)
Лялин Леонид # 22 февраля 2015 в 18:27 0
Мне понравилась зарисовка, особенно концовка... Я тоже всегда говорю - все дело в астролябии, правда убежден, астролябия - это падшая женщина. Спасибо, удачи. c0137 v
Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
98
97
97
96
91
90
88
83
82
80
79
77
73
73
71
69
69
66
66
66
64
64
61
58
54