ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → Туман над городом. Глава 22

Туман над городом. Глава 22


Прошёл год. Ева и Алишер жили в его малосемейке гражданским браком. На запросы Алексея не отвечали точно так же, как до этого на письма Али. И он однажды решился обратиться напрямую к отцу Яны, взывая к голосу разума. Мол, так и так, вам самому лучше моего известно, чего стоил наш брак с вашей дочерью и почему я вынужден был оставить её. Отправил, вовсе не надеясь получить ответ. Однако, как выяснилось несколько позже, ошибся. Где-то примерно через месяц пришло письмо, надписанное аккуратным и даже несколько претенциозно изящным женским почерком, в котором лежала копия свидетельства о смерти гражданки Янины Потылюк-Сомовой и маленькая записка в несколько слов: «Будь счастлив, Сомали! Хочешь верь, хочешь нет, но я тебя любила!» - и всё…

Прочитав записку несколько раз, Алишер отправился к Алексею Ильичу:

- Вот, посмотри, что принесла мне сегодня почта! – протянул конверт.

Тот раскрыл, и достал вначале официальный бланк. Медленно, вчитываясь в каждое слово, прочитал: причина смерти – сердечная недостаточность. Потом развернул записку…

- Почерк её?

- Очень похож, но точно не поручусь… Хотя погоди, как же это я сам-то не сообразил? У меня где-то должна быть ещё одна записка, которая уж точно, стопроцентно, написана ею!

- Вот как?! А почему ты её сохранил до сих пор?

- А чёрт его знает… - почесал в затылке Али - Привычка дурацкая… Понимаешь, я все без исключения свои бумаги храню по многу лет… Порой выходит смешно, а порой очень кстати оказывается… Нужно будет порыться, поискать…

- А как долго ты их хранишь?  - заинтересовался Алексей, не скрывая того, что очень удивлён обнаружившейся необычной чертой характера зятя.

- Как правило, пять лет. Раньше хранил дольше, но потом пришёл к выводу, что пяти лет более, чем достаточно. По прошествии этого срока, вываливаю всё на стол и начинаю сортировать.

- А почему ты так уверен, что нужная бумажка цела?

- Ну, как? Ещё же не прошло пяти лет…

- Не перестаёшь ты меня удивлять, ей-богу! Ну, хорошо… Значит, так… Записки – и ту, и эту вместе со свидетельством на экспертизу, а потом... потом станет видно, как лучше поступить!

- Экспертизу… - задумчиво повторил Али – Правильно! От этих «господ» чего угодно ожидать можно. Молчали, молчали и на тебе – ответили…

- А то! Сам посмотри: допустим, она действительно мертва. Мир её праху в таком случае! Но как понимать в таком случае записку с пожеланием счастья? Каверзой какой-то отдаёт…

- А меня, если честно, ещё и другое смущает – продолжил размышления тестя Али – Диагноз. Какая, к чертям собачьим, сердечная недостаточность? На почве чего она у неё организовалась? Сердечная недостаточность при полном отсутствии органа как такового… И ещё – обрати внимание на почтовый штамп на конверте – не Львов, а Чернигов… Короче говоря, вопросов стало на порядок больше, чем ответов…

- А ты Евушке рассказал?

- Да, а почему бы я стал скрывать от неё или лгать? Нет уж, я едва выбрался из этого дерьма… Строить новые отношения на тумане неправды не хочу и не буду. Скажу больше, и от неё требую точно того же! – и вдруг заметил, что Алексей улыбается – Не понял, я что-то смешное сейчас сказал?

- Нет, не смешное, но Али… Правда она, знаешь, тоже разной бывает. Иногда может сложиться такая ситуация, когда сказав правду может означать убить… А потому…

- Знаю, но всё равно лгать нельзя. Хотя, вопрос – кому? Близкому и дорогому тебе человеку, друзьям! А всем остальным…

- А всем остальным, получается, можно, да? – вновь улыбнулся Алексей – Да ты, батенька мой, приверженец двойных стандартов, оказывается…

- А вот тут по обстоятельствам. Если чувствуешь, что нельзя сказать открыто, если будет кому-то во вред, и прежде всего себе, то лучше промолчать. Промолчать – не солгать! Да, что я тебе говорю-то? А то ты сам не знаешь, сколько существует приёмов, которые могут помочь выйти из неловкого положения! А ложь как таковая лишь первая ступень к наветам, клевете, поклёпам, которые, к сожалению, частенько формируют общественное мнение, делая из порядочных, но неугодных кому-то людей изгоев, разя их словом, как кинжалом… Страшное это оружие, особенно, когда направлено на тебя в собственном гнезде, нанося удары откуда не ждёшь, в спину…

- О, да ты ко всему ещё и философ! Но возразить мне, в целом, тебе нечего – прав, по всем статьям прав!

Спустя несколько дней, после разнообразных и тщательных проверок, стало окончательно понятно, что и свидетельство, и записка настоящие. Относительно записки все пришли к выводу, что она была написана Яной ещё при жизни, но не отправлена в силу каких-то обстоятельств, а после её смерти кем-то обнаружена в документах. Зачем этот «кто-то» переслал её теперь, дело десятое… Может, в качестве запоздалого раскаяния, последнего «прости», а, может и наоборот, чтобы уколоть побольнее… Да Бог бы с ним, с этим «кем-то»… Главное, что теперь Сомали мог считать себя совершенно свободным от прошлых обязательств. Мог заключить новый брак. А сделать это нужно было как можно скорее, поскольку УЗИ-обследование показало, что в самом ближайшем времени на свет появится его первенец – сын! И он должен был родиться в настоящем союзе двух искренне и крепко любящих друг друга людей – его мамы и папы, с которыми ему никакой туман в жизни не будет страшен!



 

© Copyright: Валентина Карпова, 2018

Регистрационный номер №0420513

от 13 июля 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0420513 выдан для произведения:
Прошёл год. Ева и Алишер жили в его малосемейке гражданским браком. На запросы Алексея не отвечали точно так же, как до этого на письма Али. И он однажды решился обратиться напрямую к отцу Яны, взывая к голосу разума. Мол, так и так, вам самому лучше моего известно, чего стоил наш брак с вашей дочерью и почему я вынужден был оставить её. Отправил, вовсе не надеясь получить ответ. Однако, как выяснилось несколько позже, ошибся. Где-то примерно через месяц пришло письмо, надписанное аккуратным и даже несколько претенциозно изящным женским почерком, в котором лежала копия свидетельства о смерти гражданки Янины Потылюк-Сомовой и маленькая записка в несколько слов: «Будь счастлив, Сомали! Хочешь верь, хочешь нет, но я тебя любила!» - и всё…

Прочитав записку несколько раз, Алишер отправился к Алексею Ильичу:

- Вот, посмотри, что принесла мне сегодня почта! – протянул конверт.

Тот раскрыл, и достал вначале официальный бланк. Медленно, вчитываясь в каждое слово, прочитал: причина смерти – сердечная недостаточность. Потом развернул записку…

- Почерк её?

- Очень похож, но точно не поручусь… Хотя погоди, как же это я сам-то не сообразил? У меня где-то должна быть ещё одна записка, которая уж точно, стопроцентно, написана ею!

- Вот как?! А почему ты её сохранил до сих пор?

- А чёрт его знает… - почесал в затылке Али - Привычка дурацкая… Понимаешь, я все без исключения свои бумаги храню по многу лет… Порой выходит смешно, а порой очень кстати оказывается… Нужно будет порыться, поискать…

- А как долго ты их хранишь?  - заинтересовался Алексей, не скрывая того, что очень удивлён обнаружившейся необычной чертой характера зятя.

- Как правило, пять лет. Раньше хранил дольше, но потом пришёл к выводу, что пяти лет более, чем достаточно. По прошествии этого срока, вываливаю всё на стол и начинаю сортировать.

- А почему ты так уверен, что нужная бумажка цела?

- Ну, как? Ещё же не прошло пяти лет…

- Не перестаёшь ты меня удивлять, ей-богу! Ну, хорошо… Значит, так… Записки – и ту, и эту вместе со свидетельством на экспертизу, а потом... потом станет видно, как лучше поступить!

- Экспертизу… - задумчиво повторил Али – Правильно! От этих «господ» чего угодно ожидать можно. Молчали, молчали и на тебе – ответили…

- А то! Сам посмотри: допустим, она действительно мертва. Мир её праху в таком случае! Но как понимать в таком случае записку с пожеланием счастья? Каверзой какой-то отдаёт…

- А меня, если честно, ещё и другое смущает – продолжил размышления тестя Али – Диагноз. Какая, к чертям собачьим, сердечная недостаточность? На почве чего она у неё организовалась? Сердечная недостаточность при полном отсутствии органа как такового… И ещё – обрати внимание на почтовый штамп на конверте – не Львов, а Чернигов… Короче говоря, вопросов стало на порядок больше, чем ответов…

- А ты Евушке рассказал?

- Да, а почему бы я стал скрывать от неё или лгать? Нет уж, я едва выбрался из этого дерьма… Строить новые отношения на тумане неправды не хочу и не буду. Скажу больше, и от неё требую точно того же! – и вдруг заметил, что Алексей улыбается – Не понял, я что-то смешное сейчас сказал?

- Нет, не смешное, но Али… Правда она, знаешь, тоже разной бывает. Иногда может сложиться такая ситуация, когда сказав правду может означать убить… А потому…

- Знаю, но всё равно лгать нельзя. Хотя, вопрос – кому? Близкому и дорогому тебе человеку, друзьям! А всем остальным…

- А всем остальным, получается, можно, да? – вновь улыбнулся Алексей – Да ты, батенька мой, приверженец двойных стандартов, оказывается…

- А вот тут по обстоятельствам. Если чувствуешь, что нельзя сказать открыто, если будет кому-то во вред, и прежде всего себе, то лучше промолчать. Промолчать – не солгать! Да, что я тебе говорю-то? А то ты сам не знаешь, сколько существует приёмов, которые могут помочь выйти из неловкого положения! А ложь как таковая лишь первая ступень к наветам, клевете, поклёпам, которые, к сожалению, частенько формируют общественное мнение, делая из порядочных, но неугодных кому-то людей изгоев, разя их словом, как кинжалом… Страшное это оружие, особенно, когда направлено на тебя в собственном гнезде, нанося удары откуда не ждёшь, в спину…

- О, да ты ко всему ещё и философ! Но возразить мне, в целом, тебе нечего – прав, по всем статьям прав!

Спустя несколько дней, после разнообразных и тщательных проверок, стало окончательно понятно, что и свидетельство, и записка настоящие. Относительно записки все пришли к выводу, что она была написана Яной ещё при жизни, но не отправлена в силу каких-то обстоятельств, а после её смерти кем-то обнаружена в документах. Зачем этот «кто-то» переслал её теперь, дело десятое… Может, в качестве запоздалого раскаяния, последнего «прости», а, может и наоборот, чтобы уколоть побольнее… Да Бог бы с ним, с этим «кем-то»… Главное, что теперь Сомали мог считать себя совершенно свободным от прошлых обязательств. Мог заключить новый брак. А сделать это нужно было как можно скорее, поскольку УЗИ-обследование показало, что в самом ближайшем времени на свет появится его первенец – сын! И он должен был родиться в настоящем союзе двух искренне и крепко любящих друг друга людей – его мамы и папы, с которыми ему никакой туман в жизни не будет страшен!



 
Рейтинг: +1 78 просмотров
Комментарии (2)
Светлана Казаринова # 13 июля 2018 в 13:49 0
Жду продолжения!
30 super
Валентина Карпова # 13 июля 2018 в 14:11 0
Этой повести конец - всяк дочитавший, молодец!
Спасибо, Светлана!
с теплом души: это для тебя 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Новости партнеров

 

Популярная проза за месяц
124
109
105
98
96
ЖАРА 4 июля 2018 (Елена Бурханова)
96
92
88
Зиночка 4 июля 2018 (Тая Кузмина)
83
81
73
71
71
71
70
69
67
65
64
63
63
61
60
58
Васильки 21 июня 2018 (Виктор Лидин)
57
56
56
54
44
42