ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → Туман над городом. Глава 21.

Туман над городом. Глава 21.


Сразу же после выписки из больницы, Алексей пригласил Алишера Сомова к себе в дом на ужин. Алишер понимал, что дело было совершенно не в ужине. Ужин выступал лишь как предлог… хотя, когда люди столько лет знают друг друга, зачем искать какие-то предлоги для выяснения отношений? Предстоял, несомненно, серьёзный разговор, что было вполне понятно, потому как Ева его единственная дочь, и даже было бы странно, если бы отца не заботило её будущее. Почему-то он всегда считал, что Алексей не плохо к нему относится, и что у него не должно быть каких-то уж особых причин не хотеть видеть его, Алишера, в своих зятьях, несмотря на значительную разницу в возрасте жениха и невесты. Единственной помехой являлось то, что он до сих пор не расторг брака с Яниной. А, собственно говоря, почему это так? Сначала просто не задумывался над этим вопросом, будучи уверен в том, что никогда уже впредь ни одной из представительниц прекрасной половины человечества не удастся ни под каким предлогом затащить его опять в ЗАГС. А потому штампик в паспорте вовсе не мешал, а в некоторых случаях даже помогал отбиться от наиболее назойливых претенденток. Но оказалось, всё хорошо до поры до времени… Любовь к Еве налетела, как ураган, цунами и накрыла с головой. Эта малявка обладала такой над ним властью, такими качествами, что ему порой начинало казаться, что это он, а не она, юнец-желторотик, только что покинувший школьную скамью… Приняв приглашение, был готов ко всему… 

Они сидели втроём в роскошной просторной гостиной в квартире Алексея. Молчали. Казалось, что каждый собирается с мыслями, не зная вообще, стоит ли начинать разговор, а если начинать, то с чего? Наконец, Алексей решился:

- Ну, что, молодые люди? Как я понял, вы задумали создать семью? Это так, или я слишком тороплю событие?

Ответа не последовало – ни Алишер, ни Ева не поспешили хотя бы словом либо подтвердить высказанное им предположение, либо опровергнуть его. Что, опять же, не могло не удивить отца:

- Я не понял, вы что молчите-то оба? Ева! Скажи мне хоть слово! Я не прав? Мне всё это померещилось, да?

- Нет, не померещилось… Но на минуточку - что за спрос? Я уже большая девочка, могу сама решать даже такие сложные судьбоносные вопросы, не так ли?

- Ага, понятно… Ты только что бросила мне прямо в лицо то, что я лезу не в своё дело, так? Погоди, не перебивай! – поднял руку Алексей, предупредив вспышку её возмущения – Хорошо. Допустим, что я готов принять твою точку зрения на данный вопрос, но мне вот что интересно: всё ли ты знаешь о своём избраннике? Был ли он вполне откровенен с тобой, дитя моё?

Ева недоумевающе перевела взгляд с отца на Алишера:

- Мне казалось – да! А, разве, это не так?

- Не знаю… Это зависит от того, что известно тебе… Вот для начала, рассказывал ли он о своём браке?

- Фу… - успокоившись, выдохнула та – И что? Подумаешь, велико преступление… Не понимаю, к чему ты именно сейчас про это завёл речь?

- Сейчас поймёшь… Дело в том, моя дорогая, что он не сможет на тебе жениться. поскольку по-прежнему состоит в законном браке, не так ли, Али?

- Как это? – снова повернулась Ева к любимому – Почему? Вы разве не развелись?

- Нет, малыш, к сожалению твой отец сказал правду, но то, как он это сделал, и что при этом… в каком свете постарался меня выставить, я забуду не скоро… Прежде, чем делать какие-то выводы, вы оба должны дать мне возможность оправдаться. Знаешь, если бы я не любил тебя, как люблю, то, скорее всего, в подобной ситуации просто встал бы и ушёл, как бы горько потом мне бы не было… И уж кому-кому, а тебе, Ильич, должно бы быть известно, как я отношусь ко всякого рода туману в личных отношениях, а потому твой намёк на мою нечистоплотность просто оскорбителен. Но, да ладно… Переживу… Мне скрывать нечего. Слушайте… Прежде, чем начну рассказывать вам о том, как и почему я удрал от законной жены, Ева, тысячу раз прошу у тебя прощения за то, что ты сейчас услышишь, за слишком оголённую правду на грани скабрезности. Но какими бы потом у нас не сложились отношения, я не стану сглаживать острые углы в весьма неприглядных моментах, из которых не всегда выходил так, как, к примеру, сделал бы сегодня. Но что было, то было, и было оно именно так….

Спустя почти час, когда он, выговорившись, умолк, в комнате воцарилась такая тишина, что удары крылышек мухи по оконному  стеклу, показались всем троим чуть ли не барабанной дробью… Алексей сидел в глубоком кресле, откинувшись на спинку и закрыв глаза, а Ева молча плакала, на что, пусть и не сразу, обратил внимание Али:

- Ты чего это вздумала плакать? Малыш, я же вот он, здесь, рядом, живой и здоровый!

Громко всхлипнув, она ответила:

- Не смотри на меня… Я это так… Просто представила, что не залезь я в тот день в подвал, и мы могли бы не повстречаться… совсем… представляешь? А ещё… будь у тебя в тот момент оружие…

- Это да… Но знаешь, я порой и сам себе дивлюсь – почему я её не придушил прямо голыми руками там, на коленях у этого, не знаю как лучше обозвать…  Поверь на слово, сил бы хватило и на него прицепом… И никто не смог бы остановить… Хотя, он-то при каких делах? Ему. что она, что ещё кто... без разницы... И лишь здесь,  остыв и обдумав всё спокойно, я сумел ответить самому себе, объяснить собственное поведение, которое и тогда трусостью не посчитал. Омерзение, понимаешь? Омерзение и нежелание вляпываться в это дерьмо больше того, что уже случилось, нежелание дышать одним с нею воздухом. Плюс здравый смысл – принадлежность тестя к определённым слоям общества сомнению не подлежала. А Яна… Какой бы тварью она ни была для всего остального мира, для него она не переставала быть дочерью, а потому, вот хотите верьте, хотите нет, но сразу же передо мной нарисовались, так скажем, три пути, из которых я без раздумий и сожалений выбрал четвёртый: всё бросил, и уехал сюда. Что же до того, что мы с тобой могли бы не встретиться... Исключено! Малыш, ты же всё равно пришла бы работать к нам, не так ли? Так что никуда бы ты от меня не делась.

- А ты запрос не посылал? – поднял голову Алексей.

- На предмет согласия на развод? Дважды…

- И что?

- Как в бездну… Ни слова, ни междометия…

- Понятно… Ладно, Али, я тебя услышал. Тема закрыта и – прости, если сможешь. Не поручусь за результат, но попытаюсь помочь в этом вопросе. Есть у меня пара человечков, правда, не во Львове, но так это же дело десятое, не так ли? Ладно, молодёжь… Простите меня, старика, пойду я… А вы… Вам нужно пообщаться, общайтесь… Как мне кажется, вам есть что сказать друг другу…

© Copyright: Валентина Карпова, 2018

Регистрационный номер №0420512

от 13 июля 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0420512 выдан для произведения:
Сразу же после выписки из больницы, Алексей пригласил Алишера Сомова к себе в дом на ужин. Алишер понимал, что дело было совершенно не в ужине. Ужин выступал лишь как предлог… хотя, когда люди столько лет знают друг друга, зачем искать какие-то предлоги для выяснения отношений? Предстоял, несомненно, серьёзный разговор, что было вполне понятно, потому как Ева его единственная дочь, и даже было бы странно, если бы отца не заботило её будущее. Почему-то он всегда считал, что Алексей не плохо к нему относится, и что у него не должно быть каких-то уж особых причин не хотеть видеть его, Алишера, в своих зятьях, несмотря на значительную разницу в возрасте жениха и невесты. Единственной помехой являлось то, что он до сих пор не расторг брака с Яниной. А, собственно говоря, почему это так? Сначала просто не задумывался над этим вопросом, будучи уверен в том, что никогда уже впредь ни одной из представительниц прекрасной половины человечества не удастся ни под каким предлогом затащить его опять в ЗАГС. А потому штампик в паспорте вовсе не мешал, а в некоторых случаях даже помогал отбиться от наиболее назойливых претенденток. Но оказалось, всё хорошо до поры до времени… Любовь к Еве налетела, как ураган, цунами и накрыла с головой. Эта малявка обладала такой над ним властью, такими качествами, что ему порой начинало казаться, что это он, а не она, юнец-желторотик, только что покинувший школьную скамью… Приняв приглашение, был готов ко всему… 

Они сидели втроём в роскошной просторной гостиной в квартире Алексея. Молчали. Казалось, что каждый собирается с мыслями, не зная вообще, стоит ли начинать разговор, а если начинать, то с чего? Наконец, Алексей решился:

- Ну, что, молодые люди? Как я понял, вы задумали создать семью? Это так, или я слишком тороплю событие?

Ответа не последовало – ни Алишер, ни Ева не поспешили хотя бы словом либо подтвердить высказанное им предположение, либо опровергнуть его. Что, опять же, не могло не удивить отца:

- Я не понял, вы что молчите-то оба? Ева! Скажи мне хоть слово! Я не прав? Мне всё это померещилось, да?

- Нет, не померещилось… Но на минуточку - что за спрос? Я уже большая девочка, могу сама решать даже такие сложные судьбоносные вопросы, не так ли?

- Ага, понятно… Ты только что бросила мне прямо в лицо то, что я лезу не в своё дело, так? Погоди, не перебивай! – поднял руку Алексей, предупредив вспышку её возмущения – Хорошо. Допустим, что я готов принять твою точку зрения на данный вопрос, но мне вот что интересно: всё ли ты знаешь о своём избраннике? Был ли он вполне откровенен с тобой, дитя моё?

Ева недоумевающе перевела взгляд с отца на Алишера:

- Мне казалось – да! А, разве, это не так?

- Не знаю… Это зависит от того, что известно тебе… Вот для начала, рассказывал ли он о своём браке?

- Фу… - успокоившись, выдохнула та – И что? Подумаешь, велико преступление… Не понимаю, к чему ты именно сейчас про это завёл речь?

- Сейчас поймёшь… Дело в том, моя дорогая, что он не сможет на тебе жениться. поскольку по-прежнему состоит в законном браке, не так ли, Али?

- Как это? – снова повернулась Ева к любимому – Почему? Вы разве не развелись?

- Нет, малыш, к сожалению твой отец сказал правду, но то, как он это сделал, и что при этом… в каком свете постарался меня выставить, я забуду не скоро… Прежде, чем делать какие-то выводы, вы оба должны дать мне возможность оправдаться. Знаешь, если бы я не любил тебя, как люблю, то, скорее всего, в подобной ситуации просто встал бы и ушёл, как бы горько потом мне бы не было… И уж кому-кому, а тебе, Ильич, должно бы быть известно, как я отношусь ко всякого рода туману в личных отношениях, а потому твой намёк на мою нечистоплотность просто оскорбителен. Но, да ладно… Переживу… Мне скрывать нечего. Слушайте… Прежде, чем начну рассказывать вам о том, как и почему я удрал от законной жены, Ева, тысячу раз прошу у тебя прощения за то, что ты сейчас услышишь, за слишком оголённую правду на грани скабрезности. Но какими бы потом у нас не сложились отношения, я не стану сглаживать острые углы в весьма неприглядных моментах, из которых не всегда выходил так, как, к примеру, сделал бы сегодня. Но что было, то было, и было оно именно так….

Спустя почти час, когда он, выговорившись, умолк, в комнате воцарилась такая тишина, что удары крылышек мухи по оконному  стеклу, показались всем троим чуть ли не барабанной дробью… Алексей сидел в глубоком кресле, откинувшись на спинку и закрыв глаза, а Ева молча плакала, на что, пусть и не сразу, обратил внимание Али:

- Ты чего это вздумала плакать? Малыш, я же вот он, здесь, рядом, живой и здоровый!

Громко всхлипнув, она ответила:

- Не смотри на меня… Я это так… Просто представила, что не залезь я в тот день в подвал, и мы могли бы не повстречаться… совсем… представляешь? А ещё… будь у тебя в тот момент оружие…

- Это да… Но знаешь, я порой и сам себе дивлюсь – почему я её не придушил прямо голыми руками там, на коленях у этого, не знаю как лучше обозвать…  Поверь на слово, сил бы хватило и на него прицепом… И никто не смог бы остановить… Хотя, он-то при каких делах? Ему. что она, что ещё кто... без разницы... И лишь здесь,  остыв и обдумав всё спокойно, я сумел ответить самому себе, объяснить собственное поведение, которое и тогда трусостью не посчитал. Омерзение, понимаешь? Омерзение и нежелание вляпываться в это дерьмо больше того, что уже случилось, нежелание дышать одним с нею воздухом. Плюс здравый смысл – принадлежность тестя к определённым слоям общества сомнению не подлежала. А Яна… Какой бы тварью она ни была для всего остального мира, для него она не переставала быть дочерью, а потому, вот хотите верьте, хотите нет, но сразу же передо мной нарисовались, так скажем, три пути, из которых я без раздумий и сожалений выбрал четвёртый: всё бросил, и уехал сюда. Что же до того, что мы с тобой могли бы не встретиться... Исключено! Малыш, ты же всё равно пришла бы работать к нам, не так ли? Так что никуда бы ты от меня не делась.

- А ты запрос не посылал? – поднял голову Алексей.

- На предмет согласия на развод? Дважды…

- И что?

- Как в бездну… Ни слова, ни междометия…

- Понятно… Ладно, Али, я тебя услышал. Тема закрыта и – прости, если сможешь. Не поручусь за результат, но попытаюсь помочь в этом вопросе. Есть у меня пара человечков, правда, не во Львове, но так это же дело десятое, не так ли? Ладно, молодёжь… Простите меня, старика, пойду я… А вы… Вам нужно пообщаться, общайтесь… Как мне кажется, вам есть что сказать друг другу…
Рейтинг: +1 54 просмотра
Комментарии (2)
Светлана Казаринова # 13 июля 2018 в 13:43 0
Наконец-то очередная глава! Но, Валентина, вы рискуете. У меня так было, я выставила главу не сразу, там была поломка компа, время прошло пока чинили, а меня забыли и перестали ко мне заходить, как я ни зазывала, так пришли не все, кто начинал читать! Вам успехов!
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e super
Валентина Карпова # 13 июля 2018 в 14:09 0
Спасибо, Светочка! Да, виновата, каюсь - увлеклась конкурсами, и не выставляла последние главы...
Спасибо, что читаешь!
с теплом: c0411
Новости партнеров

 

Популярная проза за месяц
124
109
105
98
96
ЖАРА 4 июля 2018 (Елена Бурханова)
96
92
88
Зиночка 4 июля 2018 (Тая Кузмина)
83
81
73
71
71
71
70
69
67
65
64
63
63
61
60
58
Васильки 21 июня 2018 (Виктор Лидин)
57
56
56
54
44
42