ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → Оленёнок Глава 15

Оленёнок Глава 15

29 сентября 2018 - Игнат Урсуляк
15.
 
За стеклянной перегородкой справа от меня заметалась пожилая дежурная. Она, видимо, задремала на посту, и шум, произведенный моим вторжением, чрезвычайно ее всполошил.
– Что такое? Что такое? – закудахтала она, как вспугнутая среди ночи курица, ничего не соображая и еще не замечая меня, лежащего ничком на полу.
Первое, что она увидела, была распахнутая настежь дверь, в которую заметало облака снега. Дежурная, видимо, подумала, что ее распахнуло сильным порывом ветра, выбралась из-за своей перегородки, поспешно закрыла дверь и только после этого заметила меня, уже успевшего подняться на ноги.
– Это что такое? – сказала она удивленно.
– Извините… – пробормотал я, комкая в руках шапку.
– Табе чё? – спросила дежурная уже сердито. – Ты кто?
– К вам недавно должен был поступить мальчик Артемка, – проговорил я. – Я хотел бы узнать, как он…
– Какой мальчик? Какой Артемка? – вскричала дежурная. – Откуда ты такой свалился в четыре часа утра?
– Мне очень нужно знать, – умоляюще произнес я. – Он недавно поступил…
– Что значит недавно? Вчера, сегодня, неделю назад?
– Наверное, сегодня…
– Со вчерашнего вечера к нам поступило восемь мальчиков, из них трое Артемок, – проворчала дежурная. – Как фамилия твоего-то?
Я оторопел:
– Фамилия?
– Ну да, – отвечала дежурная, уже совсем злясь. – Сколько лет, как фамилия? Как прикажешь мне искать его без фамилии?
– Лет девять, а фамилии я и не знаю… – пробормотал я, сам поражаясь тому, что за столько времени дружбы с Олененком не поинтересовался, как его фамилия.
– Вот тебе и раз! – дежурная изумленно вскинула брови. – Как же так не знаешь? Он тебе кто?
– Друг, – ответил я, потому что сказать «братишка» в моем теперешнем положении было бы верхом идиотизма.
– И ты не знаешь фамилию собственного друга?
Я беспомощно пожал плечами.
– Слушай, парень, у тебя с головой все в порядке? – спросила дежурная подозрительно.
Я опять пожал плечами, уже сам сомневаясь в своей нормальности. Должно быть, вид у меня в тот момент был прежалкий, потому что дежурная сдобрилась и предприняла еще одну попытку выяснить, кого мне надо:
– Ну, а адрес его домашний ты, по крайней мере, знаешь?
– Да нет у него адреса… – совсем пригорюнился я. – Он в лесу живет, с дедушкой…
Я уже готов был разреветься от отчаяния, но лицо дежурной вдруг просветлело:
– А, слава Богу, наконец-то! – Она зашла за перегородку и стала листать какую-то толстую книгу. – Ага, вот он! Тут часа три назад один старик привез на попутке мальчика с аппендицитом. Он тоже говорил, что живет в лесу и что адреса у него нет. Мальчику девять лет, зовут Артемка Ярилов. Твой, должно быть?
– Мой, мой! – воспрянул я.
Дежурная сняла телефонную трубку, крутнула диск и сказала:
– Виктор Борисыч, зайдите, пожалуйста, тут к вам.
Спустя минуту из полутемного коридора, ведущего вглубь больничного здания, возник высокий врач в белом халате.
– В чем дело, Сергеевна? – спросил он.
Дежурная коротко растолковала ему, что мне нужно.
– Да, есть такой мальчик, – сказал врач. – Сейчас его оперируют.
– Но ведь с ним ничего серьезного? – спросил я. – Просто аппендицит? От этого ведь не умирают, правда?
– У него не просто аппендицит. Перитонит у него, – сказал врач и, видя, что я не понимаю медицинского термина, пояснил: – Аппендикс у него вскрылся, произошло излияние гноя в брюшную полость и заражение, нужно полное переливание крови, а консервов крови первой группы у нас недостаточно, так что жизнь его под большущим вопросом, молодой человек.
– Что?! – вскричал я. – Так у меня же первая группа! Возьмите у меня!
Я совершенно точно знал, что у меня именно та группа, которую нужно, потому что не так давно в военкомате сдавал анализ и получил штамп в паспорт.
– Тебе сколько лет? – поинтересовался врач.
– Восемнадцать, – соврал я, не моргнув глазом, и добавил для вящей убедительности: – Мне весной в армию.
Врач недоверчиво измерил взглядом мой рост.
– И ты согласен дать кровь из вены в вену? – спросил он.
– Разумеется!
– Что ж, в таком случае я могу только сказать, что ты как нельзя более кстати пришел.  

© Copyright: Игнат Урсуляк, 2018

Регистрационный номер №0426379

от 29 сентября 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0426379 выдан для произведения: 15.
 
За стеклянной перегородкой справа от меня заметалась пожилая дежурная. Она, видимо, задремала на посту, и шум, произведенный моим вторжением, чрезвычайно ее всполошил.
– Что такое? Что такое? – закудахтала она, как вспугнутая среди ночи курица, ничего не соображая и еще не замечая меня, лежащего ничком на полу.
Первое, что она увидела, была распахнутая настежь дверь, в которую заметало облака снега. Дежурная, видимо, подумала, что ее распахнуло сильным порывом ветра, выбралась из-за своей перегородки, поспешно закрыла дверь и только после этого заметила меня, уже успевшего подняться на ноги.
– Это что такое? – сказала она удивленно.
– Извините… – пробормотал я, комкая в руках шапку.
– Табе чё? – спросила дежурная уже сердито. – Ты кто?
– К вам недавно должен был поступить мальчик Артемка, – проговорил я. – Я хотел бы узнать, как он…
– Какой мальчик? Какой Артемка? – вскричала дежурная. – Откуда ты такой свалился в четыре часа утра?
– Мне очень нужно знать, – умоляюще произнес я. – Он недавно поступил…
– Что значит недавно? Вчера, сегодня, неделю назад?
– Наверное, сегодня…
– Со вчерашнего вечера к нам поступило восемь мальчиков, из них трое Артемок, – проворчала дежурная. – Как фамилия твоего-то?
Я оторопел:
– Фамилия?
– Ну да, – отвечала дежурная, уже совсем злясь. – Сколько лет, как фамилия? Как прикажешь мне искать его без фамилии?
– Лет девять, а фамилии я и не знаю… – пробормотал я, сам поражаясь тому, что за столько времени дружбы с Олененком не поинтересовался, как его фамилия.
– Вот тебе и раз! – дежурная изумленно вскинула брови. – Как же так не знаешь? Он тебе кто?
– Друг, – ответил я, потому что сказать «братишка» в моем теперешнем положении было бы верхом идиотизма.
– И ты не знаешь фамилию собственного друга?
Я беспомощно пожал плечами.
– Слушай, парень, у тебя с головой все в порядке? – спросила дежурная подозрительно.
Я опять пожал плечами, уже сам сомневаясь в своей нормальности. Должно быть, вид у меня в тот момент был прежалкий, потому что дежурная сдобрилась и предприняла еще одну попытку выяснить, кого мне надо:
– Ну, а адрес его домашний ты, по крайней мере, знаешь?
– Да нет у него адреса… – совсем пригорюнился я. – Он в лесу живет, с дедушкой…
Я уже готов был разреветься от отчаяния, но лицо дежурной вдруг просветлело:
– А, слава Богу, наконец-то! – Она зашла за перегородку и стала листать какую-то толстую книгу. – Ага, вот он! Тут часа три назад один старик привез на попутке мальчика с аппендицитом. Он тоже говорил, что живет в лесу и что адреса у него нет. Мальчику девять лет, зовут Артемка Ярилов. Твой, должно быть?
– Мой, мой! – воспрянул я.
Дежурная сняла телефонную трубку, крутнула диск и сказала:
– Виктор Борисыч, зайдите, пожалуйста, тут к вам.
Спустя минуту из полутемного коридора, ведущего вглубь больничного здания, возник высокий врач в белом халате.
– В чем дело, Сергеевна? – спросил он.
Дежурная коротко растолковала ему, что мне нужно.
– Да, есть такой мальчик, – сказал врач. – Сейчас его оперируют.
– Но ведь с ним ничего серьезного? – спросил я. – Просто аппендицит? От этого ведь не умирают, правда?
– У него не просто аппендицит. Перитонит у него, – сказал врач и, видя, что я не понимаю медицинского термина, пояснил: – Аппендикс у него вскрылся, произошло излияние гноя в брюшную полость и заражение, нужно полное переливание крови, а консервов крови первой группы у нас недостаточно, так что жизнь его под большущим вопросом, молодой человек.
– Что?! – вскричал я. – Так у меня же первая группа! Возьмите у меня!
Я совершенно точно знал, что у меня именно та группа, которую нужно, потому что не так давно в военкомате сдавал анализ и получил штамп в паспорт.
– Тебе сколько лет? – поинтересовался врач.
– Восемнадцать, – соврал я, не моргнув глазом, и добавил для вящей убедительности: – Мне весной в армию.
Врач недоверчиво измерил взглядом мой рост.
– И ты согласен дать кровь из вены в вену? – спросил он.
– Разумеется!
– Что ж, в таком случае я могу только сказать, что ты как нельзя более кстати пришел.
Рейтинг: 0 18 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
139
118
109
Осень-чародейка 29 октября 2018 (Анна Гирик)
100
95
93
Я не верю 26 октября 2018 (Сергей Гридин)
89
88
82
80
78
75
72
71
71
67
Ноябрь 1 ноября 2018 (Галина Карташова)
65
65
64
64
64
61
60
57
55
54
48
48
45
45