ГлавнаяВся прозаКрупные формыПовести → Кайфуево. Часть 3. Глава 6

 

Кайфуево. Часть 3. Глава 6

19 декабря 2013 - Зяма Политов

              - Как?!   Восемьдесят?!   Никогда!!!

                                                                                    - Даже почти сто!

 

 

 

Им недосуг в наши темы взрослые вникать. Они смотрят, что мы прочно впились задницами в полянку и не хотим никуда идти, им ещё невдомёк, как это приятно -  вытянуть свои косточки в горизонтальном направлении после обеда. Им сидеть некогда. Играть с ними никто не хочет, но они сами легко придумывают себя занятия. В бадминтон уже поиграли, пока папа свои запчасти разбазаривал. Снова за летающую тарелку  взялись. Лежащая живым трупом Ксюха на этих живчиков посмотрела и Ксюхе стало стыдно. Ксюха сходила к палатке и Ксюха принесла мячик. Совсем недавно этот мячик ещё был ватерпольным и звонко отскакивал от речной глади. Но Ксюха сказала:

- Ребцы, а как же волейбол? Вы забыли разве, что у нас сегодня очередной рекорд  намечен?

И мячик сменил профессию. Он стал волейбольным мячиком.

- А какой у нас прошлый был? - спросил командор, лениво поднимаясь со своего кресла.

- Да вроде шестьдесят шесть… - наморщила лобик Ксюха.

- Да ты что, мам, совсем память потеряла? Эх, старушка ты наша! - упрекнул Юрец Ксюху, явно подражая своему папеньке. – Это ж когда было! Это ж позапрошлый год было шестьдесят шесть. Мы уже давно шестьдесят семь сделали, дурья твоя головушка!

И в красивом падении, через себя, совсем как его кумир Криштиану Роналду - левой  ногой, на лету вдребезги разбил летающую тарелку и яркие жёлтые брызги разлетелись по всей полянке.

Он не хотел ломать тарелку, он просто хотел сказать девчонкам, что пора завязывать с ерундой и приступать к сотворению нового волейбольного рекорда. Он не нашёл более  оригинального способа сообщить им об этом и он просто не рассчитал удар. Во дворе за  такой грандиозный трюк ему бы рукоплескали все мальчишки... Но тут… Тут он вместе с  тарелкой разбил девичьи сердца. Нет, не в том смысле, в каком об этом пишут в глянцевых романах. Об этом им думать ещё рано. Просто девочкам стало очень жалко тарелку и они заплакали. Вернее, заплакала одна маленькая Лизочка, потому как в  волейбол она не умеет и вообще она маленькая, её нельзя обижать. А Анечка не заплакала. Но она тоже очень расстроилась и от расстройства сказала так:

- Ну ты, козёл драный, ты чё творишь, а?

И принялась утешать сестрёнку:

- Ну Лизочка, ну ты моя девочка, ну не плачь, пожалуйста. Ну хочешь, мы ему тоже  ночью на подушку накакаем?

Такой вариант Лизочку устраивает. И Лизочка согласилась. И улыбнулась. Не сразу улыбнулась - чуть погодя, а сначала слегка размазала слёзки по щекам.

- Эй, Марадона доморощенный - попытался заступиться я за доченек, - это же девочки, с  ними так нельзя, они ведь будущие мамы, их беречь надо! Вот ты же не обидишь свою мамочку никогда, да, Юрец? - продолжал я свою миротворческую миссию, сделав вид, что не присутствовал при его разговоре с Ксюхой о волейбольных рекордах.

- Ну и что, что будущие матери - подумаешь! Им разок родить, а нам вот каждый день бриться! Кому труднее? - парировал Юрец и почесал то место, где, возможно, лет через  семь-восемь у него появится первый пушок.

Согласитесь, в Юркиных устах этот бородатый прикол почему-то сразу наполняется  свежими оттенками. Поэтому я не стал его бить. А может и потому что бить детей непедагогично. Хотя, скорее всего, потому что Ксюха жалостливым голоском пропела:

- Димасик, мальчик не хотел. Мальчик всё понял, он больше не будет...

Ну почему я всегда так млею от её жалостливого голосочка?

 Волейбол - дело плёвое. Хотя нет, о чём я! Это футбол фигня, там всего два правила: отдал - открылся! Для полных идиотов, в общем. Поэтому, если бы мы с Мишаней играли в сборной, то ни за что каким-то там грекам не проиграли. Или нет, это мы сейчас грекам  позорно слили, а в тот год я уже и не помню, кто нас мордой по газону возил. Болельщик я тот ещё. Я ведь сам ещё клюшкой машу, мне болеть некогда. Наш Мишаня только  разленился, повесил коньки на гвоздь, поэтому и сидит на диване, орёт шайбу-шайбу, и  помнит когда, кто и где забил.

 Словом, футбол это просто. Там мячик никуда не денется, ниже земли не упадёт. Иное  дело волейбол! Попробуй удержи мяч в воздухе, особенно если никто толком и не знает в какой бок и каким местом в него бить. Дураки! Кто ж вам запрещает по телевизору посмотреть, как это делают специально обученные люди? Я вот посмотрел. И теперь я умею играть в волейбол. И Витёк тоже посмотрел. Я, правда, точно не знаю, он мне не говорил, но я это чувствую. Мы, профессионалы, своих за версту чуем. Как рыбак рыбака.

 Мы пробовали сначала играть в „Картошку". Я ведь помню, как это в детстве было весело. Но дети заныли:

- С дядей Мишей мы играть в „Картошку" не будем! Он не попадает по мячу, а попадает сразу кулаком по голове и нам очень больно!

А куда-ж мы его денем, дядю Мишу нашего?! Игра-то коллективная! Вот и пришлось нам тогда играть в менее травматичный пляжный волейбол. А лучше мы не будем называть  наш волейбол пляжным, мы назовём его просто - нашим, дабы не обиделись на нас те, кто в пляжный волейбол играть умеет. К тому же и играем мы в наш волейбол не на  пляже, а на Плеши. Вот, точно, и название подходящее родилось - Плешивый Волейбол. Как нельзя точно характеризует наш уровень. Нам даже сетка не нужна. И цель у плешивого волейбола тоже как нельзя более простая. Набить побольше. Неважно как:  красиво, некрасиво, кулаком, локтём, ладошкой, ногой, головой, попом, раком... -  главное, как можно дольше удержать мяч в воздухе. И все дружно, в голос, считают:

- Раз. Два. Три... Двадцать девять... Сорок один!.. Пятьдесят семь!!! Ну! Ну!.. Ура-а-а! Реко- о-орд!

После этого все облегчённо вздыхают, утирают со лба пот и дружной гурьбой несутся к  реке - охладиться. Новый рекорд - это обязательное условие нашего купания, так мы решили. Если рекорда долго не случается, а сил уже ни у кого не осталось, то в центр круга выходим мы с Витьком и спасаем человечество, как Брюс Уиллис - героически. Мы добираем необходимые очки и все, опять-же дружно, вздыхают, утирают и купаются. Мы бы с Витьком включили в состав и командора - нам не жалко, но тогда бы мы стояли треугольником, а это, согласитесь, намного сложнее. К тому же командор - помните? - любит дурить: забывает, что он не в ближнем, рукопашном, бою и норовит дать мячику кулаком в поддых. Надо сказать, что после волейбола купаются уже все, даже кто до того по берегу в шубе прогуливался. Какая бы ни стояла погода и какая бы ни была холодная вода, волейбол, словно жаркая сауна, рано или поздно выплёвывает-таки нас в освежающее блаженство. За что ему и спасибо!

© Copyright: Зяма Политов, 2013

Регистрационный номер №0175994

от 19 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0175994 выдан для произведения:

              - Как?!   Восемьдесят?!   Никогда!!!

                                                                                    - Даже почти сто!

 

 

 

Им недосуг в наши темы взрослые вникать. Они смотрят, что мы прочно впились задницами в полянку и не хотим никуда идти, им ещё невдомёк, как это приятно -  вытянуть свои косточки в горизонтальном направлении после обеда. Им сидеть некогда. Играть с ними никто не хочет, но они сами легко придумывают себя занятия. В бадминтон уже поиграли, пока папа свои запчасти разбазаривал. Снова за летающую тарелку  взялись. Лежащая живым трупом Ксюха на этих живчиков посмотрела и Ксюхе стало стыдно. Ксюха сходила к палатке и Ксюха принесла мячик. Совсем недавно этот мячик ещё был ватерпольным и звонко отскакивал от речной глади. Но Ксюха сказала:

- Ребцы, а как же волейбол? Вы забыли разве, что у нас сегодня очередной рекорд  намечен?

И мячик сменил профессию. Он стал волейбольным мячиком.

- А какой у нас прошлый был? - спросил командор, лениво поднимаясь со своего кресла.

- Да вроде шестьдесят шесть… - наморщила лобик Ксюха.

- Да ты что, мам, совсем память потеряла? Эх, старушка ты наша! - упрекнул Юрец Ксюху, явно подражая своему папеньке. – Это ж когда было! Это ж позапрошлый год было шестьдесят шесть. Мы уже давно шестьдесят семь сделали, дурья твоя головушка!

И в красивом падении, через себя, совсем как его кумир Криштиану Роналду - левой  ногой, на лету вдребезги разбил летающую тарелку и яркие жёлтые брызги разлетелись по всей полянке.

Он не хотел ломать тарелку, он просто хотел сказать девчонкам, что пора завязывать с ерундой и приступать к сотворению нового волейбольного рекорда. Он не нашёл более  оригинального способа сообщить им об этом и он просто не рассчитал удар. Во дворе за  такой грандиозный трюк ему бы рукоплескали все мальчишки... Но тут… Тут он вместе с  тарелкой разбил девичьи сердца. Нет, не в том смысле, в каком об этом пишут в глянцевых романах. Об этом им думать ещё рано. Просто девочкам стало очень жалко тарелку и они заплакали. Вернее, заплакала одна маленькая Лизочка, потому как в  волейбол она не умеет и вообще она маленькая, её нельзя обижать. А Анечка не заплакала. Но она тоже очень расстроилась и от расстройства сказала так:

- Ну ты, козёл драный, ты чё творишь, а?

И принялась утешать сестрёнку:

- Ну Лизочка, ну ты моя девочка, ну не плачь, пожалуйста. Ну хочешь, мы ему тоже  ночью на подушку накакаем?

Такой вариант Лизочку устраивает. И Лизочка согласилась. И улыбнулась. Не сразу улыбнулась - чуть погодя, а сначала слегка размазала слёзки по щекам.

- Эй, Марадона доморощенный - попытался заступиться я за доченек, - это же девочки, с  ними так нельзя, они ведь будущие мамы, их беречь надо! Вот ты же не обидишь свою мамочку никогда, да, Юрец? - продолжал я свою миротворческую миссию, сделав вид, что не присутствовал при его разговоре с Ксюхой о волейбольных рекордах.

- Ну и что, что будущие матери - подумаешь! Им разок родить, а нам вот каждый день бриться! Кому труднее? - парировал Юрец и почесал то место, где, возможно, лет через  семь-восемь у него появится первый пушок.

Согласитесь, в Юркиных устах этот бородатый прикол почему-то сразу наполняется  свежими оттенками. Поэтому я не стал его бить. А может и потому что бить детей непедагогично. Хотя, скорее всего, потому что Ксюха жалостливым голоском пропела:

- Димасик, мальчик не хотел. Мальчик всё понял, он больше не будет...

Ну почему я всегда так млею от её жалостливого голосочка?

 Волейбол - дело плёвое. Хотя нет, о чём я! Это футбол фигня, там всего два правила: отдал - открылся! Для полных идиотов, в общем. Поэтому, если бы мы с Мишаней играли в сборной, то ни за что каким-то там грекам не проиграли. Или нет, это мы сейчас грекам  позорно слили, а в тот год я уже и не помню, кто нас мордой по газону возил. Болельщик я тот ещё. Я ведь сам ещё клюшкой машу, мне болеть некогда. Наш Мишаня только  разленился, повесил коньки на гвоздь, поэтому и сидит на диване, орёт шайбу-шайбу, и  помнит когда, кто и где забил.

 Словом, футбол это просто. Там мячик никуда не денется, ниже земли не упадёт. Иное  дело волейбол! Попробуй удержи мяч в воздухе, особенно если никто толком и не знает в какой бок и каким местом в него бить. Дураки! Кто ж вам запрещает по телевизору посмотреть, как это делают специально обученные люди? Я вот посмотрел. И теперь я умею играть в волейбол. И Витёк тоже посмотрел. Я, правда, точно не знаю, он мне не говорил, но я это чувствую. Мы, профессионалы, своих за версту чуем. Как рыбак рыбака.

 Мы пробовали сначала играть в „Картошку". Я ведь помню, как это в детстве было весело. Но дети заныли:

- С дядей Мишей мы играть в „Картошку" не будем! Он не попадает по мячу, а попадает сразу кулаком по голове и нам очень больно!

А куда-ж мы его денем, дядю Мишу нашего?! Игра-то коллективная! Вот и пришлось нам тогда играть в менее травматичный пляжный волейбол. А лучше мы не будем называть  наш волейбол пляжным, мы назовём его просто - нашим, дабы не обиделись на нас те, кто в пляжный волейбол играть умеет. К тому же и играем мы в наш волейбол не на  пляже, а на Плеши. Вот, точно, и название подходящее родилось - Плешивый Волейбол. Как нельзя точно характеризует наш уровень. Нам даже сетка не нужна. И цель у плешивого волейбола тоже как нельзя более простая. Набить побольше. Неважно как:  красиво, некрасиво, кулаком, локтём, ладошкой, ногой, головой, попом, раком... -  главное, как можно дольше удержать мяч в воздухе. И все дружно, в голос, считают:

- Раз. Два. Три... Двадцать девять... Сорок один!.. Пятьдесят семь!!! Ну! Ну!.. Ура-а-а! Реко- о-орд!

После этого все облегчённо вздыхают, утирают со лба пот и дружной гурьбой несутся к  реке - охладиться. Новый рекорд - это обязательное условие нашего купания, так мы решили. Если рекорда долго не случается, а сил уже ни у кого не осталось, то в центр круга выходим мы с Витьком и спасаем человечество, как Брюс Уиллис - героически. Мы добираем необходимые очки и все, опять-же дружно, вздыхают, утирают и купаются. Мы бы с Витьком включили в состав и командора - нам не жалко, но тогда бы мы стояли треугольником, а это, согласитесь, намного сложнее. К тому же командор - помните? - любит дурить: забывает, что он не в ближнем, рукопашном, бою и норовит дать мячику кулаком в поддых. Надо сказать, что после волейбола купаются уже все, даже кто до того по берегу в шубе прогуливался. Какая бы ни стояла погода и какая бы ни была холодная вода, волейбол, словно жаркая сауна, рано или поздно выплёвывает-таки нас в освежающее блаженство. За что ему и спасибо!

Рейтинг: 0 131 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!