ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → "Убежище", Пятая глава "Борьба", эпизод 1

"Убежище", Пятая глава "Борьба", эпизод 1

4 августа 2016 - Kyle James Davies

Глава 5

"Борьба"

           

            Я потерялся во времени и пространстве, и не мог отыскать не только свет в этой непроглядной тьме, но и себя. Единственное, что я знал, то, что я был парнем. А как меня звали, кто мои родители, кого любил, не имел не малейшего представления об этом. Если у меня осталась только тьма, то я должен был вспомнить, кто я такой и как меня зовут.  Не по причине того, что я желал знать, я просто не хотел сойти с ума  в пространстве между мирами.

            Покопавшись на полках в своей голове, я нашел лишь нечеткие снимки красивого парня. Его тёмные волосы были аккуратно уложены. Полицейская форма, в которую он был одет, предавал ему достойный вид, лишь печаль в глазах делал его образ не идеальным. В груди что-то ёкнуло, словно этот парень что-то значил для меня, словно мы были близки душой, словно наши судьбы переплелись в плотную паутину.

            Артём. О, Боже! Это был человек, которого я любил так сильно, что слов не хватает описать свои чувства. Ах, да! Я вспомнил. Тем днём я узнал, что Андрей подослал Тёму, чтобы он уговорил меня вернуться к Ковалеву, но случилось так, что Темка влюбился в меня, а я полюбил его. Помнил, как сказал Тёме, что пока не могу простить его, но со временем сделаю это. Какой же я идиот! Неужели, все, что произошло, имеет значение? Никто и никакая великая сила не сможет нас разлучить, даже моя болезнь…

            Я вздрогнул, вспомнив тот эпизод из своей жизни, когда последний раз видел Андрея. Мы ругались, и мне стало плохо. После звонка, совершенного, когда я вышел из здания университета на улицу, реальность исчезла, и я провалился во тьму.

            Я не мог умереть, хотя все к этому шло, но я не могу умереть, не попрощавшись с любимым человеком, не сказав ему, как сильно люблю его, как он мне дорог, что ничто не имеет значения, кроме нашей любви. Я не успел попрощаться с Артёмом, потому что был ослеплен ненавистью к Андрею. Я оставил Тёму ради того, чтобы сказать Ковалеву все, что я о нем думал. Я совершил огромную ошибку и возможно уже не когда не исправлю её. Я обрёк себя на вечное страдание, хотя мог завершить свою жизнь спокойно в объятиях любимого парня.

            - Это чудо, - в мою голову ворвался незнакомый голос.

            - Вы же говорили, что у этого мальчика нет никаких шансов? – спросил второй не менее удивленный человек.

            -Фёдор, вы сами видели опухоль, и по анализам было видно, что парень не жилец, но он перенес операцию, его сердце выдержало, разве это не чудо?

            - Не спорю, это чудо, но уже прошло несколько часов после операции. Разве Адам не должен был проснуться?

            -Фёдор, Адам умирал. Я не был уверен, что он перенесет операцию. Я сделал все, что в наших силах. То, что он остался жив – чудо. Я уверен, что он в скором времени придет в себя. В этом парне огромная жажда жизни… У него все будет хорошо…

            Я почувствовал, что тьма, окружавшая меня, начала потихоньку отступать. Я уже видел проблески света, хотя по-прежнему мои глаза были закрыты. Вдруг веки дрогнули, и я увидел двух удивленных мужчин, одним из которых был отец Артема. Радостно улыбнувшись, я попытался сесть, но живот пронзила острая боль.

            - Адам, тише, никаких резких движений… Как ты себя чувствуешь?

            - Не знаю, странно, словно меня огрели пыльным мешком, - я так коверкал слова, что врачи наверное ничего не поняли.

            - Это нормально, ты еще некоторое время будешь отходить от наркоза.

            - Ясно, а что дальше?

            - Пока говорить рано, но операция прошла успешно. Мы все почистили. Теперь будем тебя наблюдать.

            - Я знаю, что болезнь обычно возвращается… - я печально смотрел на отца Артёма.

            - Риск есть всегда. Адам, все будет хорошо. Ты самое главное поверь. На данном этапе мы сделали все возможное.

            - А Тема, где он?

            - Он в коридоре, я его сейчас позову.

            Врачи ушли, я остался в палате совершенно один. Как я себя чувствовал? На этот вопрос я ответить затруднялся, да и говорить о чем-то было еще рано.

            Наконец-то, в палате появился он, тот человек, ради которого стоило жить. Я не понимал, как я мог обижаться на него из-за такой мелочи, что была связана с Ковалевым. Это же такая глупость. Главное, вот оно, вернее он,  который стоял передо мной. Тот, который плакал и смотрел на меня влюбленными глазами. Это был мой Артём, мое счастье, моя любовь, ради которой я все преодолею, все вытерплю, я продержусь столько, сколько смогу.

            - Привет, - прохрипел я.

            - Привет, родной!

            - Тёма, прости меня, пожалуйста, прости, что обижался.

            - Я это заслужил, - Артём тяжело вздохнул.

            - Тёма, все хорошо…

            - Адам, - он присел на край кровати и взял меня за руку, - Адам, родной мой, пожалуйста, живи. Я не смогу без тебя, я не могу тебя потерять…

            - Тише… Всё хорошо…

            - Я не могу, ты все для меня. До встречи с тобой я не жил, пожалуйста, пообещай мне, что ты не сдашься и будешь бороться.

            - Конечно, я буду бороться, Артём. Я ещё не жил, чтобы умирать, мы ещё не жили…

            - Я люблю тебя!

            - И я тебя очень люблю! Я буду жить, я обещаю…

            - Милый мой, - Артём уткнулся в мою руку и зарыдал.

            - Я жив… - прошептал я, - жив…

            Шли дни, недели. В скором времени меня выписали из больницы, дав столько указаний, что голова шла кругом: диета, режим, осмотр раз в неделю и так каждый божий день, но ничего это мелочи, это трудности, с которыми я непременно справлюсь.

            Я так соскучился по институту. Всё-таки мне удалось перевестись в другой университет на художественный факультет. Это было счастье, мечта, которая сбылась. Группа у меня была небольшая, но все ребята были доброжелательными и очень талантливыми.  Также, я узнал, что мой друг Колька поступил в институт культуры. Его взяли без экзаменов, причем по средине года. Конечно, я в этом не сомневался, потому что Николай был музыкантом от бога. Мне приходилось слышать друг однажды, но его игра на гитаре была восхитительной.

            Я вздрогнул, когда раздался звонок в дверь.

            - Адам, я открою, - крикнул из кухни Артём.

            Да, кстати с Артёмом мы жили вместе, можно сказать семьей. Хотя даже не можно, а нужно. Мы были семья. Мы заботились друг о друге, иногда спорили, но были самыми счастливыми парнями на свете.

            Я вышел в коридор, чтобы посмотреть на незваного гостя. Пришла сестра Артема Лена вместе с мужем. Я заметил, что Лена округлилась и похорошела.

            - Вас можно поздравить, - я улыбнулся.

            - Привет, дорогой, - Лена крепко обняла меня, - как ты себя чувствуешь.

            - Хорошо, я живу как в санатории.

            Глеб, крепко меня обнял, так крепко, словно родного брата.

            - Я рад, что тебе лучше. Мы очень переживали за тебя.

            - Спасибо, Глеб…

            - Ну, пойдемте к столу, у меня все готово, - улыбнулся Артём.

            Мы сидели, смеялись. Вечер был замечательным. Лена и Глеб планировали будущее, я же радовался настоящему, каждой секунде, проведенной с Артёмом. Видеть его каждый день усталого, счастливого или грустного, в форме либо в одном нижнем белье, растрепанного, небритого по выходным, - это истинное счастье. Это самое главное чудо, которое может произойти с человеком.

            - Ты такой задумчивый, - сказала Лена, глядя на меня.

            - Я просто счастлив.

            - А я как счастлив, дорогой, - Артем чмокнул меня в щеку.

            - Вы такие классные, - Лена рассмеялась.

            Улыбнувшись, я прижался к Артему. Согретый теплом его тела, я стал дремать. Помню, как кто-то меня отнес в кровать и слышал, засыпая, как Артём разговаривал с сестрой.

            - Тёма, как ты?

            - Лена, тяжело. Я боюсь…

            - Что врачи говорят?

            - Пока все стабильно, новообразований нет…

            - Это главное. Все у вас будет хорошо,  - последние слова, которые я услышал прежде, чем провалиться в глубокий сон…

 

© Copyright: Kyle James Davies, 2016

Регистрационный номер №0350180

от 4 августа 2016

[Скрыть] Регистрационный номер 0350180 выдан для произведения:

Глава 5

"Борьба"

           

            Я потерялся во времени и пространстве, и не мог отыскать не только свет в этой непроглядной тьме, но и себя. Единственное, что я знал, то, что я был парнем. А как меня звали, кто мои родители, кого любил, не имел не малейшего представления об этом. Если у меня осталась только тьма, то я должен был вспомнить, кто я такой и как меня зовут.  Не по причине того, что я желал знать, я просто не хотел сойти с ума  в пространстве между мирами.

            Покопавшись на полках в своей голове, я нашел лишь нечеткие снимки красивого парня. Его тёмные волосы были аккуратно уложены. Полицейская форма, в которую он был одет, предавал ему достойный вид, лишь печаль в глазах делал его образ не идеальным. В груди что-то ёкнуло, словно этот парень что-то значил для меня, словно мы были близки душой, словно наши судьбы переплелись в плотную паутину.

            Артём. О, Боже! Это был человек, которого я любил так сильно, что слов не хватает описать свои чувства. Ах, да! Я вспомнил. Тем днём я узнал, что Андрей подослал Тёму, чтобы он уговорил меня вернуться к Ковалеву, но случилось так, что Темка влюбился в меня, а я полюбил его. Помнил, как сказал Тёме, что пока не могу простить его, но со временем сделаю это. Какой же я идиот! Неужели, все, что произошло, имеет значение? Никто и никакая великая сила не сможет нас разлучить, даже моя болезнь…

            Я вздрогнул, вспомнив тот эпизод из своей жизни, когда последний раз видел Андрея. Мы ругались, и мне стало плохо. После звонка, совершенного, когда я вышел из здания университета на улицу, реальность исчезла, и я провалился во тьму.

            Я не мог умереть, хотя все к этому шло, но я не могу умереть, не попрощавшись с любимым человеком, не сказав ему, как сильно люблю его, как он мне дорог, что ничто не имеет значения, кроме нашей любви. Я не успел попрощаться с Артёмом, потому что был ослеплен ненавистью к Андрею. Я оставил Тёму ради того, чтобы сказать Ковалеву все, что я о нем думал. Я совершил огромную ошибку и возможно уже не когда не исправлю её. Я обрёк себя на вечное страдание, хотя мог завершить свою жизнь спокойно в объятиях любимого парня.

            - Это чудо, - в мою голову ворвался незнакомый голос.

            - Вы же говорили, что у этого мальчика нет никаких шансов? – спросил второй не менее удивленный человек.

            -Фёдор, вы сами видели опухоль, и по анализам было видно, что парень не жилец, но он перенес операцию, его сердце выдержало, разве это не чудо?

            - Не спорю, это чудо, но уже прошло несколько часов после операции. Разве Адам не должен был проснуться?

            -Фёдор, Адам умирал. Я не был уверен, что он перенесет операцию. Я сделал все, что в наших силах. То, что он остался жив – чудо. Я уверен, что он в скором времени придет в себя. В этом парне огромная жажда жизни… У него все будет хорошо…

            Я почувствовал, что тьма, окружавшая меня, начала потихоньку отступать. Я уже видел проблески света, хотя по-прежнему мои глаза были закрыты. Вдруг веки дрогнули, и я увидел двух удивленных мужчин, одним из которых был отец Артема. Радостно улыбнувшись, я попытался сесть, но живот пронзила острая боль.

            - Адам, тише, никаких резких движений… Как ты себя чувствуешь?

            - Не знаю, странно, словно меня огрели пыльным мешком, - я так коверкал слова, что врачи наверное ничего не поняли.

            - Это нормально, ты еще некоторое время будешь отходить от наркоза.

            - Ясно, а что дальше?

            - Пока говорить рано, но операция прошла успешно. Мы все почистили. Теперь будем тебя наблюдать.

            - Я знаю, что болезнь обычно возвращается… - я печально смотрел на отца Артёма.

            - Риск есть всегда. Адам, все будет хорошо. Ты самое главное поверь. На данном этапе мы сделали все возможное.

            - А Тема, где он?

            - Он в коридоре, я его сейчас позову.

            Врачи ушли, я остался в палате совершенно один. Как я себя чувствовал? На этот вопрос я ответить затруднялся, да и говорить о чем-то было еще рано.

            Наконец-то, в палате появился он, тот человек, ради которого стоило жить. Я не понимал, как я мог обижаться на него из-за такой мелочи, что была связана с Ковалевым. Это же такая глупость. Главное, вот оно, вернее он,  который стоял передо мной. Тот, который плакал и смотрел на меня влюбленными глазами. Это был мой Артём, мое счастье, моя любовь, ради которой я все преодолею, все вытерплю, я продержусь столько, сколько смогу.

            - Привет, - прохрипел я.

            - Привет, родной!

            - Тёма, прости меня, пожалуйста, прости, что обижался.

            - Я это заслужил, - Артём тяжело вздохнул.

            - Тёма, все хорошо…

            - Адам, - он присел на край кровати и взял меня за руку, - Адам, родной мой, пожалуйста, живи. Я не смогу без тебя, я не могу тебя потерять…

            - Тише… Всё хорошо…

            - Я не могу, ты все для меня. До встречи с тобой я не жил, пожалуйста, пообещай мне, что ты не сдашься и будешь бороться.

            - Конечно, я буду бороться, Артём. Я ещё не жил, чтобы умирать, мы ещё не жили…

            - Я люблю тебя!

            - И я тебя очень люблю! Я буду жить, я обещаю…

            - Милый мой, - Артём уткнулся в мою руку и зарыдал.

            - Я жив… - прошептал я, - жив…

            Шли дни, недели. В скором времени меня выписали из больницы, дав столько указаний, что голова шла кругом: диета, режим, осмотр раз в неделю и так каждый божий день, но ничего это мелочи, это трудности, с которыми я непременно справлюсь.

            Я так соскучился по институту. Всё-таки мне удалось перевестись в другой университет на художественный факультет. Это было счастье, мечта, которая сбылась. Группа у меня была небольшая, но все ребята были доброжелательными и очень талантливыми.  Также, я узнал, что мой друг Колька поступил в институт культуры. Его взяли без экзаменов, причем по средине года. Конечно, я в этом не сомневался, потому что Николай был музыкантом от бога. Мне приходилось слышать друг однажды, но его игра на гитаре была восхитительной.

            Я вздрогнул, когда раздался звонок в дверь.

            - Адам, я открою, - крикнул из кухни Артём.

            Да, кстати с Артёмом мы жили вместе, можно сказать семьей. Хотя даже не можно, а нужно. Мы были семья. Мы заботились друг о друге, иногда спорили, но были самыми счастливыми парнями на свете.

            Я вышел в коридор, чтобы посмотреть на незваного гостя. Пришла сестра Артема Лена вместе с мужем. Я заметил, что Лена округлилась и похорошела.

            - Вас можно поздравить, - я улыбнулся.

            - Привет, дорогой, - Лена крепко обняла меня, - как ты себя чувствуешь.

            - Хорошо, я живу как в санатории.

            Глеб, крепко меня обнял, так крепко, словно родного брата.

            - Я рад, что тебе лучше. Мы очень переживали за тебя.

            - Спасибо, Глеб…

            - Ну, пойдемте к столу, у меня все готово, - улыбнулся Артём.

            Мы сидели, смеялись. Вечер был замечательным. Лена и Глеб планировали будущее, я же радовался настоящему, каждой секунде, проведенной с Артёмом. Видеть его каждый день усталого, счастливого или грустного, в форме либо в одном нижнем белье, растрепанного, небритого по выходным, - это истинное счастье. Это самое главное чудо, которое может произойти с человеком.

            - Ты такой задумчивый, - сказала Лена, глядя на меня.

            - Я просто счастлив.

            - А я как счастлив, дорогой, - Артем чмокнул меня в щеку.

            - Вы такие классные, - Лена рассмеялась.

            Улыбнувшись, я прижался к Артему. Согретый теплом его тела, я стал дремать. Помню, как кто-то меня отнес в кровать и слышал, засыпая, как Артём разговаривал с сестрой.

            - Тёма, как ты?

            - Лена, тяжело. Я боюсь…

            - Что врачи говорят?

            - Пока все стабильно, новообразований нет…

            - Это главное. Все у вас будет хорошо,  - последние слова, которые я услышал прежде, чем провалиться в глубокий сон…

Рейтинг: 0 247 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
141
133
107
96
НОЯБРЬ 17 ноября 2018 (Елена Бурханова)
96
87
87
85
83
82
81
81
80
79
78
76
76
72
Покаяние 13 ноября 2018 (Сергей Дивак)
70
70
68
68
66
64
64
НАДЕЖДА 18 ноября 2018 (Юрий Веригин)
63
59
53
47
45