ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Предвестники рассвета VII. Гл.71-74

Предвестники рассвета VII. Гл.71-74

18 ноября 2017 - Светлана Веданова
article402017.jpg
Предвестники рассвета
(мистико-приключенческий роман)



Часть VII - Меч, пронзающий мрак

 
Глава 71 - Я с тобой, любимый
        Постоянная занятость не оставляла Максу  возможности предаваться грустным размышлениям. Его дни были заполнены до предела: эфиры, встречи с читателями, написание статей, ну, и, конечно, работа над романом «Звенящие небеса» – главным его детищем на сегодняшний день.
         И во всём, что он делал, был отпечаток того огня, который горел в его сердце, отпечаток той бесконечной любви, которая способна преодолеть любые преграды, выдержать любые испытания, и той притягательной Силы, что сопровождает две души от воплощения к воплощению.
       Не только на этой Земле, но и на других Землях, на разных планетах, в далёких звёздных системах древние души, встречаясь, мгновенно узнают друг друга. И если между ними уже была любовь, она не может пройти только фоном. Слишком велика Сила притяжения, как и велики ресурсы, которые эти души дают друг другу для развития.
       Максим Соколин знал, вернее, чувствовал: в скором времени в его жизни должно произойти что-то очень сильное и мощное. Чему-то он должен научиться, что-то понять, чтобы быть рядом со своей любовью!
       Его сны всегда были яркими, но теперь ему очень часто снился один и тот же сон в разных вариациях. Он пытался перебраться через пропасть, разными возможными путями решал сложные задачи преодоления. Иногда – успешно, иногда – не очень. Были там и учителя, которые помогали ему, обучали. Словом, какие-то неведомые Силы готовили его к важному событию в его жизни. Что это будет: тяжёлое испытание или очередная проверка на прочность, а, может быть, просто какой-то жизненный урок – неизвестно.
       – Алло…
       – Макс, привет!
       – Привет, Леонид.
       – Не забыл, что у нас сегодня телевидение?
       – Ну, что ты! Нет, конечно.
       – Мне до тебя минут пятнадцать ехать.
       – А ты уже выходишь?
       – Разумеется. Там надо быть пораньше, хотя бы за полчаса.
       – Лёнь, я готов. Жду тебя.
       Макс немного волновался. Не каждый же день у него эфиры на телевидении. Тема передачи: «Секрет популярности романа «А звёзды так близко». Книга действительно вызвала большой интерес у читателей. И очень здорово, что по этому роману снимается кино.  Более того, Макс даже сыграет небольшую роль в фильме Сергея Черноухова.
       Но сегодня ему почему-то очень хочется говорить о том романе, который пока не окончен, а ещё о Ногарске, о волшебном лесе, о раскопках.
       Ну, Ногарску и всему, что с ним связано, он посвятил несколько статей и посвятит ещё. Тема неисчерпаема. А вот «Звенящие небеса» – роман необычный. Он не придуман, а считан с энергоматрицы  Земли. В нём многое зашифровано, закодировано. И чтобы понять, надо обладать образным и объёмным восприятием. Надо быть свободным от привычных закостенелых форм – социальных, религиозных или ещё каких-нибудь.   
       Снова зазвонил телефон. Макс подумал, что Лёнька забыл что-то важное сказать, и быстро снял трубку.
       – Говори.
       Но в трубке почему-то молчали.
       – Алло… Лёнь, ты?
       – Нет, это не Лёня. Это я, – ответил женский голос.
       Этот голос он уже слышал. Явно знакомые интонации.
       – Я слушаю. Кто это? Ну, говорите же.
       – Ты уже перестал узнавать меня, Соколин? Неужели так много времени прошло, что ты напрочь забыл мой голос?
       – Вот теперь узнаю тебя, Тамара.
       – Знаешь, что я подумала… Кстати, неплохой сегодня денёк, не находишь?
       – Тамар, извини. Мне сейчас некогда болтать о погоде.
       – Узнаю тебя, Соколин, и нисколько не удивляюсь. Деликатностью ты никогда особо не отличался.
       – А вот это ты зря. Тебе ли жаловаться.  А деликатность тут совершенно ни при чём. Я действительно спешу.
       – Удели мне одну минуту.
       – Ну, говори. Только быстрей, пожалуйста. Я реально спешу.
       – Мы можем встретиться сегодня вечером?  
       – Зачем?
       – Мне надо поговорить с тобой об одном деле.
       – Тамар, какие у нас с тобой могут быть дела? Мы расстались. У нас не может быть никаких общих дел.
       – Максик, ты даже не представляешь, насколько это важно. Вот увидишь, тебе это будет интересно.
       – Сомневаюсь.
       – Соколин, ну, что ты такой упёртый? 
       – В любом случае, сегодня я не могу. Это исключено. Значит, так, Тамара, завтра в пять часов вечера в сквере. Где, ты знаешь.  У меня будет пятнадцать минут. И эта встреча, надеюсь, будет единственной. Всё.
       Тамара положила трубку и задумалась:
       – Цену, что ли, он себе набивает? Посмотрим, кто кого. Теперь я не отступлюсь, все соки из тебя выжму. Теперь, ты разозлил меня по-настоящему. Ты меня ещё не знаешь, Соколин. Теперь это дело принципа.               
       От телефонного звонка Тома вздрогнула.
       «Это Макс,  – мелькнула мысль. – Сломался! Этого следовало ожидать».
       – Да, – сказала она томно. 
       – Тамар, это я.
       Поняв, что звонит Яна, Тома вздохнула и ответила уже совершенно другим голосом.
       – Да, Ян, слушаю тебя. 
       – Тамар, мне надо с тобой посоветоваться.
       – Ну.
       – Батурин приехал. Ты представляешь?
       – Это ещё кто?
       – Ну, Игорь Батурин. Мы с ним раньше встречались. Томка, я не знаю, что делать. Разговор не телефонный.
       – Ладно, приезжай. Поговорим.
       – Я мигом. Через полчаса буду у тебя.
 
       Машина неслась по вечернему городу.
       – Ну, как ты? Всё нормально? – спросил Леонид.
       Макс пожал плечами.
       – Да всё будет хорошо, Макс, не переживай.
       Леонид покрутил ручку приёмника, пытаясь найти какую-нибудь музыку.  А Макс почему-то подумал о Петре и Игоре Ивановиче.  На этом эфире ему очень хотелось сказать несколько слов об этих удивительных людях. А также о Вале, Вадиме, Глебе Борисовиче и остальных…
       «Настя!» Это был какой-то мягкий, но ощутимый толчок в сердце, отозвавшийся звуком флейты или скрипки в его душе. «Настя!» – пропело уже громче из обогнавшего их автомобиля. Леонид нашёл какую-то музыкальную волну, и полилась песня.
          Между мною и тобою – гул небытия,
          звёздные моря, тайные моря…
Макс прикрыл глаза. Образ Насти всплыл настолько ярко, что мурашки побежали по телу.
          …А между мною и тобой – века,
          мгновенья и года,
          сны и облака…
Внутри себя он услышал её голос: «Я с тобой, любимый».
Голос прозвучал настолько чётко, что Макс обернулся и посмотрел на заднее сиденье.  
          …Пусть с тобой всё время будет свет моей любви,
          зов моей любви,
          боль моей любви!..
          Что бы ни случилось, ты, пожалуйста, живи…
Когда закончилась песня, мужской голос объявил: «А это была песня-подарок Максиму от Насти».
      
       Макса тряхануло, как от удара током. Он прекрасно понимал, что это не его Настя, а просто какая-то чужая девушка, которая сделала подарок своему парню или мужу. Но одно Максим знал точно: случайностей не бывает. 
       Его сердце пело от радости. Он больше не будет прогонять мысли и воспоминания о ней. Она этого не хочет.  Они будут общаться через этот канал, который теперь открылся. Значит, есть надежда.
      – Ну, как ты? – снова спросил Леонид.
      – Ты уже спрашивал, – ответил Макс и засмеялся.
      – А всё-таки?
      Макс показал большой палец.    
       – Ты чего смеёшься? Юморить будешь? Ты смотри, с этим поосторожнее.  А то, я тебя знаю.
       – Не волнуйся, Лёня. Всё будет чинно и благородно.
 
      Яна, зайдя в квартиру к Тамаре, стала странно озираться по сторонам, заглянула на кухню.
       – Ян, ты что-то потеряла? – спросила Тамара, пытаясь понять поведение подруги.
       – Надеюсь, здесь нигде Соколин не прячется?
       – Не волнуйся, не прячется. Его спрячешь, пожалуй.   
       – Я думала, ты сразу будешь «брать быка за рога»? 
       – Если ты о Максе? Мы с ним завтра встречаемся.
       – Ну, нормально. И он сразу согласился?
       – Это я согласилась.
       – Значит, ты так повернула. И он готов тебе всё простить?
       – Куда он денется.
       – Получается, снова любовь?
       – Ну, не то, что любовь. Интерес! Для меня это дело принципа. А с его стороны, конечно, любовь и обожание. Всё. Хватит обо мне с Максом. Выкладывай, что у тебя за проблемы. 
       – Не знаю, что делать. Как увидела Игоря, сразу поняла, что любила всегда только его.
       – Да ладно. Не может быть? – саркастически произнесла Тамара.
       – Правда. 
       – Ванька знает?
       – Том, мы с Ванькой уже три дня в ссоре.
       – О-о-о! Ванька ссориться умеет?
       – Ванька не умеет. Зато я умею.
       – Это точно, Ян. Ты умеешь.
       – Ну, а что он… ни мычит, ни телится. Ни в постель,  ни замуж.  Не знаю, что мне делать. Но склоняюсь к тому, чтобы опять начать встречаться с Игоряном.
       – Значит, Яночка, Игорёк поманил, и ты побежала. Пару дней с тобой поразвлекается и дальше пойдёт перебирать. Что, я Батурина не знаю?
       – Я люблю его! Ты против любви?
       – Я не знаю, что это такое.
       – Сейчас Игоряша со своей компанией в «Нирване». Ванька туда не пойдёт, да и твой Соколин в такие места не ходит. Ну, как? Идём?
       – Значит, Ваню про запас держим?
       – Надо ж подстраховаться. Ну, что? Ты идёшь?
       – Разумеется, иду. Не бросать же подругу одну.   




Часть VII - Меч, пронзающий мрак

 
Глава 72 - На волоске 
        – Значит, ты относишься ко мне, как к дочери, – говорила Тара, глядя Дару в глаза. – Тогда мне всё понятно. Ты всегда слишком сильно оберегал меня от всего.
       – Дочь моего погибшего друга Велидора стала моей дочерью. И любовь моя к тебе, отцовская любовь, всегда была искренней и горячей.
       – Да, да.
       – Теперь ты – Великий Ирийский Маг. Не только по сути, но и по должности. И я обращаюсь к тебе за советом. Ириям нужен новый предводитель.
       Тара вздохнула, она ожидала этого разговора.
       – Малышка заснула. Давай-ка выйдем.      
       Оставив спящую девочку, Тара и Дар вышли из спальни. Тара понимала, что Дар винит себя в случившемся. Когда навгуры напали на крепость, основное войско было далеко.  Большинство воинов-защитников погибли, а Идан тяжело ранен.
       – Ириям нужен новый предводитель, – повторил Дар. – Я всех подвёл. На мне их кровь.
       – Не торопись, Дар, посыпать голову пеплом. Ты не предатель и не трус. Ты – один из самых отважных и умелых воинов, каких я знала. Ты сделал то, что считал правильным.
       – Отвага и умение не должны соседствовать с упрямством и глупостью. Ты ведь тоже пострадала из-за меня.
       – Нет. Так должно было случиться. Тебе просто надо было через это пройти. Так же, как и мне. Видишь, моя рана затянулась, как будто её и не было. Никто не мог знать, что навгурийская магия разрушит защиту крепости. Никто, даже я.
       – Но ты ведь знала.
       – Мне сказал отец.
       – Велидор?! – воскликнул Дар.
       – Он приходил ко мне во сне, когда ты повёл войско на Анагард.
       И Тара рассказала Дару свой сон.
       – …Ты – предводитель ириев. Знаешь, Дар, я скажу тебе по секрету. Если бы войско осталось в крепости, погибло бы гораздо больше ириев, потому что тысячи и тысячи гангургов мгновенно оказались бы здесь.
       – Кстати, я не видел ни одного гангурга. Мы легко перебили всех аклов. Куда же делась основная сила навгуров?
       – Со смертью навгурийского мага исчезли его создания.  
       – Дитя моё, ты – Великий Ирийский Маг. Но для меня ты всё равно будешь по-прежнему моей маленькой Тарой, к которой я буду относиться как к дочери с горячей отцовской любовью. Этого хотел Велидор.
       – А я, Дар, буду любить тебя преданной дочерней любовью, с уважением и почтением. Этого хотел Велидор.
       Вдруг Тара вздрогнула и изменилась в лице. Она прижала руки к груди и застонала, как от внезапной боли. Дар схватил её за руку и с тревогой в голосе произнёс:
       – Что с тобой, девочка моя? Скажи мне! Тебе плохо? Что-то случилось?
       – Орландо, – прошептала Тара, и из глаз её потекли слёзы.
       – Что с ним? Он жив?
       Тара молча покачала головой.
       – Он мёртв?
       Тот же жест.
       – Я не знаю, Дар.
       Наконец, Тара взяла себя в руки. Она всё поняла.
       – Я вижу его лежащим без движения. Я чувствую смертельный холод. И в то же время слышу биение сердца. Он жив, но он между жизнью и смертью. Дар, надо попросить Селену или Аделию побыть с Вереникой. Я еду за ним.
       – Мы поедем вместе, Тара. А где Зепар Вон?
       – Мёртв. С этим змеем Орландо расправился.
       Дар распорядился снарядить повозку для раненого.
       – Ивор, где Селена?
       – Дар, она с Иданом. Ему уже гораздо лучше. Ирвин тоже там.
       – Хорошо. Мы едем за Орландо. Найди Аделию. Надо посидеть с ребёнком. 
       – Всё сделаем, Дар. 
       – Повозка и четверо воинов готовы, Дар, – сказал один из ириев. 
       – Я с вами, Дар, – крикнул Дамир, прыгая в седло.   
 
       Анна, спрятавшись в кустах на пригорке, наблюдала за погоней в открытом поле. Она догадалась, что Зепар сбросил Селену. Анна надеялась, что он убил её, придушил или зарезал, прежде, чем скинуть на землю.
       Сознание Анны отказывалось принимать то, что человек, которого она любила больше жизни и считала своим женихом, чуть не убил её. Она придумала другую историю. И в этой придуманной истории её ударил Орландо, а рыцарь-командор в отместку похитил Селену, чтобы отдать её на растерзание гангургам. Потом он собирался вернуться за ней, за своей Анной. Она придумала эту историю, и сама в неё поверила.
       Анна шла через поле туда, где происходила схватка между Зепаром и Орландо, но ноги плохо слушались её. Она падала, теряя сознание на некоторое время, потом снова поднималась и шла  к нему, чтобы быть рядом всегда или умереть вместе с ним.
       Когда Анна нашла рыцаря-командора, схватка давно закончилась. Оба воина без движения лежали на земле недалеко друг от друга.
       Анна медленно опустилась на колени возле тела возлюбленного и заплакала. Она трогала его лицо, целовала мёртвые губы и глаза, гладила прекрасные длинные волосы и повторяла:
       – Зуи! Зуи! Я не хочу без тебя жить!
       Его рука сжимала кинжал, у Анны никак не получалось разжать эту, в прямом смысле, мёртвую хватку.
       – Убей меня ты! – девушка взяла руку Зепара с кинжалом и направила остриё себе в грудь.
       Стон лежащего невдалеке Орландо остановил её.

      Тара всё сильнее пришпоривала пегую кобылу, самую быструю во всей конюшне. Дар с трудом успевал за ней на своём скакуне.
       – Дар, – крикнула Тара, – Над ним нависла смертельная угроза. С ним кто-то есть. Это не навгур. Но это враг.
       Тара точно знала, где находится Орландо. Её со страшной силой тянуло в то место. Оно горело, оно светилось.
       – Он там, – Тара показала направление. –  Скачите вдоль пролеска. Я попробую через овраг.
       – Опасно через овраг. Там движущиеся земли, – крикнул Дар, поворачивая в сторону пролеска.
       – Я справлюсь. Его жизнь на волоске.  

      Услышав стон, Анна обернулась.
       – Так ты ещё жив, проклятый! – крикнула Анна с ненавистью.
       Она схватила меч, который лежал рядом с Орландо, сжала двумя руками рукоять и прошептала:
       – Мой рыцарь, моя любовь, я делаю это для тебя.  




Часть VII - Меч, пронзающий мрак

 
Глава 73 - Серьёзные люди
       «Нирвана» встретила двух подруг, как всегда, оглушительной музыкой.  Девушки прошли в зал и сели на диванчик за свободный столик.   
       – Федя, – крикнула Тамара официанту. – Как обычно.
       Федя, увидев завсегдатаев, улыбнулся, кивнул и побежал выполнять заказ.
       Яна сидела, как на иголках, ища глазами Батурина. Вокруг было достаточно много знакомых лиц, постоянных посетителей.
       – Том, я скоро.
       – Ты куда?
       – Пойду у девчонок спрошу, был Игорёк или нет?
       – С ума сошла, что ли?  Сиди. Появится – увидим.
       – Ты думаешь?
       – Лучше у Феди спросим.
       Официант Федя двигался к их столику с коктейлями и клубничным десертом на подносе.
       – Федюнь, скажи, – начала Тамара. – А Батурин с компанией не приходил?
       – А я его знаю? – спросил официант. – Как он выглядит?
       – Высокий такой. Ну, Игоряша! – сказала Яна.
       – Рыжий, – добавила Тамара.  
       – А, рыжий? Лис, что ли?
       – Да, да, да, – нетерпеливо заёрзала Янка.
       – Спокойней, Ян, – тихо сказала Тома.  
       – Вчера они были. Сегодня пока не видел. Да рано ещё.
       – Спасибо, дорогой.
       На полукруглую сцену, освещённую прожекторами, вышел невысокий парень с чёрными кудряшками и с серьгой в левом ухе, постоянный ведущий небольших шоу программ, которые проходили два раза в неделю.
       – Томка, смотри, – крикнула Яна. – Сегодня шоу. Интересно.
       Шоу было иллюзионным. Парень и девушка показывали избитые фокусы. Где-то в середине программы явился Батурин со своей компанией.
       – А вот и зоопарк пришёл, – сказала Тома, намекая на клички Игоря и его друзей: Лис, Барс, Богомол и Перепел.
       С ними были две девчонки. Одна – с очень короткой стрижкой, в брюках и кофточке-размахайке, вторая – в длинном парике, в коротеньком облегающем платье и туфлях на высоченных каблуках.
       Яна вскочила и помахала рукой:
       – Игоряш!
       Игорь, увидев Яну, демонстративно отвернулся. Одна из девиц, та, что в платье, взяла Батурина под руку, и они проследовали мимо. Яна так и осталась стоять. Тамара потянула её за рукав.
       – Сядь, не позорься.
       – Ну, и страшная же у неё рожа, – презрительно сказала Яна.
       – Ты его по-прежнему любишь?
       – Кого? Батурина? Том, ты издеваешься? Мне этот идиот на фиг не нужен. 
       – А мы разве не ради него пришли?
       – Я пошутила, Томка, чтоб тебя вытащить.
       – Ну, конечно.  А вообще-то, он – сволочь порядочная!
       – Согласна.
       – Между прочим, Ян, у его девицы парик.
       – Ты уверена?
       – На сто процентов. Может, она лысая?
       Подруги громко засмеялись.  
       Шоу обычно заканчивалось каким-нибудь конкурсом. Ведущий объявил танцевальный конкурс. От компании Игоря отделилась девица в парике и направилась к сцене.
       – Лысая на сцену полезла, – зло проговорила Яна. 
       – Не плачь, Янка. Сейчас я тебе мороженое заработаю.
       – Будешь участвовать в конкурсе?
       – Они должны знать своё место.   
       Тамара раньше занималась танцами, обладала яркой внешностью, харизмой и пластикой пантеры. Здесь ей равных не было. Тем более, многие её знают и, наверняка, будут голосовать за неё. 
       В конкурсе участвовали три девушки. Одна за другой включались музыкальные композиции абсолютно разных жанров, и все конкурсантки должны не просто дёргаться, а танцевать соответственно жанру музыки. Тамаре действительно не было равных. За первое место полагалось бесплатно мороженое и коктейль на выбор. Вторая и третья пролетали. Никаких поощрительных призов не ожидалось.


   
       – Утёрла ты лысой нос, Томка, – говорила Яна, уплетая фисташковое мороженое.
       – Привет. Тебя как зовут?
       Полноватый мужчина с проседью грубо подвинув Тамару, сел рядом.
       – Вы что себе позволяете? Охрану вызвать? – Тамара не любила хамства по отношению к себе и никогда не терпела хамов. – Быстро встал и пошёл.
       – Успокойся и выслушай. Второй раз я тебе такого шанса не дам, – мужчина говорил достаточно твёрдо, несмотря на лёгкий акцент.
       – Вы о чём? – Тамара была в недоумении.
       – Ты неплохо двигаешься. У меня есть для тебя хорошая денежная работа.
       – Нет уж, увольте. Стриптиз я танцевать не буду.
       – Я не предлагаю тебе стриптиз, дура. Я предлагаю тебе участие в больших шоу-программах, телевидение, гастроли по стране, зарубежные поездки и так далее и тому подобное. Предлагаю только один раз. Думай.
       Мужчина встал. У Тамары загорелись глаза. Вот таким образом она может утереть нос кому угодно, даже Соколину.
       – Послушайте, – окликнула она мужчину. – А если я соглашусь?
       – А если согласишься, придётся характер свой попридержать. Ещё увидимся.
       – Где? Когда? – спросила Тома.
       – Я сам тебя найду, – сказал мужчина и растворился среди танцующих.   
       – Это что было, Том? – спросила Яна, часто моргая длинными ресницами.
       – Это судьба моя резко изменяется вот в эту самую минуту. Ты – свидетель.
       – Ты согласишься?
       – А что мне терять? 
    
       Когда подруги вышли из «Нирваны», было уже за полночь.
       – Ну, что, тачку ловим? – предложила Яна.
       Белая машина резко затормозила перед ними, как по заказу.
       – Это Вы? – удивилась Тамара, увидев своего нового знакомого, сидящего рядом с водителем.
       Мужчина вышел из машины и открыл заднюю дверь.
       – Садитесь. Продолжим вечер в другой обстановке.
       – Я не могу, – запротестовала Яна. – Меня ждут.
       – Да кто тебя ждёт, Ян?
       – Нет, Тамар, я не поеду. И тебе не советую.
       – Я в советах не нуждаюсь. Пока, Яночка.
       – Пока.
       Янка махнула рукой, остановив проезжающее такси.
       – Может, тебя тоже кто-то ждёт? – спросил новый знакомый, прищурив один глаз.
       – Нет. Не сегодня.
       Тамара села на заднее сидение.  
       – Значит, ты - Тамара?
       – Да.
       – А я - Георг Стефанович.
       – Очень приятно.
       – Трогай! – сказал Георг шофёру и открыл бардачок.
       Ища зажигалку, он достал пачку сигарет  Lucky Strike  и… пистолет. Тома немного напряглась. А Георг, найдя зажигалку, положил пистолет в карман и прикурил сигарету.
       – Ты куришь? – спросил он у Тамары.
       – Нет. Бросила, – сказала Тамара.
      Голос её дрожал, ей вдруг по-настоящему стало страшно.
       – Ты чего испугалась? Этого что ли? – Георг вытащил пистолет, подержал его в руке и снова убрал.
       – И вовсе я не испугалась. Он же не настоящий.
       – Настоящий, милая, настоящий! Мы – серьёзные люди, и у нас всё настоящее!  




Часть VII - Меч, пронзающий мрак

 
Глава 74 - Возмездие
       Тара налетела как вихрь, сбив Анну. Та даже не поняла, что произошло, повалилась навзничь, выпустив из рук оружие.
       – Не приближайся, змея, – сказала Тара.
       Анна медленно отползла туда, где лежало тело Зепара Вона.
       Тара присела и погладила Охотника по щеке.
       – Орландо! – позвала она тихо.
       Потом ещё раз громче:
       – Орландо! – голос её дрогнул, и по щеке скатилась слеза.
       Охотник медленно открыл глаза и улыбнулся, увидев перед собой Тару.
       – Тара! Как ты здесь оказалась? Ты плачешь? Не надо. Со мной всё хорошо. Бой был трудным, я отдал все силы. Это просто усталость. Но теперь всё хорошо. Правда.
       Орландо поднял голову и увидел Анну, которая сидела на траве и что-то бормотала. Её лицо было настолько обезображено, что он с трудом узнал её.
       – Что это с ней?
       – Она хотела убить тебя, пока ты был без сознания.
       – Тара моя, ты всегда оказываешься там, где больше всего нужна.
       – Точно так же, как и ты.
       Дар, подъехав, быстро соскочил с лошади.
       – Дар, помоги ему. Скорей, – крикнула Тара.
       Дамир и остальные подоспели следом. Дар осмотрел Охотника.
       – Всё в порядке. Рана не глубокая. Лезвие прошло по рёбрам.
       Он быстро оказал первую помощь и сделал знак, чтобы Орландо положили на повозку, но Охотник запротестовал.
       – Не надо. Я могу ехать верхом.
       Орландо тихо присвистнул, подзывая своего коня, который мирно пасся рядом. Конь, услышав знакомый свист, заржал и радостно подбежал к хозяину.
       – Позволь мне ехать самому, Дар.
       – Как я могу тебе запретить? – откликнулся Дар. –  Только не делай слишком резких движений. Мы поедем шагом. 
       Дамир подошёл к Анне. На какое-то время о ней все забыли. Анна лежала, обнимая труп своего мёртвого жениха. Её трудно было узнать. При виде этого обезумевшего существа, в сердце Дамира, который всех потерял из-за неё, ненависть уступила жалости. Девушка улыбалась и что-то бормотала.
       – Дар, посмотри, что с ней?
       Дар подошёл к Анне.
       – Пойдём с нами, мы поможем тебе. Ты слышишь меня?
       Один из ириев возмутился:
       – Что вы делаете? Эта тварь убила Армата. Она почти акл. В ней не осталось ничего человеческого.
       – Она уже наказана, Болислав. Мы не можем её здесь оставить. Мы же не навгуры. Она потеряла рассудок.
       Болислав покачал головой.
       – Она заслужила это!
       – Мне жаль её, – прошептал Орландо, который больше всех пострадал от этой женщины.
       – По крайней мере, мы должны попробовать вернуть ей человеческий облик, – настаивал предводитель ириев. –   Тара, ты согласна со мной? Без твоей помощи я не справлюсь. Здесь нужно магическое вмешательство.
       – Я не вижу её будущего, Дар, – проговорила Тара. – Решай сам. Она по-прежнему внушает мне тревогу.      
       – Анна! – снова позвал Дар. – Здесь нельзя оставаться.  
       Анна подняла голову и посмотрела на Дара.
       – Ты меня понимаешь? – спросил Дар.
       Анна кивнула.
       – Ты поедешь с нами?
      Женщина молча показала на труп.
       – У него будет погребальный костёр, – сказал Дар.
       Анна снова кивнула, потом поцеловала в губы своего мёртвого возлюбленного и встала. Но, сделав несколько шагов, снова упала. Анну положили на повозку и привязали, чтобы не выпала. Она закрыла глаза, может быть, потеряла сознание, а, может, просто уснула.

       Военный министр Гурлий Вон принял известие о смерти сына спокойно, почти равнодушно. Его больше огорчал провал операции, в которую было вложено столько сил и средств. Истерика была в другом доме. Инспектор Абриэль Софо плакал, как ребёнок от двойной утраты. Не стало больше его милого друга Зуи и его кумира Мастера Садриэра.
       Исчезновение гангургов сильно повлияло на боевой дух аклов. Господин Сат впал в депрессию, без своих помощников он – просто слабый и немощный старик, который боится даже собственной тени. Главный министр стал часто и надолго запираться в своём кабинете, не впуская никого. Что он там делал, никому не известно. Наверно, пил горькую, потому что нос его становился всё более красным, а синие круги под глазами выделялись более отчётливо.

       Всё меняется, навгуры сдают свои позиции. Наступает галактическое утро.  Силы тьмы теряют свою мощь. Эпоха мрака постепенно сменяется эпохой Света. Но переходный период может быть очень долгим и тяжёлым.
       Всё, что было сокрыто,  выходит на свет. Те, кто управляет Землёй, понимают, что их время закончилось, программа отработана. Им всё равно придётся уйти.
       Нелюди и нежить исчезнут. И не надо их жалеть. Пожалейте лучше родную планету, пожалейте Природу: деревья, цветы, животных.
       Как же устала Земля от войн, разделов, переделов. Как же измучилась от ран, наносимых неразумными существами. Когда-то, в светлые времена, на Земле – живой, неделимой, цветущей, были не страны, а стороны. Границами её связали, как путами, нарушив энергетическую цельность. Но несмотря ни на что, даже сейчас, Земля – наша мать, способна прокормить всех людей. Есть у неё ресурсы, только не мучайте её, не травите ядами, не выпускайте кровь и лимфу из недр её.
       Война ещё не окончена. Предстоит много боёв. И всё же небо постепенно светлеет. Оно изменяется с каждым новым днём. И с каждым новым днём облака, закрывающие синеву, становятся всё легче и невесомее.
       Раны Охотника были не опасны, организм у него крепкий, регенерация хорошая. Он быстро встал в строй.
       Воины Света очистили от аклов Атрион, Анагард и Илатон. Навгуры пытаются собрать силы, их скопище, в основном, в Болионе, Амадасе, Яротоне и в некоторых других местах.
       По освобождению родного города у Орландо есть чёткий план. И этим планом он поделился с Даром и Тарой. Началась подготовка и магическое простраивание пути.
       Идан, дядя Селены, почти оправился после тяжёлого ранения, благодаря целительскому мастерству Дара, магическому вмешательству Тары и постоянному уходу Селены.

       Анна сильно изменилась внешне. Шрам изуродовал её лицо, глаза стали тусклыми и пустыми, волосы поседели и поредели. Молодая женщина превратилась в уродливую старуху. Дар сделал всё, что мог. Тара по-прежнему не видела её будущего.
       Однажды утром Анна подозвала одного из ириев, Бранена, только что сменившегося с дежурства. Она пыталась ему что-то объяснить, показывая на одну из башен крепости. Из её невразумительной речи, Бранен понял только два слова: башня и Орландо.
       – Подожди, я позову Орландо. Хорошо? Никуда не уходи.
       Вернувшись через короткое время, Бранен и Орландо не нашли Анну на том месте, где Бранен её оставил.
       – Она показывала на башню, – сказал Бранен. – Может быть, навгуры что-нибудь там спрятали? На эту башню редко поднимаются.
       – Хорошо, я проверю.
       Бранен поднял голову и увидел Анну, которая стояла на бруствере. Несколько ириев собрались около башни.
       – Кто-нибудь позовите Тару и сообщите Дару, – крикнул Бранен.
       Орландо, поднявшись на башню, увидел Анну, стоявшую на узком парапете.
       – Анна, – проговорил Охотник. – Ты звала меня?
       Анна обернулась и совершенно чётко произнесла:
       – Я прыгну.
       – А-а… Ты хочешь, чтобы я тебя отговаривал? Ты думаешь, мне этого хочется? Ты причинила мне много зла. И всё же мне жаль тебя. Но отговаривать я тебя не буду.
       И Орландо на мгновенье повернулся к ней спиной. Анна спрыгнула с парапета внутрь.
       – Передумала? – спросил Орландо и обернулся.
       Анна молчала, опустив голову. Орландо смотрел на неё со странной брезгливостью.
       – Если тебе надоело жить, иди в Болион. Там ты получишь желаемое. Здесь тебя никто не держит.
       – А ты меня разве больше не любишь? – вдруг заговорила Анна, и речь её была на удивление чёткой и осмысленной.
       – Что?! О чём ты говоришь?
       – Я тебе противна?
       – Да.
       – Ему я тоже была противна. Но он оставил здесь кое-что для тебя.
       – Я не понимаю, что ты говоришь.
       – А ты подойди и посмотри. Сверху хорошо видно. Это для тебя.
       Анна направилась к лестнице, сделав вид, что собирается уходить.
       Орландо подошёл к парапету и посмотрел вниз.
       – Что я должен увидеть?
       – Смотри на стену.  Он оставил это лично для тебя, – повторила Анна.
       Охотник перегнулся через низкий парапет, чтобы увидеть стену. Анна с разбегу бросилась на него, в руках её блеснул кинжал, который она когда-то вырвала из мёртвых рук Зепара Вона. Орландо мгновенно среагировал, резко увернувшись. Анна, потеряла равновесие и полетела вниз, с гулким звуком шлёпнувшись о землю.    


  
  Продолжение:  http://parnasse.ru/prose/large/romance/predvestniki-rasveta-vii-gl-75-78.html

© Copyright: Светлана Веданова, 2017

Регистрационный номер №0402017

от 18 ноября 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0402017 выдан для произведения: Предвестники рассвета
(мистико-приключенческий роман)



Часть VII - Меч, пронзающий мрак

 
Глава 71 - Я с тобой, любимый
        Постоянная занятость не оставляла Максу  возможности предаваться грустным размышлениям. Его дни были заполнены до предела: эфиры, встречи с читателями, написание статей, ну, и, конечно, работа над романом «Звенящие небеса» – главным его детищем на сегодняшний день.
         И во всём, что он делал, был отпечаток того огня, который горел в его сердце, отпечаток той бесконечной любви, которая способна преодолеть любые преграды, выдержать любые испытания, и той притягательной Силы, что сопровождает две души от воплощения к воплощению.
       Не только на этой Земле, но и на других Землях, на разных планетах, в далёких звёздных системах древние души, встречаясь, мгновенно узнают друг друга. И если между ними уже была любовь, она не может пройти только фоном. Слишком велика Сила притяжения, как и велики ресурсы, которые эти души дают друг другу для развития.
       Максим Соколин знал, вернее, чувствовал: в скором времени в его жизни должно произойти что-то очень сильное и мощное. Чему-то он должен научиться, что-то понять, чтобы быть рядом со своей любовью!
       Его сны всегда были яркими, но теперь ему очень часто снился один и тот же сон в разных вариациях. Он пытался перебраться через пропасть, разными возможными путями решал сложные задачи преодоления. Иногда – успешно, иногда – не очень. Были там и учителя, которые помогали ему, обучали. Словом, какие-то неведомые Силы готовили его к важному событию в его жизни. Что это будет: тяжёлое испытание или очередная проверка на прочность, а, может быть, просто какой-то жизненный урок – неизвестно.
       – Алло…
       – Макс, привет!
       – Привет, Леонид.
       – Не забыл, что у нас сегодня телевидение?
       – Ну, что ты! Нет, конечно.
       – Мне до тебя минут пятнадцать ехать.
       – А ты уже выходишь?
       – Разумеется. Там надо быть пораньше, хотя бы за полчаса.
       – Лёнь, я готов. Жду тебя.
       Макс немного волновался. Не каждый же день у него эфиры на телевидении. Тема передачи: «Секрет популярности романа «А звёзды так близко». Книга действительно вызвала большой интерес у читателей. И очень здорово, что по этому роману снимается кино.  Более того, Макс даже сыграет небольшую роль в фильме Сергея Черноухова.
       Но сегодня ему почему-то очень хочется говорить о том романе, который пока не окончен, а ещё о Ногарске, о волшебном лесе, о раскопках.
       Ну, Ногарску и всему, что с ним связано, он посвятил несколько статей и посвятит ещё. Тема неисчерпаема. А вот «Звенящие небеса» – роман необычный. Он не придуман, а считан с энергоматрицы  Земли. В нём многое зашифровано, закодировано. И чтобы понять, надо обладать образным и объёмным восприятием. Надо быть свободным от привычных закостенелых форм – социальных, религиозных или ещё каких-нибудь.   
       Снова зазвонил телефон. Макс подумал, что Лёнька забыл что-то важное сказать, и быстро снял трубку.
       – Говори.
       Но в трубке почему-то молчали.
       – Алло… Лёнь, ты?
       – Нет, это не Лёня. Это я, – ответил женский голос.
       Этот голос он уже слышал. Явно знакомые интонации.
       – Я слушаю. Кто это? Ну, говорите же.
       – Ты уже перестал узнавать меня, Соколин? Неужели так много времени прошло, что ты напрочь забыл мой голос?
       – Вот теперь узнаю тебя, Тамара.
       – Знаешь, что я подумала… Кстати, неплохой сегодня денёк, не находишь?
       – Тамар, извини. Мне сейчас некогда болтать о погоде.
       – Узнаю тебя, Соколин, и нисколько не удивляюсь. Деликатностью ты никогда особо не отличался.
       – А вот это ты зря. Тебе ли жаловаться.  А деликатность тут совершенно ни при чём. Я действительно спешу.
       – Удели мне одну минуту.
       – Ну, говори. Только быстрей, пожалуйста. Я реально спешу.
       – Мы можем встретиться сегодня вечером?  
       – Зачем?
       – Мне надо поговорить с тобой об одном деле.
       – Тамар, какие у нас с тобой могут быть дела? Мы расстались. У нас не может быть никаких общих дел.
       – Максик, ты даже не представляешь, насколько это важно. Вот увидишь, тебе это будет интересно.
       – Сомневаюсь.
       – Соколин, ну, что ты такой упёртый? 
       – В любом случае, сегодня я не могу. Это исключено. Значит, так, Тамара, завтра в пять часов вечера в сквере. Где, ты знаешь.  У меня будет пятнадцать минут. И эта встреча, надеюсь, будет единственной. Всё.
       Тамара положила трубку и задумалась:
       – Цену, что ли, он себе набивает? Посмотрим, кто кого. Теперь я не отступлюсь, все соки из тебя выжму. Теперь, ты разозлил меня по-настоящему. Ты меня ещё не знаешь, Соколин. Теперь это дело принципа.               
       От телефонного звонка Тома вздрогнула.
       «Это Макс,  – мелькнула мысль. – Сломался! Этого следовало ожидать».
       – Да, – сказала она томно. 
       – Тамар, это я.
       Поняв, что звонит Яна, Тома вздохнула и ответила уже совершенно другим голосом.
       – Да, Ян, слушаю тебя. 
       – Тамар, мне надо с тобой посоветоваться.
       – Ну.
       – Батурин приехал. Ты представляешь?
       – Это ещё кто?
       – Ну, Игорь Батурин. Мы с ним раньше встречались. Томка, я не знаю, что делать. Разговор не телефонный.
       – Ладно, приезжай. Поговорим.
       – Я мигом. Через полчаса буду у тебя.
 
       Машина неслась по вечернему городу.
       – Ну, как ты? Всё нормально? – спросил Леонид.
       Макс пожал плечами.
       – Да всё будет хорошо, Макс, не переживай.
       Леонид покрутил ручку приёмника, пытаясь найти какую-нибудь музыку.  А Макс почему-то подумал о Петре и Игоре Ивановиче.  На этом эфире ему очень хотелось сказать несколько слов об этих удивительных людях. А также о Вале, Вадиме, Глебе Борисовиче и остальных…
       «Настя!» Это был какой-то мягкий, но ощутимый толчок в сердце, отозвавшийся звуком флейты или скрипки в его душе. «Настя!» – пропело уже громче из обогнавшего их автомобиля. Леонид нашёл какую-то музыкальную волну, и полилась песня.
          Между мною и тобою – гул небытия,
          звёздные моря, тайные моря…
Макс прикрыл глаза. Образ Насти всплыл настолько ярко, что мурашки побежали по телу.
          …А между мною и тобой – века,
          мгновенья и года,
          сны и облака…
Внутри себя он услышал её голос: «Я с тобой, любимый».
Голос прозвучал настолько чётко, что Макс обернулся и посмотрел на заднее сиденье.  
          …Пусть с тобой всё время будет свет моей любви,
          зов моей любви,
          боль моей любви!..
          Что бы ни случилось, ты, пожалуйста, живи…
Когда закончилась песня, мужской голос объявил: «А это была песня-подарок Максиму от Насти».
      
       Макса тряхануло, как от удара током. Он прекрасно понимал, что это не его Настя, а просто какая-то чужая девушка, которая сделала подарок своему парню или мужу. Но одно Максим знал точно: случайностей не бывает. 
       Его сердце пело от радости. Он больше не будет прогонять мысли и воспоминания о ней. Она этого не хочет.  Они будут общаться через этот канал, который теперь открылся. Значит, есть надежда.
      – Ну, как ты? – снова спросил Леонид.
      – Ты уже спрашивал, – ответил Макс и засмеялся.
      – А всё-таки?
      Макс показал большой палец.    
       – Ты чего смеёшься? Юморить будешь? Ты смотри, с этим поосторожнее.  А то, я тебя знаю.
       – Не волнуйся, Лёня. Всё будет чинно и благородно.
 
      Яна, зайдя в квартиру к Тамаре, стала странно озираться по сторонам, заглянула на кухню.
       – Ян, ты что-то потеряла? – спросила Тамара, пытаясь понять поведение подруги.
       – Надеюсь, здесь нигде Соколин не прячется?
       – Не волнуйся, не прячется. Его спрячешь, пожалуй.   
       – Я думала, ты сразу будешь «брать быка за рога»? 
       – Если ты о Максе? Мы с ним завтра встречаемся.
       – Ну, нормально. И он сразу согласился?
       – Это я согласилась.
       – Значит, ты так повернула. И он готов тебе всё простить?
       – Куда он денется.
       – Получается, снова любовь?
       – Ну, не то, что любовь. Интерес! Для меня это дело принципа. А с его стороны, конечно, любовь и обожание. Всё. Хватит обо мне с Максом. Выкладывай, что у тебя за проблемы. 
       – Не знаю, что делать. Как увидела Игоря, сразу поняла, что любила всегда только его.
       – Да ладно. Не может быть? – саркастически произнесла Тамара.
       – Правда. 
       – Ванька знает?
       – Том, мы с Ванькой уже три дня в ссоре.
       – О-о-о! Ванька ссориться умеет?
       – Ванька не умеет. Зато я умею.
       – Это точно, Ян. Ты умеешь.
       – Ну, а что он… ни мычит, ни телится. Ни в постель,  ни замуж.  Не знаю, что мне делать. Но склоняюсь к тому, чтобы опять начать встречаться с Игоряном.
       – Значит, Яночка, Игорёк поманил, и ты побежала. Пару дней с тобой поразвлекается и дальше пойдёт перебирать. Что, я Батурина не знаю?
       – Я люблю его! Ты против любви?
       – Я не знаю, что это такое.
       – Сейчас Игоряша со своей компанией в «Нирване». Ванька туда не пойдёт, да и твой Соколин в такие места не ходит. Ну, как? Идём?
       – Значит, Ваню про запас держим?
       – Надо ж подстраховаться. Ну, что? Ты идёшь?
       – Разумеется, иду. Не бросать же подругу одну.   




Часть VII - Меч, пронзающий мрак

 
Глава 72 - На волоске   
Рейтинг: 0 54 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
126
122
92
85
71
69
64
64
63
63
62
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
60
59
58
57
56
54
54
53
53
52
51
48
47
46
44
43
Синички 20 ноября 2017 (Тая Кузмина)
41
36
35