ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Перепутье. Под пологом леса. Глава 16

Перепутье. Под пологом леса. Глава 16


Утро преподнесло Алексею совершенно неожиданный сюрприз: Дарина ушла одна. Но поверил он в это далеко не сразу, в результате им был потерян чуть ли не час. Побегав вокруг заимки в бесплотной надежде наткнуться где-то на неё, разозлился – совсем не ожидал такого, не ожидал… Но гнев, как известно, советчик не надёжный, а потому… Обдумав свои дальнейшие действия, насколько мог, в чуть ли не ослеплении не столько даже гнева, сколько беспокойства за неё, принял единственно правильное решение: попробовать настичь! Для начала нужно было определить направление, найти хоть какой-то след, что на первый взгляд не казалось делом  сложным: лыжню не скроешь. Ошибался – в довольно обширном охвате поиска вокруг заимки не имелось даже намёка на эту самую лыжню. А ушла она именно на лыжах, поскольку их не обнаружилось на обычном месте. Поняв, что просчитался, Алексей даже растерялся:
- Ну, не по воздуху же она улетела? Чародейка? Да, но перемещением в пространстве не обладает, с её же собственных слов. Или, всё-таки, обладает, но в силу каких-то заморочек скрыла это от меня?

От возмущения он даже не заметил того, что разговаривает вслух, сам с собой, чего прежде никогда не случалось:

- Так, Дарина Матвеевна! – продолжал он, озираясь по сторонам – Лучше бы тебе появиться сейчас и чем быстрее ты это сделаешь, тем для тебя будет лучше…

Тишина, злорадствуя, прислушивалась, наблюдала и, понятное дело, ни слова в ответ.

- Что же делать-то? Сдаться? Вот уж нет, не дождёшься, драгоценная моя. Просчиталась ты на мой счёт, просчиталась! – и вдруг мелькнула подсказкой мысль: Егор!

Быстро вбежав в избушку, окликнул домового:

- Егор! Ты здесь? – молчание.

- Неужто ушёл вслед за нею? – принялся снова рассуждать парень – Не может такого быть уже потому, что она ему строго-настрого приказывала наблюдать за жильём, а потому:

- Егор, не молчи! Ты здесь, я просто убеждён в этом! – но тот продолжал хранить молчание.

- Ладно. Как я понимаю, тебе абсолютно всё равно, что случится с хозяйкой. Тебе просто плевать на неё, так?

- Это ещё почему? – послышалось откуда-то снизу.

- А потому – усмехнулся Лёшка, стараясь не проявлять излишней радости от установившегося контакта – Она там одна, понимаешь, совсем… А вражина силён…

- Ой, будто ты можешь ей чем-то помочь…

Алексею очень не понравился тон услышанного замечания, но, зажав внутри возмущение, воскликнул:

- А то я не понимаю! Но всё же не одна… Сам подумай, хотя бы со спины прикрою, тем более, что я не так уж и слеп, насколько тебе известно. Словом перемолвиться и то…

После непродолжительного молчания домовой спросил:

- Что тебе от меня нужно? Ты сам правильно обрисовал моё положение – я не могу ослушаться её приказа! Ну, никак…

- Так я же этого и не требую! Всё, о чём прошу, помоги обнаружить след, направление, в котором она ушла… Кстати, как давно это произошло?

- Ну, часов у меня нету – засмеялся Егор – Темно ещё было. Ты проснулся почти следом… - и опять замолчал, видимо соображая, стоит или нет помогать.

- Ладно! Пусть потом и вызову её недовольство. Погоди чуток – пойду, осмотрюсь.

И не прошло пяти минут, как он вновь появился уже въяве перед Алексеем:

- Становись на лыжи – нашёл я след, слабый, правда, но что есть, то есть. Постараешься – нагонишь, не так уж далеко она и убежала!

Схватив рюкзак (потом и сам не смог ответить зачем), выскочил на улицу и через минуту уже был готов начать преследование беглянки.

- Готов?

- Да! Показывай!

- Вон ту одинокую ёлку видишь?

- Какую? Маленькую или большую, старую?

- Вторую!

- Вижу и что?

- Держи направление на неё – хозяйка ушла в ту сторону. Иди, как найдёшь след от лыж, скажешь мне!

- Как скажу? Орать придётся – далековато – не услышишь…

- Мысленно. Мысленно скажешь, бестолковый. Подумай и всё! Вот, что она в тебе нашла?

-Ну-ну, ты не очень… разговорился.

- Да, иди уже ты! Иль передумал? Тут останешься дожидаться?

Алёшка не стал продолжать совершенно беспредметный спор с нежитью, а устремился в указанном ему направлении. До означенного ориентира было, по его соображениям, никак не меньше километра, а потому…

- Эй, ты! – послышалось в спину – Торопиться тоже нужно разумно – медленно, слышишь? Запалишься, что проку от тебя там будет?

Отвечать не стал, но совету внял – чуть сбавил скорость, и нормализовал  дыхание, дальше пошёл уже более размеренным шагом. Но Ясновида, не была бы ясно видящей если бы не сумела разглядеть того, что творится у неё за спиной в том же самом временном срезе. Правду сказать, Алексей не особенно и удивился, когда где-то спустя час резвого хода вдруг увидел свою ненаглядную мирно сидящей на поваленном дереве возле весело потрескивающего костерка.

- О, кого я вижу? Алексей Николаевич собственной персоной нарисовался, не сотрёшь! – попыталась пошутить девушка. Но Алексей молчал. Молча снял лыжи и протянул руки к огню. Понимая, кто является причиной неудовольствия, Дарья продолжала говорить нарочито бодро:

- Надо же, и рюкзак взять не забыл. Спорим, что ты в него даже не заглянул и не имеешь представления, что там лежит?

Он продолжал молчать.

-Ох, как я зол! – улыбнулась она, заглядывая ему в лицо. Ничего. Тогда она встала, словно предлагая присесть ему, чем он не преминул воспользоваться, чуть передёрнув плечами.

- Молчишь? Ну, молчи, молчи… Ты думаешь, я не понимаю причину твоего настроения? Понимаю… Очень даже хорошо понимаю… А вот ты… 

- Что – я? – не выдержал Алёшка – Ну, объясни мне, что я? А заодно объясни ещё и то, почему ты посчитала для себя возможным так поступить со мной? За что? 

- За что? Считаю такую постановку вопроса неуместной в данном случае! А вот почему… Исключительно из тебясохранения!

- Ах, вот оно что! Менясохранения, значит. Словотворчеством не ко времени занялись, Дарина Матвеевна! – с прорывающимся раздражением ответил он, не обращая внимания на то, что она зашла со спины и, прижавшись к нему, сцепила руки в крепкий замок на его груди. – Позвольте вам не поверить, сударыня! Не обо мне вы вовсе думали, а…

- О ком же ещё? – проворковала она лесной горлинкой, слегка прихватив его ухо зубами…

Резко крутанувшись, Алексей усадил её к себе на колени и, завладев ситуацией, принялся целовать так, как не делал никогда прежде вообще – грубо, жёстко если даже не жестоко, наказывая, полностью подчиняя и не оставляя путей к отступлению. А потом, переведя дух, сказал:
 
- Никогда впредь, ты слышишь, никогда не принимай решения в обход меня, вместо меня, поняла? – и, не дожидаясь ответа, продолжил -  Если ты вообразила себе, что я соглашусь на роль бессловесного болванчика, то ты глубоко ошибаешься! Да, я признаю, что, наверное, сам в том виноват даже больше тебя, потому, что слишком люблю. Слишком на многое закрываю глаза. И это, наверное, позволило тебе сделать несоответствующие выводы насчёт меня как такового…

- Лёша!  - попыталась Дарина вставить слово, но он не позволил ей договорить:

- Молчи и слушай! Союз между нами возможен лишь на взаимном уважении, поскольку любовь без него просто похоть. В моих чувствах ты могла убедиться уже не один раз. А вот ты… Не заставляй меня сомневаться… Пожалуйста, не смей пренебрегать мной. То, как ты поступила сегодня, иначе, как пренебрежение, я расценить не могу, а потому… Лучше скажи прямо, не прячась за лицемерный предлог заботы о моей безопасности: не нужен, мешаю или, ещё того хуже, надоел?

Но ни возразить, ни оправдаться у Дарины не получилось потому, что на полянку, где они сейчас сидели, вышла огромная  медведица…


 

© Copyright: Валентина Карпова, 2019

Регистрационный номер №0449553

от 15 июня 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0449553 выдан для произведения:
Утро преподнесло Алексею совершенно неожиданный сюрприз: Дарина ушла одна. Но поверил он в это далеко не сразу, в результате им был потерян чуть ли не час. Побегав вокруг заимки в бесплотной надежде наткнуться где-то на неё, разозлился – совсем не ожидал такого, не ожидал… Но гнев, как известно, советчик не надёжный, а потому… Обдумав свои дальнейшие действия, насколько мог, в чуть ли не ослеплении не столько даже гнева, сколько беспокойства за неё, принял единственно правильное решение: попробовать настичь! Для начала нужно было определить направление, найти хоть какой-то след, что на первый взгляд не казалось делом  сложным: лыжню не скроешь. Ошибался – в довольно обширном охвате поиска вокруг заимки не имелось даже намёка на эту самую лыжню. А ушла она именно на лыжах, поскольку их не обнаружилось на обычном месте. Поняв, что просчитался, Алексей даже растерялся:
- Ну, не по воздуху же она улетела? Чародейка? Да, но перемещением в пространстве не обладает, с её же собственных слов. Или, всё-таки, обладает, но в силу каких-то заморочек скрыла это от меня?

От возмущения он даже не заметил того, что разговаривает вслух, сам с собой, чего прежде никогда не случалось:

- Так, Дарина Матвеевна! – продолжал он, озираясь по сторонам – Лучше бы тебе появиться сейчас и чем быстрее ты это сделаешь, тем для тебя будет лучше…

Тишина, злорадствуя, прислушивалась, наблюдала и, понятное дело, ни слова в ответ.

- Что же делать-то? Сдаться? Вот уж нет, не дождёшься, драгоценная моя. Просчиталась ты на мой счёт, просчиталась! – и вдруг мелькнула подсказкой мысль: Егор!

Быстро вбежав в избушку, окликнул домового:

- Егор! Ты здесь? – молчание.

- Неужто ушёл вслед за нею? – принялся снова рассуждать парень – Не может такого быть уже потому, что она ему строго-настрого приказывала наблюдать за жильём, а потому:

- Егор, не молчи! Ты здесь, я просто убеждён в этом! – но тот продолжал хранить молчание.

- Ладно. Как я понимаю, тебе абсолютно всё равно, что случится с хозяйкой. Тебе просто плевать на неё, так?

- Это ещё почему? – послышалось откуда-то снизу.

- А потому – усмехнулся Лёшка, стараясь не проявлять излишней радости от установившегося контакта – Она там одна, понимаешь, совсем… А вражина силён…

- Ой, будто ты можешь ей чем-то помочь…

Алексею очень не понравился тон услышанного замечания, но, зажав внутри возмущение, воскликнул:

- А то я не понимаю! Но всё же не одна… Сам подумай, хотя бы со спины прикрою, тем более, что я не так уж и слеп, насколько тебе известно. Словом перемолвиться и то…

После непродолжительного молчания домовой спросил:

- Что тебе от меня нужно? Ты сам правильно обрисовал моё положение – я не могу ослушаться её приказа! Ну, никак…

- Так я же этого и не требую! Всё, о чём прошу, помоги обнаружить след, направление, в котором она ушла… Кстати, как давно это произошло?

- Ну, часов у меня нету – засмеялся Егор – Темно ещё было. Ты проснулся почти следом… - и опять замолчал, видимо соображая, стоит или нет помогать.

- Ладно! Пусть потом и вызову её недовольство. Погоди чуток – пойду, осмотрюсь.

И не прошло пяти минут, как он вновь появился уже въяве перед Алексеем:

- Становись на лыжи – нашёл я след, слабый, правда, но что есть, то есть. Постараешься – нагонишь, не так уж далеко она и убежала!

Схватив рюкзак (потом и сам не смог ответить зачем), выскочил на улицу и через минуту уже был готов начать преследование беглянки.

- Готов?

- Да! Показывай!

- Вон ту одинокую ёлку видишь?

- Какую? Маленькую или большую, старую?

- Вторую!

- Вижу и что?

- Держи направление на неё – хозяйка ушла в ту сторону. Иди, как найдёшь след от лыж, скажешь мне!

- Как скажу? Орать придётся – далековато – не услышишь…

- Мысленно. Мысленно скажешь, бестолковый. Подумай и всё! Вот, что она в тебе нашла?

-Ну-ну, ты не очень… разговорился.

- Да, иди уже ты! Иль передумал? Тут останешься дожидаться?

Алёшка не стал продолжать совершенно беспредметный спор с нежитью, а устремился в указанном ему направлении. До означенного ориентира было, по его соображениям, никак не меньше километра, а потому…

- Эй, ты! – послышалось в спину – Торопиться тоже нужно разумно – медленно, слышишь? Запалишься, что проку от тебя там будет?

Отвечать не стал, но совету внял – чуть сбавил скорость, и нормализовал  дыхание, дальше пошёл уже более размеренным шагом. Но Ясновида, не была бы ясно видящей если бы не сумела разглядеть того, что творится у неё за спиной в том же самом временном срезе. Правду сказать, Алексей не особенно и удивился, когда где-то спустя час резвого хода вдруг увидел свою ненаглядную мирно сидящей на поваленном дереве возле весело потрескивающего костерка.

- О, кого я вижу? Алексей Николаевич собственной персоной нарисовался, не сотрёшь! – попыталась пошутить девушка. Но Алексей молчал. Молча снял лыжи и протянул руки к огню. Понимая, кто является причиной неудовольствия, Дарья продолжала говорить нарочито бодро:

- Надо же, и рюкзак взять не забыл. Спорим, что ты в него даже не заглянул и не имеешь представления, что там лежит?

Он продолжал молчать.

-Ох, как я зол! – улыбнулась она, заглядывая ему в лицо. Ничего. Тогда она встала, словно предлагая присесть ему, чем он не преминул воспользоваться, чуть передёрнув плечами.

- Молчишь? Ну, молчи, молчи… Ты думаешь, я не понимаю причину твоего настроения? Понимаю… Очень даже хорошо понимаю… А вот ты… 

- Что – я? – не выдержал Алёшка – Ну, объясни мне, что я? А заодно объясни ещё и то, почему ты посчитала для себя возможным так поступить со мной? За что? 

- За что? Считаю такую постановку вопроса неуместной в данном случае! А вот почему… Исключительно из тебясохранения!

- Ах, вот оно что! Менясохранения, значит. Словотворчеством не ко времени занялись, Дарина Матвеевна! – с прорывающимся раздражением ответил он, не обращая внимания на то, что она зашла со спины и, прижавшись к нему, сцепила руки в крепкий замок на его груди. – Позвольте вам не поверить, сударыня! Не обо мне вы вовсе думали, а…

- О ком же ещё? – проворковала она лесной горлинкой, слегка прихватив его ухо зубами…

Резко крутанувшись, Алексей усадил её к себе на колени и, завладев ситуацией, принялся целовать так, как не делал никогда прежде вообще – грубо, жёстко если даже не жестоко, наказывая, полностью подчиняя и не оставляя путей к отступлению. А потом, переведя дух, сказал:
 
- Никогда впредь, ты слышишь, никогда не принимай решения в обход меня, вместо меня, поняла? – и, не дожидаясь ответа, продолжил -  Если ты вообразила себе, что я соглашусь на роль бессловесного болванчика, то ты глубоко ошибаешься! Да, я признаю, что, наверное, сам в том виноват даже больше тебя, потому, что слишком люблю. Слишком на многое закрываю глаза. И это, наверное, позволило тебе сделать несоответствующие выводы насчёт меня как такового…

- Лёша!  - попыталась Дарина вставить слово, но он не позволил ей договорить:

- Молчи и слушай! Союз между нами возможен лишь на взаимном уважении, поскольку любовь без него просто похоть. В моих чувствах ты могла убедиться уже не один раз. А вот ты… Не заставляй меня сомневаться… Пожалуйста, не смей пренебрегать мной. То, как ты поступила сегодня, иначе, как пренебрежение, я расценить не могу, а потому… Лучше скажи прямо, не прячась за лицемерный предлог заботы о моей безопасности: не нужен, мешаю или, ещё того хуже, надоел?

Но ни возразить, ни оправдаться у Дарины не получилось потому, что на полянку, где они сейчас сидели, вышла огромная  медведица…


 
 
Рейтинг: +1 47 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
104
91
90
ОНА ОДНА... 24 сентября 2019 (Пронькина Татьяна)
80
78
77
72
71
Оладии 18 октября 2019 (Петр Казакевич)
69
Мне снился сон 25 сентября 2019 (Рената Юрьева)
69
65
Отчий дом... 30 сентября 2019 (Анна Гирик)
63
62
60
55
53
53
51
49
48
Восхождение... 10 октября 2019 (Анна Гирик)
44
44
44
МЫ САМИ 13 октября 2019 (Рената Юрьева)
43
42
Если... 30 сентября 2019 (Василий Акименко)
42
41
Простая история 7 октября 2019 (**Рыжик**)
36
35
34