ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Перепутье Глава 7 Фэнтези

Перепутье Глава 7 Фэнтези

14 апреля 2019 - Валентина Карпова

Как только за Алексеем закрылась дверь, ведунья, «включив» на полную мощность до того просто мерцающее магическое зрение, хлопнула три раза в ладоши:  

- Низко кланяюсь вам, живущие в этих стенах! Милости прошу знакомиться! 

И тотчас из-за печного угла послышалось натужное покряхтывание: 

- Кому ещё вздумалось потревожить мои старые кости? - и на середину комнаты вышел совсем древний, небольшого росточку старичок с обмотанным какой-то тряпицею горлом. 

- Низко кланяюсь тебе, дедушко-суседушко! Мир тебе и всем, кто с тобою! 

- Учтивая речь… Похвально, похвально… - проворчал тот в ответ – Сказывай, что надобно? Пошто потревожила, ведунка? 

- Да, вот изволишь видеть, не своей я воле здесь, так судьбе было угодно, а потому… 

- К делу переходи, что волшбой владеешь, понял, иначе как бы ты меня увидела? Понимаю и то, что не вошла ещё в полную силу, хотя куды уж более-то? Но от меня-то что тебе надобно? 

- Дедушко, я не одна… 

- Опять же вижу, вижу твово домовёнка… Ишь, несмышлёныш, под юбку спрятался. А, ну выходь, покажись! 

А при Дарине и в самом деле где бы она ни находилась постоянно был свой личный домовой, из родимого бабушкиного дома, приставленный к ней для подмоги. Дитя по ихнему летоисчислению, мало что мог, но порой преданность много важней других каких умений бывает. А вот с этим у него как раз всё в порядке было. Даринке его отдал хозяин рода, означив человеческим именем Егор, Егорушка, как она его называла. 

- Дедушко! Ты не обижай его, поучи чему сам разумеешь, но не обижай. Мы тут не на долго задержимся, так нужно… А ты, нешто, один в избе-то? 

- А то ты не видишь, что не один! – усмехнулся тот наивному вопросу в давно не чёсанную бороду – Нет, не один, с помощницами! Только изба-то пустая, печь не топлена… Помогать  да мешать некому… Обленились мои девки-кикиморки, разнежились… Но из воли не выйдут: как скажу, так и будет! 

- Вот и хорошо – задумчиво отозвалась Дарина – Вот и хорошо! Не хочу никого обижать, но козней не потерплю – в миг по щелям распихаю, а то и в лес прогоню кикимор твоих! 

- Не стращай, пользы в том мало… Ты по-людски и мы не звери… Только ты ведь тоже не одна… Про мужика свово что скажешь? Он не хозяин тебе вижу. Не муж… 

- Да, не муж… Вас не обманешь, но будет вместо него для всех в Листвянке. Почему - не спрашивай! Прости, но то не вашего ума дело. А вот что касаемо вашего, так это чтобы ни одна мышь со стороны не прознала о том, что будет происходить как в этом доме, так и про меж нас с Алексеем, понятно? А интересоваться непременно будут, как пить дать, будут! Не прост ваш староста, ох, не прост… Владеет силой нешуточной, но супротив моей слаб даже теперь… Сможешь обеспечить или нет – сразу скажи! Если нет, то мне придётся свою охрану вокруг дома налаживать, а это, как ты должен понимать, лишит вас свободы передвижения на весь срок, что я тут пробуду… Запрёт вас в стенах этого дома… 

- Задача не из простых – закряхтел домовой – Но, думается, мне по силам… Справимся! Одначе, если что-то пойдёт не так, то сразу же подам тебе знать, хозяйка… 

- Да, какая я хозяйка? Жиличка. Временно тут, временно… На год… 

- Ну, год тоже не мало, особливо для вас, для людей… Его тоже прожить надобно…

- Прав, прав, дедушко! А потому, как у нас говорят, давайте жить дружно! Вы к нам с пониманием – и мы не обидим! Хлебцем поделимся! Договорились? 

- Считай что так! – снова закряхтел тот – Матрёна бежит, пойду-ка я к себе… А что твой мужик-то, не зрячий? 

- Нет, не зрячий пока… Да и ни к чему оно ему - моих глаз хватит… Прощай пока и помни: чтобы мышь не прознала, комар не перенёс… 

- Помню, не дурак… Как уговорено – так и будет!

- Лексей! – раздался звонкий голос Матрёны под окошком – А чевой-то ты тут сидишь один? Ай, прогнала тебя молодайка? Ай, провинился в чём? Когда так, то пошли ко мне, есть где уложить да приветить! 

- Матрёна Никандровна! Ты мне мужика-то с пути не сбивай! Я хоть и молодая и росточком в сравнении с тобой небольшая, а вот в силе-то вряд ли уступлю! Своим делиться не стану… – вроде шутя откликнулась Даша, появляясь из сеней – Мой он! Мой – знай про то и помни! 

- Да што ж ты за него-то решаешь, девонька? Ай, он скотина какая бессловесная? Можа, так повернёт, что и не с тобой, а со мной ночевать отправится! Лексей, больно ты робкий какой-то… Всё молчишь и молчишь… Вот бабёнка и разбаловалась… Ишь, сколь воли-то взяла! Пристрожить бы надобно… С нами без острастки никак нельзя - на шею садимся. Чудные вы какие-то… Право слово – чудные! Другой мужик-то враз бы прицыкнул на неё, враз бы указал место, а ты вон всё молчишь, позволяешь… Гляди, закрутит хвостом-то, поздно будет… 

- Люблю, вот и позволяю многое! А, что касаемо хвоста, не закрутит – не из таковских! – поддержал шутливую (ой ли?) перебранку женщин Алексей – А закрутит – так ты же пожалеешь, примешь, надеюсь, сироту-то бесталанного… 

- Пожалею, как не пожалеть-то? Ты ишь какой, прям цветик лазоревый… 

- Ну, вот что, он цветик лазоревый да не твой, а мой, хозяюшка! – продолжала «сердиться» Даша – Не замай – в другой раз говорю! 

- Да, ладно тебе! Ишь расшипелась-то, прямо кошка дикая! И откуль что взялось… И росток с ноготок, а поглянь как царапается… Вот, держите! – протянула какой-то свёрток Алексею – Щас ещё Наташку пришлю, дай только молоко процежу! 

- Да, не надо – сытые мы! 

- А вот это уже не вам решать, что надо, а что не надо! Покудова я тут хозяйка, а вы гости… Советую и вам тоже того не забывать…

- Ой, Лёшенька! Приглянулся ты хозяюшке нашей, ой, пришёлся по сердцу… Уведёт она тебя от меня несмелой, как пить дать, уведёт! – запричитала, заохала Даринка, разворачивая принесённые Матрёной овчины такой добротной выделки, что казались прямо не настоящими, не натуральными какими-то - до того были мягки и шелковисты, приятны на ощупь.

- А тебя, что, и на самом деле это беспокоит или как? 

- А нешто нет? – продолжала девушка приноравливаться к местной манере говорить – Куды я без тебя-то? Ты вон какой, цветик лазоревый, сильный да красивый, а я так просто замухрышка рядом с тобою! 

- Конечно-конечно! А то я не видал, как Ермолаюшка слюни утирал, разглядев тебя, замухрышку этакую! 

- Ермолай Спиридонович?! - девушка сделала удивлённое  лицо и вдруг оба разом расхохотались да так, что у обоих слёзы покатились из глаз. 

- Нет! Дракон Филимонович! - поддал настроения Алексей. 

- Ох, не могу больше! – едва перевела дух Даша – Рассмешил! Право слово, рассмешил… Хотя… Что касается старосты, то тут ты прав – не прост мужик, ой, не прост… Не случайно он нас на мельницу-то определил – напугать вздумал… Почувствовал что-то во мне, пусть я и успела вовремя закрыться от него, дурочкой прикинулась. Но, как мне думается, не отступится он, помяни мой слово, Алёшенька! 

- С чего ты это взяла? Мужик как мужик… Хитрован, конечно, так это и без твоей магии видно! 

- Разглядел? Не плохо! Да, только внутри у него совершенно не то, что снаружи… Колдун он, Алёшенька, колдун… Слуга тёмных сил. 

- А ты каких сил слуга? 

- А я не слуга, милый! Я – воин! Воин светлых сил – знай и помни об этом, что бы ни случилось с нами потом… А случиться может всякое… 

- Например? 

- Про гибель говорить не будем, хотя и исключать эту грустную возможность совершенно нельзя, глупо даже… Но может так получиться, что вдруг потеряем свой внутренний компас… 

- Что?! Какой ещё компас? Даш, ты не перегрелась, часом? 

- Плохо, что ты совсем пустой… - продолжала размышлять Дарина, не обращая внимание на его недоумение – Как у нас говорят – незрячий…  Но я помогу, ты только слушайся! Оступишься – сыграешь тёмным на руку, а они только того и ждут… 

- Даш! Ты меня совершенно запутала… Жил я себе, да жил, не тужил, а если и тужил, то совсем по другому поводу. Сроду не верил ни в какую магию, да чародейство и на тебе – компас какой-то… Колдуны, ведуньи… Влип, что называется, по полной программе… 

- Лёш! Если бы я могла хлопнуть в ладоши и тем самым вернуть тебя в тот, привычный нам мир, я бы уже три раза это сделала, веришь? 

- Верить-то я, верю, но что там с компасом? Где эта штуковина находится – знать хочу, чтобы не приведи Господь потерять. 

- Компас – это память наша: кто мы и откуда, понимаешь? Ориентир в пространстве! 

- Понял… А как мы можем забыть это? 

- Ну, ты же врач! Не тебе объяснять возникновение амнезии как таковой! - вздохнула девушка - Вариантов множество… Но, повторяю, я постараюсь максимально возможно обезопасить нас от этой беды 

- Понятно! – ещё раз повторил Алексей, обнимая и прижимая её к себе – Знай и ты: я безусловно тебе верю, малышка, верю в твои способности и возможности! Только ты, пожалуйста, не хлопай в ладошки, не возвращай меня в тот мир, где не будет тебя рядом! Не хочу…  Но я также не хочу быть стопудовыми колодками на твоих таких восхитительных ножках! Я буду стараться, чес. слово, буду, а уж как там оно получится, так и получится. 

- Прекрати немедленно! - прошептала она вместо ответа, неохотно уворачиваясь от горячих губ парня, окончательно заворожённая неприкрытой лаской и обожанием в воркующем бархате его голоса. 

- Что прекратить? – шепнул он в свою очередь, нежно целуя её в сомкнутые веки, в подрагивающие длиннющие ресницы, в забавный, немного вздёрнутый носик и в залившиеся пунцовой краской щёки – Что прекратить, моя хорошая? 

- А вот это всё и прекратить! – нашла в себе силы разомкнуть желанные объятия Дарина – Прекрати соблазнять меня, ловелас! Лёшка! Говоришь, что не враг мне, а сам всё делаешь для того, чтобы лишить меня моей дороги в будущее… Я же объясняла тебе… 

- Помню я… Всё помню, но… Даш! Ты веришь в любовь с первого взгляда? 

- Знаешь, я бы могла отфутболить твой вопрос – неожиданно посерьёзнела девушка - Раньше не верила в это чувство вообще! Не то, что с первого, но и с пятнадцатого тоже…  А теперь… 

- А теперь? 

- А вот теперь – верю! Ты мне тоже очень-очень нравишься, и будь мы там, возможно отношения развивались бы совсем иначе, но мы здесь… Хотя и там секс как таковой отрицался бы мною не менее упорно и настойчиво.Пойми ты уже – если я лягу с тобой как жена или любовница – не принципиально – у меня отнимется сила предыдущих семи поколений рода! Этого, ну, никак нельзя допустить, просто никак… Это означало бы предать, разрушить, осквернить память… Зачем я тебе такая буду нужна? Сам подумай… 

- Но, тогда зачем? 

- Что – зачем? 

- Зачем нас столкнули на том перепутье? 

- Как ты сказал? Перепутье?! Как же это точно, как правильно ты сформулировал… Перепутье… Именно, перепутье… Кто-то неведомый, но бесконечно прозорливый, переплёл пути, перепутал, скрутил наши судьбы… Умница, какой же ты умница!  

- Ну, дураком никто и никогда не считал, тут ты права! И всё же – зачем?  

- Как я всё больше подозреваю - улыбнулась Даша - Это испытание, понимаешь?  Проверка любовью… сильными чувствами… Ты – моё искушение! 

- Вот даже как! А меня, что, никто и во внимание не брал? Моего согласия на такой разворот в жизни не требовалось, что ли? - неожиданным образом взбеленился парень. 

- Почему же? Хотя, когда и кого спрашивалась Судьба? С кем согласовывала свои решения? С кем она советовалась? Однако ты волен поступить по своему разумению… сделать собственный выбор даже здесь и теперь! Вон как Матрёна-то зазывала, бровками поигрывала… Ступай и, кто знает, может для тебя тут же откроется портал переброски и ты окажешься там, откуда прибыл… А, может, и нет! Может так получиться, что поступок твой станет окончательной привязкой к этому времени и месту – честно сказать, я не знаю! Но это будет уже совершенно другая история… без меня! 

- Ага! Ещё чего захотела! Нет уж, так легко ты от меня не избавишься, солнышко моё! Я с тобой до конца! 

- До какого? 

- А до любого: что для тебя, то и мне отныне и навсегда! 

- На клятву похоже… 

- А пусть бы и так! Принимаешь? 

Девушка молчала. А потом тихонько встала с широченной лавки, на которой сидела, и подошла к нему. Вскинула руки, обняв за шею, и прошептала: «Принимаю… Мой, а я – твоя!» - и крепко поцеловала его в такие сладкие, такие зазывные и манящие губы.
 

 

© Copyright: Валентина Карпова, 2019

Регистрационный номер №0445358

от 14 апреля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0445358 выдан для произведения:
Как только за Алексеем закрылась дверь, ведунья, «включив» на полную мощность до того просто мерцающее магическое зрение, хлопнула три раза в ладоши:  

- Низко кланяюсь вам, живущие в этих стенах! Милости прошу знакомиться! 

И тотчас из-за печного угла послышалось натужное покряхтывание: 

- Кому ещё вздумалось потревожить мои старые кости? - и на середину комнаты вышел совсем древний, небольшого росточку старичок с обмотанным какой-то тряпицею горлом. 

- Низко кланяюсь тебе, дедушко-суседушко! Мир тебе и всем, кто с тобою! 

- Учтивая речь… Похвально, похвально… - проворчал тот в ответ – Сказывай, что надобно? Пошто потревожила, ведунка? 

- Да, вот изволишь видеть, не своей я воле здесь, так судьбе было угодно, а потому… 

- К делу переходи, что волшбой владеешь, понял, иначе как бы ты меня увидела? Понимаю и то, что не вошла ещё в полную силу, хотя куды уж более-то? Но от меня-то что тебе надобно? 

- Дедушко, я не одна… 

- Опять же вижу, вижу твово домовёнка… Ишь, несмышлёныш, под юбку спрятался. А, ну выходь, покажись! 

А при Дарине и в самом деле где бы она ни находилась постоянно был свой личный домовой, из родимого бабушкиного дома, приставленный к ней для подмоги. Дитя по ихнему летоисчислению, мало что мог, но порой преданность много важней других каких умений бывает. А вот с этим у него как раз всё в порядке было. Даринке его отдал хозяин рода, означив человеческим именем Егор, Егорушка, как она его называла. 

- Дедушко! Ты не обижай его, поучи чему сам разумеешь, но не обижай. Мы тут не на долго задержимся, так нужно… А ты, нешто, один в избе-то? 

- А то ты не видишь, что не один! – усмехнулся тот наивному вопросу в давно не чёсанную бороду – Нет, не один, с помощницами! Только изба-то пустая, печь не топлена… Помогать  да мешать некому… Обленились мои девки-кикиморки, разнежились… Но из воли не выйдут: как скажу, так и будет! 

- Вот и хорошо – задумчиво отозвалась Дарина – Вот и хорошо! Не хочу никого обижать, но козней не потерплю – в миг по щелям распихаю, а то и в лес прогоню кикимор твоих! 

- Не стращай, пользы в том мало… Ты по-людски и мы не звери… Только ты ведь тоже не одна… Про мужика свово что скажешь? Он не хозяин тебе вижу. Не муж… 

- Да, не муж… Вас не обманешь, но будет вместо него для всех в Листвянке. Почему - не спрашивай! Прости, но то не вашего ума дело. А вот что касаемо вашего, так это чтобы ни одна мышь со стороны не прознала о том, что будет происходить как в этом доме, так и про меж нас с Алексеем, понятно? А интересоваться непременно будут, как пить дать, будут! Не прост ваш староста, ох, не прост… Владеет силой нешуточной, но супротив моей слаб даже теперь… Сможешь обеспечить или нет – сразу скажи! Если нет, то мне придётся свою охрану вокруг дома налаживать, а это, как ты должен понимать, лишит вас свободы передвижения на весь срок, что я тут пробуду… Запрёт вас в стенах этого дома… 

- Задача не из простых – закряхтел домовой – Но, думается, мне по силам… Справимся! Одначе, если что-то пойдёт не так, то сразу же подам тебе знать, хозяйка… 

- Да, какая я хозяйка? Жиличка. Временно тут, временно… На год… 

- Ну, год тоже не мало, особливо для вас, для людей… Его тоже прожить надобно…

- Прав, прав, дедушко! А потому, как у нас говорят, давайте жить дружно! Вы к нам с пониманием – и мы не обидим! Хлебцем поделимся! Договорились? 

- Считай что так! – снова закряхтел тот – Матрёна бежит, пойду-ка я к себе… А что твой мужик-то, не зрячий? 

- Нет, не зрячий пока… Да и ни к чему оно ему - моих глаз хватит… Прощай пока и помни: чтобы мышь не прознала, комар не перенёс… 

- Помню, не дурак… Как уговорено – так и будет!

- Лексей! – раздался звонкий голос Матрёны под окошком – А чевой-то ты тут сидишь один? Ай, прогнала тебя молодайка? Ай, провинился в чём? Когда так, то пошли ко мне, есть где уложить да приветить! 

- Матрёна Никандровна! Ты мне мужика-то с пути не сбивай! Я хоть и молодая и росточком в сравнении с тобой небольшая, а вот в силе-то вряд ли уступлю! Своим делиться не стану… – вроде шутя откликнулась Даша, появляясь из сеней – Мой он! Мой – знай про то и помни! 

- Да што ж ты за него-то решаешь, девонька? Ай, он скотина какая бессловесная? Можа, так повернёт, что и не с тобой, а со мной ночевать отправится! Лексей, больно ты робкий какой-то… Всё молчишь и молчишь… Вот бабёнка и разбаловалась… Ишь, сколь воли-то взяла! Пристрожить бы надобно… С нами без острастки никак нельзя - на шею садимся. Чудные вы какие-то… Право слово – чудные! Другой мужик-то враз бы прицыкнул на неё, враз бы указал место, а ты вон всё молчишь, позволяешь… Гляди, закрутит хвостом-то, поздно будет… 

- Люблю, вот и позволяю многое! А, что касаемо хвоста, не закрутит – не из таковских! – поддержал шутливую (ой ли?) перебранку женщин Алексей – А закрутит – так ты же пожалеешь, примешь, надеюсь, сироту-то бесталанного… 

- Пожалею, как не пожалеть-то? Ты ишь какой, прям цветик лазоревый… 

- Ну, вот что, он цветик лазоревый да не твой, а мой, хозяюшка! – продолжала «сердиться» Даша – Не замай – в другой раз говорю! 

- Да, ладно тебе! Ишь расшипелась-то, прямо кошка дикая! И откуль что взялось… И росток с ноготок, а поглянь как царапается… Вот, держите! – протянула какой-то свёрток Алексею – Щас ещё Наташку пришлю, дай только молоко процежу! 

- Да, не надо – сытые мы! 

- А вот это уже не вам решать, что надо, а что не надо! Покудова я тут хозяйка, а вы гости… Советую и вам тоже того не забывать…

- Ой, Лёшенька! Приглянулся ты хозяюшке нашей, ой, пришёлся по сердцу… Уведёт она тебя от меня несмелой, как пить дать, уведёт! – запричитала, заохала Даринка, разворачивая принесённые Матрёной овчины такой добротной выделки, что казались прямо не настоящими, не натуральными какими-то - до того были мягки и шелковисты, приятны на ощупь.

- А тебя, что, и на самом деле это беспокоит или как? 

- А нешто нет? – продолжала девушка приноравливаться к местной манере говорить – Куды я без тебя-то? Ты вон какой, цветик лазоревый, сильный да красивый, а я так просто замухрышка рядом с тобою! 

- Конечно-конечно! А то я не видал, как Ермолаюшка слюни утирал, разглядев тебя, замухрышку этакую! 

- Ермолай Спиридонович?! - девушка сделала удивлённое  лицо и вдруг оба разом расхохотались да так, что у обоих слёзы покатились из глаз. 

- Нет! Дракон Филимонович! - поддал настроения Алексей. 

- Ох, не могу больше! – едва перевела дух Даша – Рассмешил! Право слово, рассмешил… Хотя… Что касается старосты, то тут ты прав – не прост мужик, ой, не прост… Не случайно он нас на мельницу-то определил – напугать вздумал… Почувствовал что-то во мне, пусть я и успела вовремя закрыться от него, дурочкой прикинулась. Но, как мне думается, не отступится он, помяни мой слово, Алёшенька! 

- С чего ты это взяла? Мужик как мужик… Хитрован, конечно, так это и без твоей магии видно! 

- Разглядел? Не плохо! Да, только внутри у него совершенно не то, что снаружи… Колдун он, Алёшенька, колдун… Слуга тёмных сил. 

- А ты каких сил слуга? 

- А я не слуга, милый! Я – воин! Воин светлых сил – знай и помни об этом, что бы ни случилось с нами потом… А случиться может всякое… 

- Например? 

- Про гибель говорить не будем, хотя и исключать эту грустную возможность совершенно нельзя, глупо даже… Но может так получиться, что вдруг потеряем свой внутренний компас… 

- Что?! Какой ещё компас? Даш, ты не перегрелась, часом? 

- Плохо, что ты совсем пустой… - продолжала размышлять Дарина, не обращая внимание на его недоумение – Как у нас говорят – незрячий…  Но я помогу, ты только слушайся! Оступишься – сыграешь тёмным на руку, а они только того и ждут… 

- Даш! Ты меня совершенно запутала… Жил я себе, да жил, не тужил, а если и тужил, то совсем по другому поводу. Сроду не верил ни в какую магию, да чародейство и на тебе – компас какой-то… Колдуны, ведуньи… Влип, что называется, по полной программе… 

- Лёш! Если бы я могла хлопнуть в ладоши и тем самым вернуть тебя в тот, привычный нам мир, я бы уже три раза это сделала, веришь? 

- Верить-то я, верю, но что там с компасом? Где эта штуковина находится – знать хочу, чтобы не приведи Господь потерять. 

- Компас – это память наша: кто мы и откуда, понимаешь? Ориентир в пространстве! 

- Понял… А как мы можем забыть это? 

- Ну, ты же врач! Не тебе объяснять возникновение амнезии как таковой! - вздохнула девушка - Вариантов множество… Но, повторяю, я постараюсь максимально возможно обезопасить нас от этой беды 

- Понятно! – ещё раз повторил Алексей, обнимая и прижимая её к себе – Знай и ты: я безусловно тебе верю, малышка, верю в твои способности и возможности! Только ты, пожалуйста, не хлопай в ладошки, не возвращай меня в тот мир, где не будет тебя рядом! Не хочу…  Но я также не хочу быть стопудовыми колодками на твоих таких восхитительных ножках! Я буду стараться, чес. слово, буду, а уж как там оно получится, так и получится. 

- Прекрати немедленно! - прошептала она вместо ответа, неохотно уворачиваясь от горячих губ парня, окончательно заворожённая неприкрытой лаской и обожанием в воркующем бархате его голоса. 

- Что прекратить? – шепнул он в свою очередь, нежно целуя её в сомкнутые веки, в подрагивающие длиннющие ресницы, в забавный, немного вздёрнутый носик и в залившиеся пунцовой краской щёки – Что прекратить, моя хорошая? 

- А вот это всё и прекратить! – нашла в себе силы разомкнуть желанные объятия Дарина – Прекрати соблазнять меня, ловелас! Лёшка! Говоришь, что не враг мне, а сам всё делаешь для того, чтобы лишить меня моей дороги в будущее… Я же объясняла тебе… 

- Помню я… Всё помню, но… Даш! Ты веришь в любовь с первого взгляда? 

- Знаешь, я бы могла отфутболить твой вопрос – неожиданно посерьёзнела девушка - Раньше не верила в это чувство вообще! Не то, что с первого, но и с пятнадцатого тоже…  А теперь… 

- А теперь? 

- А вот теперь – верю! Ты мне тоже очень-очень нравишься, и будь мы там, возможно отношения развивались бы совсем иначе, но мы здесь… Хотя и там секс как таковой отрицался бы мною не менее упорно и настойчиво.Пойми ты уже – если я лягу с тобой как жена или любовница – не принципиально – у меня отнимется сила предыдущих семи поколений рода! Этого, ну, никак нельзя допустить, просто никак… Это означало бы предать, разрушить, осквернить память… Зачем я тебе такая буду нужна? Сам подумай… 

- Но, тогда зачем? 

- Что – зачем? 

- Зачем нас столкнули на том перепутье? 

- Как ты сказал? Перепутье?! Как же это точно, как правильно ты сформулировал… Перепутье… Именно, перепутье… Кто-то неведомый, но бесконечно прозорливый, переплёл пути, перепутал, скрутил наши судьбы… Умница, какой же ты умница!  

- Ну, дураком никто и никогда не считал, тут ты права! И всё же – зачем?  

- Как я всё больше подозреваю - улыбнулась Даша - Это испытание, понимаешь?  Проверка любовью… сильными чувствами… Ты – моё искушение! 

- Вот даже как! А меня, что, никто и во внимание не брал? Моего согласия на такой разворот в жизни не требовалось, что ли? - неожиданным образом взбеленился парень. 

- Почему же? Хотя, когда и кого спрашивалась Судьба? С кем согласовывала свои решения? С кем она советовалась? Однако ты волен поступить по своему разумению… сделать собственный выбор даже здесь и теперь! Вон как Матрёна-то зазывала, бровками поигрывала… Ступай и, кто знает, может для тебя тут же откроется портал переброски и ты окажешься там, откуда прибыл… А, может, и нет! Может так получиться, что поступок твой станет окончательной привязкой к этому времени и месту – честно сказать, я не знаю! Но это будет уже совершенно другая история… без меня! 

- Ага! Ещё чего захотела! Нет уж, так легко ты от меня не избавишься, солнышко моё! Я с тобой до конца! 

- До какого? 

- А до любого: что для тебя, то и мне отныне и навсегда! 

- На клятву похоже… 

- А пусть бы и так! Принимаешь? 

Девушка молчала. А потом тихонько встала с широченной лавки, на которой сидела, и подошла к нему. Вскинула руки, обняв за шею, и прошептала: «Принимаю… Мой, а я – твоя!» - и крепко поцеловала его в такие сладкие, такие зазывные и манящие губы.
 

 
 
Рейтинг: +1 40 просмотров
Комментарии (2)
Галина Дашевская # 29 апреля 2019 в 15:41 +1
Спасибо, Валечка, за твои прекрасные рассказы!
Валентина Карпова # 29 апреля 2019 в 16:00 0
Спасибо! Приятно! С Великим Праздником!
spasibo-20
Популярная проза за месяц
94
93
91
Светка 26 мая 2019 (Тая Кузмина)
89
89
81
77
76
71
71
69
67
66
66
65
62
62
61
59
57
56
56
55
53
52
50
48
Пишем письма 19 июня 2019 (Задворки)
47
39
35