ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Перепутье Глава 7 Фэнтези

Перепутье Глава 7 Фэнтези

14 апреля 2019 - Валентина Карпова

Как только за Алексеем закрылась дверь, ведунья, «включив» на полную мощность до того просто мерцающее магическое зрение, хлопнула три раза в ладоши:  

- Низко кланяюсь вам, живущие в этих стенах! Милости прошу знакомиться! 

И тотчас из-за печного угла послышалось натужное покряхтывание: 

- Кому ещё вздумалось потревожить мои старые кости? - и на середину комнаты вышел совсем древний, небольшого росточку старичок с обмотанным какой-то тряпицею горлом. 

- Низко кланяюсь тебе, дедушко-суседушко! Мир тебе и всем, кто с тобою! 

- Учтивая речь… Похвально, похвально… - проворчал тот в ответ – Сказывай, что надобно? Пошто потревожила, ведунка? 

- Да, вот изволишь видеть, не своей я воле здесь, так судьбе было угодно, а потому… 

- К делу переходи, что волшбой владеешь, понял, иначе как бы ты меня увидела? Понимаю и то, что не вошла ещё в полную силу, хотя куды уж более-то? Но от меня-то что тебе надобно? 

- Дедушко, я не одна… 

- Опять же вижу, вижу твово домовёнка… Ишь, несмышлёныш, под юбку спрятался. А, ну выходь, покажись! 

А при Дарине и в самом деле где бы она ни находилась постоянно был свой личный домовой, из родимого бабушкиного дома, приставленный к ней для подмоги. Дитя по ихнему летоисчислению, мало что мог, но порой преданность много важней других каких умений бывает. А вот с этим у него как раз всё в порядке было. Даринке его отдал хозяин рода, означив человеческим именем Егор, Егорушка, как она его называла. 

- Дедушко! Ты не обижай его, поучи чему сам разумеешь, но не обижай. Мы тут не на долго задержимся, так нужно… А ты, нешто, один в избе-то? 

- А то ты не видишь, что не один! – усмехнулся тот наивному вопросу в давно не чёсанную бороду – Нет, не один, с помощницами! Только изба-то пустая, печь не топлена… Помогать  да мешать некому… Обленились мои девки-кикиморки, разнежились… Но из воли не выйдут: как скажу, так и будет! 

- Вот и хорошо – задумчиво отозвалась Дарина – Вот и хорошо! Не хочу никого обижать, но козней не потерплю – в миг по щелям распихаю, а то и в лес прогоню кикимор твоих! 

- Не стращай, пользы в том мало… Ты по-людски и мы не звери… Только ты ведь тоже не одна… Про мужика свово что скажешь? Он не хозяин тебе вижу. Не муж… 

- Да, не муж… Вас не обманешь, но будет вместо него для всех в Листвянке. Почему - не спрашивай! Прости, но то не вашего ума дело. А вот что касаемо вашего, так это чтобы ни одна мышь со стороны не прознала о том, что будет происходить как в этом доме, так и про меж нас с Алексеем, понятно? А интересоваться непременно будут, как пить дать, будут! Не прост ваш староста, ох, не прост… Владеет силой нешуточной, но супротив моей слаб даже теперь… Сможешь обеспечить или нет – сразу скажи! Если нет, то мне придётся свою охрану вокруг дома налаживать, а это, как ты должен понимать, лишит вас свободы передвижения на весь срок, что я тут пробуду… Запрёт вас в стенах этого дома… 

- Задача не из простых – закряхтел домовой – Но, думается, мне по силам… Справимся! Одначе, если что-то пойдёт не так, то сразу же подам тебе знать, хозяйка… 

- Да, какая я хозяйка? Жиличка. Временно тут, временно… На год… 

- Ну, год тоже не мало, особливо для вас, для людей… Его тоже прожить надобно…

- Прав, прав, дедушко! А потому, как у нас говорят, давайте жить дружно! Вы к нам с пониманием – и мы не обидим! Хлебцем поделимся! Договорились? 

- Считай что так! – снова закряхтел тот – Матрёна бежит, пойду-ка я к себе… А что твой мужик-то, не зрячий? 

- Нет, не зрячий пока… Да и ни к чему оно ему - моих глаз хватит… Прощай пока и помни: чтобы мышь не прознала, комар не перенёс… 

- Помню, не дурак… Как уговорено – так и будет!

- Лексей! – раздался звонкий голос Матрёны под окошком – А чевой-то ты тут сидишь один? Ай, прогнала тебя молодайка? Ай, провинился в чём? Когда так, то пошли ко мне, есть где уложить да приветить! 

- Матрёна Никандровна! Ты мне мужика-то с пути не сбивай! Я хоть и молодая и росточком в сравнении с тобой небольшая, а вот в силе-то вряд ли уступлю! Своим делиться не стану… – вроде шутя откликнулась Даша, появляясь из сеней – Мой он! Мой – знай про то и помни! 

- Да што ж ты за него-то решаешь, девонька? Ай, он скотина какая бессловесная? Можа, так повернёт, что и не с тобой, а со мной ночевать отправится! Лексей, больно ты робкий какой-то… Всё молчишь и молчишь… Вот бабёнка и разбаловалась… Ишь, сколь воли-то взяла! Пристрожить бы надобно… С нами без острастки никак нельзя - на шею садимся. Чудные вы какие-то… Право слово – чудные! Другой мужик-то враз бы прицыкнул на неё, враз бы указал место, а ты вон всё молчишь, позволяешь… Гляди, закрутит хвостом-то, поздно будет… 

- Люблю, вот и позволяю многое! А, что касаемо хвоста, не закрутит – не из таковских! – поддержал шутливую (ой ли?) перебранку женщин Алексей – А закрутит – так ты же пожалеешь, примешь, надеюсь, сироту-то бесталанного… 

- Пожалею, как не пожалеть-то? Ты ишь какой, прям цветик лазоревый… 

- Ну, вот что, он цветик лазоревый да не твой, а мой, хозяюшка! – продолжала «сердиться» Даша – Не замай – в другой раз говорю! 

- Да, ладно тебе! Ишь расшипелась-то, прямо кошка дикая! И откуль что взялось… И росток с ноготок, а поглянь как царапается… Вот, держите! – протянула какой-то свёрток Алексею – Щас ещё Наташку пришлю, дай только молоко процежу! 

- Да, не надо – сытые мы! 

- А вот это уже не вам решать, что надо, а что не надо! Покудова я тут хозяйка, а вы гости… Советую и вам тоже того не забывать…

- Ой, Лёшенька! Приглянулся ты хозяюшке нашей, ой, пришёлся по сердцу… Уведёт она тебя от меня несмелой, как пить дать, уведёт! – запричитала, заохала Даринка, разворачивая принесённые Матрёной овчины такой добротной выделки, что казались прямо не настоящими, не натуральными какими-то - до того были мягки и шелковисты, приятны на ощупь.

- А тебя, что, и на самом деле это беспокоит или как? 

- А нешто нет? – продолжала девушка приноравливаться к местной манере говорить – Куды я без тебя-то? Ты вон какой, цветик лазоревый, сильный да красивый, а я так просто замухрышка рядом с тобою! 

- Конечно-конечно! А то я не видал, как Ермолаюшка слюни утирал, разглядев тебя, замухрышку этакую! 

- Ермолай Спиридонович?! - девушка сделала удивлённое  лицо и вдруг оба разом расхохотались да так, что у обоих слёзы покатились из глаз. 

- Нет! Дракон Филимонович! - поддал настроения Алексей. 

- Ох, не могу больше! – едва перевела дух Даша – Рассмешил! Право слово, рассмешил… Хотя… Что касается старосты, то тут ты прав – не прост мужик, ой, не прост… Не случайно он нас на мельницу-то определил – напугать вздумал… Почувствовал что-то во мне, пусть я и успела вовремя закрыться от него, дурочкой прикинулась. Но, как мне думается, не отступится он, помяни мой слово, Алёшенька! 

- С чего ты это взяла? Мужик как мужик… Хитрован, конечно, так это и без твоей магии видно! 

- Разглядел? Не плохо! Да, только внутри у него совершенно не то, что снаружи… Колдун он, Алёшенька, колдун… Слуга тёмных сил. 

- А ты каких сил слуга? 

- А я не слуга, милый! Я – воин! Воин светлых сил – знай и помни об этом, что бы ни случилось с нами потом… А случиться может всякое… 

- Например? 

- Про гибель говорить не будем, хотя и исключать эту грустную возможность совершенно нельзя, глупо даже… Но может так получиться, что вдруг потеряем свой внутренний компас… 

- Что?! Какой ещё компас? Даш, ты не перегрелась, часом? 

- Плохо, что ты совсем пустой… - продолжала размышлять Дарина, не обращая внимание на его недоумение – Как у нас говорят – незрячий…  Но я помогу, ты только слушайся! Оступишься – сыграешь тёмным на руку, а они только того и ждут… 

- Даш! Ты меня совершенно запутала… Жил я себе, да жил, не тужил, а если и тужил, то совсем по другому поводу. Сроду не верил ни в какую магию, да чародейство и на тебе – компас какой-то… Колдуны, ведуньи… Влип, что называется, по полной программе… 

- Лёш! Если бы я могла хлопнуть в ладоши и тем самым вернуть тебя в тот, привычный нам мир, я бы уже три раза это сделала, веришь? 

- Верить-то я, верю, но что там с компасом? Где эта штуковина находится – знать хочу, чтобы не приведи Господь потерять. 

- Компас – это память наша: кто мы и откуда, понимаешь? Ориентир в пространстве! 

- Понял… А как мы можем забыть это? 

- Ну, ты же врач! Не тебе объяснять возникновение амнезии как таковой! - вздохнула девушка - Вариантов множество… Но, повторяю, я постараюсь максимально возможно обезопасить нас от этой беды 

- Понятно! – ещё раз повторил Алексей, обнимая и прижимая её к себе – Знай и ты: я безусловно тебе верю, малышка, верю в твои способности и возможности! Только ты, пожалуйста, не хлопай в ладошки, не возвращай меня в тот мир, где не будет тебя рядом! Не хочу…  Но я также не хочу быть стопудовыми колодками на твоих таких восхитительных ножках! Я буду стараться, чес. слово, буду, а уж как там оно получится, так и получится. 

- Прекрати немедленно! - прошептала она вместо ответа, неохотно уворачиваясь от горячих губ парня, окончательно заворожённая неприкрытой лаской и обожанием в воркующем бархате его голоса. 

- Что прекратить? – шепнул он в свою очередь, нежно целуя её в сомкнутые веки, в подрагивающие длиннющие ресницы, в забавный, немного вздёрнутый носик и в залившиеся пунцовой краской щёки – Что прекратить, моя хорошая? 

- А вот это всё и прекратить! – нашла в себе силы разомкнуть желанные объятия Дарина – Прекрати соблазнять меня, ловелас! Лёшка! Говоришь, что не враг мне, а сам всё делаешь для того, чтобы лишить меня моей дороги в будущее… Я же объясняла тебе… 

- Помню я… Всё помню, но… Даш! Ты веришь в любовь с первого взгляда? 

- Знаешь, я бы могла отфутболить твой вопрос – неожиданно посерьёзнела девушка - Раньше не верила в это чувство вообще! Не то, что с первого, но и с пятнадцатого тоже…  А теперь… 

- А теперь? 

- А вот теперь – верю! Ты мне тоже очень-очень нравишься, и будь мы там, возможно отношения развивались бы совсем иначе, но мы здесь… Хотя и там секс как таковой отрицался бы мною не менее упорно и настойчиво.Пойми ты уже – если я лягу с тобой как жена или любовница – не принципиально – у меня отнимется сила предыдущих семи поколений рода! Этого, ну, никак нельзя допустить, просто никак… Это означало бы предать, разрушить, осквернить память… Зачем я тебе такая буду нужна? Сам подумай… 

- Но, тогда зачем? 

- Что – зачем? 

- Зачем нас столкнули на том перепутье? 

- Как ты сказал? Перепутье?! Как же это точно, как правильно ты сформулировал… Перепутье… Именно, перепутье… Кто-то неведомый, но бесконечно прозорливый, переплёл пути, перепутал, скрутил наши судьбы… Умница, какой же ты умница!  

- Ну, дураком никто и никогда не считал, тут ты права! И всё же – зачем?  

- Как я всё больше подозреваю - улыбнулась Даша - Это испытание, понимаешь?  Проверка любовью… сильными чувствами… Ты – моё искушение! 

- Вот даже как! А меня, что, никто и во внимание не брал? Моего согласия на такой разворот в жизни не требовалось, что ли? - неожиданным образом взбеленился парень. 

- Почему же? Хотя, когда и кого спрашивалась Судьба? С кем согласовывала свои решения? С кем она советовалась? Однако ты волен поступить по своему разумению… сделать собственный выбор даже здесь и теперь! Вон как Матрёна-то зазывала, бровками поигрывала… Ступай и, кто знает, может для тебя тут же откроется портал переброски и ты окажешься там, откуда прибыл… А, может, и нет! Может так получиться, что поступок твой станет окончательной привязкой к этому времени и месту – честно сказать, я не знаю! Но это будет уже совершенно другая история… без меня! 

- Ага! Ещё чего захотела! Нет уж, так легко ты от меня не избавишься, солнышко моё! Я с тобой до конца! 

- До какого? 

- А до любого: что для тебя, то и мне отныне и навсегда! 

- На клятву похоже… 

- А пусть бы и так! Принимаешь? 

Девушка молчала. А потом тихонько встала с широченной лавки, на которой сидела, и подошла к нему. Вскинула руки, обняв за шею, и прошептала: «Принимаю… Мой, а я – твоя!» - и крепко поцеловала его в такие сладкие, такие зазывные и манящие губы.
 

 

© Copyright: Валентина Карпова, 2019

Регистрационный номер №0445358

от 14 апреля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0445358 выдан для произведения:
Как только за Алексеем закрылась дверь, ведунья, «включив» на полную мощность до того просто мерцающее магическое зрение, хлопнула три раза в ладоши:  

- Низко кланяюсь вам, живущие в этих стенах! Милости прошу знакомиться! 

И тотчас из-за печного угла послышалось натужное покряхтывание: 

- Кому ещё вздумалось потревожить мои старые кости? - и на середину комнаты вышел совсем древний, небольшого росточку старичок с обмотанным какой-то тряпицею горлом. 

- Низко кланяюсь тебе, дедушко-суседушко! Мир тебе и всем, кто с тобою! 

- Учтивая речь… Похвально, похвально… - проворчал тот в ответ – Сказывай, что надобно? Пошто потревожила, ведунка? 

- Да, вот изволишь видеть, не своей я воле здесь, так судьбе было угодно, а потому… 

- К делу переходи, что волшбой владеешь, понял, иначе как бы ты меня увидела? Понимаю и то, что не вошла ещё в полную силу, хотя куды уж более-то? Но от меня-то что тебе надобно? 

- Дедушко, я не одна… 

- Опять же вижу, вижу твово домовёнка… Ишь, несмышлёныш, под юбку спрятался. А, ну выходь, покажись! 

А при Дарине и в самом деле где бы она ни находилась постоянно был свой личный домовой, из родимого бабушкиного дома, приставленный к ней для подмоги. Дитя по ихнему летоисчислению, мало что мог, но порой преданность много важней других каких умений бывает. А вот с этим у него как раз всё в порядке было. Даринке его отдал хозяин рода, означив человеческим именем Егор, Егорушка, как она его называла. 

- Дедушко! Ты не обижай его, поучи чему сам разумеешь, но не обижай. Мы тут не на долго задержимся, так нужно… А ты, нешто, один в избе-то? 

- А то ты не видишь, что не один! – усмехнулся тот наивному вопросу в давно не чёсанную бороду – Нет, не один, с помощницами! Только изба-то пустая, печь не топлена… Помогать  да мешать некому… Обленились мои девки-кикиморки, разнежились… Но из воли не выйдут: как скажу, так и будет! 

- Вот и хорошо – задумчиво отозвалась Дарина – Вот и хорошо! Не хочу никого обижать, но козней не потерплю – в миг по щелям распихаю, а то и в лес прогоню кикимор твоих! 

- Не стращай, пользы в том мало… Ты по-людски и мы не звери… Только ты ведь тоже не одна… Про мужика свово что скажешь? Он не хозяин тебе вижу. Не муж… 

- Да, не муж… Вас не обманешь, но будет вместо него для всех в Листвянке. Почему - не спрашивай! Прости, но то не вашего ума дело. А вот что касаемо вашего, так это чтобы ни одна мышь со стороны не прознала о том, что будет происходить как в этом доме, так и про меж нас с Алексеем, понятно? А интересоваться непременно будут, как пить дать, будут! Не прост ваш староста, ох, не прост… Владеет силой нешуточной, но супротив моей слаб даже теперь… Сможешь обеспечить или нет – сразу скажи! Если нет, то мне придётся свою охрану вокруг дома налаживать, а это, как ты должен понимать, лишит вас свободы передвижения на весь срок, что я тут пробуду… Запрёт вас в стенах этого дома… 

- Задача не из простых – закряхтел домовой – Но, думается, мне по силам… Справимся! Одначе, если что-то пойдёт не так, то сразу же подам тебе знать, хозяйка… 

- Да, какая я хозяйка? Жиличка. Временно тут, временно… На год… 

- Ну, год тоже не мало, особливо для вас, для людей… Его тоже прожить надобно…

- Прав, прав, дедушко! А потому, как у нас говорят, давайте жить дружно! Вы к нам с пониманием – и мы не обидим! Хлебцем поделимся! Договорились? 

- Считай что так! – снова закряхтел тот – Матрёна бежит, пойду-ка я к себе… А что твой мужик-то, не зрячий? 

- Нет, не зрячий пока… Да и ни к чему оно ему - моих глаз хватит… Прощай пока и помни: чтобы мышь не прознала, комар не перенёс… 

- Помню, не дурак… Как уговорено – так и будет!

- Лексей! – раздался звонкий голос Матрёны под окошком – А чевой-то ты тут сидишь один? Ай, прогнала тебя молодайка? Ай, провинился в чём? Когда так, то пошли ко мне, есть где уложить да приветить! 

- Матрёна Никандровна! Ты мне мужика-то с пути не сбивай! Я хоть и молодая и росточком в сравнении с тобой небольшая, а вот в силе-то вряд ли уступлю! Своим делиться не стану… – вроде шутя откликнулась Даша, появляясь из сеней – Мой он! Мой – знай про то и помни! 

- Да што ж ты за него-то решаешь, девонька? Ай, он скотина какая бессловесная? Можа, так повернёт, что и не с тобой, а со мной ночевать отправится! Лексей, больно ты робкий какой-то… Всё молчишь и молчишь… Вот бабёнка и разбаловалась… Ишь, сколь воли-то взяла! Пристрожить бы надобно… С нами без острастки никак нельзя - на шею садимся. Чудные вы какие-то… Право слово – чудные! Другой мужик-то враз бы прицыкнул на неё, враз бы указал место, а ты вон всё молчишь, позволяешь… Гляди, закрутит хвостом-то, поздно будет… 

- Люблю, вот и позволяю многое! А, что касаемо хвоста, не закрутит – не из таковских! – поддержал шутливую (ой ли?) перебранку женщин Алексей – А закрутит – так ты же пожалеешь, примешь, надеюсь, сироту-то бесталанного… 

- Пожалею, как не пожалеть-то? Ты ишь какой, прям цветик лазоревый… 

- Ну, вот что, он цветик лазоревый да не твой, а мой, хозяюшка! – продолжала «сердиться» Даша – Не замай – в другой раз говорю! 

- Да, ладно тебе! Ишь расшипелась-то, прямо кошка дикая! И откуль что взялось… И росток с ноготок, а поглянь как царапается… Вот, держите! – протянула какой-то свёрток Алексею – Щас ещё Наташку пришлю, дай только молоко процежу! 

- Да, не надо – сытые мы! 

- А вот это уже не вам решать, что надо, а что не надо! Покудова я тут хозяйка, а вы гости… Советую и вам тоже того не забывать…

- Ой, Лёшенька! Приглянулся ты хозяюшке нашей, ой, пришёлся по сердцу… Уведёт она тебя от меня несмелой, как пить дать, уведёт! – запричитала, заохала Даринка, разворачивая принесённые Матрёной овчины такой добротной выделки, что казались прямо не настоящими, не натуральными какими-то - до того были мягки и шелковисты, приятны на ощупь.

- А тебя, что, и на самом деле это беспокоит или как? 

- А нешто нет? – продолжала девушка приноравливаться к местной манере говорить – Куды я без тебя-то? Ты вон какой, цветик лазоревый, сильный да красивый, а я так просто замухрышка рядом с тобою! 

- Конечно-конечно! А то я не видал, как Ермолаюшка слюни утирал, разглядев тебя, замухрышку этакую! 

- Ермолай Спиридонович?! - девушка сделала удивлённое  лицо и вдруг оба разом расхохотались да так, что у обоих слёзы покатились из глаз. 

- Нет! Дракон Филимонович! - поддал настроения Алексей. 

- Ох, не могу больше! – едва перевела дух Даша – Рассмешил! Право слово, рассмешил… Хотя… Что касается старосты, то тут ты прав – не прост мужик, ой, не прост… Не случайно он нас на мельницу-то определил – напугать вздумал… Почувствовал что-то во мне, пусть я и успела вовремя закрыться от него, дурочкой прикинулась. Но, как мне думается, не отступится он, помяни мой слово, Алёшенька! 

- С чего ты это взяла? Мужик как мужик… Хитрован, конечно, так это и без твоей магии видно! 

- Разглядел? Не плохо! Да, только внутри у него совершенно не то, что снаружи… Колдун он, Алёшенька, колдун… Слуга тёмных сил. 

- А ты каких сил слуга? 

- А я не слуга, милый! Я – воин! Воин светлых сил – знай и помни об этом, что бы ни случилось с нами потом… А случиться может всякое… 

- Например? 

- Про гибель говорить не будем, хотя и исключать эту грустную возможность совершенно нельзя, глупо даже… Но может так получиться, что вдруг потеряем свой внутренний компас… 

- Что?! Какой ещё компас? Даш, ты не перегрелась, часом? 

- Плохо, что ты совсем пустой… - продолжала размышлять Дарина, не обращая внимание на его недоумение – Как у нас говорят – незрячий…  Но я помогу, ты только слушайся! Оступишься – сыграешь тёмным на руку, а они только того и ждут… 

- Даш! Ты меня совершенно запутала… Жил я себе, да жил, не тужил, а если и тужил, то совсем по другому поводу. Сроду не верил ни в какую магию, да чародейство и на тебе – компас какой-то… Колдуны, ведуньи… Влип, что называется, по полной программе… 

- Лёш! Если бы я могла хлопнуть в ладоши и тем самым вернуть тебя в тот, привычный нам мир, я бы уже три раза это сделала, веришь? 

- Верить-то я, верю, но что там с компасом? Где эта штуковина находится – знать хочу, чтобы не приведи Господь потерять. 

- Компас – это память наша: кто мы и откуда, понимаешь? Ориентир в пространстве! 

- Понял… А как мы можем забыть это? 

- Ну, ты же врач! Не тебе объяснять возникновение амнезии как таковой! - вздохнула девушка - Вариантов множество… Но, повторяю, я постараюсь максимально возможно обезопасить нас от этой беды 

- Понятно! – ещё раз повторил Алексей, обнимая и прижимая её к себе – Знай и ты: я безусловно тебе верю, малышка, верю в твои способности и возможности! Только ты, пожалуйста, не хлопай в ладошки, не возвращай меня в тот мир, где не будет тебя рядом! Не хочу…  Но я также не хочу быть стопудовыми колодками на твоих таких восхитительных ножках! Я буду стараться, чес. слово, буду, а уж как там оно получится, так и получится. 

- Прекрати немедленно! - прошептала она вместо ответа, неохотно уворачиваясь от горячих губ парня, окончательно заворожённая неприкрытой лаской и обожанием в воркующем бархате его голоса. 

- Что прекратить? – шепнул он в свою очередь, нежно целуя её в сомкнутые веки, в подрагивающие длиннющие ресницы, в забавный, немного вздёрнутый носик и в залившиеся пунцовой краской щёки – Что прекратить, моя хорошая? 

- А вот это всё и прекратить! – нашла в себе силы разомкнуть желанные объятия Дарина – Прекрати соблазнять меня, ловелас! Лёшка! Говоришь, что не враг мне, а сам всё делаешь для того, чтобы лишить меня моей дороги в будущее… Я же объясняла тебе… 

- Помню я… Всё помню, но… Даш! Ты веришь в любовь с первого взгляда? 

- Знаешь, я бы могла отфутболить твой вопрос – неожиданно посерьёзнела девушка - Раньше не верила в это чувство вообще! Не то, что с первого, но и с пятнадцатого тоже…  А теперь… 

- А теперь? 

- А вот теперь – верю! Ты мне тоже очень-очень нравишься, и будь мы там, возможно отношения развивались бы совсем иначе, но мы здесь… Хотя и там секс как таковой отрицался бы мною не менее упорно и настойчиво.Пойми ты уже – если я лягу с тобой как жена или любовница – не принципиально – у меня отнимется сила предыдущих семи поколений рода! Этого, ну, никак нельзя допустить, просто никак… Это означало бы предать, разрушить, осквернить память… Зачем я тебе такая буду нужна? Сам подумай… 

- Но, тогда зачем? 

- Что – зачем? 

- Зачем нас столкнули на том перепутье? 

- Как ты сказал? Перепутье?! Как же это точно, как правильно ты сформулировал… Перепутье… Именно, перепутье… Кто-то неведомый, но бесконечно прозорливый, переплёл пути, перепутал, скрутил наши судьбы… Умница, какой же ты умница!  

- Ну, дураком никто и никогда не считал, тут ты права! И всё же – зачем?  

- Как я всё больше подозреваю - улыбнулась Даша - Это испытание, понимаешь?  Проверка любовью… сильными чувствами… Ты – моё искушение! 

- Вот даже как! А меня, что, никто и во внимание не брал? Моего согласия на такой разворот в жизни не требовалось, что ли? - неожиданным образом взбеленился парень. 

- Почему же? Хотя, когда и кого спрашивалась Судьба? С кем согласовывала свои решения? С кем она советовалась? Однако ты волен поступить по своему разумению… сделать собственный выбор даже здесь и теперь! Вон как Матрёна-то зазывала, бровками поигрывала… Ступай и, кто знает, может для тебя тут же откроется портал переброски и ты окажешься там, откуда прибыл… А, может, и нет! Может так получиться, что поступок твой станет окончательной привязкой к этому времени и месту – честно сказать, я не знаю! Но это будет уже совершенно другая история… без меня! 

- Ага! Ещё чего захотела! Нет уж, так легко ты от меня не избавишься, солнышко моё! Я с тобой до конца! 

- До какого? 

- А до любого: что для тебя, то и мне отныне и навсегда! 

- На клятву похоже… 

- А пусть бы и так! Принимаешь? 

Девушка молчала. А потом тихонько встала с широченной лавки, на которой сидела, и подошла к нему. Вскинула руки, обняв за шею, и прошептала: «Принимаю… Мой, а я – твоя!» - и крепко поцеловала его в такие сладкие, такие зазывные и манящие губы.
 

 
 
Рейтинг: 0 14 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
116
114
109
103
102
100
99
87
НО... 2 апреля 2019 (Пронькина Татьяна)
87
82
80
80
Приходи! 2 апреля 2019 (Анна Гирик)
70
69
68
БУДЕТ МАЙ 29 марта 2019 (Рената Юрьева)
66
66
66
63
60
60
58
55
53
52
52
47
40
38
35