ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Кровь ангела. Глава 20. "Сделка"

Кровь ангела. Глава 20. "Сделка"

Как оказалось, спасаясь от Святого сияния Рамистара, большинство Падших укрылись на одном из необжитых островов, густо заросшим тропической растительностью. После того, как небо просветлело, и на нём появилась бледная зарождающаяся луна, ангелы потихоньку покинули свои убежища и собрались на небольшом участке песчаного пляжа. Многие из них были ранены после сражения с Шетрами и едва держались на ногах.

Беллор и Сандал покинули заброшенное бунгало немного раньше. Как только угрожающий гул вокруг стих, они взмыли в небеса и отправились на поиски Натаниэль. После получасового полёта над разбросанными малыми и большими островами, они, наконец, отыскали девушку на самом дальнем из них. Она сидела на берегу, опустив голову в согнутые колени, и её плечи мелко вздрагивали от рыданий. Рамистар лежал рядом, прямо на песке, сливаясь с прибрежной галькой и тускло сверкая в свете луны.

— Беллор, — тихо окликнул Сандал Падшего, когда они подлетели ближе, но тот, не дослушав, сразу покачал головой.

— Даже не проси, — жёстко отрезал блондин, и его глаза заледенели.

— Ната ведь нам помогла! Позволь ей просто уйти!

— Это мы ей помогли, Сандал! — огрызнулся Беллор, вновь покачав головой. — А теперь её очередь исполнить то, что она обещала.

— Я тебе не позволю!..

— Тогда я тебя убью, а её отдам на растерзание, — спокойно пообещал Падший, наконец-то обернувшись и посмотрев юноше в глаза. — Ты её не защитишь, — помолчав, холодно продолжил он. — И ты это знаешь лучше меня, Сандал. Ты не смог спасти Лайлу, а Светлую тем более не спасёшь. Миэл говорил тебе правду — Натаниэль обречена.

— Но ведь ты можешь её спасти!

На это Беллор даже не ответил. Оставив Сандала, он через пару секунд приземлился на берегу рядом с Натаниэль.

Почувствовав Падшего, девушка подняла голову и, увидев Беллора, побледнела. Потом её взгляд упал на Сандала, который опустился следом, и Натаниэль побледнела ещё больше. Юноша шагнул было к ней, но Беллор вытащил меч и направил в его сторону.

— Нет, не трогай Сандала, — тихо попросила Ната, подняв с песка Рамистар и убирая его в карман. — Я сдержу своё обещание, Беллор, только, пожалуйста… дай мне немного времени… Мне надо… смириться с этим…

— Ната, не уступай ему, не надо!!! — крикнул Сандал, но девушка стиснула зубы и заставила себя посмотреть в серые «грозовые» глаза своего «принца».

— Я должна исполнить свою клятву, Сандал, — обречённо, но уверено произнесла она. — Пожалуйста, прости…

— Ты ничего не должна! И он не сможет тебя заставить, если ты не захочешь! Рамистар у тебя, и ты прямо сейчас можешь вернуться в Рай, Ната! Пожалуйста, уходи!!!

— Нет, — девушка покачала головой и отвернулась. — Светлые не могут нарушать свою клятву, пойми! А я — Светлая!.. Пока ещё… — Натаниэль опустила голову и, украдкой смахнув слёзы, бежавшие по щекам, обернулась к Беллору.

— Куда мы теперь?

— Летим, нас ждут, — буркнул блондин, и первым взмыл в небеса.

Через несколько минут они приземлились на песчаном берегу небольшого островка, где собрались все Падшие.

— А что эта Светлая сучка здесь делает?! — прошипел Тадиэль, едва увидев Нату.

— Она со мной, — Беллор тут же шагнул вперёд, заслонив собой девушку. — Просто забудьте о ней пока. У нас есть дела поважней.

— Не думаю, что есть смысл обсуждать что-то прямо сейчас, — вступил в разговор Пахадрон. — Среди нас много раненых. Нужно дать им возможность прийти в себя прежде, чем устраивать Сбор. Я предлагаю отложить обсуждение новой кандидатуры на пост правителя на две недели.

— Все согласны? — Беллор обвёл взглядом Старших. Никто не стал возражать. Ангелы просто кивнули и через минуту захлопали крылья — Падшие отправились по домам.

Тадиэль тоже было собрался взлетать, как неожиданно к нему подошёл Сандал.

— Не думай, что я забыл о тебе, Тадиэль, — прошипел парень, искоса наблюдая, как улетают остальные Падшие. — Кажется, ты был одним из распорядителей на той церемонии, не так ли?

— Я распоряжаюсь на каждой церемонии, Сандал — это моя обязанность, — ангел Жертвы остался невозмутим. — Так же, как и обязанность самки — рожать общине детей. Или, ты возражаешь против этого?

— Сейчас я возражаю лишь против того, чтобы твари, изнасиловавшие мою сестру, продолжали жить, как ни в чём не бывало. Поэтому я тебя убью, Тадиэль.

— Я понимаю твою злость, мальчик, но моя смерть ничего не изменит. Допустим, тебе повезёт и ты сумеешь меня одолеть, но подумай сам: что будет потом? Может, ты заставишь ангелов пересмотреть правила? Нет. Что-то кому-то докажешь? Тоже нет. Кроме того, я единственный ангел Жертвы среди Падших, и убив меня, ты станешь врагом каждому ангелу на земле.

— Он прав, Сандал, — неожиданно вмешался Беллор, придержав юношу за плечо, когда тот уже собрался напасть на Падшего. — Тадиэля нельзя убивать, пока в клане не родится ангел с его характеристиками. А такое может никогда и не произойти. Ангел Жертвы нужен не только для церемоний. Его способности и умения защищают клан от вырождения и помогают поддерживать равновесие сил во всех трёх мирах. Тадиэль напрямую взаимодействует с Раем и Адом. Он заботится о душах усопших, и его дух общается с духом Адороса — основателя клана Падших на земле. Именно благодаря Тадиэлю в Великой Книге Адороса Падшие узнают о приближающихся событиях. Если ты убьёшь ангела Жертвы — это станет катастрофой для всех миров.

— И не только это, Беллор, — глаза Тадиэля загадочно полыхнули огнём, и он усмехнулся. — Если я погибну… то кто же тогда сможет вытащить из ада его сестру?

— Ты можешь… возвратить Лайлу??? — ахнул юноша, не сумев сдержать эмоций.

— Конечно, могу, — лицо Падшего вновь стало холодным и чуть надменным. — Не всегда конечно, но в данный момент у нас есть всё, чтобы вытащить из ада парочку душ…

— Тогда верни Лайлу! — тут же выдохнул Сандал, задрожав от нервного возбуждения. — Верни её, чего ты ждёшь?!

Тадиэль помрачнел, потом зашипел и в его зрачках опять полыхнул огонь. Беллор предупреждающе сжал плечо юноши и чуть заметно качнул головой.

— Так нельзя, Сандал, — шепнул он одними губами, настороженно следя за Тадиэлем. — Повежливей… Иначе сделаешь Лайле только хуже…

Это замечание немного охладило пыл Сандала и заставило его обуздать свои эмоции.

— Извини, — сквозь зубы процедил он, злясь уже на самого себя. — Но ты сам сказал, что можешь её вернуть, и я прошу тебя это сделать.

— Что, уже раздумал меня убивать? — презрительно хмыкнул ангел, с вызовом взглянув на юношу. — Или у тебя по-прежнему есть ко мне претензии?

Сандал побледнел от ярости, однако упрямо её подавил и покачал головой.

— Если ты вернёшь Лайлу — мы в расчёте, — помедлив, проговорил он. — У меня больше не будет к тебе претензий.

— Что ж, ты свидетель, Беллор, — Тадиэль кивнул и криво усмехнулся. Потом спросил: — Ты только Лайлу хочешь вернуть, или ещё кого-нибудь? Учти: у нас только одна попытка…

— Верни Касиэру, — неожиданно потребовал Беллор, вмешавшись в разговор. — Муриэль признался, что это он затащил её в Ад. Теперь, когда Афаэла нет, возможно, она захочет остаться с нами.

— С её человеческими замашками? — Тадиэль презрительно фыркнул. — Не думаю, что стоит её возвращать…

— Послушай, мне надо с ней поговорить, — Беллор посерьёзнел. — Не захочет остаться — отправишь её назад. Что мы теряем?

— Ничего, но от неё одни проблемы!

— Тадиэль, — блондин понизил голос, и прищурился. — Поверь: я устрою тебе гораздо больше проблем, если не выполнишь мою маленькую просьбу. К тому же, у тебя передо мной должок, — и Беллор многозначительно покосился на стоявшего рядом юношу. — Так что перестань спорить и вытащи из Ада обеих… Пожалуйста.

Ангел Жертвы недовольно скривился, но помедлив, всё же кивнул.

— Хорошо, — он обвёл взглядом прибрежную полосу и, увидев большой плоский камень, направился к нему. — Мне понадобится кровь Сандала и Светлой, — на ходу, уже по-деловому продолжил он. — И оба Рамистара. На время обряда отойдите подальше. И чтобы не звука, ясно?

— Конечно, — Беллор серьёзно кивнул.

Ангел Жертвы подошёл к камню и стряхнул с него пыль. В его руке, словно из воздуха, появились кусок чёрной ткани, стилет, и маленькая серебряная чаша. Ткань он расстелил на камне, стилет и чашу поставил сверху.

— Давай сюда Светлую и камни, — приказал он, обратившись к Беллору.

Блондин ушёл за Натаниэль, которая всё это время, в полном одиночестве, сидела на песке, неподалёку от Падших.

— Пойдём со мной, — позвал Беллор, беря девушку за руку и помогая подняться. — Тадиэль собирается вернуть Лайлу из Ада, — тихо предупредил он. — Поэтому, если тебе дорога твоя подруга, делай то, что он говорит, поняла?

— Хорошо, — Ната покорно кивнула, предпочитая больше не задавать вопросов. Тем более что они уже подошли к ангелу Жертвы.

— Положи Рамистар возле чаши, — холодно приказал Тадиэль, смерив Светлую задумчивым злобным взглядом. Ната подчинилась. — Теперь ты, — он взглянул на Беллора. — Клади Тёмный с другой стороны.

Блондин вынул камень из кармана и послушно уложил на чёрную ткань.

— Теперь кровь… Дай мне руку, Сандал!

Парень протянул руку и Тадиэль, недолго думая, ткнул стилетом в его запястье. Кровь потекла тонким ручьём и заполнила чашу наполовину. Тадиэль отпустил руку юноши и, помедлив, кивнул Натаниэль. Та молча протянула руку. Ангел зашипел, но всё же решился порезать ей запястье. Как только первая капля крови девушки попала в чашу, кровь Сандала вспенилась и закипела. Потом посветлела, и, наконец, стала прозрачной, как дождевая вода. Понаблюдав за всем процессом, Падшие, как один, уставились на Нату. Причём в их взглядах не было и намёка на доброжелательность. Наоборот, теперь в их взглядах было нечто, от чего у девушки похолодело в груди.

— Возьмём её по очереди, а потом перережем глотку, — прошипел Тадиэль, начиная медленно надвигаться на Натаниэль. Светлая попятилась, вдруг обнаружив, что и Беллор, и даже Сандал смотрят на неё с нескрываемой яростью, а их глаза вдруг утратили привычный цвет, став совершенно чёрными. Было очевидно, что Святая кровь ангела вызвала в них такое отвращение, что они разом перестали себя контролировать.

Ната испугалась уже не на шутку. Продолжая пятиться, она лихорадочно соображала, что можно сделать, но ничего не лезло в голову. Тогда она просто закричала:

— Лайла!!!.. А как же Лайла?!

Это сработало. Имя сестры первым отрезвило Сандала. Он вздрогнул, очнувшись от наваждения. Глаза его просветлели. Вслед за ним пришёл в себя Беллор. Он остановил Тадиэля, который скрипнув от злости зубами, неохотно вернулся к некому подобию алтаря.

— Отойдите! — глухо приказал он, глядя куда-то перед собой пылающим взором. — И ни звука!

Ангелы отошли на несколько шагов и замерли, затаив дыхание.

Тадиэль взял чашу в руки и опустился на колени. Склонив голову, он прошептал:

— Alpha et omega — primum coepi!.. Tenebris, et Lux factus est unus!.. Nomen Adorosa reditum anima! *
*(Альфа и Омега — начало начал!.. Тёмное и Светлое — стало единым!.. Именем Адороса возвращаю души!)

Оба Рамистара замерцали, и от них тонкой струйкой потянулся дымок, который переплетаясь в одну невесомую спираль поплыл к чаше. Тадиэль прикрыл глаза, и его губы трижды произнесли имя Адороса. В этот момент дымок коснулся чаши, и смесь в ней запылала, подобно жидкому пламени. Падший открыл глаза, и в бесконечной тьме его зрачков отразилось зарево Адского огня. Потом там, как в зеркале появился образ Лайлы, а затем и Касиэры.

— Redire ad Lucem!.. Vade, carissimi, quod ego monstrare! * — прошептал Тадиэль, осторожно устанавливая пылающую чашу обратно между двух Рамистаров.
*(Вернитесь к Свету!.. Идите дорогой, что я укажу!)

Пламя в чаше взметнулось ввысь и, засияв, как утренняя звезда, ослепительно вспыхнуло и погасло. Тадиэль устало выдохнул и вместе со стилетом развеял пустую чашу, словно пепел по ветру. Потом поднялся с колен и подошёл к троице ангелов.

— Ну? — первый не выдержал Сандал. — И где Лайла?

Тадиэль помедлил, затем усмехнулся и посмотрел куда-то в строну. Сандал машинально проследил за его взглядом и обомлел. В сотне шагов от них стояли Лайла и Касиэра. Обе растерянно оглядывались, явно не понимая, куда попали.

— Лайла!.. — парень первым сорвался с места и, взлетев, помчался к сестре. Беллор, Тадиэль и Ната, выждав лишь мгновение, устремились за ним.

— Сандал! — ахнула рыжая, увидев брата, и кинулась к нему на шею. Он крепко обнял её и, прижав к своей груди, нежно погладил по волосам.

— Прости, что не смог спасти, сестрёнка! — прошептал он, дрогнувшим от отчаяния голосом. — Прости, что не успел!..

— Не проси прощения, Сандал! Ты не виноват! — Лайла подняла голову и улыбнулась сквозь слёзы. — Я знаю, Афаэл тебя запер, и… — она сглотнула, потом тихо спросила: — Где он?

— Уже в Аду, — ответил за парня Тадиэль, подходя к близнецам. — Привет, Касиэра! — повернулся он к женщине, которая с задумчивой, лукавой усмешкой разглядывала всю компанию. — Как там Люцифер?

— О! Он просто душка! — она рассмеялась, и её смех прозвучал подобно серебряным колокольчикам. — А как ты, Тадиэль? Всё строишь из себя незаменимого?

— Между прочим, это я тебя из ада вытащил, — недовольно прошипел ангел, но Касиэра лишь снова рассмеялась. И тут, взгляд её невыразимо прекрасных глаз остановился на Беллоре.

— Кого я вижу! — непонятно отчего, но улыбка женщины чуть погасла, а взгляд стал серьёзным и задумчивым. — Беллор, собственной персоной!.. Давно не виделись, блондинчик…

— Даже слишком давно, — кивнул Беллор, оставаясь серьёзным. — Нам бы поговорить, Касиэра…

Женщина нахмурилась, потом вздохнула и немного помолчав, кивнула.

— Хорошо, только позже, — совсем тихо бросила она, направляясь к Натаниэль, которая стояла в отдалении от всей кампании, при этом чувствуя себя откровенно лишней.

— Ната! — окликнула девушку Касиэра и в её прекрасных глазах вспыхнула нежность. — Как ты, малышка?

Девушка несколько секунд не отвечала, потом губы её задрожали, и она кинулась на шею к приёмной матери. Обняв Касиэру, она не выдержала и разрыдалась. Несколько минут они стояли, обнявшись, при этом Касиэра нежно гладила дочь по голове, тихонько целуя её в макушку.

— Успокойся, Ната, всё будет хорошо, — приговаривала она, печально глядя на дочь. — Ты — молодец… Я знаю, что ты сделала… Люцифер в ярости от того, что его затея полностью провалилась… Но так ему и надо!.. А ты не плачь. Теперь ты сможешь вернуться домой, в Рай, и…

— Нет, — Натаниэль подняла голову и сквозь слёзы взглянула на мать. — Я не вернусь, Касиэра… Я не могу… И не хочу! — добавила она всхлипывая.

Женщина нахмурилась, потом обняла дочь за плечи и потянула за собой.

— Пойдём, дорогая, поговорим наедине, — мягко предложила она, уводя девушку подальше от Падших.

Они дошли до противоположного конца пляжа и уселись на гладкие валуны, всё ещё сохранившие в себе тепло прошедшего дня.

— Честно говоря, я была уверена, что ты уже в Раю, — помолчав, негромко заговорила Касиэра. — И очень удивилась, увидев тебя в такой компании. Сандал… Тадиэль… Беллор… Ну, Сандал ещё понятно, но Беллор… — Женщина помрачнела и покачала головой. — Если этот ангел рядом — ничего хорошего не жди…

— Почему? — Ната невольно заинтересовалась. — Что в нём такого?

— Он не похож на других, — взгляд Касиэры стал задумчивым и серьёзным. — Его матерью была Светлая, а отцом — Падший, один из тех, кто поднял бунт и начал войну. Его отца тогда уничтожили, а мать была изгнана из рая. Её тоже убили чуть позже, когда Беллор уже подрос.

— А кто убил его мать?

— Светлые ангелы. Тогда шла война, Ната. Отступников безжалостно уничтожали, чтобы защитить от них Рай. В конце концов, архангелы одержали победу и запечатали врата Рая, навечно приговорив предателей к отлучению от Святого Огня. С тех пор они ненавидят друг друга лютой ненавистью, а Беллор ненавидит их больше всех. Его мать сожгли заживо Святым огнём прямо у него на глазах. Его самого тоже хотели, но не успели.

— Его кто-то спас?

— Да, его родной брат, по матери. Он был Светлым и родился в Раю. Ориэль и спас Беллора, уговорив Светлых воинов его пощадить.

— Ориэль??? — Ната побледнела. — Ориэль — его брат?!

— Да, — Касиэра неохотно кивнула. — Никто здесь не знает, что имя Беллор — неполное имя этого Падшего. Настоящее его имя — Белл-Ориэль. Что означает: «прекрасней Ориэля». Его брат, и правда, был красавчиком…

— Почему был? — Ната опешила. — Разве он тоже погиб тогда?

— Нет. Ориэль погиб гораздо позже… — Касиэра сделала паузу, потом тяжело вздохнула и продолжила. — Я не рассказывала тебе ничего, потому что знала: если Афаэл что-то разнюхает — тебя убьют. Когда ты подросла, то начала светиться во сне.

— Как это — «светиться»? — девушка опешила.

— Ты сияла, словно звезда на небе, — женщина улыбнулась. — Тогда я очень испугалась, поэтому так и настаивала, чтобы ты надела медальон, который не даст Падшим к тебе подобраться. А когда приблизилось твоё семнадцатилетие, я с ума сходила от того, что не могу тебя защитить. Ведь как только раскрываются крылья, уже невозможно скрыть, что ты ангел…

— И ты стала являться ко мне во сне… — Ната улыбнулась. — Но я, как дура, тебя не слушала. А потом эти вороны напали, и… всё понеслось.

— Вороны — это Жерхи. Они почуяли в тебе ангела раньше, чем Падшие. Как и те кролики в лесу…

— Откуда ты знаешь про кроликов?

— Лайла мне рассказала.

— А она рассказала… про остальное? — осторожно поинтересовалась девушка.

— Да, — Касиэра сразу помрачнела. — Но я знала, что так будет, — совсем тихо призналась она.

— Почему же тогда ты её не защитила так же, как и меня?

— Потому что её нельзя было защитить, — тон женщины стал обречённо холодным. — Ты не понимаешь, Ната, но, к сожалению, Падшие были вправе требовать от Лайлы исполнения возложенной на неё природой функции. Лайла — не человек. Она — самка Падшего ангела, которая обязана жить по законам своего племени. Другого способа выжить у Падших просто нет… Да, с точки зрения людей — это всё ужасно, но гораздо страшнее было то, что сделала Лайла. Убив нерождённых детей, она практически обрекла весь клан на вымирание. Я не знаю, как удалось Сандалу заставить Тадиэля вытащить Лайлу из Ада, но могу тебе сказать, что если Лайла решится остаться здесь, ей придётся смириться с правилами и законами клана.

— Значит, церемонию… повторят?.. — Ната побледнела.

— Даже не сомневайся в этом, — женщина уверенно кивнула. — Лайла тоже это знает — мы обсуждали с ней всё, что произошло. Теперь пусть решает сама.

— Мне очень её жаль… — Натаниэль вздохнула. — Ты знаешь, что Сандал убил Афаэла?

— Да, — лицо Касиэры потемнело и стало ещё серьёзней. — Я даже и не думала, что мои детки натворят столько бед, — с досадой заметила она, покачав головой.

— Ты защищаешь Афаэла??? — девушка не поверила своим ушам. — Но почему?!

— Потому что, несмотря ни на что, Афаэл умел поддерживать порядок среди Падших. Его боялись и уважали. А что теперь? Кто будет следить за равновесием, Ната? Я не уверена, что среди Падших есть настоящий лидер, который способен приструнить таких ангелов, как Тадиэль, Абаддон или Беллор. Эти трое, если дать им волю, разнесут всё на этой планете.

— Прости, но мне Беллор не показался таким уж плохим, — решилась заметить Натаниэль. — Ты сказала, что он ненавидит Светлых больше остальных, но он ни разу не попытался меня убить… Наоборот, он… несколько раз спасал мне жизнь…

— Тому, что он спасал тебя, есть объяснение, Ната.

— Знаю, он хочет, чтобы я родила ему дочь, но…

— ЧЕГО он хочет??? — Касиэра аж подпрыгнула. Её прекрасные глаза засверкали. — О чём ты???

— А разве… Разве ты не это имела в виду, говоря об объяснении? — в свою очередь опешила девушка.

Касиэра не ответила. Она побледнела и долго молчала, о чём-то раздумывая.

— Нет, я говорила не об этом, — наконец, коротко бросила она. — Прости, Ната, но мне необходимо поговорить с Беллором, — и, не дожидаясь возражений, Касиэра встала и направилась к Падшим…

© Copyright: Светлана Фетисова, 2019

Регистрационный номер №0450394

от 24 июня 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0450394 выдан для произведения: Как оказалось, спасаясь от Святого сияния Рамистара, большинство Падших укрылись на одном из необжитых островов, густо заросшим тропической растительностью. После того, как небо просветлело, и на нём появилась бледная зарождающаяся луна, ангелы потихоньку покинули свои убежища и собрались на небольшом участке песчаного пляжа. Многие из них были ранены после сражения с Шетрами и едва держались на ногах.

Беллор и Сандал покинули заброшенное бунгало немного раньше. Как только угрожающий гул вокруг стих, они взмыли в небеса и отправились на поиски Натаниэль. После получасового полёта над разбросанными малыми и большими островами, они, наконец, отыскали девушку на самом дальнем из них. Она сидела на берегу, опустив голову в согнутые колени, и её плечи мелко вздрагивали от рыданий. Рамистар лежал рядом, прямо на песке, сливаясь с прибрежной галькой и тускло сверкая в свете луны.

— Беллор, — тихо окликнул Сандал Падшего, когда они подлетели ближе, но тот, не дослушав, сразу покачал головой.

— Даже не проси, — жёстко отрезал блондин, и его глаза заледенели.

— Ната ведь нам помогла! Позволь ей просто уйти!

— Это мы ей помогли, Сандал! — огрызнулся Беллор, вновь покачав головой. — А теперь её очередь исполнить то, что она обещала.

— Я тебе не позволю!..

— Тогда я тебя убью, а её отдам на растерзание, — спокойно пообещал Падший, наконец-то обернувшись и посмотрев юноше в глаза. — Ты её не защитишь, — помолчав, холодно продолжил он. — И ты это знаешь лучше меня, Сандал. Ты не смог спасти Лайлу, а Светлую тем более не спасёшь. Миэл говорил тебе правду — Натаниэль обречена.

— Но ведь ты можешь её спасти!

На это Беллор даже не ответил. Оставив Сандала, он через пару секунд приземлился на берегу рядом с Натаниэль.

Почувствовав Падшего, девушка подняла голову и, увидев Беллора, побледнела. Потом её взгляд упал на Сандала, который опустился следом, и Натаниэль побледнела ещё больше. Юноша шагнул было к ней, но Беллор вытащил меч и направил в его сторону.

— Нет, не трогай Сандала, — тихо попросила Ната, подняв с песка Рамистар и убирая его в карман. — Я сдержу своё обещание, Беллор, только, пожалуйста… дай мне немного времени… Мне надо… смириться с этим…

— Ната, не уступай ему, не надо!!! — крикнул Сандал, но девушка стиснула зубы и заставила себя посмотреть в серые «грозовые» глаза своего «принца».

— Я должна исполнить свою клятву, Сандал, — обречённо, но уверено произнесла она. — Пожалуйста, прости…

— Ты ничего не должна! И он не сможет тебя заставить, если ты не захочешь! Рамистар у тебя, и ты прямо сейчас можешь вернуться в Рай, Ната! Пожалуйста, уходи!!!

— Нет, — девушка покачала головой и отвернулась. — Светлые не могут нарушать свою клятву, пойми! А я — Светлая!.. Пока ещё… — Натаниэль опустила голову и, украдкой смахнув слёзы, бежавшие по щекам, обернулась к Беллору.

— Куда мы теперь?

— Летим, нас ждут, — буркнул блондин, и первым взмыл в небеса.

Через несколько минут они приземлились на песчаном берегу небольшого островка, где собрались все Падшие.

— А что эта Светлая сучка здесь делает?! — прошипел Тадиэль, едва увидев Нату.

— Она со мной, — Беллор тут же шагнул вперёд, заслонив собой девушку. — Просто забудьте о ней пока. У нас есть дела поважней.

— Не думаю, что есть смысл обсуждать что-то прямо сейчас, — вступил в разговор Пахадрон. — Среди нас много раненых. Нужно дать им возможность прийти в себя прежде, чем устраивать Сбор. Я предлагаю отложить обсуждение новой кандидатуры на пост правителя на две недели.

— Все согласны? — Беллор обвёл взглядом Старших. Никто не стал возражать. Ангелы просто кивнули и через минуту захлопали крылья — Падшие отправились по домам.

Тадиэль тоже было собрался взлетать, как неожиданно к нему подошёл Сандал.

— Не думай, что я забыл о тебе, Тадиэль, — прошипел парень, искоса наблюдая, как улетают остальные Падшие. — Кажется, ты был одним из распорядителей на той церемонии, не так ли?

— Я распоряжаюсь на каждой церемонии, Сандал — это моя обязанность, — ангел Жертвы остался невозмутим. — Так же, как и обязанность самки — рожать общине детей. Или, ты возражаешь против этого?

— Сейчас я возражаю лишь против того, чтобы твари, изнасиловавшие мою сестру, продолжали жить, как ни в чём не бывало. Поэтому я тебя убью, Тадиэль.

— Я понимаю твою злость, мальчик, но моя смерть ничего не изменит. Допустим, тебе повезёт и ты сумеешь меня одолеть, но подумай сам: что будет потом? Может, ты заставишь ангелов пересмотреть правила? Нет. Что-то кому-то докажешь? Тоже нет. Кроме того, я единственный ангел Жертвы среди Падших, и убив меня, ты станешь врагом каждому ангелу на земле.

— Он прав, Сандал, — неожиданно вмешался Беллор, придержав юношу за плечо, когда тот уже собрался напасть на Падшего. — Тадиэля нельзя убивать, пока в клане не родится ангел с его характеристиками. А такое может никогда и не произойти. Ангел Жертвы нужен не только для церемоний. Его способности и умения защищают клан от вырождения и помогают поддерживать равновесие сил во всех трёх мирах. Тадиэль напрямую взаимодействует с Раем и Адом. Он заботится о душах усопших, и его дух общается с духом Адороса — основателя клана Падших на земле. Именно благодаря Тадиэлю в Великой Книге Адороса Падшие узнают о приближающихся событиях. Если ты убьёшь ангела Жертвы — это станет катастрофой для всех миров.

— И не только это, Беллор, — глаза Тадиэля загадочно полыхнули огнём, и он усмехнулся. — Если я погибну… то кто же тогда сможет вытащить из ада его сестру?

— Ты можешь… возвратить Лайлу??? — ахнул юноша, не сумев сдержать эмоций.

— Конечно, могу, — лицо Падшего вновь стало холодным и чуть надменным. — Не всегда конечно, но в данный момент у нас есть всё, чтобы вытащить из ада парочку душ…

— Тогда верни Лайлу! — тут же выдохнул Сандал, задрожав от нервного возбуждения. — Верни её, чего ты ждёшь?!

Тадиэль помрачнел, потом зашипел и в его зрачках опять полыхнул огонь. Беллор предупреждающе сжал плечо юноши и чуть заметно качнул головой.

— Так нельзя, Сандал, — шепнул он одними губами, настороженно следя за Тадиэлем. — Повежливей… Иначе сделаешь Лайле только хуже…

Это замечание немного охладило пыл Сандала и заставило его обуздать свои эмоции.

— Извини, — сквозь зубы процедил он, злясь уже на самого себя. — Но ты сам сказал, что можешь её вернуть, и я прошу тебя это сделать.

— Что, уже раздумал меня убивать? — презрительно хмыкнул ангел, с вызовом взглянув на юношу. — Или у тебя по-прежнему есть ко мне претензии?

Сандал побледнел от ярости, однако упрямо её подавил и покачал головой.

— Если ты вернёшь Лайлу — мы в расчёте, — помедлив, проговорил он. — У меня больше не будет к тебе претензий.

— Что ж, ты свидетель, Беллор, — Тадиэль кивнул и криво усмехнулся. Потом спросил: — Ты только Лайлу хочешь вернуть, или ещё кого-нибудь? Учти: у нас только одна попытка…

— Верни Касиэру, — неожиданно потребовал Беллор, вмешавшись в разговор. — Муриэль признался, что это он затащил её в Ад. Теперь, когда Афаэла нет, возможно, она захочет остаться с нами.

— С её человеческими замашками? — Тадиэль презрительно фыркнул. — Не думаю, что стоит её возвращать…

— Послушай, мне надо с ней поговорить, — Беллор посерьёзнел. — Не захочет остаться — отправишь её назад. Что мы теряем?

— Ничего, но от неё одни проблемы!

— Тадиэль, — блондин понизил голос, и прищурился. — Поверь: я устрою тебе гораздо больше проблем, если не выполнишь мою маленькую просьбу. К тому же, у тебя передо мной должок, — и Беллор многозначительно покосился на стоявшего рядом юношу. — Так что перестань спорить и вытащи из Ада обеих… Пожалуйста.

Ангел Жертвы недовольно скривился, но помедлив, всё же кивнул.

— Хорошо, — он обвёл взглядом прибрежную полосу и, увидев большой плоский камень, направился к нему. — Мне понадобится кровь Сандала и Светлой, — на ходу, уже по-деловому продолжил он. — И оба Рамистара. На время обряда отойдите подальше. И чтобы не звука, ясно?

— Конечно, — Беллор серьёзно кивнул.

Ангел Жертвы подошёл к камню и стряхнул с него пыль. В его руке, словно из воздуха, появились кусок чёрной ткани, стилет, и маленькая серебряная чаша. Ткань он расстелил на камне, стилет и чашу поставил сверху.

— Давай сюда Светлую и камни, — приказал он, обратившись к Беллору.

Блондин ушёл за Натаниэль, которая всё это время, в полном одиночестве, сидела на песке, неподалёку от Падших.

— Пойдём со мной, — позвал Беллор, беря девушку за руку и помогая подняться. — Тадиэль собирается вернуть Лайлу из Ада, — тихо предупредил он. — Поэтому, если тебе дорога твоя подруга, делай то, что он говорит, поняла?

— Хорошо, — Ната покорно кивнула, предпочитая больше не задавать вопросов. Тем более что они уже подошли к ангелу Жертвы.

— Положи Рамистар возле чаши, — холодно приказал Тадиэль, смерив Светлую задумчивым злобным взглядом. Ната подчинилась. — Теперь ты, — он взглянул на Беллора. — Клади Тёмный с другой стороны.

Блондин вынул камень из кармана и послушно уложил на чёрную ткань.

— Теперь кровь… Дай мне руку, Сандал!

Парень протянул руку и Тадиэль, недолго думая, ткнул стилетом в его запястье. Кровь потекла тонким ручьём и заполнила чашу наполовину. Тадиэль отпустил руку юноши и, помедлив, кивнул Натаниэль. Та молча протянула руку. Ангел зашипел, но всё же решился порезать ей запястье. Как только первая капля крови девушки попала в чашу, кровь Сандала вспенилась и закипела. Потом посветлела, и, наконец, стала прозрачной, как дождевая вода. Понаблюдав за всем процессом, Падшие, как один, уставились на Нату. Причём в их взглядах не было и намёка на доброжелательность. Наоборот, теперь в их взглядах было нечто, от чего у девушки похолодело в груди.

— Возьмём её по очереди, а потом перережем глотку, — прошипел Тадиэль, начиная медленно надвигаться на Натаниэль. Светлая попятилась, вдруг обнаружив, что и Беллор, и даже Сандал смотрят на неё с нескрываемой яростью, а их глаза вдруг утратили привычный цвет, став совершенно чёрными. Было очевидно, что Святая кровь ангела вызвала в них такое отвращение, что они разом перестали себя контролировать.

Ната испугалась уже не на шутку. Продолжая пятиться, она лихорадочно соображала, что можно сделать, но ничего не лезло в голову. Тогда она просто закричала:

— Лайла!!!.. А как же Лайла?!

Это сработало. Имя сестры первым отрезвило Сандала. Он вздрогнул, очнувшись от наваждения. Глаза его просветлели. Вслед за ним пришёл в себя Беллор. Он остановил Тадиэля, который скрипнув от злости зубами, неохотно вернулся к некому подобию алтаря.

— Отойдите! — глухо приказал он, глядя куда-то перед собой пылающим взором. — И ни звука!

Ангелы отошли на несколько шагов и замерли, затаив дыхание.

Тадиэль взял чашу в руки и опустился на колени. Склонив голову, он прошептал:

— Alpha et omega — primum coepi!.. Tenebris, et Lux factus est unus!.. Nomen Adorosa reditum anima! *
*(Альфа и Омега — начало начал!.. Тёмное и Светлое — стало единым!.. Именем Адороса возвращаю души!)

Оба Рамистара замерцали, и от них тонкой струйкой потянулся дымок, который переплетаясь в одну невесомую спираль поплыл к чаше. Тадиэль прикрыл глаза, и его губы трижды произнесли имя Адороса. В этот момент дымок коснулся чаши, и смесь в ней запылала, подобно жидкому пламени. Падший открыл глаза, и в бесконечной тьме его зрачков отразилось зарево Адского огня. Потом там, как в зеркале появился образ Лайлы, а затем и Касиэры.

— Redire ad Lucem!.. Vade, carissimi, quod ego monstrare! * — прошептал Тадиэль, осторожно устанавливая пылающую чашу обратно между двух Рамистаров.
*(Вернитесь к Свету!.. Идите дорогой, что я укажу!)

Пламя в чаше взметнулось ввысь и, засияв, как утренняя звезда, ослепительно вспыхнуло и погасло. Тадиэль устало выдохнул и вместе со стилетом развеял пустую чашу, словно пепел по ветру. Потом поднялся с колен и подошёл к троице ангелов.

— Ну? — первый не выдержал Сандал. — И где Лайла?

Тадиэль помедлил, затем усмехнулся и посмотрел куда-то в строну. Сандал машинально проследил за его взглядом и обомлел. В сотне шагов от них стояли Лайла и Касиэра. Обе растерянно оглядывались, явно не понимая, куда попали.

— Лайла!.. — парень первым сорвался с места и, взлетев, помчался к сестре. Беллор, Тадиэль и Ната, выждав лишь мгновение, устремились за ним.

— Сандал! — ахнула рыжая, увидев брата, и кинулась к нему на шею. Он крепко обнял её и, прижав к своей груди, нежно погладил по волосам.

— Прости, что не смог спасти, сестрёнка! — прошептал он, дрогнувшим от отчаяния голосом. — Прости, что не успел!..

— Не проси прощения, Сандал! Ты не виноват! — Лайла подняла голову и улыбнулась сквозь слёзы. — Я знаю, Афаэл тебя запер, и… — она сглотнула, потом тихо спросила: — Где он?

— Уже в Аду, — ответил за парня Тадиэль, подходя к близнецам. — Привет, Касиэра! — повернулся он к женщине, которая с задумчивой, лукавой усмешкой разглядывала всю компанию. — Как там Люцифер?

— О! Он просто душка! — она рассмеялась, и её смех прозвучал подобно серебряным колокольчикам. — А как ты, Тадиэль? Всё строишь из себя незаменимого?

— Между прочим, это я тебя из ада вытащил, — недовольно прошипел ангел, но Касиэра лишь снова рассмеялась. И тут, взгляд её невыразимо прекрасных глаз остановился на Беллоре.

— Кого я вижу! — непонятно отчего, но улыбка женщины чуть погасла, а взгляд стал серьёзным и задумчивым. — Беллор, собственной персоной!.. Давно не виделись, блондинчик…

— Даже слишком давно, — кивнул Беллор, оставаясь серьёзным. — Нам бы поговорить, Касиэра…

Женщина нахмурилась, потом вздохнула и немного помолчав, кивнула.

— Хорошо, только позже, — совсем тихо бросила она, направляясь к Натаниэль, которая стояла в отдалении от всей кампании, при этом чувствуя себя откровенно лишней.

— Ната! — окликнула девушку Касиэра и в её прекрасных глазах вспыхнула нежность. — Как ты, малышка?

Девушка несколько секунд не отвечала, потом губы её задрожали, и она кинулась на шею к приёмной матери. Обняв Касиэру, она не выдержала и разрыдалась. Несколько минут они стояли, обнявшись, при этом Касиэра нежно гладила дочь по голове, тихонько целуя её в макушку.

— Успокойся, Ната, всё будет хорошо, — приговаривала она, печально глядя на дочь. — Ты — молодец… Я знаю, что ты сделала… Люцифер в ярости от того, что его затея полностью провалилась… Но так ему и надо!.. А ты не плачь. Теперь ты сможешь вернуться домой, в Рай, и…

— Нет, — Натаниэль подняла голову и сквозь слёзы взглянула на мать. — Я не вернусь, Касиэра… Я не могу… И не хочу! — добавила она всхлипывая.

Женщина нахмурилась, потом обняла дочь за плечи и потянула за собой.

— Пойдём, дорогая, поговорим наедине, — мягко предложила она, уводя девушку подальше от Падших.

Они дошли до противоположного конца пляжа и уселись на гладкие валуны, всё ещё сохранившие в себе тепло прошедшего дня.

— Честно говоря, я была уверена, что ты уже в Раю, — помолчав, негромко заговорила Касиэра. — И очень удивилась, увидев тебя в такой компании. Сандал… Тадиэль… Беллор… Ну, Сандал ещё понятно, но Беллор… — Женщина помрачнела и покачала головой. — Если этот ангел рядом — ничего хорошего не жди…

— Почему? — Ната невольно заинтересовалась. — Что в нём такого?

— Он не похож на других, — взгляд Касиэры стал задумчивым и серьёзным. — Его матерью была Светлая, а отцом — Падший, один из тех, кто поднял бунт и начал войну. Его отца тогда уничтожили, а мать была изгнана из рая. Её тоже убили чуть позже, когда Беллор уже подрос.

— А кто убил его мать?

— Светлые ангелы. Тогда шла война, Ната. Отступников безжалостно уничтожали, чтобы защитить от них Рай. В конце концов, архангелы одержали победу и запечатали врата Рая, навечно приговорив предателей к отлучению от Святого Огня. С тех пор они ненавидят друг друга лютой ненавистью, а Беллор ненавидит их больше всех. Его мать сожгли заживо Святым огнём прямо у него на глазах. Его самого тоже хотели, но не успели.

— Его кто-то спас?

— Да, его родной брат, по матери. Он был Светлым и родился в Раю. Ориэль и спас Беллора, уговорив Светлых воинов его пощадить.

— Ориэль??? — Ната побледнела. — Ориэль — его брат?!

— Да, — Касиэра неохотно кивнула. — Никто здесь не знает, что имя Беллор — неполное имя этого Падшего. Настоящее его имя — Белл-Ориэль. Что означает: «прекрасней Ориэля». Его брат, и правда, был красавчиком…

— Почему был? — Ната опешила. — Разве он тоже погиб тогда?

— Нет. Ориэль погиб гораздо позже… — Касиэра сделала паузу, потом тяжело вздохнула и продолжила. — Я не рассказывала тебе ничего, потому что знала: если Афаэл что-то разнюхает — тебя убьют. Когда ты подросла, то начала светиться во сне.

— Как это — «светиться»? — девушка опешила.

— Ты сияла, словно звезда на небе, — женщина улыбнулась. — Тогда я очень испугалась, поэтому так и настаивала, чтобы ты надела медальон, который не даст Падшим к тебе подобраться. А когда приблизилось твоё семнадцатилетие, я с ума сходила от того, что не могу тебя защитить. Ведь как только раскрываются крылья, уже невозможно скрыть, что ты ангел…

— И ты стала являться ко мне во сне… — Ната улыбнулась. — Но я, как дура, тебя не слушала. А потом эти вороны напали, и… всё понеслось.

— Вороны — это Жерхи. Они почуяли в тебе ангела раньше, чем Падшие. Как и те кролики в лесу…

— Откуда ты знаешь про кроликов?

— Лайла мне рассказала.

— А она рассказала… про остальное? — осторожно поинтересовалась девушка.

— Да, — Касиэра сразу помрачнела. — Но я знала, что так будет, — совсем тихо призналась она.

— Почему же тогда ты её не защитила так же, как и меня?

— Потому что её нельзя было защитить, — тон женщины стал обречённо холодным. — Ты не понимаешь, Ната, но, к сожалению, Падшие были вправе требовать от Лайлы исполнения возложенной на неё природой функции. Лайла — не человек. Она — самка Падшего ангела, которая обязана жить по законам своего племени. Другого способа выжить у Падших просто нет… Да, с точки зрения людей — это всё ужасно, но гораздо страшнее было то, что сделала Лайла. Убив нерождённых детей, она практически обрекла весь клан на вымирание. Я не знаю, как удалось Сандалу заставить Тадиэля вытащить Лайлу из Ада, но могу тебе сказать, что если Лайла решится остаться здесь, ей придётся смириться с правилами и законами клана.

— Значит, церемонию… повторят?.. — Ната побледнела.

— Даже не сомневайся в этом, — женщина уверенно кивнула. — Лайла тоже это знает — мы обсуждали с ней всё, что произошло. Теперь пусть решает сама.

— Мне очень её жаль… — Натаниэль вздохнула. — Ты знаешь, что Сандал убил Афаэла?

— Да, — лицо Касиэры потемнело и стало ещё серьёзней. — Я даже и не думала, что мои детки натворят столько бед, — с досадой заметила она, покачав головой.

— Ты защищаешь Афаэла??? — девушка не поверила своим ушам. — Но почему?!

— Потому что, несмотря ни на что, Афаэл умел поддерживать порядок среди Падших. Его боялись и уважали. А что теперь? Кто будет следить за равновесием, Ната? Я не уверена, что среди Падших есть настоящий лидер, который способен приструнить таких ангелов, как Тадиэль, Абаддон или Беллор. Эти трое, если дать им волю, разнесут всё на этой планете.

— Прости, но мне Беллор не показался таким уж плохим, — решилась заметить Натаниэль. — Ты сказала, что он ненавидит Светлых больше остальных, но он ни разу не попытался меня убить… Наоборот, он… несколько раз спасал мне жизнь…

— Тому, что он спасал тебя, есть объяснение, Ната.

— Знаю, он хочет, чтобы я родила ему дочь, но…

— ЧЕГО он хочет??? — Касиэра аж подпрыгнула. Её прекрасные глаза засверкали. — О чём ты???

— А разве… Разве ты не это имела в виду, говоря об объяснении? — в свою очередь опешила девушка.

Касиэра не ответила. Она побледнела и долго молчала, о чём-то раздумывая.

— Нет, я говорила не об этом, — наконец, коротко бросила она. — Прости, Ната, но мне необходимо поговорить с Беллором, — и, не дожидаясь возражений, Касиэра встала и направилась к Падшим…
 
Рейтинг: 0 30 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
112
111
106
87
81
79
75
72
66
65
60
59
55
54
53
53
53
52
51
50
50
50
48
45
43
43
43
42
42
40