ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияУжасы → "Москва, провинция Хуньзянь"

 

"Москва, провинция Хуньзянь"

14 июля 2013 - Николай Лемкин

Николай Лемкин
“МОСКВА, ПРОВИНЦИЯ ХУНЬЗЯНЬ»
«антинаучная фантастика»

Вот и кончилось оно, нефтяное счастье…
К 2040 году нефть в Новой России практически исчерпалась,
и её остатки экспортировались на Запад уже не цистернами, а канистрами и пластиковыми бутылками.
Уже двадцать лет автомобили ездили на синтетическом бензине, изобретённом ещё в Третьем Рейхе.
Перейти на «газогенераторы» эпохи Второй Мировой войны было невозможно - те приборы работали на «чурочках».

Но дров не было, поскольку весь лес Новой России по решению Международного суда в Гааге был передан Литве в качестве компенсации за Советскую оккупацию.
Попытки же перевести двигатели на этиловый спирт не удались -вновь построенные спирт заводы мгновенно останавливались по причине белой горячки пролетариев.. .

Почему китайцы красили паровозы в оранжевый цвет, было непонятно - машины делались точно по чертежам 1914 года вплоть до надписи «Путиловскiй заводъ», и по идее должны были быть чёрными…
Но именно оранжевый паровозик, украшенный пластмассовыми цветами, цветными фонариками, государственными «триколорами», и портретами Членов Политбюро ЦК Партии «Самая Единая Россия»
въезжал в Москву, затянутую смогом кислого торфяного дыма (углём отапливались лишь элитные высотки и правительственные здания. Газовые же месторождения уже давно, и как-то втихаря были проданы то ли Гондурасу, то ли Мозамбику).
Поезд тащил вагоны с мусором и радиоактивными отходами из Европы для захоронения на Урале, и один затрёпанный пассажирский вагон с нашим героем.
Столица Новой России готовилась к встрече пятидесятилетия «Великой Октябрьской Революции», как со временем определили кровавое и постыдное побоище в октябре 1993 года.

Шёл год 2043.
По всей столице висели лозунги -
«Пу-тин хунсан ван-сун, другой базар западло!»,
что переводилось на старинный «советско – русский» как
«Да здравствует учение Путина, самое мудрое в мире!»

Учение было кратким как команда, и мудрым, как все науки вместе взятые – «Мочить в сортире!»

Фанатики из молодёжного движения «Ихние » поняли его дословно, как и положено гёрлам и боям, выросшим на «Кака-колом» и «Сракерсах». Люди стали бояться туалетов, как чумы, и загадили всю страну.
Вскоре канализация в стране была запрещена не только по политическим, но и по экономическим причинам - всё электричество страны шло на экспорт (кроме небольшой части, отводимой Москве).
Страна освещалась «биогазом.».
. На каждую тысячу человек строился «автономный узел энергетики» - гигантские ёмкости, связанные трубами с паровыми электрогенераторами. По утрам, с пяти до восьми к ним выстраивались пахучие очереди.
Люди несли в вёдрах то, что раньше уходило в ныне уже запрещённые унитазы.
Продукт взвешивался, строго учитывался на компьютерах, и шёл в аппараты для перебраживания.
Приносившие мало, подвергались общественному поруганию за антипатриотическое и антипартийное поведение, и подвергались принудительному питанию - «ножками Буша», кубиками «Галина Бланка», гамбургерами и колбасой странного происхождения, терпели прочие садистские действия, но исправлялись.

Гражданский долг!
Возникающий в генераторах газ - метан сжигался, полученной энергии хватало для просмотра теленовостей в обеденный перерыв.
Новости состояли из перечислений аварий, катастроф, пожаров, взрывов, убийств, сводок о боях с грузинскими войсками под Рязанью, о рейдах латышских и эстонских партизан в лесах под Санкт-Путинбургом, и восхвалением ВЛАСТИ.
Видеть это считалось «Гражданским долгом»!

Бюджетник пятого уровня, маргинал третьего разряда, быдло третьего сорта, школьный учитель первой категории, старик, седой и беззубый – Колян,
(отчества были упразднены для людей низших сословий, по федеральной программе «Возвращения к истокам»),
приехал на поезде весёленькой раскраски, и стоял перед входом в редакцию столичной газеты.
Это была прежняя «Учительская», сейчас же она называлась «Пахан дадзы-бао»
Редакция, как и прежде, находилась в Ветошном переулке рядом с Красной площадью.
Только что закончилась эпохальная реконструкция Кремля.

Он был целиком снесён, и отстроен заново, но уже с подземными авто - парковками и торговыми центрами.
Кремль стал ещё краше, чем раньше - китайские строители украсили стены пластиковыми драконами, тиграми, иероглифами, цветными фонариками, гирляндами цветов!

Крыши стали многоярусными с загнутыми вверх концами - это было настолько красиво, что даже памятник Петру работы Зураба Церетели был перенесён с Москва - реки в центр Кремля!

Его не хватало именно там!

Не тронули только Мавзолей - тело Ленина как-то странно пропало, его заменили восковой фигурой великого Анатолия Борисовича Чубайса, (самого его погребли тайком и секретно, неведомо где, во избежание осквернения могилы).
А погиб великий электрик трагически и профессионально - от удара электричества (не туда сунул палец!).

Вся эта патриотическая красота была видна через проломы в стенах торгового центра - дыры возникли в ходе операции по освобождению какого-то бизнесмена, захваченного его же партнёрами по бизнесу, сокамерниками по прежней жизни.

Видеокамера долго сличала облик старого учителя с базой данных.
Мешали синяки под глазами, и форма губ, разбитых тяжелыми ботинками милейших активистов молодежного движения партии «Самая единая Россия»

Этих ребят обойти было невозможно – они встречали гостей столицы прямо на единственном вокзале, и устраивали экзамен на Патриотизм и Любовь к Отечеству.
Активисты задавали вопросы глубокие и умные, и по ответам принималось решение - куда пускать приезжего - в город ,
или на собачий корм для стражей режима.

Коляну достался вопрос несложный, но старческая память его подвела!
-…Слышь, гнилой, что самое умное спросили у Мудрейшего на встрече с народом в 2005 году?
«-…О его собаке-лабрадоре» - следовало ответить,
но Колян запутался в мыслях, и активисты его тут же оттащили за угол для душевного партийного разговора …
-…Дай, падла, закурить..
--..Вот…
_..Ты что, ветхий, опустить меня хочешь?
-… Такую гадость даёшь? За козла ответишь! - зашумели пацанята.
-…Другого нет, бедный я…
-…Бедных нынче нет, есть ленивые!
По речи старик понял, что ему повезло - это явно были студенты филфака МГУ !

--…ЛАБРАДОР! - ВДРУГ ЗАКРИЧАЛ ОН…

-…Ну, падла, козёл вонючий, повезло тебе…
По сложно составленной фразе старик понял - третий курс МГУ, а то и самого МГИМО, не иначе!
-..А третье слово Государственного Гимна?
Сопливая гёрла с немытыми волосами ждала ответа.
--«Наше!»
-У, блин вертлявый!
Экзамен был сдан!
Студенты на всякий случай попинали старика по морде, и помочились на него, кто как смог .

Старик привез в редакцию газеты стихи о великом вожде.
Они были простодушны, но искренни.

--…«Был Володя маленьким с кудрявой головой, ходил в поганых валенках по гадкой мостовой»…дальше следовал рассказ о великих подвигах человека, ставшего президентом, но самые душевные темы были – «Путин и печник», «Путин и дети», «Путин в октябре»,
из самого сердца автора рвалось-
"«Господин Путин,
я вам докладываю
не по службе,
а по душе.
Великий Путин,
работа адовая
будет
сделана
и делается уже»..."

Во всём тексте светился образ самого человечного человека с лукавинкой в глазах,
а заканчивалось всё словами. «Он и теперь живее всех живых, наше знамя, сила и оружие..»

Колян был профессиональным учителем, и успел закончить пединститут до «РЕФОРМЫ», когда в целях экономии были закрыты все ненужные ВУЗы.
Обучение было реформировано с верху до низу.
Программы были адаптированы под требования времени - так, например, студенты мединститутов по Федеральной программе «Здоровье» учились на «семейных» докторов - то есть год изучали биографии великих реформаторов, и три года зубрили названия лекарств «от живота» и «от головы»,
наиболее талантливые оставались в полугодовой аспирантуре, где изучали монгольский шаманизм, заговоры «от сглаза» , уринотерапию и открывание «чакр».

Но вначале следовало закончить очень среднюю школу, и сдать тесты.
Школа работала три часа в день во избежание перегрузки детей.
Учились только в светлое время суток, (о реформе энергетики я уже рассказывал), и начиналось всё с пения Гимна, бодрого, весёлого и громкого, далее шёл урок «новорусского», урок «толерантности», урок «физикахимиябиология», половое воспитание по учебникам, написанным зеками в колониях строгого режима, и История Отечества.

Учебники истории писали люди, осерчавшие на
«совок», поэтому в них сразу же после 1917 года следовал год 1993, однако никто несуразности не замечал, поскольку математика включала в себя лишь упрощённую таблицу умножения, а такие сложности, как пропавшие 76 лет могли заметить только особоодарённые дети, но их отлавливали ещё в раннем детстве,
и посылали учиться за границу на программистов для фирмы «Майкрософт».

Никто не замечал и той нелепости, что Великая Октябрьская Революция в октябре 1993 года описывала героическую битву четырёх танков с целой армией консерваторов и комуняк, захватившими Белый Дом в Москве, но кем были враги демократии, и откуда они взялись, нигде не объяснялось, да никто и не спрашивал
. Враг он и есть враг!

(Дети элиты учились за границей, там же лечились и их родители)

Старик растирал кровь по морде, по улице летел визгливый смех и выкрики - «Пейте разумное, доброе, вечное!»
…А ведь точно - филологи! - подумал старый учитель.

-Заходи!
Железный, электронный голос пригласил его в редакцию.
-Тебе в четвёртую камеру.
По загаженному тёмному коридору с громадными окнами, спрятанными под густые решётки старый учитель шёл, скользя по кучам использованных презервативов, тампексов, памперсов, жёваных сникерсов, твиксов, шприцов,
он чуть не упал, споткнувшись о полуразложившийся труп-

«Да, рецензенты здесь суровые» - подумал он.

- Можно? Я…
Его поприветствовали как долгожданного гостя —
-Вползай, сучара, падай!
Старику под ноги полетел табурет.
Колян табурет поставил, проверил - не отваливаются ли ножки,
(о московском юморке он был наслышан), сел с осторожностью.
Напротив него сидел здоровенный парень лет тридцати с бритым черепом.
Он был украшен пирсингом как новогодняя ёлка, разнообразные железочки торчали из ушей, носа, щёк, рук и ног, на лбу красовалась потрясающая наколка - голая баба с раздвинутыми ногами, (она ещё и шевелилась, когда узенький лоб напрягался в мыслях ! )
на веках было наколото синим цветом - «они всё видят!».

(-Кандидат педагогических наук, не иначе !-сразу понял старик)

-Ну, тащи маляву из мастырки!
Посасывая чифирок под самокрутку с анашой, ученый сотрудник, ответственный за связь с сельским учительством,
долго читал текст - буквы складывались в слоги, осмысливались, но длинные слова как-то сами рассыпались на куски.
Было тревожно!
По новым правилам правописания новорусского языка, треть речи должна быть по- английски в рязанской транскрипции с американскими упрощениями, треть - на классической зоновской «фене», треть по-китайски.

-..Слышь, гниляк, базар тут такой - по первому прикиду клёво, гутово, но слишком саенсово, понимаешь ли, хунянь-мунянь, дадзы, пипл- янь и юнь могут не втащиться,...
а это криво,…падлой буду! Непонятки могут быть, блудняк!
Через пять минут размышлений сотрудник закончил мысль
-…Зуб даю ! Век воли не видать, рамсы надо перетереть !…

( Слишком научно написал ! – испуганно сообразил старик)

У старика пропадал шанс выйти живым, он дрожащими руками вынул из-за пазухи шмат настоящего сельского сала , завёрнутого в газету «Рашен жибао», (бывшая правительственная «Российская газета»)
Дальше пошло легче – учёный сотрудник выкинул из рукописи сложные слова, добавил десятка два матюков, чем только украсил текст, и вот старик уже на свободе!
В руках он держал «Справку о выполненном гражданском долге», что приравнивалось к двум голосованиям за «партию власти».

Уже много лет шла новая жизнь - демократическая, светлая и счастливая !.

Журналисты, продажные по определению, были отменены, граждане строго по графику сами для себя писали статьи без влияния Гусинских, Березовских и прочих мерзавцев.
Статьи полагалось писать радостные, с восхвалениями ВЛАСТИ (это слово полагалось писать как и слово Президент с большой буквы).
Шла НОВАЯ ЖИЗНЬ, полностью замкнутая на суды и чиновников, но чиновники уже не терзали граждан.
Теперь граждане САМИ придумывали себе горе и проблемы, и приходили с ними в кабинеты, или «камеры», как следовало теперь говорить, там быстро оформлялись бумаги, и человек уходил, потеряв пенсию, квартиру, здоровье , или что другое ( что сам придумал, то и потерял !)

Главным было - «не напрягать» чиновников! Президент определил чиновников как опору Отечества, они определили Его как своего Святого покровителя.
Каждый кабинет непременно украшался портретом САМОГО с лукавинкой в мудрых глазах. Наиболее хитрые накалывали портрет на груди - слева - Путин, справа- Ельцин, и было это чрезвычайно оригинально, тонко и трогательно!

Как мудрый отец он кормил их сыто (за счёт всего остального быдла), но время от времени публично и сурово грозил пальцем – «Воруйте поаккуратней !»
Любить чиновников полагалось искренне!
Много лет назад (В 2005 году) власть нафантазировала догнать нищую Португалию по уровню жизни, но быстро спохватилась, и негромко пошла по пути Нигерии, что было по-настоящему мудро.
«Энергетическая Сверхдержава»
Исходные данные были те же - нефть и газ!
Результат тот же - сотня сверхбогатых,
сытые военные, полицейские, судьи, чиновники, и масса голодного сброда, так называемого народа …
Быдла, «электората», или точнее-«маргиналов» было много!
Почти сто миллионов!
Задача довести их до оптимальных, указанных «Великой Олбрайт» и Европой пятидесяти миллионов не выполнялась - нищие дохли от лажовых лекарств, фуфельной водки, поганой жратвы, стрессов, навязанных телевидением и самой жизнью, от пуль бандитов, от тротила всякого рода патриотов, но было их несчитано !
И было это западло! Не помогли ни многочисленные «Национальные Проекты», ни «Президентские», ни «Федеральные Программы по возрождению России ».

.Население почти не уменьшалось!
И тогда решили отдать часть территории вместе с быдлом Китаю - всё равно захватят!

Остались нефтяные поля, осталась Москва-
«Рублёвский федеральный округ» - по конституции 2008 года, но вскоре и она незаметно стала китайской….
«Провинция Хуньзянь»

Китайцы были везде, они не умирали никогда - не было нигде китайских кладбищ, но в любом месте, где жил хоть десяток узкоглазых тружеников, сразу же строился девятиэтажный роддом, и работал он круглосуточно! Китайцы делали ВСЁ ! И успевали повсюду!
В России ходили «рубли» с портретом великого Грызлова («пять грызел», «десять грызел», «одно грызло») для быдла, и доллары для элиты…
Доллары были двух видов - изготовления США и китайского, сделанные в подвалах, с теми же портретами,
(правда, у президентов были очень раскосые глаза, но китайские доллары ценились выше из-за большей защищённости от подделок).

Колян пересчитал российские деньги с портретом великого неулыбчегого человека - хватало на пару пирожков с мясом, но жрать то ли собачатину, то ли человечину не хотелось, и старик всё же решился зайти в гости к сестре - в столовую Госдумы.

Сестра жила под подпиской о секретности, беспокоить её не полагалось,
но соскучился старик - не видел он её тридцать лет,
(да и жрать хотелось, по правде говоря…)

Здание Госдумы было рядом - вот оно-серое, с хамским бетонным гербом СССР на фасаде.
.Бывший «Охотный ряд» ныне назывался по – новому «Охотный до власти».
Старик обошел его, нашёл сзади дверь, и по запаху помоев двинулся к столовой.

Сестра раньше была врачом - проктологом, то есть специалистом по прямой кишке, и было непонятно - почему комиссары « Самой единой России» мобилизовали именно её, и именно в столовую Госдумы,
но…

Партия сказала – надо!

Старый учитель, проблуждав пару часов по бесконечным подвалам, вышел в светлую комнату, освещённую хирургическими лампами.
Если бы старик понимал, что он делает, он бежал бы прочь, забыв всё, но он был прост как церковный крестик.
На гинекологическом кресле в странной позе стоял депутат Госдумы, голый, но с галстуком на шее,
в его заднем проходе торчал гофрированный шланг.
Через шланг закачивалась смесь топлёного ярославского сливочного масла с астраханской «золотой» икрой.
По решению Госдумы о социальных гарантиях «СЛУГ НАРОДА» депутаты кормились по Полной программе - питание под давлением в три атмосферы вталкивалось сзади .
Слуге народа некогда было занимать рот едой - он говорил и говорил, руки были для голосования, а не для ложек и вилок !
.
Вот и сейчас, раскорячась в странной позе, он по радио -микрофону продолжал выступление .
Депутат был государственником, он рассуждал о величии Отечества, о патриотизме, о великом народе, и его счастье, и его светлом будущем …
Речь прерывалась искренним стоном, когда компрессор с питанием сбивался с трёх атмосфер на пять.

Тяжела была доля НАРОДНОГО ИЗБРАННИКА!


-«…Галя, сеструха!»
Старик обалденно смотрел на «оператора машинного кормления», так называлась эта должность.
Женщина глянула на брата, охнула — «Уйди, вон туда!»
Час спустя, затолкав в задницу депутату ведро масла, икры, тертой зелени, гусиной печёнки, витаминов, фарша парной телятины, рыбы «омуль байкальский», замешанных на грудном женском молоке, и медикаментах, ускоряющих пищеварение, женщина плакала в объятиях брата -

-…«Ой, Коля…!..Как вы там?… , как я скучаю по людям!
Ты понимаешь, эти депутаты что спереди, что сзади – все на одно лицо !
Надоели!»
Колян растерялся….
Хотелось рассказать обо всём – о жути ново - русской жизни, о зарплате и нищете, но было это нельзя - ЭКСТРЕМИЗМ !,
хотелось рассказать о дурной поганой жизни, но и это было запретно! ПЕССИМИЗМ!

Старик не заметил, что уже пять минут говорит без мата, он забыл ЗАКОН, он забыл ПОНЯТИЯ, он плакал в лицо сестре, «Члену Партии «Самая единая Россия»!
(Российский человек счастлив, и плакать не должен!)
Он делал ошибку за ошибкой!
Колян расслабился, стал рассказывать о школе, где выродки маргиналов обучались по упрощённым программам.
Был Интернет, были компьютеры, были «физикахимиябиология» по часу в неделю, литература с изучением лишь трудов В.И. Новодворской и В.В. Жириновского, был примитивный «ново-русский» с матюками, было половое воспитание с похабными учебниками, была оплата по количеству учеников, а это отменяло плохие оценки - пацан или гёрла могли осерчать и «забить болт», а это - «коряво», как стыдливо говорили учителя.
Осерчавшие детишки запросто могли выловить учителя, и сотворить над ним всё, что они познали по боевикам «Бригада», «Бумер», и прочей видеоклассике, а могли и провести практикум (правда, этого слова они не знали ), по уроку «Половое воспитание»!

А это было страшнее, нежели проломленный череп, или перебитый позвоночник….

Учитель по определению был виновен во всём!
Эта истина созрела на телеканалах «Новой России» ещё в 2000 году, и считалась аксиомой (слово уже неизвестное в году 2043, шибко умное слово !)
Следовало воспитывать ГРАЖДАН, то есть людей, любящих ВЛАСТЬ и чиновников,
ДЕМОКРАТИЮ И ПРЕЗИДЕНТА!
При дикой безработице в учителя рвались все - бывшие кочегары паровозов, омоновцы, вышедшие на пенсию, старые деятельницы большого секса со сгнившими от сифилиса носами, но брали не всех, а только патриотов, верящих в Новую Россию, членов единственной правильной партии !

Знала сестра, но не знал деревенский учитель, что всё это слушается и просматривается Федеральной службой Толерантности.
«Власть и контроль» -девиз не только тиранов, но и демократов!
Сестра делала странные знаки, пыталась о чём-то предупредить, но старик не понимал, наконец она прижалась к нему и шепнула –«Беги, спасайся!»
В дверь уже ломились стражи демократии в страшных масках-намордниках….

Старик прыгнул в окно (и откуда прыть взялась?), нырнул в какую-то щель, провалился, охнул от боли, и потерял сознание…

Очнулся он на вторые сутки.

Под всей столицей тянулись бесконечные подземелья, тоннели.
За всю историю Москвы из-под неё вытащили столько земли, что она не зря называлась городом на семи холмах.
В одном из тоннелей над старым учителем хлопотали люди.
-…Нет, коллега, поверьте- травма совершенно поверхностная, сейчас он придёт в себя!
-…Вы уверены?
Старик боялся открыть глаза, и увидеть защитников демократии, ещё больше он боялся очнуться в цеху «Мясокомбината », куда
враги свободы и демократии отправлялись на переработку в собачий корм «Светлый путь».
Шёл странный разговор без матюков и псевдо-английских неологизмов.
-…Ну вот, видите, очнулся! Я же говорил…
-…Где я?
-…Не волнуйтесь, уважаемый, среди своих!
Вокруг старика стояла группа его седых ровесников в медицинских халатах.
Они улыбались!
Не «по – американски», а по-человечески, да и говорили на чистом «старо-советском».
Стоял странный забытый запах - пахло настоящим кубинским табаком и настоящим кофе…

Центр Москвы был всегда заселён не только чиновничеством - в больших, нескромных квартирах мерзкая советская власть селила учёных, артистов, специалистов разных профилей, со временем это стало беспокоить и оскорблять бизнесменов.
Несправедливость резала глаза и тревожила душу - пока будущая элита, опора рыночников, хребёт реформ мотала срок, парилась по зонам, гнила на «киче», хавала баланду, неевропейская, нецивилизованная власть ублажала чёрт знает кого!
Убогих, без наколок, без «Понятий»!
При втором президенте России был наконец-то принят настоящий жилищный кодекс, ставящий всё на свои места - жилище бывших учёных и прочей дряни, не нюхавшей параши, объявлялось аварийным, жильцы заталкивались ОМОНОМ в панельные дома на окраинах.
Когда «хрущёвки» сыпались от ветхости, власть разводила руки -«рынок, господа!» Берите «ипотеку, и платите три жизни вперёд!»

В их прежних квартирах уже жили настоящие хозяева жизни!
Кодекс давал массу вариантов восстановления зековской, зоновской справедливости.!
Знающие люди уходили под землю, забрав детей, внуков, учеников, туда же попали и строители, собранные по всей стране для первого этапа реконструкции Кремля - разломав кувалдами стены и здания, подготовив фронт работ для китайских строителей из провинции Муньдянь, они все как один за одну ночь спустились в тоннели.

За долгие годы прежние режимы затолкали пол землю невероятную массу коммуникаций, - газовых , водопроводных, электрических, подключившись к которым, люди под землёй жили не хуже, чем на верху, а найдя кремлёвскую канализацию, и врезавшись в неё -даже лучше!
У них было всё! И называлось это – «Подмосковье»
. Первое время были проблемы с питанием, но однажды, как и наш Колян, в открытый люк провалился старичок-бомж.
В прежней жизни он был «кэгэбушником», и даже в чём-то- «энкэвэдэшником».
Старик поведал великий секрет о великом проекте.

После известной «Фултоновской речи», начавшей «Холодную войну», Сталин начал операцию «Дырка».
Мысль была гениальной - провести тоннель из Москвы
до Нью-Йорка, и через него организовать Социалистическую революцию в США!
Сначала запустить демонстрации трудящихся СССР с лозунгами, зовущими к светлому будущему,
а если не сработает- то танки, и пару пехотных дивизий.
Строительство маскировалось под «Метрострой», для дезинформации врага заодно построили метро в Баку, и прочих городах.
Стройку забыли заморозить после известного съезда, и продолжалась она пятьдесят лет - до 1995 года (именно она и угробила экономику великой страны…)
Проект не удался - последний этап совпал с застоем, пьянством, реформами, и прочими прелестями, и тоннель спьяну вышел не на Брайтон Бич, как планировалось, а в горах Сьерра Маэстра на…
острове Куба!

Ну, пили в те времена так крепко!

Показал старичок и вход в тоннель.
Принцип передвижения был прост до предела - человек прыгает как в колодец, летя по хорде, он разгоняется притяжением ядра Земли, пролетев мимо него, тем же притяжением полёт замедляется, и на выходе человек просто легко выпрыгивает после восьми часов пути!

Пара добровольцев с криком «Слава КПСС!» тут же прыгнули в дыру.
На третьи сутки нервного ожидания из входа раздался нарастающий свинячий визг, и в тоннель вылетели посланцы с громадной свиньёй в руках!
Тоннель работал!
Давным – давно тридцать тысяч метростроевцев вывалились на Кубе, избежали дефолта, чеченской войны, нищеты, чубайсятины, и обосновали город «Санта-Челябинск ».
Они сходу поняли посланцев, и решили помогать «Сопротивлению», как они почему-то назвали чудаков из подземелья..
Копатели земли уже давно попали под влияние марксистского учения, отрастили бороды «под Фиделя», и мечтали осчастливить всех людей .
Каждую неделю из колодца в говне, вони и визге вылетали громадные живые свиньи, связки бананов, ящики рома, коробки разнообразных настоящих лекарств, тюки табака и мешки кофе…
В обратную сторону летели ящики автоматов «Абакан «АН-93», автоматы Кокшарова Ковровского завода имени Дегтярёва, «АК- 104» ижевского производства, цинки патронов, гранатометов «Шмель», «АГС –17», бронежилеты, и прочие товары народного потребления, выменянные подземельщиками у омоновцев за настоящие табак, ром и натуральное мясо без гормонов и химии .

Колян ходил ещё на костылях, многого не понимал, но всем телом чувствовал приближение каких-то событий, непонятных и тревожных…..
Он не знал, что в тоннеле шли работы по воскрешению Ленина, тело которого было когда-то выкрадено маргиналами (они же -электорат, они же – быдло) из Мавзолея.
Учёные мужи клонировали мозг, внутренности и прочее - они хоть и не любили Ильича, но понимали - другого выхода нет !
И чем они были недовольны, было непонятно….
Пришли такие времена…
Странные времена…
.(Как говаривал В. Познер, именем, которого назвали бывший Комсомольский проспект в бывшей столице бывшей России.)

Для продолжения своего правдивого повествования я опущусь ещё примерно на пятьсот метров вглубь Земли - в преисподнюю, ( а она, поверьте мне, настолько же реальна, как и тоннели под Москвой).
Преисподняя жила тихо и мирно по стандартам наивного средневековья - котлы, смола, мучения, страдания..
Шёл большой воспитательный процесс - Лукавый работает лишь с грешниками, обольщая их, награждая, а потом и наказывая за доверие к нему же! (Педагогика!)
От этого выигрывали лишь силы добра.
Страдали и маялись души еретиков, яростных и фанатичных,
мучались мелкие паскудные душонки детоубийц, реформаторов, создателей телесериалов, серийных маньяков, телеведущих, и чиновников всех рангов.

Всё было традиционно и даже рутинно,
но погиб великий «электрик », некий рыжий реформатор…
И в аду начался хаос…
Прибытие души реформатора было оформлено традиционно –анкета, отпечатки пальцев, медицинская карта, и прочие канцелярские прелести, ничего не предвещало форс-мажора…
Но уже на второй день в цехах номер шесть и девяносто два (мучения и страдания шестого уровня) начались перебои с отоплением и электроснабжением - котлы стыли, страдающие души мерзли в смоле, и их срочно отогревали сотрудники МЧС, вызванные из тёплого Рая.
Внутреннее расследование показало - вновь прибывшая душа, мелкая, грязная, лохматая, но крайне активная, наглая и паскудная, совратила чертей на кражу солярки, серы, мазута, и на перекачку электроэнергии в «Евросоюз».
Каждому из чертей было обещано по два автомобиля «Волга»!

Вельзевул начал совещание сурово, без привычного полупьяного панибратства-
-…Плохо работаем, товарищи…Плохо!
Скверно!
-… «Номер шесть», отчитайтесь!
Мелкий бес номер шесть был стар до неприличия, и страдал страшной для чертей болезнью «аллопатия» - то есть облысением, был он голым и вечно синим от озноба.
-…В общем-то, товарищи, во вверенном мне фронте работ, больших трагедий не наблюдается, хотя, конечно, есть и проблемы.
Есть проблемы, есть!
Вот Валерию Ильиничну никак из котла Алоиза Геббельса не вытащим - слиплись, да и Борис Николаевич своим пьянством надоел, мешает работать, дирижирует и дирижирует..
-…Когда работать начнёте?
-…Так мы…это…
Через час препирательств, нервотрёпки и истерик картина более-менее прояснилась.
Неожиданное разгильдяйство и пьянство истопников привело к непредвиденному передвижению душ. По цеху - из одного котла в другой перемещались души журналистов, киллеров, банкиров,…
Дисциплина гибла!
Старенькие, седые, беззубые черти, угробившие на свою работу силы и жизнь, маялись, терялись, и не могли дать ответа - будет ли порядок…
Всё держалось на стариках – немощных, уставших, молодые черти больше не желали тратить жизнь на бестолковое прозябание у котлов, и поверив великому приватизатору, уходили «наверх» придумывать реформы, снимать бесконечные идиотские телесериалы, строить казино…

Словесная каша взбесила Вельзевула (взбесила беса - неплохо сказано?), и он велел порядок навести, а душу мелкого пакостника выкинуть к чертям собачьим !
К каким чертям? Какие это – собачьи?
Долгие годы бесы таскались с душой вновь прибывшего реформатора, но так и не пристроили - никто не хотел с ней связываться, брезговали !
За это время были украдены шестьсот чугунных котлов, сто сорок тонн смолы и пятьсот железнодорожных эшелонов солярки, серы и мазута, а пятеро чертей приняли иудаизм и дезертировали из ада…
Возникли отделения партий Самая Единая Россия и Союза Правых Сил…Пропали деньги на зарплату истопникам.
Непонятно как был акционирован седьмой круг ада,
технически безупречный, он был оценен в пять «грызел» на земные деньги, и перешёл во владение группе инвесторов - Боре Немцову, Боре Березовскому и Толе Чубайсу…
Вельзевул бился в истериках, мотался по бесконечным судам, которые он вечно проигрывал бессмертному Генриху Падве.
Ад стоял на грани краха.
И вот, наконец, Басманный районный суд города Москвы признал «АД» как юридическое лицо банкротом!
(А почему не арбитражный?) Непонятно!
Свершилось!

Работы по воскрешению В.Ленина шли полным ходом.
Группа мировых светил до этого попрактиковалась на мумии Тутанхамона, и получила потрясающий результат - молодой идиот с телом цвета сырокопчёной колбасы сбежал на второй день из тоннеля, и вскоре стал главой муниципального образования.
Оказалось, что мозги надо клонировать отдельно, иначе клон вырастал таким недоумком, что ни на что полезное не будет способен.

Тело вождя, пропитанное смесью глицерина и формалина, медленно возвращалось к жизни.
Глицерин вымывался водой, сложнее было с формалином - он «денатурировал» белки тела, переводя их в состояние варёного мяса, спасти тело могло лишь тёмное баварское пиво, способное воскресить кого угодно. (Верю соседу, страдающему похмельем)
Параллельно клонировался мозг вождя из препаратов, украденных из бывшего «Музея мозга» при бывшей Академии бывших наук бывшей России.
Сотни мудрецов в подземельях Москвы решали эпохальную задачу.
Путаясь в тысячах пробирок, они не подозревали, что работают заодно и с препаратами из тела Арнольда Шварцнейгера,
«рынок» и сюда внёс свои поправки.
В своё время после разгрома КГБ на защиту Отечества были мобилизованы политически правильные, но случайные люди, они и прикинули, что ничего лишним не бывает. Наворовали много, но порядка не навели. (Вот вам и случайные препараты!)

Как-то Колян шёл с медным чайником за кипятком, заварить кубинский кофеёк, когда на него вышел здоровенный бугай с бородкой клинышком.
-…А скажи - ка, дорогой товарищ, ружьё-то ты поди никому не отдашь? - слегка картавя, спросил бугай.
-…Ну нет, конечно!
-…А и правильно!
_…А Вы кто?
--…Я Ленин…
Колян долго бежал по гулким коридорам, где ещё дольше висел его радостный крик -.. «Я видел Ленина!»

Мои герои медленно, но верно приближаются друг к другу.

Новые владельцы преисподней объявили о торжестве рыночных отношений - теперь каждый вновь прибывший должен был оплатить все услуги по отоплению, по освещению, по издевательствам, (то есть - по обслуживанию), купить страховой полис, а главное - раздать массу денег в виде взяток, но поскольку люди привыкли умирать неожиданно, не захватив наличностей, то появилась и масса всякого рода посредников, жучков и откровенных жуликов, наживающихся на этом.
В ад пришли реформы! И ад содрогнулся…
Массы неприкаянных душ мытарились по кабинетам, не находя ни вечных мук, ни вечного блаженства.
Среди рядовых чертей прошло страшное сокращение кадров, и ветераны котла, труженики кочерги побрели наверх к людям, работать налоговыми инспекторами, методистами народного образования, депутатами разных уровней….

Колян, добрая душа, приволок к врачам полуживое тело Вельзевула, подобранное в одном из тоннелей «Подмосковья».
Бес был избит почти до потери пульса, и всю дорогу стонал-«..Пристрели меня, товарищ !..Брось меня!..»
Врачи долго бились над покалеченным бесом - были сломаны рога, перебиты рёбра, даже хвост был перебит в тридцати двух местах и завязан хулиганскими узлами.
Пострадавший рассказывал предысторию («анамнез» - по-медицински), и старые, седые врачи молча захлёбывались горькими слезами сочувствия.

Преисподняя погибала - китайские и турецкие строители сняли технологическое оборудование - котлы, крючья и прочие «пытошные приспособы», отделали все круги Ада под «Вип-зону» с саунами, биллиардными, гольф-полями под евростандарт.
Безденежные души уже не горели в огне (мазут и солярка были разворованы), а подвергались зверским истязаниям - им транслировали заседания Госдумы и Совета Федерации !
Души детоубийц и авторов школьных учебников терпели ещё более невыносимые муки - они страдали в грохоте «реп - музыки»!
Во всех закоулках Ада китайцы наладили производство «контрафакта» - так из остатков адской смолы, смешав её с вазелином, они делали нечто вязкое, страшно-чёрное, и расфасовывали под видом средства по уходу за автомобильными шинами и одновременно - как косметическое средство по уходу за кожей лица для стран экваториальной Африки.

Старый бес страдал от невостребованности.
Тысячелетний труд шёл коту под хвост - царили приватизаторы!
На душе старого беса скреблись кошки, когда он понял это, то содрогнулся - о душе-то он никогда и не задумывался!

Лишь дурак воспринимает безработицу как отпуск, жрать было нечего, и голодный чёрт пошёл к людям.
В переходе у Госдумы он пристроился с картонной табличкой «Подайте жертве религиозных предрассудков!».
Тут-то он и попал на глаза студентам «юридической академии имени Иуды Искариота».
Они мгновенно идентифицировали его как «комуняку», (именно так и описывались эти враги цивилизации - с рогами, хвостами и копытами в их учебниках!).
Били долго и профессионально, как их и учили на кафедрах прокуратуры и уголовного права, и даже вырезали на его спине пятиконечную звезду.
Потом сбросили тело в канализационный люк, (опять же, строго по параграфу сто тридцать шесть учебника криминалистики, а всё содеянное тянуло на хорошую курсовую работу!)

По вечерам в палату идущего на поправку беса заглядывал воскресший Ильич.
Бес шёл на поправку, правда, были проблемы со звездой на спине - донорская кожа не прирастала, наконец была сшита заплатка из голенищ солдатских кирзовых сапог, и она прижилась!
Надо честно сказать, что Ильич был не тем слащаво зализанным человеком, известным по кинофильмам и книгам партийных лизоблюдов - два метра ростом, с мышцами гигантских размеров
(гены Арнольда Шварцнейгера тут-то и проявились), но лысоватый, картавый…

В Подмосковье было мало развлечений - все были чем - ни будь, но заняты - кто исследовал тоннели, кто рыл новые пути в Иран и Северную Корею для переброски туда оружейного плутония, кто сидел, прослушивая «закрытые» каналы связи, но в основном - проводили всякого рода научные изыскания.

Ильич часами качал мышцы на тренажёрах, слушая через наушники тексты пятидесяти восьми томов собственных сочинений,
отдыхая, беседовал с народом о светлом будущем.
Вельзевул вызвал в нём горячий интерес, и они долго и жарко спорили на темы атеизма, и если Ильич доказывал, что ни Ада, ни Рая нет, то битый бес доказывал прямо противоположное.
И лишь узнав о реформаторах, Ильич поверил в нечистую силу.

Старые москвичи знают - их город стоит на плохом месте, время от времени микроземлетрясения вызывают лёгкую дрожь, всё это списывается на разломы в земной коре, и лишь крупные знатоки владеют истиной - прямо под городом и находится легендарный Ад.
Бурные банкеты сотрудников преисподней в дни профессиональных праздников -«День учителя», «День работников тяжелой промышленности» (а чем не повод выпить?)вызывали дрожь первопрестольной, сотрясая люстры и фужеры в сервантах.

Но такого ещё не случалось никогда - в нарастающем гуле из тоннелей бежали тысячи и тысячи жителей Подмосковья, унося детей, связки книг, спасая больных и немощных.

Уже успевший окрепнуть Вельзевул, за сутки до этого предупредил население о будущей катастрофе.
Он уже стал и атеистом и материалистом под влиянием Ильича.
Он свободно цитировал «Капитал» Маркса на языке первоисточника, но в глубине души он оставался бесом, и остатки бесовской интуиции ему подсказали будущую беду!.

Китайские и турецкие строители так увлеклись перестройкой Ада, что порушили несущие конструкции, и вся система семи кругов рухнула.
В гигантскую полость посыпались потолочные перекрытия, эатем слои земли поползли вниз, заполняя пустоты.
Кремль, высотки уходили вниз как в болото, навстречу им в клубах пыли и серы стаями летели перепуганные души грешников - им было не с руки умирать повторно!
Катастрофа длилась не более часа, и вот она - картина, достойная кисти Босха - из громадного котлована, заполненного клубами пыли, пара, смрада и дыма торчат двуглавые орлы на макушках башен…
Как я огорчён, уважаемый читатель!
Я следил за ситуацией дожидаясь кульминации, я так надеялся на встречу моих героев, можно сказать, на битву, на развязку, но увы…
Можно ли сказать, что у моей правдивой истории нет конца?
Нет развязки?
Ой, ли…
Подземщики ушли в Нижегородскую область под город Дзержинск, славный своими карстовыми пещерами и полостями, посмотрим, что будет с ними дальше…


В иконописной мастерской висели густые тучи табачного дыма.
В православии это было бы невозможно, но это была мастерская ещё более правильной религии.
За пятьдесят лет « Новой России» родилась и окрепла новая религия - « новославие».
Люди, сляпавшие на скорую руку новое государство на обломках злого СССР, ещё при жизни были признаны святыми - юродивый Михаил, блаженный Борис, чудотворец Владимир, и прочие, прочие, прочие…
В новой убогой стране впритирку стояли мечети и синагоги, православные и новославные храмы.
Правда, в подвалах и на чердаках служили и деятели запрещённой
Старообрядческой церкви – староверы поклонялись другим иконам – с ликами Ленина, Сталина, чудотворца Лаврентия, блаженного Леонида.
Страны как таковой уже не было - была территория, освоенная китайцами, узбеками и прочими народностями.
Не было и народа - было население.
И была новая мощная религия…
Религия чиновников.
За сорок лет до описываемых мною событий хулиганы обстреляли из «калашей» броневик Чубайса, и великий Грызлов во всеуслышание назвал это мелкое событие «КОЩУНСТВОМ».
Кощунство – осквернение святыни,
Богохульство!
Осквернение религии чиновничества.
Религия! Тогда она только зарождалась.
Возникла она по законам холуйства - от слащавых портретиков Вождя, раздувания его же культа, до вершины – храмов.
Религия, как ей и положено, строилась на вере и на поклонении
Высшему Божеству, способному на невероятное - летать на самолёте, одновременно плавать на подводной лодке, кататься на горных лыжах и заниматься японской борьбой.
Божество отвечало взаимностью, не мешая чиновникам плодиться в геометрической прогрессии, воровать и врать без остановки.
Лики новых святых украшали гигантские соборы в стиле «хай тек».
Лики творили чудеса - снимали « прокурорскую порчу», давали силу, вертлявость и удачу в делах неправедных.
Лики были всемогущи.
Самым чудотворным был лик Грызлова, постоянно завешенный шторой из тяжёлой парчи.
Он был недоступен быдлу, и лишь избранные имели право видеть его.
Только они могли выдержать мрачный чугунный взгляд партийного святого, не потеряв сознание .Святой приходил в самые сложные моменты чиновничей жизни - проверки, ревизии, выборы и прочее, прочее.
Художник Колян третий год творил лик юродивого Вольфрамовича – либералиссимуса, жившего по законам бродячих собак - «что нельзя укусить, то надо облаять и обоссать».
Работа в принципе была несложной - сюжет изображал чудо таскания за волосы женщину - депутата, но осложнялось духовной подготовкой иконописца.
Духовное очищение художника включало поедание свежесозревшей белены, но случалось сие раз в год, белена, заготовленная впрок-сушоная, маринованная, солёная не имела той силы…её мощи хватало разве что на исполнение лика великомученицы Валерии Ильинишны или апостолоподобного Николы Сатанидзе.
Пока белена дозревала до кондиции, художник жевал мухоморы, читал правительственную газету, смотрел телевизор - то есть пытался держать себя в творческой форме, мимоходом создавая чудотворные иконы - «Чудо изгнания дьявола из Верховного Совета», «Чудо неопалимого Анатолия, не пострадавшего в броневике от автоматных выстрелов», «Чудо дефолта», и многое другое…нужное и полезное.

-Слышь, чуваки, а не впадло блызнуть ?
-А хрен ли?
Колян беззвучно мял губы, переводя диалог с новорусского на старосоветский.
Получилось: « Коллеги, не пора ли выпить? А почему бы и нет?»
Российская власть долго боролась со страшным пороком –«ксенофобией», то есть боязнью чужих, и добилась яркого успеха, приучив страну к «ксенофилии».
Маргиналы (бывшие «граждане», «товарищи», даже - «братья и сёстры») мгновенно полюбили всё чужое – чужой язык, уголовный, китайский, американский, еврейс…
И его тоже.
На громадном столе появилась бутылка водки «Мао Дзе Путинка» китайско-российского производства.
Преподобный Исаевич, покровитель уголовников и лжесвидетелей морщил свой лик на иконе, наблюдая процесс пития мерзкой рисово-свекольной сивухи.
- Во, гадом быть, братва, сукой буду, зуб кладу, такое расскажу - упадёте..
-Заткнись, бычара, не гони блудняк.
-Ну, чё сразу - заткнись?
Творческая интеллигенция отдыхала от трудов праведных.
-Иду естудей по стриту, лажа -под бушем мани в лопатнике …
Я зырю- тонна баксов. Ну я саенсую - гирле голдняк впарю….

Колян переводил- шёл вчера подмастерье, нашёл под кустом кошелёк с тысячью долларов, хотел своей девке золота купить…
В гробовой тиши художники калькулировали - «Тыща баксов!»
Два дня проживания в «Советлэнде» с колбасой по два двадцать, с водкой по три шестьдесят две, с настоящими котлетами!
С прогулками по ночному городу без страха быть разделанным на запчасти для хирургов или на мясо для поваров ….
-Ну а я – в лицензионный отдел! Взял! Во - видели..?
Шесть художников ошеломлённо замерли.
Тысяча баксов! Халявных !

И извести их на лицензию ?.
Главный художник был самым главным, он был бездарен, но имел партбилеты сразу двух партий власти, и это возвышало его !
Но и он взвыл!
От зависти.
От горя…
ЛИЦЕНЗИЯ!
Триста лет в России чиновники плодились как вши в голодное время, неукротимые, вечно голодные, лживые и злые.
Любая попытка к их сокращению заканчивалась крахом - их становилось больше, они создавали некие «Партии власти»,
Они были непобедимы как сифилис в портовом городе.
Как родился этот закон, никто уже не помнит, скорее всего - в припадке популизма, но он явился миру - давать лицензии на отстрел чиновников !
Именно за тысячу баксов !
Эту-то лицензию и купил подмастерье! В течение двух недель он имел ЗАКОННОЕ право пристрелить человека в кабинете.
Чиновники знали это.
Кусок мяса в мясорубке чувствовал себя более комфортно, нежели какой – нибудь завотделом.
Ежедневная борьба с себе подобными, ломание чужих судеб, вечные проблемы с жёнами-потаскушками, любовницами, да и вообще-мало ли проблем у человека в мягком кресле …а тут ещё -возможность схлопотать пулю в лоб !
Уже входя поутру в офис, чиновничье стадо отирало адреналин, капающий из ушей.


Церкви в России начали ломать не гадкие большевики, а начал это дело художник Перов в те времена, когда будущие родители комиссаров ещё какали в пелёнки.
Родившись в православном Арзамасе, в православной России, он прославился злым и хлёстким отображением церковной жизни.
Придурковатая монархия пустила простолюдинов («простолюдин»-быдло, народ, унтерменшен, маргинал, электорат –смотри «Словарь новорусского языка» .)
во власть, в искусство, разрешив им вроде бы немногое- получить образование….и толпы разночинцев порвали со временем эту власть - кормилицу на части ! Грубые маргиналы исполнили роль грязного песка среди тонких шестерёнок власти…
Во времена ВТОРОГО ПРЕЗИДЕНТА эта ошибка была мудро учтена.
Образование ненавязчиво разделили на два сорта - бюджетное (бесплатное) для быдла и платное - для элиты.
Гениальным изобретением режима стали всякого рода «Академии управления» - кузницы кадров для чиновничье-полицейского государства.
Годами студентов учили аккуратно брать взятки, давать и не попадаться, крутиться в паутине законов, заканчивалось обучение защитой дипломной работы, где в письменном виде следовало ответить на вопрос «Сколько будет дважды два ?…», причём исписав пять- шесть килограммов бумаги, дипломник совершенно логично должен привести итог-«В Африке жарко». Ответ должен быть тупым, не по существу, но юридически безупречным!
И молодой специалист отправлялся строить «Новую Россию».

Москва рухнула в преисподнюю, подняв пыль и вонь на всю планету, но никто этого события не заметил, по крайней мере «россияне» как жили, так и продолжали жить - в постоянной борьбе за выживание. Мужики сдавали кровь, бабы делали бесконечные аборты, поставляя «стволовые клетки» для омоложения элиты.
Детишки жили по помойкам и колониям для несовершеннолетних.
Сорок тысяч жителей «Подмосковья» растворились на просторах страны, большая часть осела в Муромских лесах, не дойдя до Нижегородской области, часть ушла за Урал.

Колян пытался устроиться учителем рисования в школу, но получил отказ – только что прошла очередная амнистия, и старые педагоги были заменены новыми выпускниками зон строгого режима.
Не могло быть и речи о работе в элитных гимназиях и лицеях –Колян не имел партийного значка с медведем.
Вельзевул, он же Люцифер, он же Сатана слабел день ото дня – у него отвалился хвост, начала линять шерсть, жизнь в «Новой России» оказалась для него невыносимой – днём надо было бояться Ментов и скинхедов, ночью - охотников.
Браконьеры – контрабандисты вылавливали кого ни попадя и тут же разделывали на органы для трансплантации. Ценились детские глазки, выдернутые заживо, печёнки редких непьющих мужичков, но в тёмном переулке легко было погибнуть и по ошибке.
Адское прошлое вспоминалось как нечто яркое, светлое и созидательное - с планёрками, соцсоревнованиями, рационализаторскими предложениями…

-Вы же, уважаемый Колян, художник по первому образованию , не пропадёте..
- Э, да кому это нужно?
Искусством правил мордастый грузин Зарубль Цинандали, вся страна была загажена гигантскими бронзовыми идолами – Ванька Каин, Деникин, Сонька Золотая Ручка, Геббельс, Гришка Распутин…
Когда кончилась бронза, в ход пошёл чугун- и вот толпы основоположников Новой России встали в парках и на площадях.
Но кончился и чугун - в ход пошли остатки дерьма из генераторов.
Что не перебродило, прессовалось в бетонноподобную массу, из неё и ваялись бюсты депутатов Госдумы всех созывов.
Были они красивы, душевны, но уж больно пахучи…

Душа рыжего реформатора сломала мировой баланс - пропал Ад,
В принципе, должен бы воцарить Рай, но пошло по-другому.
Ад, созданный по высшему повелению как наказание, пропал, воцарил Беспредел.
Сгинули понятия «Грех», «Стыд», «Совесть».
Пришёл «Рынок - Деньги», и вот уже дочка «ЗАКАЗЫВАЕТ» папу и маму, но папа успевает продать их в бордель первым! И он герой!
И вот уже горький пьяница объявлен как «даровавший России свободу», и холуи заказывают в его честь бронзовую «ЗАГОГУЛИНУ».
На фоне этого Ад выглядел как детский сад на фоне портового борделя.

Колян с Сатаной жили в коллекторе, подрабатывая клоунадой в подземном переходе.
Старый учитель за деньги показывал друга, объявив его последним коммунистом планеты, и люди бросали «грызла» в шапку, взирая на гигантское волосатое чудовище со стоптанными копытами .
Сатане было неловко, его поросячий пятачок потел от стыда, но надо было как-то прожить…
В иконописцы Колян попал с пятой попытки – конкурс был бесчеловечно сложным – после собеседования на темы рыночных реформ, то есть пересказа способов краж и надувательств следовало творческое задание, которое он проваливал раз за разом .
Следовало сделать эскиз на заданную тему, и были те темы крайне сложны- «Ельцын в Октябре», «Ходоки у Чубайса» , «Гайдар нерукотворный», и всё это он проваливал, не сумев передать душевную красоту героев, их интеллектуальную мощь,
И только эскиз «Страшного суда» открыл ему дорогу в новую карьеру.

Он изобразил заседание Политбюро ЦК правящей партии, двенадцать членов с укоризной взирали на тринадцатого, осквернившего идеи Партии.
Идей у партии не было, точнее, была одна, но развёрнутая в разных формах, и суть её была – «Люби Начальство!».
Бело-сине-красные члены партии подавляли своим величием красно-коричневого перевёртыша-лилипута, эскиз кипел интеллектуальной, духовной и эстетической мощью!
И начались творческие будни!

Ещё затемно художники собирались в центре мастерской, почёсывая завшивелые бороды и головы, разворачивали молитвенные коврики с изображением медведя, и сползали на колени.
- Во имя преподобного Президента, угодника Николы Сатанидзе, во имя мученицы Ксюши Собакевич…
-Аминь…
- Отче наш, всенародноизбраный и богоподобный, Всесильный и Наимудрейший, автономнодемократичный Президент…
Похмельные голоса бубнили восхваления Власти всех уровней – от Президента и спикера до секретарей приёмных субъектов Федерации.
На пятом часу молитвы солнечные лучи разгоняли мрак, можно было браться за кисти.
Мастера делились по специализациям - одни рисовали контуры фигур, другие добавляли элементы-галстуки, костюмы, более одарённые писали лики - благородно – отёчные, на бычьих шеях, мастера-глазники вставляли в лики глаза – наглые, бесстыжие, но одухотворенные любовью к высшему начальству.
И только двое работали поодиночке, исполняя вещь от начала до конца.
Безымянный сексуальный маньяк писал чудотворные лики святой Ксюши Собакевич, покровительницы телеэкрана, «бомонда» и служительниц большого секса.
Колян же творил свой бесконечный шедевр.
Художественное образование, полученное ещё от настоящих мастеров, давало ему свободу, он без особых мучений изображал на ликах душевную лукавинку в глазах ново-русских святых , оживляя поганые рожи реформаторов. Он сам вырос на работах Николая Жукова, создавшего знаменитую медоточивую «Лениниану» с настолько слащавыми ликами вождя, что зрители могли пережить диабетическую кому .

Лик юродивого Вольфрамовича был заказан для нового храма на Рублёвском шоссе.
Здание строили китайские рабочие, первый этаж – автопаркинг, супермаркет и абортарий уже был готов, созидался иконостас.
Уже были готовы лики великомученицы Валерии с доктором Геббельсом в обнимку, двух Григориев – Распутина и Явлинского,
Уже смрадно мироточила икона Березовского.
Тормозил Колян.
Бесконечные толпы мордастых депутатов ежедневно контролировали его работу. Лик был почти готов – от одного взгляда на него возникало жгучее желание бежать на берег Индийского океана с сапогами в руках, но чувствовалась некая незаконченность – не рождалась в душе бесноватость, не вскипало желание плюнуть в чью – нибудь рожу, схватить бабу за волосы…
- Слышь, чмо, ты чё соплю тянешь .?.
- Нет, падло, где энергия лика, где глубокое интеллектуальное содержание ?…
-Где патриотическая, козёл, энергия, харизма, где?…
Депутаты били автора пудовыми кулаками в зоновских наколках.

Заказчики волновались.

Подмастерье получил по лицензии в райотделе милиции «ТТ» цыганского производства с двумя патронами производства иранского и ушёл в «творческий» отпуск.
Время пошло!
В местной газете уже было напечатано сообщение о предстоящем ритуальном отстреле.
Сотни жён чиновников потеряли покой и сон, мечтая стать вдовами.
В нудной жизни элиты – тусовках, «кидании понтов», изменах и подлянках появились новые краски – ожидание трагедии, трагедии настоящей, не киношной…
- Мово, подишь ты, наверное замочит - этот козёл всех достал.
- А мой чем хуже ?, да и ширше твово, чай не промахнёшься!

Подмастерье шлялся по всякого рода кабинетам.
Пьяное, отёчное лицо владельца лицензии светилось счастьем.
Секретарши, видя его, сползали в глубокий обморок, охранники мгновенно падали на пол, выкинув одним движением все средства защиты – пистолет, наручники, электрошокеры, газовые баллончики…
Открыв ударом ноги дверь кабинета, подмастерье озирал мишень, бледневшую, громкопукающую, потевшую, сползающую на пол.
Выбор был большой, но он искал единственного, неповторимого…
За первую неделю поисков от инсультов и инфарктов умерло шестнадцать кандидатов…
Ужас косил ряды членов партии власти.

Бюро райкома партии собрался глубокой ночью в местной психиатрической больнице, следовало найти выход из сложившейся ситуации.
- По закону он прав, он может выбрать, но надо ведь и совесть знать!
При слове «совесть» по рядам прошёл ропот - слово считалось неприличным, «совковым», нерыночным, но ситуация и в самом деле была столь напряжённой, что поправлять докладчика никто не решился .
- По закону, по закону! Законы мы делаем, мы и правы!
К утру после жарких дискуссий с матом, тасканием друг друга за галстуки и волосы был достигнут консенсус - секретарь парторганизации иконописной мастерской должен потребовать от подчинённого придти в третий кабинет райкома и замочить кандидата, назначенного решением бюро!

- ….И дай нам силу вершить волю твою, о, всенародноизбранный, и дай нам ясность ума видеть твоё величие и мудрость, о, президент Отечества…
Молитва заканчивалась, художники поднимались с колен и обували китайские кроссовки.
Главный художник поманил пальцем Коляна.
- Слышь, гнилой, найди подмастерье и ко мне бегом!
Лишь к обеду Колян вернулся в мастерскую, ведя под руки хмельного киллера.
-Ну и как эта гнида будет стрелять?..
-Кто же знает…
-В общем, делаем так – ты держи его под руки, я спереди, пошли!

Райком правящей партии встретил троицу трёхцветными флагами.
Чиновник стоял в центре кабинета, он был готов выполнить волю партии.

Пьяный подмастерье царапал большим пальцем правой руки кожух пистолета, ища предохранитель…
На «ТТ» предохранителя нет, механизм, взведённый пьяной рукой хаотично двигался в пространстве..
Два выстрела грянули подряд.
Пули весом по 5,45 грамма со скоростью в 425 метров в секунду, мощностью по 508 джоулей вырвались из заточения и впились в тело, порвав аорту, перебив позвоночник, и застряли в стене…

Колян сполз на пол в лужу собственной крови…
….Лето, жара, облака, стрекоза мельтешит перед глазами…
Коляну пять лет, он хочет поймать её, но – больно…
Мать склоняется над ним, что-то говорит, он хочет понять, но мешает боль.
И над всем этим – как похмельный бред, как кусок ночного кошмара по - куриному хлопает крыльями орёл с двумя головами..
Колян умер…
2007 г.

© Copyright: Николай Лемкин, 2013

Регистрационный номер №0146949

от 14 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0146949 выдан для произведения:

Николай Лемкин
“МОСКВА, ПРОВИНЦИЯ ХУНЬЗЯНЬ»
«антинаучная фантастика»

Вот и кончилось оно, нефтяное счастье…
К 2040 году нефть в Новой России практически исчерпалась,
и её остатки экспортировались на Запад уже не цистернами, а канистрами и пластиковыми бутылками.
Уже двадцать лет автомобили ездили на синтетическом бензине, изобретённом ещё в Третьем Рейхе.
Перейти на «газогенераторы» эпохи Второй Мировой войны было невозможно - те приборы работали на «чурочках».

Но дров не было, поскольку весь лес Новой России по решению Международного суда в Гааге был передан Литве в качестве компенсации за Советскую оккупацию.
Попытки же перевести двигатели на этиловый спирт не удались -вновь построенные спирт заводы мгновенно останавливались по причине белой горячки пролетариев.. .

Почему китайцы красили паровозы в оранжевый цвет, было непонятно - машины делались точно по чертежам 1914 года вплоть до надписи «Путиловскiй заводъ», и по идее должны были быть чёрными…
Но именно оранжевый паровозик, украшенный пластмассовыми цветами, цветными фонариками, государственными «триколорами», и портретами Членов Политбюро ЦК Партии «Самая Единая Россия»
въезжал в Москву, затянутую смогом кислого торфяного дыма (углём отапливались лишь элитные высотки и правительственные здания. Газовые же месторождения уже давно, и как-то втихаря были проданы то ли Гондурасу, то ли Мозамбику).
Поезд тащил вагоны с мусором и радиоактивными отходами из Европы для захоронения на Урале, и один затрёпанный пассажирский вагон с нашим героем.
Столица Новой России готовилась к встрече пятидесятилетия «Великой Октябрьской Революции», как со временем определили кровавое и постыдное побоище в октябре 1993 года.

Шёл год 2043.
По всей столице висели лозунги -
«Пу-тин хунсан ван-сун, другой базар западло!»,
что переводилось на старинный «советско – русский» как
«Да здравствует учение Путина, самое мудрое в мире!»

Учение было кратким как команда, и мудрым, как все науки вместе взятые – «Мочить в сортире!»

Фанатики из молодёжного движения «Ихние » поняли его дословно, как и положено гёрлам и боям, выросшим на «Кака-колом» и «Сракерсах». Люди стали бояться туалетов, как чумы, и загадили всю страну.
Вскоре канализация в стране была запрещена не только по политическим, но и по экономическим причинам - всё электричество страны шло на экспорт (кроме небольшой части, отводимой Москве).
Страна освещалась «биогазом.».
. На каждую тысячу человек строился «автономный узел энергетики» - гигантские ёмкости, связанные трубами с паровыми электрогенераторами. По утрам, с пяти до восьми к ним выстраивались пахучие очереди.
Люди несли в вёдрах то, что раньше уходило в ныне уже запрещённые унитазы.
Продукт взвешивался, строго учитывался на компьютерах, и шёл в аппараты для перебраживания.
Приносившие мало, подвергались общественному поруганию за антипатриотическое и антипартийное поведение, и подвергались принудительному питанию - «ножками Буша», кубиками «Галина Бланка», гамбургерами и колбасой странного происхождения, терпели прочие садистские действия, но исправлялись.

Гражданский долг!
Возникающий в генераторах газ - метан сжигался, полученной энергии хватало для просмотра теленовостей в обеденный перерыв.
Новости состояли из перечислений аварий, катастроф, пожаров, взрывов, убийств, сводок о боях с грузинскими войсками под Рязанью, о рейдах латышских и эстонских партизан в лесах под Санкт-Путинбургом, и восхвалением ВЛАСТИ.
Видеть это считалось «Гражданским долгом»!

Бюджетник пятого уровня, маргинал третьего разряда, быдло третьего сорта, школьный учитель первой категории, старик, седой и беззубый – Колян,
(отчества были упразднены для людей низших сословий, по федеральной программе «Возвращения к истокам»),
приехал на поезде весёленькой раскраски, и стоял перед входом в редакцию столичной газеты.
Это была прежняя «Учительская», сейчас же она называлась «Пахан дадзы-бао»
Редакция, как и прежде, находилась в Ветошном переулке рядом с Красной площадью.
Только что закончилась эпохальная реконструкция Кремля.

Он был целиком снесён, и отстроен заново, но уже с подземными авто - парковками и торговыми центрами.
Кремль стал ещё краше, чем раньше - китайские строители украсили стены пластиковыми драконами, тиграми, иероглифами, цветными фонариками, гирляндами цветов!

Крыши стали многоярусными с загнутыми вверх концами - это было настолько красиво, что даже памятник Петру работы Зураба Церетели был перенесён с Москва - реки в центр Кремля!

Его не хватало именно там!

Не тронули только Мавзолей - тело Ленина как-то странно пропало, его заменили восковой фигурой великого Анатолия Борисовича Чубайса, (самого его погребли тайком и секретно, неведомо где, во избежание осквернения могилы).
А погиб великий электрик трагически и профессионально - от удара электричества (не туда сунул палец!).

Вся эта патриотическая красота была видна через проломы в стенах торгового центра - дыры возникли в ходе операции по освобождению какого-то бизнесмена, захваченного его же партнёрами по бизнесу, сокамерниками по прежней жизни.

Видеокамера долго сличала облик старого учителя с базой данных.
Мешали синяки под глазами, и форма губ, разбитых тяжелыми ботинками милейших активистов молодежного движения партии «Самая единая Россия»

Этих ребят обойти было невозможно – они встречали гостей столицы прямо на единственном вокзале, и устраивали экзамен на Патриотизм и Любовь к Отечеству.
Активисты задавали вопросы глубокие и умные, и по ответам принималось решение - куда пускать приезжего - в город ,
или на собачий корм для стражей режима.

Коляну достался вопрос несложный, но старческая память его подвела!
-…Слышь, гнилой, что самое умное спросили у Мудрейшего на встрече с народом в 2005 году?
«-…О его собаке-лабрадоре» - следовало ответить,
но Колян запутался в мыслях, и активисты его тут же оттащили за угол для душевного партийного разговора …
-…Дай, падла, закурить..
--..Вот…
_..Ты что, ветхий, опустить меня хочешь?
-… Такую гадость даёшь? За козла ответишь! - зашумели пацанята.
-…Другого нет, бедный я…
-…Бедных нынче нет, есть ленивые!
По речи старик понял, что ему повезло - это явно были студенты филфака МГУ !

--…ЛАБРАДОР! - ВДРУГ ЗАКРИЧАЛ ОН…

-…Ну, падла, козёл вонючий, повезло тебе…
По сложно составленной фразе старик понял - третий курс МГУ, а то и самого МГИМО, не иначе!
-..А третье слово Государственного Гимна?
Сопливая гёрла с немытыми волосами ждала ответа.
--«Наше!»
-У, блин вертлявый!
Экзамен был сдан!
Студенты на всякий случай попинали старика по морде, и помочились на него, кто как смог .

Старик привез в редакцию газеты стихи о великом вожде.
Они были простодушны, но искренни.

--…«Был Володя маленьким с кудрявой головой, ходил в поганых валенках по гадкой мостовой»…дальше следовал рассказ о великих подвигах человека, ставшего президентом, но самые душевные темы были – «Путин и печник», «Путин и дети», «Путин в октябре»,
из самого сердца автора рвалось-
"«Господин Путин,
я вам докладываю
не по службе,
а по душе.
Великий Путин,
работа адовая
будет
сделана
и делается уже»..."

Во всём тексте светился образ самого человечного человека с лукавинкой в глазах,
а заканчивалось всё словами. «Он и теперь живее всех живых, наше знамя, сила и оружие..»

Колян был профессиональным учителем, и успел закончить пединститут до «РЕФОРМЫ», когда в целях экономии были закрыты все ненужные ВУЗы.
Обучение было реформировано с верху до низу.
Программы были адаптированы под требования времени - так, например, студенты мединститутов по Федеральной программе «Здоровье» учились на «семейных» докторов - то есть год изучали биографии великих реформаторов, и три года зубрили названия лекарств «от живота» и «от головы»,
наиболее талантливые оставались в полугодовой аспирантуре, где изучали монгольский шаманизм, заговоры «от сглаза» , уринотерапию и открывание «чакр».

Но вначале следовало закончить очень среднюю школу, и сдать тесты.
Школа работала три часа в день во избежание перегрузки детей.
Учились только в светлое время суток, (о реформе энергетики я уже рассказывал), и начиналось всё с пения Гимна, бодрого, весёлого и громкого, далее шёл урок «новорусского», урок «толерантности», урок «физикахимиябиология», половое воспитание по учебникам, написанным зеками в колониях строгого режима, и История Отечества.

Учебники истории писали люди, осерчавшие на
«совок», поэтому в них сразу же после 1917 года следовал год 1993, однако никто несуразности не замечал, поскольку математика включала в себя лишь упрощённую таблицу умножения, а такие сложности, как пропавшие 76 лет могли заметить только особоодарённые дети, но их отлавливали ещё в раннем детстве,
и посылали учиться за границу на программистов для фирмы «Майкрософт».

Никто не замечал и той нелепости, что Великая Октябрьская Революция в октябре 1993 года описывала героическую битву четырёх танков с целой армией консерваторов и комуняк, захватившими Белый Дом в Москве, но кем были враги демократии, и откуда они взялись, нигде не объяснялось, да никто и не спрашивал
. Враг он и есть враг!

(Дети элиты учились за границей, там же лечились и их родители)

Старик растирал кровь по морде, по улице летел визгливый смех и выкрики - «Пейте разумное, доброе, вечное!»
…А ведь точно - филологи! - подумал старый учитель.

-Заходи!
Железный, электронный голос пригласил его в редакцию.
-Тебе в четвёртую камеру.
По загаженному тёмному коридору с громадными окнами, спрятанными под густые решётки старый учитель шёл, скользя по кучам использованных презервативов, тампексов, памперсов, жёваных сникерсов, твиксов, шприцов,
он чуть не упал, споткнувшись о полуразложившийся труп-

«Да, рецензенты здесь суровые» - подумал он.

- Можно? Я…
Его поприветствовали как долгожданного гостя —
-Вползай, сучара, падай!
Старику под ноги полетел табурет.
Колян табурет поставил, проверил - не отваливаются ли ножки,
(о московском юморке он был наслышан), сел с осторожностью.
Напротив него сидел здоровенный парень лет тридцати с бритым черепом.
Он был украшен пирсингом как новогодняя ёлка, разнообразные железочки торчали из ушей, носа, щёк, рук и ног, на лбу красовалась потрясающая наколка - голая баба с раздвинутыми ногами, (она ещё и шевелилась, когда узенький лоб напрягался в мыслях ! )
на веках было наколото синим цветом - «они всё видят!».

(-Кандидат педагогических наук, не иначе !-сразу понял старик)

-Ну, тащи маляву из мастырки!
Посасывая чифирок под самокрутку с анашой, ученый сотрудник, ответственный за связь с сельским учительством,
долго читал текст - буквы складывались в слоги, осмысливались, но длинные слова как-то сами рассыпались на куски.
Было тревожно!
По новым правилам правописания новорусского языка, треть речи должна быть по- английски в рязанской транскрипции с американскими упрощениями, треть - на классической зоновской «фене», треть по-китайски.

-..Слышь, гниляк, базар тут такой - по первому прикиду клёво, гутово, но слишком саенсово, понимаешь ли, хунянь-мунянь, дадзы, пипл- янь и юнь могут не втащиться,...
а это криво,…падлой буду! Непонятки могут быть, блудняк!
Через пять минут размышлений сотрудник закончил мысль
-…Зуб даю ! Век воли не видать, рамсы надо перетереть !…

( Слишком научно написал ! – испуганно сообразил старик)

У старика пропадал шанс выйти живым, он дрожащими руками вынул из-за пазухи шмат настоящего сельского сала , завёрнутого в газету «Рашен жибао», (бывшая правительственная «Российская газета»)
Дальше пошло легче – учёный сотрудник выкинул из рукописи сложные слова, добавил десятка два матюков, чем только украсил текст, и вот старик уже на свободе!
В руках он держал «Справку о выполненном гражданском долге», что приравнивалось к двум голосованиям за «партию власти».

Уже много лет шла новая жизнь - демократическая, светлая и счастливая !.

Журналисты, продажные по определению, были отменены, граждане строго по графику сами для себя писали статьи без влияния Гусинских, Березовских и прочих мерзавцев.
Статьи полагалось писать радостные, с восхвалениями ВЛАСТИ (это слово полагалось писать как и слово Президент с большой буквы).
Шла НОВАЯ ЖИЗНЬ, полностью замкнутая на суды и чиновников, но чиновники уже не терзали граждан.
Теперь граждане САМИ придумывали себе горе и проблемы, и приходили с ними в кабинеты, или «камеры», как следовало теперь говорить, там быстро оформлялись бумаги, и человек уходил, потеряв пенсию, квартиру, здоровье , или что другое ( что сам придумал, то и потерял !)

Главным было - «не напрягать» чиновников! Президент определил чиновников как опору Отечества, они определили Его как своего Святого покровителя.
Каждый кабинет непременно украшался портретом САМОГО с лукавинкой в мудрых глазах. Наиболее хитрые накалывали портрет на груди - слева - Путин, справа- Ельцин, и было это чрезвычайно оригинально, тонко и трогательно!

Как мудрый отец он кормил их сыто (за счёт всего остального быдла), но время от времени публично и сурово грозил пальцем – «Воруйте поаккуратней !»
Любить чиновников полагалось искренне!
Много лет назад (В 2005 году) власть нафантазировала догнать нищую Португалию по уровню жизни, но быстро спохватилась, и негромко пошла по пути Нигерии, что было по-настоящему мудро.
«Энергетическая Сверхдержава»
Исходные данные были те же - нефть и газ!
Результат тот же - сотня сверхбогатых,
сытые военные, полицейские, судьи, чиновники, и масса голодного сброда, так называемого народа …
Быдла, «электората», или точнее-«маргиналов» было много!
Почти сто миллионов!
Задача довести их до оптимальных, указанных «Великой Олбрайт» и Европой пятидесяти миллионов не выполнялась - нищие дохли от лажовых лекарств, фуфельной водки, поганой жратвы, стрессов, навязанных телевидением и самой жизнью, от пуль бандитов, от тротила всякого рода патриотов, но было их несчитано !
И было это западло! Не помогли ни многочисленные «Национальные Проекты», ни «Президентские», ни «Федеральные Программы по возрождению России ».

.Население почти не уменьшалось!
И тогда решили отдать часть территории вместе с быдлом Китаю - всё равно захватят!

Остались нефтяные поля, осталась Москва-
«Рублёвский федеральный округ» - по конституции 2008 года, но вскоре и она незаметно стала китайской….
«Провинция Хуньзянь»

Китайцы были везде, они не умирали никогда - не было нигде китайских кладбищ, но в любом месте, где жил хоть десяток узкоглазых тружеников, сразу же строился девятиэтажный роддом, и работал он круглосуточно! Китайцы делали ВСЁ ! И успевали повсюду!
В России ходили «рубли» с портретом великого Грызлова («пять грызел», «десять грызел», «одно грызло») для быдла, и доллары для элиты…
Доллары были двух видов - изготовления США и китайского, сделанные в подвалах, с теми же портретами,
(правда, у президентов были очень раскосые глаза, но китайские доллары ценились выше из-за большей защищённости от подделок).

Колян пересчитал российские деньги с портретом великого неулыбчегого человека - хватало на пару пирожков с мясом, но жрать то ли собачатину, то ли человечину не хотелось, и старик всё же решился зайти в гости к сестре - в столовую Госдумы.

Сестра жила под подпиской о секретности, беспокоить её не полагалось,
но соскучился старик - не видел он её тридцать лет,
(да и жрать хотелось, по правде говоря…)

Здание Госдумы было рядом - вот оно-серое, с хамским бетонным гербом СССР на фасаде.
.Бывший «Охотный ряд» ныне назывался по – новому «Охотный до власти».
Старик обошел его, нашёл сзади дверь, и по запаху помоев двинулся к столовой.

Сестра раньше была врачом - проктологом, то есть специалистом по прямой кишке, и было непонятно - почему комиссары « Самой единой России» мобилизовали именно её, и именно в столовую Госдумы,
но…

Партия сказала – надо!

Старый учитель, проблуждав пару часов по бесконечным подвалам, вышел в светлую комнату, освещённую хирургическими лампами.
Если бы старик понимал, что он делает, он бежал бы прочь, забыв всё, но он был прост как церковный крестик.
На гинекологическом кресле в странной позе стоял депутат Госдумы, голый, но с галстуком на шее,
в его заднем проходе торчал гофрированный шланг.
Через шланг закачивалась смесь топлёного ярославского сливочного масла с астраханской «золотой» икрой.
По решению Госдумы о социальных гарантиях «СЛУГ НАРОДА» депутаты кормились по Полной программе - питание под давлением в три атмосферы вталкивалось сзади .
Слуге народа некогда было занимать рот едой - он говорил и говорил, руки были для голосования, а не для ложек и вилок !
.
Вот и сейчас, раскорячась в странной позе, он по радио -микрофону продолжал выступление .
Депутат был государственником, он рассуждал о величии Отечества, о патриотизме, о великом народе, и его счастье, и его светлом будущем …
Речь прерывалась искренним стоном, когда компрессор с питанием сбивался с трёх атмосфер на пять.

Тяжела была доля НАРОДНОГО ИЗБРАННИКА!


-«…Галя, сеструха!»
Старик обалденно смотрел на «оператора машинного кормления», так называлась эта должность.
Женщина глянула на брата, охнула — «Уйди, вон туда!»
Час спустя, затолкав в задницу депутату ведро масла, икры, тертой зелени, гусиной печёнки, витаминов, фарша парной телятины, рыбы «омуль байкальский», замешанных на грудном женском молоке, и медикаментах, ускоряющих пищеварение, женщина плакала в объятиях брата -

-…«Ой, Коля…!..Как вы там?… , как я скучаю по людям!
Ты понимаешь, эти депутаты что спереди, что сзади – все на одно лицо !
Надоели!»
Колян растерялся….
Хотелось рассказать обо всём – о жути ново - русской жизни, о зарплате и нищете, но было это нельзя - ЭКСТРЕМИЗМ !,
хотелось рассказать о дурной поганой жизни, но и это было запретно! ПЕССИМИЗМ!

Старик не заметил, что уже пять минут говорит без мата, он забыл ЗАКОН, он забыл ПОНЯТИЯ, он плакал в лицо сестре, «Члену Партии «Самая единая Россия»!
(Российский человек счастлив, и плакать не должен!)
Он делал ошибку за ошибкой!
Колян расслабился, стал рассказывать о школе, где выродки маргиналов обучались по упрощённым программам.
Был Интернет, были компьютеры, были «физикахимиябиология» по часу в неделю, литература с изучением лишь трудов В.И. Новодворской и В.В. Жириновского, был примитивный «ново-русский» с матюками, было половое воспитание с похабными учебниками, была оплата по количеству учеников, а это отменяло плохие оценки - пацан или гёрла могли осерчать и «забить болт», а это - «коряво», как стыдливо говорили учителя.
Осерчавшие детишки запросто могли выловить учителя, и сотворить над ним всё, что они познали по боевикам «Бригада», «Бумер», и прочей видеоклассике, а могли и провести практикум (правда, этого слова они не знали ), по уроку «Половое воспитание»!

А это было страшнее, нежели проломленный череп, или перебитый позвоночник….

Учитель по определению был виновен во всём!
Эта истина созрела на телеканалах «Новой России» ещё в 2000 году, и считалась аксиомой (слово уже неизвестное в году 2043, шибко умное слово !)
Следовало воспитывать ГРАЖДАН, то есть людей, любящих ВЛАСТЬ и чиновников,
ДЕМОКРАТИЮ И ПРЕЗИДЕНТА!
При дикой безработице в учителя рвались все - бывшие кочегары паровозов, омоновцы, вышедшие на пенсию, старые деятельницы большого секса со сгнившими от сифилиса носами, но брали не всех, а только патриотов, верящих в Новую Россию, членов единственной правильной партии !

Знала сестра, но не знал деревенский учитель, что всё это слушается и просматривается Федеральной службой Толерантности.
«Власть и контроль» -девиз не только тиранов, но и демократов!
Сестра делала странные знаки, пыталась о чём-то предупредить, но старик не понимал, наконец она прижалась к нему и шепнула –«Беги, спасайся!»
В дверь уже ломились стражи демократии в страшных масках-намордниках….

Старик прыгнул в окно (и откуда прыть взялась?), нырнул в какую-то щель, провалился, охнул от боли, и потерял сознание…

Очнулся он на вторые сутки.

Под всей столицей тянулись бесконечные подземелья, тоннели.
За всю историю Москвы из-под неё вытащили столько земли, что она не зря называлась городом на семи холмах.
В одном из тоннелей над старым учителем хлопотали люди.
-…Нет, коллега, поверьте- травма совершенно поверхностная, сейчас он придёт в себя!
-…Вы уверены?
Старик боялся открыть глаза, и увидеть защитников демократии, ещё больше он боялся очнуться в цеху «Мясокомбината », куда
враги свободы и демократии отправлялись на переработку в собачий корм «Светлый путь».
Шёл странный разговор без матюков и псевдо-английских неологизмов.
-…Ну вот, видите, очнулся! Я же говорил…
-…Где я?
-…Не волнуйтесь, уважаемый, среди своих!
Вокруг старика стояла группа его седых ровесников в медицинских халатах.
Они улыбались!
Не «по – американски», а по-человечески, да и говорили на чистом «старо-советском».
Стоял странный забытый запах - пахло настоящим кубинским табаком и настоящим кофе…

Центр Москвы был всегда заселён не только чиновничеством - в больших, нескромных квартирах мерзкая советская власть селила учёных, артистов, специалистов разных профилей, со временем это стало беспокоить и оскорблять бизнесменов.
Несправедливость резала глаза и тревожила душу - пока будущая элита, опора рыночников, хребёт реформ мотала срок, парилась по зонам, гнила на «киче», хавала баланду, неевропейская, нецивилизованная власть ублажала чёрт знает кого!
Убогих, без наколок, без «Понятий»!
При втором президенте России был наконец-то принят настоящий жилищный кодекс, ставящий всё на свои места - жилище бывших учёных и прочей дряни, не нюхавшей параши, объявлялось аварийным, жильцы заталкивались ОМОНОМ в панельные дома на окраинах.
Когда «хрущёвки» сыпались от ветхости, власть разводила руки -«рынок, господа!» Берите «ипотеку, и платите три жизни вперёд!»

В их прежних квартирах уже жили настоящие хозяева жизни!
Кодекс давал массу вариантов восстановления зековской, зоновской справедливости.!
Знающие люди уходили под землю, забрав детей, внуков, учеников, туда же попали и строители, собранные по всей стране для первого этапа реконструкции Кремля - разломав кувалдами стены и здания, подготовив фронт работ для китайских строителей из провинции Муньдянь, они все как один за одну ночь спустились в тоннели.

За долгие годы прежние режимы затолкали пол землю невероятную массу коммуникаций, - газовых , водопроводных, электрических, подключившись к которым, люди под землёй жили не хуже, чем на верху, а найдя кремлёвскую канализацию, и врезавшись в неё -даже лучше!
У них было всё! И называлось это – «Подмосковье»
. Первое время были проблемы с питанием, но однажды, как и наш Колян, в открытый люк провалился старичок-бомж.
В прежней жизни он был «кэгэбушником», и даже в чём-то- «энкэвэдэшником».
Старик поведал великий секрет о великом проекте.

После известной «Фултоновской речи», начавшей «Холодную войну», Сталин начал операцию «Дырка».
Мысль была гениальной - провести тоннель из Москвы
до Нью-Йорка, и через него организовать Социалистическую революцию в США!
Сначала запустить демонстрации трудящихся СССР с лозунгами, зовущими к светлому будущему,
а если не сработает- то танки, и пару пехотных дивизий.
Строительство маскировалось под «Метрострой», для дезинформации врага заодно построили метро в Баку, и прочих городах.
Стройку забыли заморозить после известного съезда, и продолжалась она пятьдесят лет - до 1995 года (именно она и угробила экономику великой страны…)
Проект не удался - последний этап совпал с застоем, пьянством, реформами, и прочими прелестями, и тоннель спьяну вышел не на Брайтон Бич, как планировалось, а в горах Сьерра Маэстра на…
острове Куба!

Ну, пили в те времена так крепко!

Показал старичок и вход в тоннель.
Принцип передвижения был прост до предела - человек прыгает как в колодец, летя по хорде, он разгоняется притяжением ядра Земли, пролетев мимо него, тем же притяжением полёт замедляется, и на выходе человек просто легко выпрыгивает после восьми часов пути!

Пара добровольцев с криком «Слава КПСС!» тут же прыгнули в дыру.
На третьи сутки нервного ожидания из входа раздался нарастающий свинячий визг, и в тоннель вылетели посланцы с громадной свиньёй в руках!
Тоннель работал!
Давным – давно тридцать тысяч метростроевцев вывалились на Кубе, избежали дефолта, чеченской войны, нищеты, чубайсятины, и обосновали город «Санта-Челябинск ».
Они сходу поняли посланцев, и решили помогать «Сопротивлению», как они почему-то назвали чудаков из подземелья..
Копатели земли уже давно попали под влияние марксистского учения, отрастили бороды «под Фиделя», и мечтали осчастливить всех людей .
Каждую неделю из колодца в говне, вони и визге вылетали громадные живые свиньи, связки бананов, ящики рома, коробки разнообразных настоящих лекарств, тюки табака и мешки кофе…
В обратную сторону летели ящики автоматов «Абакан «АН-93», автоматы Кокшарова Ковровского завода имени Дегтярёва, «АК- 104» ижевского производства, цинки патронов, гранатометов «Шмель», «АГС –17», бронежилеты, и прочие товары народного потребления, выменянные подземельщиками у омоновцев за настоящие табак, ром и натуральное мясо без гормонов и химии .

Колян ходил ещё на костылях, многого не понимал, но всем телом чувствовал приближение каких-то событий, непонятных и тревожных…..
Он не знал, что в тоннеле шли работы по воскрешению Ленина, тело которого было когда-то выкрадено маргиналами (они же -электорат, они же – быдло) из Мавзолея.
Учёные мужи клонировали мозг, внутренности и прочее - они хоть и не любили Ильича, но понимали - другого выхода нет !
И чем они были недовольны, было непонятно….
Пришли такие времена…
Странные времена…
.(Как говаривал В. Познер, именем, которого назвали бывший Комсомольский проспект в бывшей столице бывшей России.)

Для продолжения своего правдивого повествования я опущусь ещё примерно на пятьсот метров вглубь Земли - в преисподнюю, ( а она, поверьте мне, настолько же реальна, как и тоннели под Москвой).
Преисподняя жила тихо и мирно по стандартам наивного средневековья - котлы, смола, мучения, страдания..
Шёл большой воспитательный процесс - Лукавый работает лишь с грешниками, обольщая их, награждая, а потом и наказывая за доверие к нему же! (Педагогика!)
От этого выигрывали лишь силы добра.
Страдали и маялись души еретиков, яростных и фанатичных,
мучались мелкие паскудные душонки детоубийц, реформаторов, создателей телесериалов, серийных маньяков, телеведущих, и чиновников всех рангов.

Всё было традиционно и даже рутинно,
но погиб великий «электрик », некий рыжий реформатор…
И в аду начался хаос…
Прибытие души реформатора было оформлено традиционно –анкета, отпечатки пальцев, медицинская карта, и прочие канцелярские прелести, ничего не предвещало форс-мажора…
Но уже на второй день в цехах номер шесть и девяносто два (мучения и страдания шестого уровня) начались перебои с отоплением и электроснабжением - котлы стыли, страдающие души мерзли в смоле, и их срочно отогревали сотрудники МЧС, вызванные из тёплого Рая.
Внутреннее расследование показало - вновь прибывшая душа, мелкая, грязная, лохматая, но крайне активная, наглая и паскудная, совратила чертей на кражу солярки, серы, мазута, и на перекачку электроэнергии в «Евросоюз».
Каждому из чертей было обещано по два автомобиля «Волга»!

Вельзевул начал совещание сурово, без привычного полупьяного панибратства-
-…Плохо работаем, товарищи…Плохо!
Скверно!
-… «Номер шесть», отчитайтесь!
Мелкий бес номер шесть был стар до неприличия, и страдал страшной для чертей болезнью «аллопатия» - то есть облысением, был он голым и вечно синим от озноба.
-…В общем-то, товарищи, во вверенном мне фронте работ, больших трагедий не наблюдается, хотя, конечно, есть и проблемы.
Есть проблемы, есть!
Вот Валерию Ильиничну никак из котла Алоиза Геббельса не вытащим - слиплись, да и Борис Николаевич своим пьянством надоел, мешает работать, дирижирует и дирижирует..
-…Когда работать начнёте?
-…Так мы…это…
Через час препирательств, нервотрёпки и истерик картина более-менее прояснилась.
Неожиданное разгильдяйство и пьянство истопников привело к непредвиденному передвижению душ. По цеху - из одного котла в другой перемещались души журналистов, киллеров, банкиров,…
Дисциплина гибла!
Старенькие, седые, беззубые черти, угробившие на свою работу силы и жизнь, маялись, терялись, и не могли дать ответа - будет ли порядок…
Всё держалось на стариках – немощных, уставших, молодые черти больше не желали тратить жизнь на бестолковое прозябание у котлов, и поверив великому приватизатору, уходили «наверх» придумывать реформы, снимать бесконечные идиотские телесериалы, строить казино…

Словесная каша взбесила Вельзевула (взбесила беса - неплохо сказано?), и он велел порядок навести, а душу мелкого пакостника выкинуть к чертям собачьим !
К каким чертям? Какие это – собачьи?
Долгие годы бесы таскались с душой вновь прибывшего реформатора, но так и не пристроили - никто не хотел с ней связываться, брезговали !
За это время были украдены шестьсот чугунных котлов, сто сорок тонн смолы и пятьсот железнодорожных эшелонов солярки, серы и мазута, а пятеро чертей приняли иудаизм и дезертировали из ада…
Возникли отделения партий Самая Единая Россия и Союза Правых Сил…Пропали деньги на зарплату истопникам.
Непонятно как был акционирован седьмой круг ада,
технически безупречный, он был оценен в пять «грызел» на земные деньги, и перешёл во владение группе инвесторов - Боре Немцову, Боре Березовскому и Толе Чубайсу…
Вельзевул бился в истериках, мотался по бесконечным судам, которые он вечно проигрывал бессмертному Генриху Падве.
Ад стоял на грани краха.
И вот, наконец, Басманный районный суд города Москвы признал «АД» как юридическое лицо банкротом!
(А почему не арбитражный?) Непонятно!
Свершилось!

Работы по воскрешению В.Ленина шли полным ходом.
Группа мировых светил до этого попрактиковалась на мумии Тутанхамона, и получила потрясающий результат - молодой идиот с телом цвета сырокопчёной колбасы сбежал на второй день из тоннеля, и вскоре стал главой муниципального образования.
Оказалось, что мозги надо клонировать отдельно, иначе клон вырастал таким недоумком, что ни на что полезное не будет способен.

Тело вождя, пропитанное смесью глицерина и формалина, медленно возвращалось к жизни.
Глицерин вымывался водой, сложнее было с формалином - он «денатурировал» белки тела, переводя их в состояние варёного мяса, спасти тело могло лишь тёмное баварское пиво, способное воскресить кого угодно. (Верю соседу, страдающему похмельем)
Параллельно клонировался мозг вождя из препаратов, украденных из бывшего «Музея мозга» при бывшей Академии бывших наук бывшей России.
Сотни мудрецов в подземельях Москвы решали эпохальную задачу.
Путаясь в тысячах пробирок, они не подозревали, что работают заодно и с препаратами из тела Арнольда Шварцнейгера,
«рынок» и сюда внёс свои поправки.
В своё время после разгрома КГБ на защиту Отечества были мобилизованы политически правильные, но случайные люди, они и прикинули, что ничего лишним не бывает. Наворовали много, но порядка не навели. (Вот вам и случайные препараты!)

Как-то Колян шёл с медным чайником за кипятком, заварить кубинский кофеёк, когда на него вышел здоровенный бугай с бородкой клинышком.
-…А скажи - ка, дорогой товарищ, ружьё-то ты поди никому не отдашь? - слегка картавя, спросил бугай.
-…Ну нет, конечно!
-…А и правильно!
_…А Вы кто?
--…Я Ленин…
Колян долго бежал по гулким коридорам, где ещё дольше висел его радостный крик -.. «Я видел Ленина!»

Мои герои медленно, но верно приближаются друг к другу.

Новые владельцы преисподней объявили о торжестве рыночных отношений - теперь каждый вновь прибывший должен был оплатить все услуги по отоплению, по освещению, по издевательствам, (то есть - по обслуживанию), купить страховой полис, а главное - раздать массу денег в виде взяток, но поскольку люди привыкли умирать неожиданно, не захватив наличностей, то появилась и масса всякого рода посредников, жучков и откровенных жуликов, наживающихся на этом.
В ад пришли реформы! И ад содрогнулся…
Массы неприкаянных душ мытарились по кабинетам, не находя ни вечных мук, ни вечного блаженства.
Среди рядовых чертей прошло страшное сокращение кадров, и ветераны котла, труженики кочерги побрели наверх к людям, работать налоговыми инспекторами, методистами народного образования, депутатами разных уровней….

Колян, добрая душа, приволок к врачам полуживое тело Вельзевула, подобранное в одном из тоннелей «Подмосковья».
Бес был избит почти до потери пульса, и всю дорогу стонал-«..Пристрели меня, товарищ !..Брось меня!..»
Врачи долго бились над покалеченным бесом - были сломаны рога, перебиты рёбра, даже хвост был перебит в тридцати двух местах и завязан хулиганскими узлами.
Пострадавший рассказывал предысторию («анамнез» - по-медицински), и старые, седые врачи молча захлёбывались горькими слезами сочувствия.

Преисподняя погибала - китайские и турецкие строители сняли технологическое оборудование - котлы, крючья и прочие «пытошные приспособы», отделали все круги Ада под «Вип-зону» с саунами, биллиардными, гольф-полями под евростандарт.
Безденежные души уже не горели в огне (мазут и солярка были разворованы), а подвергались зверским истязаниям - им транслировали заседания Госдумы и Совета Федерации !
Души детоубийц и авторов школьных учебников терпели ещё более невыносимые муки - они страдали в грохоте «реп - музыки»!
Во всех закоулках Ада китайцы наладили производство «контрафакта» - так из остатков адской смолы, смешав её с вазелином, они делали нечто вязкое, страшно-чёрное, и расфасовывали под видом средства по уходу за автомобильными шинами и одновременно - как косметическое средство по уходу за кожей лица для стран экваториальной Африки.

Старый бес страдал от невостребованности.
Тысячелетний труд шёл коту под хвост - царили приватизаторы!
На душе старого беса скреблись кошки, когда он понял это, то содрогнулся - о душе-то он никогда и не задумывался!

Лишь дурак воспринимает безработицу как отпуск, жрать было нечего, и голодный чёрт пошёл к людям.
В переходе у Госдумы он пристроился с картонной табличкой «Подайте жертве религиозных предрассудков!».
Тут-то он и попал на глаза студентам «юридической академии имени Иуды Искариота».
Они мгновенно идентифицировали его как «комуняку», (именно так и описывались эти враги цивилизации - с рогами, хвостами и копытами в их учебниках!).
Били долго и профессионально, как их и учили на кафедрах прокуратуры и уголовного права, и даже вырезали на его спине пятиконечную звезду.
Потом сбросили тело в канализационный люк, (опять же, строго по параграфу сто тридцать шесть учебника криминалистики, а всё содеянное тянуло на хорошую курсовую работу!)

По вечерам в палату идущего на поправку беса заглядывал воскресший Ильич.
Бес шёл на поправку, правда, были проблемы со звездой на спине - донорская кожа не прирастала, наконец была сшита заплатка из голенищ солдатских кирзовых сапог, и она прижилась!
Надо честно сказать, что Ильич был не тем слащаво зализанным человеком, известным по кинофильмам и книгам партийных лизоблюдов - два метра ростом, с мышцами гигантских размеров
(гены Арнольда Шварцнейгера тут-то и проявились), но лысоватый, картавый…

В Подмосковье было мало развлечений - все были чем - ни будь, но заняты - кто исследовал тоннели, кто рыл новые пути в Иран и Северную Корею для переброски туда оружейного плутония, кто сидел, прослушивая «закрытые» каналы связи, но в основном - проводили всякого рода научные изыскания.

Ильич часами качал мышцы на тренажёрах, слушая через наушники тексты пятидесяти восьми томов собственных сочинений,
отдыхая, беседовал с народом о светлом будущем.
Вельзевул вызвал в нём горячий интерес, и они долго и жарко спорили на темы атеизма, и если Ильич доказывал, что ни Ада, ни Рая нет, то битый бес доказывал прямо противоположное.
И лишь узнав о реформаторах, Ильич поверил в нечистую силу.

Старые москвичи знают - их город стоит на плохом месте, время от времени микроземлетрясения вызывают лёгкую дрожь, всё это списывается на разломы в земной коре, и лишь крупные знатоки владеют истиной - прямо под городом и находится легендарный Ад.
Бурные банкеты сотрудников преисподней в дни профессиональных праздников -«День учителя», «День работников тяжелой промышленности» (а чем не повод выпить?)вызывали дрожь первопрестольной, сотрясая люстры и фужеры в сервантах.

Но такого ещё не случалось никогда - в нарастающем гуле из тоннелей бежали тысячи и тысячи жителей Подмосковья, унося детей, связки книг, спасая больных и немощных.

Уже успевший окрепнуть Вельзевул, за сутки до этого предупредил население о будущей катастрофе.
Он уже стал и атеистом и материалистом под влиянием Ильича.
Он свободно цитировал «Капитал» Маркса на языке первоисточника, но в глубине души он оставался бесом, и остатки бесовской интуиции ему подсказали будущую беду!.

Китайские и турецкие строители так увлеклись перестройкой Ада, что порушили несущие конструкции, и вся система семи кругов рухнула.
В гигантскую полость посыпались потолочные перекрытия, эатем слои земли поползли вниз, заполняя пустоты.
Кремль, высотки уходили вниз как в болото, навстречу им в клубах пыли и серы стаями летели перепуганные души грешников - им было не с руки умирать повторно!
Катастрофа длилась не более часа, и вот она - картина, достойная кисти Босха - из громадного котлована, заполненного клубами пыли, пара, смрада и дыма торчат двуглавые орлы на макушках башен…
Как я огорчён, уважаемый читатель!
Я следил за ситуацией дожидаясь кульминации, я так надеялся на встречу моих героев, можно сказать, на битву, на развязку, но увы…
Можно ли сказать, что у моей правдивой истории нет конца?
Нет развязки?
Ой, ли…
Подземщики ушли в Нижегородскую область под город Дзержинск, славный своими карстовыми пещерами и полостями, посмотрим, что будет с ними дальше…


В иконописной мастерской висели густые тучи табачного дыма.
В православии это было бы невозможно, но это была мастерская ещё более правильной религии.
За пятьдесят лет « Новой России» родилась и окрепла новая религия - « новославие».
Люди, сляпавшие на скорую руку новое государство на обломках злого СССР, ещё при жизни были признаны святыми - юродивый Михаил, блаженный Борис, чудотворец Владимир, и прочие, прочие, прочие…
В новой убогой стране впритирку стояли мечети и синагоги, православные и новославные храмы.
Правда, в подвалах и на чердаках служили и деятели запрещённой
Старообрядческой церкви – староверы поклонялись другим иконам – с ликами Ленина, Сталина, чудотворца Лаврентия, блаженного Леонида.
Страны как таковой уже не было - была территория, освоенная китайцами, узбеками и прочими народностями.
Не было и народа - было население.
И была новая мощная религия…
Религия чиновников.
За сорок лет до описываемых мною событий хулиганы обстреляли из «калашей» броневик Чубайса, и великий Грызлов во всеуслышание назвал это мелкое событие «КОЩУНСТВОМ».
Кощунство – осквернение святыни,
Богохульство!
Осквернение религии чиновничества.
Религия! Тогда она только зарождалась.
Возникла она по законам холуйства - от слащавых портретиков Вождя, раздувания его же культа, до вершины – храмов.
Религия, как ей и положено, строилась на вере и на поклонении
Высшему Божеству, способному на невероятное - летать на самолёте, одновременно плавать на подводной лодке, кататься на горных лыжах и заниматься японской борьбой.
Божество отвечало взаимностью, не мешая чиновникам плодиться в геометрической прогрессии, воровать и врать без остановки.
Лики новых святых украшали гигантские соборы в стиле «хай тек».
Лики творили чудеса - снимали « прокурорскую порчу», давали силу, вертлявость и удачу в делах неправедных.
Лики были всемогущи.
Самым чудотворным был лик Грызлова, постоянно завешенный шторой из тяжёлой парчи.
Он был недоступен быдлу, и лишь избранные имели право видеть его.
Только они могли выдержать мрачный чугунный взгляд партийного святого, не потеряв сознание .Святой приходил в самые сложные моменты чиновничей жизни - проверки, ревизии, выборы и прочее, прочее.
Художник Колян третий год творил лик юродивого Вольфрамовича – либералиссимуса, жившего по законам бродячих собак - «что нельзя укусить, то надо облаять и обоссать».
Работа в принципе была несложной - сюжет изображал чудо таскания за волосы женщину - депутата, но осложнялось духовной подготовкой иконописца.
Духовное очищение художника включало поедание свежесозревшей белены, но случалось сие раз в год, белена, заготовленная впрок-сушоная, маринованная, солёная не имела той силы…её мощи хватало разве что на исполнение лика великомученицы Валерии Ильинишны или апостолоподобного Николы Сатанидзе.
Пока белена дозревала до кондиции, художник жевал мухоморы, читал правительственную газету, смотрел телевизор - то есть пытался держать себя в творческой форме, мимоходом создавая чудотворные иконы - «Чудо изгнания дьявола из Верховного Совета», «Чудо неопалимого Анатолия, не пострадавшего в броневике от автоматных выстрелов», «Чудо дефолта», и многое другое…нужное и полезное.

-Слышь, чуваки, а не впадло блызнуть ?
-А хрен ли?
Колян беззвучно мял губы, переводя диалог с новорусского на старосоветский.
Получилось: « Коллеги, не пора ли выпить? А почему бы и нет?»
Российская власть долго боролась со страшным пороком –«ксенофобией», то есть боязнью чужих, и добилась яркого успеха, приучив страну к «ксенофилии».
Маргиналы (бывшие «граждане», «товарищи», даже - «братья и сёстры») мгновенно полюбили всё чужое – чужой язык, уголовный, китайский, американский, еврейс…
И его тоже.
На громадном столе появилась бутылка водки «Мао Дзе Путинка» китайско-российского производства.
Преподобный Исаевич, покровитель уголовников и лжесвидетелей морщил свой лик на иконе, наблюдая процесс пития мерзкой рисово-свекольной сивухи.
- Во, гадом быть, братва, сукой буду, зуб кладу, такое расскажу - упадёте..
-Заткнись, бычара, не гони блудняк.
-Ну, чё сразу - заткнись?
Творческая интеллигенция отдыхала от трудов праведных.
-Иду естудей по стриту, лажа -под бушем мани в лопатнике …
Я зырю- тонна баксов. Ну я саенсую - гирле голдняк впарю….

Колян переводил- шёл вчера подмастерье, нашёл под кустом кошелёк с тысячью долларов, хотел своей девке золота купить…
В гробовой тиши художники калькулировали - «Тыща баксов!»
Два дня проживания в «Советлэнде» с колбасой по два двадцать, с водкой по три шестьдесят две, с настоящими котлетами!
С прогулками по ночному городу без страха быть разделанным на запчасти для хирургов или на мясо для поваров ….
-Ну а я – в лицензионный отдел! Взял! Во - видели..?
Шесть художников ошеломлённо замерли.
Тысяча баксов! Халявных !

И извести их на лицензию ?.
Главный художник был самым главным, он был бездарен, но имел партбилеты сразу двух партий власти, и это возвышало его !
Но и он взвыл!
От зависти.
От горя…
ЛИЦЕНЗИЯ!
Триста лет в России чиновники плодились как вши в голодное время, неукротимые, вечно голодные, лживые и злые.
Любая попытка к их сокращению заканчивалась крахом - их становилось больше, они создавали некие «Партии власти»,
Они были непобедимы как сифилис в портовом городе.
Как родился этот закон, никто уже не помнит, скорее всего - в припадке популизма, но он явился миру - давать лицензии на отстрел чиновников !
Именно за тысячу баксов !
Эту-то лицензию и купил подмастерье! В течение двух недель он имел ЗАКОННОЕ право пристрелить человека в кабинете.
Чиновники знали это.
Кусок мяса в мясорубке чувствовал себя более комфортно, нежели какой – нибудь завотделом.
Ежедневная борьба с себе подобными, ломание чужих судеб, вечные проблемы с жёнами-потаскушками, любовницами, да и вообще-мало ли проблем у человека в мягком кресле …а тут ещё -возможность схлопотать пулю в лоб !
Уже входя поутру в офис, чиновничье стадо отирало адреналин, капающий из ушей.


Церкви в России начали ломать не гадкие большевики, а начал это дело художник Перов в те времена, когда будущие родители комиссаров ещё какали в пелёнки.
Родившись в православном Арзамасе, в православной России, он прославился злым и хлёстким отображением церковной жизни.
Придурковатая монархия пустила простолюдинов («простолюдин»-быдло, народ, унтерменшен, маргинал, электорат –смотри «Словарь новорусского языка» .)
во власть, в искусство, разрешив им вроде бы немногое- получить образование….и толпы разночинцев порвали со временем эту власть - кормилицу на части ! Грубые маргиналы исполнили роль грязного песка среди тонких шестерёнок власти…
Во времена ВТОРОГО ПРЕЗИДЕНТА эта ошибка была мудро учтена.
Образование ненавязчиво разделили на два сорта - бюджетное (бесплатное) для быдла и платное - для элиты.
Гениальным изобретением режима стали всякого рода «Академии управления» - кузницы кадров для чиновничье-полицейского государства.
Годами студентов учили аккуратно брать взятки, давать и не попадаться, крутиться в паутине законов, заканчивалось обучение защитой дипломной работы, где в письменном виде следовало ответить на вопрос «Сколько будет дважды два ?…», причём исписав пять- шесть килограммов бумаги, дипломник совершенно логично должен привести итог-«В Африке жарко». Ответ должен быть тупым, не по существу, но юридически безупречным!
И молодой специалист отправлялся строить «Новую Россию».

Москва рухнула в преисподнюю, подняв пыль и вонь на всю планету, но никто этого события не заметил, по крайней мере «россияне» как жили, так и продолжали жить - в постоянной борьбе за выживание. Мужики сдавали кровь, бабы делали бесконечные аборты, поставляя «стволовые клетки» для омоложения элиты.
Детишки жили по помойкам и колониям для несовершеннолетних.
Сорок тысяч жителей «Подмосковья» растворились на просторах страны, большая часть осела в Муромских лесах, не дойдя до Нижегородской области, часть ушла за Урал.

Колян пытался устроиться учителем рисования в школу, но получил отказ – только что прошла очередная амнистия, и старые педагоги были заменены новыми выпускниками зон строгого режима.
Не могло быть и речи о работе в элитных гимназиях и лицеях –Колян не имел партийного значка с медведем.
Вельзевул, он же Люцифер, он же Сатана слабел день ото дня – у него отвалился хвост, начала линять шерсть, жизнь в «Новой России» оказалась для него невыносимой – днём надо было бояться Ментов и скинхедов, ночью - охотников.
Браконьеры – контрабандисты вылавливали кого ни попадя и тут же разделывали на органы для трансплантации. Ценились детские глазки, выдернутые заживо, печёнки редких непьющих мужичков, но в тёмном переулке легко было погибнуть и по ошибке.
Адское прошлое вспоминалось как нечто яркое, светлое и созидательное - с планёрками, соцсоревнованиями, рационализаторскими предложениями…

-Вы же, уважаемый Колян, художник по первому образованию , не пропадёте..
- Э, да кому это нужно?
Искусством правил мордастый грузин Зарубль Цинандали, вся страна была загажена гигантскими бронзовыми идолами – Ванька Каин, Деникин, Сонька Золотая Ручка, Геббельс, Гришка Распутин…
Когда кончилась бронза, в ход пошёл чугун- и вот толпы основоположников Новой России встали в парках и на площадях.
Но кончился и чугун - в ход пошли остатки дерьма из генераторов.
Что не перебродило, прессовалось в бетонноподобную массу, из неё и ваялись бюсты депутатов Госдумы всех созывов.
Были они красивы, душевны, но уж больно пахучи…

Душа рыжего реформатора сломала мировой баланс - пропал Ад,
В принципе, должен бы воцарить Рай, но пошло по-другому.
Ад, созданный по высшему повелению как наказание, пропал, воцарил Беспредел.
Сгинули понятия «Грех», «Стыд», «Совесть».
Пришёл «Рынок - Деньги», и вот уже дочка «ЗАКАЗЫВАЕТ» папу и маму, но папа успевает продать их в бордель первым! И он герой!
И вот уже горький пьяница объявлен как «даровавший России свободу», и холуи заказывают в его честь бронзовую «ЗАГОГУЛИНУ».
На фоне этого Ад выглядел как детский сад на фоне портового борделя.

Колян с Сатаной жили в коллекторе, подрабатывая клоунадой в подземном переходе.
Старый учитель за деньги показывал друга, объявив его последним коммунистом планеты, и люди бросали «грызла» в шапку, взирая на гигантское волосатое чудовище со стоптанными копытами .
Сатане было неловко, его поросячий пятачок потел от стыда, но надо было как-то прожить…
В иконописцы Колян попал с пятой попытки – конкурс был бесчеловечно сложным – после собеседования на темы рыночных реформ, то есть пересказа способов краж и надувательств следовало творческое задание, которое он проваливал раз за разом .
Следовало сделать эскиз на заданную тему, и были те темы крайне сложны- «Ельцын в Октябре», «Ходоки у Чубайса» , «Гайдар нерукотворный», и всё это он проваливал, не сумев передать душевную красоту героев, их интеллектуальную мощь,
И только эскиз «Страшного суда» открыл ему дорогу в новую карьеру.

Он изобразил заседание Политбюро ЦК правящей партии, двенадцать членов с укоризной взирали на тринадцатого, осквернившего идеи Партии.
Идей у партии не было, точнее, была одна, но развёрнутая в разных формах, и суть её была – «Люби Начальство!».
Бело-сине-красные члены партии подавляли своим величием красно-коричневого перевёртыша-лилипута, эскиз кипел интеллектуальной, духовной и эстетической мощью!
И начались творческие будни!

Ещё затемно художники собирались в центре мастерской, почёсывая завшивелые бороды и головы, разворачивали молитвенные коврики с изображением медведя, и сползали на колени.
- Во имя преподобного Президента, угодника Николы Сатанидзе, во имя мученицы Ксюши Собакевич…
-Аминь…
- Отче наш, всенародноизбраный и богоподобный, Всесильный и Наимудрейший, автономнодемократичный Президент…
Похмельные голоса бубнили восхваления Власти всех уровней – от Президента и спикера до секретарей приёмных субъектов Федерации.
На пятом часу молитвы солнечные лучи разгоняли мрак, можно было браться за кисти.
Мастера делились по специализациям - одни рисовали контуры фигур, другие добавляли элементы-галстуки, костюмы, более одарённые писали лики - благородно – отёчные, на бычьих шеях, мастера-глазники вставляли в лики глаза – наглые, бесстыжие, но одухотворенные любовью к высшему начальству.
И только двое работали поодиночке, исполняя вещь от начала до конца.
Безымянный сексуальный маньяк писал чудотворные лики святой Ксюши Собакевич, покровительницы телеэкрана, «бомонда» и служительниц большого секса.
Колян же творил свой бесконечный шедевр.
Художественное образование, полученное ещё от настоящих мастеров, давало ему свободу, он без особых мучений изображал на ликах душевную лукавинку в глазах ново-русских святых , оживляя поганые рожи реформаторов. Он сам вырос на работах Николая Жукова, создавшего знаменитую медоточивую «Лениниану» с настолько слащавыми ликами вождя, что зрители могли пережить диабетическую кому .

Лик юродивого Вольфрамовича был заказан для нового храма на Рублёвском шоссе.
Здание строили китайские рабочие, первый этаж – автопаркинг, супермаркет и абортарий уже был готов, созидался иконостас.
Уже были готовы лики великомученицы Валерии с доктором Геббельсом в обнимку, двух Григориев – Распутина и Явлинского,
Уже смрадно мироточила икона Березовского.
Тормозил Колян.
Бесконечные толпы мордастых депутатов ежедневно контролировали его работу. Лик был почти готов – от одного взгляда на него возникало жгучее желание бежать на берег Индийского океана с сапогами в руках, но чувствовалась некая незаконченность – не рождалась в душе бесноватость, не вскипало желание плюнуть в чью – нибудь рожу, схватить бабу за волосы…
- Слышь, чмо, ты чё соплю тянешь .?.
- Нет, падло, где энергия лика, где глубокое интеллектуальное содержание ?…
-Где патриотическая, козёл, энергия, харизма, где?…
Депутаты били автора пудовыми кулаками в зоновских наколках.

Заказчики волновались.

Подмастерье получил по лицензии в райотделе милиции «ТТ» цыганского производства с двумя патронами производства иранского и ушёл в «творческий» отпуск.
Время пошло!
В местной газете уже было напечатано сообщение о предстоящем ритуальном отстреле.
Сотни жён чиновников потеряли покой и сон, мечтая стать вдовами.
В нудной жизни элиты – тусовках, «кидании понтов», изменах и подлянках появились новые краски – ожидание трагедии, трагедии настоящей, не киношной…
- Мово, подишь ты, наверное замочит - этот козёл всех достал.
- А мой чем хуже ?, да и ширше твово, чай не промахнёшься!

Подмастерье шлялся по всякого рода кабинетам.
Пьяное, отёчное лицо владельца лицензии светилось счастьем.
Секретарши, видя его, сползали в глубокий обморок, охранники мгновенно падали на пол, выкинув одним движением все средства защиты – пистолет, наручники, электрошокеры, газовые баллончики…
Открыв ударом ноги дверь кабинета, подмастерье озирал мишень, бледневшую, громкопукающую, потевшую, сползающую на пол.
Выбор был большой, но он искал единственного, неповторимого…
За первую неделю поисков от инсультов и инфарктов умерло шестнадцать кандидатов…
Ужас косил ряды членов партии власти.

Бюро райкома партии собрался глубокой ночью в местной психиатрической больнице, следовало найти выход из сложившейся ситуации.
- По закону он прав, он может выбрать, но надо ведь и совесть знать!
При слове «совесть» по рядам прошёл ропот - слово считалось неприличным, «совковым», нерыночным, но ситуация и в самом деле была столь напряжённой, что поправлять докладчика никто не решился .
- По закону, по закону! Законы мы делаем, мы и правы!
К утру после жарких дискуссий с матом, тасканием друг друга за галстуки и волосы был достигнут консенсус - секретарь парторганизации иконописной мастерской должен потребовать от подчинённого придти в третий кабинет райкома и замочить кандидата, назначенного решением бюро!

- ….И дай нам силу вершить волю твою, о, всенародноизбранный, и дай нам ясность ума видеть твоё величие и мудрость, о, президент Отечества…
Молитва заканчивалась, художники поднимались с колен и обували китайские кроссовки.
Главный художник поманил пальцем Коляна.
- Слышь, гнилой, найди подмастерье и ко мне бегом!
Лишь к обеду Колян вернулся в мастерскую, ведя под руки хмельного киллера.
-Ну и как эта гнида будет стрелять?..
-Кто же знает…
-В общем, делаем так – ты держи его под руки, я спереди, пошли!

Райком правящей партии встретил троицу трёхцветными флагами.
Чиновник стоял в центре кабинета, он был готов выполнить волю партии.

Пьяный подмастерье царапал большим пальцем правой руки кожух пистолета, ища предохранитель…
На «ТТ» предохранителя нет, механизм, взведённый пьяной рукой хаотично двигался в пространстве..
Два выстрела грянули подряд.
Пули весом по 5,45 грамма со скоростью в 425 метров в секунду, мощностью по 508 джоулей вырвались из заточения и впились в тело, порвав аорту, перебив позвоночник, и застряли в стене…

Колян сполз на пол в лужу собственной крови…
….Лето, жара, облака, стрекоза мельтешит перед глазами…
Коляну пять лет, он хочет поймать её, но – больно…
Мать склоняется над ним, что-то говорит, он хочет понять, но мешает боль.
И над всем этим – как похмельный бред, как кусок ночного кошмара по - куриному хлопает крыльями орёл с двумя головами..
Колян умер…
2007 г.

Рейтинг: +3 349 просмотров
Комментарии (2)
Александр Внуков # 17 июля 2013 в 16:51 0
Фантастически беспросветное будущее.
Степан Курикан # 6 февраля 2015 в 15:40 0