ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Звезда Афросиаба - Глава 3. Перекресток...

 

Звезда Афросиаба - Глава 3. Перекресток...

12 июня 2013 - Булат Туматаев
article141612.jpg

                                                Глава 3. Перекресток.

       Вспышка света окружила Гульнору, увлекая за собой в водоворот образов. Где-то на краю сознания промелькнул чей-то крик, но остановиться она уже не могла. Лента времени и событий закружилась вокруг девочки. Радость и боль, гнев и печаль поочередно окутывали ее разум, и казалось, что это будет продолжаться бесконечно. И в какой-то момент она поняла, что теряет себя, растворяясь в окружающем безумии. И тут пришла боль, изматывающая и нарастающая как снежный ком. Не выдержав, Гульнора глухо и безнадежно закричала, срываясь на тоскливый вой.

     - Немедленно очнись, глупая!!! – окрик выдернул девочку из омута образов. С трудом открыв глаза, она тут же зажмурилась от яркого света.

     - Открывай глаза! – грубый голос, резким хлыстом ударил по ушам.

     - Я не могу, - пересохшими от волнения губами, произнесла Гульнора.

     - Можешь, – тихо, но настойчиво сообщил обладатель голоса, неожиданно смягчив тон. – Можешь и должна. Иначе, для чего же ты рискнула всем, дитя?

     Девочка решившись, приоткрыла один глаз. Свет, уже не казавшийся таким резким, позволил увидеть стоящего рядом мужчину, укутанного в балахон пустынника. Лицо было закрыто тканью, оставляя на виду лишь черные как смоль глаза.

     Гульнора раньше встречала пустынников при дворе отца. Они приезжали для обсуждения договоров по сопровождению грузов через пустыни, что широким рукавом охватывали владения наместника Афросиаба. Эти суровые и молчаливые мужчины и женщины считались лучшими проводниками и охранниками караванов. Добиться их расположения было невероятно трудно. Ее отец более пятнадцати лет вел переговоры с их вождями, начав, будучи еще наследником и правой рукой своего отца. Говорят, во многом поспособствовала удачному завершению переговоров ее мать, покорив пустынников своим умом и красотой.

     - Пить, - с трудом прошептала девочка. Мужчина наклонился к стоящему рядом низкому столику и взял небольшую чашу, заранее наполненную водой.

     Когда первые капли ледяной влаги скатились по губам, Гульнора окончательно пришла в себя и огляделась вокруг. Все было именно так, как она и помнила. В один из своих визитов, Карим, взял девочку с собой на стоянку пустынников. Высокие, конусообразные шатры, изукрашенные руническими надписями, которые имели две функции защиты – от врагов и ветхости, еще тогда поразили своей изящностью. Несмотря на сравнительно небольшие размеры, внутри шатры были более объемными. Говорили, что пустынники получили свои шатры от какого-то могущественного мага, за некогда оказанную услугу.

      Темно коричневый ковер на полу шатра, приятно ласкал взгляд бархатистой волной, на который так и хотелось улечься и отдохнуть. Пара плетеных стульев и невысокий столик, вот практически все, что было в шатре. А на ковре подогнув ноги, сидел пустынник, глаза которого внимательно следили за девочкой.

      Состояние Гульноры с каждой секундой улучшалось. Боль в горле и слабость прошли, и она смогла опереться на вышитую подушку за своей спиной и приготовиться к разговору. На языке вертелась куча вопросов. Но почему то первое, что она спросила, было следующее:

     - Кто вы? И как вас зовут?

    Некоторое время пустынник молчал, лишь извилистые тени пробегали по его фигуре в отсветах масляных ламп, освещавших шатер.

    Она уже решила, что не услышит ответа, как мужчина заговорил:

     - Дочь Карима, - отзвуки голоса испуганно рассыпались по шатру. – Это был непродуманный шаг, вверять свою судьбу магии пустыни.

     Девочка нахмурилась, в книге из библиотеки отца не было упоминания о пустыне, хотя какое-то описание она пропустила в самом начале текста над рисунком заклинания, торопясь запомнить правильный порядок выкладывания камней. Чуть позже она сообразила, что так и не услышала ответа на свои вопросы.

    Словно догадавшись о ее мыслях, пустынник склонил голову и назвался:

    - Зафар, старший Круга пустыни, приветствует вас принцесса Гульнора дочь Карима.

      Гульнора, замерла от страха.

      «Круг пустыни» - странный и таинственный орден пустынников. О нем ходили всякие слухи при доме наместника Афросиаба. Кто-то говорил, что это общество самых сильных магов земли. Кто-то, что это орден Хранителей мира. Уж не говоря о тех, кто всерьез считал пустынников идолопоклонниками, которые приносят жертвы своей богине – Матери Пустыни, причем жертвы кровавые. И тут девочка вспомнила еще и о том, что никто никогда не видел лиц пустынников.

     - Не бойся меня девочка, - Гульнора вздрогнула от голоса и понимания того, что Зафар, все-таки читает ее мысли.- Ты не права, я не читаю твои мысли, а всего лишь чувствую эмоции. Ты настолько выразительна, что нетрудно догадаться, о чем думаешь. О нас говорят многое, но кто мы такие, не знает никто. Посмотри на меня!

     Это прозвучало так, что невозможно было не подчиниться. Не веря своим глазам, Гульнора, неожиданно ущипнула себя за руку и взвизгнула. Сидящий на ковре мужчина снял ткань с лица.

     - Обычный мужчина, даже чем-то напоминает отца, - подумала девочка, - такой же гордый взгляд, сжатые губы и волевой подбородок, лишь глаза переливаются всеми оттенками от черного до фиолетового.

      Засмотревшись на переливы, Гульнора почувствовала, что проваливается в странный искрящийся водоворот, который исчезая, оставил лишь легкую дымку, быстро истаявшую без следа. Оставляя перед ее взором прекрасный оазис, окруженный высокими деревьями с серебристой листвой, а посреди кристально чистое круглое озеро.

     Девочке казалось, что она парит над оазисом. Присмотревшись, она различила четыре дороги, идущие к оазису, и образующие перекресток с озером посередине. Подивившись на странный крест из дорог, Гульнора ощутила, что стоит на берегу озера недалеко от группы людей из четырех человек, одетых как пустынники. Через мгновение неведомая сила потянула ее к воде. Страха не было, только восторг. И без боязни девочка ступила на воду. Серебристая лента лунного света дорожкой протянулась к середине озера, по которой вперед скользила Гульнора. С трех других сторон по воде зазмеились такие же дорожки и в точке пересечения образовали круг, на который чуть позже вступила она и остановилась. Все вокруг замерло и даже легкие волны, бегущие по озеру, исчезли. А у каждой дорожки появилось по одному пустыннику.

     Установившуюся тишину нарушил голос:

     - Та, которая избрала свой путь пред нами. Что скажете?

     Четыре пустынника одновременно вскинули вверх правые руки, и Гульнора почувствовала, как вокруг ее тела заметались огоньки, которые после сменил легкий ветерок, следом прошелестел песок и напоследок несколько капель воды упали на ее ладони.

      - Она та, кем себя считает, - в голосе слышался гул огня и от одного из пустынников к Гульнаре рванулся язычок пламени и рассыпался искрами у ее ног.

       - Она та, кто защитит, - плеск волн ударил о круг, на котором стояла девочка.

      - Она та, кто вспомнит, - песок заструился извилистыми лентами, лаская ступни.

      - Она та, кто вправе решить, - ветерок разметал волосы девочки, заструившиеся вдоль спины.

       Медленно истаивали силуэты пустынников у края озера, как вдруг запястье девочки охватила боль, нарастающая с каждой секундой все больше и больше. Теряя сознание от боли Гульнора соскользнула в спасительную темноту.

  «подземелья Афросиаба»

       Шахризаб в изнеможении опустилась на пол небольшой пещерки. Уже несколько часов она в компании с Ясмин и сыном шла через подземелья под городом, все дальше и дальше от любимого мужа и прошлой жизни. Сабыр завозился на руках наместницы. Ясмин, присевшая рядом быстро отставила в сторону факел и бережно приняла на руки наследника.

       - Госпожа, я думаю, осталось совсем немного, и мы будем в безопасности, - прошептала служанка, опираясь спиной на стену пещеры. Легкий вскрик и Ясмин исчезла в открывшемся провале, унося с собой Сабыра.

       В ужасе, вскочившая на ноги Шахризаб, увидела как исчезает в темноте ее сын, и в этот момент потух факел.

       Темнота опустилась на онемевшую от горя женщину.

 

         

© Copyright: Булат Туматаев, 2013

Регистрационный номер №0141612

от 12 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0141612 выдан для произведения:

                                                Глава 3. Перекресток.

       Вспышка света окружила Гульнору, увлекая за собой в водоворот образов. Где-то на краю сознания промелькнул чей-то крик, но остановиться она уже не могла. Лента времени и событий закружилась вокруг девочки. Радость и боль, гнев и печаль поочередно окутывали ее разум, и казалось, что это будет продолжаться бесконечно. И в какой-то момент она поняла, что теряет себя, растворяясь в окружающем безумии. И тут пришла боль, изматывающая и нарастающая как снежный ком. Не выдержав, Гульнора глухо и безнадежно закричала, срываясь на тоскливый вой.

     - Немедленно очнись, глупая!!! – окрик выдернул девочку из омута образов. С трудом открыв глаза, она тут же зажмурилась от яркого света.

     - Открывай глаза! – грубый голос, резким хлыстом ударил по ушам.

     - Я не могу, - пересохшими от волнения губами, произнесла Гульнора.

     - Можешь, – тихо, но настойчиво сообщил обладатель голоса, неожиданно смягчив тон. – Можешь и должна. Иначе, для чего же ты рискнула всем, дитя?

     Девочка решившись, приоткрыла один глаз. Свет, уже не казавшийся таким резким, позволил увидеть стоящего рядом мужчину, укутанного в балахон пустынника. Лицо было закрыто тканью, оставляя на виду лишь черные как смоль глаза.

     Гульнора раньше встречала пустынников при дворе отца. Они приезжали для обсуждения договоров по сопровождению грузов через пустыни, что широким рукавом охватывали владения наместника Афросиаба. Эти суровые и молчаливые мужчины и женщины считались лучшими проводниками и охранниками караванов. Добиться их расположения было невероятно трудно. Ее отец более пятнадцати лет вел переговоры с их вождями, начав, будучи еще наследником и правой рукой своего отца. Говорят, во многом поспособствовала удачному завершению переговоров ее мать, покорив пустынников своим умом и красотой.

     - Пить, - с трудом прошептала девочка. Мужчина наклонился к стоящему рядом низкому столику и взял небольшую чашу, заранее наполненную водой.

     Когда первые капли ледяной влаги скатились по губам, Гульнора окончательно пришла в себя и огляделась вокруг. Все было именно так, как она и помнила. В один из своих визитов, Карим, взял девочку с собой на стоянку пустынников. Высокие, конусообразные шатры, изукрашенные руническими надписями, которые имели две функции защиты – от врагов и ветхости, еще тогда поразили своей изящностью. Несмотря на сравнительно небольшие размеры, внутри шатры были более объемными. Говорили, что пустынники получили свои шатры от какого-то могущественного мага, за некогда оказанную услугу.

      Темно коричневый ковер на полу шатра, приятно ласкал взгляд бархатистой волной, на который так и хотелось улечься и отдохнуть. Пара плетеных стульев и невысокий столик, вот практически все, что было в шатре. А на ковре подогнув ноги, сидел пустынник, глаза которого внимательно следили за девочкой.

      Состояние Гульноры с каждой секундой улучшалось. Боль в горле и слабость прошли, и она смогла опереться на вышитую подушку за своей спиной и приготовиться к разговору. На языке вертелась куча вопросов. Но почему то первое, что она спросила, было следующее:

     - Кто вы? И как вас зовут?

    Некоторое время пустынник молчал, лишь извилистые тени пробегали по его фигуре в отсветах масляных ламп, освещавших шатер.

    Она уже решила, что не услышит ответа, как мужчина заговорил:

     - Дочь Карима, - отзвуки голоса испуганно рассыпались по шатру. – Это был непродуманный шаг, вверять свою судьбу магии пустыни.

     Девочка нахмурилась, в книге из библиотеки отца не было упоминания о пустыне, хотя какое-то описание она пропустила в самом начале текста над рисунком заклинания, торопясь запомнить правильный порядок выкладывания камней. Чуть позже она сообразила, что так и не услышала ответа на свои вопросы.

    Словно догадавшись о ее мыслях, пустынник склонил голову и назвался:

    - Зафар, старший Круга пустыни, приветствует вас принцесса Гульнора дочь Карима.

      Гульнора, замерла от страха.

      «Круг пустыни» - странный и таинственный орден пустынников. О нем ходили всякие слухи при доме наместника Афросиаба. Кто-то говорил, что это общество самых сильных магов земли. Кто-то, что это орден Хранителей мира. Уж не говоря о тех, кто всерьез считал пустынников идолопоклонниками, которые приносят жертвы своей богине – Матери Пустыни, причем жертвы кровавые. И тут девочка вспомнила еще и о том, что никто никогда не видел лиц пустынников.

     - Не бойся меня девочка, - Гульнора вздрогнула от голоса и понимания того, что Зафар, все-таки читает ее мысли.- Ты не права, я не читаю твои мысли, а всего лишь чувствую эмоции. Ты настолько выразительна, что нетрудно догадаться, о чем думаешь. О нас говорят многое, но кто мы такие, не знает никто. Посмотри на меня!

     Это прозвучало так, что невозможно было не подчиниться. Не веря своим глазам, Гульнора, неожиданно ущипнула себя за руку и взвизгнула. Сидящий на ковре мужчина снял ткань с лица.

     - Обычный мужчина, даже чем-то напоминает отца, - подумала девочка, - такой же гордый взгляд, сжатые губы и волевой подбородок, лишь глаза переливаются всеми оттенками от черного до фиолетового.

      Засмотревшись на переливы, Гульнора почувствовала, что проваливается в странный искрящийся водоворот, который исчезая, оставил лишь легкую дымку, быстро истаявшую без следа. Оставляя перед ее взором прекрасный оазис, окруженный высокими деревьями с серебристой листвой, а посреди кристально чистое круглое озеро.

     Девочке казалось, что она парит над оазисом. Присмотревшись, она различила четыре дороги, идущие к оазису, и образующие перекресток с озером посередине. Подивившись на странный крест из дорог, Гульнора ощутила, что стоит на берегу озера недалеко от группы людей из четырех человек, одетых как пустынники. Через мгновение неведомая сила потянула ее к воде. Страха не было, только восторг. И без боязни девочка ступила на воду. Серебристая лента лунного света дорожкой протянулась к середине озера, по которой вперед скользила Гульнора. С трех других сторон по воде зазмеились такие же дорожки и в точке пересечения образовали круг, на который чуть позже вступила она и остановилась. Все вокруг замерло и даже легкие волны, бегущие по озеру, исчезли. А у каждой дорожки появилось по одному пустыннику.

     Установившуюся тишину нарушил голос:

     - Та, которая избрала свой путь пред нами. Что скажете?

     Четыре пустынника одновременно вскинули вверх правые руки, и Гульнора почувствовала, как вокруг ее тела заметались огоньки, которые после сменил легкий ветерок, следом прошелестел песок и напоследок несколько капель воды упали на ее ладони.

      - Она та, кем себя считает, - в голосе слышался гул огня и от одного из пустынников к Гульнаре рванулся язычок пламени и рассыпался искрами у ее ног.

       - Она та, кто защитит, - плеск волн ударил о круг, на котором стояла девочка.

      - Она та, кто вспомнит, - песок заструился извилистыми лентами, лаская ступни.

      - Она та, кто вправе решить, - ветерок разметал волосы девочки, заструившиеся вдоль спины.

       Медленно истаивали силуэты пустынников у края озера, как вдруг запястье девочки охватила боль, нарастающая с каждой секундой все больше и больше. Теряя сознание от боли Гульнора соскользнула в спасительную темноту.

  «подземелья Афросиаба»

       Шахризаб в изнеможении опустилась на пол небольшой пещерки. Уже несколько часов она в компании с Ясмин и сыном шла через подземелья под городом, все дальше и дальше от любимого мужа и прошлой жизни. Сабыр завозился на руках наместницы. Ясмин, присевшая рядом быстро отставила в сторону факел и бережно приняла на руки наследника.

       - Госпожа, я думаю, осталось совсем немного, и мы будем в безопасности, - прошептала служанка, опираясь спиной на стену пещеры. Легкий вскрик и Ясмин исчезла в открывшемся провале, унося с собой Сабыра.

       В ужасе, вскочившая на ноги Шахризаб, увидела как исчезает в темноте ее сын, и в этот момент потух факел.

       Темнота опустилась на онемевшую от горя женщину.

 

         

Рейтинг: +3 262 просмотра
Комментарии (6)
Анатолий Киргинцев # 13 июня 2013 в 15:41 +1
Мелкие блошки еще есть, но уже намного лучше.
Булат Туматаев # 13 июня 2013 в 18:40 0
благодарю, Анатолий, будем исправляться))))
Антон Гурко # 15 июня 2013 в 14:51 +1
Уважаемый Булат!
Интересно и завлекательно. Только больно уж маленькие кусочки Вы выкладываете. Хотелось бы чего-то чуть более объемного.
С уважением!
Булат Туматаев # 15 июня 2013 в 16:00 0
Антон, спасибо за то, что читаете))) А то, что маленькие ....времени мало, работа))))
Анна Магасумова # 23 июня 2013 в 22:06 +1
Ну очень интересно...Предвкущаю, как держу в руках новую книгу Булата Туматаева "Звезда Афросиаба".
Булат Туматаев # 24 июня 2013 в 10:37 0
Спасибо Аня! Времени мало на все не хватает))) 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6