ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Звезда Афросиаба - Глава 1. Юности цвета...

 

Звезда Афросиаба - Глава 1. Юности цвета...

7 сентября 2012 - Булат Туматаев
article74990.jpg

Любовное фентези.

Автор : Туматаев Булат Калкаманович.

Звезда Афросиаба.

 

Глава 1. Юности цвета…

      - Гульнора! Гульнора! – громкий голос няньки разнесся над великолепным садом в доме наместника Афросиаба.

     Среди кустов жасмина показалась симпатичная чумазенькая мордашка пятилетней дочки наместника. Антрацитовые глаза рассерженно блеснули и девчушка опять спряталась среди кустарника. Не обращая внимания на продолжающиеся крики, малышка сосредоточенно раскладывала на небольшом пятачке земли, скрытого среди листвы, у западной стены сада, необычной формы мозаику, состоящую из драгоценных камней, которые она в течении месяца таскала из папиной сокровищницы.

     Легкая туника и шаровары были уже порядком испачканы пылью и землей. На миг, оторвавшись от своего занятия, Гульнора горестно вздохнула, представляя, как ей попадет за испорченные вещи. Но изящные брови, четко очерченные сурьмой, упрямо вздернулись вверх. Она продолжила свою работу, решив сделать все именно сегодня.

     Робкий серебристый луч восходящей луны, медленно и верно пробирался по саду, все ближе и ближе подбираясь к мозаике, сложенной девочкой. Ежесекундно оглядываясь, Гульнора все быстрее и быстрее выкладывала камни, на начерченный на земле рисунок. Она должна была успеть, поскольку ждать еще одного полнолуния она не могла, да и не хотела.

     Остановившись на мгновение, девочка вспомнила тот злополучный вечер, когда нечаянно подслушала разговор отца с наместником Бухары.

«За три недели, до происходящих событий»

     В главной зале дома наместника шел пир. За почетным местом, развалясь на вышитых подушках, находились хозяин дома – Карим ибн Дауд, наместник Афросиаба, и гость – Рахман ибн Селим, наместник Бухары.

     Официальная часть уже давно закончилась, жены и дети были отправлены на женскую половину, чтобы отойти ко сну, а взор мужчин услаждали арабские танцовщицы, специально приглашенные на этот вечер.

     Каждый из мужчин, был занят своими мыслями. Медленно попивая вино из изящного золотого кубка, украшенного изумрудами, Карим с удовольствием потянулся, вытягивая ноги вдоль ковра. Многие в Афросиабе называли его воплощением мужественности и красоты. Высокий, выше 180 сантиметров рост, в меру мускулистое и изящное телосложение, укрепленное постоянными тренировками боевых навыков и владению холодным оружием. Жесткий и вместе с тем, лукавый взгляд бархатистых ярко-синих глаз, из-под четко очерченных бровей, длинные темные волосы, увязанные золотыми нитями и собранные в хвост и высокие скулы, обтянутые бронзовой кожей. Все это производило на женщин города незабываемое впечатление. При этом о верности наместника ходили легенды. Говорили, что он встретил свет своих очей, юную Шахризаб более 10 лет назад, и неожиданно для всех женился на ней, вопреки воле отца. И с тех пор продолжал нежно любить и лелеять её, иногда с легкой улыбкой вспоминая похождения в юности.

    Сидящий напротив него Рахман, был на пятнадцать лет старше Карима, и настолько же, если не больше толще. Говорить о красоте и мужественности владетеля Бухары, не приходилось. Потому что, взглянув на него один раз, всем в голову приходило сравнение с жирным и толстым ишаком. Что не было так уж и далеко от истины. Упрямство Рахмана уже сделалось притчей во языцех. А страсть к плову из молодого барашка, сделало его фигуру больше похожей на шар, чем на треугольник. Но при всех своих недостатках Рахман являлся одним из самых умных и расчетливых правителей на много дневных переходов вокруг.

      Раздумывая над предложением Рахмана, Карим вдруг заметил его изучающий взгляд и понял, что пришло время разговора.

     Небрежным взмахом правой ладони он отослал прочь из залы танцовщиц и музыкантов. И отставив кубок в сторону, произнес:

     - Как я понял, многоуважаемый Рахман, ты хочешь породниться со мной?

     В знак согласия наместник Бухары склонил голову, продолжая пристально рассматривать Карима.

     - Твоё предложение очень своевременно. Хоть Гульнора и моя самая любимая дочь, рано или поздно придет время выбирать ей жениха. Твой же город силен как никогда, и думаю, там она будет в безопасности, замужем за твоим старшим сыном Асхатом. Но, у меня есть одно условие, помимо обычных договоренностей, - Карим замолчал, задумчиво проводя большим пальцем руки по узору на ковре.

     Заметно повеселевший Рахман, мысленно потирающий руки по поводу столь удачной сделки, любимая дочь наместника Афросиаба, могла принести в его дом, помимо возмутительно богатого калыма, еще и уважение окрестных правителей и естественно усиление военной мощи двух городов, замер от неожиданности прозвучавшей фразы.

     - В чем же заключается условие, уважаемый Карим? – Пальцы бухарца незаметно подрагивали, предчувствуя некоторую опасность достигнутой договоренности.

     Заметив, как напрягся собеседник, Карим печально усмехнулся:

     - Не переживай ты уж так сильно Рахман! Я дал слово и его сдержу. Единственно я прошу об одном. Чтобы до своего совершеннолетия Гульнора жила в моем доме и образование я ей дам по своему усмотрению.

     Рахман задумался. Ничего необычного в просьбе наместника Афросиаба не было. Единственно смущал факт обучения. Будучи эгоистом, он не считал женщин достойными образования, полагая достаточным научить их готовить, ну и другим женским уловкам, будь то танцы и музыка. Главным он считал в женщине умение вести хозяйство. Рахман был наслышан о взглядах Карима на образование, от них попахивал скандальностью и неслыханным нарушением древних традиций. Потому что наместник Афросиаба полагал правильным обучать женщину математике, военному искусству и другим дисциплинам, больше присущим мужчинам. Но с другой стороны, тут Рахман улыбнулся про себя, отдав дочь этот гордец Карим, больше не сможет вмешиваться в судьбу дочери. А в короткие наезды его в Бухару, девушке объяснят как себя вести. Придя к такому выводу, Рахман удовлетворенно кивнул:

     - Я согласен, Карим. Лишь бы наши дети были счастливы, а наши владения процветали, - о том, что в дальнейшем планы наместника Бухары простираются куда дальше, Рахман естественно умолчал.

     Без труда догадавшись о том, о чем не сказал собеседник, Карим в знак заключения договора, предложил выпить. Кубки с вином жалобно звякнули, столкнувшись и этот звук, болезненно отозвался в сердце Карима.

     Придя к решению, мужчины продолжили разговор уже на более приземленные темы, и ни один из них не заметил, как в углу, недалеко от места, где они расположились, шевельнулась ткань, укрывающая стену.

     Гульнора, с трудом сдерживая слезы, обессилено сползла на пол у стены. Она не могла поверить своим ушам. Её отец, ее самый любимый и лучший человек на свете, продал ее этому толстому дядьке из Бухары. Год назад, Гульнора с отцом была в этом городе и до сих пор помнит этого противного, прыщавого мальчишку Асхата. Передернувшись от отвращения, впервые в жизни девочка дала себе слово, постараться изменить решение отца и приложить к этому все силы. И резко развернувшись, так что многочисленные косички хлестко ударили ее по лицу, Гульнора бросилась на женскую половину дома.

       Вихрем, ворвавшись на половину матери, девочка бросилась к ее ногам, размазывая злые слеза по своему личику, и захлебываясь в рыданиях.

      Глаза прекрасной Шахризаб затуманились и руки, укачивающие долгожданного наследника-сына Сабыра, дрогнули, сбиваясь с ритма. Днем, ее любимый Карим, сказал ей о причине, по которой в Афросиаб прибыл наместник Бухары. Она конечно понимала, что рано или поздно для ее дочери придется выбрать жениха, но не ожидала, что это случится так скоро.

    - Ведь ей всего пять лет, - думала про себя Шахрисаб, уложив сына в люльку, и подходя к рыдающей дочери. Обняв, вздрагивающую от всхлипов Гульнору, она стала поглаживать ее по голове, шепча ласковые слова. А сама вспоминала…

     Воспоминания о внезапно вспыхнувшей любви, между ней первой красавицей Самарканда и Каримом. Как же она хотела такой же страсти, чувств и любви для своей доченьки, но, к сожалению жизнь расставляет всегда, свои собственные акценты.

     Замечтавшись, Шахризаб перестала успокаивать дочь. Внезапно всхлипывания дочери стихли. Очнувшись от дум, мать посмотрела на дочь. И увидела, в ее глазах такое, от чего она испуганно охнула. Гульнора смотрела вдаль остановившимся взглядом. При этом в их глубине Шахризаб разглядела нарождающийся огонь сопротивления и решимости. Он был настолько силен, что мать боялась дотронуться до дочери, дабы не испугать ее. Ведь она прекрасно знала, что подобное состояние для девушек заканчивается безумием и истерикой. За свою жизнь, она повидала такого среди своих подруг, которых насильно выдали замуж. И замерла, ожидая развязки, зная насколько сильный характер у ее дочери, который она унаследовала от своего отца.

       Спустя мгновения, Гульнора встала и подошла к окну. Тихий голос девочки, буквально парализовал мать.

    - Я решила. И я добьюсь, - и девочка вышла из комнаты, не бросив на мать ни единого взгляда.

     С тех пор прошло три недели, и именно решение, принятое в тот вечер, привело Гульнору в полнолуние в окружающий дом сад.

     Приближался момент истины…   

      

© Copyright: Булат Туматаев, 2012

Регистрационный номер №0074990

от 7 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0074990 выдан для произведения:

Любовное фентези.

Автор : Туматаев Булат Калкаманович.

Звезда Афросиаба.

 

Глава 1. Юности цвета…

      - Гульнора! Гульнора! – громкий голос няньки разнесся над великолепным садом в доме наместника Афросиаба.

     Среди кустов жасмина показалась симпатичная чумазенькая мордашка пятилетней дочки наместника. Антрацитовые глаза рассерженно блеснули и девчушка опять спряталась среди кустарника. Не обращая внимания на продолжающиеся крики, малышка сосредоточенно раскладывала на небольшом пятачке земли, скрытого среди листвы, у западной стены сада, необычной формы мозаику, состоящую из драгоценных камней, которые она в течении месяца таскала из папиной сокровищницы.

     Легкая туника и шаровары были уже порядком испачканы пылью и землей. На миг, оторвавшись от своего занятия, Гульнора горестно вздохнула, представляя, как ей попадет за испорченные вещи. Но изящные брови, четко очерченные сурьмой, упрямо вздернулись вверх. Она продолжила свою работу, решив сделать все именно сегодня.

     Робкий серебристый луч восходящей луны, медленно и верно пробирался по саду, все ближе и ближе подбираясь к мозаике, сложенной девочкой. Ежесекундно оглядываясь, Гульнора все быстрее и быстрее выкладывала камни, на начерченный на земле рисунок. Она должна была успеть, поскольку ждать еще одного полнолуния она не могла, да и не хотела.

     Остановившись на мгновение, девочка вспомнила тот злополучный вечер, когда нечаянно подслушала разговор отца с наместником Бухары.

«За три недели, до происходящих событий»

     В главной зале дома наместника шел пир. За почетным местом, развалясь на вышитых подушках, находились хозяин дома – Карим ибн Дауд, наместник Афросиаба, и гость – Рахман ибн Селим, наместник Бухары.

     Официальная часть уже давно закончилась, жены и дети были отправлены на женскую половину, чтобы отойти ко сну, а взор мужчин услаждали арабские танцовщицы, специально приглашенные на этот вечер.

     Каждый из мужчин, был занят своими мыслями. Медленно попивая вино из изящного золотого кубка, украшенного изумрудами, Карим с удовольствием потянулся, вытягивая ноги вдоль ковра. Многие в Афросиабе называли его воплощением мужественности и красоты. Высокий, выше 180 сантиметров рост, в меру мускулистое и изящное телосложение, укрепленное постоянными тренировками боевых навыков и владению холодным оружием. Жесткий и вместе с тем, лукавый взгляд бархатистых ярко-синих глаз, из-под четко очерченных бровей, длинные темные волосы, увязанные золотыми нитями и собранные в хвост и высокие скулы, обтянутые бронзовой кожей. Все это производило на женщин города незабываемое впечатление. При этом о верности наместника ходили легенды. Говорили, что он встретил свет своих очей, юную Шахризаб более 10 лет назад, и неожиданно для всех женился на ней, вопреки воле отца. И с тех пор продолжал нежно любить и лелеять её, иногда с легкой улыбкой вспоминая похождения в юности.

    Сидящий напротив него Рахман, был на пятнадцать лет старше Карима, и настолько же, если не больше толще. Говорить о красоте и мужественности владетеля Бухары, не приходилось. Потому что, взглянув на него один раз, всем в голову приходило сравнение с жирным и толстым ишаком. Что не было так уж и далеко от истины. Упрямство Рахмана уже сделалось притчей во языцех. А страсть к плову из молодого барашка, сделало его фигуру больше похожей на шар, чем на треугольник. Но при всех своих недостатках Рахман являлся одним из самых умных и расчетливых правителей на много дневных переходов вокруг.

      Раздумывая над предложением Рахмана, Карим вдруг заметил его изучающий взгляд и понял, что пришло время разговора.

     Небрежным взмахом правой ладони он отослал прочь из залы танцовщиц и музыкантов. И отставив кубок в сторону, произнес:

     - Как я понял, многоуважаемый Рахман, ты хочешь породниться со мной?

     В знак согласия наместник Бухары склонил голову, продолжая пристально рассматривать Карима.

     - Твоё предложение очень своевременно. Хоть Гульнора и моя самая любимая дочь, рано или поздно придет время выбирать ей жениха. Твой же город силен как никогда, и думаю, там она будет в безопасности, замужем за твоим старшим сыном Асхатом. Но, у меня есть одно условие, помимо обычных договоренностей, - Карим замолчал, задумчиво проводя большим пальцем руки по узору на ковре.

     Заметно повеселевший Рахман, мысленно потирающий руки по поводу столь удачной сделки, любимая дочь наместника Афросиаба, могла принести в его дом, помимо возмутительно богатого калыма, еще и уважение окрестных правителей и естественно усиление военной мощи двух городов, замер от неожиданности прозвучавшей фразы.

     - В чем же заключается условие, уважаемый Карим? – Пальцы бухарца незаметно подрагивали, предчувствуя некоторую опасность достигнутой договоренности.

     Заметив, как напрягся собеседник, Карим печально усмехнулся:

     - Не переживай ты уж так сильно Рахман! Я дал слово и его сдержу. Единственно я прошу об одном. Чтобы до своего совершеннолетия Гульнора жила в моем доме и образование я ей дам по своему усмотрению.

     Рахман задумался. Ничего необычного в просьбе наместника Афросиаба не было. Единственно смущал факт обучения. Будучи эгоистом, он не считал женщин достойными образования, полагая достаточным научить их готовить, ну и другим женским уловкам, будь то танцы и музыка. Главным он считал в женщине умение вести хозяйство. Рахман был наслышан о взглядах Карима на образование, от них попахивал скандальностью и неслыханным нарушением древних традиций. Потому что наместник Афросиаба полагал правильным обучать женщину математике, военному искусству и другим дисциплинам, больше присущим мужчинам. Но с другой стороны, тут Рахман улыбнулся про себя, отдав дочь этот гордец Карим, больше не сможет вмешиваться в судьбу дочери. А в короткие наезды его в Бухару, девушке объяснят как себя вести. Придя к такому выводу, Рахман удовлетворенно кивнул:

     - Я согласен, Карим. Лишь бы наши дети были счастливы, а наши владения процветали, - о том, что в дальнейшем планы наместника Бухары простираются куда дальше, Рахман естественно умолчал.

     Без труда догадавшись о том, о чем не сказал собеседник, Карим в знак заключения договора, предложил выпить. Кубки с вином жалобно звякнули, столкнувшись и этот звук, болезненно отозвался в сердце Карима.

     Придя к решению, мужчины продолжили разговор уже на более приземленные темы, и ни один из них не заметил, как в углу, недалеко от места, где они расположились, шевельнулась ткань, укрывающая стену.

     Гульнора, с трудом сдерживая слезы, обессилено сползла на пол у стены. Она не могла поверить своим ушам. Её отец, ее самый любимый и лучший человек на свете, продал ее этому толстому дядьке из Бухары. Год назад, Гульнора с отцом была в этом городе и до сих пор помнит этого противного, прыщавого мальчишку Асхата. Передернувшись от отвращения, впервые в жизни девочка дала себе слово, постараться изменить решение отца и приложить к этому все силы. И резко развернувшись, так что многочисленные косички хлестко ударили ее по лицу, Гульнора бросилась на женскую половину дома.

       Вихрем, ворвавшись на половину матери, девочка бросилась к ее ногам, размазывая злые слеза по своему личику, и захлебываясь в рыданиях.

      Глаза прекрасной Шахризаб затуманились и руки, укачивающие долгожданного наследника-сына Сабыра, дрогнули, сбиваясь с ритма. Днем, ее любимый Карим, сказал ей о причине, по которой в Афросиаб прибыл наместник Бухары. Она конечно понимала, что рано или поздно для ее дочери придется выбрать жениха, но не ожидала, что это случится так скоро.

    - Ведь ей всего пять лет, - думала про себя Шахрисаб, уложив сына в люльку, и подходя к рыдающей дочери. Обняв, вздрагивающую от всхлипов Гульнору, она стала поглаживать ее по голове, шепча ласковые слова. А сама вспоминала…

     Воспоминания о внезапно вспыхнувшей любви, между ней первой красавицей Самарканда и Каримом. Как же она хотела такой же страсти, чувств и любви для своей доченьки, но, к сожалению жизнь расставляет всегда, свои собственные акценты.

     Замечтавшись, Шахризаб перестала успокаивать дочь. Внезапно всхлипывания дочери стихли. Очнувшись от дум, мать посмотрела на дочь. И увидела, в ее глазах такое, от чего она испуганно охнула. Гульнора смотрела вдаль остановившимся взглядом. При этом в их глубине Шахризаб разглядела нарождающийся огонь сопротивления и решимости. Он был настолько силен, что мать боялась дотронуться до дочери, дабы не испугать ее. Ведь она прекрасно знала, что подобное состояние для девушек заканчивается безумием и истерикой. За свою жизнь, она повидала такого среди своих подруг, которых насильно выдали замуж. И замерла, ожидая развязки, зная насколько сильный характер у ее дочери, который она унаследовала от своего отца.

       Спустя мгновения, Гульнора встала и подошла к окну. Тихий голос девочки, буквально парализовал мать.

    - Я решила. И я добьюсь, - и девочка вышла из комнаты, не бросив на мать ни единого взгляда.

     С тех пор прошло три недели, и именно решение, принятое в тот вечер, привело Гульнору в полнолуние в окружающий дом сад.

     Приближался момент истины…   

      

Рейтинг: +3 1536 просмотров
Комментарии (8)
Анна Магасумова # 7 сентября 2012 в 21:38 +1
Булат! Твой слог настолько поражает меня! Ты вырос намного в профессиональном плане! Рада за тебя. Начало романа меня очень увлекло. Буду с нетерпением ждать продолжения.
Булат Туматаев # 8 сентября 2012 в 08:02 0
Спасибо Аннушка, я стараюсь!!! Благодарю тебя за столь высокий отзыв!!! 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Антон Гурко # 7 апреля 2013 в 23:15 +1
Уважаемый Булат!
Начало заинтересовало, порадовал Ваш слог. Тем не менее, хотел бы Вам посоветовать перепроверить текст - знаки препинания не везде в порядке. Например: "Вихрем, ворвавшись на половину матери, девочка бросилась к ее ногам, размазывая злые слезы по своему личику, и захлебываясь в рыданиях". После "вихрем" запятая не нужна , так как это слово часть деепричастного оборота. После "личику" - тоже (два однородных деепричастных оборота). Прошу прощения, если Вас этим обидел, но, думаю, если эти недочеты исправить, то текст будет выглядеть намного лучше. Желаю Вам удачи и жду продолжения!
С уважением, Антон!
Булат Туматаев # 12 апреля 2013 в 09:04 0
Спасибо огромное, Антон! Вы меня не обидели ни сколько! Принимаю ваш комментарий с радостью. Корректура конечно необходима. А продолжение...Будет, но не так скоро, нет времени, работа так сказать)))
Анатолий Киргинцев # 9 июня 2013 в 09:42 +1
Булат, все нормально, читается легко. А запятые - это дело десятое. В инете полно романов с правильными
запятыми и ужасно скучные, на второй странице засыпаешь.
Булат Туматаев # 10 июня 2013 в 11:52 0
Спасибо Анатолий, я ценю ваше внимание! А запятые, решу печататься отдам на корректуру)))
Елена Сподина # 15 сентября 2015 в 08:27 0
Написано довольно профессионально! Сюжет заинтриговал)Думаю мне есть чему у Вас поучиться! girlkiss supersmile