ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Ведунья 10. С судьбою рвется нить

 

Ведунья 10. С судьбою рвется нить

19 марта 2014 - Галина Емельянова
article202165.jpg
Зима прошла для ведуньи, как один длинный сон. Одолевала душу, пустота и маяла сердце неясная тревога. Словно кто-то издалека звал Оленюшку, а голоса не слышно.
Когда в лесу появились первые проталины, наведалась к Оленюшке  кикимора Пушица. Распахнула дверь в избу и ужаснулась. На лавке лежала старуха со спутанными волосами, одна тень, сталась от прежней молодой женщины.

Позвала кикимора сестру Купальницу и вместе вывели они ведунью под яркое солнышко, Расчесали ей косы костяным гребнем. 
Отпаивали Оленюшку березовым соком. Ведунья молчала, словно, кто заклятье наложил ей на уста, а на очи  плат накинул.
Весеннее солнце позолотило кожу, заискрились отмытые в дождевой воде волосы русые. Но  желания жить в ведунье  не прибавилось. Тогда сделали сестренки-кикиморы из веток волокушу и повезли подружку к Сине озеру.
А на озере кипела жизнь: юркие уточки вили гнезда в камышах, резвилась под теплым солнышком плотва, по ночам выходили на берег русалки и пели  грустные песни. Даже дядюшка Леший нет, нет, да и смахивал слезу от тех песен. Только ведунья словно зачарованная, была холодна и равнодушна.
-Вот ведь беда, так беда. Видно сухота ее за зиму изъела. Жизнь не в радость, тьма в душе. Ждать нам видно перерождения красавицы.
-Ой, неужто, и помочь нельзя, 
-Да как тут поможешь, милые, видно прямая ей дорога в бабы-яги.
- Была ведунья Оленюшка, а станет ведьма. 
Построили подружки лесные для Оленюшки шалаш, да и разбежались по своим лесным делам. Хотела ведунья волчат на Ярилин день подкормить, да Волчок со своей рыжей волчицей к ведунье и близко не подошли.
Чурались даже звери лесные ведунью, словно порчей заразиться боялись.
 Но случаются чудеса в заповедном лесу. На рассвете на тихую гладь озера  опустилась лебединая стая .
Словно на мгновение, зима вернулась в заповедный лес. Укрыла берега легким белоснежным пухом, а воду озерную белым покрывалом.
Красота лебединая, трубный крик, пробудили Оленюшку от оцепенения. Подбежала она к самой кромке воды и  протянула  к птицам  руки, и молила взять с сбой в дальний путь.
В шуме множества крыл услышала ведунья, слово прощальное: «Грусть твою, дева лесная забираем с собой, чтобы утопить ее  в самом глубоком озере. Живи!!»
 Белокрылые птицы одна  за другой вставали на крыло, а ведунья бросилась в воду, словно могла вода родного озера превратить ее в гордого лебедя. Омыла тело свое в озере ,и словно наново на свет народилась.
Лес засиял яркими красками, мир наполнился звуками, в крови забродила Весна.
А тут уж и сбор трав поспел. И рвала она траву лечебную, да приговаривала: «Небо-отец, Мать сыра Земля, помоги нарвать травки ради всякого угодья, ради всякого здоровья».
Только хотела одуванчик  сорвать, да окликнули ее.
-Ты чего здесь ходишь, силки мои рвешь?
Оленюшка подняла голову и увидела чадо, зим семи не  больше. Чадо как чадо в рубашонке, небеленой. Самым примечательным были у мальца волосы. Тут и пегий, и рыжий  , и каштановый цвет. Как будто и не мальчонка, а котенок.
-А кто тебя такого малого в лес отпустил.
-Дядька голод позвал, иди, говорит ,Найден  и поймай зайца ,а то брюхо песни поет ,да спать не дает.
-Да не серчай, я вот травки нарву и уйду себе дальше,
-Нет, заяц тебя учуял, ни за что не прискачет.
Оленюшка прислушалась к лесу и услышала заячью возню в зарослях  осинника. 
-Ты туда силки ставь, как прыгнет косой из осинника, тут и попадется. 
-Не учи ученого, я так сразу сделать хотел, да  ты меня спугнула.
Хмыкнул мальчонка, да и пошел к кустам. Скоро в силках заяц заверещал. Олнеюшка села на пенек, интересно было ей, как чадо с зайцем справиться. 
Ничего справился, хоть и был русак почти в пол-роста отрока.
-Ну чего расселась, помоги шкуру снять.
-Ну, уж нет, охотничек, сам поймал, сам и  разделывай.
-А чего ты по лесу  шастаешь Я тебя у нас в городище не видел.
-А ты что всех там знаешь?
-Нет не всех, но такую красоту непременно бы запомнил. Ладно побег я, как звать то тебя 
-Оленюшка 
-Та самая? Ведаешь, и лекарка??
-И это тоже
-Тогда жди в гости.
И побежал  , сверкая босыми пятками.
Еще долго вспоминала она   эту встречу, и невольная улыбка  озаряла  лицо.
Оленюшка шла из дальней дороги, вправляла ногу своему давнему знакомым Огоньку. 
Открыла дверь, чтобы умыться первой утренней росой, а тут и новый знакомый, чадо шустрое. 
-Здравствуй. Вот лечи. И подтолкнул к ведунье отца.
Невысокий, жилистый, бородка курчавиться недлинная, На кожаном ремешке есть несколько украшений-пряжек в форме медвежьих голов. А к поясу прицеплен нож и песчаник - специальный камень для заточки лезвия . 
-Покажь, тятя! - просяще обратилось  чадо  к отцу. 
Мужчина протянул ведунье руки. Все ладони были в шрамах ,в старых белеющих , и в  розовых ,недавних.
Легкий ветерок разворошил кудри, и увидела ведунья пустые глазницы. Присели гости у избы на скамейку ,угостились квасом ,и поведал Дубрав  свою нелегкую судьбину.
Родился Дубрав  на берегу холодного  Варяжского моря, рос не по годам смышленым и рослым, и больше всего, полюбилось ему у отца, бочки делать. Не раз и не два приходили к отцу слуги воеводские просили отдать  отрока в службу ратную, но ушел Дубрав  из родного дома не в ратники, а  уплыл в дальнюю свейскую сторону учиться делать корабли. Учился у мастеров, как дерево в лесу выбирать, как с ним обращаться, чтобы не пересушить.
Больше всего полюбилось мастеру с дубом работать. Сначала прощения просить у лесного великана потом  суля жизнь новую и веселую.
Учился у лучших мастеров, примечая, как дерево расщеплять, как доски правильно сушить над огнем. Как с помощью деревянных стяжек из заготовок собирать в единое целое и дракар для конунгов, и  ладьи для купцов.
Стал мастером, но  женится, не торопился, ждал часа на родные берега вернуться. 
Так случилось, что один из ярлов  ушел на новые земли искать доли в соседних землях. Попросился  Дубрав  с ним. 
В одном из городищ на большой и славной реке было выпито ярлом с местным воеводой  много ромейского вина, И к утру ударили по рукам, выторговал воевода за обруч серебряный   свободного корабельного мастера. 
Ярл обещался летом побывать  в этих краях и отвезти мастера в его родные приморские земли.
Воевода  Гроздан  приказал мастеру  сделать ему струг, каких не было даже у конунгов свейских.
Корабельщику  такая работа  в радость, построить корабль морской с самой первой доски.
Выбирая дерево для струга, подобрал в лесу мальчонку. С кем и от кого прятался мальчик было не ясно, но чадо обнял мужчину за шею ,зашептал : «Тятя ,тятя».И дрогнуло одинокое  сердце.Так у Дубрава появился сынок Найденыш. Не плаксивый, не боящийся ни мороза, ни жары.
Корабельщик струг решил украсить  змеем крылатым о трех головах, слышал о нем в песнях  бояна. 
Канаты обрубили  и струг шумно покатился по бревнам прямо в реку. мастер Иван стоял на корме с самым знатным кормщиком и радовался .Корабль вышел из устья реки в открытое море. Слушался руля, словно хорошая жена мужа. Теперь уже мастер   хотел по  возвращении  поставить дом, да искать себе любую по душе, мать сынку приемному. 
В темную грозовую ночь причалил корабль к  родному теперь для Дубрава  берегу. Стража Воеводина всех со струга отпустила, окромя мастера. Ничего не понял он ,как схватили его да скрутили, и сам воевода Гроздан ,острым клинком ослепил корабельщика. Чтобы некому больше не строил кораблей. 
Посадили чадо и отца в лодку, и пустили по бурной, гремящей от бури реке. Но Водяной восхищенный мастерством корабельщика погнал челнок к устью Смолки и там до самого Полесья, плыла утлая лодочка, пока не прибилась к городищу.
Там мастер начал заново учится ходить, есть, и самое главное снова из дерева мастерить. Сначала ложки, которые руки еще с детства помнили, потом и коньки резные на крыши делать. Чадо ходило в лес и на охоту, и за грибами ягодами. Да добрые хозяйки не обходили отца с сыном вниманием,делились хлебом.
Дала Ооленюшка травку подорожник и смолы-живицы для ран на руках, а вот как душу излечить про то еще не ведала.
Но стал сниться Дубрав ей каждую ночь, то синими очами ласково взглянет, то зелеными. Понимала Оленюшка ,нет у нее такой силы ,чтобы желанному помочь, но сердце не хотело верить и пошла она на поклон к Бабе –яге.
На краю мертвого сухостоя жила та, всеми проклята, да забыта.
Открылась колдунье вся без остатка, хитрить не имело смысла. 
-Вот и ты уйдешь к  людям. Чую  идут времена темные, для люда лесного опасные.
-Есть ли средство помочь?
-Страха  в тебе не вижу, потому что проснулась ты для Любви и жизни новой.
Не имею я такой силы, милая. Идти тебе надобно к Веденеевским  пещерам, к слуге Волосову, кудеснику. Уж поможет не знаю ,но кроме него некому.
О кудеснике или волхве  ведунья не слышала, простому люду к нему ходить не по чину, да  и не волновали его мелкие дела мирские.
 Три раза Ярило рождалось и умирало прежде добралась Оленюшка до пещеры кудесника. 
День клонился к вечеру, и на небе уже показалась Волчья звезда, а из пещеры никто не выходил, Когда месяц уже поднялась над верхушками деревьев, показался, наконец - то старец. 
Седая борода до земли, власы седые, к опояске бубен подвешен..Поклонилась ведунья ему до земли: «Не ведаю имени твоего великомудрый старец, я простая лесная дева Оленюшка»
-Зови  меня Ведогость, ибо все мы странники на этой земле.
-Ведогость помоги моему горю-печали.
-Да разве то горе, что очи не видят, зато руки и ноги целы у князя твоего сердца.
-То правда твоя, но душа его сохнет не  от немощи телесной, а от печали, что не может он делать, то что дороже ему жизни – корабли.
-То  ведаю, и помочь могу. Все обскажу как сделать, а там уж, как Доля твоя поможет. Получится: и мне слава, и тебе счастье. А нет, так и канешь в забвенье.
Получила ведунья зелье и крепко–накрепко запомнила, что делать дальше. Позвала Найденыша  в гости и только и сказала мальцу, что так надо делать, как она обскажет. Помощь  де отцу будет. 
Попросила ведунья дядюшку Лешего покараулить всю ночь, чтобы никто не потревожил колдовства. 
-Выпей зелье, да расскажи мне про ваш путь с отцом на «Змее Горыныче» обратно в городище.
Найден без страха выпил зелье и  начал рассказывать, как хлестал ветер в лицо дождем. Как отец стоял на носу и молнии освещали его счастливое лицо, как горели в темноте его очи, восхищенные  своим детищем – кораблем.
Скоро  веки чада  отяжелели, и он сладко зевнув, опустился на лавку.
Оленюшка оставшиеся зелье выпила и прилегла рядом.
И зашептала заклинание:
«Душа моя птица, выпорхни на волю, поменяй свою долю.
Вот тело чадово, в него войди, его душу на ночь в мое  тело прими.
Отец Сварог, мать Макошь, дай мне над Долей мою  волю. 
Боже Велес поверни время вспять, чтобы  побороть напасть..»
Голова у Оленюшки закружилась и  увидела  она лик Ведогостя, дунул ей старец в лицо, и под звон его бубна очнулась Оленюшка  от мокрых, холодных брызг. Она была мальчиком Найденом .И увидела гордо стоящего рядом с кормчим Дубрава .
-Тятя, чую беду неминуемую, давай челн спустим и к берегу поплывем!
-Не бойся сынок, вон какой мой корабль могучий, выдюжит!
-Тятя, тятя, нам беду чую. Не от хозяина Водяного, а от воеводы. Слышал, как шептались вои, что убьют нас, как только к берегу пристанут
Взглянула Оленюшка - Найден в глаза мастера  синие, словно озеро  в Полесье, и схватив за руку, потянула к челноку. Дубрав  уже за сыном к челну заспешил, но ударился отрок о борт челна и заверещал ,как поросенок.
Прибежали воеводины слуги и связали мастера. 
А ведь не плакал и боли не боялся до этого чадо. 
Но уже вставало Ярило солнышко и под первыми его лучами колдовская сила иссякла . 
Оленюшка очнулась в своем теле. Посмотрела внимательно на просыпающегося мальчонку. 
Вот отчего он леса то один не боялся. Свой он, лесной. Лиха одноглазого дитеныш,потерялся или осиротел. А не признала она его за лесного духа, видно совсем малышом потерялся, и среди людей больше жил, чем в лесу. Или морок кто-то навел, против Лиха одноглазого зло умыслил, сынка отобрав. Ничего она не сказала Найдену. 
И на следующую ночь снова пили они зелье колдовское, но переборола душа ведуньи, лихо. Кинулась за борт в холодные воды реки ,а отец названный , за ней. Потом,  не давая мастеру остановки, бежали они всю ночь, пока не упали уставшим, и уснули.
А в Полесье в своем доме очнувшись ведунья, подхватила чадо на руки и побежала на встречу судьбе своей, Дубраву. 
Встретились по полудни .Спали еще уставшие беглецы ,опустила ведунья чадо на землю и увидела ,как растаял его близнец ,что спал прижавшись к спине мастера.
Пока мужчины спали, собрала она хворосту да грибов обжарила на веточках. НА дух грибной пришел хозяин леса медведь.
-Батюшко – медведь ты всех в лесу знаешь, где Лихо одноглазое? Вот чадо его потерянное.
И протянула медведю веточку с грибами.
Заурчал довольно зверь лесной и, отведав угощения, заспешил в лес. 
Скоро зашумел ветер в кронах, затихла птицы в чаще.
На поляну примчалось Лихо одноглазое.
 Но тут и Найден  проснулся и Дубрав. Учуяло Лихо сынка своего, подхватило на руки и унеслось в чащу заповедную, только ветки с деревьев посыпались.
Встал Дубрав - корабельщик во весь рост, развернул богатырские плечи и взглянул в очи Оленюшкины. А глаза у суженного синее самого майского неба, ярче звезд на небе. Поднялись руки ведуньи ,как два крыла лебединых и обняли любого за шею, подхватил он  Оленюшку на руки :
-Никому не отдам, лебедушка ты моя, белая. 
И одел ожерелье е  на шею из Алатырь –камня ,морского. То ожерелье до срока прятал под сорочкой. 
На этом заканчивается повесть о ведунье Оленюшке, поменявшей свою долю. Была простая девчонка, стала ведуньей. А счастье нашла женой и матерю в доме мужа любого.
И был пир на весь частной мир,Бояна звали ,песне о деве слагали, да по свету те песни дарили, всем добрым людям на веселие ,а кто помоложе в назидание. Каждый своей Доле хозяин, если смел, добр и честен, сердцем и душой.

© Copyright: Галина Емельянова, 2014

Регистрационный номер №0202165

от 19 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0202165 выдан для произведения: Зима прошла для ведуньи, как один длинный сон. Одолевала душу, пустота и маяла сердце неясная тревога. Словно кто-то издалека звал Оленюшку, а голоса не слышно.
Когда в лесу появились первые проталины, наведалась к Оленюшке  кикимора Пушица. Распахнула дверь в избу и ужаснулась. На лавке лежала старуха со спутанными волосами, одна тень, сталась от прежней молодой женщины.

Позвала кикимора сестру Купальницу и вместе вывели они ведунью под яркое солнышко, Расчесали ей косы костяным гребнем. 
Отпаивали Оленюшку березовым соком. Ведунья молчала, словно, кто заклятье наложил ей на уста, а на очи  плат накинул.
Весеннее солнце позолотило кожу, заискрились отмытые в дождевой воде волосы русые. Но  желания жить в ведунье  не прибавилось. Тогда сделали сестренки-кикиморы из веток волокушу и повезли подружку к Сине озеру.
А на озере кипела жизнь: юркие уточки вили гнезда в камышах, резвилась под теплым солнышком плотва, по ночам выходили на берег русалки и пели  грустные песни. Даже дядюшка Леший нет, нет, да и смахивал слезу от тех песен. Только ведунья словно зачарованная, была холодна и равнодушна.
-Вот ведь беда, так беда. Видно сухота ее за зиму изъела. Жизнь не в радость, тьма в душе. Ждать нам видно перерождения красавицы.
-Ой, неужто, и помочь нельзя, 
-Да как тут поможешь, милые, видно прямая ей дорога в бабы-яги.
- Была ведунья Оленюшка, а станет ведьма. 
Построили подружки лесные для Оленюшки шалаш, да и разбежались по своим лесным делам. Хотела ведунья волчат на Ярилин день подкормить, да Волчок со своей рыжей волчицей к ведунье и близко не подошли.
Чурались даже звери лесные ведунью, словно порчей заразиться боялись.
 Но случаются чудеса в заповедном лесу. На рассвете на тихую гладь озера  опустилась лебединая стая .
Словно на мгновение, зима вернулась в заповедный лес. Укрыла берега легким белоснежным пухом, а воду озерную белым покрывалом.
Красота лебединая, трубный крик, пробудили Оленюшку от оцепенения. Подбежала она к самой кромке воды и  протянула  к птицам  руки, и молила взять с сбой в дальний путь.
В шуме множества крыл услышала ведунья, слово прощальное: «Грусть твою, дева лесная забираем с собой, чтобы утопить ее  в самом глубоком озере. Живи!!»
 Белокрылые птицы одна  за другой вставали на крыло, а ведунья бросилась в воду, словно могла вода родного озера превратить ее в гордого лебедя. Омыла тело свое в озере ,и словно наново на свет народилась.
Лес засиял яркими красками, мир наполнился звуками, в крови забродила Весна.
А тут уж и сбор трав поспел. И рвала она траву лечебную, да приговаривала: «Небо-отец, Мать сыра Земля, помоги нарвать травки ради всякого угодья, ради всякого здоровья».
Только хотела одуванчик  сорвать, да окликнули ее.
-Ты чего здесь ходишь, силки мои рвешь?
Оленюшка подняла голову и увидела чадо, зим семи не  больше. Чадо как чадо в рубашонке, небеленой. Самым примечательным были у мальца волосы. Тут и пегий, и рыжий  , и каштановый цвет. Как будто и не мальчонка, а котенок.
-А кто тебя такого малого в лес отпустил.
-Дядька голод позвал, иди, говорит ,Найден  и поймай зайца ,а то брюхо песни поет ,да спать не дает.
-Да не серчай, я вот травки нарву и уйду себе дальше,
-Нет, заяц тебя учуял, ни за что не прискачет.
Оленюшка прислушалась к лесу и услышала заячью возню в зарослях  осинника. 
-Ты туда силки ставь, как прыгнет косой из осинника, тут и попадется. 
-Не учи ученого, я так сразу сделать хотел, да  ты меня спугнула.
Хмыкнул мальчонка, да и пошел к кустам. Скоро в силках заяц заверещал. Олнеюшка села на пенек, интересно было ей, как чадо с зайцем справиться. 
Ничего справился, хоть и был русак почти в пол-роста отрока.
-Ну чего расселась, помоги шкуру снять.
-Ну, уж нет, охотничек, сам поймал, сам и  разделывай.
-А чего ты по лесу  шастаешь Я тебя у нас в городище не видел.
-А ты что всех там знаешь?
-Нет не всех, но такую красоту непременно бы запомнил. Ладно побег я, как звать то тебя 
-Оленюшка 
-Та самая? Ведаешь, и лекарка??
-И это тоже
-Тогда жди в гости.
И побежал  , сверкая босыми пятками.
Еще долго вспоминала она   эту встречу, и невольная улыбка  озаряла  лицо.
Оленюшка шла из дальней дороги, вправляла ногу своему давнему знакомым Огоньку. 
Открыла дверь, чтобы умыться первой утренней росой, а тут и новый знакомый, чадо шустрое. 
-Здравствуй. Вот лечи. И подтолкнул к ведунье отца.
Невысокий, жилистый, бородка курчавиться недлинная, На кожаном ремешке есть несколько украшений-пряжек в форме медвежьих голов. А к поясу прицеплен нож и песчаник - специальный камень для заточки лезвия . 
-Покажь, тятя! - просяще обратилось  чадо  к отцу. 
Мужчина протянул ведунье руки. Все ладони были в шрамах ,в старых белеющих , и в  розовых ,недавних.
Легкий ветерок разворошил кудри, и увидела ведунья пустые глазницы. Присели гости у избы на скамейку ,угостились квасом ,и поведал Дубрав  свою нелегкую судьбину.
Родился Дубрав  на берегу холодного  Варяжского моря, рос не по годам смышленым и рослым, и больше всего, полюбилось ему у отца, бочки делать. Не раз и не два приходили к отцу слуги воеводские просили отдать  отрока в службу ратную, но ушел Дубрав  из родного дома не в ратники, а  уплыл в дальнюю свейскую сторону учиться делать корабли. Учился у мастеров, как дерево в лесу выбирать, как с ним обращаться, чтобы не пересушить.
Больше всего полюбилось мастеру с дубом работать. Сначала прощения просить у лесного великана потом  суля жизнь новую и веселую.
Учился у лучших мастеров, примечая, как дерево расщеплять, как доски правильно сушить над огнем. Как с помощью деревянных стяжек из заготовок собирать в единое целое и дракар для конунгов, и  ладьи для купцов.
Стал мастером, но  женится, не торопился, ждал часа на родные берега вернуться. 
Так случилось, что один из ярлов  ушел на новые земли искать доли в соседних землях. Попросился  Дубрав  с ним. 
В одном из городищ на большой и славной реке было выпито ярлом с местным воеводой  много ромейского вина, И к утру ударили по рукам, выторговал воевода за обруч серебряный   свободного корабельного мастера. 
Ярл обещался летом побывать  в этих краях и отвезти мастера в его родные приморские земли.
Воевода  Гроздан  приказал мастеру  сделать ему струг, каких не было даже у конунгов свейских.
Корабельщику  такая работа  в радость, построить корабль морской с самой первой доски.
Выбирая дерево для струга, подобрал в лесу мальчонку. С кем и от кого прятался мальчик было не ясно, но чадо обнял мужчину за шею ,зашептал : «Тятя ,тятя».И дрогнуло одинокое  сердце.Так у Дубрава появился сынок Найденыш. Не плаксивый, не боящийся ни мороза, ни жары.
Корабельщик струг решил украсить  змеем крылатым о трех головах, слышал о нем в песнях  бояна. 
Канаты обрубили  и струг шумно покатился по бревнам прямо в реку. мастер Иван стоял на корме с самым знатным кормщиком и радовался .Корабль вышел из устья реки в открытое море. Слушался руля, словно хорошая жена мужа. Теперь уже мастер   хотел по  возвращении  поставить дом, да искать себе любую по душе, мать сынку приемному. 
В темную грозовую ночь причалил корабль к  родному теперь для Дубрава  берегу. Стража Воеводина всех со струга отпустила, окромя мастера. Ничего не понял он ,как схватили его да скрутили, и сам воевода Гроздан ,острым клинком ослепил корабельщика. Чтобы некому больше не строил кораблей. 
Посадили чадо и отца в лодку, и пустили по бурной, гремящей от бури реке. Но Водяной восхищенный мастерством корабельщика погнал челнок к устью Смолки и там до самого Полесья, плыла утлая лодочка, пока не прибилась к городищу.
Там мастер начал заново учится ходить, есть, и самое главное снова из дерева мастерить. Сначала ложки, которые руки еще с детства помнили, потом и коньки резные на крыши делать. Чадо ходило в лес и на охоту, и за грибами ягодами. Да добрые хозяйки не обходили отца с сыном вниманием,делились хлебом.
Дала Ооленюшка травку подорожник и смолы-живицы для ран на руках, а вот как душу излечить про то еще не ведала.
Но стал сниться Дубрав ей каждую ночь, то синими очами ласково взглянет, то зелеными. Понимала Оленюшка ,нет у нее такой силы ,чтобы желанному помочь, но сердце не хотело верить и пошла она на поклон к Бабе –яге.
На краю мертвого сухостоя жила та, всеми проклята, да забыта.
Открылась колдунье вся без остатка, хитрить не имело смысла. 
-Вот и ты уйдешь к  людям. Чую  идут времена темные, для люда лесного опасные.
-Есть ли средство помочь?
-Страха  в тебе не вижу, потому что проснулась ты для Любви и жизни новой.
Не имею я такой силы, милая. Идти тебе надобно к Веденеевским  пещерам, к слуге Волосову, кудеснику. Уж поможет не знаю ,но кроме него некому.
О кудеснике или волхве  ведунья не слышала, простому люду к нему ходить не по чину, да  и не волновали его мелкие дела мирские.
 Три раза Ярило рождалось и умирало прежде добралась Оленюшка до пещеры кудесника. 
День клонился к вечеру, и на небе уже показалась Волчья звезда, а из пещеры никто не выходил, Когда месяц уже поднялась над верхушками деревьев, показался, наконец - то старец. 
Седая борода до земли, власы седые, к опояске бубен подвешен..Поклонилась ведунья ему до земли: «Не ведаю имени твоего великомудрый старец, я простая лесная дева Оленюшка»
-Зови  меня Ведогость, ибо все мы странники на этой земле.
-Ведогость помоги моему горю-печали.
-Да разве то горе, что очи не видят, зато руки и ноги целы у князя твоего сердца.
-То правда твоя, но душа его сохнет не  от немощи телесной, а от печали, что не может он делать, то что дороже ему жизни – корабли.
-То  ведаю, и помочь могу. Все обскажу как сделать, а там уж, как Доля твоя поможет. Получится: и мне слава, и тебе счастье. А нет, так и канешь в забвенье.
Получила ведунья зелье и крепко–накрепко запомнила, что делать дальше. Позвала Найденыша  в гости и только и сказала мальцу, что так надо делать, как она обскажет. Помощь  де отцу будет. 
Попросила ведунья дядюшку Лешего покараулить всю ночь, чтобы никто не потревожил колдовства. 
-Выпей зелье, да расскажи мне про ваш путь с отцом на «Змее Горыныче» обратно в городище.
Найден без страха выпил зелье и  начал рассказывать, как хлестал ветер в лицо дождем. Как отец стоял на носу и молнии освещали его счастливое лицо, как горели в темноте его очи, восхищенные  своим детищем – кораблем.
Скоро  веки чада  отяжелели, и он сладко зевнув, опустился на лавку.
Оленюшка оставшиеся зелье выпила и прилегла рядом.
И зашептала заклинание:
«Душа моя птица, выпорхни на волю, поменяй свою долю.
Вот тело чадово, в него войди, его душу на ночь в мое  тело прими.
Отец Сварог, мать Макошь, дай мне над Долей мою  волю. 
Боже Велес поверни время вспять, чтобы  побороть напасть..»
Голова у Оленюшки закружилась и  увидела  она лик Ведогостя, дунул ей старец в лицо, и под звон его бубна очнулась Оленюшка  от мокрых, холодных брызг. Она была мальчиком Найденом .И увидела гордо стоящего рядом с кормчим Дубрава .
-Тятя, чую беду неминуемую, давай челн спустим и к берегу поплывем!
-Не бойся сынок, вон какой мой корабль могучий, выдюжит!
-Тятя, тятя, нам беду чую. Не от хозяина Водяного, а от воеводы. Слышал, как шептались вои, что убьют нас, как только к берегу пристанут
Взглянула Оленюшка - Найден в глаза мастера  синие, словно озеро  в Полесье, и схватив за руку, потянула к челноку. Дубрав  уже за сыном к челну заспешил, но ударился отрок о борт челна и заверещал ,как поросенок.
Прибежали воеводины слуги и связали мастера. 
А ведь не плакал и боли не боялся до этого чадо. 
Но уже вставало Ярило солнышко и под первыми его лучами колдовская сила иссякла . 
Оленюшка очнулась в своем теле. Посмотрела внимательно на просыпающегося мальчонку. 
Вот отчего он леса то один не боялся. Свой он, лесной. Лиха одноглазого дитеныш,потерялся или осиротел. А не признала она его за лесного духа, видно совсем малышом потерялся, и среди людей больше жил, чем в лесу. Или морок кто-то навел, против Лиха одноглазого зло умыслил, сынка отобрав. Ничего она не сказала Найдену. 
И на следующую ночь снова пили они зелье колдовское, но переборола душа ведуньи, лихо. Кинулась за борт в холодные воды реки ,а отец названный , за ней. Потом,  не давая мастеру остановки, бежали они всю ночь, пока не упали уставшим, и уснули.
А в Полесье в своем доме очнувшись ведунья, подхватила чадо на руки и побежала на встречу судьбе своей, Дубраву. 
Встретились по полудни .Спали еще уставшие беглецы ,опустила ведунья чадо на землю и увидела ,как растаял его близнец ,что спал прижавшись к спине мастера.
Пока мужчины спали, собрала она хворосту да грибов обжарила на веточках. НА дух грибной пришел хозяин леса медведь.
-Батюшко – медведь ты всех в лесу знаешь, где Лихо одноглазое? Вот чадо его потерянное.
И протянула медведю веточку с грибами.
Заурчал довольно зверь лесной и, отведав угощения, заспешил в лес. 
Скоро зашумел ветер в кронах, затихла птицы в чаще.
На поляну примчалось Лихо одноглазое.
 Но тут и Найден  проснулся и Дубрав. Учуяло Лихо сынка своего, подхватило на руки и унеслось в чащу заповедную, только ветки с деревьев посыпались.
Встал Дубрав - корабельщик во весь рост, развернул богатырские плечи и взглянул в очи Оленюшкины. А глаза у суженного синее самого майского неба, ярче звезд на небе. Поднялись руки ведуньи ,как два крыла лебединых и обняли любого за шею, подхватил он  Оленюшку на руки :
-Никому не отдам, лебедушка ты моя, белая. 
И одел ожерелье е  на шею из Алатырь –камня ,морского. То ожерелье до срока прятал под сорочкой. 
На этом заканчивается повесть о ведунье Оленюшке, поменявшей свою долю. Была простая девчонка, стала ведуньей. А счастье нашла женой и матерю в доме мужа любого.
И был пир на весь частной мир,Бояна звали ,песне о деве слагали, да по свету те песни дарили, всем добрым людям на веселие ,а кто помоложе в назидание. Каждый своей Доле хозяин, если смел, добр и честен, сердцем и душой.
Рейтинг: +1 119 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!