ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 3 Глава 8

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 3 Глава 8

12 февраля 2015 - Даннаис дде Даненн
Глава Восьмая
Чудесное спасение

Инкогнито вернулся под самое утро. Я спала и он меня разбудил.
- Вы вернулись? – спросила я его, то и дело громко зевая.
- Да, и принёс вам воды. – сказал он и протянул мне флягу. Я жадно осушила её почти всю. Инкогнито же тем временем занимался раненным.
- Как он? – поинтересовалась я.
- Очень плох. – ответил он и принялся что-то втирать ему в виски. Затем что-то снял с пояса, смешал в какой-то посуде, и приложил к ране.
- Так я и знал. – воскликнул он через несколько минут.
- Что вы так и знали? – встрепенулась я. Но он не ответил. Он только пробормотал что-то типа: «Стралит» или «Атралит» и «сплочение не сплачиваемого» и начал проводить какие-то таинственные манипуляции.
Затем через некоторое время спросил:
- Вы уверены, что хотите, чтобы я его спас?
- Уверена, уверена. – пробормотала я.
- Тогда, - сказал он, - пойдите прогуляйтесь немного, дорогая госпожа Элизабет.
- В каком это смысле? – с подозрением спросила я его. Он обратил на меня своё закрытое полумаской лицо и повторил просьбу, добавив:
- Если вы хотите, чтобы я ему помог.
И мне не осталось ничего, как последовать его приказу. Однако закрывая за собою дверь, я позволила себе обернуться. Инкогнито уже казалось забыл про меня. Он сидел весь напрягшись, возложив руки на лоб и рану графа. Губы его что-то беззвучно шептали.
Я прошлась по улицам. Теперь при свете дня они уже не казались такими страшными. Однако неустанно меня преследовали чьи-то взгляды. Хотя почему чьи-то! Я ведь теперь знала, что они принадлежат теням из Несметного Полчища Канти`Нирту.
Меня занимали не они и даже не таинственный новый знакомый. Меня мучили сомнения. Надо ли было помогать графу? Был ли он простым смертным или действительно был Чёрным Графом? С другой стороны почему ко мне не явился сам Чёрный Граф? Почему ко мне пришёл его слуга? Уж не потому ли, что он был в плохом состоянии? У меня из головы не выходили злорадные слова слуги… и что мне было с этим делать?!
Чтобы развеяться, я заглянула в некоторые из домов. Они были точно таким же как и тот, что я только что покинула. Такой же разгром царил в них и такие же тени прятались и таились по углам. Пару раз они даже промелькнули в нескольких шагах от меня. Но не тронули. Видно боялись всё-таки дневного света.
Когда мне до смерти надоел этот городишко, я направилась обратно. Правда оказалось, что я немного заблудилась. Несколько раз я заходила не в те дома. Но вот, наконец-то нашла тот самый. Вошла внутрь и увидела графа ди Онори! Он стоял у окна, погружённый в какие-то думы. Он был живым и невредимым. Да и вообще выглядел так словно совсем недавно, не он лежал тут при смерти. Но, что самое главное, нигде не было и следа Инкогнито. Я вспомнила, что на улице не заметила его лошади и только сейчас дала себе в этом отчёт.
- Граф! – вскричала я поражённая. – Вы живы?!
- А в чём собственно дело, дорогая Элизабет? – удивился тот. Притом так искренне, что я ещё больше опешила.
- Но ведь вы лежали при смерти, не далее как сего дня…
- Со мною всё в порядке. – сказал он и подойдя ко мне, взял за руку. – Я тронут что вы проявляете столь сильное беспокойство по отношению к моему состоянию.
- Постойте! – закричала я. – А где же Инкогнито?
- Кто? – изумился граф. И опять же изумление его было не поддельным.
Я не успела ничего ответить. Внезапно дверь распахнулась и на пороге показался какой-то человек. Я в ужасе отступила. Граф вытащив свою шпагу, наставил её на вошедшего.
- Господин! – вскричал тот и бросившись к графу упал подле него на колена.
- Антонио! – вскричал в свою очередь он и бросился его поднимать и обнимать. – Это ты, мой верный слуга!
- Если бы вы только знали, что мне пришлось пережить. – почти что со слезами на глазах проговорил тот.
Вскоре Антонио поведал нам о своих злоключениях, меня же его приход освободил от обязанности что-либо объяснять графу и я решила оставить это в секрете.
Оказалось, что Антонио, пару раз видел как кто-то следит за графом. И в тот день, когда мы отправились глядеть развалины, он незаметно пошёл сзади. Он видел, как рыбаки после нашего ухода один за другим отправились следом. Кроме того в одном из них он узнал того, что приметил в виде соглядатая накануне. Когда на нас напали и похитили, он пустился следом. Ему удалось напасть на одного из разбойников, переодеться в его одежду, захватить его лошадь и пуститься следом. Удача улыбнулась ему, по прибытию в заброшенное селение – логово разбойников, тарантские рыбаки назначили его охранять пленника, ибо именно Антонио оказался тем самым забулдыгой. Он исправно играл свою роль, но не мог прийдти на выручку своему хозяину, поскольку ключ, после того как графа поместили в погреб, а дверь заперли, остался у одного из рыбаков, а затем был отдан Бальдассаре. Лишь ближе в вечеру, Антонио изловчился и умудрился стащить ключ прямо с шеи главаря. Как уж он это сделал, он не сказал, заявив что скромность не позволяет ему хвастаться.
Но как бы там ни было, суть была в том, что именно с ним так плохо обошёлся граф. Именно его он огрел по голове поленом и после связал и затащил в погреб. Если бы Бальдассаре не ворвался этой же ночью в дом и не высвободил его, видно ему бы и конец пришёл. Однако гнев разъярённого главаря разбойников был страшен. Чудом Антонио остался жив и то, благодаря тому, что за него в самый последний момент вступился юный подопечный Бальдассаре – Гуидо.
После, когда подвернулся первый удобный случай, Антонио бежал по направлению к заброшенному городу, ибо узнал от разбойников, что в той стороне скрылся беглец.
Всякие кошмары пришлось пережить ему ночью в этих страшных развалинах. Антонио к собственному счастью уверился, что они ему лишь приснились.
- Вот и весь мой сказ. – закончил он.
- В таком случае, пора нам отправляться в Бриндизи. – проговорил граф, поднимаясь.
- Благо, что у нас теперь имеются две лошади. – добавила я.


***

Близился час отплытия. Но внезапно выяснилось, что не все пассажиры вернулись на корабль. Не было ни Элизабет, ни графа, ни его слуги – Антонио. Капитана это известие не слишком встревожило. Он предположил, что те просто запамятовали относительно часа отбытия корабля и потому не взошли на борт. Однако шли часы, и капитан начинал сердиться. Он уже итак потратил множество дней впустую. Он и без того нарушил график, а тут ещё пассажиры вновь задерживали его.
Прошло ещё несколько часов и капитан начал тревожиться. Его тревога и волнение начали передаваться новому помощнику, а затем и пассажирам. Так или иначе, минул день, а пакетбот так и не покинул залив Таранто.
Наступил следующий день, но исчезнувшие, так и не нашлись. Дон Хуан по наставлению Ильмы, а затем и самого капитана, отправился к главе города и заявил тому об исчезновении трёх пассажиров ирландского торгового судна, из которых одна была подданной Ирландского Королевства, а двое Римской Империи. Управляющий встревожился и поведал о внезапно появившейся в окрестностях Таранто шайке разбойников. Вскоре он разослал повсюду сыскарей и к вечеру, те собрали кое-какие сведения и нашли свидетелей, которые видели, как пропавшие отправились в сторону развалин заброшенного города, и что за ними шли какие-то подозрительные лица. По приказу управляющего исчезнувшие были объявлены в розыск и он по Дальнеизвещающей машине Кулибина направил вести во все крупные города, в том числе и Бриндизи.
Пакетбот же утром пятого дня, после исчезновения пассажиров, отчалил от берегов Таранто, несмотря на недовольство и возмущения многих.

***

Бриндизи мы достигли беспрепятственно, однако в самом городе оказались схвачены и задержаны какими-то гвардейцами. После непродолжительных разбирательств, выяснилось, что сами мы ничего не нарушили, просто нас объявили в розыск, притом не только в Таранто, но и во многих других городах. Кроме того оказалось, что нас не было целых девять дней! «Загадочная Незнакомка» же в местном порту стояла уже несколько суток. Я вспомнив случай с туманом, не слишком этому подивилась. Тогда ведь тоже прошло больше времени…
Как бы там ни было, вскоре мы очутились на пакетботе и вкратце поведали о своих злоключениях, притом больше рассказывал Антонио, граф же только кивал, да поминутно хватался за шпагу, едва в рассказе упоминался Бальдассаре. Я так и вовсе молчала, погружённая в собственные раздумья.
После узнав, что в Бриндизи корабль намеревается стоять, до следующего утра, граф возжелал пройтись. Но это вызвало волну возмущений. Кончилось всё это тем, что капитан отказался нас куда-либо отпускать, заявив, что после случившегося, нам лучше отдохнуть и на суше не показываться. Почти все пассажиры его в этом поддержали.
Потому город Бриндизи так и остался мною не посещённым и не увиденным. Наутро же, когда «Загадочная Незнакомка», отходила от берега, я проводила его грустным взглядом. Однако сразу же переменилась в лице, ибо на берегу среди каких-то матросов, рыбаков и прочего люда, мне померещились лица нескольких знакомых мне разбойников, а также чёрная полумаска Инкогнито. Но насчёт последнего я не могла поручиться. Может тех я и видела, но вот его… может его и вовсе не было, а мне всё это лишь показалось?..

***

«Загадочная Незнакомка» проделала оставшийся путь от Бриндизи до Венеции без каких-либо препятствий и неприятностей, тихо, мирно и спокойно. За весь путь два раза зашла в порты Мольфетты и Анконы, но в каждом из них не простояла и суток. Таким образом, с каждой новой пройденной морской милей, близился конец моего морского путешествия. С одной стороны это должно было меня радовать, ещё бы ведь столько всего пришлось пережить и казалось, что уже никогда пакетботу не достичь Венеции. Но с другой стороны, опять должна была начаться привычная жизнь на суше…
За эти месяцы, я настолько сроднилась с морем: с его волнами, баюкающими судно, и даже с теми буйными штормами, что кидали его и чуть не потопили…
Единственное что примиряло с моим покиданием корабля, это то, что я не была вынуждена оставлять на нём кого-нибудь к кому привязалась душою. Дугласа не было, как впрочем и Ниалла, следы их обоих и моего кузена затерялись ещё в порту Неаполя.
Что теперь ожидало меня? Наверное, самый конец всех странствий. Скоро мне и моим спутникам надлежало покинуть и саму Венецию и отправиться во Флоренцию. Там же Горацио Лефрой быстро найдёт свой накопитель энергии. Затем обратный путь, его дом в Ирландии и мы вернёмся туда, откуда пришли. А вернее, окажемся там, откуда ничинали весь этот путь…
Дороги в Камелот мы так и не нашли, а в последнее время мне всё кажется что и не найдём…
Однако в сторону все эти упаднические настроения. Ведь ещё остаётся некий субъект в наших рядах, что не является тем за кого себя выдаёт! Я ведь так и не знаю, кто он! А загадка Чёрного Графа и его слуги? Неужели так и останется неразгаданной? Кто они такие, чего хотят?! Кто эти Те, что пришли с «Чёрных Звёзд и когда-то сами были этими самыми Чёрными Звёздами»?
Много было того, чему так и не нашлось ответа. Но найдётся ли он хоть когда-нибудь?..
Ко мне подошёл граф ди Онори и прервал поток вопросов и навязчивых мыслей. Спускался вечер. К утру следующего дня судно должно было достичь Венеции. Я стояла на палубе, привалившись к фальшборту. Больше никого не было.
- Элизабет, - проговорил граф, беря меня за руку, - вы простили меня?
- За что, граф?
Он смутился и отпустив мою руку, некоторое время стоял молча, глядя не вдаль, а куда-то в пространство.
- Я часто бывал резок с вами… - наконец, сказал он. – А кроме того… те слова, что я говорил вам… что вы теперь думаете обо мне?
- Какие слова? – спросила я. Я не притворялась, мне действительно было не понятно к чему он клонит. Он за всё время нашего знакомства наговорил мне столько всего, что трудно было понять к чему это относиться.
- Те, у развалин… - пробормотал он.
У меня от удивления даже поползли вверх брови.
- Так вы всё помните! – вскричала я. – Помните, хотя пытались заставить думать всех, в том числе и меня, обратное!
- Да, кое-что я помню… - ещё больше смутившись, сказал он. – Но не всё. По крайней мере, мне кажется, что я этого не помню. Но может статься, что то, что часто преследует меня ночами было в действительности. Но где провести грань между сном и явью?
Он помолчал. Затем сказал:
- Помните, тогда в Одиноком доме на Гибралтаре, вы спросили меня знаю ли я кто такие После Созданные, которые были созданы какими-то Великими Властителями? Я сказал, что что-то слышал о Них от одного человека, а ныне не помню. Я солгал вам. Я сам читал о Них и сам интересовался Ими. И то, что прочёл тогда, держу в своей памяти до сих пор. Я прочёл о Них в некой Великой Книге. Она так и называется Великая Книга или Некронумекон – Книга Мёртвых. Это очень древняя вещь, и кроме того, она не из этого мира. Экземпляров этой книги ничтожно мало. Более того я не знаю, есть ли в этом мире ещё один. Когда-то давным-давно в землях Леванта появился странный смуглый человек. Он был безумен или по крайне мере выглядел таковым. Он твердил что-то об этих После Созданных и Великих Властителях. Он говорил, что те избрали его среди немногих, дабы он узрел То, что за Пределами и поведал другим… он написал эту книгу, с того, что узрел собственными глазами, своею рукою, но ведомою Иною Волей. Затем он не смог вынести того, чему стал очевидцем и потерял рассудок. А эта книга, она стала ужасной вещью. – голос графа дрогнул, и я внимательно посмотрела на него. Он стоял и говорил, глядя неизвестно куда, ничего не видящими глазами. Руки его то сжимали, то разжимали рукоять шпаги, притом до боли. Но он не замечал этого, он вообще ничего не замечал. Он только рассказывал.
- Любой кто вникал в неё переставал быть самим собою… он переставал принадлежать собственной воле. Он становился рабом, рабом у ужасных хозяев…
Его лицо исказила боль. Внезапно он резко дёрнулся. Начал задыхаться. Рвать у себя на груди одежду. Затем повалился наземь и потерял сознание.
Я бросилась звать на помощь. На мой зов прибежали матросы Марко и Лоренцо, а также слуга графа Антонио и как ни странно, Горацио Лефрой с Патриком.
- В чём дело?! – кричал каждый из них. – Что случилось?!
Когда поняли, что к чему, позвали лекаря. Тот осмотрел графа и не нашёл у него ничего. Но тем не менее забрал его к себе и всю ночь подле его постели дежурила мисс Присли. К утру ему стало лучше, а корабль наш достиг Венеции. Я же не могла понять того, что случилось. Предо мною был разыгран спектакль, чтобы показать какая я дура, что помогла сохранить воплощение Чёрного Графа? Или это было что-то другое? Все эти откровения, притом внезапные откровения…
Какая-то книга, какой-то странный автор её, и наконец, снова этот граф ди Онори! Моя голова шла кругом.
Но не знаю почему, я вдруг вздохнула свободнее, когда моя нога ступила на плиты Венецианского порта.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2015

Регистрационный номер №0271132

от 12 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0271132 выдан для произведения:
Глава Восьмая
Чудесное спасение

Инкогнито вернулся под самое утро. Я спала и он меня разбудил.
- Вы вернулись? – спросила я его, то и дело громко зевая.
- Да, и принёс вам воды. – сказал он и протянул мне флягу. Я жадно осушила её почти всю. Инкогнито же тем временем занимался раненным.
- Как он? – поинтересовалась я.
- Очень плох. – ответил он и принялся что-то втирать ему в виски. Затем что-то снял с пояса, смешал в какой-то посуде, и приложил к ране.
- Так я и знал. – воскликнул он через несколько минут.
- Что вы так и знали? – встрепенулась я. Но он не ответил. Он только пробормотал что-то типа: «Стралит» или «Атралит» и «сплочение не сплачиваемого» и начал проводить какие-то таинственные манипуляции.
Затем через некоторое время спросил:
- Вы уверены, что хотите, чтобы я его спас?
- Уверена, уверена. – пробормотала я.
- Тогда, - сказал он, - пойдите прогуляйтесь немного, дорогая госпожа Элизабет.
- В каком это смысле? – с подозрением спросила я его. Он обратил на меня своё закрытое полумаской лицо и повторил просьбу, добавив:
- Если вы хотите, чтобы я ему помог.
И мне не осталось ничего, как последовать его приказу. Однако закрывая за собою дверь, я позволила себе обернуться. Инкогнито уже казалось забыл про меня. Он сидел весь напрягшись, возложив руки на лоб и рану графа. Губы его что-то беззвучно шептали.
Я прошлась по улицам. Теперь при свете дня они уже не казались такими страшными. Однако неустанно меня преследовали чьи-то взгляды. Хотя почему чьи-то! Я ведь теперь знала, что они принадлежат теням из Несметного Полчища Канти`Нирту.
Меня занимали не они и даже не таинственный новый знакомый. Меня мучили сомнения. Надо ли было помогать графу? Был ли он простым смертным или действительно был Чёрным Графом? С другой стороны почему ко мне не явился сам Чёрный Граф? Почему ко мне пришёл его слуга? Уж не потому ли, что он был в плохом состоянии? У меня из головы не выходили злорадные слова слуги… и что мне было с этим делать?!
Чтобы развеяться, я заглянула в некоторые из домов. Они были точно таким же как и тот, что я только что покинула. Такой же разгром царил в них и такие же тени прятались и таились по углам. Пару раз они даже промелькнули в нескольких шагах от меня. Но не тронули. Видно боялись всё-таки дневного света.
Когда мне до смерти надоел этот городишко, я направилась обратно. Правда оказалось, что я немного заблудилась. Несколько раз я заходила не в те дома. Но вот, наконец-то нашла тот самый. Вошла внутрь и увидела графа ди Онори! Он стоял у окна, погружённый в какие-то думы. Он был живым и невредимым. Да и вообще выглядел так словно совсем недавно, не он лежал тут при смерти. Но, что самое главное, нигде не было и следа Инкогнито. Я вспомнила, что на улице не заметила его лошади и только сейчас дала себе в этом отчёт.
- Граф! – вскричала я поражённая. – Вы живы?!
- А в чём собственно дело, дорогая Элизабет? – удивился тот. Притом так искренне, что я ещё больше опешила.
- Но ведь вы лежали при смерти, не далее как сего дня…
- Со мною всё в порядке. – сказал он и подойдя ко мне, взял за руку. – Я тронут что вы проявляете столь сильное беспокойство по отношению к моему состоянию.
- Постойте! – закричала я. – А где же Инкогнито?
- Кто? – изумился граф. И опять же изумление его было не поддельным.
Я не успела ничего ответить. Внезапно дверь распахнулась и на пороге показался какой-то человек. Я в ужасе отступила. Граф вытащив свою шпагу, наставил её на вошедшего.
- Господин! – вскричал тот и бросившись к графу упал подле него на колена.
- Антонио! – вскричал в свою очередь он и бросился его поднимать и обнимать. – Это ты, мой верный слуга!
- Если бы вы только знали, что мне пришлось пережить. – почти что со слезами на глазах проговорил тот.
Вскоре Антонио поведал нам о своих злоключениях, меня же его приход освободил от обязанности что-либо объяснять графу и я решила оставить это в секрете.
Оказалось, что Антонио, пару раз видел как кто-то следит за графом. И в тот день, когда мы отправились глядеть развалины, он незаметно пошёл сзади. Он видел, как рыбаки после нашего ухода один за другим отправились следом. Кроме того в одном из них он узнал того, что приметил в виде соглядатая накануне. Когда на нас напали и похитили, он пустился следом. Ему удалось напасть на одного из разбойников, переодеться в его одежду, захватить его лошадь и пуститься следом. Удача улыбнулась ему, по прибытию в заброшенное селение – логово разбойников, тарантские рыбаки назначили его охранять пленника, ибо именно Антонио оказался тем самым забулдыгой. Он исправно играл свою роль, но не мог прийдти на выручку своему хозяину, поскольку ключ, после того как графа поместили в погреб, а дверь заперли, остался у одного из рыбаков, а затем был отдан Бальдассаре. Лишь ближе в вечеру, Антонио изловчился и умудрился стащить ключ прямо с шеи главаря. Как уж он это сделал, он не сказал, заявив что скромность не позволяет ему хвастаться.
Но как бы там ни было, суть была в том, что именно с ним так плохо обошёлся граф. Именно его он огрел по голове поленом и после связал и затащил в погреб. Если бы Бальдассаре не ворвался этой же ночью в дом и не высвободил его, видно ему бы и конец пришёл. Однако гнев разъярённого главаря разбойников был страшен. Чудом Антонио остался жив и то, благодаря тому, что за него в самый последний момент вступился юный подопечный Бальдассаре – Гуидо.
После, когда подвернулся первый удобный случай, Антонио бежал по направлению к заброшенному городу, ибо узнал от разбойников, что в той стороне скрылся беглец.
Всякие кошмары пришлось пережить ему ночью в этих страшных развалинах. Антонио к собственному счастью уверился, что они ему лишь приснились.
- Вот и весь мой сказ. – закончил он.
- В таком случае, пора нам отправляться в Бриндизи. – проговорил граф, поднимаясь.
- Благо, что у нас теперь имеются две лошади. – добавила я.


***

Близился час отплытия. Но внезапно выяснилось, что не все пассажиры вернулись на корабль. Не было ни Элизабет, ни графа, ни его слуги – Антонио. Капитана это известие не слишком встревожило. Он предположил, что те просто запамятовали относительно часа отбытия корабля и потому не взошли на борт. Однако шли часы, и капитан начинал сердиться. Он уже итак потратил множество дней впустую. Он и без того нарушил график, а тут ещё пассажиры вновь задерживали его.
Прошло ещё несколько часов и капитан начал тревожиться. Его тревога и волнение начали передаваться новому помощнику, а затем и пассажирам. Так или иначе, минул день, а пакетбот так и не покинул залив Таранто.
Наступил следующий день, но исчезнувшие, так и не нашлись. Дон Хуан по наставлению Ильмы, а затем и самого капитана, отправился к главе города и заявил тому об исчезновении трёх пассажиров ирландского торгового судна, из которых одна была подданной Ирландского Королевства, а двое Римской Империи. Управляющий встревожился и поведал о внезапно появившейся в окрестностях Таранто шайке разбойников. Вскоре он разослал повсюду сыскарей и к вечеру, те собрали кое-какие сведения и нашли свидетелей, которые видели, как пропавшие отправились в сторону развалин заброшенного города, и что за ними шли какие-то подозрительные лица. По приказу управляющего исчезнувшие были объявлены в розыск и он по Дальнеизвещающей машине Кулибина направил вести во все крупные города, в том числе и Бриндизи.
Пакетбот же утром пятого дня, после исчезновения пассажиров, отчалил от берегов Таранто, несмотря на недовольство и возмущения многих.

***

Бриндизи мы достигли беспрепятственно, однако в самом городе оказались схвачены и задержаны какими-то гвардейцами. После непродолжительных разбирательств, выяснилось, что сами мы ничего не нарушили, просто нас объявили в розыск, притом не только в Таранто, но и во многих других городах. Кроме того оказалось, что нас не было целых девять дней! «Загадочная Незнакомка» же в местном порту стояла уже несколько суток. Я вспомнив случай с туманом, не слишком этому подивилась. Тогда ведь тоже прошло больше времени…
Как бы там ни было, вскоре мы очутились на пакетботе и вкратце поведали о своих злоключениях, притом больше рассказывал Антонио, граф же только кивал, да поминутно хватался за шпагу, едва в рассказе упоминался Бальдассаре. Я так и вовсе молчала, погружённая в собственные раздумья.
После узнав, что в Бриндизи корабль намеревается стоять, до следующего утра, граф возжелал пройтись. Но это вызвало волну возмущений. Кончилось всё это тем, что капитан отказался нас куда-либо отпускать, заявив, что после случившегося, нам лучше отдохнуть и на суше не показываться. Почти все пассажиры его в этом поддержали.
Потому город Бриндизи так и остался мною не посещённым и не увиденным. Наутро же, когда «Загадочная Незнакомка», отходила от берега, я проводила его грустным взглядом. Однако сразу же переменилась в лице, ибо на берегу среди каких-то матросов, рыбаков и прочего люда, мне померещились лица нескольких знакомых мне разбойников, а также чёрная полумаска Инкогнито. Но насчёт последнего я не могла поручиться. Может тех я и видела, но вот его… может его и вовсе не было, а мне всё это лишь показалось?..

***

«Загадочная Незнакомка» проделала оставшийся путь от Бриндизи до Венеции без каких-либо препятствий и неприятностей, тихо, мирно и спокойно. За весь путь два раза зашла в порты Мольфетты и Анконы, но в каждом из них не простояла и суток. Таким образом, с каждой новой пройденной морской милей, близился конец моего морского путешествия. С одной стороны это должно было меня радовать, ещё бы ведь столько всего пришлось пережить и казалось, что уже никогда пакетботу не достичь Венеции. Но с другой стороны, опять должна была начаться привычная жизнь на суше…
За эти месяцы, я настолько сроднилась с морем: с его волнами, баюкающими судно, и даже с теми буйными штормами, что кидали его и чуть не потопили…
Единственное что примиряло с моим покиданием корабля, это то, что я не была вынуждена оставлять на нём кого-нибудь к кому привязалась душою. Дугласа не было, как впрочем и Ниалла, следы их обоих и моего кузена затерялись ещё в порту Неаполя.
Что теперь ожидало меня? Наверное, самый конец всех странствий. Скоро мне и моим спутникам надлежало покинуть и саму Венецию и отправиться во Флоренцию. Там же Горацио Лефрой быстро найдёт свой накопитель энергии. Затем обратный путь, его дом в Ирландии и мы вернёмся туда, откуда пришли. А вернее, окажемся там, откуда ничинали весь этот путь…
Дороги в Камелот мы так и не нашли, а в последнее время мне всё кажется что и не найдём…
Однако в сторону все эти упаднические настроения. Ведь ещё остаётся некий субъект в наших рядах, что не является тем за кого себя выдаёт! Я ведь так и не знаю, кто он! А загадка Чёрного Графа и его слуги? Неужели так и останется неразгаданной? Кто они такие, чего хотят?! Кто эти Те, что пришли с «Чёрных Звёзд и когда-то сами были этими самыми Чёрными Звёздами»?
Много было того, чему так и не нашлось ответа. Но найдётся ли он хоть когда-нибудь?..
Ко мне подошёл граф ди Онори и прервал поток вопросов и навязчивых мыслей. Спускался вечер. К утру следующего дня судно должно было достичь Венеции. Я стояла на палубе, привалившись к фальшборту. Больше никого не было.
- Элизабет, - проговорил граф, беря меня за руку, - вы простили меня?
- За что, граф?
Он смутился и отпустив мою руку, некоторое время стоял молча, глядя не вдаль, а куда-то в пространство.
- Я часто бывал резок с вами… - наконец, сказал он. – А кроме того… те слова, что я говорил вам… что вы теперь думаете обо мне?
- Какие слова? – спросила я. Я не притворялась, мне действительно было не понятно к чему он клонит. Он за всё время нашего знакомства наговорил мне столько всего, что трудно было понять к чему это относиться.
- Те, у развалин… - пробормотал он.
У меня от удивления даже поползли вверх брови.
- Так вы всё помните! – вскричала я. – Помните, хотя пытались заставить думать всех, в том числе и меня, обратное!
- Да, кое-что я помню… - ещё больше смутившись, сказал он. – Но не всё. По крайней мере, мне кажется, что я этого не помню. Но может статься, что то, что часто преследует меня ночами было в действительности. Но где провести грань между сном и явью?
Он помолчал. Затем сказал:
- Помните, тогда в Одиноком доме на Гибралтаре, вы спросили меня знаю ли я кто такие После Созданные, которые были созданы какими-то Великими Властителями? Я сказал, что что-то слышал о Них от одного человека, а ныне не помню. Я солгал вам. Я сам читал о Них и сам интересовался Ими. И то, что прочёл тогда, держу в своей памяти до сих пор. Я прочёл о Них в некой Великой Книге. Она так и называется Великая Книга или Некронумекон – Книга Мёртвых. Это очень древняя вещь, и кроме того, она не из этого мира. Экземпляров этой книги ничтожно мало. Более того я не знаю, есть ли в этом мире ещё один. Когда-то давным-давно в землях Леванта появился странный смуглый человек. Он был безумен или по крайне мере выглядел таковым. Он твердил что-то об этих После Созданных и Великих Властителях. Он говорил, что те избрали его среди немногих, дабы он узрел То, что за Пределами и поведал другим… он написал эту книгу, с того, что узрел собственными глазами, своею рукою, но ведомою Иною Волей. Затем он не смог вынести того, чему стал очевидцем и потерял рассудок. А эта книга, она стала ужасной вещью. – голос графа дрогнул, и я внимательно посмотрела на него. Он стоял и говорил, глядя неизвестно куда, ничего не видящими глазами. Руки его то сжимали, то разжимали рукоять шпаги, притом до боли. Но он не замечал этого, он вообще ничего не замечал. Он только рассказывал.
- Любой кто вникал в неё переставал быть самим собою… он переставал принадлежать собственной воле. Он становился рабом, рабом у ужасных хозяев…
Его лицо исказила боль. Внезапно он резко дёрнулся. Начал задыхаться. Рвать у себя на груди одежду. Затем повалился наземь и потерял сознание.
Я бросилась звать на помощь. На мой зов прибежали матросы Марко и Лоренцо, а также слуга графа Антонио и как ни странно, Горацио Лефрой с Патриком.
- В чём дело?! – кричал каждый из них. – Что случилось?!
Когда поняли, что к чему, позвали лекаря. Тот осмотрел графа и не нашёл у него ничего. Но тем не менее забрал его к себе и всю ночь подле его постели дежурила мисс Присли. К утру ему стало лучше, а корабль наш достиг Венеции. Я же не могла понять того, что случилось. Предо мною был разыгран спектакль, чтобы показать какая я дура, что помогла сохранить воплощение Чёрного Графа? Или это было что-то другое? Все эти откровения, притом внезапные откровения…
Какая-то книга, какой-то странный автор её, и наконец, снова этот граф ди Онори! Моя голова шла кругом.
Но не знаю почему, я вдруг вздохнула свободнее, когда моя нога ступила на плиты Венецианского порта.
Рейтинг: 0 139 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!