ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 3 Глава 5

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 3 Глава 5

4 февраля 2015 - Даннаис дде Даненн
Глава Пятая
Освобождение узника

Выждав ещё некоторое время, я вылезла из своего укрытия. Уже давным-давно опустился вечер. В комнате сгущались сумерки. Немного размяв затёкшие ноги и пройдясь по комнате, я наконец, подошла к сундуку и попробовала сдвинуть его в сторону. Тот даже не пошевелился. Я собрала все свои силы в кулак и попробовала ещё. На этот раз сундук вроде бы сдвинулся, но только на каких-то пару миллиметров. Я ощутила злость. Ну что это, в конце концов, такое?! Лоттеанин я или нет?! Почему, когда надо, у меня ничего не выходит?! Что уж мне всё время нужно повторять эту фразу, а иначе ничего не получится?!
Я раздражённо двинула одной рукой по сундуку и тот отъехал в сторону. Вот просто взял и отъехал!
Однако я не стала тратить время на удивления. Я быстро распахнула крышку, даже не заметив её веса. Затем на всякий случай оглянулась и прислушалась. Было тихо. Тихо и темно. Как в комнате, так и внизу в погребе. С улицы тоже не доносилось ни звука.
Я решилась.
- Граф!.. – позвала я, сначала тихо. Ответа не последовало. Тогда я возобновила попытку более громко:
- Граф!
Снова тишина. Я разозлилась. Ну, что он там заснул или умер что ли?!
Тогда я чуть ли не заорала:
- Граф ди Онори! Вы слышите меня или нет?!
В ответ донёсся какой-то шорох, а после до меня долетел приглушённый голос узника:
- Синьора Элизабет, это вы?
- Нет, мой призрак, - сердито проговорила я.
- Значит это вы…
- Выходите! – потребовала я. – Пока их нет.
- Я не могу.
- Как это не можете?
- Я связан. Притом связано всё тело и даже ноги. Простите за подробности, но это так.
Мысленно я чертыхнулась. Почему именно я должна была спасать этого скудоумного графа? Почему не он меня? Где, в конце концов, справедливость? Схватили нас обоих, притом из-за него одного. А спасать его должна была почему-то я.
- Ладно подождите. – сказала я ему. – Я сейчас спущусь к вам.
Нащупала меч и медленно извлекла его из ножен. Всё вокруг осветилось холодным светом. Высветив под собой лестницу, я принялась осторожно и неспеша спускаться по ней. Лестница оказалась длинной. И когда у меня уже появилось убеждение, что она не кочиться никогда, моя нога нащупала под собою земляной пол. Осветив вокруг, я двинулась вперёд. Вскоре меч выхватил из мрака одиноко лежащую фигуру, всю замотанную какой-то верёвкой.
- Граф, это вы? – спросила я на всякий случай.
- Да. – донеслось в ответ. – Думаю, что кроме меня здесь больше никого нет.
Я подбежала к нему и опустишись на землю, принялась искать конец у пут. Но конца не оказалось или по крайней мере, я не смогла его найти.
- У вас имеется что-нибудь, чтобы разрезать их? – спросил он.
- Нет. – я сокрушённо вздохнула. – А у вас?
- В другом бы случае я сказал бы, что вопрос наивен. – сказал он. – Но не сейчас. У меня в левом сапоге спрятан кинжал. Если они не обыскивали меня перед этим достаточно хорошо, он мог там остаться. Поищите, дорогая Элизабет!
Я последовала его указаниям. Кинжал оказался на месте.
- Вот глупцы! – воскликнул граф, когда я показала ему оружие.
- Что же вы тогда сами не высвободились? – спросила его я, не без тени насмешки. – У вас ведь вон что оказывается при себе было!
- Не знаю, дорогая Элизабет, - проговорил он пристыженно, - я что-то чувствую себя очень ослабшим. Да и они связали меня полностью!
- Каковы мерзавцы, - усмехнулась я, - могли бы ведь скажем, руки вам оставить свободными!
- Вы всё смеётесь, - с болью воскликнул он, - а мне и так уже совестно перед вами. Ведь это мне надлежало прийдти к вам на помощь! Кстати, - в его голосе прозвучало удивление, - что случилось с вами? Почему вы на свободе? Или как вы сумели спастись?
- Долгая история, - махнула я рукою, - потом, при случае, расскажу вам.
Я попробовала перерезать верёвку кинжалом, но у меня ничего не получилось. Ощутив гнев, я занесла оружие и с силою вонзила его… в руку графу. Он с трудом подавил вскрик боли.
- О, простите! – воскликнула я. – Вам очень больно?
- Нисколько, моя любезная Элизабет. – проговорил он самым весёлым тоном. И я поняла, что он лжёт. Конечно же, ему было больно. Я попробовала разрезать верёвку в другом месте, более аккуратно. Но меня вновь постигла неудача. Та была очень крепкой и плотной.
- Что же такое?! – прошептала я. – Почему она не поддаётся?!
Отложив в сторону кинжал, я достала свой меч, который на время вернула в ножны. Яркий и ослепительный свет ударил прямо в лицо. Притом не только мне, но и графу.
- Что это?! – вскричал он.
- Ничего-ничего. – пробормотала я и провела остриём меча по путам, связывавшим узника. К моему удивлению едва оно соприкоснулось с верёвкой, как во все стороны полетели искры и до моего слуха долетело шипение. Однако путы остались целы. Я возобновила попытку и вот те будто лопнули. Граф словно вдруг ожив, быстро высвободился из них и поднялся на ноги. Я же вместо того, чтобы убрать меч обратно, принялась им освещать диковинную верёвку. Та была цела. Просто лежала на полу. Я прикоснулась к ней пальцем и в ужасе отдёрнула его, ибо путы вдруг словно ожили и как змея или проволока, притягиваемая магнитом, стали обвиваться вокруг меня. Я ударила по ним мечом и отскочила в сторону. И вовремя. Путы дёрнулись, но вскоре застыли неподвижно.
Я хотела убрать меч обратно, но тут вспомнила, что вокруг царит тьма, а нам ещё нужно отыскать лестницу и выбраться наверх. Тем более, что граф уже и так видел какое-то свечение, и вряд ли мог бы сразу про него позабыть.
- Что такое светиться в ваших руках? – спросил он.
- Да так, - уклончиво сказала я, - новейшее изобретение российских учёных мужей. Светится холодным огнём.
- Я разумею. – кивнул головою граф. – Нечто подобное тому, что нам с вами приходилось уже однажды лицезреть в пещерах Гибралтара!
- Нечто подобное. – согласилась я. – Но я полагаю, что нам пора идти. Как ваша рана?
- Какая рана?
- Я же задела вас кинжалом!
- Никакой раны нет, что вы, дорогая Элизабет.
Я пожала плечами, но настаивать не стала. Мы в полном молчании направились к лестнице. Поднялись по ней. Оказавшись в комнате, я убрала меч обратно в ножны, следя чтобы те предательски не лязгнули. Затем граф закрыл погреб и не без дюжих усилий водрузил сундук.
- Эти мерзавцы, что забыли поставить его на место? – полюбопытствовал он. Видно ему даже в голову не мог прийти тот факт, что я могла сдвинуть такую тяжесть. Я впрочем не стала его разубеждать и поспешила заверить, что именно так оно и было.
- Теперь куда же нам идти, любезная Элизабет? – спросил он и я огляделась по сторонам.
- Дверь заперта. – сказала я. – Посмотрим окна.
Мы кинулись к двум единственным окнам и попробовали их открыть. Но тщетно, те были заперты наглухо. А если ломать их, то шум мог привлечь постороннего.
- Что же делать? – вопросила я. И тут с улицы донёсся пьяный и от того весьма не складный мотив. Я выглянула в окно. Благо, что светила луна и тьма была не столь кромешная. По дороге, медленно переваливаясь с ноги на ногу, шёл какой-то тип. По походке я узнала в нём того самого забулдыгу, что был приставлен к графу в качестве сторожа. Тот же тем временем, прошёл мимо скамьи, на которой спал днём и судя по всему направился прямиком к двери. Сначала я испугалась и хотела было броситься к сундуку, увлекая за собою графа. Но тут вспомнила, что ключ-то был у Бальдассаре. Висел на шее. И вряд ли тот отдал бы его этому разбойнику. Но вопреки моим логическим измышлениям, до меня долетел едва различимый лязг и вскоре звук всовываемого и поворачиваемого ключа. Я кинулась к сундуку. Граф однако не последовал моему примеру. Он схватил какой-то предмет, лежавший на полу, подбежал к двери и притаился. Дверь распахнулась и на пороге показалась фигура. Граф ди Онори не стал мешкать, и едва та начала переступать через порог, нанёс ей сокрушительный удар по голове. Затем вытащил из замка ключ и сунул в висевший на поясе мешочек. Втащил разбойника в комнату и положил в нескольких шагах от сундука. Вернулся и затворил дверь.
Я вылезла из своего укрытия.
- Что нам теперь с ним делать? – спросила я у бывшего узника. – Вы ведь его не насмерть?..
- Безусловно нет. – махнул рукою граф. – Хотя стоило бы. Всем этим негодяям одна дорога – на виселицу. Но я думаю, заменить себя им.
- Это как понимать? – изумилась я, с чего-то решив, что граф собирается вернуться в прежнее место заточения, а мне, вместо себя, намеревается оставить в качестве компании, этого пьяного разбойника.
Граф уже взялся отодвигать сундук. На этот раз у него это получилось быстрее. После он откинул крышку погреба, и подняв забулдыгу, как какой-то мешок, взвалил себе на плечи. Затем с этой самой ношей скрылся внизу. Прошло некоторое время. Граф не возвращался. Я уже начал нервничать.
А вдруг сюда надумает прийдти ещё кто-нибудь не слишком лицеприятный?!
Но вот, когда я уже собиралась отправиться за своим спутником, тот явился сам. Как мне почудилось настроение у него заметно улучшилось.
Он вернул всё на свои места и мы направились к двери. Благополучно выбрались наружу. Граф закрыл дверь на ключ и мы растворились во мраке ночи.
- Что вы с ним сделали? – спросила я вполголоса.
- Связал той весьма прелюбопытной верёвкой. – ответил он. – Безусловно пришлось немного повозиться, но я полагаю что не напрасно.
Некоторое время мы шли молча, мимо глухих заколоченных или полуразвалившихся домов. Вышли к какому-то перекрёстку.
- Вы знаете где мы, любезная Элизабет? – спросил меня мой спутник. – И куда нам теперь надобно идти?
- Сей момент мы находимся в заброшенном и давным-давно покинутом селении близ второго города.
- Какого второго города? – не понял тот.
- Подобного тому, что мы с вами посещали близ Таранто, когда нас схватили разбойники. – пояснила я.
- Значит мы находимся рядом с Бриндизи? – изумился граф. – Далеко же. Но как же в таком случае наш пакетбот?
- Это пока в сторону, дорогой граф. Нам стоит подумать о том, как сбежать от разбойников и достичь Бриндизи.
- Вы правы. – пробормотал он. – Но нам, а вернее сказать мне, надлежит сделать ещё кое-что.
Я воззрилась на него в полном оцепенении. Что могло взбрести в его безумную голову? Уж не желал ли он свести счёты с Бальдассаре?!
Этого мне ещё не хватало! Стоило тогда вызволять его из заточения!
- Что вы имеете в виду? – с трудом сумела я выговорить.
- Моя шпага. – был ответ. – Фамильная шпага. В нашей семье она всегда переходила от отца к сыну. Разве, по-вашему, я могу оставить эту священную для меня реликвию, шайке негодяев во главе с этим… - тут он запнулся. - …с этим двуличным мерзавцем!
Я не знала, что ответить. С одной стороны, в его словах была доля истины. Сколько таких ценных реликвий пришлось мне оставить в проклятой стране советов? А сколько было отобрано у моей семьи да и просто украдено и потеряно во время Революции?! Да и разве я бы сама скажем, смогла бы бросить свой лоттеанский меч или даже серебряный кинжал? Но одно дело была я, со своими не слишком человеческими вещами, а другое простой смертный!
- Граф, вы сошли с ума! – попробовала воспротивиться я.
- Разве? – удивился он. – Вы действительно так полагаете? Поймите для меня дворянина, это вопрос чести. Вы ведь сами должны понимать. Вам, а вернее, вашей матери, пришлось столь многое потерять во времена французской революции! Сколько же можно позволять черни присваивать себе достояния аристократов!
С этими словами он куда-то свернул и пошёл по выбранной им дороге. Я нагнала его.
- Но ведь вы даже не знаете, куда идти! – сделала я попытку остановить его.
- Мне подскажет благородство. – отрезал он. – И поймите, дорогая Элизабет, я не настаиваю, чтобы вы шли вместе со мною. Обождите меня где-нибудь. А после я вернусь за вами и мы отправимся в Бриндизи.
- Ну уж нет, - замотала я головою, - я не оставлю вас одного. Не то вас опять схватят, а мне что прикажете делать?! Снова вас вызволять? Покорнейше благодарю.
Граф ускорил шаг. Некоторое время мы шли в полном безмолвии. Но вот до нас стали долетать громкие голоса. Мой спутник сбавил темп. Вдали замаячил огонёк. В одном из домов горел свет и рядом с ним стоял десяток, а может и больше, привязанных лошадей.
Медленно и осторожно мы приблизились к дому. Вскоре я узнала это место. Передо мною был именно тот дом, в котором на правах главаря, жительствовал Бальдассаре. До этого места можно было добраться, куда более коротким путём, например тем, что я следовала днём. Но из-за неистовства, охватившего моего спутника, нам пришлось сделать порядочный крюк по всему селению.
Подле дома охраны или каких-нибудь часовых не оказалось, что позволило нам обойти вокруг и подойти в плотную к самим окнам, дабы увидеть всё, что происходило внутри.
За освещённым масляною лампой столом, сидел сам Бальдассаре. Справа от него расположился Гуидо. Слева какой-то мрачного вида тип. Всего же в комнате помимо этих троих, находились горе-рыбаки из Тарента, а также ещё с десяток разбойников. Все присутствующие были чем-то взволнованы. Они громко кричали, ругались и стукали кулаками по столу. Только один их предводитель, да его юный приспешник и мрачный тип, хранили полное спокойствие и молчание. Они, казалось, не имели никакого касательства к тому что происходило. Понаблюдав немного за происходящим, не знаю, как граф, но я поняла, что дело касается каких-то вещей, лежавших на середине стола. Приглядевшись повнимательнее, я узнала в продолговатом предмете, шпагу графа. Я покосилась на того. Тот, судя по пристальному взгляду, устремлённому вглубь комнаты, тоже её узнал. Я увидела, как он сжал кулаки и как неистовая злость исказила его черты. В следующую же минуту он выхватил кинжал, и прежде чем я успела как-нибудь на это среагировать, бросился к привязанным лошадям. Я отправилась следом и увидела, как он вместо того, чтобы отвязать лошадь, просто перерезал верёвку. Затем вскочил верхом на коня и направил его в сторону дома. Испуганный конь, копытами высадил дверь и ворвался внутрь. Проём, как и высота потолка в этом доме разительно отличалась от тех, что были в стандартных крестьянских жилищах, потому граф вполне поместился внутри верхом на коне.
Я заметалась по двору. С одной стороны я не могла бросить своего аристократического спутника, с другой я ничего не могла сделать. Потому так и не прийдя ни к кому компромиссу, я кинулась к окнам, дабы узреть чем всё это закончиться.
Зрелище оказалось достойным не только пера, но и какого-нибудь синематографа, которого к сожалению ещё не было.
Какова была реакция разбойников, когда в комнату, где они делили добычу, ворвался всадник в чёрном плаще!..
Как я сумела заметить, граф успел накинуть на голову капюшон и таким образом спрятать под ним своё лицо. Ни слова не говоря, разбойники повскакивали со своих мест и так и полетели из-под копыт лошади. Сам Бальдассаре резко поднялся, так что кресло упало и опрокинулось. Граф тем временем, не проронив ни слова, подъехал к столу, молча схватил эфес шпаги и ещё какие-то вещи и повернул обратно. В следующую секунду недавний узник был уже на улице, а разбойники только-только пришли в себя от глубокого потрясения. Один за другим они высыпали следом из дома. Граф ди Онори подлетел ко мне и не успела я ничего сделать, как оказалась сидящей впереди него. Разбойники вскочили на коней. Бальдассаре тоже. Мой знатный спутник, пустил коня по дороге. За нами началась погоня. Вдруг стали раздаваться выстрелы. Один, другой. Тут позади раздался крик Бальдассаре, полный ненависти:
- Всё равно не уйдёшь, исчадие зла! Кто бы ты ни был!..
Снова раздался выстрел. Граф вскрикнул и покачнулся, но удержался в седле. Мы мчались вперёд. Постепенно топот наших преследователей затихал. Вдали вздымалась тёмная и сумрачная громада горы, с вершиной, увенчанной острозубыми башнями замка…

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2015

Регистрационный номер №0269300

от 4 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0269300 выдан для произведения:
Глава Пятая
Освобождение узника

Выждав ещё некоторое время, я вылезла из своего укрытия. Уже давным-давно опустился вечер. В комнате сгущались сумерки. Немного размяв затёкшие ноги и пройдясь по комнате, я наконец, подошла к сундуку и попробовала сдвинуть его в сторону. Тот даже не пошевелился. Я собрала все свои силы в кулак и попробовала ещё. На этот раз сундук вроде бы сдвинулся, но только на каких-то пару миллиметров. Я ощутила злость. Ну что это, в конце концов, такое?! Лоттеанин я или нет?! Почему, когда надо, у меня ничего не выходит?! Что уж мне всё время нужно повторять эту фразу, а иначе ничего не получится?!
Я раздражённо двинула одной рукой по сундуку и тот отъехал в сторону. Вот просто взял и отъехал!
Однако я не стала тратить время на удивления. Я быстро распахнула крышку, даже не заметив её веса. Затем на всякий случай оглянулась и прислушалась. Было тихо. Тихо и темно. Как в комнате, так и внизу в погребе. С улицы тоже не доносилось ни звука.
Я решилась.
- Граф!.. – позвала я, сначала тихо. Ответа не последовало. Тогда я возобновила попытку более громко:
- Граф!
Снова тишина. Я разозлилась. Ну, что он там заснул или умер что ли?!
Тогда я чуть ли не заорала:
- Граф ди Онори! Вы слышите меня или нет?!
В ответ донёсся какой-то шорох, а после до меня долетел приглушённый голос узника:
- Синьора Элизабет, это вы?
- Нет, мой призрак, - сердито проговорила я.
- Значит это вы…
- Выходите! – потребовала я. – Пока их нет.
- Я не могу.
- Как это не можете?
- Я связан. Притом связано всё тело и даже ноги. Простите за подробности, но это так.
Мысленно я чертыхнулась. Почему именно я должна была спасать этого скудоумного графа? Почему не он меня? Где, в конце концов, справедливость? Схватили нас обоих, притом из-за него одного. А спасать его должна была почему-то я.
- Ладно подождите. – сказала я ему. – Я сейчас спущусь к вам.
Нащупала меч и медленно извлекла его из ножен. Всё вокруг осветилось холодным светом. Высветив под собой лестницу, я принялась осторожно и неспеша спускаться по ней. Лестница оказалась длинной. И когда у меня уже появилось убеждение, что она не кочиться никогда, моя нога нащупала под собою земляной пол. Осветив вокруг, я двинулась вперёд. Вскоре меч выхватил из мрака одиноко лежащую фигуру, всю замотанную какой-то верёвкой.
- Граф, это вы? – спросила я на всякий случай.
- Да. – донеслось в ответ. – Думаю, что кроме меня здесь больше никого нет.
Я подбежала к нему и опустишись на землю, принялась искать конец у пут. Но конца не оказалось или по крайней мере, я не смогла его найти.
- У вас имеется что-нибудь, чтобы разрезать их? – спросил он.
- Нет. – я сокрушённо вздохнула. – А у вас?
- В другом бы случае я сказал бы, что вопрос наивен. – сказал он. – Но не сейчас. У меня в левом сапоге спрятан кинжал. Если они не обыскивали меня перед этим достаточно хорошо, он мог там остаться. Поищите, дорогая Элизабет!
Я последовала его указаниям. Кинжал оказался на месте.
- Вот глупцы! – воскликнул граф, когда я показала ему оружие.
- Что же вы тогда сами не высвободились? – спросила его я, не без тени насмешки. – У вас ведь вон что оказывается при себе было!
- Не знаю, дорогая Элизабет, - проговорил он пристыженно, - я что-то чувствую себя очень ослабшим. Да и они связали меня полностью!
- Каковы мерзавцы, - усмехнулась я, - могли бы ведь скажем, руки вам оставить свободными!
- Вы всё смеётесь, - с болью воскликнул он, - а мне и так уже совестно перед вами. Ведь это мне надлежало прийдти к вам на помощь! Кстати, - в его голосе прозвучало удивление, - что случилось с вами? Почему вы на свободе? Или как вы сумели спастись?
- Долгая история, - махнула я рукою, - потом, при случае, расскажу вам.
Я попробовала перерезать верёвку кинжалом, но у меня ничего не получилось. Ощутив гнев, я занесла оружие и с силою вонзила его… в руку графу. Он с трудом подавил вскрик боли.
- О, простите! – воскликнула я. – Вам очень больно?
- Нисколько, моя любезная Элизабет. – проговорил он самым весёлым тоном. И я поняла, что он лжёт. Конечно же, ему было больно. Я попробовала разрезать верёвку в другом месте, более аккуратно. Но меня вновь постигла неудача. Та была очень крепкой и плотной.
- Что же такое?! – прошептала я. – Почему она не поддаётся?!
Отложив в сторону кинжал, я достала свой меч, который на время вернула в ножны. Яркий и ослепительный свет ударил прямо в лицо. Притом не только мне, но и графу.
- Что это?! – вскричал он.
- Ничего-ничего. – пробормотала я и провела остриём меча по путам, связывавшим узника. К моему удивлению едва оно соприкоснулось с верёвкой, как во все стороны полетели искры и до моего слуха долетело шипение. Однако путы остались целы. Я возобновила попытку и вот те будто лопнули. Граф словно вдруг ожив, быстро высвободился из них и поднялся на ноги. Я же вместо того, чтобы убрать меч обратно, принялась им освещать диковинную верёвку. Та была цела. Просто лежала на полу. Я прикоснулась к ней пальцем и в ужасе отдёрнула его, ибо путы вдруг словно ожили и как змея или проволока, притягиваемая магнитом, стали обвиваться вокруг меня. Я ударила по ним мечом и отскочила в сторону. И вовремя. Путы дёрнулись, но вскоре застыли неподвижно.
Я хотела убрать меч обратно, но тут вспомнила, что вокруг царит тьма, а нам ещё нужно отыскать лестницу и выбраться наверх. Тем более, что граф уже и так видел какое-то свечение, и вряд ли мог бы сразу про него позабыть.
- Что такое светиться в ваших руках? – спросил он.
- Да так, - уклончиво сказала я, - новейшее изобретение российских учёных мужей. Светится холодным огнём.
- Я разумею. – кивнул головою граф. – Нечто подобное тому, что нам с вами приходилось уже однажды лицезреть в пещерах Гибралтара!
- Нечто подобное. – согласилась я. – Но я полагаю, что нам пора идти. Как ваша рана?
- Какая рана?
- Я же задела вас кинжалом!
- Никакой раны нет, что вы, дорогая Элизабет.
Я пожала плечами, но настаивать не стала. Мы в полном молчании направились к лестнице. Поднялись по ней. Оказавшись в комнате, я убрала меч обратно в ножны, следя чтобы те предательски не лязгнули. Затем граф закрыл погреб и не без дюжих усилий водрузил сундук.
- Эти мерзавцы, что забыли поставить его на место? – полюбопытствовал он. Видно ему даже в голову не мог прийти тот факт, что я могла сдвинуть такую тяжесть. Я впрочем не стала его разубеждать и поспешила заверить, что именно так оно и было.
- Теперь куда же нам идти, любезная Элизабет? – спросил он и я огляделась по сторонам.
- Дверь заперта. – сказала я. – Посмотрим окна.
Мы кинулись к двум единственным окнам и попробовали их открыть. Но тщетно, те были заперты наглухо. А если ломать их, то шум мог привлечь постороннего.
- Что же делать? – вопросила я. И тут с улицы донёсся пьяный и от того весьма не складный мотив. Я выглянула в окно. Благо, что светила луна и тьма была не столь кромешная. По дороге, медленно переваливаясь с ноги на ногу, шёл какой-то тип. По походке я узнала в нём того самого забулдыгу, что был приставлен к графу в качестве сторожа. Тот же тем временем, прошёл мимо скамьи, на которой спал днём и судя по всему направился прямиком к двери. Сначала я испугалась и хотела было броситься к сундуку, увлекая за собою графа. Но тут вспомнила, что ключ-то был у Бальдассаре. Висел на шее. И вряд ли тот отдал бы его этому разбойнику. Но вопреки моим логическим измышлениям, до меня долетел едва различимый лязг и вскоре звук всовываемого и поворачиваемого ключа. Я кинулась к сундуку. Граф однако не последовал моему примеру. Он схватил какой-то предмет, лежавший на полу, подбежал к двери и притаился. Дверь распахнулась и на пороге показалась фигура. Граф ди Онори не стал мешкать, и едва та начала переступать через порог, нанёс ей сокрушительный удар по голове. Затем вытащил из замка ключ и сунул в висевший на поясе мешочек. Втащил разбойника в комнату и положил в нескольких шагах от сундука. Вернулся и затворил дверь.
Я вылезла из своего укрытия.
- Что нам теперь с ним делать? – спросила я у бывшего узника. – Вы ведь его не насмерть?..
- Безусловно нет. – махнул рукою граф. – Хотя стоило бы. Всем этим негодяям одна дорога – на виселицу. Но я думаю, заменить себя им.
- Это как понимать? – изумилась я, с чего-то решив, что граф собирается вернуться в прежнее место заточения, а мне, вместо себя, намеревается оставить в качестве компании, этого пьяного разбойника.
Граф уже взялся отодвигать сундук. На этот раз у него это получилось быстрее. После он откинул крышку погреба, и подняв забулдыгу, как какой-то мешок, взвалил себе на плечи. Затем с этой самой ношей скрылся внизу. Прошло некоторое время. Граф не возвращался. Я уже начал нервничать.
А вдруг сюда надумает прийдти ещё кто-нибудь не слишком лицеприятный?!
Но вот, когда я уже собиралась отправиться за своим спутником, тот явился сам. Как мне почудилось настроение у него заметно улучшилось.
Он вернул всё на свои места и мы направились к двери. Благополучно выбрались наружу. Граф закрыл дверь на ключ и мы растворились во мраке ночи.
- Что вы с ним сделали? – спросила я вполголоса.
- Связал той весьма прелюбопытной верёвкой. – ответил он. – Безусловно пришлось немного повозиться, но я полагаю что не напрасно.
Некоторое время мы шли молча, мимо глухих заколоченных или полуразвалившихся домов. Вышли к какому-то перекрёстку.
- Вы знаете где мы, любезная Элизабет? – спросил меня мой спутник. – И куда нам теперь надобно идти?
- Сей момент мы находимся в заброшенном и давным-давно покинутом селении близ второго города.
- Какого второго города? – не понял тот.
- Подобного тому, что мы с вами посещали близ Таранто, когда нас схватили разбойники. – пояснила я.
- Значит мы находимся рядом с Бриндизи? – изумился граф. – Далеко же. Но как же в таком случае наш пакетбот?
- Это пока в сторону, дорогой граф. Нам стоит подумать о том, как сбежать от разбойников и достичь Бриндизи.
- Вы правы. – пробормотал он. – Но нам, а вернее сказать мне, надлежит сделать ещё кое-что.
Я воззрилась на него в полном оцепенении. Что могло взбрести в его безумную голову? Уж не желал ли он свести счёты с Бальдассаре?!
Этого мне ещё не хватало! Стоило тогда вызволять его из заточения!
- Что вы имеете в виду? – с трудом сумела я выговорить.
- Моя шпага. – был ответ. – Фамильная шпага. В нашей семье она всегда переходила от отца к сыну. Разве, по-вашему, я могу оставить эту священную для меня реликвию, шайке негодяев во главе с этим… - тут он запнулся. - …с этим двуличным мерзавцем!
Я не знала, что ответить. С одной стороны, в его словах была доля истины. Сколько таких ценных реликвий пришлось мне оставить в проклятой стране советов? А сколько было отобрано у моей семьи да и просто украдено и потеряно во время Революции?! Да и разве я бы сама скажем, смогла бы бросить свой лоттеанский меч или даже серебряный кинжал? Но одно дело была я, со своими не слишком человеческими вещами, а другое простой смертный!
- Граф, вы сошли с ума! – попробовала воспротивиться я.
- Разве? – удивился он. – Вы действительно так полагаете? Поймите для меня дворянина, это вопрос чести. Вы ведь сами должны понимать. Вам, а вернее, вашей матери, пришлось столь многое потерять во времена французской революции! Сколько же можно позволять черни присваивать себе достояния аристократов!
С этими словами он куда-то свернул и пошёл по выбранной им дороге. Я нагнала его.
- Но ведь вы даже не знаете, куда идти! – сделала я попытку остановить его.
- Мне подскажет благородство. – отрезал он. – И поймите, дорогая Элизабет, я не настаиваю, чтобы вы шли вместе со мною. Обождите меня где-нибудь. А после я вернусь за вами и мы отправимся в Бриндизи.
- Ну уж нет, - замотала я головою, - я не оставлю вас одного. Не то вас опять схватят, а мне что прикажете делать?! Снова вас вызволять? Покорнейше благодарю.
Граф ускорил шаг. Некоторое время мы шли в полном безмолвии. Но вот до нас стали долетать громкие голоса. Мой спутник сбавил темп. Вдали замаячил огонёк. В одном из домов горел свет и рядом с ним стоял десяток, а может и больше, привязанных лошадей.
Медленно и осторожно мы приблизились к дому. Вскоре я узнала это место. Передо мною был именно тот дом, в котором на правах главаря, жительствовал Бальдассаре. До этого места можно было добраться, куда более коротким путём, например тем, что я следовала днём. Но из-за неистовства, охватившего моего спутника, нам пришлось сделать порядочный крюк по всему селению.
Подле дома охраны или каких-нибудь часовых не оказалось, что позволило нам обойти вокруг и подойти в плотную к самим окнам, дабы увидеть всё, что происходило внутри.
За освещённым масляною лампой столом, сидел сам Бальдассаре. Справа от него расположился Гуидо. Слева какой-то мрачного вида тип. Всего же в комнате помимо этих троих, находились горе-рыбаки из Тарента, а также ещё с десяток разбойников. Все присутствующие были чем-то взволнованы. Они громко кричали, ругались и стукали кулаками по столу. Только один их предводитель, да его юный приспешник и мрачный тип, хранили полное спокойствие и молчание. Они, казалось, не имели никакого касательства к тому что происходило. Понаблюдав немного за происходящим, не знаю, как граф, но я поняла, что дело касается каких-то вещей, лежавших на середине стола. Приглядевшись повнимательнее, я узнала в продолговатом предмете, шпагу графа. Я покосилась на того. Тот, судя по пристальному взгляду, устремлённому вглубь комнаты, тоже её узнал. Я увидела, как он сжал кулаки и как неистовая злость исказила его черты. В следующую же минуту он выхватил кинжал, и прежде чем я успела как-нибудь на это среагировать, бросился к привязанным лошадям. Я отправилась следом и увидела, как он вместо того, чтобы отвязать лошадь, просто перерезал верёвку. Затем вскочил верхом на коня и направил его в сторону дома. Испуганный конь, копытами высадил дверь и ворвался внутрь. Проём, как и высота потолка в этом доме разительно отличалась от тех, что были в стандартных крестьянских жилищах, потому граф вполне поместился внутри верхом на коне.
Я заметалась по двору. С одной стороны я не могла бросить своего аристократического спутника, с другой я ничего не могла сделать. Потому так и не прийдя ни к кому компромиссу, я кинулась к окнам, дабы узреть чем всё это закончиться.
Зрелище оказалось достойным не только пера, но и какого-нибудь синематографа, которого к сожалению ещё не было.
Какова была реакция разбойников, когда в комнату, где они делили добычу, ворвался всадник в чёрном плаще!..
Как я сумела заметить, граф успел накинуть на голову капюшон и таким образом спрятать под ним своё лицо. Ни слова не говоря, разбойники повскакивали со своих мест и так и полетели из-под копыт лошади. Сам Бальдассаре резко поднялся, так что кресло упало и опрокинулось. Граф тем временем, не проронив ни слова, подъехал к столу, молча схватил эфес шпаги и ещё какие-то вещи и повернул обратно. В следующую секунду недавний узник был уже на улице, а разбойники только-только пришли в себя от глубокого потрясения. Один за другим они высыпали следом из дома. Граф ди Онори подлетел ко мне и не успела я ничего сделать, как оказалась сидящей впереди него. Разбойники вскочили на коней. Бальдассаре тоже. Мой знатный спутник, пустил коня по дороге. За нами началась погоня. Вдруг стали раздаваться выстрелы. Один, другой. Тут позади раздался крик Бальдассаре, полный ненависти:
- Всё равно не уйдёшь, исчадие зла! Кто бы ты ни был!..
Снова раздался выстрел. Граф вскрикнул и покачнулся, но удержался в седле. Мы мчались вперёд. Постепенно топот наших преследователей затихал. Вдали вздымалась тёмная и сумрачная громада горы, с вершиной, увенчанной острозубыми башнями замка…
Рейтинг: 0 162 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!