ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 3 Глава 4

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 3 Глава 4

3 февраля 2015 - Даннаис дде Даненн
Глава Четвёртая
Логово разбойников

Минуло, наверное часа два, когда мне наконец, опостылело ждать. Я решительно поднялась на ноги, привязала коня к суку и двинулась в ту сторону, где скрылся мой загадочный спутник.
Вскоре я вышла к какой-то тропе, что шла в стороне от главной и по которой вероятно несколько часов назад прошёл Инкогнито. Минут через десять, тропа вывела меня к нагромождению из камней. Я уже хотела обойти их, как вдруг услышала голоса. Разговаривали двое.
- Капитан будет доволен. – сказал один, и его голос показался мне знакомым. – Мы славно справились с этим делом.
- Да, - ответил второй и его голос тоже был мне знаком, - но с этой синьорой получилось не слишком хорошо.
- Думаешь она сбежит и позовёт на помощь?
- Нет, в том-то и дело, что не сбежит. Из этой верёвки никто никогда не выбирается. Мне её сам капитан дал.
- Тогда в чём же дело? – спросил первый.
- Капитан велел схватить только этого графа…
- Не правда. Он велел взять и того, кто с ним будет. Ему нужны были оба. Граф и его спутник.
- Хорошо, может ты и прав. Но тогда для чего ты велел мне привязать эту синьору к дереву? – спросил второй.
- Не люблю этих знатных девиц. – отозвался первый. – Думаю ей пойдёт на пользу. Пусть несколько часов побудет привязанной к дереву. Быстрее потом развяжем ей язык.
- Интересно всё-таки, зачем они понадобились капитану?
- Наверное выкуп хочет получить.
Неожиданно раздался топот ног и к двум говорившим разбойникам присоединился третий.
- Капитан прибыл! – прокричал новоприбывший. Он был запыхавшимся и говорил с трудом, видно он бежал, поскольку очень торопился сообщить это известие. Но тем не менее, было ясно, что он молод и его голос тоже был знакомым. Немного отдышавшись он продолжил:
- Хочет видеть вас обоих.
- Что ж пойдём предстанем пред нашим грозным капитаном. – сказал второй разбойник невесело.
Послышался шум. По всей видимости всё это время они сидели прислонившись к камням, а теперь стали подниматься. Я рискнула выглянуть из своего убежища, дабы понять отчего все трое кажутся мне знакомыми. Выглянула и даже обомлела. Эти разбойники были никто иные как те самые тарантские рыбаки, с которыми накануне мы с графом столь мило беседовали! Вот уж доверяй после этого кому-нибудь! Может быть и этот Инкогнито был каким-нибудь разбойником? Не из этой шайки к примеру, а из другой? А может и вовсе бандит-одиночка? От этих мыслей мне стало не по себе. Не захотелось возвращаться обратно в лес. Но что оставалось делать? Только одно: отправиться за этими тремя псевдорыбаками.
Я подождала, пока те, разговаривая, отошли от меня на достаточное расстояние, и лишь после этого покинула своё убежище и устремилась следом. К счастью, на пути, то и дело попадались какие-то деревья или огромные камни, за которыми можно было прятаться. Минут через пять вдали, в небольшой низине, показалось множество сгрудившихся вместе домиков. Это было то самое селение, о котором мне говорил Инкогнито. И трое разбойников направились туда. Видно, действительно, у них там располагалось логово. Поодаль же, стояла гора и на ней мне померещились смутные очертания каких-то строений. Присмотревшись повнимательнее, я поняла, что это были не видения. На горе и вправду расположился город. На самой вершине виднелись развалины замка.
Может это и был тот самый, второй зловещий город, почитателей Чёрного Графа?
Засмотревшись на гору, я сильно отстала от преследуемых мною разбойников. А мне ведь не только нужно было найти логово, но и отыскать в нём графа ди Онори, а так же понять, что от него нужно этому так называемому «капитану». Ведь для чего-то он велел захватить именно графа, и ещё того, кто с ним окажется. Неужели речь шла всего-навсего о каком-то там выкупе? Или нет. Может быть целью была месть? Ведь кто знает, какие враги могли быть у моего знатного приятеля, несмотря на его молодость!
Я ускорила шаг. День уже начал клониться к вечеру. Всё кругом стало отбрасывать длинные тени и мне было проще прятаться. Став словно бы их продолжением, сумела я проникнуть в логово разбойников.
Трое лжерыбаков подошли к самому большому и лучше всех сохранившемуся дому. Видно в нём располагался капитан. Разбойники вошли внутрь, а я немного помешкав, осторожно пробралась следом. Я оказалась в неком подобии сеней. Из них вело две двери. Заглянув в одну из них, я обнаружила за ней груду сваленных бочек и каких-то корзин. А вот подойдя ко второй, я услышала за нею громкие голоса. Она оказалась прикрытой. Посмотрев в щель, я увидела просторную комнату, посреди которой стоял прямоугольный стол и вдоль него шли широкие скамьи. Посреди комнаты стояло широкое деревянное кресло и в нём удобно устроившись сидел какой-то субъект. Подле него стояли понурив головы двое тарентских рыбаков. Третий из них, парнишка, сидел на подоконнике, свесив ноги. Лица сидящего на кресле, было не видно. Оно было повёрнуто в сторону от меня и обращено прямо на двух разбойников.
- Господин капитан, - пролепетал первый, - вы ведь сами велели взять графа и того, кто будет с ним…
- Но я не имел в виду девушку! – вскричал вскочив на ноги тот кого они называли капитаном. И уже по одному голосу, я узнала его. Это был Бальдассаре. Но каким образом этот мерзавец мог успеть оказаться здесь, когда совсем недавно был в Ливорно? Да ещё непросто оказаться, а сколотить банду! Ведь он как я решила ещё тогда, действительно давным-давно не был в Италии!
- Отправляйтесь немедленно. – приказал он им. – Вы обязаны освободить ту молодую синьору и доставить её ко мне. Притом учтите: живой и невредимой!
- Не извольте беспокоиться, господин капитан, - пролепетал первый из рыбаков, - доставим к вам сию же минуту!
С этими словами они направились к двери. Я быстро прошмыгнула в то помещение, что было завалено бочками и корзинами и там притаилась за ними. Когда оба разбойника ушли, рискнула вылезти и снова прокралась к двери.
Бальдассаре стоял ко мне спиною. Он смотрел в окно. Юный разбойник с любопытством посматривал на него. Было видно, что он хочет что-то спросить, но побаивается. Наконец первое чувство пересилило страх, и он спросил:
- Она что очень важная особа?
Бальдассаре даже не пошевелился и тогда, набравшись храбрости, тот продолжил:
- Что ж! Я так и думал! Готов побиться об заклад: она либо дочь знатного римского вельможи, либо родственница самого Императора!..
- Помолчи. – вдруг резко оборвал его Бальдассаре. – Поменьше говори о тех вещах, в которых мало смыслишь…
Некоторое время они оба молчали. Парнишка с некоторой опаской, то и дело поглядывал на капитана. Но вскоре он снова не выдержал и посмел нарушить тишину.
- Вы не хотите посетить нашего пленника? – спросил он.
- Успеется. – сказал тот. – Мне некуда торопиться. Вы ведь связали его теми путами, которые я вам дал?
- Да. И его, и ту синьору.
- Как и её тоже? – Бальдассаре повернул к нему своё лицо. Оно было перекошено гневом. Тут уж парнишка страшно перепугался и даже отступил назад.
- Да, - испуганно пролепетал он, - а что?..
Посмотрев на него, Бальдассаре неожиданно смягчился и даже улыбнулся. Он потрепал его за волосы и сказал:
- Ладно, Гуидо, я не сержусь. Просто синьору не надо было связывать этими путами…
Он замолчал. Прошло несколько минут полного безмолвия. Затем он вдруг проговорил, более спокойным и весёлым голосом:
- Не сходить ли и не проведать ли нашего знатного узника?
Парнишка, которого звали Гуидо, обрадовался такому повороту дела и что-то возбуждённо принялся говорить. Но он так рьяно тараторил на итальянском, что понять его я была не в силах. Засмотревшись на них, я сильно увлеклась и даже расслабилась. Потому, вспомнила, что мне надо прятаться лишь тогда, когда Гуидо прыжками подскочил к двери и уже схватился за её ручку. К моему счастью, Бальдассаре немного замешкал и это остановило его юного приятеля. В это время я успела притаиться за своими бочками.
Когда они оба покинули дом, я немного подождав выбралась из укрытия и устремилась следом. Но тут к своему ужасу нашла входную дверь закрытой. Что мне оставалось делать? Остаться и дождаться Бальдассаре, а после не заметно выбраться из этого дома? Но тогда, мне пришлось бы искать место заточения графа. А это вероятно было делом сложным и могло привести меня к провалу. Для чего граф понадобился этому беглому разбойнику? Мне вспомнились слова, полные злости, адресованные ему Бальдассаре перед арестом.
«…Единственное злодеяние, которое я, к сожалению, так и не смог учинить, это то, что я не заставил тебя отправиться туда, откуда ты вернулся и где тебе самое место!..»
Что он имел в виду этим? Уж не намекал ли, да чего уж там намекал, прямым текстом именовал графа ди Онори – Канти`Нирту?!
Но тогда кем был этот самый Бальдассаре?
Все эти мысли моментально пронеслись в моём мозгу. Сама же я бросилась в ту комнату, где до того сидел главарь разбойников. Подбежала к окну и выглянула из него. Бальдассаре со своим спутником ещё не успели далеко отойти. Я подождала пока они скроются за поворотом. Затем оглядела раму со всех сторон и попробовала открыть окно. То сначала не поддалось, но после второй попытки, слабо скрипнув и обдав меня пылью из высохшей побелки, открылось. Оглядевшись по сторонам и не заметив никого, я распахнула окно пошире, вскарабкалась на подоконник и спрыгнула вниз.
Затем попробовала закрыть его. Сначала не получилось, но зато после, мне это удалось. Можно было даже надеяться, что никто ничего не заметит.
Ещё раз оглядевшись по сторонам, я бросилась следом за разбойниками. Вскоре я нагнала их. По дороге мне почти никто не попался, если не считать одного спящего забулдыги, который лежал растянувшись на скамье подле дома, возле которого остановились Бальдассаре и Гуидо. В свесившейся руке он сжимал бутылку, к которой по всей видимости основательно прикладывался до того, как его сморил сон.
Главарь разбойников грозно воззрился на него и сердито окликнул. Тот вскочил и со сна не разобрав, что к чему, принялся дико и ошалело озираться по сторонам.
- Так, - сердито проговорил Бальдассаре, - это стало быть так вы выполняете мои приказы?! Я просил поставить надёжную охрану. И что я вижу: вы поставили, сторожить этого мерзавца, который мало того пьян, так ещё и спит!
Пьянчуга от страха, разом протрезвевший и проснувшийся, что-то забубнил. Бальдассаре махнул на него рукою и сняв с шеи ключ, отпер им замок, висевший на двери дома. Он и его юный спутник вошли внутрь, за ними чуть помешкав, поплёлся пристыженный сторож.
Я прокралась к двери и заглянула внутрь. Этот дом был классическим крестьянским жилищем, каких полным-полно как во Франции, так и в Италии и Испании. Он состоял из одной-единственной комнаты в два жалких окна.
Трое разбойников стояли повернувшись ко мне спинами, обступив огромных размеров сундук. Бальдассаре жестом приказал забулдыге отодвинуть его в сторону, что тот и сделал после продолжительных усилий со своей стороны. Сундук скрывал под собою небольшую крышку погреба. Главарь так же жестом приказал открыть её. Та поддалась с трудом. Бальдассаре велел своему юному спутнику зажечь стоявшую тут же на окне, масляную лампу и оба они скрылись внизу. Забулдыга остался стоять наверху и весь обратился в слух. Тоже сделала и я. Хотя мне с моей стороны, всё было слышно куда хуже. Однако помещение было не большим, а говорившие переговаривались на очень высоких тонах прямо с первых слов. Остальное же я додумала сама.
Граф ди Онори должно быть давно уже пребывал в сознании. Ибо едва те двое спустились, как до меня долетел его голос, полный презрения.
- А, так это ты, подлый негодяй! Жалкий трус, ты так боишься меня, что даже связал и обезоружил!
В ответ донёсся смех Бальдассаре и его голос:
- Может быть, полно притворяться?..
- Теперь мне понятно кто ты на самом деле, - вскричал в ответ граф, - ты действительно жалкий висельник! Впрочем я знал это с самого начала! Как жаль, что мне не дали проткнуть тебя шпагой!..
- А мне жаль, что тебя не погребло тогда в пещерах! – прорычал Бальдассаре. – Придёт ли тебе хоть когда-нибудь конец?!
Затем воцарилось молчание. Во время которого должно быть противники смеряли друг друга взглядами полными ненависти. После, разбойник, наверное, проверил путы, которыми был связан граф и убедившись в их надёжности и прочности, проговорил со злорадством:
- Теперь ты не сможешь выбраться, сколько бы не старался! Эти путы мало того, что они не из этого мира, так ещё и усовершенствованы мною!..
- По мне хоть они из самого Тартара, - огрызнулся в ответ пленник.
- Вот ты и выдал себя, исчадие зла. – сказал ему напоследок Бальдассаре и судя по звукам принялся подниматься вверх.
Только, когда над полом показалась его голова, я вдруг поняла, что во время этого захватывающего разговора, не заметила, как почти что оказалась в комнате. Я быстро скользнула за дверь и осторожно выглянула. Капитан и его юный спутник один за другим вернулись обратно. Крышка была закрыта, а сундук водворён на прежнее место.
Тут на улице послышался шум и топот копыт. Все три разбойника кинулись к окнам. Я обернулась и поняла, что меня могут в любой момент заметить. Прибыли, те два лжерыбака, который убедились, что я больше не привязана к дереву. Что оставалось делать? Скрыться за домом я бы уже не успела. И тут мне в голову пришла дикая и авантюрная мысль. Внимание разбойников внутри дома было на каких-то полминуты занято видом из окна. А сундук стоял себе преспокойно. Потому я метнулась к нему и притаилась за ним. Благо, что он был огромный. Произошло всё это в каких-то пять секунд и вовремя. Бальдассаре поняв, что это всего-навсего прибыли его подопечные, наклонился к забулдыге и что-то быстро-быстро сказал ему. Тот выслушал и побледнел. Затем с шумом сглотнув, кивнул. Главарь напоследок обвёл комнату внимательным взглядом. На мгновение задержал глаза на сундуке. Но меня не заметил и в сопровождении Гуидо вышел из дома. Пьянчуга поплёлся следом. Дверь закрылась. Послышался шум запираемого замка. После голоса на улице. Оправдывающиеся и подавленные – рыбаков, грозный – Бальдассаре. И всё стихло.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2015

Регистрационный номер №0269104

от 3 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0269104 выдан для произведения:
Глава Четвёртая
Логово разбойников

Минуло, наверное часа два, когда мне наконец, опостылело ждать. Я решительно поднялась на ноги, привязала коня к суку и двинулась в ту сторону, где скрылся мой загадочный спутник.
Вскоре я вышла к какой-то тропе, что шла в стороне от главной и по которой вероятно несколько часов назад прошёл Инкогнито. Минут через десять, тропа вывела меня к нагромождению из камней. Я уже хотела обойти их, как вдруг услышала голоса. Разговаривали двое.
- Капитан будет доволен. – сказал один, и его голос показался мне знакомым. – Мы славно справились с этим делом.
- Да, - ответил второй и его голос тоже был мне знаком, - но с этой синьорой получилось не слишком хорошо.
- Думаешь она сбежит и позовёт на помощь?
- Нет, в том-то и дело, что не сбежит. Из этой верёвки никто никогда не выбирается. Мне её сам капитан дал.
- Тогда в чём же дело? – спросил первый.
- Капитан велел схватить только этого графа…
- Не правда. Он велел взять и того, кто с ним будет. Ему нужны были оба. Граф и его спутник.
- Хорошо, может ты и прав. Но тогда для чего ты велел мне привязать эту синьору к дереву? – спросил второй.
- Не люблю этих знатных девиц. – отозвался первый. – Думаю ей пойдёт на пользу. Пусть несколько часов побудет привязанной к дереву. Быстрее потом развяжем ей язык.
- Интересно всё-таки, зачем они понадобились капитану?
- Наверное выкуп хочет получить.
Неожиданно раздался топот ног и к двум говорившим разбойникам присоединился третий.
- Капитан прибыл! – прокричал новоприбывший. Он был запыхавшимся и говорил с трудом, видно он бежал, поскольку очень торопился сообщить это известие. Но тем не менее, было ясно, что он молод и его голос тоже был знакомым. Немного отдышавшись он продолжил:
- Хочет видеть вас обоих.
- Что ж пойдём предстанем пред нашим грозным капитаном. – сказал второй разбойник невесело.
Послышался шум. По всей видимости всё это время они сидели прислонившись к камням, а теперь стали подниматься. Я рискнула выглянуть из своего убежища, дабы понять отчего все трое кажутся мне знакомыми. Выглянула и даже обомлела. Эти разбойники были никто иные как те самые тарантские рыбаки, с которыми накануне мы с графом столь мило беседовали! Вот уж доверяй после этого кому-нибудь! Может быть и этот Инкогнито был каким-нибудь разбойником? Не из этой шайки к примеру, а из другой? А может и вовсе бандит-одиночка? От этих мыслей мне стало не по себе. Не захотелось возвращаться обратно в лес. Но что оставалось делать? Только одно: отправиться за этими тремя псевдорыбаками.
Я подождала, пока те, разговаривая, отошли от меня на достаточное расстояние, и лишь после этого покинула своё убежище и устремилась следом. К счастью, на пути, то и дело попадались какие-то деревья или огромные камни, за которыми можно было прятаться. Минут через пять вдали, в небольшой низине, показалось множество сгрудившихся вместе домиков. Это было то самое селение, о котором мне говорил Инкогнито. И трое разбойников направились туда. Видно, действительно, у них там располагалось логово. Поодаль же, стояла гора и на ней мне померещились смутные очертания каких-то строений. Присмотревшись повнимательнее, я поняла, что это были не видения. На горе и вправду расположился город. На самой вершине виднелись развалины замка.
Может это и был тот самый, второй зловещий город, почитателей Чёрного Графа?
Засмотревшись на гору, я сильно отстала от преследуемых мною разбойников. А мне ведь не только нужно было найти логово, но и отыскать в нём графа ди Онори, а так же понять, что от него нужно этому так называемому «капитану». Ведь для чего-то он велел захватить именно графа, и ещё того, кто с ним окажется. Неужели речь шла всего-навсего о каком-то там выкупе? Или нет. Может быть целью была месть? Ведь кто знает, какие враги могли быть у моего знатного приятеля, несмотря на его молодость!
Я ускорила шаг. День уже начал клониться к вечеру. Всё кругом стало отбрасывать длинные тени и мне было проще прятаться. Став словно бы их продолжением, сумела я проникнуть в логово разбойников.
Трое лжерыбаков подошли к самому большому и лучше всех сохранившемуся дому. Видно в нём располагался капитан. Разбойники вошли внутрь, а я немного помешкав, осторожно пробралась следом. Я оказалась в неком подобии сеней. Из них вело две двери. Заглянув в одну из них, я обнаружила за ней груду сваленных бочек и каких-то корзин. А вот подойдя ко второй, я услышала за нею громкие голоса. Она оказалась прикрытой. Посмотрев в щель, я увидела просторную комнату, посреди которой стоял прямоугольный стол и вдоль него шли широкие скамьи. Посреди комнаты стояло широкое деревянное кресло и в нём удобно устроившись сидел какой-то субъект. Подле него стояли понурив головы двое тарентских рыбаков. Третий из них, парнишка, сидел на подоконнике, свесив ноги. Лица сидящего на кресле, было не видно. Оно было повёрнуто в сторону от меня и обращено прямо на двух разбойников.
- Господин капитан, - пролепетал первый, - вы ведь сами велели взять графа и того, кто будет с ним…
- Но я не имел в виду девушку! – вскричал вскочив на ноги тот кого они называли капитаном. И уже по одному голосу, я узнала его. Это был Бальдассаре. Но каким образом этот мерзавец мог успеть оказаться здесь, когда совсем недавно был в Ливорно? Да ещё непросто оказаться, а сколотить банду! Ведь он как я решила ещё тогда, действительно давным-давно не был в Италии!
- Отправляйтесь немедленно. – приказал он им. – Вы обязаны освободить ту молодую синьору и доставить её ко мне. Притом учтите: живой и невредимой!
- Не извольте беспокоиться, господин капитан, - пролепетал первый из рыбаков, - доставим к вам сию же минуту!
С этими словами они направились к двери. Я быстро прошмыгнула в то помещение, что было завалено бочками и корзинами и там притаилась за ними. Когда оба разбойника ушли, рискнула вылезти и снова прокралась к двери.
Бальдассаре стоял ко мне спиною. Он смотрел в окно. Юный разбойник с любопытством посматривал на него. Было видно, что он хочет что-то спросить, но побаивается. Наконец первое чувство пересилило страх, и он спросил:
- Она что очень важная особа?
Бальдассаре даже не пошевелился и тогда, набравшись храбрости, тот продолжил:
- Что ж! Я так и думал! Готов побиться об заклад: она либо дочь знатного римского вельможи, либо родственница самого Императора!..
- Помолчи. – вдруг резко оборвал его Бальдассаре. – Поменьше говори о тех вещах, в которых мало смыслишь…
Некоторое время они оба молчали. Парнишка с некоторой опаской, то и дело поглядывал на капитана. Но вскоре он снова не выдержал и посмел нарушить тишину.
- Вы не хотите посетить нашего пленника? – спросил он.
- Успеется. – сказал тот. – Мне некуда торопиться. Вы ведь связали его теми путами, которые я вам дал?
- Да. И его, и ту синьору.
- Как и её тоже? – Бальдассаре повернул к нему своё лицо. Оно было перекошено гневом. Тут уж парнишка страшно перепугался и даже отступил назад.
- Да, - испуганно пролепетал он, - а что?..
Посмотрев на него, Бальдассаре неожиданно смягчился и даже улыбнулся. Он потрепал его за волосы и сказал:
- Ладно, Гуидо, я не сержусь. Просто синьору не надо было связывать этими путами…
Он замолчал. Прошло несколько минут полного безмолвия. Затем он вдруг проговорил, более спокойным и весёлым голосом:
- Не сходить ли и не проведать ли нашего знатного узника?
Парнишка, которого звали Гуидо, обрадовался такому повороту дела и что-то возбуждённо принялся говорить. Но он так рьяно тараторил на итальянском, что понять его я была не в силах. Засмотревшись на них, я сильно увлеклась и даже расслабилась. Потому, вспомнила, что мне надо прятаться лишь тогда, когда Гуидо прыжками подскочил к двери и уже схватился за её ручку. К моему счастью, Бальдассаре немного замешкал и это остановило его юного приятеля. В это время я успела притаиться за своими бочками.
Когда они оба покинули дом, я немного подождав выбралась из укрытия и устремилась следом. Но тут к своему ужасу нашла входную дверь закрытой. Что мне оставалось делать? Остаться и дождаться Бальдассаре, а после не заметно выбраться из этого дома? Но тогда, мне пришлось бы искать место заточения графа. А это вероятно было делом сложным и могло привести меня к провалу. Для чего граф понадобился этому беглому разбойнику? Мне вспомнились слова, полные злости, адресованные ему Бальдассаре перед арестом.
«…Единственное злодеяние, которое я, к сожалению, так и не смог учинить, это то, что я не заставил тебя отправиться туда, откуда ты вернулся и где тебе самое место!..»
Что он имел в виду этим? Уж не намекал ли, да чего уж там намекал, прямым текстом именовал графа ди Онори – Канти`Нирту?!
Но тогда кем был этот самый Бальдассаре?
Все эти мысли моментально пронеслись в моём мозгу. Сама же я бросилась в ту комнату, где до того сидел главарь разбойников. Подбежала к окну и выглянула из него. Бальдассаре со своим спутником ещё не успели далеко отойти. Я подождала пока они скроются за поворотом. Затем оглядела раму со всех сторон и попробовала открыть окно. То сначала не поддалось, но после второй попытки, слабо скрипнув и обдав меня пылью из высохшей побелки, открылось. Оглядевшись по сторонам и не заметив никого, я распахнула окно пошире, вскарабкалась на подоконник и спрыгнула вниз.
Затем попробовала закрыть его. Сначала не получилось, но зато после, мне это удалось. Можно было даже надеяться, что никто ничего не заметит.
Ещё раз оглядевшись по сторонам, я бросилась следом за разбойниками. Вскоре я нагнала их. По дороге мне почти никто не попался, если не считать одного спящего забулдыги, который лежал растянувшись на скамье подле дома, возле которого остановились Бальдассаре и Гуидо. В свесившейся руке он сжимал бутылку, к которой по всей видимости основательно прикладывался до того, как его сморил сон.
Главарь разбойников грозно воззрился на него и сердито окликнул. Тот вскочил и со сна не разобрав, что к чему, принялся дико и ошалело озираться по сторонам.
- Так, - сердито проговорил Бальдассаре, - это стало быть так вы выполняете мои приказы?! Я просил поставить надёжную охрану. И что я вижу: вы поставили, сторожить этого мерзавца, который мало того пьян, так ещё и спит!
Пьянчуга от страха, разом протрезвевший и проснувшийся, что-то забубнил. Бальдассаре махнул на него рукою и сняв с шеи ключ, отпер им замок, висевший на двери дома. Он и его юный спутник вошли внутрь, за ними чуть помешкав, поплёлся пристыженный сторож.
Я прокралась к двери и заглянула внутрь. Этот дом был классическим крестьянским жилищем, каких полным-полно как во Франции, так и в Италии и Испании. Он состоял из одной-единственной комнаты в два жалких окна.
Трое разбойников стояли повернувшись ко мне спинами, обступив огромных размеров сундук. Бальдассаре жестом приказал забулдыге отодвинуть его в сторону, что тот и сделал после продолжительных усилий со своей стороны. Сундук скрывал под собою небольшую крышку погреба. Главарь так же жестом приказал открыть её. Та поддалась с трудом. Бальдассаре велел своему юному спутнику зажечь стоявшую тут же на окне, масляную лампу и оба они скрылись внизу. Забулдыга остался стоять наверху и весь обратился в слух. Тоже сделала и я. Хотя мне с моей стороны, всё было слышно куда хуже. Однако помещение было не большим, а говорившие переговаривались на очень высоких тонах прямо с первых слов. Остальное же я додумала сама.
Граф ди Онори должно быть давно уже пребывал в сознании. Ибо едва те двое спустились, как до меня долетел его голос, полный презрения.
- А, так это ты, подлый негодяй! Жалкий трус, ты так боишься меня, что даже связал и обезоружил!
В ответ донёсся смех Бальдассаре и его голос:
- Может быть, полно притворяться?..
- Теперь мне понятно кто ты на самом деле, - вскричал в ответ граф, - ты действительно жалкий висельник! Впрочем я знал это с самого начала! Как жаль, что мне не дали проткнуть тебя шпагой!..
- А мне жаль, что тебя не погребло тогда в пещерах! – прорычал Бальдассаре. – Придёт ли тебе хоть когда-нибудь конец?!
Затем воцарилось молчание. Во время которого должно быть противники смеряли друг друга взглядами полными ненависти. После, разбойник, наверное, проверил путы, которыми был связан граф и убедившись в их надёжности и прочности, проговорил со злорадством:
- Теперь ты не сможешь выбраться, сколько бы не старался! Эти путы мало того, что они не из этого мира, так ещё и усовершенствованы мною!..
- По мне хоть они из самого Тартара, - огрызнулся в ответ пленник.
- Вот ты и выдал себя, исчадие зла. – сказал ему напоследок Бальдассаре и судя по звукам принялся подниматься вверх.
Только, когда над полом показалась его голова, я вдруг поняла, что во время этого захватывающего разговора, не заметила, как почти что оказалась в комнате. Я быстро скользнула за дверь и осторожно выглянула. Капитан и его юный спутник один за другим вернулись обратно. Крышка была закрыта, а сундук водворён на прежнее место.
Тут на улице послышался шум и топот копыт. Все три разбойника кинулись к окнам. Я обернулась и поняла, что меня могут в любой момент заметить. Прибыли, те два лжерыбака, который убедились, что я больше не привязана к дереву. Что оставалось делать? Скрыться за домом я бы уже не успела. И тут мне в голову пришла дикая и авантюрная мысль. Внимание разбойников внутри дома было на каких-то полминуты занято видом из окна. А сундук стоял себе преспокойно. Потому я метнулась к нему и притаилась за ним. Благо, что он был огромный. Произошло всё это в каких-то пять секунд и вовремя. Бальдассаре поняв, что это всего-навсего прибыли его подопечные, наклонился к забулдыге и что-то быстро-быстро сказал ему. Тот выслушал и побледнел. Затем с шумом сглотнув, кивнул. Главарь напоследок обвёл комнату внимательным взглядом. На мгновение задержал глаза на сундуке. Но меня не заметил и в сопровождении Гуидо вышел из дома. Пьянчуга поплёлся следом. Дверь закрылась. Послышался шум запираемого замка. После голоса на улице. Оправдывающиеся и подавленные – рыбаков, грозный – Бальдассаре. И всё стихло.
Рейтинг: 0 152 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!