ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 3 Глава 2

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 3 Глава 2

1 февраля 2015 - Даннаис дде Даненн
Глава Вторая
Таранто

Через несколько дней «Загадочная Незнакомка» достигла Таранто или, как его называли ещё, Тарента. Когда судно встало в порту, я в компании графа ди Онори и Горацио Лефроя отправилась на прогулку по городу. Наше судно собиралось простоять здесь пару дней, во время которых капитан рассчитывал нанять себе матросов.
На небольшом острове, ограниченном двумя проливами расположился Старый город – Читта Веккья. Он оказался сетью запутанных средневековых переулков и улиц, среди которых были затеряны небольшие площади, где располагались романские и древнеэллинские храмы, а также средневековый замок. Наша намечаемая лёгкая прогулка обернулась многочасовыми скитаниями. Только чудом мы сумели выбраться из этого лабиринта и выйти к побережью.
Берег сплошь был заставлен великим множеством рыбацких лодок и небольших судов. Мы прошли по вытянувшейся вдаль набережной, где нам то и дело встречались разговорчивые и весёлые рыбаки с богатым уловом рыбы.
Однако этот городок, как и предыдущий, оказался сравнительно небольшим. И вскоре гладкий камень набережной сменился пустынными и дикими утёсами. Вдалеке на самой вершине скалы показались очертания огромной крепости или даже целого города. Но его полуразрушенные башни и голые, лишённые стёкол окна домов, указывали на то, что он заброшен и необитаем. Тем не менее, живописный вид этих развалин вызвал в нас желание посетить их. Но поскольку уже начал спускаться вечер, а в этих краях темнело рано и очень стремительно, мы решили повернуть назад. Обследование развалин мы отложили на следующий день.
Когда возвратились в город, было уже почти темно, но мы всё же решили повременить с возвращением на корабль. За весь день мы ничего не ели и потому зашли в один из трактиров, где сытно отужинали. Конечно, здешняя кухня разительно отличалась от сицилийской, но всё же, была вполне сносной.
На пакетбот мы вернулись, когда в небе зажглись звёзды. Горацио распрощался со мною и графом и удалился в свою каюту. Но мы двое ещё долго стояли на палубе и, облокотившись о фальшборт, глядели вдаль, где редкими и слабыми огоньками светился засыпающий город.
- Скажите, синьора Элизабет, - вдруг нарушил затянувшиеся молчание граф, - вам не показалось, что за нами целый день кто-то следил?
Я задумалась, припоминая минувший день. И пару раз в памяти мелькнула какая-то тень, существование которой я больше приписывала своей фантазии. Но раз уж и графу показалось, что кто-то следил, тогда это могло и не быть игрою моего воображения. Но я не стала давать положительного ответа на этот вопрос, а просто сказала, довольно уклончиво:
- Право я не знаю, граф.
- Что ж, - сказал тот, задумчиво, - видно мне это лишь почудилось. Все эти события последних дней… и наконец, слова этого странного человека!
- Кого вы имеете в виду? – спросила я.
- Бальдассаре. Когда мы впервые с ним столкнулись, он полагал, что мы с ним когда-то встречались, а затем в тот вечер, когда вы и синьор Хуан так ловко его разоблачили… что означали его слова? Почему он угрожал мне?!
- По-моему это вы ему угрожали, своею шпагой, - заметила я, - разве вы не помните?
- Да, но эти его слова!
- Думаю, - решительно сказала я, - вам, граф пора отправляться спать. А то вам уже чудится какой-то тайный смысл в чьих-то там словах и соглядатаи на каждом шагу. Вы видно не выспались и очень устали за время наших скитаний по этим ужасным улицам!
- Что ж, вы видно правы. – пробормотал он, как-то пугливо озираясь по сторонам, словно боясь, что за ним наблюдают. Но когда он, попрощавшись со мною, удалился в свою каюту, мне почудилась как на берегу, в нескольких футах от нашего судна, метнулась какая-то тень.

***

На следующее утро, чуть свет, мы трое первым делом отправились в город. Там на главной площади намечалась ярмарка с традиционными танцами – Тарантеллой. Итак, заразительно плясали горожане, что мы не заметив, как, оказались в самой гуще танцующих. Кончилось всё это, однако тем, что Горацио Лефрой повредил себе ногу, и я вместе с графом и обоими слугами были вынуждены препроводить его на корабль, где оставили на попечение мисс Присли.
После обеда, граф предложил мне отправиться поглядеть на вчерашние развалины. Я несколько минут колебалась, но настроение у графа было таким приподнятым и между нами только-только стало возникать прежнее взаимопонимание, что я решила не отказывать ему в прогулке.
Мы пошли вдвоём, своего слугу граф освободил от обязанностей и тот остался на корабле.
Снова шли вдоль берега. В небе ярко светило послеполуденное солнце, небеса были полны пленительной сини. Слышался весёлый смех и говор рыбаков.
Мы остановились чтобы поболтать с несколькими из них.
- Господа путешественники? – учтиво поинтересовался один, тарантиец средних лет.
Граф утвердительно кивнул.
- Осматриваете окрестности? – спросил другой совсем ещё юный парнишка.
- Да, осматриваем, - сказала я, - нам бы очень хотелось знать, что это за развалины за городом?
- А! Это. – произнёс третий и переглянулся с двумя первыми.
- В чём дело? – спросила я.
- Да не очень это доброе место. – заметил он. – Между Таранто и Бриндизи есть два таких города, полностью заброшенных. Этот, о котором вы спрашиваете, и ещё другой.
- А ещё один есть где-то в Тоскане. – добавил один из его товарищей.
- Что же произошло с этими городами? – заинтересовался граф.
Рыбаки снова переглянулись.
- Вы когда-нибудь слышали о Чёрном Графе? – наконец спросил один из них, тот, что был старше. У меня при звуках столь знакомого мне имени даже замерло сердце, а по спине пробежали мурашки.
- Да, кое-что слышать приходилось. – ответила я за себя и за графа, у которого при упоминании рокового имени на лице сменилась целая гамма чувств.
- Ну, вот. С этим-то злодеем и связаны эти города. – сказал самый старший из рыбаков. Он замолчал, задумчиво уставившись вдаль, затем продолжил:
- Давно это было. Почитай уж лет двести назад, а может и того более. Старики рассказывали, что в этих городах жили люди и все поклонялись какому-то чудовищу, которого они называли Чёрной Тьмою или ещё чем-то подобным. Говорили, что именно это чудовище и было столь известным Чёрным Графом. Чего только не творили эти горожане. Постоянно кто-то окрест бесследно исчезал, а на вершинах – все эти города до сих пор стоят на вершинах гор, чуть ли не каждую ночь виднелись странные всполохи. Вот так.
С этими словами он замолчал.
- И что же случилось после? – не выдержала я, увидев, что молчание затягивается.
- Жители Таранто и Бриндизи, и окрестных деревень вооружились, собрались вместе и пошли на них. – отозвался наш рассказчик. – Они хотели положить конец всем этим исчезновениям и беснованиям. Это была очень страшная ночь. Многие не вернулись назад, а те, кто вернулись, были не способны что-либо объяснить. Затем даже написали прошение самому Императору в Рим, с тем, чтобы он разобрался во всём этом. Император прислал войско. Оба города осаждали, чуть ли не целый месяц, а когда, наконец, ворвались в них, то не увидели ни одного горожанина. Города как вымерли. И с тех самых пор стоят пустыми. Никто не желает ни то, что селиться в них, но даже вообще близко подходить. По слухам там до сих пор какая-то нечисть бродит и после полуночи устраивает свои игрища.
- Всё это, конечно, интересно, - сказал граф ди Онори, - особенно для любителей фольклора. Но я, видите ли, не верю в подобную чушь. И потому думаю сейчас же отправиться туда.
- Упаси вас бог, милостивый синьор! – замахал на него руками перепугавшийся рыбак. – Не делайте этого! Никто вот уже двести лет не ходит туда. Двести лет там не ступает ничья живая нога!
- Да, бросьте! – отмахнулся от него граф. – Всё это вздор.
- Может это, конечно и вздор, - сказал парнишка всё это время слушавший с небывалым интересом рассказ старого рыбака, - но вот то, что в развалинах скрываются разбойники – это уже не вздор!
- Да, помолчи ты, - набросился на него другой рыбак, - что ты мелешь чепуху-то! Нет там никаких разбойников и Чёрных Графов. Просто ходить там стало опасно. Скалы осыпаются и оползни. Сорваться вниз можно. Так что вам, милостивые господа, лучше другое место для прогулок поискать. Например, посетите старый форт.
- Благодарим вас за интересную беседу, - сказал граф, - мы, пожалуй, пойдём.
С этими словами, он взял меня под руку, и мы двинулись дальше.
Вскоре миновав плиты набережной, вышли к утёсам. Шли до тех пор, пока вдали не стали вырисовываться развалины. Я то и дело оглядывалась по сторонам, потому что мне стало казаться, что за нами кто-то идёт. Но когда оглядывалась назад, не видела ничего кроме седых камней. Правда пару раз мне почудилась тень, но она была настолько мимолётной, что я посчитала её игрою воображения. Граф тоже шёл и поминутно озирался. Он старался выглядеть невозмутимым, но на деле таковым не был, его рука неустанно тянулась к эфесу шпаги.
Мы достигли подножия горы, на которой много веков назад примостился город, и остановились.
- Вы считаете не опрометчивым карабкаться туда? – спросила я его.
- Не знаю, - пробормотал он, неотрывно, разглядывая руины, но затем словно опомнился, отвёл от них взгляд и, поглядев на меня, сказал:
- Ну, что вы, синьора Элизабет! Безусловно, стоит подняться наверх! Мы обязаны бросить вызов всем этим суевериям!
Я пожала плечами. По-моему мнению не стоило бросать вызовы силам, которые именовались потусторонними, и согласно своему наименованию, находились по ту сторону человеческого рассудка и разума. Но лицо графа вдруг приняло настолько упрямое выражение, что я решила, что спорить с ним бесполезно, а оставаться внизу одной у меня не было, ни малейшего желания.
Медленно, стараясь выбирать более пологие места, мы стали подниматься вверх. Дорога, которая судя по всему, когда-то вела в город, давным-давно осыпалась и во многих местах заросла. С большим трудом, я и граф прошли по ней. По мере того, как мы поднимались всё выше и выше, я несколько раз оборачивалась и глядела на расстилавшийся внизу позади нас голый скалистый берег.
Город встретил нас безмолвием и запустением. Нам предстала целая вереница полуразрушенных домов, и мрачных, петляющих и стремительно поднимающихся вверх, улочек. Скала, на которой много веков назад был построен город, неумолимо разрушалась. Открытый всем ветрам и непогодам, он был обречён. Высоко над головою, на возвышении, виднелся старинный замок, казалось, что его бойницы и окна настороженно наблюдают за незваными гостями. Хмурый город не оживляло ничего. Даже шелест ветра, чудился мёртвым, лишённым какой бы то ни было жизни. Но, несмотря на это, я не ощущала ничего из того, о чём рассказывали нам рыбаки. Каким бы пустым и заброшенным не был этот город, никаких потусторонних сил в нём не ощущалось. В этом месте не было ничего, кроме запустенья.
Мы, молча, прошлись по безмолвным улицам, осматриваясь.
У некоторых домов сохранились остатки стёкол, иссохших ставней и дверных створок. Граф остановился подле одного из таких домов. Он отодвинул в сторону, висевшую на одной петле дверь, и вошёл внутрь. Я, оглядевшись по сторонам и отчего-то нервно поёжившись, пошла следом за ним. Внутри оказалось сухо, темно и прохладно. Со свету, я не разглядела, что вниз идут несколько ступенек, и чуть было не полетела вниз, но граф во время поймал меня.
Когда глаза привыкли к царившему здесь полумраку, я смогла ознакомиться с внутренностями дома. К своему удивлению увидела, что в нём сохранилась прежняя обстановка. Посреди комнаты, в которой мы оказались, стояли стол, скамьи и несколько стульев. На стенах висели полки. На них стояла посуда и какая-то домашняя утварь. По полу были разбросаны осколки и черепки, обломки дерева и куски ткани. В дальнем конце примостилась печь и раковина с кранами. Несмотря на двухсотлетнюю давность, в этом довольно заурядном и бедном доме был водопровод. Как мне удалось выяснить позже, в этом мире водопровод существовал с древних времён, и трудно было сказать, когда он был впервые создан.
Из этой комнаты в другую вёл низкий проём в стене. Граф двинулся к нему. Я задержалась, рассматривая уцелевшую посуду. Не найдя в ней ничего примечательного, отправилась следом за своим спутником. Он стоял и рассматривал что-то в середине комнаты. Я подошла к нему и заглянула через плечо. В глаза мне бросились какие-то полустёртые надписи на камнях пола. Но что это были за надписи – теперь было невозможно понять. Граф опустился вниз и провёл по ним пальцем, стараясь рассмотреть получше.
А я прошлась по комнате. В ней царил больший разгром чем в предыдущей. Старая деревянная кровать, комод и гардероб были отодвинуты от стены, словно за ними что-то искали. В углу лежала груда каких-то тряпок и бумаг, а также других поломанных вещей. Я, вооружившись тут же найденной мною кочергой, и принялась копаться в ней. Но ничего интересного мне долгое время не попадалось. Я уже хотела бросить это занятие, когда взгляд мой коснулся какой-то дощечки, а вернее её обломков, ибо та оказалась разломана на пять кусков. Собрав их все, мне удалось сложить из них изображение крылатого чудовища и две надписи под ним. Первая была сделана непонятными письменами, а вторая на итальянском, латиницей, но очень неприятным шрифтом.
Какова же была моя реакция, когда я прочла на ней:
«Conte N E R O»!
Я тут же отдёрнула руку и отбросила находку в сторону, желая, скрыть её от своего спутника. Тот же в это время закончил изучение пола и подойдя ко мне спросил:
- Вам удалось обнаружить что-нибудь занимательное?
Я покачала головою. Он сказал:
- Мне тоже.
Однако голос его прозвучал задумчиво и в тоже время настороженно. А взгляд ненароком упал на то место на полу, где была полустрётая надпись или рисунок.
- Пойдёмте отсюда, граф. – сказала я.
- Вам здесь не нравится? – спросил он. – Разве мы не пойдём смотреть замок?
- Бог мой! – воскликнула я. – Скажите, на что он вам сдался?!
- Я люблю старину. – сказал он.
- Я тоже, но не такого сорта.
- Что ж, - после непродолжительной паузы сказал он, - коль вам угодно, уйдём отсюда. Но только… я хотел поговорить с вами. А тут нам никто не помешает.
- Как тогда в подземельях Гибралтара. – усмехнулась я. – Интересно в этот раз тоже обрушатся стены?
- Вы смеётесь и иронизируете, а мне не до этого. – произнёс он без тени улыбки. – То о чём я вам говорил на том ужасном острове, осталось неизменным. Даже наоборот, мои чувства к вам стали лишь сильнее.
- В таком случае, - сказала я, - мне стоит вам сообщить, что мои чувства с того момента тоже остались без изменений. Я отношусь к вам так же, как тогда. Иными словами: я не люблю вас, граф.
- Означает ли это то, что вы любите кого-нибудь другого? – спросил он, пристально глядя мне в глаза, и мне от этого его взгляда стало, как-то не по себе.
- Возможно. – ответила я.
- Я бы хотел знать, кто этот счастливец! – заявил граф.
- Это зачем, позвольте вас спросить? – нахмурилась я. – Уж не для того ли чтобы проткнуть его шпагой?
- Безусловно нет. – по его лицу скользнула мимолётная, но очень слабая улыбка. – Я лишь хотел удостовериться в том, что он достоин вас.
- А вы сами считаете себя достойным?
Он нахмурился и отвёл взгляд. Долгое время стоял, глядя куда-то в сторону. Затем снова посмотрел на меня и тихо произнёс:
- Нет. Я не достоин вас, Элизабет. Не достоин, но я вас люблю.
- В таком случае, соблаговолите отвести меня на пакетбот. – сказала я. – Ибо, скажу вам прямо, сколь мне не было б приятным ваше общество, вид этих угрюмых стен, повергает меня в трепет.
- Здесь вершилось зло. – тихо сказал он.
- С чего вы это взяли? – изумилась я.
- Уж поверьте мне, я сразу вижу подобное. – ещё тише сказал он, немного помолчав и предложив мне свою руку, спросил:
- Вы даже совсем немного не влюблены в меня?
Я покачала головою.
Он опустил голову.
- Послушайте, граф, - сказала я, - не вы один питаете ко мне подобные чувства. И посудите сами: не могу же я отвечать взаимностью всем!
- Но кто же, всё-таки мой противник! – пробормотал он. – Я его знаю?
Я пожала плечами и ничего не ответила ему.
- Кто же им может быть? – продолжил граф, рассуждая, словно сам с собою. – Может быть синьор Лефрой? Или предмет воздыхания синьоры Аннэлисы – синьор Юджин?
Он бросил на меня испытующий взгляд. Поскольку я продолжала молчать, граф после минутной паузы, продолжил.
- Кто же тогда? Но, нет. Не может быть или может? Вы любите того сбежавшего ирландского офицера, бывшего помощника нашего капитана, синьора Дугласа!
И такая уверенность прозвучала в его голосе, что я даже испугалась.
- Что вы! – воскликнула я. – Конечно же, нет. С чего вы это взяли?!
Он смерил меня странным взглядом и после непродолжительного молчания, сказал:
- Не знаю, с чего я так решил.
Мы только-только выбрались из комнаты и направились к выходу из дома. Граф шёл впереди, я за ним. И тут вдруг, послышался грохот. Я решила, что началось землетрясение и начали рушиться стены. Бросилась к выходу, но внезапно полетела вниз. Что-то ударило меня по голове и я потеряла сознание.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2015

Регистрационный номер №0268706

от 1 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0268706 выдан для произведения:
Глава Вторая
Таранто

Через несколько дней «Загадочная Незнакомка» достигла Таранто или, как его называли ещё, Тарента. Когда судно встало в порту, я в компании графа ди Онори и Горацио Лефроя отправилась на прогулку по городу. Наше судно собиралось простоять здесь пару дней, во время которых капитан рассчитывал нанять себе матросов.
На небольшом острове, ограниченном двумя проливами расположился Старый город – Читта Веккья. Он оказался сетью запутанных средневековых переулков и улиц, среди которых были затеряны небольшие площади, где располагались романские и древнеэллинские храмы, а также средневековый замок. Наша намечаемая лёгкая прогулка обернулась многочасовыми скитаниями. Только чудом мы сумели выбраться из этого лабиринта и выйти к побережью.
Берег сплошь был заставлен великим множеством рыбацких лодок и небольших судов. Мы прошли по вытянувшейся вдаль набережной, где нам то и дело встречались разговорчивые и весёлые рыбаки с богатым уловом рыбы.
Однако этот городок, как и предыдущий, оказался сравнительно небольшим. И вскоре гладкий камень набережной сменился пустынными и дикими утёсами. Вдалеке на самой вершине скалы показались очертания огромной крепости или даже целого города. Но его полуразрушенные башни и голые, лишённые стёкол окна домов, указывали на то, что он заброшен и необитаем. Тем не менее, живописный вид этих развалин вызвал в нас желание посетить их. Но поскольку уже начал спускаться вечер, а в этих краях темнело рано и очень стремительно, мы решили повернуть назад. Обследование развалин мы отложили на следующий день.
Когда возвратились в город, было уже почти темно, но мы всё же решили повременить с возвращением на корабль. За весь день мы ничего не ели и потому зашли в один из трактиров, где сытно отужинали. Конечно, здешняя кухня разительно отличалась от сицилийской, но всё же, была вполне сносной.
На пакетбот мы вернулись, когда в небе зажглись звёзды. Горацио распрощался со мною и графом и удалился в свою каюту. Но мы двое ещё долго стояли на палубе и, облокотившись о фальшборт, глядели вдаль, где редкими и слабыми огоньками светился засыпающий город.
- Скажите, синьора Элизабет, - вдруг нарушил затянувшиеся молчание граф, - вам не показалось, что за нами целый день кто-то следил?
Я задумалась, припоминая минувший день. И пару раз в памяти мелькнула какая-то тень, существование которой я больше приписывала своей фантазии. Но раз уж и графу показалось, что кто-то следил, тогда это могло и не быть игрою моего воображения. Но я не стала давать положительного ответа на этот вопрос, а просто сказала, довольно уклончиво:
- Право я не знаю, граф.
- Что ж, - сказал тот, задумчиво, - видно мне это лишь почудилось. Все эти события последних дней… и наконец, слова этого странного человека!
- Кого вы имеете в виду? – спросила я.
- Бальдассаре. Когда мы впервые с ним столкнулись, он полагал, что мы с ним когда-то встречались, а затем в тот вечер, когда вы и синьор Хуан так ловко его разоблачили… что означали его слова? Почему он угрожал мне?!
- По-моему это вы ему угрожали, своею шпагой, - заметила я, - разве вы не помните?
- Да, но эти его слова!
- Думаю, - решительно сказала я, - вам, граф пора отправляться спать. А то вам уже чудится какой-то тайный смысл в чьих-то там словах и соглядатаи на каждом шагу. Вы видно не выспались и очень устали за время наших скитаний по этим ужасным улицам!
- Что ж, вы видно правы. – пробормотал он, как-то пугливо озираясь по сторонам, словно боясь, что за ним наблюдают. Но когда он, попрощавшись со мною, удалился в свою каюту, мне почудилась как на берегу, в нескольких футах от нашего судна, метнулась какая-то тень.

***

На следующее утро, чуть свет, мы трое первым делом отправились в город. Там на главной площади намечалась ярмарка с традиционными танцами – Тарантеллой. Итак, заразительно плясали горожане, что мы не заметив, как, оказались в самой гуще танцующих. Кончилось всё это, однако тем, что Горацио Лефрой повредил себе ногу, и я вместе с графом и обоими слугами были вынуждены препроводить его на корабль, где оставили на попечение мисс Присли.
После обеда, граф предложил мне отправиться поглядеть на вчерашние развалины. Я несколько минут колебалась, но настроение у графа было таким приподнятым и между нами только-только стало возникать прежние взаимопонимание, что я решила не отказывать ему в прогулке.
Мы пошли вдвоём, своего слугу граф освободил от обязанностей и тот остался на корабле.
Снова шли вдоль берега. В небе ярко светило послеполуденное солнце, небеса были полны пленительной сини. Слышался весёлый смех и говор рыбаков.
Мы остановились чтобы поболтать с несколькими из них.
- Господа путешественники? – учтиво поинтересовался один, тарантиец средних лет.
Граф утвердительно кивнул.
- Осматриваете окрестности? – спросил другой совсем ещё юный парнишка.
- Да, осматриваем, - сказала я, - нам бы очень хотелось знать, что это за развалины за городом?
- А! Это. – произнёс третий и переглянулся с двумя первыми.
- В чём дело? – спросила я.
- Да не очень это доброе место. – заметил он. – Между Таранто и Бриндизи есть два таких города, полностью заброшенных. Этот, о котором вы спрашиваете, и ещё другой.
- А ещё один есть где-то в Тоскане. – добавил один из его товарищей.
- Что же произошло с этими городами? – заинтересовался граф.
Рыбаки снова переглянулись.
- Вы когда-нибудь слышали о Чёрном Графе? – наконец спросил один из них, тот, что был старше. У меня при звуках столь знакомого мне имени даже замерло сердце, а по спине пробежали мурашки.
- Да, кое-что слышать приходилось. – ответила я за себя и за графа, у которого при упоминании рокового имени на лице сменилась целая гамма чувств.
- Ну, вот. С этим-то злодеем и связаны эти города. – сказал самый старший из рыбаков. Он замолчал, задумчиво уставившись вдаль, затем продолжил:
- Давно это было. Почитай уж лет двести назад, а может и того более. Старики рассказывали, что в этих городах жили люди и все поклонялись какому-то чудовищу, которого они называли Чёрной Тьмою или ещё чем-то подобным. Говорили, что именно это чудовище и было столь известным Чёрным Графом. Чего только не творили эти горожане. Постоянно кто-то окрест бесследно исчезал, а на вершинах – все эти города до сих пор стоят на вершинах гор, чуть ли не каждую ночь виднелись странные всполохи. Вот так.
С этими словами он замолчал.
- И что же случилось после? – не выдержала я, увидев, что молчание затягивается.
- Жители Таранто и Бриндизи, и окрестных деревень вооружились, собрались вместе и пошли на них. – отозвался наш рассказчик. – Они хотели положить конец всем этим исчезновениям и беснованиям. Это была очень страшная ночь. Многие не вернулись назад, а те, кто вернулись, были не способны что-либо объяснить. Затем даже написали прошение самому Императору в Рим, с тем, чтобы он разобрался во всём этом. Император прислал войско. Оба города осаждали, чуть ли не целый месяц, а когда, наконец, ворвались в них, то не увидели ни одного горожанина. Города как вымерли. И с тех самых пор стоят пустыми. Никто не желает ни то, что селиться в них, но даже вообще близко подходить. По слухам там до сих пор какая-то нечисть бродит и после полуночи устраивает свои игрища.
- Всё это, конечно, интересно, - сказал граф ди Онори, - особенно для любителей фольклора. Но я, видите ли, не верю в подобную чушь. И потому думаю сейчас же отправиться туда.
- Упаси вас бог, милостивый синьор! – замахал на него руками перепугавшийся рыбак. – Не делайте этого! Никто вот уже двести лет не ходит туда. Двести лет там не ступает ничья живая нога!
- Да, бросьте! – отмахнулся от него граф. – Всё это вздор.
- Может это, конечно и вздор, - сказал парнишка всё это время слушавший с небывалым интересом рассказ старого рыбака, - но вот то, что в развалинах скрываются разбойники – это уже не вздор!
- Да, помолчи ты, - набросился на него другой рыбак, - что ты мелешь чепуху-то! Нет там никаких разбойников и Чёрных Графов. Просто ходить там стало опасно. Скалы осыпаются и оползни. Сорваться вниз можно. Так что вам, милостивые господа, лучше другое место для прогулок поискать. Например, посетите старый форт.
- Благодарим вас за интересную беседу, - сказал граф, - мы, пожалуй, пойдём.
С этими словами, он взял меня под руку, и мы двинулись дальше.
Вскоре миновав плиты набережной, вышли к утёсам. Шли до тех пор, пока вдали не стали вырисовываться развалины. Я то и дело оглядывалась по сторонам, потому что мне стало казаться, что за нами кто-то идёт. Но когда оглядывалась назад, не видела ничего кроме седых камней. Правда пару раз мне почудилась тень, но она была настолько мимолётной, что я посчитала её игрою воображения. Граф тоже шёл и поминутно озирался. Он старался выглядеть невозмутимым, но на деле таковым не был, его рука неустанно тянулась к эфесу шпаги.
Мы достигли подножия горы, на которой много веков назад примостился город, и остановились.
- Вы считаете не опрометчивым карабкаться туда? – спросила я его.
- Не знаю, - пробормотал он, неотрывно, разглядывая руины, но затем словно опомнился, отвёл от них взгляд и, поглядев на меня, сказал:
- Ну, что вы, синьора Элизабет! Безусловно, стоит подняться наверх! Мы обязаны бросить вызов всем этим суевериям!
Я пожала плечами. По-моему мнению не стоило бросать вызовы силам, которые именовались потусторонними, и согласно своему наименованию, находились по ту сторону человеческого рассудка и разума. Но лицо графа вдруг приняло настолько упрямое выражение, что я решила, что спорить с ним бесполезно, а оставаться внизу одной у меня не было, ни малейшего желания.
Медленно, стараясь выбирать более пологие места, мы стали подниматься вверх. Дорога, которая судя по всему, когда-то вела в город, давным-давно осыпалась и во многих местах заросла. С большим трудом, я и граф прошли по ней. По мере того, как мы поднимались всё выше и выше, я несколько раз оборачивалась и глядела на расстилавшийся внизу позади нас голый скалистый берег.
Город встретил нас безмолвием и запустением. Нам предстала целая вереница полуразрушенных домов, и мрачных, петляющих и стремительно поднимающихся вверх, улочек. Скала, на которой много веков назад был построен город, неумолимо разрушалась. Открытый всем ветрам и непогодам, он был обречён. Высоко над головою, на возвышении, виднелся старинный замок, казалось, что его бойницы и окна настороженно наблюдают за незваными гостями. Хмурый город не оживляло ничего. Даже шелест ветра, чудился мёртвым, лишённым какой бы то ни было жизни. Но, несмотря на это, я не ощущала ничего из того, о чём рассказывали нам рыбаки. Каким бы пустым и заброшенным не был этот город, никаких потусторонних сил в нём не ощущалось. В этом месте не было ничего, кроме запустенья.
Мы, молча, прошлись по безмолвным улицам, осматриваясь.
У некоторых домов сохранились остатки стёкол, иссохших ставней и дверных створок. Граф остановился подле одного из таких домов. Он отодвинул в сторону, висевшую на одной петле дверь, и вошёл внутрь. Я, оглядевшись по сторонам и отчего-то нервно поёжившись, пошла следом за ним. Внутри оказалось сухо, темно и прохладно. Со свету, я не разглядела, что вниз идут несколько ступенек, и чуть было не полетела вниз, но граф во время поймал меня.
Когда глаза привыкли к царившему здесь полумраку, я смогла ознакомиться с внутренностями дома. К своему удивлению увидела, что в нём сохранилась прежняя обстановка. Посреди комнаты, в которой мы оказались, стояли стол, скамьи и несколько стульев. На стенах висели полки. На них стояла посуда и какая-то домашняя утварь. По полу были разбросаны осколки и черепки, обломки дерева и куски ткани. В дальнем конце примостилась печь и раковина с кранами. Несмотря на двухсотлетнюю давность, в этом довольно заурядном и бедном доме был водопровод. Как мне удалось выяснить позже, в этом мире водопровод существовал с древних времён, и трудно было сказать, когда он был впервые создан.
Из этой комнаты в другую вёл низкий проём в стене. Граф двинулся к нему. Я задержалась, рассматривая уцелевшую посуду. Не найдя в ней ничего примечательного, отправилась следом за своим спутником. Он стоял и рассматривал что-то в середине комнаты. Я подошла к нему и заглянула через плечо. В глаза мне бросились какие-то полустёртые надписи на камнях пола. Но что это были за надписи – теперь было невозможно понять. Граф опустился вниз и провёл по ним пальцем, стараясь рассмотреть получше.
А я прошлась по комнате. В ней царил больший разгром чем в предыдущей. Старая деревянная кровать, комод и гардероб были отодвинуты от стены, словно за ними что-то искали. В углу лежала груда каких-то тряпок и бумаг, а также других поломанных вещей. Я, вооружившись тут же найденной мною кочергой, и принялась копаться в ней. Но ничего интересного мне долгое время не попадалось. Я уже хотела бросить это занятие, когда взгляд мой коснулся какой-то дощечки, а вернее её обломков, ибо та оказалась разломана на пять кусков. Собрав их все, мне удалось сложить из них изображение крылатого чудовища и две надписи под ним. Первая была сделана непонятными письменами, а вторая на итальянском, латиницей, но очень неприятным шрифтом.
Какова же была моя реакция, когда я прочла на ней:
«Conte N E R O»!
Я тут же отдёрнула руку и отбросила находку в сторону, желая, скрыть её от своего спутника. Тот же в это время закончил изучение пола и подойдя ко мне спросил:
- Вам удалось обнаружить что-нибудь занимательное?
Я покачала головою. Он сказал:
- Мне тоже.
Однако голос его прозвучал задумчиво и в тоже время настороженно. А взгляд ненароком упал на то место на полу, где была полустрётая надпись или рисунок.
- Пойдёмте отсюда, граф. – сказала я.
- Вам здесь не нравится? – спросил он. – Разве мы не пойдём смотреть замок?
- Бог мой! – воскликнула я. – Скажите, на что он вам сдался?!
- Я люблю старину. – сказал он.
- Я тоже, но не такого сорта.
- Что ж, - после непродолжительной паузы сказал он, - коль вам угодно, уйдём отсюда. Но только… я хотел поговорить с вами. А тут нам никто не помешает.
- Как тогда в подземельях Гибралтара. – усмехнулась я. – Интересно в этот раз тоже обрушатся стены?
- Вы смеётесь и иронизируете, а мне не до этого. – произнёс он без тени улыбки. – То о чём я вам говорил на том ужасном острове, осталось неизменным. Даже наоборот, мои чувства к вам стали лишь сильнее.
- В таком случае, - сказала я, - мне стоит вам сообщить, что мои чувства с того момента тоже остались без изменений. Я отношусь к вам так же, как тогда. Иными словами: я не люблю вас, граф.
- Означает ли это то, что вы любите кого-нибудь другого? – спросил он, пристально глядя мне в глаза, и мне от этого его взгляда стало, как-то не по себе.
- Возможно. – ответила я.
- Я бы хотел знать, кто этот счастливец! – заявил граф.
- Это зачем, позвольте вас спросить? – нахмурилась я. – Уж не для того ли чтобы проткнуть его шпагой?
- Безусловно нет. – по его лицу скользнула мимолётная, но очень слабая улыбка. – Я лишь хотел удостовериться в том, что он достоин вас.
- А вы сами считаете себя достойным?
Он нахмурился и отвёл взгляд. Долгое время стоял, глядя куда-то в сторону. Затем снова посмотрел на меня и тихо произнёс:
- Нет. Я не достоин вас, Элизабет. Не достоин, но я вас люблю.
- В таком случае, соблаговолите отвести меня на пакетбот. – сказала я. – Ибо, скажу вам прямо, сколь мне не было б приятным ваше общество, вид этих угрюмых стен, повергает меня в трепет.
- Здесь вершилось зло. – тихо сказал он.
- С чего вы это взяли? – изумилась я.
- Уж поверьте мне, я сразу вижу подобное. – ещё тише сказал он, немного помолчав и предложив мне свою руку, спросил:
- Вы даже совсем немного не влюблены в меня?
Я покачала головою.
Он опустил голову.
- Послушайте, граф, - сказала я, - не вы один питаете ко мне подобные чувства. И посудите сами: не могу же я отвечать взаимностью всем!
- Но кто же, всё-таки мой противник! – пробормотал он. – Я его знаю?
Я пожала плечами и ничего не ответила ему.
- Кто же им может быть? – продолжил граф, рассуждая, словно сам с собою. – Может быть синьор Лефрой? Или предмет воздыхания синьоры Аннэлисы – синьор Юджин?
Он бросил на меня испытующий взгляд. Поскольку я продолжала молчать, граф после минутной паузы, продолжил.
- Кто же тогда? Но, нет. Не может быть или может? Вы любите того сбежавшего ирландского офицера, бывшего помощника нашего капитана, синьора Дугласа!
И такая уверенность прозвучала в его голосе, что я даже испугалась.
- Что вы! – воскликнула я. – Конечно же, нет. С чего вы это взяли?!
Он смерил меня странным взглядом и после непродолжительного молчания, сказал:
- Не знаю, с чего я так решил.
Мы только-только выбрались из комнаты и направились к выходу из дома. Граф шёл впереди, я за ним. И тут вдруг, послышался грохот. Я решила, что началось землетрясение и начали рушиться стены. Бросилась к выходу, но внезапно полетела вниз. Что-то ударило меня по голове и я потеряла сознание.
Рейтинг: 0 165 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!