ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 2 Глава 5

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 2 Глава 5

24 января 2015 - Даннаис дде Даненн
Глава Пятая
Расследование

Минуло три дня. Антонио и Лоренцо за это время окончательно выздоровели и приступили к своим обязанностям. По просьбе Дугласа, пришедший в себя граф, отдал своего слугу в полное его распоряжение, поскольку из-за нехватки матросов, каждый человек стал на счету. Ниалл же хоть и поправился, всё равно по настоянию лекаря, продолжал пока находиться в постели. Через день граф ди Онори, Алекс, а с ними и синьора Аннэлиса, получили разрешение на то, чтобы подняться.
Алекс тут же бросился к своему другу и всё то время, пока тот не встал, провёл с ним, всячески занимая его и развлекая. Граф же устремился к капитану с явным намерением положить конец всему этому, как он выразился, бесчинству. Когда же капитан для этих целей собрался назначить своего помощника, молодой дворянин горячо воспротивился этому. Тот очень изумился подобной реакции.
- Почему вы не желаете, чтобы этим делом занялся господин Дуглас?
- Я считаю его безответственным и недостаточно компетентным в данном вопросе. – заявил граф голосом, не требующим возражений. – Разве он разыскал виновника покушения на синьору Аннэлису? Или может быть он отыскал того лиходея, что испещрил палубу своими угрозами?
На это капитан не нашёлся, что сказать. Слова одного из вверенных ему пассажиров, да ещё никого-то, а благородного аристократа, оказали на него сильное воздействие.
- Хорошо, - устало проговорил он, - я попробую найти более компетентное лицо.
Несмотря на то, что эта беседе происходила тет-а-тет, вскоре о ней стало известно на всём корабле, притом, как среди команды, так и среди пассажиров.
Дон Хуан необычайно оживился, узнав о намерениях капитана провести расследование. Он отправился к тому. Оба они долго о чём-то разговаривали и наконец, выяснилось, что испанский грант был назначен лично капитаном, проводить расследование.
Дон Хуан подошёл к этому делу очень ответственно и даже необычайно въедливо. За короткий срок он умудрился опросить на корабле всех: начиная с самого последнего матроса и кончая самим графом.
У меня так или иначе испанский грант не вызвал никаких положительных эмоций. Даже напротив. Я неожиданно для себя начала принимать сторону Дугласа, с моей точки зрения незаслуженно отвергнутого графом.
- Чем вам не угодил помощник капитана? – набросилась я на него, после того, как мне стала дословно известна вся их беседа с капитаном.
- Ну, что вы, синьора Элизабет, - пожал он плечами, - конечно ни чем. То есть я хотел сказать, что господин Дуглас глубоко ценим мною и уважаем. Но поймите, он не компетентен.
- Не вам судить об этом. – сердито сказала я.
- Кто знает кому. – медленно проговорил граф и на лице его появилась странная улыбка.
Оставив графа улыбаться чему-то своему, притом, на мой взгляд, отвратительному и бесчестному, я отправилась к кузену. Тот всё ещё сидел вместе со своим закадычным другом.
По дороге мне подвернулся Бальдассаре. Он стоял с ехидною улыбкой на лице, привалившись спиною к фальшборту.
- Приветствую, юную госпожу! – сказал он. Я же, в первый момент от услышанного, не известно почему, отпрянула назад.
- В чём дело? – поинтересовался он. – Вас так напугал мой вид?
- Нисколько, - сказала я, принимая свою обычную холодность. – Просто мне не понятно, почему вы так обратились ко мне?
- Как именно, госпожа или юная?
- Юная.
- Но ведь вы же не дама преклонного возраста, - пожал он плечами, - потому я так и обратился к вам.
- Хорошо. – сказала я и поглядев прямо ему в глаза, неожиданно для себя, сделала попытку заглянуть в его мысли. И тут, словно ударилась о неведомый барьер. При этом боль, которую я ощутила, была во стократ сильнее, чем, если бы я ударилась в действительности. Видно потому что боль была не физическая, а какая-нибудь ментально-сенсуальная, как выразились бы теософы.
Я даже вскрикнула и схватилась за голову. Бросила напуганный взгляд на Бальдассаре. Тот продолжал, как ни в чём не бывало стоять и улыбаться. Но затем он вдруг сделал несколько шагов в мою сторону и спросил участливым голосом:
- Что-то случилось? Могу ли я вам чем-нибудь помочь?
- Ничем не можете. – резво оборвала я, и чуть ли не бегом пустилась прочь от него. У меня не было ни капли сомнения в том, что он только что парировал мою попытку проникнуть к нему в голову. А это мог бы сделать только тот, кто, по меньшей мере, владел способностями к мыслепередаче. Бальдассаре же помимо этого, ещё и сумел увидеть мой лоттеанский меч. И это второе происшествие было воспринято мною, как доказательство того, что он был не тем за кого себя выдавал. Он не мог быть Создателем Лоттеан – одним из Пятерых, в этом я могла бы поклясться. Но он не был и таким же Лоттеанином, как я сама. А, следовательно, он был врагом, и, вероятнее, всего Чёрным Графом или его слугою. Недаром он, поздоровавшись со мною, вдруг применил манеру Чёрного Графа!..
Я влетела в каюту, смежную с каютой лекаря, где помещался больной Ниалл, даже не подумав остановиться и постучать в дверь. Да и наверное, если бы дверь оказалась запертой я попросту высадила бы её. Так я спешила скрыться от этого страшного человека, каким теперь представлялся мне Бальдассаре.
Закрыв за собою дверь, я привалилась к ней спиной, пытаясь отдышаться. Ниалл и Алекс воззрились на меня с нескрываемым удивлением и даже тревогой.
- Неужели опять? – только и смог выговорить ирландец.
- Что опять? – не поняла я.
- Новые нападения. – сказал он.
- Или может за тобою гналась Крылатая тень? – предположил кузен.
- Да, нет, - испугавшись в свою очередь, замахала я на них руками, - всего лишь неприятная встреча. А так у меня вообще-то к вам дело.
И приблизившись к Алексу, я шепнула ему на ухо:
- Граф копает под Дугласа.
- Как! – вскричал он. – Он хочет всё свалить на него?
- Нет, - махнула я рукой, - он хочет представить так, что Дуглас не способен ни в чём разобраться сам. Он ведь уже внушил это капитану.
- Знаю, - кивнул Алекс, - дон Хуан уже пытался что-нибудь вынюхать у нас с Ниаллом. Но мы были с ним коротки.
- Надеюсь не слишком. – буркнула я. – А то как бы этот новоиспечённый ищейка не обвинил во всём вас.
- Самым лучшим, - внезапно вмешался в разговор Ниалл, - будет нам найти истинного виновника всего этого… лицедейства.
- Тогда, - сказала я, - предлагаю порассуждать логически.
- Это как? – заинтересовался матрос.
- Выявим подозрительность в стечениях обстоятельств. Например: когда всё это началось?
Алекс и Ниалл погрузились в раздумья. Я тоже принялась лихорадочно размышлять. Прошло, должно быть, более получаса, прежде чем мы снова заговорили.
- Первым делом был тот остров. – нарушил молчание Ниалл.
Я не сразу поняла, о каком острове он говорит, потому что в моей памяти стоял тот последний, о котором кроме меня, никто из них двоих не подозревал.
- Он не в счёт. – сказала я. – Кстати, что о нём думает лекарь?
- Как и обо всём том, что произошло. – ответил кузен. – Всё это было действием галлюциногена. Ни острова, ни крылатой твари, ни тумана не было. Туман и прочая чепуха нам привиделись из-за того, что мы все нанюхались этого порошка. А крылатую тварь ведь, в сущности, видели лишь те, кто получил рану.
- А остров? – спросила я не без иронии в голосе.
- О! – махнул рукою Ниалл. – На этот счёт господин лекарь тоже нашёлся, что сказать. По его словам остров, конечно был. Но ничего того, что мы там якобы видели – не было.
- Как так? – не поняла я.
- Да так, - невесело отозвался матрос, - дескать, в воздухе, тоже могло содержаться некое одурманивающее вещество. И мы просто все надышались этим воздухом. А так остров был, как остров.
- Разве только исключить то, - заметила я, - что никакого острова в том месте быть не должно было.
- Нашего лекаря так прельстило это научное объяснение, что он решил закрыть на всё прочее глаза. – ещё унылее сказал Ниалл. – Капитан очень настоял на этом.
- Капитан?! – переспросила я, не веря своим ушам. – Вот уж от кого не ожидала! Что же такое твориться с ним?!
- Он действительно стал очень странным. – заметил Алекс. – По-моему он просто сдал от всего этого.
- Или ещё кое-что… – задумчиво и очень тихо протянула я, припоминая об ещё одном свойстве серого порошка.
Алекс, находившийся ко мне, ближе, чем Ниалл, и расслышавший мои слова, сразу догадался, что я что-то заподозрила.
- И что скажешь об этом? – насторожился он.
- Не сейчас! – махнула я рукою. – Мне надо это ещё хорошенько обдумать самой. Кстати, мне нужно будет увидеться с лекарем, если хочешь, составишь мне компанию. А пока давайте найдём виновника и сделаем это раньше самодовольного аристократа.
- А вернее сказать двух самодовольных аристократов. – поправил меня Алекс.

***

Вооружившись пером, чернилами и бумагой в достаточных количествах, я вместе с Алексом заперлась в том помещении, где находился Ниалл.
Я аккуратно записала на желтоватом листке всё то, что пришло в голову мне и моим соучастникам в этом деле.
Затем я зачитала то, что у нас получилось и мы, проанализировав собранные сведения, пришли к кое-каким выводам. Было решено опустить все мистические стороны дела и принять версию, которой придерживался лекарь, заодно этим же и переманить его на нашу сторону. Ведь если уж кто-то задумал представить всё, как обыденное преступное деяние, то было напрасно идти против этого. А кроме того я всё-таки желала доказать Чёрному Графу, что не так уж он и преуспел в своих делах, и что я сумею открыть его истинный облик.
После того, как мы трое приняли свою версию расследования, я, а со мною и Алекс, отправились в матросский кубрик, а затем, подговорив лекаря, заставили его под предлогом проверки здоровья заманить к себе кое-кого.
Пока он выполнял наше поручение, мы получили доступ к его одежде и нашли то, что искали и даже более того.

***

Этим же вечером мы созвали на собрание всех тех, чьё присутствие посчитали нужным, но чтобы у предполагаемого нами злодея не возникло никаких подозрений, мы пригласили ещё много кого скорее для отвода глаз, чем для дела.
Так или иначе, на вечере присутствовали все оставшиеся в живых пассажиры, в их числе были и синьора Аннэлиса, и оба самодовольных аристократа, и слуга графа Антонио, и синьор Пуглиси со своими сыновьями и слугой. Кроме того было несколько матросов, а именно: Ниалл, Лиам, Лоренцо, Бальдассаре и ещё двое, чьи имена я пока не буду называть. Так же были Дуглас, капитан, лекарь и мисс Присли.
Расположились мы в обеденном салоне. Притом я и Алекс сели так, чтобы видно нас было всем приглашённым. Перед собою мы положили папку, в которой помимо исписанных нами бумаг, покоилось несколько собранных улик.
- Значит так, - начала я и все собравшиеся обратили ко мне свои удивлённые взгляды, - мы созвали вас всех сюда не для того, чтобы мило побеседовать или погадать на картах.
- А для чего же позвольте вас спросить? – сразу выступил граф.
- Для того, чтобы выявить виновника совершённых на этом пакетботе преступлений. – серьёзно проговорил Алекс и при этом сдвинул брови таким образом, что я невольно чуть было не рассмеялась и удержалась лишь с трудом. Но вспомнив обо всех тех жертвах, мне сделалось совестно, и я помрачнела.
- А также всех тех, что произошли на Гибралтаре, - добавила я, - и из-за которых, местное население чуть не придало смерти многих ни в чём неповинных людей. И кроме того исчезновения нашего уважаемого капитана…
- Самовольное расследование, - нахмурился, было, капитан, но испанский грант что-то быстро сказал ему на ухо, и он махнул рукою:
- Продолжайте, уважаемые господа.
- Во-первых, припомним всё то, что произошло во время нашего плавания. – сказала я и Алекс пустился в пространный рассказ обо всём произошедшем.
Он заикнулся было об острове, но во время спохватился, и, назвав его штормом, поведал о битве с пиратами и о том, как нашим пакетботом был спасён Бальдассаре. Далее последнего заставили заново поведать всем присутствующим свою историю, что тот сделал с явной неохотой.
Затем я рассказала в общих чертах, опуская все потусторонние стороны, о тех вещах, что произошли на Гибралтаре. Дуглас пересказал случай с исчезновением капитана. После Алекс с Ниаллом поведали о том, как, преследуя двоих неизвестных, заблудились в пещерах, как случайно отыскали в них похищенного капитана.
Потом синьора Аннэлиса рассказала о вечере, проведённом за картами и о том, как получила удар кинжалом. Затем я коснулась темы о таинственной надписи красными чернилами, подписанной Чёрным Графом: о предупреждении ничего не предпринимать или в противном случае явной угрозе расправиться с тем, кто не воспримет его слов.
- Самым первым на пакетботе исчез матрос Гонзало. – сказала я. – И как раз в ту самую ночь, когда была оставлена надпись. Вопрос почему? Что ж видно он стал свидетелем того, как некая личность оставила на палубе эти слова. Затем в следующую ночь, пропал другой матрос – Диего, который был приятелем Гонзало. Через четыре дня я заметила отсутствие синьора Фирмино и синьора Риккардо. Когда мы вскрыли их каюту, мы не нашли ни их самих, ни их вещей, да и вообще ничего. Но этот факт мы пока опустим. Главное то, что они, по всей видимости, пропали через две ночи после Диего. Ведь никто не видел их ни в тот день, когда я обнаружила их отсутствие, ни весь предыдущий. За тем в то время, как… - тут я запнулась и, припомнив, то, что следовало говорить всем тем, кто исчез во время этого тумана, продолжила, - многие пребывали в бреду и без сознания, пропали ещё двое из тех, что были наняты господином капитаном в Лиссабоне, служанка синьоры Аннэлисы – Офелия, и наконец, друг, и названный брат матроса Лоренцо – Марио. Сам же Лоренцо был найден с раной и только чудом был спасён мною и господином Дугласом. Затем после всего этого было совершенно нападение на матроса Ниалла, а на четвёртую ночь на слугу нашего уважаемого графа – Антонио. После этого последнего нападения, а точнее сказать неудачного убийства, господин лекарь решил проверить кровь у всех пострадавших.
Тут лекарь выступил с подробным, даже, по-моему, чересчур подробным и занудно-научным докладом о том, как им было найдено в крови некое вещество. Он рассказал обо всех симптомах, бывших у троих пострадавших, а также о трудностях, с которыми он столкнулся не в силах что-либо предпринять и чем-либо им помочь.
После я, а вместе со мною и Алекс наперебой поведали о том, как граф выбежал из своей каюты обсыпанный серым порошком, с мешком в руках, из которого он и был просыпан. Далее, как мы все трое надышались этой гадости, как потеряли сознание и как нас одолевали видения.
Дуглас, а с ним и Бальдассаре рассказали, как нашли нас троих лежащих на полу перед каютою графа.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2015

Регистрационный номер №0267021

от 24 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0267021 выдан для произведения:
Глава Пятая
Расследование

Минуло три дня. Антонио и Лоренцо за это время окончательно выздоровели и приступили к своим обязанностям. По просьбе Дугласа, пришедший в себя граф, отдал своего слугу в полное его распоряжение, поскольку из-за нехватки матросов, каждый человек стал на счету. Ниалл же хоть и поправился, всё равно по настоянию лекаря, продолжал пока находиться в постели. Через день граф ди Онори, Алекс, а с ними и синьора Аннэлиса, получили разрешение на то, чтобы подняться.
Алекс тут же бросился к своему другу и всё то время, пока тот не встал, провёл с ним, всячески занимая его и развлекая. Граф же устремился к капитану с явным намерением положить конец всему этому, как он выразился, бесчинству. Когда же капитан для этих целей собрался назначить своего помощника, молодой дворянин горячо воспротивился этому. Тот очень изумился подобной реакции.
- Почему вы не желаете, чтобы этим делом занялся господин Дуглас?
- Я считаю его безответственным и недостаточно компетентным в данном вопросе. – заявил граф голосом, не требующим возражений. – Разве он разыскал виновника покушения на синьору Аннэлису? Или может быть он отыскал того лиходея, что испещрил палубу своими угрозами?
На это капитан не нашёлся, что сказать. Слова одного из вверенных ему пассажиров, да ещё никого-то, а благородного аристократа, оказали на него сильное воздействие.
- Хорошо, - устало проговорил он, - я попробую найти более компетентное лицо.
Несмотря на то, что эта беседе происходила тет-а-тет, вскоре о ней стало известно на всём корабле, притом, как среди команды, так и среди пассажиров.
Дон Хуан необычайно оживился, узнав о намерениях капитана провести расследование. Он отправился к тому. Оба они долго о чём-то разговаривали и наконец, выяснилось, что испанский грант был назначен лично капитаном, проводить расследование.
Дон Хуан подошёл к этому делу очень ответственно и даже необычайно въедливо. За короткий срок он умудрился опросить на корабле всех: начиная с самого последнего матроса и кончая самим графом.
У меня так или иначе испанский грант не вызвал никаких положительных эмоций. Даже напротив. Я неожиданно для себя начала принимать сторону Дугласа, с моей точки зрения незаслуженно отвергнутого графом.
- Чем вам не угодил помощник капитана? – набросилась я на него, после того, как мне стала дословно известна вся их беседа с капитаном.
- Ну, что вы, синьора Элизабет, - пожал он плечами, - конечно ни чем. То есть я хотел сказать, что господин Дуглас глубоко ценим мною и уважаем. Но поймите, он не компетентен.
- Не вам судить об этом. – сердито сказала я.
- Кто знает кому. – медленно проговорил граф и на лице его появилась странная улыбка.
Оставив графа улыбаться чему-то своему, притом, на мой взгляд, отвратительному и бесчестному, я отправилась к кузену. Тот всё ещё сидел вместе со своим закадычным другом.
По дороге мне подвернулся Бальдассаре. Он стоял с ехидною улыбкой на лице, привалившись спиною к фальшборту.
- Приветствую, юную госпожу! – сказал он. Я же, в первый момент от услышанного, не известно почему, отпрянула назад.
- В чём дело? – поинтересовался он. – Вас так напугал мой вид?
- Нисколько, - сказала я, принимая свою обычную холодность. – Просто мне не понятно, почему вы так обратились ко мне?
- Как именно, госпожа или юная?
- Юная.
- Но ведь вы же не дама преклонного возраста, - пожал он плечами, - потому я так и обратился к вам.
- Хорошо. – сказала я и поглядев прямо ему в глаза, неожиданно для себя, сделала попытку заглянуть в его мысли. И тут, словно ударилась о неведомый барьер. При этом боль, которую я ощутила, была во стократ сильнее, чем, если бы я ударилась в действительности. Видно потому что боль была не физическая, а какая-нибудь ментально-сенсуальная, как выразились бы теософы.
Я даже вскрикнула и схватилась за голову. Бросила напуганный взгляд на Бальдассаре. Тот продолжал, как ни в чём не бывало стоять и улыбаться. Но затем он вдруг сделал несколько шагов в мою сторону и спросил участливым голосом:
- Что-то случилось? Могу ли я вам чем-нибудь помочь?
- Ничем не можете. – резво оборвала я, и чуть ли не бегом пустилась прочь от него. У меня не было ни капли сомнения в том, что он только что парировал мою попытку проникнуть к нему в голову. А это мог бы сделать только тот, кто, по меньшей мере, владел способностями к мыслепередаче. Бальдассаре же помимо этого, ещё и сумел увидеть мой лоттеанский меч. И это второе происшествие было воспринято мною, как доказательство того, что он был не тем за кого себя выдавал. Он не мог быть Создателем Лоттеан – одним из Пятерых, в этом я могла бы поклясться. Но он не был и таким же Лоттеанином, как я сама. А, следовательно, он был врагом, и, вероятнее, всего Чёрным Графом или его слугою. Недаром он, поздоровавшись со мною, вдруг применил манеру Чёрного Графа!..
Я влетела в каюту, смежную с каютой лекаря, где помещался больной Ниалл, даже не подумав остановиться и постучать в дверь. Да и наверное, если бы дверь оказалась запертой я попросту высадила бы её. Так я спешила скрыться от этого страшного человека, каким теперь представлялся мне Бальдассаре.
Закрыв за собою дверь, я привалилась к ней спиной, пытаясь отдышаться. Ниалл и Алекс воззрились на меня с нескрываемым удивлением и даже тревогой.
- Неужели опять? – только и смог выговорить ирландец.
- Что опять? – не поняла я.
- Новые нападения. – сказал он.
- Или может за тобою гналась Крылатая тень? – предположил кузен.
- Да, нет, - испугавшись в свою очередь, замахала я на них руками, - всего лишь неприятная встреча. А так у меня вообще-то к вам дело.
И приблизившись к Алексу, я шепнула ему на ухо:
- Граф копает под Дугласа.
- Как! – вскричал он. – Он хочет всё свалить на него?
- Нет, - махнула я рукой, - он хочет представить так, что Дуглас не способен ни в чём разобраться сам. Он ведь уже внушил это капитану.
- Знаю, - кивнул Алекс, - дон Хуан уже пытался что-нибудь вынюхать у нас с Ниаллом. Но мы были с ним коротки.
- Надеюсь не слишком. – буркнула я. – А то как бы этот новоиспечённый ищейка не обвинил во всём вас.
- Самым лучшим, - внезапно вмешался в разговор Ниалл, - будет нам найти истинного виновника всего этого… лицедейства.
- Тогда, - сказала я, - предлагаю порассуждать логически.
- Это как? – заинтересовался матрос.
- Выявим подозрительность в стечениях обстоятельств. Например: когда всё это началось?
Алекс и Ниалл погрузились в раздумья. Я тоже принялась лихорадочно размышлять. Прошло, должно быть, более получаса, прежде чем мы снова заговорили.
- Первым делом был тот остров. – нарушил молчание Ниалл.
Я не сразу поняла, о каком острове он говорит, потому что в моей памяти стоял тот последний, о котором кроме меня, никто из них двоих не подозревал.
- Он не в счёт. – сказала я. – Кстати, что о нём думает лекарь?
- Как и обо всём том, что произошло. – ответил кузен. – Всё это было действием галлюциногена. Ни острова, ни крылатой твари, ни тумана не было. Туман и прочая чепуха нам привиделись из-за того, что мы все нанюхались этого порошка. А крылатую тварь ведь, в сущности, видели лишь те, кто получил рану.
- А остров? – спросила я не без иронии в голосе.
- О! – махнул рукою Ниалл. – На этот счёт господин лекарь тоже нашёлся, что сказать. По его словам остров, конечно был. Но ничего того, что мы там якобы видели – не было.
- Как так? – не поняла я.
- Да так, - невесело отозвался матрос, - дескать, в воздухе, тоже могло содержаться некое одурманивающее вещество. И мы просто все надышались этим воздухом. А так остров был, как остров.
- Разве только исключить то, - заметила я, - что никакого острова в том месте быть не должно было.
- Нашего лекаря так прельстило это научное объяснение, что он решил закрыть на всё прочее глаза. – ещё унылее сказал Ниалл. – Капитан очень настоял на этом.
- Капитан?! – переспросила я, не веря своим ушам. – Вот уж от кого не ожидала! Что же такое твориться с ним?!
- Он действительно стал очень странным. – заметил Алекс. – По-моему он просто сдал от всего этого.
- Или ещё кое-что… – задумчиво и очень тихо протянула я, припоминая об ещё одном свойстве серого порошка.
Алекс, находившийся ко мне, ближе, чем Ниалл, и расслышавший мои слова, сразу догадался, что я что-то заподозрила.
- И что скажешь об этом? – насторожился он.
- Не сейчас! – махнула я рукою. – Мне надо это ещё хорошенько обдумать самой. Кстати, мне нужно будет увидеться с лекарем, если хочешь, составишь мне компанию. А пока давайте найдём виновника и сделаем это раньше самодовольного аристократа.
- А вернее сказать двух самодовольных аристократов. – поправил меня Алекс.

***

Вооружившись пером, чернилами и бумагой в достаточных количествах, я вместе с Алексом заперлась в том помещении, где находился Ниалл.
Я аккуратно записала на желтоватом листке всё то, что пришло в голову мне и моим соучастникам в этом деле.
Затем я зачитала то, что у нас получилось и мы, проанализировав собранные сведения, пришли к кое-каким выводам. Было решено опустить все мистические стороны дела и принять версию, которой придерживался лекарь, заодно этим же и переманить его на нашу сторону. Ведь если уж кто-то задумал представить всё, как обыденное преступное деяние, то было напрасно идти против этого. А кроме того я всё-таки желала доказать Чёрному Графу, что не так уж он и преуспел в своих делах, и что я сумею открыть его истинный облик.
После того, как мы трое приняли свою версию расследования, я, а со мною и Алекс, отправились в матросский кубрик, а затем, подговорив лекаря, заставили его под предлогом проверки здоровья заманить к себе кое-кого.
Пока он выполнял наше поручение, мы получили доступ к его одежде и нашли то, что искали и даже более того.

***

Этим же вечером мы созвали на собрание всех тех, чьё присутствие посчитали нужным, но чтобы у предполагаемого нами злодея не возникло никаких подозрений, мы пригласили ещё много кого скорее для отвода глаз, чем для дела.
Так или иначе, на вечере присутствовали все оставшиеся в живых пассажиры, в их числе были и синьора Аннэлиса, и оба самодовольных аристократа, и слуга графа Антонио, и синьор Пуглиси со своими сыновьями и слугой. Кроме того было несколько матросов, а именно: Ниалл, Лиам, Лоренцо, Бальдассаре и ещё двое, чьи имена я пока не буду называть. Так же были Дуглас, капитан, лекарь и мисс Присли.
Расположились мы в обеденном салоне. Притом я и Алекс сели так, чтобы видно нас было всем приглашённым. Перед собою мы положили папку, в которой помимо исписанных нами бумаг, покоилось несколько собранных улик.
- Значит так, - начала я и все собравшиеся обратили ко мне свои удивлённые взгляды, - мы созвали вас всех сюда не для того, чтобы мило побеседовать или погадать на картах.
- А для чего же позвольте вас спросить? – сразу выступил граф.
- Для того, чтобы выявить виновника совершённых на этом пакетботе преступлений. – серьёзно проговорил Алекс и при этом сдвинул брови таким образом, что я невольно чуть было не рассмеялась и удержалась лишь с трудом. Но вспомнив обо всех тех жертвах, мне сделалось совестно, и я помрачнела.
- А также всех тех, что произошли на Гибралтаре, - добавила я, - и из-за которых, местное население чуть не придало смерти многих ни в чём неповинных людей. И кроме того исчезновения нашего уважаемого капитана…
- Самовольное расследование, - нахмурился, было, капитан, но испанский грант что-то быстро сказал ему на ухо, и он махнул рукою:
- Продолжайте, уважаемые господа.
- Во-первых, припомним всё то, что произошло во время нашего плавания. – сказала я и Алекс пустился в пространный рассказ обо всём произошедшем.
Он заикнулся было об острове, но во время спохватился, и, назвав его штормом, поведал о битве с пиратами и о том, как нашим пакетботом был спасён Бальдассаре. Далее последнего заставили заново поведать всем присутствующим свою историю, что тот сделал с явной неохотой.
Затем я рассказала в общих чертах, опуская все потусторонние стороны, о тех вещах, что произошли на Гибралтаре. Дуглас пересказал случай с исчезновением капитана. После Алекс с Ниаллом поведали о том, как, преследуя двоих неизвестных, заблудились в пещерах, как случайно отыскали в них похищенного капитана.
Потом синьора Аннэлиса рассказала о вечере, проведённом за картами и о том, как получила удар кинжалом. Затем я коснулась темы о таинственной надписи красными чернилами, подписанной Чёрным Графом: о предупреждении ничего не предпринимать или в противном случае явной угрозе расправиться с тем, кто не воспримет его слов.
- Самым первым на пакетботе исчез матрос Гонзало. – сказала я. – И как раз в ту самую ночь, когда была оставлена надпись. Вопрос почему? Что ж видно он стал свидетелем того, как некая личность оставила на палубе эти слова. Затем в следующую ночь, пропал другой матрос – Диего, который был приятелем Гонзало. Через четыре дня я заметила отсутствие синьора Фирмино и синьора Риккардо. Когда мы вскрыли их каюту, мы не нашли ни их самих, ни их вещей, да и вообще ничего. Но этот факт мы пока опустим. Главное то, что они, по всей видимости, пропали через две ночи после Диего. Ведь никто не видел их ни в тот день, когда я обнаружила их отсутствие, ни весь предыдущий. За тем в то время, как… - тут я запнулась и, припомнив, то, что следовало говорить всем тем, кто исчез во время этого тумана, продолжила, - многие пребывали в бреду и без сознания, пропали ещё двое из тех, что были наняты господином капитаном в Лиссабоне, служанка синьоры Аннэлисы – Офелия, и наконец, друг, и названный брат матроса Лоренцо – Марио. Сам же Лоренцо был найден с раной и только чудом был спасён мною и господином Дугласом. Затем после всего этого было совершенно нападение на матроса Ниалла, а на четвёртую ночь на слугу нашего уважаемого графа – Антонио. После этого последнего нападения, а точнее сказать неудачного убийства, господин лекарь решил проверить кровь у всех пострадавших.
Тут лекарь выступил с подробным, даже, по-моему, чересчур подробным и занудно-научным докладом о том, как им было найдено в крови некое вещество. Он рассказал обо всех симптомах, бывших у троих пострадавших, а также о трудностях, с которыми он столкнулся не в силах что-либо предпринять и чем-либо им помочь.
После я, а вместе со мною и Алекс наперебой поведали о том, как граф выбежал из своей каюты обсыпанный серым порошком, с мешком в руках, из которого он и был просыпан. Далее, как мы все трое надышались этой гадости, как потеряли сознание и как нас одолевали видения.
Дуглас, а с ним и Бальдассаре рассказали, как нашли нас троих лежащих на полу перед каютою графа.
Рейтинг: 0 147 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!