ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 1 Глава 6

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 1 Глава 6

11 января 2015 - Даннаис дде Даненн
Глава Шестая
На «Летучем Голландце»

Вода оказалась тёплой, а само море спокойным и ласковым. Лёгкие, едва заметные волны, колыхали бескрайнюю черноту водной глади, и как было это не странно, над водою тумана не было. Зато пакетбот был весь окутан, а вернее сказать объят им, словно инфернальным огнём или свечением. Кроме того, само судно двигалось по некому туманному пути: позади широкой полосой, вился след подобный туманному шлейфу, и впереди, сколько хватало взгляда в лунном полумраке, тянулась всё та же полоса из густого и плотного тумана.
«Загадочная Незнакомка», зловеще поблескивавшая в тусклых лучах луны и походившая в этот миг на «Летучего Голландца» медленно, даже как-то чересчур медленно, шла вперёд. Шла же она, несмотря на явную замедленность, на всех парусах, повинуясь иному и явно не принадлежащему окружающему миру, ветру, ибо паруса её надувал ветер совсем иного направления, чем дувший в это время попутный нашему курсу, юго-западный.
Движения судна казались мне аномально замедленными, так словно в неком невидимом кинематографе прокручивали плёнку с сильной задержкой.
За те несколько минут, что я, молча, созерцала эту картину, она не продвинулась вперёд и на два дюйма.
Медленно, стараясь не шуметь и не поднимать лишних брызг, я немного оплыла судно. Затем я попробовала вскарабкаться вверх по его гладко отёсанному деревянному борту. Стоило мне прикоснуться к кораблю, как я почувствовала ощущение какой-то растянутости и разрыва с действительностью, которая оставалась там, в мирно плескавшемся море, когда как я возвращалась в непостижимую нереальность.
Пару раз я соскальзывала вниз, и с большим трудом мне удавалось в самый последний момент ухватиться за чудом подвернувшуюся выпуклость. Но, в конце концов, дюйм за дюймом, мне удалось подняться наверх, цепляясь, за что придётся и, подтянувшись за фальшборт, оказаться на палубе.
Всю её покрывал туман и мне было не ясно куда идти. Пройдя немного вперёд, я наткнулась на непонятное препятствие и вынуждена была идти вдоль него. Судно было безмолвно, как никогда, и в действительности походило скорее на фантом, чем на корабль с живыми пассажирами и командой.
Шаг за шагом, продвигаясь в непроглядном тумане, и не слыша вокруг ни единого живого звука и хоть какого-то слабого, но ясного признака жизни, меня начинало охватывать отчаяние. От недавнего купания меня бил озноб и вода ручьями стекала с меня. Там внизу в воде было тепло, но здесь наверху на корабле царил промозглый и леденящий холод.
Кроме того я не знала, что мне стоило делать. Неужели я вдруг оказалась одна, полностью одна на внезапно вымершем корабле и единственное, что было ещё, где-то может совсем неподалёку от меня, это та самая крылатая тень и ужасная движущаяся масса?!
При этих мыслях мне хотелось повернуть назад и броситься в море. Но, что я могла делать там, в открытом море, вдали от всяких островов и кораблей! Разве могла я доплыть своими силами хоть куда-нибудь?! А, кроме того, разве я могла бросить своих друзей, да и других людей, которые ещё совсем недавно были на этом самом корабле!
Но где были эти люди? Куда они могли подеваться за столь краткий срок? Хотя такой ли уж краткий? Ведь ещё утром я никого не застала за завтраком. Да и когда покидала обеденный салон, вокруг всё было так же тихо и безлюдно! Никого не было ещё тогда, когда я проснулась. Хотя, всё-таки нет, после завтрака мне попался Бальдассаре. Он стоял и глядел на меня. Теперь припоминая эту встречу, мне ясно стала мерещиться угроза, как в его словах, так и в его взгляде. А этот смех, который долетел до меня, когда я уже удалялась…
Значит всё-таки Бальдассаре. Именно он – Чёрный Граф. И он, наконец, перестал довольствоваться какими-то там жалкими жертвами. Он захотел получить ВСЁ! Весь корабль и всех людей, невинных людей, плывущих на нём. Но чудом не иначе, а может быть и по его собственной воле, я осталась единственная живая, пока живая, на злополучной «Загадочной Незнакомке».
Это было ужасно, но не знаю, почему меня это не напугало. Куда больше меня угнетала эта тишина и ожидающая впереди неизвестность. Ведь человек всегда больше всего боится того, чего не знает. Но если бы мне вдруг предложили узнать, что меня ожидает, я бы отказалась от этого знания. Лучше никогда ничего не знать заранее. Лучше просто оказываться перед тем, что свершается. Всё равно знание будущего не спасёт, а может даже скорее убьёт.
Как не было это странным, я теперь была бы рада даже встрече с Бальдассаре. Но вокруг было тихо и мертво, а туман был настолько плотен, что я не видела даже своей вытянутой руки.
Я попробовала успокоиться. И прикрыв глаза, медленно произнесла про себя несколько раз:
«… Все дороги ведут в Камелот!..»
Затем я перешла на шёпот. Голос и слух после той фразы, сказанной мной, вернулся ко мне, и я ясно расслышала собственный слова. После я произнесла их громче, ещё громче и ещё, пока не прокричала их с такой силой, на какую была только способна в ту минуту.
Туман впереди меня начал постепенно рассеиваться. Зато позади он продолжал словно бы смыкаться. Неожиданно в нескольких шагах от меня, всё ещё сокрытых туманом, мне почудилось движение.
Я зажала одной рукою медальон, а другую сжала в кулак.
- Что бы ты ни было, - громко и чётко проговорила я, - я тебя не боюсь!
Но в ответ раздался голос, услышав, который я буквально, чуть не умерла от радости.
- Милостивая флайтти Элизабет! Это вы?!
Вместо ответа я бросилась в объятья к говорившему, и неожиданно для самой себя разрыдалась у того на груди. Дуглас, а это был он, полуобнял меня и успокаивающе погладил по руке.
- Что здесь происходит? – сквозь слёзы, с трудом, выговорила я.
- Если бы мне знать! – воскликнул он. Я подняла на него заплаканное лицо. Туман уже рассеялся в этом месте и тусклая луна светила прямо над нами. Дуглас выглядел, как всегда. Разве что более усталым и смятенным. Глаза его, когда он глядел на меня, блестели тепло и ласково.
- Все как будто исчезли. – сказал он. – Корабль будто вымер. Ещё этот туман…
- Он только над кораблём… - тихо сказала я.
- Постойте, - вдруг сказал он, тронув мою одежду, - вы мокрая!
- Я проплыла немного. – пояснила ему я, а затем немного поколебавшись рассказала то, что со мною произошло. Был ли он Чёрным Графом, не был ли им, мне уже в ту минуту было безразлично, кроме того мне уже просто в это не верилось. А даже наоборот мне хотелось верить этому человеку, потому что он показался вдруг мне таким надёжным – единственным надёжным в этом переменчивом и лживом мире.
Выслушав меня, Дуглас нахмурился, но ничего не сказал.
- Вы не верите мне? – спросила я.
- Не будем сейчас об этом, милостивая флайтти. – сказал он. – Поверьте мне, так будет лучше.
- Но что нам делать?! – воскликнула я. – Ведь все, все исчезли!
- Для начала пойдемте, проверим каюты. Хотя… - тут он замешкал и обвёл меня задумчивым взглядом, затем быстро сказал:
- Думаю, вам лучше будет зайти ко мне и я дам вам что-нибудь выпить, не то вы простудитесь.
Я не стала возражать, лишь только удивилась тому, как ловко сумел сориентироваться Дуглас во всё ещё окружавшем нас тумане. Он, для верности взяв меня за руку, провёл неведомыми, а также неразличимыми мною путями, и вывел прямиком к кормовой части твиндека. Затем без особого труда разыскал свою каюту, впустил меня, вошёл сам, а после для надежности запер дверь ключом, а ключ спрятал в карман. Далее он зажёг висевшую на потолке лампу, и веселое, и живое пламя заплясало по стенам и полу каюты, ярко осветив последнюю.
Я с любопытством огляделась, поскольку мне ещё ни разу не приходилось бывать не в пассажирских каютах. Величиною каюта Дугласа была такой же, но вот обстановка в ней была совсем другая. Помимо койки, застланной тёмным шерстяным одеялом с традиционными ирландскими узорами, здесь ещё стояли стул с прямой спинкой, письменный стол с креслом и больших размеров сундук, на котором лежал дорожный сундук поменьше. За небольшой перегородкой с занавесью стоял умывальник. По стенам были развешаны всевозможные карты, полки с книгами, пожелтелыми бумагами, дневниками и опять же со свернутыми в рулоны и сложенными пополам картами, а также компасы, бинокли, секстанты и прочие измерительные приборы. Кроме того было несколько моделей кораблей, раковин и веток кораллов, деревянных, костяных и каменных скульптурок, причудливых дикарских масок и ещё бог знает чего. Пол был устлан пёстрыми и полосатыми шкурами.
Увидев всё это, я даже на мгновение позабыла и об усталости и о том, что продрогла до самых костей, и даже обо всё том, что мне пришлось пережить за последний вечер.
Так же в дальнем углу висела клетка, накрытая тёмной материей и оттуда, то и дело доносилось едва различимое посапывание и ещё какие-то неопределённые звуки.
Пока я во все глаза разглядывала диковинное помещение, Дуглас занимался делом. Он достал откуда-то свой сюртук и накинул мне на плечи и, усадив в кресло, скинул с меня мокрые туфли и закутал ноги в мех, одной из шкур. После он ивлёк бутылки и посуду, и, проделав сложные манипуляции с ними, протянул мне стакан с тёмной жидкостью.
- Выпейте это. – сказал он тоном, не требующим никаких возражений или препирательств. И я без лишних колебаний одним махом осушила стакан и закашляла. Жидкость оказалась жгучей, но приятной на вкус, и на удивление быстро согревала. Даже голова от неё стала более ясной, чем была до этого.
Сам Дуглас пить не стал. Он открывал один за другим ящики письменного стола, и вынимал из них, расфасовывая по карманам: пистолеты, кинжалы, огниво.
- Вы останетесь здесь. – наконец, заявил он.
- Но…
- Никаких но, флайтти Элизабет. И простите мне мою грубость. Но вам следует остаться здесь и кроме того запереться и никого (здесь он заколебался, видно желая, сказать «ничего») не впускать. – закончил он твёрдо и безапелляционно. Но я, попросту бы перестала быть самой собой, если бы так легко сдалась и послушалась его приказа.
- Я ни за что не останусь где бы то ни было одна. – в свою очередь заявила я. – Хватит с меня. А вдруг вы тоже исчезнете! И что тогда, мне прикажете делать на этом «Летучем Голландце» одной посреди моря?! А, кроме того, если я не буду впускать никого, то, как вы попадёте обратно? С другой стороны если эти «никого» не относятся к вам, то где вероятность, что кто-нибудь не прикинется вами, и я впущу именно вас, а не этих самых «никого»?
Дуглас воспринял мою тираду, как само собою разумеющееся, видно он помнил, как я вела себя на острове. Единственное только, моё последние предложение, составленное сбивчиво, но весьма красноречиво и резонно, ввело всё-таки его в некое подобие затруднения. Но быстренько придя в себя, он ещё некоторое время потратил на пустые препирательства со мною, и только затем махнул рукою и сказал не без грусти:
- Вы полностью не подчиняетесь приказам и напоминаете мне одну особу… Хотя впрочем о чём я? – тут он запнулся и словно опомнился и очнулся от каких-то внезапно наплывших на него воспоминаний. – Понять не могу, что это нашло меня… - пробормотал он смущённо и потерянно, и внезапно спросил:
- Флайтти Элизабет, с вами не бывает такого, что вам вдруг в голову приходят навязчивые идеи?
Я удивлённо воззрилась на него, не понимая, с чего он вдруг заговорил о подобных вещах.
- Какие именно? – наконец, поинтересовалась я. – И что считать таковыми? Если уж так говорить, то последние годы моей жизни сплошная навязчивая идея…
Но он так же внезапно махнул рукою и сказал:
- Пустяки. Не слушайте меня. Так, если вы идёте, то обещайте всегда быть рядом со мною. И кроме того возьмите вот это.
И он протянул мне сначала кинжал, а после пистолет.
- Умеете им пользоваться?
Я лишь молча, кивнула.
- Хорошо, тогда идёмте. Проверим каюты. Для начала капитана.
Дуглас достал небольшой фонарь, зажёг его и протянул мне. Только после этого он полез в карман за ключом. Но прежде чем отпереть дверь, прислонился к ней и прислушался. Я тоже замерла, стараясь уловить хоть какой-нибудь подозрительный звук, но всё было тихо и глухо, как в могиле.
У Дугласа вырвался едва различимый вздох облегчения, и он отпер дверь. Тут же поток белёсого тумана медленно вплыл в каюту, поглотив моего спутника. Но я вовремя успела ухватить его за рукав и в следующую секунду тоже оказалась поглощена туманом.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2015

Регистрационный номер №0264402

от 11 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0264402 выдан для произведения:
Глава Шестая
На «Летучем Голландце»

Вода оказалась тёплой, а само море спокойным и ласковым. Лёгкие, едва заметные волны, колыхали бескрайнюю черноту водной глади, и как было это не странно, над водою тумана не было. Зато пакетбот был весь окутан, а вернее сказать объят им, словно инфернальным огнём или свечением. Кроме того, само судно двигалось по некому туманному пути: позади широкой полосой, вился след подобный туманному шлейфу, и впереди, сколько хватало взгляда в лунном полумраке, тянулась всё та же полоса из густого и плотного тумана.
«Загадочная Незнакомка», зловеще поблескивавшая в тусклых лучах луны и походившая в этот миг на «Летучего Голландца» медленно, даже как-то чересчур медленно, шла вперёд. Шла же она, несмотря на явную замедленность, на всех парусах, повинуясь иному и явно не принадлежащему окружающему миру, ветру, ибо паруса её надувал ветер совсем иного направления, чем дувший в это время попутный нашему курсу, юго-западный.
Движения судна казались мне аномально замедленными, так словно в неком невидимом кинематографе прокручивали плёнку с сильной задержкой.
За те несколько минут, что я, молча, созерцала эту картину, она не продвинулась вперёд и на два дюйма.
Медленно, стараясь не шуметь и не поднимать лишних брызг, я немного оплыла судно. Затем я попробовала вскарабкаться вверх по его гладко отёсанному деревянному борту. Стоило мне прикоснуться к кораблю, как я почувствовала ощущение какой-то растянутости и разрыва с действительностью, которая оставалась там, в мирно плескавшемся море, когда как я возвращалась в непостижимую нереальность.
Пару раз я соскальзывала вниз, и с большим трудом мне удавалось в самый последний момент ухватиться за чудом подвернувшуюся выпуклость. Но, в конце концов, дюйм за дюймом, мне удалось подняться наверх, цепляясь, за что придётся и, подтянувшись за фальшборт, оказаться на палубе.
Всю её покрывал туман и мне было не ясно куда идти. Пройдя немного вперёд, я наткнулась на непонятное препятствие и вынуждена была идти вдоль него. Судно было безмолвно, как никогда, и в действительности походило скорее на фантом, чем на корабль с живыми пассажирами и командой.
Шаг за шагом, продвигаясь в непроглядном тумане, и не слыша вокруг ни единого живого звука и хоть какого-то слабого, но ясного признака жизни, меня начинало охватывать отчаяние. От недавнего купания меня бил озноб и вода ручьями стекала с меня. Там внизу в воде было тепло, но здесь наверху на корабле царил промозглый и леденящий холод.
Кроме того я не знала, что мне стоило делать. Неужели я вдруг оказалась одна, полностью одна на внезапно вымершем корабле и единственное, что было ещё, где-то может совсем неподалёку от меня, это та самая крылатая тень и ужасная движущаяся масса?!
При этих мыслях мне хотелось повернуть назад и броситься в море. Но, что я могла делать там, в открытом море, вдали от всяких островов и кораблей! Разве могла я доплыть своими силами хоть куда-нибудь?! А, кроме того, разве я могла бросить своих друзей, да и других людей, которые ещё совсем недавно были на этом самом корабле!
Но где были эти люди? Куда они могли подеваться за столь краткий срок? Хотя такой ли уж краткий? Ведь ещё утром я никого не застала за завтраком. Да и когда покидала обеденный салон, вокруг всё было так же тихо и безлюдно! Никого не было ещё тогда, когда я проснулась. Хотя, всё-таки нет, после завтрака мне попался Бальдассаре. Он стоял и глядел на меня. Теперь припоминая эту встречу, мне ясно стала мерещиться угроза, как в его словах, так и в его взгляде. А этот смех, который долетел до меня, когда я уже удалялась…
Значит всё-таки Бальдассаре. Именно он – Чёрный Граф. И он, наконец, перестал довольствоваться какими-то там жалкими жертвами. Он захотел получить ВСЁ! Весь корабль и всех людей, невинных людей, плывущих на нём. Но чудом не иначе, а может быть и по его собственной воле, я осталась единственная живая, пока живая, на злополучной «Загадочной Незнакомке».
Это было ужасно, но не знаю, почему меня это не напугало. Куда больше меня угнетала эта тишина и ожидающая впереди неизвестность. Ведь человек всегда больше всего боится того, чего не знает. Но если бы мне вдруг предложили узнать, что меня ожидает, я бы отказалась от этого знания. Лучше никогда ничего не знать заранее. Лучше просто оказываться перед тем, что свершается. Всё равно знание будущего не спасёт, а может даже скорее убьёт.
Как не было это странным, я теперь была бы рада даже встрече с Бальдассаре. Но вокруг было тихо и мертво, а туман был настолько плотен, что я не видела даже своей вытянутой руки.
Я попробовала успокоиться. И прикрыв глаза, медленно произнесла про себя несколько раз:
«… Все дороги ведут в Камелот!..»
Затем я перешла на шёпот. Голос и слух после той фразы, сказанной мной, вернулся ко мне, и я ясно расслышала собственный слова. После я произнесла их громче, ещё громче и ещё, пока не прокричала их с такой силой, на какую была только способна в ту минуту.
Туман впереди меня начал постепенно рассеиваться. Зато позади он продолжал словно бы смыкаться. Неожиданно в нескольких шагах от меня, всё ещё сокрытых туманом, мне почудилось движение.
Я зажала одной рукою медальон, а другую сжала в кулак.
- Что бы ты ни было, - громко и чётко проговорила я, - я тебя не боюсь!
Но в ответ раздался голос, услышав, который я буквально, чуть не умерла от радости.
- Милостивая флайтти Элизабет! Это вы?!
Вместо ответа я бросилась в объятья к говорившему, и неожиданно для самой себя разрыдалась у того на груди. Дуглас, а это был он, полуобнял меня и успокаивающе погладил по руке.
- Что здесь происходит? – сквозь слёзы, с трудом, выговорила я.
- Если бы мне знать! – воскликнул он. Я подняла на него заплаканное лицо. Туман уже рассеялся в этом месте и тусклая луна светила прямо над нами. Дуглас выглядел, как всегда. Разве что более усталым и смятенным. Глаза его, когда он глядел на меня, блестели тепло и ласково.
- Все как будто исчезли. – сказал он. – Корабль будто вымер. Ещё этот туман…
- Он только над кораблём… - тихо сказала я.
- Постойте, - вдруг сказал он, тронув мою одежду, - вы мокрая!
- Я проплыла немного. – пояснила ему я, а затем немного поколебавшись рассказала то, что со мною произошло. Был ли он Чёрным Графом, не был ли им, мне уже в ту минуту было безразлично, кроме того мне уже просто в это не верилось. А даже наоборот мне хотелось верить этому человеку, потому что он показался вдруг мне таким надёжным – единственным надёжным в этом переменчивом и лживом мире.
Выслушав меня, Дуглас нахмурился, но ничего не сказал.
- Вы не верите мне? – спросила я.
- Не будем сейчас об этом, милостивая флайтти. – сказал он. – Поверьте мне, так будет лучше.
- Но что нам делать?! – воскликнула я. – Ведь все, все исчезли!
- Для начала пойдемте, проверим каюты. Хотя… - тут он замешкал и обвёл меня задумчивым взглядом, затем быстро сказал:
- Думаю, вам лучше будет зайти ко мне и я дам вам что-нибудь выпить, не то вы простудитесь.
Я не стала возражать, лишь только удивилась тому, как ловко сумел сориентироваться Дуглас во всё ещё окружавшем нас тумане. Он, для верности взяв меня за руку, провёл неведомыми, а также неразличимыми мною путями, и вывел прямиком к кормовой части твиндека. Затем без особого труда разыскал свою каюту, впустил меня, вошёл сам, а после для надежности запер дверь ключом, а ключ спрятал в карман. Далее он зажёг висевшую на потолке лампу, и веселое, и живое пламя заплясало по стенам и полу каюты, ярко осветив последнюю.
Я с любопытством огляделась, поскольку мне ещё ни разу не приходилось бывать не в пассажирских каютах. Величиною каюта Дугласа была такой же, но вот обстановка в ней была совсем другая. Помимо койки, застланной тёмным шерстяным одеялом с традиционными ирландскими узорами, здесь ещё стояли стул с прямой спинкой, письменный стол с креслом и больших размеров сундук, на котором лежал дорожный сундук поменьше. За небольшой перегородкой с занавесью стоял умывальник. По стенам были развешаны всевозможные карты, полки с книгами, пожелтелыми бумагами, дневниками и опять же со свернутыми в рулоны и сложенными пополам картами, а также компасы, бинокли, секстанты и прочие измерительные приборы. Кроме того было несколько моделей кораблей, раковин и веток кораллов, деревянных, костяных и каменных скульптурок, причудливых дикарских масок и ещё бог знает чего. Пол был устлан пёстрыми и полосатыми шкурами.
Увидев всё это, я даже на мгновение позабыла и об усталости и о том, что продрогла до самых костей, и даже обо всё том, что мне пришлось пережить за последний вечер.
Так же в дальнем углу висела клетка, накрытая тёмной материей и оттуда, то и дело доносилось едва различимое посапывание и ещё какие-то неопределённые звуки.
Пока я во все глаза разглядывала диковинное помещение, Дуглас занимался делом. Он достал откуда-то свой сюртук и накинул мне на плечи и, усадив в кресло, скинул с меня мокрые туфли и закутал ноги в мех, одной из шкур. После он ивлёк бутылки и посуду, и, проделав сложные манипуляции с ними, протянул мне стакан с тёмной жидкостью.
- Выпейте это. – сказал он тоном, не требующим никаких возражений или препирательств. И я без лишних колебаний одним махом осушила стакан и закашляла. Жидкость оказалась жгучей, но приятной на вкус, и на удивление быстро согревала. Даже голова от неё стала более ясной, чем была до этого.
Сам Дуглас пить не стал. Он открывал один за другим ящики письменного стола, и вынимал из них, расфасовывая по карманам: пистолеты, кинжалы, огниво.
- Вы останетесь здесь. – наконец, заявил он.
- Но…
- Никаких но, флайтти Элизабет. И простите мне мою грубость. Но вам следует остаться здесь и кроме того запереться и никого (здесь он заколебался, видно желая, сказать «ничего») не впускать. – закончил он твёрдо и безапелляционно. Но я, попросту бы перестала быть самой собой, если бы так легко сдалась и послушалась его приказа.
- Я ни за что не останусь где бы то ни было одна. – в свою очередь заявила я. – Хватит с меня. А вдруг вы тоже исчезнете! И что тогда, мне прикажете делать на этом «Летучем Голландце» одной посреди моря?! А, кроме того, если я не буду впускать никого, то, как вы попадёте обратно? С другой стороны если эти «никого» не относятся к вам, то где вероятность, что кто-нибудь не прикинется вами, и я впущу именно вас, а не этих самых «никого»?
Дуглас воспринял мою тираду, как само собою разумеющееся, видно он помнил, как я вела себя на острове. Единственное только, моё последние предложение, составленное сбивчиво, но весьма красноречиво и резонно, ввело всё-таки его в некое подобие затруднения. Но быстренько придя в себя, он ещё некоторое время потратил на пустые препирательства со мною, и только затем махнул рукою и сказал не без грусти:
- Вы полностью не подчиняетесь приказам и напоминаете мне одну особу… Хотя впрочем о чём я? – тут он запнулся и словно опомнился и очнулся от каких-то внезапно наплывших на него воспоминаний. – Понять не могу, что это нашло меня… - пробормотал он смущённо и потерянно, и внезапно спросил:
- Флайтти Элизабет, с вами не бывает такого, что вам вдруг в голову приходят навязчивые идеи?
Я удивлённо воззрилась на него, не понимая, с чего он вдруг заговорил о подобных вещах.
- Какие именно? – наконец, поинтересовалась я. – И что считать таковыми? Если уж так говорить, то последние годы моей жизни сплошная навязчивая идея…
Но он так же внезапно махнул рукою и сказал:
- Пустяки. Не слушайте меня. Так, если вы идёте, то обещайте всегда быть рядом со мною. И кроме того возьмите вот это.
И он протянул мне сначала кинжал, а после пистолет.
- Умеете им пользоваться?
Я лишь молча, кивнула.
- Хорошо, тогда идёмте. Проверим каюты. Для начала капитана.
Дуглас достал небольшой фонарь, зажёг его и протянул мне. Только после этого он полез в карман за ключом. Но прежде чем отпереть дверь, прислонился к ней и прислушался. Я тоже замерла, стараясь уловить хоть какой-нибудь подозрительный звук, но всё было тихо и глухо, как в могиле.
У Дугласа вырвался едва различимый вздох облегчения, и он отпер дверь. Тут же поток белёсого тумана медленно вплыл в каюту, поглотив моего спутника. Но я вовремя успела ухватить его за рукав и в следующую секунду тоже оказалась поглощена туманом.
Рейтинг: +1 155 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!