ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 1 Глава 13

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 1 Глава 13

18 января 2015 - Даннаис дде Даненн
Глава Тринадцатая
Рандеву в ночи

Проснулась я внезапно от того, что мне почудилось, что кто-то зовёт меня по имени. Ничего не понимая со сна, я попробовала сесть на кровати, но запуталась в длинных полах плаща и, пытаясь выбраться, свалилась на пол. Только после этого я проснулась окончательно. Потирая ушибленные места, я поднялась и уселась на краешек койки. Протёрла глаза, прислушалась. Было тихо и темно. Сквозь иллюминатор лился тусклый мертвенно-бледный свет.
Я уже хотела, лечь обратно, как вдруг ясно расслышала:
- Элизабет.
Проверив на месте ли меч, я немного поколебалась, после чего извлекла его из ножен и шагнула к двери. Отодвинула в сторону сундуки, отперла её и распахнула. Никого. Для верности я выглянула в коридор. В нём было пусто. Притом даже, несмотря на висевшие повсюду клочья тумана, я поняла, что в нём никого нет. Вздохнула с облегчением и закрыла дверь. Только я взялась за сундук, чтобы воздвичь его на прежнее место, как прямо позади себя расслышала:
- Элизабет.
Я обернулась и даже чуть не выронила меч из рук. В нескольких шагах от меня, высоко над полом висел сияющий трапециевидный шар. Его формы неустанно менялись, находясь в каком-то беспрерывном движении, потому называть его шаром или трапецией можно было лишь условно. Одно в нём было постоянным – его резкая и неприятная асимметричность и буйство неподдающихся описанию, цветов.
Первым желанием было броситься прочь из каюты, но постепенно глядя на него, меня стало охватывать странное чувство. Я как завороженная глядела на этот объект, и сама не отдавая себе отчёта ни в своих движениях, ни в действиях, медленно, словно повинуясь чьей-то невидимой воле, приблизилась к шару и прикоснулась к нему рукой. В следующую же минуту всё вокруг закружилось в бешеном вихре, а я потеряла сознание.
Остров или даже целая цепь островов, один за другим вставали из пены морской, там, где ещё мгновение назад бесшумно плескалось море, выступала суша: чёрная, как антрацит, лишённая растительности и состоящая из холодного безжизненного камня.
Постепенно очертания становились всё более отчетливыми, а море казалось, само раскрывало то, что прятало на своём дне. Вымощенные огромными каменными блоками дороги, тоннели, остатки циклопических стен, дворцов и храмов вздымали свои исполинские головы. Но главным среди всего этого, оставался Остров, по которому, передвигаясь мерными шеренгами, ходили, а вернее сказать переползали, с места на место, каменный истуканы с пустыми глазницами и ничего не выражающими вытянутыми лицами, моаи – изначальные стражи этого страшного клочка земли, нигде не пребывающего, но в тоже время видимого в любом из миров…
Я очнулась на краю утёса, на том самом месте, где была накануне днём, когда со мною вместе были Дуглас и Бальдассаре. Но и на этот раз я была здесь не одна. Я лежала на земле, всё ещё сжимая в одной руке меч, а в нескольких шагах от меня возвышалась огромная, так, по крайней мере, показалось мне, фигура, чёрная и неподвижная, как базальтовое изваяние древности.
Я слабо пошевелилась и попыталась подняться с земли. После нескольких неудачных попыток мне это удалось, и я встала, только сейчас ощутив, как тяжело держат меня ноги, а голова неимоверно болит и кружиться. Какой-то внутренний голос, подсказал мне, приложить рукоять меча ко лбу, и тут же боль утихла, а разум стал ясным, как некогда. Но зато страх с новою силою объял моё сердце. Чтобы отогнать и его, я спросила, как можно более твёрдо:
- И что? Мне казалось, что кто-то приглашал меня в гости! Негостеприимно со стороны хозяина, молча стоять и даже не предлагать даме сесть!
Чёрная фигура пошевелилась, и до меня долетел резкий и холодный голос:
- Нам казалось, что юная госпожа, давно искала с Нами встречи!
- Это, смотря, кто вы, - заметила я, - вы ведь так и не соизволили назвать мне ваше имя!
- Полно лукавить и творить притворство, Элизабет Литта, - сказал незнакомец, и, сделав шаг в мою сторону, откинул с лица капюшон. Но вместо лица, я увидела лишь расплывчатое очертание, подобное чёрной тени.
- Ну, как вы узнали Нас? – спросил он. – Мы – Канти`Нирту, Чёрный Посредник, Пришелец Тьмы или как ещё угодно многим величать Нас – Наше Чёрное Величество или Великий Магистр.
- А! Тогда понятно! – сказала я, нарочито беззаботным тоном, хотя внутри у меня всё перевернулось вверх тормашками от страха. И немного помолчав, припоминая изречение из «Классификатора…», процитировала:
«…Канти`Нирту, Чёрный Посредник, Пришелец Тьмы принадлежит к высшей касте, Один из После Созданных. Он уже приходил и снова придёт из Кадата того, что покоится на самых вершинах гор, что явились вместе с Ними из мест иных и запредельных и стоят ныне в стране вечных снегов и льда. Он придёт путями лишь ему ведомыми в страну каменных стражей, что стерегут путь в Кадат…»
- Так значит, этот остров и есть та страна, о которой говориться в книге? – поинтересовалась я, скорее для поддержания беседы, чем для того, чтобы получать ответ. – И кстати Кадат – это где?
- У юной госпожи хорошая память, - сказал Чёрный Граф, игнорируя мой последний вопрос, - и более того она очень догадлива. Но полагаем, даже она не ведает для каких целей, Наше Чёрное Величество призвало её сюда.
Я промолчала. Не дождавшись никаких реплик с моей стороны, он продолжил:
- Она желала дойти своим ничтожно малым умом, чья личина скрывает Одного из После Созданных! Так пусть же знает, что ей никогда не узнать этого. Но даже если бы она узнала, это ничего бы ей не дало, ибо Наша человеческая эманация лишь малая часть Великой Сущности, которую не в силах вместить не то, что жалкая человеческая оболочка, но даже все твари всех существующих реальностей, пространств, миров и Вселенных.
А более того главная часть Нашей сущности ныне находиться в совсем другом месте, вбирая в себя энергию и силу…
- Знаю, знаю, - презрительно махнула я рукою, перебив своего столь титулованного собеседника, - на кончике иглы, игла – в яйце, яйцо в утке…
Внезапно Чёрный Граф с силой заставил каким-то камням позади меня обрушиться. Видно в такую ярость он вдруг впал.
Я же, немного оробев, но в тоже время, с трудом преодолевая желание разразиться смехом, поправила:
- Но если Вас смущает столь презренная птица, как утка, тогда так и быть, но только для Вас, я искажу русский фольклор, пусть будет лебедь…
- Глупая девчонка! – прошипел он. – Как смеешь ты смеяться надо Мною?!
С этими словами, в которых он пренебрёг всяким этикетом, которому до сих пор следовал в разговоре со мною, а также отчего-то вдруг унизив своё достоинство, сказав о себе в единственном числе, Чёрный Граф сделал ещё шаг по направлению ко мне, я же наоборот попятилась назад.
Неожиданно он остановился и рассмеялся громко и неприятно.
- Ты робеешь и боишься Меня! – вскричал он. – Я чувствую твой страх и вижу каждую твою мысль. Ты страшишься того, что Я могу с тобою сделать, но напрасно, как раз в эту нашу первую встречу лицо к лицу, Я не сделаю тебе ничего. Я лишь хочу, чтобы ты поняла, что ни тебе тягаться со Мною или с кем-нибудь из Мне-Подобных. Во-первых, ты никогда не узнаешь, какая человеческая личина скрывает Меня, Я же могу предстать тебе в чьём угодно облике, чтобы ты осознала, что это так.
И вот на месте тени, один за другим передо мною сменилась целая вереница лиц: Юджин и Фредерик, Алекс и Ниалл, братья ирландских барышень, граф ди Онори и его слуга, Горацио Лефрой и Патрик, Дуглас и Бальдассаре, наконец, даже Лоренцо, а после него Марко – юноша, взятый по моей рекомендации в Ла-Коруньи. Напоследок мне предстали синьор Пуглиси, его сыновья и слуга.
Ощутив мою растерянность, Чёрный Граф рассмеялся и, перейдя на прежний учтивый тон и множественное число по отношению к своей персоне, поинтересовался:
- Под каким обликом, юная барышня желает видеть Нас сейчас?
- Под подлинным. – бросила я, сквозь стиснутые зубы. Он снова рассмеялся и приняв облик Юджина, переспросил:
- Под истинно-подлинным? Под тем, что призвал Нас наш Отец – Один из Величайших? Ну, нет, этот облик слишком многолик и многосущ, так что ни один рассудок, даже божественный ни сможет перенести его. Мы – это и прозванные дикарями Птице-Человек и Крылатая Тень, Серый Туман и Летающие Шары, и ещё многие эпитеты и названия приписаны Нам другими, и используемы Нами Самими. Многие народы во все времена и миры поклонялись Нам. Многие культы были посвящены Нам! Мы Вне Времени и Пространств, и потому для Нас нет не их, не вашего будущего или прошлого, для Нас всё лишь Мы Сами. Кроме того этот остров и те другие клочки суши – лишь кажутся вам ими, на деле, они продолжение Нашей Сущности, которая пребывает, пребывала и будет пребывать во всех этих мирах даже если Мы будем вновь низвергнуты за Последние Врата. А созданное Нами войско – моаи будут стеречь его, и пребывать Нашими глазами, ушами и устами – ведь именно оттого они у них такие!
- Так зачем вам понадобилось моё общество?! – наконец не выдержала я всей этой его болтовни. – Вам, что совсем не с кем даже поговорить, несмотря на вашу несомненную древность и многоликость?
Лицо Юджина исказила усмешка и Чёрный Граф сказал:
- Разумеется, нет. Мы призвали юную барышню лишь для того, чтобы сказать ей: напрасны её попытки. Те, кого она почитает за богов, давным-давно мертвы. Они не придут, они сгинули. Рогу не протрубить и никаким дорогам ни привести в Камелот, что так и останется низвергнутым.
Тут уж я ощутила непреодолимую ярость.
- Неправда! – вскричала я. – Пятеро живы и Они придут! А дорогам, всё равно каким, привести в восставший Камелот!
- Нет, - рассмеялся он, - Они мертвы.
- Ллаанн-Голладд не мог умереть, - твёрдо сказала я, - Он потомок Богов и более того Избранный!
При упоминании имени одного из Пятерых, Чёрный Граф вдруг снова впал в ярость притом в такую неистовую, что судя по грохоту, сокрушил позади меня по меньшей мере целую скалу. Он снова отбросил прочь свою множественность.
- Ллаанн-Голладд, презренный Ллаанн-Голладд, Я видел его и видел всё его ничтожество. Я владел его телом и разумом, и клянусь Последнюю Бездной, Я обрёл бы мощь для того, чтобы уничтожить последние Печати, если бы не девчонка, пусть не такая же ничтожно юная, как ты, но столь же жалкая, как ты, но столь же слабая, как и ты, не обратила бы слабость Ллаанн-Голладда против Меня!
Землю, на которой я стояла, потряс страшный толчок и самые её недра содрогнулись, и казалось, раскололись надвое.
Но внезапно Чёрный Граф успокоился и, обратившись моим братом, сказал:
- О, Элизабет, одумайся, твои герои презренны. Но пойдём со Мною, и ты узришь истинную силу, пред которой однажды содрогнулась их Вселенная и ничто не смогли поделать даже их древние боги! Я же предлагаю тебе союз, Мы вместе будем править всеми Вселенными, самые недры Вечности дрогнут пред Нами! Пойдём, я предлагаю тебе истинно, не так как презренный Нинурту. Он ничтожество и лишь ошибка, как и та, что была ошибочно призвана, как сестра Моя – мать его. Он отрёкся от истины и зато был наказан!..
Я в ответ выставила вперёд меч и ринулась на него. Но меч мой рассёк лишь чёрный дым. Чёрный Граф же тем временем принял облик Патрика и даже взмолился:
- О, милая Элизабет, пойми Меня, Я лишь орудие в руках тех, что создали Меня! Сжалься надо Мною, ибо Я несчастен! Я подчинён не своей воле, а чужой. Но если ты сжалишься надо Мной, ты освободишь Меня, и вместе Мы остановим то, что не в силах остановить НИКТО, ни в одной из Вселенных!
- Никогда! – вскричала я и тут с моих уст снова сорвались слова на неизвестном мне наречии:
«Tar`Eallwa i`Kea erunar Asun-Ta`u!»
Последнее, что осталось в моей памяти, было: грохот низвергаемых скал, чудовищный вопль огромной крылатой тени, светящийся трапецоид и мёртвые лица каменных истуканов…

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2015

Регистрационный номер №0265850

от 18 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0265850 выдан для произведения:
Глава Тринадцатая
Рандеву в ночи

Проснулась я внезапно от того, что мне почудилось, что кто-то зовёт меня по имени. Ничего не понимая со сна, я попробовала сесть на кровати, но запуталась в длинных полах плаща и, пытаясь выбраться, свалилась на пол. Только после этого я проснулась окончательно. Потирая ушибленные места, я поднялась и уселась на краешек койки. Протёрла глаза, прислушалась. Было тихо и темно. Сквозь иллюминатор лился тусклый мертвенно-бледный свет.
Я уже хотела, лечь обратно, как вдруг ясно расслышала:
- Элизабет.
Проверив на месте ли меч, я немного поколебалась, после чего извлекла его из ножен и шагнула к двери. Отодвинула в сторону сундуки, отперла её и распахнула. Никого. Для верности я выглянула в коридор. В нём было пусто. Притом даже, несмотря на висевшие повсюду клочья тумана, я поняла, что в нём никого нет. Вздохнула с облегчением и закрыла дверь. Только я взялась за сундук, чтобы воздвичь его на прежнее место, как прямо позади себя расслышала:
- Элизабет.
Я обернулась и даже чуть не выронила меч из рук. В нескольких шагах от меня, высоко над полом висел сияющий трапециевидный шар. Его формы неустанно менялись, находясь в каком-то беспрерывном движении, потому называть его шаром или трапецией можно было лишь условно. Одно в нём было постоянным – его резкая и неприятная асимметричность и буйство неподдающихся описанию, цветов.
Первым желанием было броситься прочь из каюты, но постепенно глядя на него, меня стало охватывать странное чувство. Я как завороженная глядела на этот объект, и сама не отдавая себе отчёта ни в своих движениях, ни в действиях, медленно, словно повинуясь чьей-то невидимой воле, приблизилась к шару и прикоснулась к нему рукой. В следующую же минуту всё вокруг закружилось в бешеном вихре, а я потеряла сознание.
Остров или даже целая цепь островов, один за другим вставали из пены морской, там, где ещё мгновение назад бесшумно плескалось море, выступала суша: чёрная, как антрацит, лишённая растительности и состоящая из холодного безжизненного камня.
Постепенно очертания становились всё более отчетливыми, а море казалось, само раскрывало то, что прятало на своём дне. Вымощенные огромными каменными блоками дороги, тоннели, остатки циклопических стен, дворцов и храмов вздымали свои исполинские головы. Но главным среди всего этого, оставался Остров, по которому, передвигаясь мерными шеренгами, ходили, а вернее сказать переползали, с места на место, каменный истуканы с пустыми глазницами и ничего не выражающими вытянутыми лицами, моаи – изначальные стражи этого страшного клочка земли, нигде не пребывающего, но в тоже время видимого в любом из миров…
Я очнулась на краю утёса, на том самом месте, где была накануне днём, когда со мною вместе были Дуглас и Бальдассаре. Но и на этот раз я была здесь не одна. Я лежала на земле, всё ещё сжимая в одной руке меч, а в нескольких шагах от меня возвышалась огромная, так, по крайней мере, показалось мне, фигура, чёрная и неподвижная, как базальтовое изваяние древности.
Я слабо пошевелилась и попыталась подняться с земли. После нескольких неудачных попыток мне это удалось, и я встала, только сейчас ощутив, как тяжело держат меня ноги, а голова неимоверно болит и кружиться. Какой-то внутренний голос, подсказал мне, приложить рукоять меча ко лбу, и тут же боль утихла, а разум стал ясным, как некогда. Но зато страх с новою силою объял моё сердце. Чтобы отогнать и его, я спросила, как можно более твёрдо:
- И что? Мне казалось, что кто-то приглашал меня в гости! Негостеприимно со стороны хозяина, молча стоять и даже не предлагать даме сесть!
Чёрная фигура пошевелилась, и до меня долетел резкий и холодный голос:
- Нам казалось, что юная госпожа, давно искала с Нами встречи!
- Это, смотря, кто вы, - заметила я, - вы ведь так и не соизволили назвать мне ваше имя!
- Полно лукавить и творить притворство, Элизабет Литта, - сказал незнакомец, и, сделав шаг в мою сторону, откинул с лица капюшон. Но вместо лица, я увидела лишь расплывчатое очертание, подобное чёрной тени.
- Ну, как вы узнали Нас? – спросил он. – Мы – Канти`Нирту, Чёрный Посредник, Пришелец Тьмы или как ещё угодно многим величать Нас – Наше Чёрное Величество или Великий Магистр.
- А! Тогда понятно! – сказала я, нарочито беззаботным тоном, хотя внутри у меня всё перевернулось вверх тормашками от страха. И немного помолчав, припоминая изречение из «Классификатора…», процитировала:
«…Канти`Нирту, Чёрный Посредник, Пришелец Тьмы принадлежит к высшей касте, Один из После Созданных. Он уже приходил и снова придёт из Кадата того, что покоится на самых вершинах гор, что явились вместе с Ними из мест иных и запредельных и стоят ныне в стране вечных снегов и льда. Он придёт путями лишь ему ведомыми в страну каменных стражей, что стерегут путь в Кадат…»
- Так значит, этот остров и есть та страна, о которой говориться в книге? – поинтересовалась я, скорее для поддержания беседы, чем для того, чтобы получать ответ. – И кстати Кадат – это где?
- У юной госпожи хорошая память, - сказал Чёрный Граф, игнорируя мой последний вопрос, - и более того она очень догадлива. Но полагаем, даже она не ведает для каких целей, Наше Чёрное Величество призвало её сюда.
Я промолчала. Не дождавшись никаких реплик с моей стороны, он продолжил:
- Она желала дойти своим ничтожно малым умом, чья личина скрывает Одного из После Созданных! Так пусть же знает, что ей никогда не узнать этого. Но даже если бы она узнала, это ничего бы ей не дало, ибо Наша человеческая эманация лишь малая часть Великой Сущности, которую не в силах вместить не то, что жалкая человеческая оболочка, но даже все твари всех существующих реальностей, пространств, миров и Вселенных.
А более того главная часть Нашей сущности ныне находиться в совсем другом месте, вбирая в себя энергию и силу…
- Знаю, знаю, - презрительно махнула я рукою, перебив своего столь титулованного собеседника, - на кончике иглы, игла – в яйце, яйцо в утке…
Внезапно Чёрный Граф с силой заставил каким-то камням позади меня обрушиться. Видно в такую ярость он вдруг впал.
Я же, немного оробев, но в тоже время, с трудом преодолевая желание разразиться смехом, поправила:
- Но если Вас смущает столь презренная птица, как утка, тогда так и быть, но только для Вас, я искажу русский фольклор, пусть будет лебедь…
- Глупая девчонка! – прошипел он. – Как смеешь ты смеяться надо Мною?!
С этими словами, в которых он пренебрёг всяким этикетом, которому до сих пор следовал в разговоре со мною, а также отчего-то вдруг унизив своё достоинство, сказав о себе в единственном числе, Чёрный Граф сделал ещё шаг по направлению ко мне, я же наоборот попятилась назад.
Неожиданно он остановился и рассмеялся громко и неприятно.
- Ты робеешь и боишься Меня! – вскричал он. – Я чувствую твой страх и вижу каждую твою мысль. Ты страшишься того, что Я могу с тобою сделать, но напрасно, как раз в эту нашу первую встречу лицо к лицу, Я не сделаю тебе ничего. Я лишь хочу, чтобы ты поняла, что ни тебе тягаться со Мною или с кем-нибудь из Мне-Подобных. Во-первых, ты никогда не узнаешь, какая человеческая личина скрывает Меня, Я же могу предстать тебе в чьём угодно облике, чтобы ты осознала, что это так.
И вот на месте тени, один за другим передо мною сменилась целая вереница лиц: Юджин и Фредерик, Алекс и Ниалл, братья ирландских барышень, граф ди Онори и его слуга, Горацио Лефрой и Патрик, Дуглас и Бальдассаре, наконец, даже Лоренцо, а после него Марко – юноша, взятый по моей рекомендации в Ла-Коруньи. Напоследок мне предстали синьор Пуглиси, его сыновья и слуга.
Ощутив мою растерянность, Чёрный Граф рассмеялся и, перейдя на прежний учтивый тон и множественное число по отношению к своей персоне, поинтересовался:
- Под каким обликом, юная барышня желает видеть Нас сейчас?
- Под подлинным. – бросила я, сквозь стиснутые зубы. Он снова рассмеялся и приняв облик Юджина, переспросил:
- Под истинно-подлинным? Под тем, что призвал Нас наш Отец – Один из Величайших? Ну, нет, этот облик слишком многолик и многосущ, так что ни один рассудок, даже божественный ни сможет перенести его. Мы – это и прозванные дикарями Птице-Человек и Крылатая Тень, Серый Туман и Летающие Шары, и ещё многие эпитеты и названия приписаны Нам другими, и используемы Нами Самими. Многие народы во все времена и миры поклонялись Нам. Многие культы были посвящены Нам! Мы Вне Времени и Пространств, и потому для Нас нет не их, не вашего будущего или прошлого, для Нас всё лишь Мы Сами. Кроме того этот остров и те другие клочки суши – лишь кажутся вам ими, на деле, они продолжение Нашей Сущности, которая пребывает, пребывала и будет пребывать во всех этих мирах даже если Мы будем вновь низвергнуты за Последние Врата. А созданное Нами войско – моаи будут стеречь его, и пребывать Нашими глазами, ушами и устами – ведь именно оттого они у них такие!
- Так зачем вам понадобилось моё общество?! – наконец не выдержала я всей этой его болтовни. – Вам, что совсем не с кем даже поговорить, несмотря на вашу несомненную древность и многоликость?
Лицо Юджина исказила усмешка и Чёрный Граф сказал:
- Разумеется, нет. Мы призвали юную барышню лишь для того, чтобы сказать ей: напрасны её попытки. Те, кого она почитает за богов, давным-давно мертвы. Они не придут, они сгинули. Рогу не протрубить и никаким дорогам ни привести в Камелот, что так и останется низвергнутым.
Тут уж я ощутила непреодолимую ярость.
- Неправда! – вскричала я. – Пятеро живы и Они придут! А дорогам, всё равно каким, привести в восставший Камелот!
- Нет, - рассмеялся он, - Они мертвы.
- Ллаанн-Голладд не мог умереть, - твёрдо сказала я, - Он потомок Богов и более того Избранный!
При упоминании имени одного из Пятерых, Чёрный Граф вдруг снова впал в ярость притом в такую неистовую, что судя по грохоту, сокрушил позади меня по меньшей мере целую скалу. Он снова отбросил прочь свою множественность.
- Ллаанн-Голладд, презренный Ллаанн-Голладд, Я видел его и видел всё его ничтожество. Я владел его телом и разумом, и клянусь Последнюю Бездной, Я обрёл бы мощь для того, чтобы уничтожить последние Печати, если бы не девчонка, пусть не такая же ничтожно юная, как ты, но столь же жалкая, как ты, но столь же слабая, как и ты, не обратила бы слабость Ллаанн-Голладда против Меня!
Землю, на которой я стояла, потряс страшный толчок и самые её недра содрогнулись, и казалось, раскололись надвое.
Но внезапно Чёрный Граф успокоился и, обратившись моим братом, сказал:
- О, Элизабет, одумайся, твои герои презренны. Но пойдём со Мною, и ты узришь истинную силу, пред которой однажды содрогнулась их Вселенная и ничто не смогли поделать даже их древние боги! Я же предлагаю тебе союз, Мы вместе будем править всеми Вселенными, самые недры Вечности дрогнут пред Нами! Пойдём, я предлагаю тебе истинно, не так как презренный Нинурту. Он ничтожество и лишь ошибка, как и та, что была ошибочно призвана, как сестра Моя – мать его. Он отрёкся от истины и зато был наказан!..
Я в ответ выставила вперёд меч и ринулась на него. Но меч мой рассёк лишь чёрный дым. Чёрный Граф же тем временем принял облик Патрика и даже взмолился:
- О, милая Элизабет, пойми Меня, Я лишь орудие в руках тех, что создали Меня! Сжалься надо Мною, ибо Я несчастен! Я подчинён не своей воле, а чужой. Но если ты сжалишься надо Мной, ты освободишь Меня, и вместе Мы остановим то, что не в силах остановить НИКТО, ни в одной из Вселенных!
- Никогда! – вскричала я и тут с моих уст снова сорвались слова на неизвестном мне наречии:
«Tar`Eallwa i`Kea erunar Asun-Ta`u!»
Последние, что осталось в моей памяти, были грохот низвергаемых скал, чудовищный вопль огромной крылатой тени, светящийся трапецоид и мёртвые лица каменных истуканов…
Рейтинг: 0 153 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!