ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 1 Глава 12

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 3 Часть 1 Глава 12

17 января 2015 - Даннаис дде Даненн
Глава Двенадцатая
Остров Каменных Исполинов (Продолжение)

Земля, по которой мы шли, всюду была покрыта ноздреватыми камнями разной величины, черного, бурого или красноватого цвета с явными следами вулканического огня. Не было видно ни дерева, ни хоть какого-то жалкого клочка растительности. Нет. Лишь голая каменистая пустыня, местами более гористая и крутая, местами шедшая ровно и гладко.
Но вот внезапно на пути нам предстало некое подобие тропы, хотя правильнее бы было сказать, что это были полосы глубоко вдавленные и впечатанные в камень. Глядя на них, создавалось впечатление, что некие чудовищные ползущие твари, что-то вроде гигантских улиток или каких других моллюсков, проползая этим путём, проторили эту дорогу.
Тропа была сравнительно гладкой и полностью лишенной камней, и такой широкой, что по ней свободно смогло бы пройти целое стадо слонов.
Шли мы по ней некоторое время и вот достигли восточной части берега. Там нам предстал целый ряд изваяний, числом семь. Они словно выстроились в шеренгу. Все они располагались на постаментах, как и те, что мы видели на другом берегу острова; камни их были также обтесаны и хорошо подогнаны друг к другу.
Ни Бальдассаре, ни Дуглас не посмели близко подойти к этим истуканам, зато я сделала это за них. Поборов чувство всё более возрастающего трепета, я приблизилась к одному из изваяний. Оглядела постамент. Тот был сделан из необычного, и как мне показалось, очень твёрдого камня. Неожиданно я ощутила что-то непередаваемое. В ушах зазвенело и даже загудело, голова закружилась. Мне показалось, что из постамента, а может впрочем, и из самого истукана, начали исходить странные волны, вроде радио. Преодолевая внезапную слабость, я дотянулась рукой сначала до него, а после и до самого моаи. Но тут же отдёрнула её. Камень был неестественно ледяным, и как показалось мне мёртвым, но в тоже время каким-то ещё, но каким я не поняла. А вернее сказать не посмела предположить. Мне сразу отчего-то вспомнилось одинокое мёртвое дерево на том странном острове, куда мы попали таким же непостижимым образом, как и на этот. А вместе с тем вернулись воспоминания о тех видениях, что предстали мне, когда я ненароком заснула под его раскидистой кроной…
От того места наш отряд из трёх человек двинулся на север к морю. По пути нам пришлось миновать глубокую пропасть, к счастью мы смогли обойти её справа. Я глянула вниз, и увидела, что неровное дно её местами гладко отшлифовано, как и та тропа, по которой мы шли. Ещё я разглядела нескольких истуканов. Они стояли высокие и безмолвные, а их пустые глазницы, казалось, были обращены вверх на нас, чужеземцев, вторгшихся на землю, стражами которой они были.
Также в нависших скальных породах, мне померещились чёрные отверстия, а в них трапециевидные шары. Но внизу, как и вокруг царил серый сумрак, и вряд ли можно было доверять всему тому, что я увидела. Скорее это была зрительная иллюзия. Ведь в моей памяти то и дело, вставали описания всего того, что капитан Даргилов увидел и пережил на злополучном острове Пасхи.
Всё обширное пространство вокруг состояло из той же безжизненной и однообразной пустыни и камней. Если это и был остров Пасхи, то было неясным то, куда девалось местное население, которое всё-таки было на нём, уж, по крайней мере, в моей реальности. Но на этой земле не было, ни следа, пребывания кого бы, то, ни было живого. Гнетущая тишина стояла над этим местом. Не было слышно даже всплеска волн или шелеста ветра. А отзвук наших шагов глухо отдавался в камне и сразу же замолкал. За всё время нашего пребывания на острове, я и мои спутники не обменялись даже парою слов. Мы шли в полном молчании, больше глядя по сторонам, и отчего-то стараясь, не глядеть друг на друга. Лишь я искоса следила за Бальдассаре, но тот не делал ничего предосудительного.
- Странное место, вы не находите? – неожиданно спросил Дуглас. Его слова заставили и меня, и моего визави вздрогнуть. Но поскольку мы не спешили ничего ответить, он продолжил, словно, ни к кому и, не обращаясь, а просто рассуждая вслух.
- По всей видимости, это Остров Каменных Исполинов. Но на нём нет, ни следа населения или хотя бы какой-нибудь живности. Что ж, мне вспоминаются рассказы, связанные с этим островом…
- Это, например те, - вступила я в разговор, - когда он не оказывался в тех координатах, в каких должен был быть? Когда на его месте плескалось море? Или когда вместо его одного представал целый архипелаг?
- Примерно. – кивнул Дуглас.
Дорога, по которой мы двигались, внезапно пошла сначала круто вниз, а затем вдруг круто вверх. Вскоре мы очутились на площадке. Внизу за скальными уступами неслышно плескалось море, а прямо перед нами тут и там оказалось разбросано немалое количество камней, самых разных форм и размеров. Мы двинулись мимо них, стараясь пробраться к самим скалам. Дуглас по его словам, вознамерился обозреть с них окрестное море, Бальдассаре исполнял обязанности угодливого начальству матроса, я же шла просто так. Немного отстав от своих спутников, я остановилась, чтобы перевести дух. Тут моё внимание привлекло необычайное для данной местности цветовое пятно. Предмет хоть и был чёрным, как окружающее, но он отсвечивал тусклым золотом. Я нагнулась и подняла тонкую полоску шёлка. Поднесла её к глазам и прочла два слова, что были написаны на ней:
«Хранящая Безмолвие»
Всего лишь надпись золотом, между двух якорей, на чёрной шёлковой ленточке от матроской бескозырки, но, сколько чувств всколыхнула она во мне!..
Ведь это означало, что капитан Даргилов и его моряки были на этом острове, несмотря на то, что все они были из одной со мною реальности. Что же выходило? Что этот остров находился не в этом мире, а где-то между мирами и доступ в него мог быть в любой из реальностей!..
А это была ленточка одного из погибших матросов!..
Я бегом догнала своих спутников. Бальдассаре видно заметил моё отсутствие, потому что бросил на меня пристальный и очень внимательный взгляд, но ничего не сказал.
Идти пришлось недолго, пока не вышли к одинокой пещере. Поскольку в ней царил лишь слабый сумрак, я сделала заключение, что она сквозная. И действительно пройдя под её высокими сводами, я и мои спутники очутились на краю утёса. Внизу было море. Дуглас достал свою трубу и стал в неё обозревать окрестности. Бальдассаре опустился на один из лежавших у входа в пещеру камней, и принялся что-то насвистывать. Я от нечего делать стала осматриваться. В нескольких шагах от приведшей нас сюда пещеры, почти над самым обрывом, я увидела небольшой круглый лаз или даже некое подобие трубы, за которым простиралась необъятная чернота. Я прикинула его размеры на глаз: диаметр был около 5 футов. Я заметила едва видимые сломы и мне почудилось, что стены лаза-трубы изготовлены из некоего материала, очень похожего на серую керамику или ещё что-то схожее с ней. Не знаю почему, но внезапно я ощутила неудержимое желание залезть в эту трубу, невзирая на то, где она находиться и какие от этого могут быть последствия. Только я занесла ногу, чтобы поставить её на пол заинтересовавшей меня пещерки, как Бальдассаре внезапно соскочил со своего места, схватил меня за руку и оттащил в сторону.
- Милостивая госпожа, - сказал он, при этом я сделала попытку высвободиться, но куда там, хватка у него была железная, и все мои усилия, ни к чему не привели, - позвольте вас спросить: куда это вы собрались?
- А вам какое дело? – спросила я довольно грубо.
- Я бы не советовал вам далеко уходить. – вступил в разговор Дуглас. Он всё ещё стоял с трубой в руках и осматривался. Выражение лица его было строгое и озабоченное.
- А я собственно некуда и не ухожу. – заявила я оскорблённым тоном, хотя ясно понимала, что говорю неправду и меня раздражает не столько тот факт, что Бальдассаре, а не кто-то другой не дал мне залезть в пещеру, а тот, что мне не дали в неё попасть. Я была раздражена до крайности и готова была даже наброситься с кулаками, притом не только на матроса, но и на Дугласа.
Бальдассаре же продолжал держать меня в своих тисках, словно угадывая мои мысли и желание немедля вырваться и броситься в этот лаз.
- Немедленно уберите свои руки! – сердито почти, что прошипела я.
- Обещайте только никуда не лазить, госпожа Элизабет. – сказал он и выпустил меня. Я сделала шаг по направлению к пещере, но он поймал меня за руку и оттащил от неё ещё дальше.
- Если вы будете себя так вести, - сказал он, - мне придётся вас связать.
При этих словах он извлёк откуда-то моток верёвки внушительных размеров.
Увидев ярость в моём взгляде, он проговорил уже более мягко, видно стараясь меня вразумить:
- Это место не для прогулок, поймите меня верно.
Мой плащ распахнулся и висевший на поясе меч блеснул холодным серебряным светом. Я прикоснулась к нему рукой и вдруг ощутила спокойствие. То странное, обуревавшее меня желание исчезло, как наваждение, и я даже вздохнула от облегчения. Но тут я увидела, как взгляд Бальдассаре скользнул по моему поясу и задержался на мече. Какое-то непередаваемое по своей природе чувство отразилось на его лице. Он увидел мой меч, меч, который могли видеть лишь Лоттеане, их Создатели и… враги.
Всё это время Бальдассаре вызывал у меня только самые отрицательные эмоции, и я бы никогда не посмела признать в нём ни Лоттеанина, ни уж тем более Создателя. А, следовательно, передо мною был враг, а вернее сказать один из врагов. Но пока мой предполагаемый враг просто стоял и не выказывал намерения накинуться на меня с целью того чтобы лишить жизни, и я решила не подавать признаков того, что разоблачила его. Спокойным и медленным жестом я запахнула плащ и попробовала высвободить руку, которую он всё ещё сжимал, при этом спросив с самой любезной улыбкой:
- Разрешите?
- Хорошо, милостивая госпожа, - сказал он, всё ещё бросая странные взгляды то на меня, то на мой плащ, за которым скрылся меч, - только не убегайте никуда.
Я в ответ улыбнулась ещё шире и ещё любезнее. Он предложил мне сесть, и мне пришлось принять его учтивое предложение. Но хоть я и старалась всеми силами вести себя так, чтобы он, ни о чём не догадался, мне теперь ещё приходилось быть на стороже. Хотя при Дугласе он, по всей видимости, не собирался ничего со мною делать. Но ведь помощник капитана мог быть с ним заодно, а не предпринимал он ничего пока по каким-нибудь другим неизвестным мне причинам.
- Этот остров неестественен. – неожиданно проговорил Бальдассаре, и я ненароком вздрогнула от звука его голоса. – На земле есть много подобных мест, которые так же неестественны, как и этот остров.
- Что вы хотите этим сказать? – спросила я, сдвинув брови.
- Я ничего не хочу сказать, милостивая госпожа, - сказал он, избегая моего взгляда, - я лишь вспоминаю то, что когда-то встречал в старинных рукописях. Остров Каменных Исполинов и те острова, что иногда видят в этих местах, и ещё многие другие, что разбросаны по всем морям и океанам, значились там как не существующие в этом мире. Они лишь отражаются здесь, и тогда на них мы видим обычную жизнь, как и везде. Но иногда они предстают нам в своём настоящем облике, в том, в котором они пребывают в том месте, где находятся. Но не всё то, что мы видим в них, правда. Мы различаем лишь то, что можем различать.
- Интересно, - сказала я, - откуда у вас такая осведомлённость в этом вопросе? Мне казалось, что вы простой матрос. А у вас осведомлённость, как у оккультиста или даже чернокнижника!
На это Бальдассаре как-то странно усмехнулся и, подняв глаза, пристально поглядел на меня. Мне стало не по себе от его взгляда, и я поспешила отвернуться.
- А что вы знаете о городе в ледяной пустыне? – вдруг сорвался с моих уст вопрос, который стал мучить меня, едва он заговорил на эту странную тему. – И о древнем континенте, который был уничтожен, и об его выходцах – неверах, которые завоевали многие миры?
- Ого! – вскричал он и даже улыбнулся. – Юная госпожа проявляет непросто осведомлённость, а явные глубокие познания в этих вопросах. Могу я осведомиться откуда?
- Можете, - тихо сказала я, - но вряд ли я вам отвечу. И кстати, что вы знаете о Чёрном Графе?
- О нём, любезная госпожа, если я что и знаю, то тоже вряд ли расскажу вам. – очень тихо сказал он. – И кстати, - тут он оглянулся на стоявшего поодаль к нам спиной Дугласа, и понизил голос, почти перейдя на шёпот, - позвольте дать вам один совет: не вмешивайтесь, ни в свои дела, иначе это может плохо для вас кончиться.
Я не успела никак среагировать на эту его явную угрозу, потому что Дуглас, наконец, убрал свою трубу и приблизился к нам. Вид у него был ещё более озабоченный, чем до того.
- Возвращаемся на корабль. – сухо и безапелляционно заявил он и мы тронулись в обратный путь. Я на некоторое время задержалась и бросила взгляд на круглое отверстие, которое мне так и не дали повидать. Но Бальдассаре был тут как тут, увидев, что я замешкала, он специально вернулся и жестом пригласил меня идти. Поскольку Дуглас уже ушёл, а оставаться одной на один с этим типом у меня не было ни малейшего желания, я поспешила вперёд.
К вечеру, приход которого ознаменовался резкой сменой уже привычных для моих глаз сумерек, темнотой, наша лодка уже огибала остров. Не прошло и часа, как мы оказались на корабле. На таком же безмолвном и призрачном. Дуглас и Бальдассаре отправились обследовать корабль в надежде отыскать хоть кого-нибудь ещё живого и невредимого. Я проведала Лоренцо и как всегда дала ему еды и питья. Также я накормила и попугая Сирридина, который в знак благодарности сел мне на плечо и потёрся своею щекой об мою.
После, я отправилась в свою каюту и заперлась в ней. Притом для верности даже решила забаррикадировать дверь койкою Ильмы. Но ножки той оказались ввинчены в пол. Тогда я заставила дверь дорожными сундуками, и только после этого успокоившись, как была в плаще, улеглась на постель и заснула.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2015

Регистрационный номер №0265692

от 17 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0265692 выдан для произведения:
Глава Двенадцатая
Остров Каменных Исполинов (Продолжение)

Земля, по которой мы шли, всюду была покрыта ноздреватыми камнями разной величины, черного, бурого или красноватого цвета с явными следами вулканического огня. Не было видно ни дерева, ни хоть какого-то жалкого клочка растительности. Нет. Лишь голая каменистая пустыня, местами более гористая и крутая, местами шедшая ровно и гладко.
Но вот внезапно на пути нам предстало некое подобие тропы, хотя правильнее бы было сказать, что это были полосы глубоко вдавленные и впечатанные в камень. Глядя на них, создавалось впечатление, что некие чудовищные ползущие твари, что-то вроде гигантских улиток или каких других моллюсков, проползая этим путём, проторили эту дорогу.
Тропа была сравнительно гладкой и полностью лишенной камней, и такой широкой, что по ней свободно смогло бы пройти целое стадо слонов.
Шли мы по ней некоторое время и вот достигли восточной части берега. Там нам предстал целый ряд изваяний, числом семь. Они словно выстроились в шеренгу. Все они располагались на постаментах, как и те, что мы видели на другом берегу острова; камни их были также обтесаны и хорошо подогнаны друг к другу.
Ни Бальдассаре, ни Дуглас не посмели близко подойти к этим истуканам, зато я сделала это за них. Поборов чувство всё более возрастающего трепета, я приблизилась к одному из изваяний. Оглядела постамент. Тот был сделан из необычного, и как мне показалось, очень твёрдого камня. Неожиданно я ощутила что-то непередаваемое. В ушах зазвенело и даже загудело, голова закружилась. Мне показалось, что из постамента, а может впрочем, и из самого истукана, начали исходить странные волны, вроде радио. Преодолевая внезапную слабость, я дотянулась рукой сначала до него, а после и до самого моаи. Но тут же отдёрнула её. Камень был неестественно ледяным, и как показалось мне мёртвым, но в тоже время каким-то ещё, но каким я не поняла. А вернее сказать не посмела предположить. Мне сразу отчего-то вспомнилось одинокое мёртвое дерево на том странном острове, куда мы попали таким же непостижимым образом, как и на этот. А вместе с тем вернулись воспоминания о тех видениях, что предстали мне, когда я ненароком заснула под его раскидистой кроной…
От того места наш отряд из трёх человек двинулся на север к морю. По пути нам пришлось миновать глубокую пропасть, к счастью мы смогли обойти её справа. Я глянула вниз, и увидела, что неровное дно её местами гладко отшлифовано, как и та тропа, по которой мы шли. Ещё я разглядела нескольких истуканов. Они стояли высокие и безмолвные, а их пустые глазницы, казалось, были обращены вверх на нас, чужеземцев, вторгшихся на землю, стражами которой они были.
Также в нависших скальных породах, мне померещились чёрные отверстия, а в них трапециевидные шары. Но внизу, как и вокруг царил серый сумрак, и вряд ли можно было доверять всему тому, что я увидела. Скорее это была зрительная иллюзия. Ведь в моей памяти то и дело, вставали описания всего того, что капитан Даргилов увидел и пережил на злополучном острове Пасхи.
Всё обширное пространство вокруг состояло из той же безжизненной и однообразной пустыни и камней. Если это и был остров Пасхи, то было неясным то, куда девалось местное население, которое всё-таки было на нём, уж, по крайней мере, в моей реальности. Но на этой земле не было, ни следа, пребывания кого бы, то, ни было живого. Гнетущая тишина стояла над этим местом. Не было слышно даже всплеска волн или шелеста ветра. А отзвук наших шагов глухо отдавался в камне и сразу же замолкал. За всё время нашего пребывания на острове, я и мои спутники не обменялись даже парою слов. Мы шли в полном молчании, больше глядя по сторонам, и отчего-то стараясь, не глядеть друг на друга. Лишь я искоса следила за Бальдассаре, но тот не делал ничего предосудительного.
- Странное место, вы не находите? – неожиданно спросил Дуглас. Его слова заставили и меня, и моего визави вздрогнуть. Но поскольку мы не спешили ничего ответить, он продолжил, словно, ни к кому и, не обращаясь, а просто рассуждая вслух.
- По всей видимости, это Остров Каменных Исполинов. Но на нём нет, ни следа населения или хотя бы какой-нибудь живности. Что ж, мне вспоминаются рассказы, связанные с этим островом…
- Это, например те, - вступила я в разговор, - когда он не оказывался в тех координатах, в каких должен был быть? Когда на его месте плескалось море? Или когда вместо его одного представал целый архипелаг?
- Примерно. – кивнул Дуглас.
Дорога, по которой мы двигались, внезапно пошла сначала круто вниз, а затем вдруг круто вверх. Вскоре мы очутились на площадке. Внизу за скальными уступами неслышно плескалось море, а прямо перед нами тут и там оказалось разбросано немалое количество камней, самых разных форм и размеров. Мы двинулись мимо них, стараясь пробраться к самим скалам. Дуглас по его словам, вознамерился обозреть с них окрестное море, Бальдассаре исполнял обязанности угодливого начальству матроса, я же шла просто так. Немного отстав от своих спутников, я остановилась, чтобы перевести дух. Тут моё внимание привлекло необычайное для данной местности цветовое пятно. Предмет хоть и был чёрным, как окружающее, но он отсвечивал тусклым золотом. Я нагнулась и подняла тонкую полоску шёлка. Поднесла её к глазам и прочла два слова, что были написаны на ней:
«Хранящая Безмолвие»
Всего лишь надпись золотом, между двух якорей, на чёрной шёлковой ленточке от матроской бескозырки, но, сколько чувств всколыхнула она во мне!..
Ведь это означало, что капитан Даргилов и его моряки были на этом острове, несмотря на то, что все они были из одной со мною реальности. Что же выходило? Что этот остров находился не в этом мире, а где-то между мирами и доступ в него мог быть в любой из реальностей!..
А это была ленточка одного из погибших матросов!..
Я бегом догнала своих спутников. Бальдассаре видно заметил моё отсутствие, потому что бросил на меня пристальный и очень внимательный взгляд, но ничего не сказал.
Идти пришлось недолго, пока не вышли к одинокой пещере. Поскольку в ней царил лишь слабый сумрак, я сделала заключение, что она сквозная. И действительно пройдя под её высокими сводами, я и мои спутники очутились на краю утёса. Внизу было море. Дуглас достал свою трубу и стал в неё обозревать окрестности. Бальдассаре опустился на один из лежавших у входа в пещеру камней, и принялся что-то насвистывать. Я от нечего делать стала осматриваться. В нескольких шагах от приведшей нас сюда пещеры, почти над самым обрывом, я увидела небольшой круглый лаз или даже некое подобие трубы, за которым простиралась необъятная чернота. Я прикинула его размеры на глаз: диаметр был около 5 футов. Я заметила едва видимые сломы и мне почудилось, что стены лаза-трубы изготовлены из некоего материала, очень похожего на серую керамику или ещё что-то схожее с ней. Не знаю почему, но внезапно я ощутила неудержимое желание залезть в эту трубу, невзирая на то, где она находиться и какие от этого могут быть последствия. Только я занесла ногу, чтобы поставить её на пол заинтересовавшей меня пещерки, как Бальдассаре внезапно соскочил со своего места, схватил меня за руку и оттащил в сторону.
- Милостивая госпожа, - сказал он, при этом я сделала попытку высвободиться, но куда там, хватка у него была железная, и все мои усилия, ни к чему не привели, - позвольте вас спросить: куда это вы собрались?
- А вам какое дело? – спросила я довольно грубо.
- Я бы не советовал вам далеко уходить. – вступил в разговор Дуглас. Он всё ещё стоял с трубой в руках и осматривался. Выражение лица его было строгое и озабоченное.
- А я собственно некуда и не ухожу. – заявила я оскорблённым тоном, хотя ясно понимала, что говорю неправду и меня раздражает не столько тот факт, что Бальдассаре, а не кто-то другой не дал мне залезть в пещеру, а тот, что мне не дали в неё попасть. Я была раздражена до крайности и готова была даже наброситься с кулаками, притом не только на матроса, но и на Дугласа.
Бальдассаре же продолжал держать меня в своих тисках, словно угадывая мои мысли и желание немедля вырваться и броситься в этот лаз.
- Немедленно уберите свои руки! – сердито почти, что прошипела я.
- Обещайте только никуда не лазить, госпожа Элизабет. – сказал он и выпустил меня. Я сделала шаг по направлению к пещере, но он поймал меня за руку и оттащил от неё ещё дальше.
- Если вы будете себя так вести, - сказал он, - мне придётся вас связать.
При этих словах он извлёк откуда-то моток верёвки внушительных размеров.
Увидев ярость в моём взгляде, он проговорил уже более мягко, видно стараясь меня вразумить:
- Это место не для прогулок, поймите меня верно.
Мой плащ распахнулся и висевший на поясе меч блеснул холодным серебряным светом. Я прикоснулась к нему рукой и вдруг ощутила спокойствие. То странное, обуревавшее меня желание исчезло, как наваждение, и я даже вздохнула от облегчения. Но тут я увидела, как взгляд Бальдассаре скользнул по моему поясу и задержался на мече. Какое-то непередаваемое по своей природе чувство отразилось на его лице. Он увидел мой меч, меч, который могли видеть лишь Лоттеане, их Создатели и… враги.
Всё это время Бальдассаре вызывал у меня только самые отрицательные эмоции, и я бы никогда не посмела признать в нём ни Лоттеанина, ни уж тем более Создателя. А, следовательно, передо мною был враг, а вернее сказать один из врагов. Но пока мой предполагаемый враг просто стоял и не выказывал намерения накинуться на меня с целью того чтобы лишить жизни, и я решила не подавать признаков того, что разоблачила его. Спокойным и медленным жестом я запахнула плащ и попробовала высвободить руку, которую он всё ещё сжимал, при этом спросив с самой любезной улыбкой:
- Разрешите?
- Хорошо, милостивая госпожа, - сказал он, всё ещё бросая странные взгляды то на меня, то на мой плащ, за которым скрылся меч, - только не убегайте никуда.
Я в ответ улыбнулась ещё шире и ещё любезнее. Он предложил мне сесть, и мне пришлось принять его учтивое предложение. Но хоть я и старалась всеми силами вести себя так, чтобы он, ни о чём не догадался, мне теперь ещё приходилось быть на стороже. Хотя при Дугласе он, по всей видимости, не собирался ничего со мною делать. Но ведь помощник капитана мог быть с ним заодно, а не предпринимал он ничего пока по каким-нибудь другим неизвестным мне причинам.
- Этот остров неестественен. – неожиданно проговорил Бальдассаре, и я ненароком вздрогнула от звука его голоса. – На земле есть много подобных мест, которые так же неестественны, как и этот остров.
- Что вы хотите этим сказать? – спросила я, сдвинув брови.
- Я ничего не хочу сказать, милостивая госпожа, - сказал он, избегая моего взгляда, - я лишь вспоминаю то, что когда-то встречал в старинных рукописях. Остров Каменных Исполинов и те острова, что иногда видят в этих местах, и ещё многие другие, что разбросаны по всем морям и океанам, значились там как не существующие в этом мире. Они лишь отражаются здесь, и тогда на них мы видим обычную жизнь, как и везде. Но иногда они предстают нам в своём настоящем облике, в том, в котором они пребывают в том месте, где находятся. Но не всё то, что мы видим в них, правда. Мы различаем лишь то, что можем различать.
- Интересно, - сказала я, - откуда у вас такая осведомлённость в этом вопросе? Мне казалось, что вы простой матрос. А у вас осведомлённость, как у оккультиста или даже чернокнижника!
На это Бальдассаре как-то странно усмехнулся и, подняв глаза, пристально поглядел на меня. Мне стало не по себе от его взгляда, и я поспешила отвернуться.
- А что вы знаете о городе в ледяной пустыне? – вдруг сорвался с моих уст вопрос, который стал мучить меня, едва он заговорил на эту странную тему. – И о древнем континенте, который был уничтожен, и об его выходцах – неверах, которые завоевали многие миры?
- Ого! – вскричал он и даже улыбнулся. – Юная госпожа проявляет непросто осведомлённость, а явные глубокие познания в этих вопросах. Могу я осведомиться откуда?
- Можете, - тихо сказала я, - но вряд ли я вам отвечу. И кстати, что вы знаете о Чёрном Графе?
- О нём, любезная госпожа, если я что и знаю, то тоже вряд ли расскажу вам. – очень тихо сказал он. – И кстати, - тут он оглянулся на стоявшего поодаль к нам спиной Дугласа, и понизил голос, почти перейдя на шёпот, - позвольте дать вам один совет: не вмешивайтесь, ни в свои дела, иначе это может плохо для вас кончиться.
Я не успела никак среагировать на эту его явную угрозу, потому что Дуглас, наконец, убрал свою трубу и приблизился к нам. Вид у него был ещё более озабоченный, чем до того.
- Возвращаемся на корабль. – сухо и безапелляционно заявил он и мы тронулись в обратный путь. Я на некоторое время задержалась и бросила взгляд на круглое отверстие, которое мне так и не дали повидать. Но Бальдассаре был тут как тут, увидев, что я замешкала, он специально вернулся и жестом пригласил меня идти. Поскольку Дуглас уже ушёл, а оставаться одной на один с этим типом у меня не было ни малейшего желания, я поспешила вперёд.
К вечеру, приход которого ознаменовался резкой сменой уже привычных для моих глаз сумерек, темнотой, наша лодка уже огибала остров. Не прошло и часа, как мы оказались на корабле. На таком же безмолвном и призрачном. Дуглас и Бальдассаре отправились обследовать корабль в надежде отыскать хоть кого-нибудь ещё живого и невредимого. Я проведала Лоренцо и как всегда дала ему еды и питья. Также я накормила и попугая Сирридина, который в знак благодарности сел мне на плечо и потёрся своею щекой об мою.
После, я отправилась в свою каюту и заперлась в ней. Притом для верности даже решила забаррикадировать дверь койкою Ильмы. Но ножки той оказались ввинчены в пол. Тогда я заставила дверь дорожными сундуками, и только после этого успокоившись, как была в плаще, улеглась на постель и заснула.
Рейтинг: +1 170 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!