ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 3 Глава 5

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 3 Глава 5

4 декабря 2014 - Даннаис дде Даненн
Глава Пятая
Граф ди Онори

Мантилью, как и стоило, ожидать, ни Дуглас, ни Горацио не добыли. Зато они приобрели мне красивый гребень из перламутра, который делали только здесь, в Ла-Коруньи, и корзину с Пармскими фиалками.
Марко пришёл к капитану, да ещё и не один, а с младшим братом. Тот критически оглядел их и расспросил о морском деле. Оказалось что оба итальянца, несмотря на молодость и, учитывая тот факт, что никогда не выходили в море, знают многое из того, что необходимо знать каждому моряку. Капитан остался ими очень доволен, и без конца после благодарил меня.
Только Бальдассаре оказался недоволен. Я поняла это тогда, когда на следующий день мы покинули Ла-Корунью, а он в первый раз вышел на службу. Он узнал Марко и всячески старался избегать того. Когда всё же молодой итальянец однажды столкнулся с ним, и спросил, не встречались ли они раннее, Бальдассаре сказал, что тот обознался.
Однако мнимый итальянец исправно выполнял свои обязанности, и капитану не к чему было придраться. Хотя ему явно не нравился этот тип. Он не нравился никому на корабле, кроме разве одного человека. Как ни странно им оказался Дуглас. Помощник капитана заступался за него всегда, когда кто-то думал высказать что-нибудь против. Потому, когда я сказала, Дугласу, что Бальдассаре ведёт себя подозрительно и походит на бандита, он покачал головою:
- Зря вы о нём так. Он выглядит не очень приветливо, это правда. Но ему пришлось многое пережить. Потому он выглядит человеком угрюмым и сердитым. Прошу вас, не судите по одной только внешности.
На это я ничего не ответила ему. Я держала в тайне то, что мне удалось узнать о Бальдассаре, надеясь найти больше фактов. Поэтому часто держала его под наблюдением, тем не менее, стараясь не показываться ему на глаза.
Ла-Корунья давно осталась позади. Давно скрылась из глаз высокая башня Бреогана, скалистые берега и стеклянные дома. «Загадочная незнакомка» держала курс на Лиссабон. Дни тянулись мирные и спокойные.
Алекс почти всё своего время проводил с Ниаллом. Он помогал ему и тем самым исполнял обязанности ещё одного матроса. Я бывала в компании Горацио и итальянцев, часто к нам присоединялся то капитан, то его помощник. Лиам давно поправился, и смог вернутся к своим обязанностям. Юджин старательно избегал встреч, с кем бы то ни было. Виктор развлекал барышень. Ильма пребывала в обществе Фредерика и дона Хуана.
Через несколько дней пакетбот достиг Лиссабона. В порту стояли недолго, потому осмотреть город не представилось возможности. Но, по словам, как Дугласа, так и Ниалла ничего особенно примечательного здесь не было. Сильное землетрясение середины прошлого века разрушило город до основания. Кроме того Лиссабон был слишком велик и бестолков, и был полностью лишён того очарования, которое присуще милым портовым городкам. Так что я не особенно огорчилась тому, что не посетила его.
Здесь оставили часть груза и приняли пассажиров. Ими оказалась молодая венецианка лет двадцати пяти-двадцати семи, в сопровождении служанки и итальянский граф со слугою. Венецианку звали синьора Аннэлиса и была она вдовою, вот уже пять лет. После долгого пребывания в Испании, она возвращалась в родную Венецию.
Графа звали Невайо Эмилио Ревелли ди Онори. Он был молодым человеком лет двадцати трёх. Внешностью он походил на типичного южанина. У него была немного смуглая кожа, ярко синие глаза и курчавые чёрные локоны, спадавшие до плеч.
Если Британия неустанно следовала французской моде, как в одежде, так и в причёсках, то весь остальной мир следовал так называемой имперской или классической. Потому если на острове в моде был Ла-Кок, то здесь локоны и кудрявые волосы, притом, чем длиннее, тем лучше.
Лефрой и Алекс уже давно взялись за изменение своих причёсок, но куда им было до графа! Я видела их завистливые взгляды и попытки достичь того же.
Граф оказался приятным человеком и отличным собеседником, и потому сразу же был принят в нашу компанию. Горацио часто вёл с ним разговоры на научные темы, а я нашла в его лице отличного учителя итальянского. Все на корабле были очарованны молодым человеком, все кроме Бальдассаре и Дугласа.
Спасённый проникся к нему антипатией с первого взгляда. Случилось это через сутки после отбытия из Лиссабона. Был вечер. После ужина мы с графом стояли на палубе, дожидаясь остальных. Тут подул резкий ветер, и я отправилась в каюту прихватить шаль. Когда я возвращалась обратно, то стала свидетельницей пренеприятнейшей сцены.
Бальдассаре куда-то шёл и столкнулся с графом. При этом выражение лица у него стало такое, словно он встретил заклятого врага. В глазах вспыхнул, ничего хорошего не предвещавший, огонёк. Какова была реакция на эту встречу у графа, мне осталось неизвестным, он был повёрнут ко мне спиною.
- В чём дело, синьор? – услышала я его вопрос, полный удивления.
- Мы не встречались раньше? – спросил Бальдассаре насмешливым тоном, продолжая сверлить того взглядом.
- Думаю, что нет. – спокойно сказал граф. – Вероятно, вы обознались.
- Возможно. – медленно проговорил мнимый итальянец, не отводя глаз от своего собеседника. – А возможно, что и нет. Смею заметить у меня хорошая память. Предупреждаю вас так на всякий случай, чтобы вы знали, что меня трудно провести. Со мною это не пройдёт.
Произнеся, эти полные явной угрозы, слова, он пошёл дальше. Проводив его взглядом, я вернулась к графу. Тот стоял погружённый в задумчивость. На лице его было написано удивление.
- Странный человек. – заметил он.
- Вы о ком? – спросила я, сделав вид, что ничего не слышала и не видела. Решила скрыть тот факт, что была свидетелем только, что разыгравшейся сцены.
- Да этот матрос. – сказал граф. – Тёмноволосый, с диковатой внешностью. Очень похожий на пирата или разбойника. Не желал бы, оказаться с ним наедине в каком-нибудь безлюдном месте.
- Да уж. – кивнула я. – Очень неприятный человек. Наш пакетбот выловил его, после поединка с пиратским бригом.
- Неужели? – воскликнул он. – Однако же, право, капитан смелый человек, коли подбирает столь подозрительных людей, да ещё берёт их в команду!
- У него не было выбора, - вступилась я за капитана, - он потерял десятерых людей в битве с пиратами.
- Что ж, - склонил голову граф, - тогда у него действительно не было выбора. Я слышал хороших матросов трудно найти.
Он замолчал, и немного подумав о чём-то, произнес медленно:
- А всё же лицо этого человека кажется мне знакомым. Вот только не могу вспомнить, когда и где я его видел. Может он и прав, и мы действительно где-то встречались с ним… скажите, синьора Элизабет, вы не знаете, откуда он? Он не говорил?
Я развела руками и, подумав, сказала:
- Он просил лишь высадить его либо в Ливорно, либо в Генуе. Может он флоринтиец?
- Почему вы так решили? – полюбопытствовал граф.
- Не знаю, просто от Ливорно не так далеко до Флоренции.
- Думаю, что ваше предположение вполне может оказаться верным. В его выговоре есть что-то тосканское и не исключено, что есть и флорентийское.
На этом наш разговор о таинственном Бальдассаре закончился. В скором времени мне представился случай, осмотреть его вещи. Однако никакого ларца, обнаружить мне не удалось.
Через несколько дней, буквально за пару часов до нашего прибытия в Кадис, я в первый раз позволила себе оплошность: лицом к лицу столкнулась с ним. Зато мне представилась возможность, наконец, изучить его в мельчайших подробностях. У него было худое, сильно загорелое, гладко выбритое лицо. Светло-карие глаза глядели пристально и твёрдо, казалось, они видели насквозь того, на кого были устремлены.
Под взглядом этих глаз, я ощутила мгновенное желание, провалится сквозь землю. Их же владелец, как ни странно, оказался глубоко изумлён. Бальдассаре некоторое время стоял, глядя на меня в упор.
- Мы не встречались раньше? – спросил он на итальянском. Поскольку я понемногу учила этот язык, найдя в себе внезапные способности к языкам, каких раньше у меня не было, без труда поняла его. Я отрицательно покачала головою, затем добавила нарочито насмешливым тоном:
- Возможно, вы видели меня на корабле.
- На каком? – резко спросил он.
- На пакетботе «Загадочная незнакомка», вернее на этом самом.
При этих словах он вздрогнул.
- Как вы сказали название этого корабля? – с трудом выговорил он, показавшись мне очень взволнованным.
Я удивилась:
- Разве вы не знаете название корабля, на котором служите?
- Я слышал его только на ирландском и не обратил особого внимания. – был ответ.
- Вы когда-нибудь бывали во Флоренции? – внезапно даже для самой себя, задала я ему вопрос. При слове «Флоренция», он снова нервно вздрогнул.
- Какое вам дело? – грубо воскликнул он, и, подумав, спросил, прищурив глаз:
- Это он велел вам выпытать у меня?
- Кто это он? – не поняла я.
Поколебавшись, Бальдассаре ответил, не сводя с меня пристального взгляда:
- Граф ди Онори.
- Вы ошибаетесь, - сказала я с вызовом, - это было моё личное любопытство.
При этих словах он криво усмехнулся, отвесил мне поклон, и пошёл своею дорогою.

***

В скором времени корабль достиг Кадиса и вошёл в его порт. Здесь капитан очень надеялся найти хороших матросов. И не зря: он добыл пятерых молодцов, из которых трое были испанцами, типичными андалузцами, один – итальянцем, а один – ирландцем, притом оказался единственным человеком, который чудом спасся от пиратов. Таким образом, капитану удалось найти восемь человек.
Пока же капитан был занят поиском, пассажиры были предоставлены самим себе и после короткого совещания, решили отправиться на небольшую прогулку в город. Пакетбот намеривался стоять в этом порту до утра следующего дня.
Юджин вышел на палубу, с явным намереньем посидеть с Данте, но его планы оказались расстроены. К нему подошла синьора Аннэлиса. Она скучала и не знала, чем себя занять. Увидев же молодого человека, которого неоднократно видела, но с которым ей ни разу так и не удалось завязать разговора, настроение её немного улучшилось. Ни слова не говоря, она присела рядом с ним, со скучающим и печальным видом, обмахиваясь роскошным веером из павлиньих перьев.
- Ах, какой прекрасный нынче день! – воскликнула она, стараясь привлечь внимание, читающего. Тот на мгновение оторвался от книги и бросил быстрый взгляд на даму. Всё в ней: и грация, с которой она сидела, прямо держа спину, и даже движения – выдавали аристократку. Потому Юджин счёл недостойным не оказать ей должного внимания и почтения.
- Да, - сказал он, слегка улыбаясь, - день нынче прекрасен! Не сочтите за вольность, но мы находимся в путешествии, потому позвольте представить Вам самого себя. Юджин Аберкромби.
- О, зовите меня синьора Аннэлиса! – сказала та, тронутая галантностью своего нового знакомого. – Что вы читаете?
- Данте!
- Вам нравится Данте? Как странно он и мой любимый поэт! – воскликнула она. – У вас, однако, необычная фамилия. Вы не – ирландец?
- О, нет, я принял ирландское подданство совсем недавно. – сказал Юджин. – Я бежал из революционной Англии.
- Ох, как это интересно! – хлопнула в ладоши синьора Аннэлиса. – Расскажите что-нибудь об этом!
Так между этими двумя завязалась беседа. Однако к концу её, Юджин понял, что зря поддался на прекрасные манеры этой дамы, ибо после такой оплошности и слабости с его стороны, он попал под её власть. Сначала она попросила его составить ей компанию и сходить куда-нибудь поужинать. Затем, когда они вернулись на корабль, она загоняла его в свою каюту, с просьбою то принести ей шаль, то бинокль…
Юджину еле удалось избавиться от настойчивой венецианки, и он попросту сбежал от неё. Обманул, скорбно сообщив, что после полученных в битве с пиратами ран, нуждается в отдыхе и раннем сне. Та нехотя, отпустила его. Ей пришёлся по душе этот красивый молодой человек. Мрачность же, которая изредка искажала его черты, печаль и какая-то таинственность, виднеющаяся в голубых, как небо глазах – делали его неотразимым для сердца ещё молодой и романтичной итальянки.
Избавившись от синьоры Аннэлисы, Юджин, однако не отправился в свою каюту. Он тайком покинул судно и сошёл на берег.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0257259

от 4 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0257259 выдан для произведения:
Глава Пятая
Граф ди Онори

Мантилью, как и стоило, ожидать, ни Дуглас, ни Горацио не добыли. Зато они приобрели мне красивый гребень из перламутра, который делали только здесь, в Ла-Коруньи, и корзину с Пармскими фиалками.
Марко пришёл к капитану, да ещё и не один, а с младшим братом. Тот критически оглядел их и расспросил о морском деле. Оказалось что оба итальянца, несмотря на молодость и, учитывая тот факт, что никогда не выходили в море, знают многое из того, что необходимо знать каждому моряку. Капитан остался ими очень доволен, и без конца после благодарил меня.
Только Бальдассаре оказался недоволен. Я поняла это тогда, когда на следующий день мы покинули Ла-Корунью, а он в первый раз вышел на службу. Он узнал Марко и всячески старался избегать того. Когда всё же молодой итальянец однажды столкнулся с ним, и спросил, не встречались ли они раннее, Бальдассаре сказал, что тот обознался.
Однако мнимый итальянец исправно выполнял свои обязанности, и капитану не к чему было придраться. Хотя ему явно не нравился этот тип. Он не нравился никому на корабле, кроме разве одного человека. Как ни странно им оказался Дуглас. Помощник капитана заступался за него всегда, когда кто-то думал высказать что-нибудь против. Потому, когда я сказала, Дугласу, что Бальдассаре ведёт себя подозрительно и походит на бандита, он покачал головою:
- Зря вы о нём так. Он выглядит не очень приветливо, это правда. Но ему пришлось многое пережить. Потому он выглядит человеком угрюмым и сердитым. Прошу вас, не судите по одной только внешности.
На это я ничего не ответила ему. Я держала в тайне то, что мне удалось узнать о Бальдассаре, надеясь найти больше фактов. Поэтому часто держала его под наблюдением, тем не менее, стараясь не показываться ему на глаза.
Ла-Корунья давно осталась позади. Давно скрылась из глаз высокая башня Бреогана, скалистые берега и стеклянные дома. «Загадочная незнакомка» держала курс на Лиссабон. Дни тянулись мирные и спокойные.
Алекс почти всё своего время проводил с Ниаллом. Он помогал ему и тем самым исполнял обязанности ещё одного матроса. Я бывала в компании Горацио и итальянцев, часто к нам присоединялся то капитан, то его помощник. Лиам давно поправился, и смог вернутся к своим обязанностям. Юджин старательно избегал встреч, с кем бы то ни было. Виктор развлекал барышень. Ильма пребывала в обществе Фредерика и дона Хуана.
Через несколько дней пакетбот достиг Лиссабона. В порту стояли недолго, потому осмотреть город не представилось возможности. Но, по словам, как Дугласа, так и Ниалла ничего особенно примечательного здесь не было. Сильное землетрясение середины прошлого века разрушило город до основания. Кроме того Лиссабон был слишком велик и бестолков, и был полностью лишён того очарования, которое присуще милым портовым городкам. Так что я не особенно огорчилась тому, что не посетила его.
Здесь оставили часть груза и приняли пассажиров. Ими оказалась молодая венецианка лет двадцати пяти-двадцати семи, в сопровождении служанки и итальянский граф со слугою. Венецианку звали синьора Аннэлиса и была она вдовою, вот уже пять лет. После долгого пребывания в Испании, она возвращалась в родную Венецию.
Графа звали Невайо Эмилио Ревелли ди Онори. Он был молодым человеком лет двадцати трёх. Внешностью он походил на типичного южанина. У него была немного смуглая кожа, ярко синие глаза и курчавые чёрные локоны, спадавшие до плеч.
Если Британия неустанно следовала французской моде, как в одежде, так и в причёсках, то весь остальной мир следовал так называемой имперской или классической. Потому если на острове в моде был Ла-Кок, то здесь локоны и кудрявые волосы, притом, чем длиннее, тем лучше.
Лефрой и Алекс уже давно взялись за изменение своих причёсок, но куда им было до графа! Я видела их завистливые взгляды и попытки достичь того же.
Граф оказался приятным человеком и отличным собеседником, и потому сразу же был принят в нашу компанию. Горацио часто вёл с ним разговоры на научные темы, а я нашла в его лице отличного учителя итальянского. Все на корабле были очарованны молодым человеком, все кроме Бальдассаре и Дугласа.
Спасённый проникся к нему антипатией с первого взгляда. Случилось это через сутки после отбытия из Лиссабона. Был вечер. После ужина мы с графом стояли на палубе, дожидаясь остальных. Тут подул резкий ветер, и я отправилась в каюту прихватить шаль. Когда я возвращалась обратно, то стала свидетельницей пренеприятнейшей сцены.
Бальдассаре куда-то шёл и столкнулся с графом. При этом выражение лица у него стало такое, словно он встретил заклятого врага. В глазах вспыхнул, ничего хорошего не предвещавший, огонёк. Какова была реакция на эту встречу у графа, мне осталось неизвестным, он был повёрнут ко мне спиною.
- В чём дело, синьор? – услышала я его вопрос, полный удивления.
- Мы не встречались раньше? – спросил Бальдассаре насмешливым тоном, продолжая сверлить того взглядом.
- Думаю, что нет. – спокойно сказал граф. – Вероятно, вы обознались.
- Возможно. – медленно проговорил мнимый итальянец, не отводя глаз от своего собеседника. – А возможно, что и нет. Смею заметить у меня хорошая память. Предупреждаю вас так на всякий случай, чтобы вы знали, что меня трудно провести. Со мною это не пройдёт.
Произнеся, эти полные явной угрозы, слова, он пошёл дальше. Проводив его взглядом, я вернулась к графу. Тот стоял погружённый в задумчивость. На лице его было написано удивление.
- Странный человек. – заметил он.
- Вы о ком? – спросила я, сделав вид, что ничего не слышала и не видела. Решила скрыть тот факт, что была свидетелем только, что разыгравшейся сцены.
- Да этот матрос. – сказал граф. – Тёмноволосый, с диковатой внешностью. Очень похожий на пирата или разбойника. Не желал бы, оказаться с ним наедине в каком-нибудь безлюдном месте.
- Да уж. – кивнула я. – Очень неприятный человек. Наш пакетбот выловил его, после поединка с пиратским бригом.
- Неужели? – воскликнул он. – Однако же, право, капитан смелый человек, коли подбирает столь подозрительных людей, да ещё берёт их в команду!
- У него не было выбора, - вступилась я за капитана, - он потерял десятерых людей в битве с пиратами.
- Что ж, - склонил голову граф, - тогда у него действительно не было выбора. Я слышал хороших матросов трудно найти.
Он замолчал, и немного подумав о чём-то, произнес медленно:
- А всё же лицо этого человека кажется мне знакомым. Вот только не могу вспомнить, когда и где я его видел. Может он и прав, и мы действительно где-то встречались с ним… скажите, синьора Элизабет, вы не знаете, откуда он? Он не говорил?
Я развела руками и, подумав, сказала:
- Он просил лишь высадить его либо в Ливорно, либо в Генуе. Может он флоринтиец?
- Почему вы так решили? – полюбопытствовал граф.
- Не знаю, просто от Ливорно не так далеко до Флоренции.
- Думаю, что ваше предположение вполне может оказаться верным. В его выговоре есть что-то тосканское и не исключено, что есть и флорентийское.
На этом наш разговор о таинственном Бальдассаре закончился. В скором времени мне представился случай, осмотреть его вещи. Однако никакого ларца, обнаружить мне не удалось.
Через несколько дней, буквально за пару часов до нашего прибытия в Кадис, я в первый раз позволила себе оплошность: лицом к лицу столкнулась с ним. Зато мне представилась возможность, наконец, изучить его в мельчайших подробностях. У него было худое, сильно загорелое, гладко выбритое лицо. Светло-карие глаза глядели пристально и твёрдо, казалось, они видели насквозь того, на кого были устремлены.
Под взглядом этих глаз, я ощутила мгновенное желание, провалится сквозь землю. Их же владелец, как ни странно, оказался глубоко изумлён. Бальдассаре некоторое время стоял, глядя на меня в упор.
- Мы не встречались раньше? – спросил он на итальянском. Поскольку я понемногу учила этот язык, найдя в себе внезапные способности к языкам, каких раньше у меня не было, без труда поняла его. Я отрицательно покачала головою, затем добавила нарочито насмешливым тоном:
- Возможно, вы видели меня на корабле.
- На каком? – резко спросил он.
- На пакетботе «Загадочная незнакомка», вернее на этом самом.
При этих словах он вздрогнул.
- Как вы сказали название этого корабля? – с трудом выговорил он, показавшись мне очень взволнованным.
Я удивилась:
- Разве вы не знаете название корабля, на котором служите?
- Я слышал его только на ирландском и не обратил особого внимания. – был ответ.
- Вы когда-нибудь бывали во Флоренции? – внезапно даже для самой себя, задала я ему вопрос. При слове «Флоренция», он снова нервно вздрогнул.
- Какое вам дело? – грубо воскликнул он, и, подумав, спросил, прищурив глаз:
- Это он велел вам выпытать у меня?
- Кто это он? – не поняла я.
Поколебавшись, Бальдассаре ответил, не сводя с меня пристального взгляда:
- Граф ди Онори.
- Вы ошибаетесь, - сказала я с вызовом, - это было моё личное любопытство.
При этих словах он криво усмехнулся, отвесил мне поклон, и пошёл своею дорогою.

***

В скором времени корабль достиг Кадиса и вошёл в его порт. Здесь капитан очень надеялся найти хороших матросов. И не зря: он добыл пятерых молодцов, из которых трое были испанцами, типичными андалузцами, один – итальянцем, а один – ирландцем, притом оказался единственным человеком, который чудом спасся от пиратов. Таким образом, капитану удалось найти восемь человек.
Пока же капитан был занят поиском, пассажиры были предоставлены самим себе и после короткого совещания, решили отправиться на небольшую прогулку в город. Пакетбот намеривался стоять в этом порту до утра следующего дня.
Юджин вышел на палубу, с явным намереньем посидеть с Данте, но его планы оказались расстроены. К нему подошла синьора Аннэлиса. Она скучала и не знала, чем себя занять. Увидев же молодого человека, которого неоднократно видела, но с которым ей ни разу так и не удалось завязать разговора, настроение её немного улучшилось. Ни слова не говоря, она присела рядом с ним, со скучающим и печальным видом, обмахиваясь роскошным веером из павлиньих перьев.
- Ах, какой прекрасный нынче день! – воскликнула она, стараясь привлечь внимание, читающего. Тот на мгновение оторвался от книги и бросил быстрый взгляд на даму. Всё в ней: и грация, с которой она сидела, прямо держа спину, и даже движения – выдавали аристократку. Потому Юджин счёл недостойным не оказать ей должного внимания и почтения.
- Да, - сказал он, слегка улыбаясь, - день нынче прекрасен! Не сочтите за вольность, но мы находимся в путешествии, потому позвольте представить Вам самого себя. Юджин Аберкромби.
- О, зовите меня синьора Аннэлиса! – сказала та, тронутая галантностью своего нового знакомого. – Что вы читаете?
- Данте!
- Вам нравится Данте? Как странно он и мой любимый поэт! – воскликнула она. – У вас, однако, необычная фамилия. Вы не – ирландец?
- О, нет, я принял ирландское подданство совсем недавно. – сказал Юджин. – Я бежал из революционной Англии.
- Ох, как это интересно! – хлопнула в ладоши синьора Аннэлиса. – Расскажите что-нибудь об этом!
Так между этими двумя завязалась беседа. Однако к концу её, Юджин понял, что зря поддался на прекрасные манеры этой дамы, ибо после такой оплошности и слабости с его стороны, он попал под её власть. Сначала она попросила его составить ей компанию и сходить куда-нибудь поужинать. Затем, когда они вернулись на корабль, она загоняла его в свою каюту, с просьбою то принести ей шаль, то бинокль…
Юджину еле удалось избавиться от настойчивой венецианки, и он попросту сбежал от неё. Обманул, скорбно сообщив, что после полученных в битве с пиратами ран, нуждается в отдыхе и раннем сне. Та нехотя, отпустила его. Ей пришёлся по душе этот красивый молодой человек. Мрачность же, которая изредка искажала его черты, печаль и какая-то таинственность, виднеющаяся в голубых, как небо глазах – делали его неотразимым для сердца ещё молодой и романтичной итальянки.
Избавившись от синьоры Аннэлисы, Юджин, однако не отправился в свою каюту. Он тайком покинул судно и сошёл на берег.
Рейтинг: 0 143 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!